ЛЕМ Станислав - Странный гость профессора Тарантоги

Голосов пока нет

  Телевизионное зрелище

 

             ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

 

    Профессор Тарантога. 

    Казимир Новак-Гипперкорн, около тридцати лет. 

    Магистр Сянко - секретарь профессора, двадцати шести лет. 

    Директор лечебницы для душевнобольных. 

    Санитар лечебницы для душевнобольных. 

    Жена Новака-Гипперкорна, могучая женщина лет тридцати. 

    Мелания - кухарка профессора.

 

    (Примечание для режиссера. Поскольку Казимир Новак-Гипперкорн играет одновременно двух очень разных людей, необходим актер с большим мимическим и голосовым диапазоном, который не растеряется от быстрых "перебросок личности". В тексте это лицо будет постоянно именоваться Гостем).




    1

    Кабинет профессора Тарантоги. Профессор сидит за письменным столом, перед ним - молодой человек в очках, магистр Сянко. В стороне - кипа писем, телефон; рядом корзинка для бумаг. На столе - большой ящик с перегородками.

    Тарантога (просматривая какой-то документ, поданный ему магистром). Значит, так, дорогой мой... Как вас зовут, простите?
    Сянко. Сянко.
    Тарантога. Ах, правда... Ведь это же тут написано. Магистр Кшиштоф Сянко... И вы хотели бы стать моим ассистентом, да?
    Сянко. Да, профессор.
    Тарантога. Ах, это превосходно, это превосходно! Но, давая это объявление, я имел в виду ассистента, который одновременно был бы научным и личным секретарем... Это вас устраивает?
    Сянко. Да, профессор.
    Тарантога. Это великолепно! Я недавно вернулся из Америки... Из Штатов. Они там имеют обыкновение проверять кандидата на любую должность психологическими тестами, но это не для меня. Я применяю свои, старомодные методы. Вы сообразительны? Вы образованны?
    Сянко. Мне трудно ответить, профессор. В известной мере...
    Тарантога. В известной мере... Э! Если б вы даже не были особенно образованным, это, знаете ли, тоже сойдет, ведь образование передается, а я очень, просто необычайно образован, знаете ли... Я требую только трех вещей: во-первых, уменья хранить тайну, во-вторых, уменья хранить тайну и, в-третьих...
    Сянко. Уменья хранить тайну. Понимаю.
    Тарантога. Ну, так мы договорились. Теперь я вам растолкую ваши обязанности. Прежде всего корреспонденция. Вот - сегодняшняя почта! (Вручает Сянко кипу писем со стола). Просмотрите, пожалуйста, по очереди эти письма, скажите мне, что в них содержится, а я дам вам наметки, в соответствии с которыми вы в дальнейшем будете решать уже самостоятельно.
    Сянко (вскрывает первое письмо, читает). Это приглашение на открытие...
    Тарантога. В корзинку.
    Сянко (бросает письмо в корзинку, берет другое, читает). Просьба принять почетное гражданство города Хмурокус в Мрущем уезде.
    Тарантога. Почему?
    Сянко. Потому что ваша прабабка там родилась.
    Тарантога. Со стороны деда по отцовской линии?
    Сянко. Нет, бабки по материнской.
    Тарантога. Положите сюда (указывает отделение в ящике на столе). Потом подумаю. Дальше, пожалуйста.
    Сянко. Приглашение на закрытие...
    Тарантога. В корзинку.
    Сянко (бросает письмо, читает новое). Гм... частное письмо.
    Тарантога. Ничего, читайте, пожалуйста!
    Сянко (читает). "Профессор наш любимый! Я только всево маленький работник на ниви, балею пачти всем, левое лехкое оккупант отбил, и я как инвалид так бы уж хотел читать ваши книжки, патаму ваши книжки для меня все, только денег у меня нету, так может вы профессор наш любимый, по человечеству, пришлете мне..."
    Тарантога. В корзинку! Это мошенник. Он уже всем посылал такие письма. Следующее, пожалуйста!
    Сянко. "Милый профессорчик! Вы со мной не знакомы, но я слыхала, что вы вернулись из-за границы, и рискнула написать. Мне девятнадцать лет, я натуральная блондинка, коллеги в конторе говорят, что у меня зубки, как жемчужинки..."
    Тарантога. В корзинку! Постойте, что там за цифры на обороте?
    Сянко. Это... она сообщает объем груди, талии и этого... ну... 98, 81, 96... так бросить это в корзинку?
    Тарантога. Да! Да! Дальше!
    Сянко (читает): "Профессор Тарантога, вы изобретатель машины для путешествия во времени"... Это какой-то ненормальный, можно выбросить?
    Тарантога. Нет! Читайте дальше, пожалуйста.
    Сянко. "Проводя эксперименты, вы столкнулись с неким феноменом, суть которого я могу объяснить вам только в личной беседе. К сожалению, я заперт в обленцинском доме для душевнобольных"... Я ведь говорил, что это сумасшедший...
    Тарантога. Читайте, пожалуйста, дальше.
    Сянко. "...Поэтому прошу посетить меня под каким-либо предлогом, лучше всего в качестве дальнего родственника. Письмо я переброшу через ограду во время прогулки, как делал это уже с пятью, из которых, видимо, ни одно до вас не дошло. Я предпринял действия, которые помогут мне выбраться из лечебницы через несколько недель, но каждая минута промедления грозит опасностью. С уважением Казимир Новак".
    Тарантога. Какая там дата?
    Сянко. На письме нет даты, посмотрю на конверте... Восьмое, - значит, неделю назад. Не выбрасывать это?
    Тарантога. Нет, дорогой мой! Собираемся и едем. Где этот самый Обленцин?
    Сянко. Под Варшавой. Мы едем в эту лечебницу?
    Тарантога. Да. Когда мы окажемся там, прошу вас по возможности молчать. Я буду говорить и действовать за нас обоих. Согласны?
    Сянко. Разумеется, если вам так угодно...
    Тарантога (встает). Там, в столике у окна, лежит карманный магнитофон. Возьмите его. Минутку... (Снимает трубку). Мелания? Алло, Мелания, бак в машине полон? Хорошо. Я уезжаю. Открой ворота в гараже. Что? Обед? И обед съедим, и все, что бы ты ни приготовила, будь спокойна. (Кладет трубку). Господин магистр, в дорогу!

    2

    Кабинет директора психиатрической лечебницы. Типичный психиатр, в очках, весьма образован, говорит лекторским тоном, словно в аудитории, со вкусом, выразительно, зычно, любуется собой. Сянко и Тарантога сидят.

    Директор. Значит, он ваш родственник, этот Новак? Он ничего нам не говорил.
    Тарантога. Да, то есть дальний, дальний родственник, но я был очень привязан к его матери, знаете ли, доктор... Я бы раньше появился, но, к сожалению, долго пробыл за границей, в Англии, в Америке... Всего неделю назад вернулся...
    Директор. Это необычный случай, профессор. Я, видите ли, старый психиатр, но такой богатый, прекрасный комплекс галлюцинаций, с таким глубоким расщеплением личности, с состояниями помрачения, с таким разнообразием шизофренических импульсов - это редкость, это прямо бриллиант.
    Тарантога. Вот как? Ну, в его семье были такие... но это старая история, ведь это началось еще с его прадеда, пожалуй... повреждение черепа во времена наполеоновских войн.
    Директор. Что вы говорите? Я распоряжусь, чтоб это вписали в историю болезни. Ну, сейчас громадное улучшение. Громадное! Такая ремиссия, что, собственно, если б не эти остаточные явления, можно было бы считать его излечившимся и выпустить хоть сегодня. Мы применяли фенотиазин, меллерил, шоки, потом психотерапию... он идеально поддавался психотерапии, скажу вам! Да вы сами увидите, ведь вы хотели с ним поговорить, правда?
    Тарантога. Да, если это возможно. Он... спокоен?
    Директор. Сейчас? Да совершенно. Прекрасно ориентируется в пространстве и времени, трудности у него лишь в том, чтобы припомнить факты из собственного прошлого.
    Тарантога. Он ничего не помнит?
    Директор. Страдающий амнезией, то есть тот, кто утратил память обо всем, что пережил, заполняет пробелы, зияющие в его памяти, конфабуляцией - вымыслами. Это не ложь, ибо он сам не отдает себе отчета в неправдивости этих фактов. Такое явление типично и, в известном смысле, в период выздоровления даже нормально, но должно скоро пройти. Но в то же время, пока больной не вспомнит хоть в общих чертах, кем он был, где работал, где родился, мы не можем считать его излечившимся. Мы ведь даже не знали, что его фамилия действительно Новак.
    Тарантога. Но теперь вы уже знаете!
    Директор. Да. Но он утверждал, что его так зовут, даже в остром периоде болезни. Зато, кроме этого, к сожалению...
    Тарантога. Ничего не помнит?
    Директор. Вспоминал уже несколько раз, но это была конфабуляция. Сначала он утверждал, что был бухгалтером в Сосновце...
    Тарантога. Он это говорил во время галлюцинаций?
    Директор. Да нет, тогда был типичный шизофренический бред, с любопытной параноидальной примесью, ему казалось, что его преследуют какие-то существа с других планет. Настоящий фантастический роман выдумал. Я говорю о том периоде, когда он понял, что все это шло от болезни, - значит, о ремиссии, не правда ли... Впрочем, знаете ли, все усложнялось тем, что у него было раздвоение личности и одна из этих личностей великолепно поддавалась лечению, в то время как другая продолжала сопротивляться... Так что я даже хотел продемонстрировать его на заседании Психиатрического общества, но он начал тогда выздоравливать. Не хочу сказать "к сожалению", хе-хе, ибо я прежде всего врач, но демонстрация на заседании произвела бы впечатление разорвавшейся бомбы, да, бомбы, уверяю вас, профессор... Но о чем же это я хотел вам сказать?
    Тарантога. О том, как он припомнил, что был бухгалтером.
    Директор. А, именно! Благодарю вас. Итак, мы, естественно, проверяем такого рода утверждения пациентов, ибо часто больной рассказывает что-либо - например, что совершил растрату на миллион, а мы не знаем, бред это или правда. Так что мы проверили и оказалось, что он никогда не был бухгалтером в Сосновце.
    Тарантога. Ага! Значит, это был бред?
    Директор. Нет, постамнестическая конфабуляция. Потом он утверждал, что ездил по Поморью и читал лекции от Общества знаний о жизни на других планетах. Это даже согласовалось со структурой предыдущих галлюцинаций. К сожалению, и это оказалось неправдой. Если б не это, мы уже сегодня могли бы его выпустить. Подождем еще, подождем... Прогнозы в таких случаях никогда не бывают стопроцентно надежными.

    Санитар вводит больного в полосатой пижаме - это и есть Гость.

    Тарантога (встает). А, это ты, Казик! Давно мы не виделись. Узнаешь своего дядю?
    Гость. Добрый день... дядя... узнаю... узнаю и очень рад...
    Тарантога. Ну, так превосходно. Господин директор, можно мне минутку побеседовать с моим внучатым племянником? Думаю, что этот разговор может ему много дать, помочь...
    Директор. Ну, разумеется! Естественно! К сожалению, лишь пятнадцать минут, потом наступает время процедуры. Может, вы тут и останетесь? Мне как раз нужно навестить больных в палатах. (Тихо). Хотите, чтоб санитар остался?
    Тарантога. Нет, нет, зачем же? Это не нужно. Спасибо!
    Директор. Тогда мы пойдем. Юзеф, сначала в шестую! Сестра Анна там?
    Санитар. Она в дежурке.
    Директор. Итак, прошу прощения...

    Уходит с санитаром. Минута молчания.

    Тарантога. Ну, дорогой племянник, я слушаю.
    Гость. Благодарю вас за то, что пришли. Ваше присутствие здесь доказывает, что вы не принимаете меня за сумасшедшего. Правда?
    Тарантога. Действительно, можно сделать такой вывод, но говорите же...
    Гость. Времени у нас мало, поэтому я перехожу к самому важному. Я не могу выйти из лечебницы, потому что мне не удается выдумать себе такое прошлое, которое устояло бы против методов их проверки, понимаете?
    Тарантога. Еще недостаточно.
    Гость. Тогда скажу ясней: я не могу припомнить своего здешнего прошлого, ибо его не существует. Сейчас 1962 год, да?
    Тарантога. Да.
    Гость. Я надеялся, что они клюнут на этого сосновецкого бухгалтера, а когда не вышло, переметнулся на Общество знаний, но и это не удалось, и я пока что растерялся.
    Тарантога. А откуда вы взяли эту бухгалтерию и Общество знаний?
    Гость. Из газет, разумеется... Я начал симулировать ремиссию, как они называют. Тогда я получил возможность читать газеты и быстро подучился. Но я не могу представить никаких доказательств того, что работал где бы то ни было в Польше или вообще в мире, раз я тут не был и не работал, поскольку не жил тут и не существовал...
    Тарантога. А откуда вы взялись?
    Гость. Если вы - профессор Тарантога... Вы действительно Тарантога?!
    Тарантога. Я должен предъявить документы?
    Гость. Нет, это просто предосторожность. Я вам верю. Раз вы профессор Тарантога, то вы изобрели известную машину и заметили, что она действует лишь в одном направлении - назад, верно?
    Тарантога. Это правда.
    Гость. Тогда вы сами сумеете ответить на свой вопрос.
    Тарантога. Может, и сумею, но хочу это услышать от вас.
    Гость. Вы ставите условия. Хорошо. Я происхожу из будущего.
    Тарантога. Из какого года?
    Гость. У нас другой счет времени. Но по вашему календарю это вторая половина тридцать пятого столетия.
    Тарантога. Вы пробовали кому-нибудь это рассказать?
    Гость. Я? Нет. То есть... частично... Я был вынужден... Не будем об этом. Профессор, нам некогда, сейчас за мной придут. Можете вы меня отсюда вытащить?
    Тарантога. Боюсь, что нет. Пока вы... не вспомните...
    Гость. О, клаустрон! Простите... Я боялся этого. Тогда прошу помочь мне. Нужна история, чтоб им рассказать, правдивая или по крайней мере такая, чтобы могла выдержать их проверку... Ну?
    Тарантога. Вы говорите вполне современным языком.
    Гость. Но чего мне стоило изучить его в такой краткий срок! Профессор, дайте мне историйку!
    Тарантога. К сожалению, я не могу смастерить ее на ходу. Я могу подтвердить ее, но я много лет не был на родине, так что понадобится подтверждение третьих лиц.
    Гость. Это правда, так что же делать? Может, этот господин смог бы?..
    Сянко. Я?
    Тарантога. Нет, это было бы подозрительно. Чтобы именно мой ассистент оказался вашим соучеником или сотрудником... Это может возбудить подозрения, а если история лопнет один раз, то я уж больше не смогу ни помочь вам, ни даже прийти сюда. Что я еще могу для вас сделать?
    Гость. Не знаю. Вы не представляете, как невероятно трудно мое положение, тем более, что я не один...
    Тарантога. Я слыхал кое-что о существах с других планет...
    Гость. Ах, это! Это само собой. Я имел в виду нечто совсем иное, чего сейчас даже не пытаюсь вам объяснить, на это понадобилась бы целая ночь, если не две. Может, у вас есть при себе какой-нибудь напильник?
    Тарантога. Только для ногтей.
    Гость. Можете вы мне его дать?
    Тарантога. А что вы хотите с ним сделать?
    Гость. Ничего плохого. Пригодился бы мне еще носок.
    Тарантога. Один?
    Гость. Да.
    Тарантога. Зачем?
    Гость. Не могу сейчас сказать. Но если вы мне его дадите, я сумею отблагодарить.
    Тарантога. Каким образом?
    Гость. Вы будете первым, к кому я пойду, покинув эту лечебницу, и я сообщу вам факты... сведения... которые изменяют всю картину мира. Полагаю, что этого хватит за один носок?
    Тарантога. Вот вам напильник. Ничего не поделаешь, надо рисковать! Магистр Сянко, может, вы снимете носок?
    Сянко. Я должен снять?!
    Тарантога. Не настаиваю, но очень вас о том прошу.
    Сянко. И я останусь в одном носке?
    Тарантога. Можете снять оба.
    Гость. Скорей, ради великой глеи, скорей!

    Сянко снимает туфлю, носок, дает его Гостю, тот прячет носок в карман пижамы. Гость встает.

    Тарантога. Вы ничего больше сейчас не сообщите?
    Гость. Не могу. Чувствую, что долго не выдержу. Он того и гляди выскочит и такое тут наделает...
    Тарантога. Кто?
    Гость. Гипперкорн.
    Тарантога. Кто это?
    Гость. Потом скажу. О, я слышу шаги, уже идут. До свидания! Профессор, благодарю за все. Можете быть уверены, что я сдержу слово!

    Входит директор с санитаром. Гость вдруг садится на стул, лицо у него начинает дергаться. Он обхватывает лицо руками, отворачивается, зажимает рукой рот, будто стараясь принудить к молчанию взбунтовавшуюся часть тела.

    Тарантога. Мой племянник немного разнервничался. Волнение, вызванное встречей... Вы, конечно, понимаете...
    Директор. Ну да, да... разумеется. Вы уже уходите?
    Тарантога. Такое у нас было намерение.
    Директор. Надеюсь, что лечение вскоре будет завершено. Сообщать вам о ходе лечения?
    Тарантога. Как раз об этом я хотел вас просить. Это возможно?
    Директор. Ну, разумеется! (Смотрит на Гостя, который дергается на стуле). Ну, что там, дорогой Казимир?

    Гость издает странные, пискливые, приглушенные звуки.

    Гость. Это... э... ничего... Это только... и... иккота, док-ктор!
    Директор. Да-а! Ах, икота... ну, конечно, икота! Разрешите, профессор, я провожу вас. (Санитару, тихо). Отведи его в процедурную, похоже, что понадобится небольшой шок...

    3

    Кабинет Тарантоги. Сянко наводит порядок в бумагах. Входит Тарантога, уже без пальто и шляпы, но с портфелем, который бросает на стол.

    Сянко. Профессор, неприятное сообщение.
    Тарантога. Что случилось?
    Сянко. Примерно час тому назад звонил доктор Кушмевич из лечебницы в Обленцине. Этот самый... Новак пытался покончить самоубийством.
    Тарантога. Не может быть!
    Сянко. К счастью, этому удалось помешать, и он лишь поранил себе запястье. Порезался.
    Тарантога. Моим напильником?!
    Сянко. Да, профессор. Директор выразил подозрение, то есть, не сказал этого прямо, но дал понять... Очень удивлялся, откуда попал Новаку в руки такой опасный предмет как раз после нашего посещения.
    Тарантога. Еще что-нибудь?
    Сянко. Нет.
    Тарантога. Он не говорил, как Новак себя чувствует?
    Сянко. Сделали ему какой-то укол, чтоб он спал.
    Тарантога. И что ж вы на меня так смотрите? Думаете, что я сделал глупость, да?
    Сянко. Нет. Я о другом думаю. Размышляю, что он хочет сделать с моим носком.
    Тарантога. А, действительно! Боюсь, что ничего мы не придумаем. Вы недовольны мной, коллега Сянко! Вы считаете, что я пошел на нелепый риск.
    Сянко. Я ничего не говорил.
    Тарантога. Неважно, я по глазам вижу, вся комната этим пропитана. Вы считаете, что это сумасшедший?
    Сянко. Голову дам на отсечение!
    Тарантога. Гм... Вы так в этом уверены?
    Сянко. Профессор! Но... сейчас?! Сейчас, когда директор сказал, что это мания самоубийства, острый приступ депрессии?
    Тарантога. Никогда не позволяйте, чтобы за вас думали другие. Что вы сами об этом думаете?
    Сянко. Я не психиатр. Но это было очевидно с первой минуты. Вы можете на меня сердиться, профессор, но я говорю то, что думаю. Такой уж я.
    Тарантога. Таким вы мне и кажетесь, дорогой, поэтому я вас и принял на работу. Знаете ли вы, чем отличается сумасшедший от великого ученого или изобретателя?
    Сянко. Тем, что сумасшедший болен.
    Тарантога. Это масляное масло. Тем, что сумасшедший неспособен выполнить свои обещания, осуществить свои предсказания... Его открытия ничего не стоят. Словом, подождем и посмотрим. Можете идти к себе. Вы мне сегодня не понадобитесь.

    Тарантога один, насвистывая, вынимает из портфеля какие-то бумаги, подходит к шкафчику, достает бутылку коньяку, наливает рюмку, нюхает, выливает обратно в бутылку, с некоторым сожалением запирает коньяк. Звонит телефон, Тарантога подходит.

    Тарантога. Тарантога слушает. Уже слыхал. Как, простите? Что? (Пауза). Когда?! (Смотрит на часы). Это более чем полтора часа тому назад. Что? Ну, да, да... Но ведь он же спал, ему сделали укол? Ах, непонятно? А кто же должен понимать, я? А как себя чувствует директор? (Пауза). Ага. А пришел в себя? Нет? Что вы сказали? Что за носок? С песком? Ничего не понимаю. Ну, хорошо, но при чем тут я? Хорошо. Буду настороже. Разумеется, если он появится, я немедленно извещу вас. (Пауза). Автобус в Варшаву? В пижаме он сел в автобус, что ли? (Пауза). Простите, но у вас странные порядки! Пациент разбивает голову директору, снимает с него одежду, а где же все санитары, сестры, врачи? А? Что? Я вас не учу. Нет, это меня не интересует. А кроме того, молодой человек, даже если б десять ваших директоров испустило дух, не следует быть невежливым. Прощайте.

    Кладет трубку. Дверь на балкон открыта. Вилла окружена садом, ночь, на улице темно, вдалеке - свет фонаря. Занавеска вздувается. Штора тоже - с противоположной стороны. Тарантога подходит медленно, но совершенно спокойно, заглядывает за штору, потом за занавеску. Когда он возвращается на середину комнаты, из темноты возникает фигура Гостя; Гость становится за спиной профессора. Тарантога поворачивается, видит его. Минутная пауза.

    Гость (говорит совершенно иным голосом. Производит впечатление менее интеллигентного, неспособного сосредоточиваться, быстро соображать, иногда даже слегка растяпистого. Другой человек - очень заурядный; скажем, нечто вроде обыкновенного спортивного болельщика). Вы Тарантога?
    Тарантога. Вы не узнаете меня?
    Гость. Вы поможете мне? Вы должны мне помочь...
    Тарантога. В чем я должен вам помочь?
    Гость. Чтоб я мог вернуться...
    Тарантога. В Обленцин?
    Гость. В какой Обленцин? В сумасшедший дом? Вы что - дураком меня считаете? Ведь я убежал оттуда!
    Тарантога. Вы чуть не убили врача.
    Гость. А я его не убил? Мне казалось, что он умер...
    Тарантога. Вы хотели его убить?
    Гость. Нет, но в конце концов какое это имело бы значение? Ведь его бы птолемизировали.
    Тарантога. Как вы говорите? Пто...
    Гость. Ну, взяли бы и птолемизировали. А что?
    Тарантога. Нет, ничего. Как с вашим обещанием?
    Гость. С каким обещанием? Я ничего вам не обещал.
    Тарантога. Так зачем вы сюда пришли?
    Гость. Это было единственное место, какое я знал. Новак дал мне адрес.
    Тарантога. Новак? А кто же вы?
    Гость. Меня зовут Гипперкорн. Тобиас Амфилон Переастр Гипперкорн. Как только я услыхал ваше имя, я ужасно обрадовался, потому что вы сможете мне помочь!
    Тарантога. А что вам сказало мое имя?
    Гость. Как это - что? Ведь вы же Тарантога, изобретатель машины времени?
    Тарантога. Об этом вам тоже Новак сообщил?
    Гость. Причем тут Новак? У нас любой знает ваше имя, любой ребенок...
    Тарантога. Может, вы мне скажете, откуда вы тут взялись и кто вы?
    Гость. Была экскурсия, я и поехал. Почему мне было не поехать? Все ездят. Как хронобус снизился, я сделал глупость. Признаю. Выскочил на минутку. Мимо шла девушка. Она мне понравилась. Никто не заметил, что я удрал. Я пошел за ней. Была там какая-то будка из камня. Девушка остановилась, и только я с ней заговорил, она начала кричать. Прибежали какие-то, посадили меня в будку на колесах... и забрали в этот сумасшедший дом.
    Тарантога. А в каком году вы родились?
    Гость. В 3567.
    Тарантога. А в чем состоит птолемизирование?
    Гость. Птолемизация? Ну, в этом я не разбираюсь. Когда есть покойник, значит, труп, то делается птолемизация, чтобы... это самое... чтобы его повторить.
    Тарантога. Чтобы он воскрес?
    Гость. Я этого слова не знаю.
    Тарантога. Может, сядем, а? И вы расскажете мне все по порядку.

    Садятся.

    Гость. С чего начинать?
    Тарантога. Вы поляк?
    Гость. Что это означает?
    Тарантога. Какой вы национальности?
    Гость. Не понимаю. Нацио... что?
    Тарантога. Вы где-то жили постоянно. Где?
    Гость. Нет, я нигде постоянно не жил. Скучно. По происхождению я магуранин, если вы это имеете в виду.
    Тарантога. Что такое Магура?
    Гость. Такая киприада на Марсе.
    Тарантога. Оставим это пока. Что вы, собственно, делали там, откуда прибыли?
    Гость. Ничего особенного. Немножко ментил.
    Тарантога. Что это означает?
    Гость. Вы не знаете, что это такое?
    Тарантога. Может, вы мне продемонстрируете?
    Гость (оглядывает комнату). Да ведь тут нет ни одного нисика.
    Тарантога. Что такое нисик?
    Гость. Маленький нис. Передвижной.
    Тарантога. А для чего он служит?
    Гость. Ну, как же? Для ментенья. У меня были неплохие результаты, я доходил до семнадцати паргов на один абстрих.
    Тарантога. Покажите мне, так, в общих чертах, без нисика.

    Гость встает, складывает руки тыльной стороной друг к другу и начинает быстро перебирать пальцами в воздухе, одновременно шевеля большими пальцами так, будто вложил их в отверстие маленького, невидимого аппарата, подбородок у него выдвинут, будто опирается на что-то тоже невидимое, он попеременно подгибает ноги, одной притаптывает, будто в такт, в то же время блаженно вздыхает и закатывает глаза.

    Тарантога. Подождите... этот нисик - музыкальный инструмент, что ли, а ментенье - это музыка? Это слышится?
    Гость. Нет, это чувствуется. Это нюхают. Руки вкладывают в нисик. Вот так. Там есть такие выпуклости... Перебирают пальцами и тогда ментят, по братнице.
    Тарантога, Так это искусство? Или спорт? Домашнее занятие? Работа?
    Гость. Нет, я только так... для удовольствия. Но, пожалуйста, не будем о ментенье! Ведь я же прошу войти в мое положение! Я выскочил из хронобуса, это строго запрещено, из этого может такая глея выйти, прямо не знаю!
    Тарантога. Как выглядел этот хронобус?
    Гость. Вы хронобус не видали? А, правда, у вас, наверно, другие, старые модели. Он похож на лепешку, круглый такой, вроде как две вместе сложенные тарелки, только очень большой и вверху временница.
    Тарантога. Летающая тарелка?
    Гость. Мы говорим - хронобус.
    Тарантога. И на таких хронобусах у вас устраивают экскурсию в прошлое?
    Гость. Но нельзя выходить. Даже ногу нельзя наружу высунуть. Чтобы чего-нибудь не изменить или как там? Толком не знаю. Во всяком случае запрещено.
    Тарантога. Скажите мне, какие важные исторические события произойдут до конца нашего столетия? Сейчас двадцатый век. А что будет делаться в двадцать первом?
    Гость. Не знаю.
    Тарантога. Как это - не знаете?! Вы историю не изучали?
    Гость. Да я часто болел.
    Тарантога. Что вы мне тут рассказываете?! Вот что, Гипперкорн или Новак, либо вы будете говорить...
    Гость. Вы не нервничайте. Я скажу правду. Никому еще не говорил, но вам скажу. Когда меня записали в гипназ...
    Тарантога. В гипназ?
    Гость. Там учат всему. Когда дети спят, так им прикладывают к ушам простни, и они вшептывают, вговаривают понемножечку, закрепляют в памяти все, что нужно. А мне не хотелось учить ни математику, ни историю, ни орбитронику, ничего вообще, я хотел видеть во сне то, что мне понравится, как взрослые. Так я лепил шарики из глины, затыкал ими простни, и так вот жил себе в этом гипназе! Вы, наверно, думаете, что я был глупый. Может быть, но зато чего я навидался во сне, профессор! Фараоном был, королем каким-то, с такой золотой шапкой, потом этим... ну... царем... Царь это называлось, да? А как уж немного подрос, так заказал себе ту планету, где десять тысяч прекрасных дам двора - королевы Эполисеи и ни одного мужчины! Ну, с этой-то планеты я еле вернулся, ноги подгибались, но уж нажился, так нажился!
    Тарантога. Где находится эта планета?
    Гость. Как вы сказали? На самом-то деле ее нигде нет, это сны, которые заказывают. Вы выбираете из катасонницы - это список такой - и накручиваете, что угодно. Есть сны, запрещенные для молодежи, но я именно такие и выбирал. Знаете, как? Ну, поднял крышку, под зубцы ограничителя засунул пландер моего старшего брата и накручивал, что мне заблагорассудится.
    Тарантога. Как это делается - с этими снами?
    Гость. Точно не знаю. Есть Центральная, а дома - сонница, вроде этого вот (показывает на телефон), только у нее такие рожки, вот тут, а на том месте, где кружок с номерами, такой прозрачный шарик, с отверстием, называется возбудитель.
    Тарантога. Словом, вместо того, чтобы учиться, вы смотрели сны, да? И в результате вы неуч, потому что были лентяем?
    Гость. Вроде так. Но разве из этого следует, что из-за меня должно быть вторжение нанов, и глея все возьмет, и потом, как я вернусь, меня выторбят? Ведь я же не сделал ничего страшного. Девушка мне понравилась, и...
    Тарантога. Я уже слышал. А откуда вы знаете обо мне?
    Гость. О вас? Ну, знаете... О вас любой знает! Ведь главная приемница на Марсе называется Тарантогов. Ведь вы же изобрели путешествие во времени...
    Тарантога. А может вы знаете, почему моей машине нельзя отправиться в будущее?
    Гость. Ясно, нельзя. Потому что Архирикс велел построить специальный барьер из времяпоглотителей, а то вы влезли бы в наше время, а потом в году... не помню, что-то около трехтысячного, но наверняка не знаю... утвердили этот закон о невмешательстве в прошлые времена. Чтобы глея не попала, и наны, и вообще чтобы ерунды не натворить. Через этот барьер нельзя перебраться.
    Тарантога. А как же пробираются ваши хронобусы?
    Гость. Это дело другое. Когда экскурсия, так Темпор - бюро путешествий - открывает этот барьер в соответствующем месте, но под правительственным надзором, и там проходят хронобусы. Как вы думаете, этот мой хронобус еще тут? Ждет он меня? Хотя - это невозможно... Наверно, закрыли времяпоглотитель, чтоб глея не попала, но, может, хоть щелку оставили, а?
    Тарантога. Какую щелку?
    Гость. Такой след, борозда во времени. Изохрон называется или как его там... Не помню. Никогда не интересовался наукой или техникой. Ой, беда со мной будет, беда! Чувствую, что меня повторят!
    Тарантога. Что сделают?
    Гость. Ну, если четыре недели я не подам признаков жизни, повторят меня. Моя Берильда наверняка будет за ним бегать...
    Тарантога. Кто это?
    Гость. Моя жена.
    Тарантога. А! Женщина!
    Гость. Не женщина, а женщинница. Меня не хватит на женщину.
    Тарантога. В чем состоит разница?
    Гость. Как это - в чем? Ведь я же мужчинник, верно?
    Тарантога. Хорошо, хорошо. У вас есть дети?
    Гость. Еще нет. Но я должен был вскоре получить назначение.
    Тарантога. Назначение? Подумать только! А кто такие эти наны, о которых вы упоминали?
    Гость. Наны? Это умственники. Умственник - это пан либо клеппель, но чаще нан. Случайно помню, мне Новак говорил. Отряд Эвтрихоспоридия, класс Амфотерия, семейство Наниссима. Делятся на ресничных и молочных. С ресничными еще можно выдержать, но молочные - о, это уж такие пролазы!
    Тарантога. А что делают эти наны?
    Гость. Как когда. Обычно ничего, только приглядываются. Лезут, куда их не просят. Но хуже всего эта их мазь - глея! Такая, вроде смолы, а уж как заинтересуется человеком - будь здоров! Надо идти отдавать все в арбореалиум.
    Тарантога. А что такое это все?
    Гость. Что все? Глея? Ну, глея... пасту из нее делают.
    Тарантога. Пасту?
    Гость. Да. У нас почти все из пасты делают. У нас нет ничего такого (показывает на электрическую лампу).
    Тарантога. А что?
    Гость. Паста. Даже такой стишок для малышей есть: "Паста светит, паста греет, паста деточек лелеет". Можно стены построить и одежду сделать... У вас нет пасты? Правда, ведь у вас и глеи нет.
    Тарантога. А как вы были одеты, когда сюда прибыли?
    Гость. Я вообще не был одет. В одежде нельзя выйти из хронобуса. Пришлось все снять...
    Тарантога. И вы голый бежали за этой девушкой, чтобы поухаживать? Любопытные обычаи.
    Гость. Вы смеетесь? Я был не совсем голый, там был куст с такими большими листьями, я отломал ветку.
    Тарантога. И вы думали, что в таком костюме можно ухаживать?
    Гость. Эта девушка тоже была почти не одета. Два маленьких таких лоскутка были на ней, вроде перевязок... Я вам правду скажу. Я думал... Ну, смейтесь надо мной, ладно! Я думал, что это пещерная эпоха... Мы ведь туда должны были ехать, а это, видимо, была лишь остановка. Почем я мог знать? Вижу: луг, дальше вода какая-то, идет себе девушка...
    Тарантога. Я это слышал уже несколько раз. Значит, вас зовут Гипперкорн?
    Гость. Да.
    Тарантога. А где Новак?
    Гость. Спит. Ему сделали укол.
    Тарантога. Ага. И что произошло потом, когда вы попали в лечебницу?
    Гость. Я им рассказал, что им угрожает из-за меня, хоть я и невольно... Что во время пересадки нан может попасть сюда, а где один нан, там сто, а где сто, там уж и глея, и что из этого может выйти катастрофа в мировом масштабе... А они мне сказали, что все будет хорошо, что нанов не пропустят, что глея не просочилась, и заперли меня в таком ящике... Это называется комната, я уж теперь знаю. Я думал, знаете, что они все с ума сошли...
    Тарантога. Врачи?
    Гость. Ну да. Вначале. Но Новак меня убедил, что они не знают всего, что мы знаем...
    Тарантога. И что же?
    Гость. Я пустил его разговаривать, я видел, что он делает это лучше меня. Ну и действительно, он изображал, что ни меня, ни нанов нету, и глеи нет, вообще ничего нет, и что он - какой-то буха... как что? Бухарт, или как там, из этого самого Сосновца... но они вдруг разобрались в этом и не хотели нас выпустить...
    Тарантога. Вас? Так вас двое?
    Гость. Ну, ясно, я и Новак, выходит, двое... И еще этот нан. Надо же такое несчастье, чтобы он именно тогда занялся пересадкой, когда эта девушка шла...
    Тарантога (показывает ему часы). Который теперь час?
    Гость. Двадцать семь сорок девять. Зачем вы мне это показываете? Что это?
    Тарантога. Часы. Что это за время вы сообщили?
    Гость. Вы же спрашивали о времени, да? Я и сказал.
    Тарантога. А откуда вы знали, который час?
    Гость. А откуда вы знаете, когда у вас голова болит? Чувствую. Вы не чувствуете времени?
    Тарантога. Нет. А как вы чувствуете? Чем?
    Гость. Головой. Не знаю, как это делается. Это у всех у нас от рождения. А у вас нет?
    Тарантога. Сколько часов в ваших сутках?
    Гость. Тридцать. Это марсианские сутки.
    Тарантога. Так вы с Марса?
    Гость. Я же сказал вам, что я магуранин. Моя киприада находится на Малом Сырте. У меня там два пасикера.
    Тарантога. Что у вас случилось с рукой? (У Гостя перевязана рука).
    Гость. Это? Рана. Я нарочно себя поранил.
    Тарантога. Зачем?
    Гость. Это так было: сегодня утром я поссорился с Новаком. Я ему доверял и позволял делать, что он хочет, но вижу, что время идет, а ничего не получается, не выпускают нас. И мне пришло в голову, что они меня принимают за искусственника.
    Тарантога. Что это такое?
    Гость. Имитаторник. Вы не знаете? Действительно, у вас я не видал. Когда покупают, то говорят: "Дайте мне кибернака", но так, обычно, мы говорим "искусственники".
    Тарантога. Роботы?
    Гость. Роботы? Роботы - это раньше было. Когда еще из железа делали. Теперь они только в музеях стоят, совсем заржавевшие. Искусственник сделан из того же самого, что и человек, а разница только та, что у него нет крови. Если уколоть его, то кровь из него не идет. Так вот я уколол себя, чтобы им показать, что я человек! Новак не хотел, но я с ним справился. Я ужасно разозлился, что все так без конца тянется. А потом, как пришли со шприцем, так я выпустил Новака и ему сделали укол. Неплохо, а? А как он заснул, я встал, нашел в пижаме какой-то носок, набил его песком, пошел по коридору, а в дверях встретил этого, главного там, знаете...
    Тарантога. Врача? Ага! И вы его ударили по голове...
    Гость. Именно. И переоделся. А что мне было делать?
    Тарантога. Хорошо. Может, вы мне расскажете побольше об этих нанах? Откуда они взялись?
    Гость. Не знаю.
    Тарантога. Они похожи на людей?
    Гость. Что вы! Они маленькие...
    Тарантога. А когда они появились?
    Гость. А глея их знает! Я не нанолог, извиняюсь. Они всегда бегают скопом, чтобы сделать гвул. Стараются обойти человека с трех сторон, дотронутся до него и - трах!
    Тарантога. Что - трах? Убивают?
    Гость. Ничего подобного! Что вы? Просто - пересадка. Пересаживаются через него, понятно? Им человек нужен только для пересадки.
    Тарантога. А в чем состоит пересадка?
    Гость. В том, что они обмениваются. Взаимно.
    Тарантога. Как они выглядят?
    Гость. Они немножко похожи на лосанки. Знаете, что такое лосанки? Вижу, что нет. Это такие прамхи на Марсе.
    Тарантога. Это тоже какие-то разумные существа?
    Гость. Что вы?! Это так, как на Земле трава, кусты...
    Тарантога. Значит, наны похожи на растения?
    Гость. Где там! Вы спрашивали, что такое лосанки, да? Лосанки на Марсе то же самое, что на Земле растения. Но у них нет ни ветвей, ни листьев, и они не зеленые.
    Тарантога. Так чем же они похожи на растения?
    Гость. Тем, что стоят и растут, и это... сахар делают из воздуха, что ли? Фотосинтез это называется, да?
    Тарантога. Оставим в покое лосанки. Может, вы мне нарисуете нана? Вот вам карандаш и бумага.
    Гость. Я не умею рисовать.
    Тарантога. А вы попробуйте. Более или менее.
    Гость. В какой фазе его рисовать?
    Тарантога. А они проходят какие-то фазы?
    Гость. Ясно. Знаете что? Нарисуйте мне воду. Сумеете? Тогда я вам нарисую нана...
    Тарантога. Значит, они разные по формам? Они прозрачные?
    Гость. По-разному бывает. Раньше люди, похоже, выдержать не могли. Это ведь стесняло, понимаете... Что бы вы там ни делали, по дому или в кровати, вдруг выскочит тройка нанов, примерится - и прыг! Но они уже страшно давно появились, так что мы успели привыкнуть. Да и в конце концов от этой их глеи есть польза, я вам говорил. Пасту из нее делают.
    Тарантога. Они производят эту глею? Как она выглядит?
    Гость. Да как хотите. Она такие штучки отмачивает, ого-го! Как начнет вздуваться, так ясно, что наны поблизости. Она за ними тянется, как хвост.
    Тарантога. А не пробовали устранить этих нанов? Ликвидировать их как-нибудь?
    Гость. Не знаю. Да ведь глея все равно осталась бы, верно? Она бы нам дала духу! Ведь и так говорят: "А, чтоб у тебя глея протухла!"
    Тарантога. Это ругательство?
    Гость. Ну да.
    Тарантога. А почему вы боитесь каких-то неприятностей в связи с нанами?
    Гость. Не для меня. Для вас. Мы-то антинанизованы при рождении. А за то, что я этого нана сюда притащил, мне пришлось бы потом отвечать. Еще выторбят меня за это, или...
    Тарантога. А расскажите, пожалуйста, как это выглядит, когда три нана делают "пересадку".
    Гость. Да пожалуйста. Значит, предположим, я стою так... (Встает и, говоря, одновременно показывает все жестами, иллюстрирует мимикой). Тут подбегают двое, значит, спереди (приставляет большие пальцы надо лбом, как рога), а третий тут, сзади, пониже крестца... Те проходят через головной мозг, а этот, сзади, делает гвул вверх, через спинной мозг... вот так... (показывает, будто сзади у него вырастает хвост).
    Тарантога. Подождите... Ведь так выглядит... Этот, что сзади, выглядит, как хвост?
    Гость. Ну, не очень! Немножко. Он делается все длиннее, с таким лохматым концом. Но только на минутку. Это ведь быстро делается, понимаете...
    Тарантога. Но это же значит... Так человек выглядит тогда, как дьявол?
    Гость. Как что? Я этого слова не знаю.
    Тарантога. А не появлялись наны очень-очень давно? Вы ничего об этом не слыхали?
    Гость. Будто бы появлялись, но их было очень мало. И назывались они... а, знаю уже! Прананы. Главная их личиночница была на Марсе. Кажется, поодиночке они бывали и на Земле. Что-то до меня доходило. Раньше, когда они появлялись, люди говорили, что это... одержимость, или как там... Вы, может, слыхали? Люди их тогда боялись. После пары пересадок, если кто не антинанизован, так прежде всего начинают волосы расти на ногах, такие длинные, черные... Перестань! Сейчас же перестань! У, гвайзель!
    Тарантога. Что случилось?
    Гость. Новак проснулся! Не лезь! Я с профессором говорю! Ну! Ну-у!! (Строит дикие мины, вращает глазами. Вдруг выражение лица у него меняется. Он продолжает стоять, но превратился в Новака).
    Гость (голосом Новака). Ах, пырзва ты этакая! Проц ты! Где я? Профессор Тарантога? Профессор, это я, Казимир Карнак Игнаций Новак, старший временной выпучивальницы номер семь!
    Тарантога. Что это означает? Где Гипперкорн?
    Гость. Этот идиот? Так он вам не сказал? Голова у меня трещит... Сделали мне какой-то проклятый укол... О чем вы спрашивали? Ага, можете не повторять. Знаю. Вот сумасшедший! Бросился на директора, я не мог его удержать. Я думал, он его убьет...
    Тарантога. Он говорил, что его птолемизируют...
    Гость. Да ведь это идиот, идиот, не понимает, что птолемизацию изобрели только в 2683 году! Пожалуйста, не разговаривайте с ним вообще! Это кретин! Не понимаю, как могли меня подсоединить к такому...
    Тарантога. Что, простите?!
    Гость. Сейчас вы все поймете. Я не мужчина, профессор, а мужчинник. Мужчинник - это человек, являющийся носителем по крайней мере двух различных и независимых индивидуальностей...
    Тарантога. Что вы говорите?
    Гость. Послушайте, пожалуйста! Вы ведь знаете, что человеческий мозг состоит из двух почти совершенно независимых друг от друга полушарий. Арчибальд Пранфосс открыл в 2989 году возможность вводить в мозг одного человека две разные индивидуальности. Сначала это делали только для экономии, понимаете? Например, на межзвездных крейсерах, где мало места для экипажа и где один и тот же человек должен нести вахту двадцать четыре часа в сутки. Так вот в его мозг вводят две индивидуальности, и пока одна отдыхает и спит, другая стоит на посту. Позднее начали это делать не только в целях служебного уплотнения, потому что это дает громадные возможности, когда личность можно перенести из одного тела в другое. Если, скажем, надоест общество того, другого, или если кто-либо не хочет больше быть невысоким блондином, а желает стать плечистым брюнетом... или если кому-нибудь захочется опять побезумствовать, как в молодости... Тогда при помощи аппаратуры Пранфосса - Мардивани совокупность нейронной структуры его мозга передается в сферу другого мозга. Есть лишь одно ограничение - обе личности должны быть одного и того же пола. Я именно являюсь, то есть был, старшим временным выпучивальницы номер семь того хронобуса, на котором этот бездельник Гипперкорн путешествовал в пещерную эпоху, и когда я был свободен от дежурства, во время моего сна, этот кретин, увидев какую-то девушку в купальном костюме, выскочил из машины...
    Тарантога. О, небо! Я начинаю понимать...
    Гость. Он сказал вам о Грапсодоре?
    Тарантога. Нет.
    Гость. Он давно тут?
    Тарантога. Около часу...
    Гость. Ну, не прав ли я был, говоря, что это абсолютно исключительный кретин?! Ведь это же самое важное!! Грапсодор - это профессор, тот нан, который как раз пересаживался с двумя другими, когда Новаку захотелось бежать за раздетой фифочкой! И он теперь сидит во мне, да, собственно, не во мне, а между нами двумя.
    Тарантога. Это означает, что он... что этот нан находится в вашем теле?
    Гость. Сейчас я и это постараюсь объяснить, но только в двух словах, времени нет! Пранфосс разработал свой метод произвольного подсоединения и отсоединения индивидуальностей именно благодаря исследованию нанов. Он был психиатром-нанологом. Наны делают нечто подобное миллионы лет: передают формулы своих индивидуальностей. Им удобно применять в качестве проводника, в качестве медиума-посредника, человеческий мозг в связи с биоапазитовым полем, которое создается вокруг corpus callosum. Я не могу вдаваться в подробности! Этот Грапсодор сидит во мне, в скрытом, правда, виде, как - ну, не знаю, - какие-нибудь ужасные бациллы находятся в скрытом виде в теле человека. Но он не выдержит так долго, я это чувствую, ведь я с ним маюсь уже сколько недель!
    Тарантога. Вы кто, собственно? Техник? Ученый?
    Гость. У нас это понятия взаимозаменяемые. В нескольких словах: в нашем обществе судьба человека зависит от его интеллектуального уровня. Люди ценные, с выдающимися способностями имеют право на целое собственное тело. Я именно и был таким, был самостоятельным, суверенным мужчиной!
    Тарантога. Так зачем же вы и Гипперкорн?..
    Гость. В этом-то и состоит трагедия моей жизни. Я влюбился без взаимности в Эльсбету Праннек. Она не хотела меня знать, а когда я начал настаивать, она от меня убежала.
    Тарантога. Куда?
    Гость. Перебралась сначала к своей подруге, Марте, а когда я ее и там нашел, подсоединилась к Берильде Гипперкорн...
    Тарантога. А-а!
    Гость. Вот именно! И я в отчаянии, не видя другой возможности, по собственному желанию дал себя подсоединить к мужу Берильды, и лишь тогда мне удалось склонить Эльсбету к супружеству!
    Тарантога. Значит, эта женщина...
    Гость. Женщинница, не женщина, профессор! Она, так же, как и я, двойственна - как Берильда является женой Гипперкорна, а как Эльсбета - моей женой. Я не хотел бросать своей работы, я высоко ценимый временной, так что когда мне пришлось отправиться в это путешествие, я всячески уговаривал Гипперкорна, пока он не согласился поехать со мной в качестве участника экспедиции. Я хотел, чтоб он был вместе со мной, потому что эта его Берильда ничего не стоит, кокетка, в голове у нее только смешки да сласти, наряды да прогулки, а моя Эльсбета - стереопакулянка третьего избрания! У нее закончена аристорская работа! Теперь вы понимаете? Эй! Эй, отключись, болван! Сейчас я разговариваю! Что ж это такое? Я на тебя жалобу подам, ты, негодяй!

    Сумасшедшие мины. Возвращается голос Гипперкорна.

    Гость. Не слушайте его! Убирайся ты, полизина этакая! Не слушайте его, профессор! А что? А ты про мою что говорил? Нет, это я ему, профессор! Что он себе воображает?! Вылез, потому что мне так захотелось, и все тут! А этого нана мы оба захватили невольно, и точка! Большое дело - нан! Нана никто еще не видал! Что может сделать один нан? Наверняка найдется где-нибудь антинанол...
    Тарантога. Вы Гипперкорн?
    Гость. Ясно! То, что он говорил, это вранье! Клевета! Его жена, смотрите-ка, важная птица! Он самая настоящая свинья, я уже давно хотел подать на него жалобу! Сначала умолял, на коленях просил, чтоб я ему позволил подсоединиться, а теперь, когда я с моей женой, понимаете, так он насильно включается! Не может подождать, пока Берильда уснет и эта его Эльсбета будет действовать! И вот притаится этак, а я спрашиваю: "Чего ты ищешь, чего хочешь, это не твоя жена, иди спать!" - а он говорит: "Нет, я так только, подумаю немножко, я тебе мешать не буду..." И вдруг ни с того, ни с сего, по-хамски подбирается к _моей жене_! Вы слышите?! Хватит! Отключись! Эй! Я тебе сейчас!

    Корчит дикие мины, грозит самому себе кулаком.

    Гость (голосом Новака). Профессор! Все это - куча мерзких выдумок! Нужна мне его Берильда! Это идиотка, такая же, как он! Профессор, я сейчас вам объясню, что надо делать, чтобы временно обезвредить этого Гипперкорна! У меня есть для вас масса сенсационных сообщений! Сначала - исторические, я изложу вам ход событий за ближайшие четыреста лет. Я писал об этом магистерскую работу, знаю все даты наизусть. Я не такой балбес, как этот ментильщик-любитель Гипперкорн! А во-вторых, надо навести порядок с этим наном, а то... (Начинает дрожать всем телом, кричит сдавленным голосом). Про-фессор... возьмите шприц... какое-нибудь... снотворное... бы-стро... Убирайся!
    Гость (голосом Гипперкорна). Он меня хочет усыпить! Как бы не так! Даже не пробуйте, профессор! Как только мы вернемся, подам жалобу, пускай его выселяют в разбитый мозг! Могут мне подселить кого угодно, лишь бы не этого грумлоха!
    Тарантога. Я считаю, что для общего блага вы должны все же дать говорить Новаку. Он лучше ориентируется и в качестве, так сказать, вашего соседа по телу, может...
    Гость. Что-о?! Так вы тоже против меня?! Как-никак, хоть я и стеснен, хоть я и с этим дирвуплем, да еще вдобавок с наном в голове, я всегда справлюсь с таким, с позволения сказать, ученым из послепещерной эпохи, как вы! Слушайтесь меня и выполняйте мои приказы, тогда мы столкуемся, а нет, так вы пожалеете! Прежде всего принесите маленький ножик! Но чтоб был острый!
    Тарантога. И не подумаю! Дайте слово Новаку!
    Гость. Что-о? А-а... прочь! Отстань! Нет, я тебе сейчас...

    Озирается сумасшедшими глазами. Видит большое зеркало на стене, подбегает к нему и начинается ссора: то голосом Новака, то голосом Гипперкорна, яростно размахивая руками, жестикулируя, грозя себе, даже давая самому себе затрещины, гость кричит.

    Гость. Гипперкорн, перестань, а то я тебя извайглую!
    Гость. Шать твоя, гнилой деревиной расписканная!
    Гость. Чтоб тебе струпель зеленной в пескоустье!!
    Гость. Катись вместе с своей Эльсбетой, ты, грязнонос нановатый!
    Гость. Погоди, вот вернемся, я как дам тебе матрикулом через гелайстер, так тебе родная штамповница не поможет!
    Гость. А тебя и бортолайза не спрячет, грызна ты мурчапная!
    Гость. Фрук тебе в рентак!
    Гость. Во-он! Прошу меня немедленно отключить!! Не останусь с этим хамом больше ни секунды!
    Гость. Да погоди, ведь нан выскочит...
    Гость. Пусть выскакивает, мне все равно!
    Гость. Профессор, прикажите арестовать этого нанофила!
    Гость. Замурковать его! Расклеймать! Перептолемизировать!

    Слышен стук в дверь. Гость вдруг отступает в угол и затихает.

    Мелания (входит). Профессор! Какая-то дама к вам.

    Прежде чем профессор успевает ответить, входит могучая жена Гостя, за ней магистр Сянко.

    Сянко. Извините, профессор, эта дама настойчиво утверждала, что у вас находится некий Новак... О! Он и вправду здесь!
    Жена. Как ты себя чувствуешь, котик? Добрый вечер, профессор! Не сердитесь, пожалуйста, что я так ворвалась. Я только за мужем пришла...
    Тарантога. Это... ваш муж? Как его зовут?
    Жена (с легким смешком, очень спокойно и по-деловому). Что значит - как? Новак. Казимир Новак. Мы живем на Саской Кемпе... Он очень скандалил, скажите?
    Тарантога. Ну... нет...
    Жена. Профессор, это вы из вежливости так говорите, но я по его глазам вижу... Он у меня так через каждые два месяца сбегает, вот представьте! Сначала я место ему устроила в кооперативе, но разве у него это в голове! Только бы сказки рассказывал. Другое дело, что это-то он умеет, ночь напролет можно слушать. Но не для меня, не для законной супруги, что вы! А какие истории знает! Он ведь в цирке сначала был чревовещателем, но выгнали его, потому что пил без просыпу. Нигде ему неохота работать. "Ладно, - говорю, - я уж тебя прокормлю, сиди только дома!" А он ушки на макушке, а через несколько дней уж смотрит, как бы улизнуть. И ходу! Ему больше нравится сумасшедшего корчить, вот подумайте, чем с женой жить, как полагается, в хорошей квартире! Интересно мне, какой он тут номер отколол? В прошлом году, как пошел в больницу, сказал, что он - король Мандрагорос из Питвы какой-то, что ли, что у него сорок четыре планеты в подданстве. Вот вам! А как ему надоест, так ото всего откажется, выпишут его как здорового, он и вернется... Но в этот раз что-то уж очень долго его не было. Я бегала, расспрашивала... Ага! В Обленцин попал. Но уж и пакостей там наделал! Без милиции не обойдется. Ну, идем, Казик! Только ты мне тут представлений не устраивай, а то перед профессором стыдно будет. Давай домой! Интересно, кто он теперь? Князь Ксафириус со звезды Опал Шесть?
    Тарантога. Нет. Магуранин с Марса.
    Жена. С Марса? Вон как - с Марса! Марсианин, значит? Ну, иди, марсианин ты мой, иди...

    Новак покорно идет за ней. Тарантога смотрит на них.

    Жена (с порога). Прошу прощенья, профессор, за все хлопоты, что он вам доставил, и за потерянное время...
    Тарантога. О, это ничего, ничего...
    Жена. Спокойной ночи!

    Выходят. Сянко смотрит на Тарантогу, Тарантога на Сянко.

    Сянко. Вот так история! Он тут часа два просидел, пожалуй, воображаю, что он вам нарассказывал... Хи-хи! (Давится со смеху, сразу закрывает рот.) Извините...
    Тарантога. Значит, вы склоняетесь к мнению, что он не происходит из будущего?

    Сянко издает нечленораздельный звук, смотрит на Тарантогу, как на сумасшедшего.

    Тарантога (спокойно). А вы обратили внимание на ее ноги?
    Сянко. Нет... А что?
    Тарантога. Ее туфли... Я сейчас вам объясню. Но сначала будьте любезны, выбегите побыстрей на улицу и посмотрите, что с ними случилось. Ну, идите же, раз я говорю!

    Сянко крутнулся на месте, побежал. Профессор прохаживается у открытой балконной двери. Вскоре запыхавшийся Сянко возвращается.

    Сянко (с порога). Нет их... Нигде... Я до угла пробежал... Наверно, ее такси ждало внизу...
    Тарантога. Не было никакого такси. Я поглядел в окно.
    Сянко. Так как же? Улица видна в обе стороны, она пуста. Никого нет, скоро двенадцать... Вы думаете, они спрятались в саду? Зачем?
    Тарантога. И в саду они не спрятались. Ее послали, чтоб забрать его отсюда по возможности деликатно. Не верите? Попробуйте завтра через милицию поискать Казимира Новака с женой на Саской Кемпе. Вы все еще ничего не понимаете? Ее выдали туфли. Таких ни одна женщина не надела бы. Она была одета, как одеваются женщины сейчас. Это они могли высмотреть со своих хронобусов - с летающих тарелок... Но туфель с большого расстояния толком не рассмотришь. Это туфли - ну, примерно, начала девятнадцатого века...
    Сянко. А это доказательство?
    Тарантога. Для меня - да. Я, конечно, не противился, делал вид, что принимаю все за чистую монету, а то они могли бы прибегнуть к более энергичным средствам. Они хотели забрать его отсюда без шума, так, чтоб ни следа не осталось... Даже мысли в чьей-либо голове. Вижу, что, поскольку касается вас, это им удалось. Они исчезли, говорите? Наверно, тротуар под ними расступился! Ну, уже поздно. Ничего не поделаешь, надо спать ложиться, завтра опять рабочий день. Доброй ночи, дорогой магистр Сянко! Спокойных снов...

 

НФ: Альманах научной фантастики:
Вып. 2 - М.: Знание, 1965, С. 213 - 242.