ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Голосов пока нет

За минувшие двадцать пять лет наша цивилизация - главным образом благодаря телевидению - удвоила радиояркость Солнечной системы в метровом диапазоне волн: будто зажглась новая яркая лампа. Разумеется, это свидетельствует не столько о качестве телевидения, сколько о мощи поступательного движения НТР. Как бы то ни было, а мы стали космической цивилизацией. Экспансия в космос - процесс необратимый, разум с неизбежностью должен выйти из земной "колыбели". Казалось бы: столько дел, столько нерешенных проблем на Земле,- что нам до "черных дыр", до странностей поведения К-мезонов, до загадки "начала" - той точки с бесконечной плотностью вещества, откуда "есть-пошла" Вселенная? Но все это очередные вехи великого процесса познания,- а не познание ли себя и окружающего мира с целью его переустройства является главным назначением человека?
   В современном мире научная фантастика занимает "пограничное" место - а смысле ее причастности и к литературе, и к науке,- ее развитие, ее взлеты и спады в известной мере определяются сложностью самого процесса познания.

И не оттого ли фантасты подчас отсекают от двуединого определения жанра слово "научно", оставляя менее обязывающее "фантастический", что новейшие проблемы науки оказываются "не по зубам"? Поистине нужна высокая температура для возникновения органического сплава литературы и науки, для того, чтобы ярким светом вспыхнула новая "лампа"...
   Не ставя себе целью определять сравнительную яркость "ламп", я хотел бы все же воздать должное фантастам, сохраняющим верность научной фантастике.
   Нам, живущим в мире больших скоростей, постоянно не хватает времени - для работы, для творчества, для развлечений. Время неумолимо несет нас в мощном своем течении. Но позвольте, разве не доказана Эйнштейном относительность времени, его зависимость от скорости, от массы? Вот, значит, рычаги, посредством которых можно воздействовать на время. И уездный учитель арифметики Иван Аникеев, полунищий мечтатель и прожектер, в начале века впервые формулирует задачу: "Пришла пора укротить и своевольное время,- пишет он в своем наивно-высоком стиле.- Наш гордый потомок... будет по своему усмотрению ускорять или замедлять бег времени..."
   Иван Аникеев - вымышленный персонаж из повести-хроники Георгия Гуревича "Делается открытие", с которой начинается этот сборник. Вымышленны и остальные герои повести - математики, изобретатели, испытатели, на протяжении столетия разрабатывающие теорию и воплощающие в практику науку об управлении временем- темпорологию - тоже (пока!) вымышленную. Но как реальны - в свете истории нашего века - судьбы этих людей и как, при всей фантастичности, достоверен сам процесс "делания открытия" в этой интересной и крупномасштабной повести.
   Научно-фантастическая проблема лишь тогда становится фактом литературы, когда наполнена человеческим содержанием и имеет прямое отношение к современной духовной жизни общества. "Чем больше на Земле механизмов, машин, тем яснее становится, что главная функция настоящего человека - нравственная",-справедливо пишет в своем рассказе "Черный камень" Север Гансовский. Эта нравственная функция определяет поведение героев из сегодняшней жизни - художника из упомянутого выше рассказа, бухгалтера из рассказа Геннадия Мельникова "Лекарство от автофобии" и героев из коммунистического будущего - космонавтов из повести молодого фантаста Виталия Бабенко и школьников из рассказа Дмитрия Биленкина "Проба личности", вершащих строгий суд над... Фаддеем Булгариным, вызванным из глубины веков методом "фантоматического" моделирования. Так научная фантастика осуществляет своего рода "службу времени", экстраполируя в будущее лучшие нравственные качества ныне живущих людей.

 

 

Е. ВОЙСКУНСКИЙ


 

НФ: Альманах научной фантастики:
Вып. 19 - М.: Знание, 1978, С. 3 - 5.