БАБЕНКО Виталий - Проклятый и благословенный

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 голосов)

Корпус Корабля состоит из металлопластических материалов и представляет собой, для упрощения скажем, полую сферу. При подаче импульса на гибкий шпангоут корпус размыкается и, образно говоря, "выворачивается наизнанку", "схлопываясь" вокруг малого объема вакуума с нулевым содержанием вещества.
      Простейшая аналогия: представим надрезанный по большому диаметру детский мячик. Небольшое усилие пальцев, и мячик уже показывает нам свою внутреннюю поверхность, оставаясь по форме тем же шаром. Если к этому присовокупить, что края разреза при касании моментально склеиваются, а "выворачивание" происходит в мгновение ока, то, право же, для примитивной модели Корабля нам больше ничего не требуется. Разве что указать: реакторный отсек и отсек управления расположены на "полюсах", а "надрез" проходит по "меридиану".
      Оболочка нашего Корабля надежно защищает "пойманную" пустоту от всех видов взаимодействий, включая электромагнитное поле рабочих систем Корабля, и даже гравитацию, ибо в момент "нуль", то есть в момент "схлопывания", срабатывает математический реактор, и для объема, оказавшегося в пределах оболочки, тензор кривизны пространства обращается в "нуль", элиминируя "жгут-структуру".
В тот же самый момент начинает функционировать "васкоп", долженствующий за минуту эксперимента сделать около миллиона мгновенных "снимков" вакуума, энергетическая расшифровка которых последует на Земле. Такова схема эксперимента. Добавлю: запроектированная схема, ибо на деле после "схлопывания" рассудки наши помутились, "васкоп" же и "глазом не моргнул".
      События развертывались так. Я выстрелил Корабль а расчетную точку и переключил энергию на малый реактор. Мы начали медленно продвигаться в пространстве. Погрешность оказалась ничтожной, поэтому после непродолжительного рыскания Корабль вошел наконец-то в желаемый район. Все наше внимание переключилось на "пустомер"-индикатор содержания вещества в вакууме, или "пустомелю", как мы его окрестили.
      "Большеразмерный уровень - пусто", начал издалека наш "пустомеля", и тут же хронометр принялся за отсчет времени. "Космическая пыль - пусто". Мы перемигнулись друг с другом: лоцирование не подвело. "Межзвездный газ - пусто". Вот оно, мгновение! На атомном уровне - как помелом, следовательно... "Общая оценка - пусто". "Чистый вакуум",- все тем же скучным голосом объявил "пустомеля".
      Последнее, что я помню из реальности ДО, легкий толчок: "ловушка" захлопнулась,
      Немедленное ощущение: лечу куда-то во мраке" Затем подо мной объявилась матушка-Земля. Вокруг раскинулся божественный воздушный простор, над головой - пара-другая легких облачков и небывалой голубизны солнечное небо.
      Самое удивительное - летел я "безо всего". Не было за плечами увесистого и монотонно гудящего "Вихря", предплечья и запястья не обжимали охваты спортивных крыльев, не было ощущения невесомости, как на параболическом тренажере. Была влекущая к земле тяжесть тела, которое, впрочем, и не думало опускаться, было сказочное чувство парения и была радость. Нестерпимый восторг, захватывающая душу удаль, блаженство избранных, упоение победой над природным недостатком человека, одержимость власти над природой - все смешалось, все распирало грудь, наполняя легкие некой невесомой субстанцией, которая, может быть, и удерживала меня на высоте.
      Я с удивлением прислушивался к собственному телу. Не было органа, который работал бы в привычном режиме. Сердце билось не ритмично, а выбивало какую-то сложную "морзянку". В печени ощущалось странное щекочущее движение, впрочем, не беспокоящее, а скорее приятное. Желудок словно бы сжался в комок, уступая место диафрагме, которая мощно пульсировала и напоминала мембрану бионасоса "квадриги" или "триеры". Только насос этот гнал неизвестно что и неизвестно куда. Руки и ноги подчинялись неведомым командам - не мозга, а иного органа, только что чудодейственным образом родившегося "под ложечкой",- и блестяще удерживали равновесие, не допуская, чтобы я свалился в "штопор" или попал в "воздушную яму". Да что говорить - все органы трудились по-особому, но происходящее казалось мне абсолютно естественным, словно бы летать я был обучен с детства. Может быть, и не ходил никогда - только летал...
      Подо мной проплывал незнакомый мне заповедник. Девственные леса, благоухающие сады, полудикие парки, луга, речушки, лужайки - все вызывало у меня умиление и первобытное почитание. Я бросался камнем к купам деревьев, пугал быстролетной тенью рыбешек в прудах и снова взмывал в небо, гонялся за птицами, съезжал по радуге, делал тысячи подобных благоглупостей и хохотал, хохотал, хохотал...
      Пока не очнулся в центре управления Кораблем. Я лежал на полу и бился в истерике. Психолог разжимал мне челюсти, вливая витализатор, хлестал по щекам, но я все сильнее закатывался идиотическим смехом. Совершенно неожиданно он сменился безумным воем и плачем. Я лежал, скрючившись, у своего кресла и рыдал в три ручья, рассказывает Психолог. Он не изменяет истине. Я помню этот момент. Мне действительно было горько и больно. Я не желал возвращаться в действительность.
      Хотелось до конца дней своих летать в прозрачном и призрачном мире, купаться в хрустальных лучах солнца, вдыхать зеленый запах первозданной свежести, чувствовать облака, оседающие капельками на горячем лбу, удирать от грозы, нестись к Луне, стараясь достичь наивысшей точки полета, и затем - вниз, с меркнущим от разреженного воздуха сознанием вонзаться в теплый туман, стелющийся над низинами,- отголосок растворенного в сумерках зноя,- возвращаться к жизни. Летать, летать, летать... Вечно..."
      Я резко бью по клавише выбрасывателя. Кубик, не отыграв, вылетает на стол. Дальше слушать я не в состоянии: перехватило дыхание. Последние часы жизни Навигатора - самая трагическая ниточка во всем этом запутанном и прискорбном клубке нелепых смертей.
      Он с ювелирной точностью выстрелил Корабль к Земле, отдав управление посадкой Командиру лишь после того, как убедился в полном восстановлении значения G-тензора. В ясном сознании прошел "контроль", обманув врачебный синклит. Однако слова, запечатленные в фонне, оказались последней разумной записью "космического снайпера".
      Уже дома он внезапно потерял сознание. А когда пришел в себя, мысли в глазах его не было. Он бормотал несусветицу, лепетал как ребенок, пускал пузыри и судорожно дергал руками, как бы пытаясь схватить что-то скользкое, но вместе с тем чрезвычайно важное для него, без чего уйти из жизни он не имел права. "Полный распад сознания",- зафиксировал врач. Он же через полчаса, мучаясь беспомощностью, установил смерть...
      Есть еще одна причина, по которой я никогда не дожидаюсь конца фонны Навигатора. На ней по странному стечению обстоятельств были записаны слова, произнесенные им за секунду до фатального кровоизлияния. На эту единственную секунду сознание вернулось. И губы прошептали жуткую в своей осмысленности фразу - за малым изменением ту самую, которую произнес когда-то, умирая, Рабле: "Je vais querir le grand Neant". ("Иду искать великое Hичто").
      От этих слов мне становится страшно...
   
      "..Вот и все! Кончен полет, кончен эксперимент, и кончены надежды..." - фонну Командира я включаю с третьей плоскости. Сейчас для меня важнее всего еще раз услышать "сны". Размышлений предостаточно. Ретроспективных повествований тоже. В сущности, все они повторяют одно другое. Зато "миражи" или "выродки" - случай особый.
      "...Внешне все выглядит благопристойно и даже логично. Ни за чем "поехали" и ни с чем вернулись. Или так: в пустоту нырнули, с пустыми руками вынырнули. Взятки гладки. На нет и суда нет.
      А стыдно... В глаза друг другу совестно смотреть, не то что людям... Ведь было там Что-то! Совсем рядом было. Можно сказать, меж нас. Кажется, щупай руками, измеряй, отколупывай кусок, упаковывай в бумажку и вези на Землю. Ан не тут-то было: пусто! Сквозь пальцы, точнее, сквозь мозги наши, как вода, утекло. Откуда, ЧТО и куда - бессмысленно спрашивать. Ничего-то мы не поняли, ни в чем-то не разобрались и как не знали до сих пор, так и сейчас ни черта не знаем. Маразм полнейший: семь в общем-то неглупых и основательно подкованных людей, до зубов вооруженных новейшей, точнейшей и умнейшей техникой, сидят в Корабле - восьмом чуде света - и... хлопают ушами, в затылках чешут, руками разводят. Щенки слепые!.. Издевательство в полном смысле слова: будто кто-то намеренно заставил нас идти на немыслимые ухищрения, а потом кукиш показал.
      Слово "кукиш"^я не зря употребил. Хоть бы с нами вообще ничего не случилось, так-таки и ничего, тогда бы все понятно было: НЕТ ни гроша в этом вакууме, нет, не было и не будет никогда. А кукиш-то нам показали! Могучий такой кукиш, и у каждого - свой, у каждого в башке целую минуту фига красовалась.
      Вот если бы она в "ловушке" из самого что ни на есть вакуума сложилась - тогда да! Написали бы в отчете просто и бесхитростно: "Абсолютный вакуум при полной изоляции от взаимодействий обладает свойством складываться в фигу". Потом ее замерили бы, высчитали объем, определили топологическую структуру, описали формулами, сняли с каждого пальца дактилограмму и так далее и тому подобное. Возвращаемся на Землю - нате вам, специалисты по фигурам из трех пальцев! Копайтесь, исписывайте тома, возводите стройное здание теории!
      А в нашем-то случав что, скажем, я в отчете зафиксирую? Что страшил повидал, каких свет не родил? Что эти страшилы меня чуть не слопали? А доказательства? Нет таковых!!! Ну, привиделось, ну, галлюцинации, ну, перенапрягся... Полежи, молодой, на морском пляже, понюхай озон, поплавай вволю, авось нервы и придут в порядок...
      Я и сам такое посоветовал бы любому, если бьют него свои байки услышал. Но ведь не байки!..
      Шел я по очень странному лесу. Нет, не так. Лес был как лес: деревья, кусты, трава, полянки с цветами и папоротниками, озерки, холодные ключи-все нормально. И запах земной: зелени, прели, хвои. Но вот заселен этот лес был самым непристойным, так сказать, образом. Что ни зверь, то чудище.
      Выглядывало из-за сосен гнусное рыло здоровенного кабана, только вместо пятачка у него красовался пучок фиолетовых щупалец, и шарил он ими по веточкам, листикам, былинкам, не пропуская ни одного стебелька, все время что-то совал себе в пасть - муравьев, тлей, гусениц, я знаю? А одно щупальце без устали хлестало по щетине на спине и боках - отгоняло слепней, видимо. Пасть, впрочем, была кабанья, но без клыков и зубов. Вроде ктото повыдергивал их, и совсем недавно: кровоточащие лунки в деснах были видны явственно.
      Кабан заметил меня, уставил свои затянутые противной полупрозрачной синевой глаза, вдруг собрал все щупальца в тугой комок и выбросил их в мою сторону, издав громкий чмокающий звук. Я отпрянул, скотина же, довольно хрюкнув, вернулась к прерванному занятию.
      Низко над землей, прыгая с ветки на ветку, пронеслась стая шимпанзе. И эти мало чем отличались от обычных обезьян: ни тело, ни лапы особого внимания не привлекали. Однако на морды я не мог смотреть без брезгливости. Челюсти - не челюсти, а ротовой аппарат, как у кузнечика. Вечно жующие красные створчатые пластины, с которых вязкими шариками срывалась густая иссинячерная слюна.
      Выскочила откуда-то пегая кобыла. Умная такая зверюга с человеческими ушами непомерной величины - каждое с простыню. Присмотрелся: уши человеческие, но из тончайших розовых хрящей и с перепонками, словно у летучей мыши. Лошадь взмахнула ими и... полетела, почему-то, сказав на прощание: "Привет!" Вполне благожелательно, кстати, сказала и осмысленным, проникновенным голосом.
      Свалился сверху обнаженный мозг на паучьих лапках, заскакал по кустарнику, ломая сучья: видно, тяжеленный был очень. Земля вспучилась передо мной, лопнул холмик, рассыпался мелкими камешками, вылезла клешня с глазами, помигала мне и скрылась.
      У гигантского дуба отломился здоровенный сук, на его месте дупло вскрылось. Поперла оттуда змея толщиной с хорошее бревно. Это я сперва подумал, что змея: голова питонья. А чуть больше высунулась - оказалось, тысяченожка невиданная: великое множество ног к туловищу приделаны были, маленькие, но шерстью заросшие и с раздвоенными копытцами. Защелкали ножки вниз по стволу, голова уже в клешниной дыре скрылась, а тело все лезло и лезло из дупла: метров сорок в нем было.
      А то слоновая черепаха прошествовала мимо. С прозрачным панцирем: все органы сквозь него видно - кровь пульсирует, сердце размеренно ходит, легкие колышутся. Тоже приятного мало.
      Дикобразы резвились. Не иглы у них, а тонюсенькие полые стерженьки с раструбами на концах: оттуда вонючая жидкость брызжет.
      Жаба припрыгала из чащи - не меньше теленка величиной. Встала на задние лапы и полезла на березу, как заправский сборщик кокосов, только откуда на березе кокосы?! Губы трубочкой, лезет, насвистывает чего-то. А вот говорящих, кроме лошади, никого не было.
      Я стою окаменело и шепчу себе: "Успокойся. Успокойся. Все нормально. Ты просто немного сошел с ума. Это бывает. Это скоро пройдет". Бормочу эту чушь кретинскую и верю и не верю, что такая чертовщина в действительности происходит.
      Окончательно сбрендил я, когда динозавр появился. Раздался треск ломающихся стволов, лес словно распахнулся впереди, и надо мной такая громадина нависла... Небо заслонила. А на ногахколоннах не пальцы, не когти, не копыта - хотя что я говорю? откуда у динозавров копыта? "присоски? Будто колосс этот ничего не вес^т и запросто может к облакам унестись, потому присасывается.
      И вот когда присоски в землю со свистом впились, я наконецто бросился бежать. Бегу и думаю: куда же я мчусь, ведь этому небоскребу стоит два шага шагнуть, и уже меня перегонит. Голову поворачиваю на бегу, а этот детина умопомрачительный и не помышляет с места двигаться: шея у него - с маленькой головой на конце - как резиновая. Вытягивается, вытягивается, догоняет меня, опережает, и вот уже голова гулко стукается о землю передо мной, "3се. Конец",- мелькает у меня. Вдруг вижу: не голова это больше, а ладонь размером с меня. И на ней - татуировка! Эти самые слова вытатуированы: "Все. Конец". Я очнулся... Я очнулся... Я очнулся... Я очнулся..." Фонна Командира всегда заедает в этом месте: какой-то дефект в развертке. Я заставляю "чтеца" смолкнуть. Что это? Самое странное сновидение? А может, столь же странное, как и остальные? Не могу сказать обо всех записях, но в некоторых прослеживается определенное сходство. Нечто вторгается в психику человека и как бы модулирует ее: "пробует" на привычных сознанию объектах инородные и чуждые им черты, наделяет их несвойственными характеристиками. И получаются: жена и дочь Психолога с неуловимо искаженными чертами, левитирующий Навигатор, лошадь с человеческими ушами, многокопытный питон, татуированный динозавр. А зачем все то - одному богу, то бишь вакууму, известно, Или не вакууму? Но чему тогда?
      Как, однако, велик и многообразен мир! И как мал и беспомощен разум всякий раз, когда он сталкивается с новой загадкой природы. Сколь коварно подводят его чувства! В истории немало тому примеров: познание часто отступает перед Неведомым, ломающим привычный круг представлений. Но отступает всегда с определенной целью: либо избрать новое направление, либо взять разбег для прыжка через препятствие. Первое предполагает разработку качественно новых концепций, второе - выжидание и накопление количества информации. Но что нам предстоит в этот раз? Имеем ли мы право отказываться от неопровергнутой теории? И тем более - имеем ли мы право ждать?
      Порой мне кажется, что фонна Борттехника - его "сновидение" - ближе всего подбирается к ответу на эти вопросы, к принципу выбора пути. "Ближе" - но лишь подбирается...
      "...Оболочка матки вспучилась. Потом перемычка между ней и вновь рожденным ботом стала совсем тонкой и оборвалась: бот отпочковался. Так рождается капля в кране. Мыльный пузырь от соломинки отделяется тоже - так. Затем в натяженной обшивке бота прорезались отверстия: дюзы. Включился двигатель, и мы, держась, как путеводной нити, оптимальной траектории входа, стали спускаться на планету.
      Все было рассчитано давно и перерассчитано много раз: орбита матки, момент отрыва, кривизна глиссады, точка посадки. Последняя предполагалась в центре обширной прогалины в нескольких градусах к югу от экватора. На стереоглобусе эта прогалина казалась огромной лишайной плешью в буйной шевелюре планеты, которая от полюса до полюса была покрыта лесными зарослями, Морей мы не обнаружили; россыпи озер в умеренных широтах - вот и вся вода. Пока спускались, эколог не переставал недоумевать, откуда здесь может взяться влага для столь пышной растительности. Всего лишь одна из множества загадок, которые нам предстояло решить...
      Приземлились. Вернее, "припланетились", ибо от Земли нас унесло бог весть как далеко, а имени планете мы еще не дали. Затем пошла восьмичасовая рутина: химический анализ, бактериологический анализ, радиационный, электростатический, почвенный, биотоксический, споруляционный, одориметрический, психомутагенный. Анализы, анализы, анализы... Все! Кончилось. Сумматор выдает предписание: опасностей для жизни нет, мера защиты минимальная. Надеваем респираторные маски, ибо пыльца каких-то растений, носящаяся в воздухе, может оказать аллергическое действие, а ароматы местных цветов не из приятных. Можно выходить...
      Сразу и не вспомнишь, как ОНИ перед нами появились. То ли выступили из-за кустов, то ли поднялись на ноги, потому что до этого лежали ничком, то ли просто "возникли". Впечатление было, словно они выросли из-под земли. Несколько мужчин, удивительно похожих на нас, чужаков в их мире, только малорослых - будто уменьшенные копии землян. Зато лица - необычайно правильные и благородные, пропорции тела - античные, позы - спокойные: без тени превосходства, но и нисколько не настороженные.
      Одежда их состояла из ниспадающих складками свободных плащей с короткими рукавами и легких сандалий, на головах - тонкие, похоже, медные обручи, перевитые надо лбом зелеными листьями. Ни дать ни взять древние эллины в туниках, собравшиеся на праздник Пана. Разве что без свирелей.
      Мы настроили переносный "лингавокс" на прием, однако потребность в переводе сразу же отпала. Планетяне заговорили на нашем родном языке. Чистейшем, надо сказать, языке, хотя и немало архаичном.
      - Целы ли власы пришельцев? - произнес кто-то из них. Мы озадаченно переглянулись, не зная, что ответить.
      - Зрим, что целы. Рады за ваших потомков!- продолжал тот же голос. Мы еще раз переглянулись, и наконец-то пилот наш вспомнил стандартную формулу приветствия.
      - Мир и счастье обитателям этого мира! Не с бедой или злым умыслом явились мы сюда, но во имя познания. Незваные гости, но мечтаем быть друзьями. До той поры мы ваши добровольные пленники.
      Теперь настала очередь изумляться аборигенам. В заметном смущении они перебросились несколькими словами на своем языке. "Лингавокс", впрочем, их не перевел.
      - Корни стремятся к свету, путь озаряет влага,- вступил в переговоры второй планетянин.- Многоразличны голоса жизни, но привкус горечи для птиц не помеха: они парят вдали от водопадов.
      Странное тревожное чувство родилось у меня в груди, от растерянности я никак не мог собраться с мыслями, тем не менее попробовал внести в беседу долю здравости;
      - Темны слова ваши, незнакомцы, однако взаимопонимание рождается не сразу. Мы стараемся постичь ваши мысли, но для этого требуется усилие. Согласованные стремления к ясности уничтожат преграду между рассудками.
      На лицах чужаков проступила краска. Только что это - гнев или недоумение,- пока трудно было определить. Короткое молчание, и третий из них подвёл голос:
      - Причины и следствия оплодотворяют время. От следствия к причине - порыв ветерка, от причины к следствию - струйный поток. Осквернить трапезу лицезрением - содеять доброе для чистоты породы. Мирволить избывшим - перекладывать бремя растений на подобие неживого. Тускнеть злобой к огню - почить в безутешной подвижности. Все - узелки на вервии, ползущем от недра недр к границе границ. Барьеры оно огибает, но утолщениями цепляется - за друзы льда, мысли чуждого, и споспешествует наконец.
      Так. Диалог между цивилизациями превратился в абсолютный, неслыханный, несусветный бред. Хорошенькое дело! И зачем мы вообще сюда свалились? Впрочем, второй пилот делает еще одну попытку.
      - Очевидное для вас - нам таковым не представляется. Видимо, это правило имеет обратную силу. Безусловное в нашем понимании - спорное по вашим меркам. Неужели, однако, подобие двух миров и схожесть обликов, а следовательно, уместно предположить, и биологического строения не помогут нам найти общий язык?
      Мы понимали, что говорим совсем не так, как привыкли изъясняться, что можно было бы облечь наши потуги на контакт в более простую словесную форму. Наверное, подействовала несуразность и бестолковость происходящего. Мы стали косноязычными, порядок в мыслях нарушился. Однако какая-то "стыковка" в смысловом строе после "речи" второго пилота все же наметилась.
      - Можно найти общую ногу,- быстро-быстро заговорил первый планетянин,- можно отыскать общий глаз, можно на каждом взмахе качелей жизни стремиться к общему зубу, клюву, перу, крылу, наконец, к общей чешуе. Почему?.. Найти общий язык - все равно что петь песни под дождем или рисовать тем, что горело. Мы говорим красные и зеленые тона, и в этом истина опыта. Там слышны терпкие касания, в этом качество творчества. Мы осязаем легенды, и в этом терпение роста. Наши глаза зорки к теплу, в этом заметность прошлого. Но окоем гневен, и травы шествуют к умению, и витийство пророчествует сообразность; нам пора уходить. Да не уколет вас мерцание звезд!
      Планетяне исчезли так же молниеносно, как и появились. Л вокруг меня, ошеломленного, уничтоженного, сбитого с толку, все стало постепенно гаснуть. Затмились один за другим все мои странные и незнакомые прежде товарищи по экспедиции, исчез бот, растаял далекий лес, растворилась в темноте пустая прогалина, и наступил полнейший мрак, в котором вдруг неожиданно вспыхнули кают-компания Корабля и отделенный от нее лишь псевдопереборкой центр управления. Я вернулся в свое время, свое место, к своим друзьям. У всех шестерых был пугающий подавленный вид. Но, судя по выражениям лиц, по реакции - от истерического страха до эйфорической радости, они были подавлены не тем, с чем пришлось столкнуться мне. Чем-то иным..."
      Каждый день я до исступления ломаю голову над этой фонной. Все чудится: разгадка - вот она, только ускользает, не дается в руки. Порой приходит мысль: а что, если сам "феномен" - то, в чем закружились сознания экипажа,- подбрасывает ключик к собственной тайне, подсказывает - через "видение" одной из жертв - слова "Сезам, откройся!", но произнесенные на каком-то очень странном языке? Я хочу сказать, не зашифрован ли в словах "планетян" некий секретный смысл, разгадав который мы смогли бы добраться и до сути минутного умопомешательства экипажа, и до сути самого вакуума, если, конечно, слово "суть" к нему применимо? То есть если все, что приключилось с Кораблем в далеком космосе, связывать именно с ним.
      Каждый раз я отбрасываю эти мысли, полагаю их явным бредом, но они возвращаются ко мне с неизменным упорством. Параллельно же с ними зачастую всплывает другая идея, более здоровая и трезвая, даже скорее отрезвляющая. Не напоминает ли диалог команды бота с обитателями иного мира "беседу" человечества с природой?
      Мы задаем ей вопросы, наделенные вполне понятным НАМ смыслом, она отвечает на них ПО-СВОЕМУ, пользуясь СВОЕЙ логикой, руководствуясь СВОИМ семантическим строем. Мы столбенеем и либо изменяем вопрос, либо изо всех сил тщимся понять ответ. Если последнее нам удается, мы делаем колоссальный шаг вперед и именуем его прогрессом в науке, если нет - сваливаем неудачу на опыт, обвиняя его в "нечистоте", или же на экспериментаторов, ловя их на непоследовательности и торопливости.
      Во всяком случае, что бы ни стояло за "сном" Борттехника, я всегда слышу в нем по крайней мере одну - тихую и вкрадчивую ноту: так ли уж сильна она, логика нашего познания? Логика Вашего познания, доносится до меня шепот Неведомого.
      На моем столе остается последняя непроигранная фонна - Помощника Командира. Однако желание выслушать и ее тоже пропадает. Я устал. Конечно, я знаю ее чуть ли не наизусть, как знаю и остальные, обычно это не мешает мне каждый вечер загружать проигрыватель неизменной программой. Но сегодня... Пусть программа остается незаконченной. Вот если бы мой изначальный выбор такого на фонну Помощника, у меня, наверное, до сих пор звучали бы в ушах последние слова его: "Будь ты проклят, вакуум!" Равно как и его сетования на собственную ненужность в экспедиции: мол, традиционная мера безопасности, мол, никчемная фигура, мол, если бы да кабы, если с Командиром что-нибудь случится, тогда... И его леденящий рассказ о том, как перед возвращением на Землю он включил "контрольную" электрофонную запись, то есть фонну Корабля, и услышал, что на протяжении минуты-той самой, когда у всех были "сновидения",- кают-компанию сотрясал оглушительный, запороговый вой, который во время эксперимента никому, естественно, слышен не был. И описание его собственного "выродка"; он несся в черном узком тоннеле в каком-то потоке то ли воды-не-воды, то ли сжатого воздуха-не-воздуха и, повинуясь течению, убыстрял движение, замедлял его, останавливался, снова мчался, кружился в вихревых возмущениях в каких-то шарообразных коллекторах, встречавшихся на пути, и все это без проблеска света, и не было никаких ощущений: тепла или холода, голода или жажды, бодрости или усталости, сна, времени, нехватки воздуха - и не было желания вырваться из тоннеля, но не было и апатии - так он несся бесконечно долго или, напротив, совсем недолго, и только чувствовался запах, причем бил он не в ноздри, потому что и дыхания-то не было, а чувствовался вообще - далекий, забытый, младенческий запах: теплый аромат материнского молока.
      Все это я мог бы услышать. Но не буду: устал. Я выключаю проигрыватель, сгребаю в кучу все фонны и перемешиваю их на столе: завтра снова буду гадать, какую выбрать и чей услышу голос.
      Я поднимаюсь из кресла, потягиваюсь и подхожу к окну. Уже ночь. Сейчас я сниму со стекла напряжение прозрачности, комната будет освещена лишь мягким внутренним светом, но я еще не собираюсь ложиться. Знаю: быстро успокоиться не смогу. Начну ходить из угла в угол и думать, думать, думать...
      Долгим взглядом окидываю звездный небосклон. Между тонкой пленкой атмосферы, надежно укрывающей и меня, и всех людей, и Землю, и манящими мерцающими точками - Вакуум. Не чистый, не абсолютный, но та самая загадочная, недоступная, а может быть, не загадочная, а лишенная каких бы то ни было качеств никому не нужная пустота, за которую семь человек отдали свои явно не пустые и очень нужные жизни. И где-то в глуби ее - самая пустая, пустота в пустоте: ни пылинки, ни атома, н-и-ч-е-г-о.
      И вдруг... О господи!.. Нет, не может быть! Нет! Не верю глазам!.. В северной части небосвода, там, где только что н-и-ч-е-г-о не было, появилась сияющая точка. Она едва заметно расширяется, это не точка - ослепительное пятнышко, крохотный диск, превосходящий блеском и Вегу, и Капеллу, и Венеру.
      А где-то в глубине подсознания предчувствие уже трансформируется в знание, рождается мысль, и я гоню ее от себя, и зову, зову, дрожа от ликования и ужаса одновременно. Какое сегодня число? - спрашиваю я себя.- Пятое августа. День эксперимента? Двадцать шестое марта, угодливо подсказывает память. Все сходится. Именно четыре месяца и двенадцать дней прошло со дня эксперимента. Эксперимента, который происходил в четырех СВЕТОВЫХ месяцах и двенадцати СВЕТОВЫХ днях от нас. Просто до нас дошел свет! Что это? Звезда? Да, только так: новая звезда.
      Почему же мы не ждали этого дня? Почему у нас его и в мыслях не было? Не удосужились произвести простейший арифметический подсчет! Ах, логика, логика, не ждущая подсказки и потому самодовольная, кичливая наша логика. Билась лбом о "сновидения", распсиховавшиеся приборы покоя ей не давали, слепо тыкалась в наличное, доступное. А ведь наперед должны были знать: четыре месяца и двенадцать дней. Ни больше, ни меньше...
      Как и когда родилось это новое светило? В момент эксперимента? После него? Пока мы не знаем зтого и, наверное, выясним нескоро. Как, может быть, никогда не постигнем, почему далекий эксперимент умертвил экипаж. Но сколь же нужен нам этот свет! По крайней мере теперь-то мы точно уверимся: не зря погиб в безумии Навигатор, не зря разбился в "спурте" Физик - мозг отказал, когда он выезжал из дома, не зря встретили слепую смерть все семеро. Так было и так будет: через предательство ощущений, через вековечный спор, который Разум, проигрывая и выигрывая одновременно, ведет с коварными чувствами, через гибель пионеров, пусть странную и нелепую... необъяснимую... не могущую быть объясненной... человечество идет к познанию...
      А звезда все-таки родилась. Есть Что-то в вакууме, и нужен, ох как нужен был роковой эксперимент. До звезд мы добрались, "непонятно как скакнули туда", говоря словами Физика, но добрались. А теперь поймем и маленькое словечко КАК. И еще много таких же словечек. Просто мы будем зажигать звезды.
 


НФ: Альманах научной фантастики:
Вып. 26 - М.: Знание, 1982, С. 109 - 137.