Научная Фантастика ( вып. 2 ) 1965г.

НФ: Альманах научной фантаст.: Вып. 2 /Худож. Л.Зоберн. - М.: Знание, 1965. - 295 с. - 61к. 215.000 экз.

АЗИМОВ Айзек - Паштет из гусиной печенки

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.7 (3 голосов)

Рассказ

Даже если бы я захотел сообщить вам свое настоящее имя, я этого сделать не имею права; к тому же, при существующих обстоятельствах, я и сам этого не хочу.

Я не ахти какой писатель, если не говорить о научных статьях, так что пишет за меня Айзек Азимов.

Я выбрал его по нескольким причинам. Во-первых, он биохимик и понимает, о чем идет речь — во всяком случае, отчасти. Во-вторых, он умеет писать; по крайней мере он опубликовал довольно много книжек, хотя это не обязательно одно и то же.

Но, что самое важное, он может добиться, чтобы его опубликовали в каком-нибудь журнале. А это именно то, что мне нужно.

Причины вам станут ясны из дальнейшего.

ФИННЕЙ Джек - О пропавших без вести

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (6 votes)

Рассказ
 
 

   - Войдите туда, как в обычное туристское бюро, - сказал мне незнакомец в баре. - Задайте несколько обычных вопросов; заговорите о задуманной вами поездке, об отпуске, о чем-нибудь в этом роде. Потом намекните на проспект, но ни в коем случае не говорите о нем прямо: подождите, чтобы он показал его сам. А если не покажет, можете об этом забыть. Если сумеете. Потому что, значит, вы никогда не увидите его: не годитесь, вот и все. А если вы о нем спросите, он лишь взглянет на вас так, словно не знает, о чем вы говорите.

ГРОМОВА. А. - Лем смеется

Голосов пока нет

Станислав Лем хорошо знаком советскому читателю не только как автор философских утопий (“Магелланово облако”, “Астронавты”) и высоких философских трагедий (“Соларис”, “Формула Лимфатера”), но и как блестящий сатирик и юморист. “Звездные дневники Ийона, Тихого”, “Стиральная трагедия”, рассказы “Вторжение с Альдебарана”, “Существуете ли вы, мистер Джонс?” известны каждому любителю фантастики в нашей стране.

Альманах “НФ” публикует в этом номере произведения Станислава Лема, написанные в различной тональности: ироническое “Автоинтервью”, юмористическую “Сказку о цифровой машине, которая сражалась с драконом” и фантастическую телевизионную пьесу “Странный гость профессора Тарантоги”.

Основной прицел “Автоинтервью” — осмеяние реакционной фантастики “массового”, “серийного” типа (в первую очередь американской), где под видом научно-фантастического романа или рассказа читателям преподносится низкопробный детектив с гангстерами и грязными аферами в космосе и со всякими космическими и психологическими ужасами.

ЛЕМ Станислав - Автоинтервью

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

Сейчас сумасшедшая мода на интервью. Некоторых счастливчиков интервьюируют чуть ли не каждую неделю. Я тоже ждал, ждал, но не дождался, значит, ничего не поделаешь - приходится самому это устроить. И вот я отправляюсь к себе и застаю себя сидящим на полу с жестяной уточкой в руках.
    - Чем вы сейчас занимаетесь? - спрашиваю я, почтительно пожимая себе руку.
    - Уточку завожу. Смотрите, как крылышками машет, а?
    - Я имел в виду вашу творческую деятельность.
    - Ах, это? Я меняю профиль. Литература, которой мы занимались до сих пор, оказалась нерентабельной. "Дом книги", а также пример товарищей указали мне новый путь развития. Я пишу детективные повести. Для начала - три.
    - Стало быть, вы отошли от фантастики? - спрашиваю я с сожалением.
    - Вовсе нет. Это повести детективно-фантастические.
    - Можно узнать какие-нибудь подробности?

ЛЕМ Станислав - Сказка о цифровой машине, которая сражалась с драконом

Голосов пока нет

Король Полеандр Партобон - Воемуж Храбрунишка, владыка Киберии, был преславным воителем, а почитая методы новейшей стратегии, более всего ценил кибернетику как военное искусство. Королевство его кишело мыслящими машинами; ибо Полеандр размещал их всюду, где только мог; не только в астрономических обсерваториях или в школах устанавливал, но и в камни на дорогах помещать приказывал электронные мозги, которые громким голосом предостерегали в путь шествующего, чтобы тот не споткнулся; равно же и в столбы, стены и деревья приказывал он вставлять машины, дабы всюду можно было разузнать, какая впереди дорога. Он подвешивал их к тучам, чтобы они возвещали сверху о дожде, придавал их горам и долам; словом, невозможно было в Киберии шагу ступить, чтобы не споткнуться о разумную машину. Хорошо было на планете! Не только повелевал он кибернетически совершенствовать то, что существовало раньше, но и совсем новые порядки указами насаждал.

ЛЕМ Станислав - Странный гость профессора Тарантоги

Голосов пока нет

  Телевизионное зрелище

 

             ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

 

    Профессор Тарантога. 

    Казимир Новак-Гипперкорн, около тридцати лет. 

    Магистр Сянко - секретарь профессора, двадцати шести лет. 

    Директор лечебницы для душевнобольных. 

    Санитар лечебницы для душевнобольных. 

    Жена Новака-Гипперкорна, могучая женщина лет тридцати. 

    Мелания - кухарка профессора.

ВАРШАВСКИЙ И. - Перпетуум мобиле

Голосов пока нет

Памфлет

Метакибернетикам, серьезно думающим, что то,
о чем они думают,— серьезно.

    — Ложка немного задержится, — сказал электронный секретарь, — я только что получил информацию.
    Это было очень удобное изобретение: каждый человек именовался предметом, изображение которого носил на груди, что избавляло собеседников от необходимости помнить, как его зовут. Больше того: люди старались выбрать имя, соответствующее своей профессии или наклонностям, поэтому вы всегда заранее знали, с кем имеете дело.

ВАРШАВСКИЙ И. - Гомункулус

Голосов пока нет

Я проснулся от звонка телефона. На светящемся циферблате будильника часовая стрелка перешла за два часа. Не понимая, кто может звонить так поздно, я снял трубку.
     — Наконец-то вы проснулись!— услышал я взволнованный голос Смирнова.— Прошу вас немедленно ко мне приехать!
     — Что случилось?
     — Произошло несчастье. Сбежал Гомункулус. Он обуреваем жаждой разрушения, и я боюсь даже подумать о том, что он способен натворить в таком состоянии.
     — Ведь я вам говорил,— начал я, но в трубке послышались короткие гудки.
Медлить было нельзя.
     Гомункулус! Я дал ему это имя, когда у Смирнова только зародилась идея создания мыслящего автомата, обладающего свободой воли. Он собирался применить изобретенные им пороговые молекулярные элементы для моделирования человеческого мозга.

ВОЙСКУНСКИЙ Е., ЛУКОДЬЯНОВ И. - Трое в горах

Голосов пока нет

Смотреть на часы не имело смысла: все равно надо сидеть, пока не кончится ураган. Все же Игорь посмотрел на часы - хотелось что-нибудь сделать, чтобы не взвыть от тоски. Для этого пришлось приподнять капюшон. Сразу черный ледяной ветер резанул лицо.
    Он соображал медленно - очевидно, результат оцепенения. Светящиеся стрелки, большая и малая, сошлись слева - он не сразу понял, почему видит только одну. Значит, без четверти девять. Сколько же он, Игорь, сидит здесь, сунув руки в рукава штормовки, наглухо закрыв лицо капюшоном и свесив ноги над пропастью? Только четыре часа?
    Четыре безумно долгих часа он сидит на узком каменном карнизе, и его жизнь поддерживается, страхуется восьмимиллиметровым репшнуром, который привязан к скальному крюку, вбитому в расщелину. Хорошо ли держится? Об этом лучше не думать.
    Ветер плотной воющей массой налегал на правый бок. В горах разносились шорохи, треск и свист.

ДНЕПРОВ Анатолий - Голубое зарево

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.3 (3 голосов)

Повесть

Печатается в сокращенном виде.

 

 

ПРОЕКТ «ОМЕГА»

1.

     Раздался оглушительный взрыв тяжелой фугасной бомбы. В небо, где под куполами парашютов пылали оранжевые ракеты, взметнулась плотная бушующая глыба. Через несколько секунд на землю обрушился град из комков земли, щепок и битого кирпича. За первым взрывом последовал второй, еще более страшный. Выпущенная на волю тупая ярость вещества безжалостно вырывала из живого тела земли куски, дробила их и развевала раскаленным ветром. Немного выше парашютов, описывая крутые дуги, проплыли два черных гиганта. Их контуры слегка мерцали в зареве пожарища. Бомбардировщики разворачивались, чтобы снова со звериным упорством рвать на части землю под собой.

Ленты новостей