ГРОМОВА. А. - Лем смеется

Голосов пока нет

Станислав Лем хорошо знаком советскому читателю не только как автор философских утопий (“Магелланово облако”, “Астронавты”) и высоких философских трагедий (“Соларис”, “Формула Лимфатера”), но и как блестящий сатирик и юморист. “Звездные дневники Ийона, Тихого”, “Стиральная трагедия”, рассказы “Вторжение с Альдебарана”, “Существуете ли вы, мистер Джонс?” известны каждому любителю фантастики в нашей стране.

Альманах “НФ” публикует в этом номере произведения Станислава Лема, написанные в различной тональности: ироническое “Автоинтервью”, юмористическую “Сказку о цифровой машине, которая сражалась с драконом” и фантастическую телевизионную пьесу “Странный гость профессора Тарантоги”.

Основной прицел “Автоинтервью” — осмеяние реакционной фантастики “массового”, “серийного” типа (в первую очередь американской), где под видом научно-фантастического романа или рассказа читателям преподносится низкопробный детектив с гангстерами и грязными аферами в космосе и со всякими космическими и психологическими ужасами.

Ракета-люкс, экипаж которой занимается “оргиями и убийствами в пропорции два к одному”, электронный мозг, выполняющий обязанности детектива на этой ракете, синтетический мальчик-убийца, атомная лаборатория, “в порядке частной инициативы” перестроенная в дом свиданий. Луна, проданная на лом, — все это пародирует “типовые детали” фантастики такого рода. Попутно достается и тем незадачливым фантастам, которые пытаются перенести эти готовые штампы псевдофантастики на польскую почву.

Блестящей пародией на “ужасные” кибернетические рассказы американских фантастов является и “Сказка о цифровой машине, которая сражалась с драконом”.

С Лемом-драматургом наш читатель познакомится впервые. Впрочем, Лем и начал писать пьесы совсем недавно. Пьесы его написаны для телевидения. Главный герой большинства из них — профессор Тарантога — знаком нам по “Звездным дневникам”. В драматургии Лема мы наблюдаем характерное, сугубо “лемовское”, сочетание смелой и удивительно щедрой фантазии с подлинно современным по типу научным мышлением сверкающего, будто беззаботного юмора с глубокой философской мыслью.

Профессор Тарантога в “Странном госте” кажется поначалу чудаковатым, даже наивным и слишком уж легковерным. Его молодой секретарь, магистр Сянко, хоть звезд с неба явно не хватает, но судит о вещах как, будто более здраво и трезво. Но поверхностный, обывательский здравый смысл никогда не помогал постичь истинную сущность явлений. В конце концов, если верить этому самому “здравому смыслу”, то ясно будет, что Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот: ведь люди твердо стоят на Земле и никакого вращения не чувствуют, а Солнце на наших глазах каждый день восходит и заходит. Вот и верь после этого астрономам!

Однако что же из этого следует в данном конкретном случае? Что странный гость и вправду приходил к профессору Тарантоге? Нет; так же, как не следует из этого и то, что профессор звездной зоологии Тарантога действительно живет сейчас в Польше. А вот Станислав Лем, к счастью, живет в одно время с нами — и приучает своих читателей мыслить смелее, шире. Помогает силой своего искусства ощутить, что мы живем в мире непрерывно меняющемся, раскрывающем все новые грани и перспективы. Заставляет задавать самим себе вопрос: “Что было бы, если...?” — вопрос, на котором строятся многие произведения современной научной фантастики.

 

Ариадна Громова

 

НФ: Альманах научной фантастики:
Вып. 2 - М.: Знание, 1965, С.254-255