И. Кольченко. ЧТО ОЖИДАТЬ ОТ ИНЫХ МИРОВ?

Голосов пока нет

После запуска Советским Союзом первого в истории человечества искусственного спутника Земли национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства США (НАСА) создало комитет по изучению задач, целей и последствий освоения космоса.

Во время первой попытки найти радиосигналы инопланетных цивилизаций (проект «Озма» 1960 г.) комитет направил правительству США доклад, в котором, в частности, говорилось: «История антропологии знает много примеров обществ, которые были уверены в незыблемости своего государственного строя и уклада жизни, но распались, когда им пришлось столкнуться с прежде неизвестными обществами, поддерживавшими другие идеи и другой жизненный уклад. Те общества, которые выживали при этом, обычно претерпевали изменения в оценке ценностей, образе жизни и взаимоотношениях.

    Проводимые в настоящее время радиотелескопические исследования в любой момент могут обнаружить разумную жизнь вне Земли, а последствия такого открытия сейчас предсказать невозможно из-за того, что мы слишком мало знаем о поведении человека при условиях, более или менее сходных с такими драматическими обстоятельствами. Поэтому можно рекомендовать проводить исследования по двум направлениям:
    1. Продолжать изучение эмоционального и интеллектуального восприятия и поведения людей (и последующего их изменения, если такое произойдет), имея в виду возможность и последствия обнаружения разумной жизни за пределами Земли.
    2. Изучить историческое и практическое поведение людей и их руководителей в моменты драматических и неожиданных событий или социальных потрясений».
    Сейчас большинство людей освоились с мыслью, что мы не одни в космосе. Теперь существование иноземных цивилизаций допускает большинство ученых всего мира и многие из них с увлечением изучают возможность установления контактов с инопланетянами.
    Одновременно, как это ни странно, меньше внимания уделяют вопросу: что могут принести человечеству контакты с инопланетными цивилизациями? А ведь ответ на этот вопрос помог бы предвидеть возможные реакции людей на обнаружение и контакты с иноцивилизацией, а также разработать программу человечества по установлению контактов, если таковые его заинтересуют.
    Если же мы не будем разрабатывать научно обоснованные гипотезы о последствиях контактов с иноцивилизациями, мы невольно станем похожи на детей, которые так увлеклись поисками «чего-нибудь» на полях недавних боев, что им не до размышлений, чем может оказаться это «что-нибудь»; неразорвавшейся гранатой, разбитой каской, патронной гильзой или чем-нибудь иным. И именно потому, что человечество не может позволить себе подобной безответственности, во всем мире сейчас началось всестороннее изучение внеземных цивилизаций*.
    Научное изучение какого-либо объекта, еще не обнаруженного экспериментально, а только теоретически сконструированного, может показаться на первый взгляд бессмысленным и невозможным, Ио только на первый взгляд. История науки знает много случаев, когда предварительное теоретическое изучение предполагаемых явлений помогло открыть их в природе, «увидеть» и даже «измерить» с помощью приборов. Так, в середине прошлого века математик Урбан Леверье измерил «возмущения» орбиты планеты Уран и предположил существование еще одной планеты Солнечной системы, которая вызывает эти «возмущения», а в 1846 г. астроном Иоганн Галле в указанной Леверье точке неба увидел неизвестную до тех пор планету — Нептун.
    В нашем веке физики-теоретики с помощью одной теории, на «кончике пера», открыли многие элементарные частицы, которые только потом обнаружили в процессе экспериментов.
    В современной химии очень часто теоретики сперва выводят формулы новых веществ с нужными им свойствами, а потом уже технологи разрабатывают способы получения самих этих веществ.
    Большинство наших знаний о космосе, его происхождении и эволюции не более чем гипотезы. Дело в том, что время нашего наблюдения отдельных эволюционирующих объектов космоса (галактики, звезды, туманности и др.) ничтожно мало по сравнению со временем их существования, а число наблюдений недостаточно для выведения статистических закономерностей развития отдельных областей космоса. Кроме того, очевидно, что ни о каком эксперименте, опыте, повторении по нашему желанию какого-нибудь явления в космосе говорить не приходится. Научное же познание предполагает установление законов развития данного явления и предсказание будущих процессов на основе этих законов. Поэтому мы, располагая самыми общими законами развития космоса, вынуждены часто ограничиваться гипотезами о развитии его частей. Вот на таких основаниях и инопланетные цивилизации, чье существование предполагают исходя из материального единства мира, могут стать предметом научного исследования, и мы обладаем методами научного исследования для поиска ответа на интересующий нас вопрос: что могут принести человечеству контакты с инопланетными цивилизациями?
    Но, прежде всего, чего мы сами ждем от контактов с инопланетянами? Чем могут заинтересовать инопланетян контакты с нами? Сумеем ли мы как-то скорректировать свои потребности и чужие желания?
    Почему же мы интересуемся иноцивилизациями? Нам, конечно, хочется удовлетворить свой человеческий инстинкт познания и преобразования мира. Кроме того, мы надеемся узнать от иноцивилизаций нечто новое о сущности жизни и разума, чего мы, может быть, никогда не сможем узнать, наблюдая только земные формы жизни. Нам интересно познакомиться с формами познания и творчеств иноцивилизаций, с тем, что вдохновляет их на расширение сферы своего познания и творчества, на продолжение своей истории. Сейчас, например, находятся буржуазные ученые, которые считают, что цивилизация в космосе может выродиться из-за утраты ее разумными существами интереса к жизни.
    Кроме любознательности, интерес к иноцивилизациям поддерживает в нас и надежда лучше узнать самих себя, с помощью опыта иноцивилизаций найти решение некоторых земных проблем. Наконец, знакомство с иноземной цивилизацией, занявшей космические просторы, интересно для нас в далекой, но очень неприятной перспективе превращения Земли в необитаемую планету. «Для тех, — напоминал в свое время Н. Винер, — кому известны чрезвычайно ограниченные физические условия, при которых протекают химические реакции, необходимые для продолжения жизни в любых ее формах, вывод, что тому счастливому случаю, обеспечивающему жизнь на Земле в любой форме, даже без ограничения ее какой-либо формой, подобной человеческой жизни, придет полный ужасный конец, является само собой разумеющимся выводом». Нужно добавить, что «ужасный конец» могут приблизить не только естественные причины, например, взрыв поблизости от нас «сверхновой» звезды, но и недальновидное нарушение самим человечеством равновесия в природе путем ее загрязнения и преобразования. Поэтому в перспективе нам придется создавать искусственную среду обитания человека не только в космосе, но, может быть, и на Земле. И здесь опыт других цивилизаций, особенно уже совершивших космические переселения, может оказаться нам очень полезным.
    Насколько же оправданны наши надежды? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны выяснить:
    1. Возможны ли в нашей Вселенной контакты между разумными мирами?
    2. Что может заставить иноцивилизации проявить инициативу в установлении контактов друг с другом?
    В статье невозможно изложить уже сделанные многочисленные попытки ответить на первый вопрос, но целесообразно рассмотреть научную методику его решения.
    Природа объектов, которые нас интересуют (иноземные цивилизации, свойства пространства — времени, космоса и др.), не допускает, как мы уже говорили, «окончательного» и «единственно правильного» их объяснения. Новые открытия в естествознании, новые теории и гипотезы об интересующих нас явлениях будут вносить поправки в наши гипотезы о судьбе жизни и разума в космосе. Такие преходящие научно обоснованные гипотезы не только полезны, но и необходимы для прогресса отдельных областей знания и построения целостной научной картины мира.
    Итак, возможны ли контакты между разумными мирами во Вселенной? Первая трудность, о которой думаешь прежде всего, — фантастическая удаленность миров, где может быть жизнь.
    Если мы поймаем, например, радиосигнал иноземной цивилизации (предположим, мы умеем отличить искусственный радиосигнал от различных излучений естественных объектов), то, конечно, сам этот факт будет замечательным событием в нашей истории. Однако расшифровка сигнала и извлечение из него полезной информации могут оказаться недоступными без наших наводящих «вопросов» той цивилизации, которая послала сигнал. (Мы предполагаем, что обладаем техническими средствами послать направленный сигнал нужной мощности.) И только после получения ответа на наш сигнал мы, может быть, сможем расшифровать сигналы иноцивилизаций и говорить об установлении контактов.
    Подсчеты вероятного расстояния до ближайшего к нам разумного мира сделаны разными методами и дают величину примерно в 600 — 700 световых лет. Следовательно, мы получим радиосигнал, посланный иноцивилизацией минимум 600 лет назад. На посылку нашего вопроса и получение ответа уйдет еще 1200 лет! Тогда, в самом лучшем случае, мы можем понять сигнал, посланный по земному времени 1800 лет назад!
    Земная цивилизация сейчас изменяется так быстро, что культура, наука и техника одной нации трудно сравнимы даже через 50 лет, а какие изменения произойдут с культурой через 600, 1200 и 1800 лет?! Поэтому вряд ли будет иметь какую-либо ценность для любой высокоразвитой цивилизации в космосе информация, полученная от иноцивилизаций вышеуказанным образом. При таких сроках обмена информацией трудно говорить о сотрудничестве иноцивилизаций и тем более об установлении непосредственных контактов между ними путем обмена разумными существами, продуктами производства или природными ресурсами.
    Кроме того, в настоящее время у нас еще нет более или менее реальных проектов преодоления даже одних технических трудностей межзвездного полета: например, вес горючего ракетного корабля с термоядерным двигателем, способного достичь скорости 99% световой, для полета на ближайшую звезду (12 световых лет) должен быть равен 64 миллиардам тонн!
    Проекты ракетных кораблей с использованием в качестве топлива межзвездного газа или «антивещества» требуют решения не менее фантастически сложных задач, например, защиты космического корабля от радиации, от осколков камней и много другого.
    Но даже если и удастся преодолеть все технические трудности, то невообразимая продолжительность полетов по планетному времени уже в середине пути к новым мирам сделают космонавтов совершенно чуждыми той цивилизации, которая послала их. Когда же космонавты прилетят в место назначения, то на их родной планете произойдут такие изменения, что новая информация (о технологии, науке, технике иноцивилизации), казавшаяся интересной и полезной космонавтам в момент отлета за ней, к моменту возвращения экспедиции (через сотни и тысячи лет!) окажется устаревшей и ненужной.
    Правда, все наши рассуждения построены на предположении, что пространство и время космоса вполне описываются известными законами физики. Однако в последнее время внимание ученых привлекли факты, свидетельствующие о существовании «несилового взаимодействия» между материальными объектами.
    В настоящее время еще очень многие законы неорганического мира и живой природы неизвестны, поэтому некоторые наблюдаемые факты мы не можем понять с помощью современных теорий. В начале нашего века, когда открытие радиактивного распада не могло быть понято в рамках существовавших тогда физико-химических представлений, о строении материи, потребовалась настоящая резолюция в естествознании, которую и совершили квантовая механика и атомная теория. Новые представления о строении вещества и энергии из «неделимых» квантов позволили объяснить наблюдавшиеся факты и нарисовать непротиворечивую картину мира. Возможно, что овладение феноменом дальнодействия откроет новые перспективы установления контактов между инопланетными цивилизациями и потребует пересмотра наших предыдущих рассуждений.
    Кроме того, новые возможности для установления контактов могут появиться и в связи с тем, что наши традиционные предположения об однородности космического пространства — времени, которые мы усвоили в школе, — ошибочны. Такое мнение высказал еще в 1927 году астрофизик Дж. Джинс, говоря, что спиральные туманности могут быть полем действия совершенно неизвестных нам сил, выражающих, может быть, «новые, неподозреваемые нами метрические свойства пространства. Центры туманности могут быть «точками сингулярности», в которых вещество вливается в нашу Вселенную из каких-то других, совершенно неизвестных пространственных измерений, проявляющих себя в нашей Вселенной как точки, в которых непрерывно образуется вещество».
    Сегодня сходные идеи с успехом развиваются советским астрофизиком академиком В. Амбарцумяном и американцем Д. Хойлом.
    Допустим, все технические трудности инопланетных контактов преодолены и взаимодействие иноцивилизаций осуществимо, но возникает вопрос, захотят ли инопланетяне устанавливать контакты друг с другом? И если захотят, то с какой целью. Попытаемся представить себе «психофизиологическую» природу инопланетян и иноцивилизаций, опираясь на наши знания о жизни и разуме.
    Прежде всего, что называть живым и разумным? Ответить на это с помощью строгих научных определений не так-то просто, и участники одного из первых обсуждений этого вопроса в конце дискуссии вдруг обнаружили, что не могут «научно ответить даже на вопрос, «существует ли разумная жизнь на Земле?».
    Впервые предположение о существовании, внеземных цивилизаций зародилось еще в древности. Созерцание бесконечной красоты природы вселяло в людей веру, что «мы не одни» во Вселенной. Интуитивные прозрения мыслителей и поэтов о жизни в других мирах родились гораздо раньше, чем были накоплены научные основания для гипотез о существовании иноцивилизаций. Один из первых греческих философов — Анаксагор в V в. до н. э. предполагал, что «на других небесных телах так же, как на Земле, сплотились люди и другие одушевленные животные. У людей существуют населенные города и устроенные работы, так же как у нас, есть у них солнце, луна и все остальное, и земля им приносит много всяческого».
    Спустя два века Эпикур уже был убежден во множественности разумных миров. «Если наша Земля, — рассуждал он, — есть дело природы, если жизненные начала, в силу их сущности и управляемые законами необходимости, после тысячи тщетных попыток сплотились наконец, видоизменились и произвели массы, в которых возникли уже небо. Земля и ее обитатели, — то согласись, что в других пределах пустоты материя должна была произвести бесчисленное множество живых тварей, морей, небес, земель и усеять пространство мирами, подобными тому, который колеблется под нашими стопами на волнах «воздуха».
    Подробное описание разумных инопланетян впервые пытался дать Лукиан (V в. до н. э.). Его представление о них сходно с представлениями индийских, греческих, египетских или исландских мифов о якобы существующих фантастических животных. Их облик — комбинация деформированных образов различных животных и людей нашего мира: кентавр, бык с головой льва и крыльями орла, сладкоголосые сирены с женским станом и хвостом рыбы, гарпии — чудовища с лицом старух, когтями, туловищем коршунов, лошадиной гривой и т. д. и т. п. Но среди фантастических созданий древних миров не встречаются существа, похожие на динозавров, ихтиозавров, птеродактилей и других животных, когда-то действительно существовавших на Земле, но не сохранившихся в памяти людей.
    Современная наука также строит свои гипотезы о природе иноземных существ, опираясь на знание закономерностей земных форм жизни и на убеждение в материальном единстве мира.
    Еще несколько десятилетий назад сущность жизни искали в определенном веществе, например, белке, сегодня же наиболее плодотворными считаются попытки дать структурно-функциональное определение жизни и разума. Смысл такого определения в том, что разумные живые организмы рассматриваются как сложные самоорганизующиеся системы, взаимодействующие с окружающим миром и способные к размножению, передаче информации своим потомкам с помощью наследственности и культуры и, главное, стремящиеся расширить область своего существования.
    Уже первый анализ взаимодействия жизни и разума с внешним миром позволил сделать ряд очень интересных выводов о природе жизни. Например, один из создателей кибернетики У. Р. Эшби отмечает; «В прошлом обычно предполагалось, что происхождение жизни — редкое и странное явление, а затем делались попытки показать, как же оно все-таки могло произойти. Я утверждаю нечто как раз обратное — в любой изолированной системе неизбежно развиваются свои формы жизни и разума. В соответствии с этим каждая изолированная детерминированная динамическая система, подчиняющаяся законам, создает «организмы», приспособленные к окружающей среде.
    Поэтому когда мы спрашиваем, что явилось необходимым условием возникновения жизни и разума, ответом будет не «углерод» или «аминокислоты» или какие-либо другие конкретные вещи, а лишь то, что динамические законы природы должны быть неизменными». Это обобщение позволяет предположить, что инопланетные живые организмы могут иметь различный физико-химический субстрат, но все они должны представлять высокоустойчивую систему органов, способную вырабатывать реакции, охраняющие отдельную особь и обеспечивающие размножение вида.
    Обсуждая сущность инопланетян и судьбы их цивилизаций, следует рассмотреть еще одно распространенное предположение: если наш мир состоит из материи в разных формах движения — электромагнитное поле, твердое вещество, плазма, не соответствуют ли этим формам существования материи и своеобразные формы «жизни» в тех областях космоса, в которых материя находится, например, преимущественно в плазменном состоянии? Нет и нет, если мы называем жизнью специфически «антиэнтропийную» форму движения материи, обладающую способностью к «самодеятельности», направленной на усложнение и организацию окружающего мира, а разумом — жизнь, осознавшую свою «самодеятельную» природу и сделавшую творчество самоцелью.
    Опуская подробный анализ взаимодействия живых систем с внешним миром, для целей нашей статьи нужно обратить внимание на их главную особенность. Вопреки царящему в мертвой природе стремлению любой системы перейти в наиболее вероятное состояние, т. е. тенденции к распаду, упрощению, разрушению и дезорганизации, жизнь стремится создать из материи все более сложные формы, умножить их и «усовершенствовать».
    «Только на уровне биологической формы движения материи — подчеркивает член-корреспондент АН СССР Г. Ф. Хильми, — природа сумела создать системы, способные существовать в хаосогенной среде с устойчивостью, обеспечивающей самовоспроизведение... Жизнь, закономерно возникая в хаосогенных областях Вселенной, преодолевая огромное сопротивление хаотической среды, тормозит и ослабляет переход свободной энергии в непревратимую энергию».
    Придавая решающее значение этой организующей, «творческой» роли жизни во Вселенной, русский ученый и философ В. И. Вернадский еще в 1938 году утверждал, что «вопрос о жизни в Космосе должен сейчас быть поставлен в науке. К тому приводит ряд эмпирических данных, на которых строится биогеохимия, ряд фактов, которые как будто указывают на принадлежность жизни к таким же общим проявлениям реальности, как материя, энергия, пространство, время...» И если неразумная жизнь в любом своем проявлении стремится усложнить, увеличить массу живого вещества и расширить область его существования, то разумные существа уже способны осознать свои потенциальные творческие возможности и по мере своего духовного и интеллектуального развития стремятся своим трудом все более радикально совершенствовать самих себя и весь космос в соответствии со своими идеалами.
    При этом деятельность разумных существ может быть творческой, т. е. созидающей новые сложные системы, новые образцы труда, новые знания о мире, новую технологию, новые отношения между людьми и новое искусство. Творческий труд создает то, что открывает в мире новые перспективы для дальнейшего выявления и воплощения творческих способностей человека. «Человек — высшая часть природы, поэтому он должен сделать больше, чем природа», — писал К. Э. Циолковский. Но трудовая деятельность человека может быть и разрушительной, когда она приводит к упрощению систем, к разрушению упорядоченности и прекращению саморазвития.
    На примере поступательного движения истории Земли мы видим, что человечество существует и прогрессирует, несмотря на всяких чингисханов, потому что в природе человека и общества заложен творческий инстинкт жизни, заставляющий их бороться за жизнь, прогресс и все более расширять сферу своей творческой деятельности.
    Есть все основания предполагать, что сущность разумных инопланетян и иноцивилизаций — в таком же творческом стремлении преобразовать мир по своим идеалам, максимально расширить сферу своей деятельности. Чтобы представить себе психофизиологическую природу инопланетян, мы можем воспользоваться только опытом человечества. Мы видим, как мучителен и болезнен исторический процесс на нашей планете. Наиболее вероятно, что сознание инопланетных разумных существ сходно с человеческим, так что они не какие-то запрограммированные на размножение и индустриализацию автоматы, а обладатели свободной воли, жажды творчества, любознательности, сомнений, способности мечтать и бороться за свои идеалы.
    Сегодня мы обладаем достаточными знаниями и для научного обоснования гипотезы о возможном облике разумных инопланетян.
    Ни по одному вопросу не придумано столько невероятного, сколько о внешнем виде инопланетян. Какими только ни представляли их и ученые и фантасты: в виде облака, растений, плесени и т. д. и т. п. Никто не считает нужным ограничивать свою фантазию в этой области. Вот, например, мнение одного американского исследователя иноцивилизаций: «Они (инопланетяне. — И. К.) могут отличаться от нас, как динозавры или дельфины, или, допуская большую крайность, можно представить их похожими на муравьев или москитов или даже на бактерии. В отличие от всего, что мы знаем, обитатели одной из других планет могут быть сферическими, как мячи, приняв такую форму из-за особенностей физических условий окружающей среды. Вместо того, чтобы брать предметы руками, как это делаем мы, они могут заглатывать их и манипулировать ими, например, при помощи языка. Может быть, их языки будут светящимися, а во рту на небе будет глаз или микроскоп. Такие предположения могут показаться неправдоподобными, но можно не сомневаться в том, что факты окажутся не менее странными».
    На самом деле научное понимание сущности разумных существ серьезно ограничивает полет фантазии и вооружает нас конструктивными идеями об облике инопланетян. Прежде всего, творческий труд — целенаправленное преобразование мира, невозможен без переделывания мира реальных вещей и процессов, а для этого разумное существо должно обладать устойчивой структурой, чтобы в ней происходили необходимые информационные и энергетические процессы. Затем у разумного существа должны быть органы для перемещения предметов, органы получения информации о внешнем мире, органы обратной связи для управления самодеятельностью, органы для обмена информацией с себе подобными существами и др. Поэтому разумный инопланетянин не может быть похож на плесень, растущую на камне; облако, меняющее свои очертания; на дерево, приросшее к одному месту, и т. д.
    Наконец, важнейшая черта разумного существа, которую мы видим у человека: он есть существо социальное, т. е. он не мог бы возникнуть и существовать вне общества, истории и культуры. Новорожденный человеческий индивид еще не человек, а только возможность человека. Индивид становится человеком только воспитываясь в человеческом обществе и осваивая его культуру. Именно общество является тем хранилищем и генератором культуры, освоение которой человеческим индивидом и делает его человеком.
    Известна печальная судьба детей, украденных зверями в младенчестве и затем «воспитанных» волками, обезьянами и т. д. Эти дети, оказавшись в конце концов среди людей, так и не смогли обрести человеческий облик и остались только внешне людьми. Так что инопланетная цивилизация не может состоять из одного-единственного разумного существа, даже такого большого, как океан, о чем пишут фантасты.
    Когда мы попытаемся выяснить, могут ли инопланетяне заинтересоваться установлением контактов с другой цивилизацией, мы будем иметь в виду не отдельного индивида, а цивилизацию.
    Представление о судьбе цивилизации в космосе сегодня разрабатывает молодая наука — экзосоциология. Предмет экзосоциологии — изучение цивилизаций на всем протяжении их эволюции. Идея такой науки носилась в воздухе с того времени, как гипотеза о существовании иноземных цивилизаций обрела права гражданства и ученые стали задумываться над вопросом: «Нельзя ли попытаться уже сейчас рассмотреть основные принципы и проблемы внеземных цивилизаций с тем, чтобы по возможности построить некую «общую теорию цивилизации», которая опиралась бы на данные современной науки». С точки зрения советских ученых, такая возможность представляется реальной. Научно-материалистическая методология изучения культуры позволяет четко очертить тот круг вопросов, которому принадлежат проблемы внеземных цивилизаций, и определить место новой науки о иноцивилизациях — экзосоциологии в «общей теории цивилизаций», а также место самой «общей теории» в классификации современных научных дисциплин. Для экзосоциологии земная цивилизация является одной из многих цивилизаций в космосе, но в то же время пока единственной, которую можно изучать непосредственно. Применяя системно-функциональный метод изучения общих закономерностей развития цивилизаций, т. е. изучая структуру и деятельность цивилизаций, мы уже сегодня можем сделать некоторые общие выводы, подтверждаемые опытом земной истории.
    Прежде всего, интересы любой цивилизации можно условно разделить на три группы: хозяйственные, идеологические и эстетические. Хозяйственные заботы вызваны необходимостью жить, питаться, сохранять здоровье, иметь инструменты для преобразования мира, т. е. материально-техническую базу общества и культуры. К идеологическим относятся все вопросы, связанные с проблемой индивидуального и общественного самосознания (т. е. стремления каждой личности и общества понять, а поняв, осуществить сообразно этому представлению, свою собственную роль в истории цивилизации и всего космоса). К последней группе относятся поиски самоцельного выражения творческой энергии человека. В наиболее чистой форме оно воплощается в искусстве, как способе выявления и созидания мира красоты.
    Сейчас трудно предположить появление новых критериев прогресса цивилизаций, кроме традиционных критериев уровня развития производительных сил и производственных отношений, степени освоения природы, создания условий для дальнейшего развития творческих сил индивида и общества, нравственного и эстетического развития личности и общества. В то же время, отмечают советские экзосоциологи, «характеризуя темпы развития цивилизации, мы рассматриваем их в таких аспектах, как социально-политическое и экономическое развитие; эволюция языка, искусства, развитие науки и техники, роль религии и т. д. Мы не можем, однако, утверждать, что наше развитие всегда будет рассматриваться в этих аспектах, тем более предполагать, что и другие цивилизации также развиваются подобным образом». Но радикальные изменения в сущности человеческой культуры могут быть вызваны, конечно, только радикальным изменением природы самого человека, его мироощущения и мировоззрения, как отражения его социального бытия.
    Пока же психофизиологическая и общественная сущность человека остается прежней, он будет жить в основном теми же страстями и ценностями, которые нам сегодня известны, хотя удельный вес их может меняться. Если же изменится сущность человека, тогда, конечно, изменятся цели и ценности его жизни. Но мы не знаем, как будет существовать и развиваться цивилизация, созданная этой новой системой ценностей. Особенно если эта система сконструирована свободным полетом фантазии какого-нибудь интеллектуала-абстракциониста.
    Традиционный гео- и антропоморфизм есть не слабость человеческого мышления, а и инстинктивное и сознательное моделирование функциональных особенностей других миров Вселенной на основе нашего земного и человеческого опыта. Потому наши попытки представить себе этику иноцивилизаций так же опираются на человеческий опыт.
    Впервые в истории человечества попытался изучить этику иноцивилизаций К. Э. Циолковский. Он считал, что так как космос един, то все иноцивилизации независимо от индивидуальных особенностей в конце концов объединены одной судьбой. Следовательно, должна быть и универсальная «космическая этика», которая со временем позволит иноцивилизациям взаимодействовать таким образом, чтобы разумные существа космоса выполнили миссию разума во Вселенной, которую возложила на них природа. В своей «Космической философии» К. Э. Циолковский изложил интересную гипотезу о космической миссии жизни и разума, которую он видел в сознательном, целеустремленном преобразовании космоса. Создавая науку и технику, расширяя свои знания о мире, совершенствуя свои духовные и интеллектуальные качества, разумные существа, по мнению Циолковского, должны ставить перед собой все более грандиозные задачи по совершенствованию самих себя и окружающего мира. Рано или поздно с помощью науки и техники они смогут распространить свою власть на всю Вселенную, и тогда разум станет «фактором эволюции космоса». Полвека назад «Космическая философия» Циолковского многим казалась фантастической, но сегодня ее идеи все больше привлекают внимание, так как вечная потребность человечества найти и оправдать смысл своего существования перед лицом новых возможностей и новых достижений науки и техники обретает в век научно-технической революции особую остроту.
    Проблема «конца света» перестала быть монополией богословов и обсуждается сегодня естествоиспытателями и политиками. Дело в том, что недальновидное переделывание природы сделало реальными уже в недалеком будущем такие катастрофы, как перегрев земной атмосферы и «всемирный потоп» из-за таяния ледников; недостаток кислорода в атмосфере; губительные последствия для биосферы многолетнего накопления ядохимикатов в растениях и живых организмах, исчерпание минерального сырья и многое другое.
    По мнению немецкого ученого фон Хорнера, долговечность технической цивилизации (т. е. цивилизации, ориентированной на создание науки и техники) или ее техническая умственная деятельность может быть ограничена пятью возможностями: первая — полная гибель всего живого; вторая — гибель только сознательной жизни; третья — физическое и умственное вырождение и вымирание; четвертая — потеря интереса к науке и технике и пятая — неограниченное развитие. Во втором и третьем случаях на той же самой планете могла бы развиваться другая цивилизация. Нужно сказать, что первые четыре варианта спроектированы в расчете на равнодушие разумных существ к своей судьбе. Но человечество уже сегодня обладает, научно-технической базой, чтобы предотвратить губительные последствия некоторых космических катастроф. Больше того, несмотря на то, что многие ученые сегодня считают, что «еще никто не знает, какова наша роль как биологического явления во Вселенной — в сознании человечества укрепляется надежда: вполне возможно, что мы должны будем принять участие в развитии большего, общегалактического масштаба. Жизнь как существующее в галактике явление может иметь значение более чем мимолетное, и разум в конечном счете может научиться управлять эволюцией Галактики». Все больше наших современников разделяет веру Циолковского в то, что разумные существа со временем смогут зажигать и гасить звезды, передвигать планеты с орбиты на орбиту и в конечном счете управлять эволюцией всего космоса. Советские ученые, например, считают, что «современные данные астрофизики не противоречат никакому, пусть даже самому фантастическому уровню развития. В настоящее время можно даже обсуждать вопрос о том, не является ли факт расширения наблюдаемой части Вселенной результатом сознательной деятельности суперцивилизации?».
    Есть все основания предполагать, что любая цивилизация в космосе на достаточно высоком уровне своего развития, так же как и человечество, сможет уверовать в свою миссию преобразователя космоса и сделать эту идею целью своего существования. При этом преобразование космоса, конечно, не ограничивается областью физико-химических процессов, но, прежде всего, охватывает био- и ноосферу миров, т. е. сферу деятельности жизни и разума.
    Чтобы какой-либо разумный мир во Вселенной в конце концов действительно мог стать «фактором эволюции космоса», от него требуется такая целеустремленность, такое напряжение воли и энергии, которые может обрести только общество, проникнутое сознанием исключительности своей миссии в космосе и своего решающего значения для судеб всего мироздания. К. Э. Циолковский был убежден, что именно человечеству предстоит преобразование космоса по своим идеалам, поэтому оно должно верить, что «цель земных страданий очень высокая. Земле выпала, хотя и тяжелая доля, которая выпадает на биллионную часть планет, но очень почетная: служить рассадником высших существ на пустых солнечных системах и производить суд на планетах отставших. На немногие планеты выпала такая доля. Если же Земля не выполнит этого высокого назначения, то сама подвергнется суду и преобразованию со стороны более достойных планет».
    Таким образом, моделью для изучения нравственных и культурных взаимоотношений инопланетных цивилизаций в космосе может служить наша планета — Земля, населенная разными людьми, нациями, народами и расами, организованными самыми разными социальными институтами, от семьи до международных систем. Нравственные, политические и хозяйственные проблемы контактов между иноцивилизациями похожи на соответствующие проблемы взаимоотношений внутри человечества. И если научный анализ помогает нам только прогнозировать отношение иноцивилизаций друг к другу и последствия контактов их между собой, то реальный результат наших контактов с инопланетянами будет зависеть от нашего индивидуального и планетарного самосознания и нашей стратегии в установлении космических контактов.
    В задачу статьи не входит конкретизация и детализация особенностей контактов разных культур на Земле и в космосе. Мы хотели только подчеркнуть важность и необходимость самого серьезного изучения всех феноменов во Вселенной, могущих быть связанными с инопланетными цивилизациями космоса, где, по пророческим словам К. Э. Циолковского, «каждое разумное существо есть воин, сражающийся за свое лучшее будущее, за господство разума и блага во Вселенной».

 



* См. Сб. «Внеземные цивилизации». М., «Наука», 1969.

НФ: Сборник  научной фантаст.: Вып. 16  - М.: Знание, 1975. С. 225 -239.