САЛОМАТОВ Андрей - Клубника со сливками

Голосов пока нет

Он шел по пыльной улице, засунув руки а карманы своей рваной вельветовой куртки. Безразлично поглядывая по сторонам, поплевывал себе под ноги и думал, где бы разжиться сигаретами и хлебом. Полицейский, до сих пор скучавший у стены маленького магазинчика, присмотревшись, подошел к нему и нехотя спросил документы.
    - Пора бы уже свои иметь, - равнодушно сказал бродяга и, порывшись в нагрудном кармане, достал оттуда вчетверо сложенный лист бумаги.
    - Освободился, - сказал полицейский, разворачивая бумагу.
    - Да уж хватит. Пора и честь знать, - ответил бродяга, блуждая взглядом по вывескам. На стене одного из домов он прочел: "Кафе "Маленькие радости". Слева от двери на вертикальном щите крупными буквами было написано: "Только для бродяг, алкоголиков и проституток".
    - Что за богадельня? - спросил он у полицейского, изучающего бумагу.


    - Зайди - узнаешь, - ответил тот, возвращая бродяге документ. - И постарайся не попадаться мне часто на глаза.
    - Ладно, - не глядя на полицейского, ответил бродяга и, засунув в карман бумагу, не спеша направился к странному заведению. Он внимательно изучил вывеску, подошел к двери и неуверенно взялся за ручку. Дверь открылась. На пороге стояла хорошенькая девушка в ослепительно белом платье и кружевной наколке.
    - Здравствуйте, - девушка приветливо улыбнулась и жестом пригласила озадаченного посетителя войти. Бродяга вошел и осмотрелся. Это был большой светлый зал с большим, как шкаф, музыкальным автоматом, со столами, накрытыми белыми скатертями, и кухонным запахом. Кое-где сидели такие же, как он, небритые, одетые в лохмотья, люди. Кто-то ел из дорогой фарфоровой посуды, а кто-то курил, разглядывая соседей.
    - Что бы вы хотели? - спросила девушка, улыбаясь бродяге, как самому лучшему другу.
    - У меня нет денег, - ответил тот. - Так, зашел посмотреть.
    - Если у вас нет денег, мы покормим вас бесплатно, - ответила девушка. - Кроме того, у нас вы можете так же бесплатно побриться, постричься, принять ванну, а за это время вашу одежду почистят и, если надо, починят. Если же вы останетесь у нас до вечера, вы сможете поужинать и при желании переночевать одну ночь. Если у вас есть какая-нибудь легковыполнимая просьба - мы ее выполним. Например, вы захотите покататься в автомобиле или на велосипеде. По вашей просьбе мы можем приготовить вам любое блюдо из любой кухни. Что вы любите больше всего?
    Застигнутый врасплох, бродяга ошалело смотрел на девушку и молчал.
    - Ну что вы любили больше всего в детстве? - ласково спросила девушка.
    - Пиво и лазать по деревьям, - не своим голосом ответил он.
    - Спиртных напитков у нас нет, - сияя сообщила девушка и шутливо погрозила бродяге пальчиком.
    - Тогда клубнику со сливками, - сказал бродяга.
    - Ну, значит, на десерт вы получите клубнику со сливками. Как вас зовут?
    - Как хотите, - ответил бродяга,
    - Хорошо, Джон. Итак, с чего вы начнете?
    - С сигары.
    Воспользовавшись всеми услугами, предложенными заведением, Джон, чистый и коротко подстриженный, лежал на застеленной кровати и курил. В дверь постучали, и через несколько секунд в комнату вошел священник. Поздоровавшись, он подошел к кровати и, ласково глядя на Джона, сказал:
    - Может быть, вы хотите исповедаться, сын мой?
    - Я не собираюсь умирать, - ответил Джон, не меняя позы.
    - Исповедаться - значит, облегчить душу, - мягко сказал священник.
    - Я уже сегодня облегчился, - ответил бродяга.
    - Господь милосерден, Джон. Никогда не поздно обратиться к нему. К тому же вы в таком возрасте, когда уже надо подумать о спасении души.
    - Это за один день вы собираетесь спасти мою душу?
    - Не я, Джон. Если вы...
    - Ну так пришлите ко мне Господа Бога, ему я и исповедуюсь, - перебил он священника.
    - Не богохульствуйте, Джон, - укоризненно сказал священник.
    - Я отказываюсь от этой услуги, - встав, сказал бродяга. Он подошел к столу, на котором стояла чашка с клубникой, и подцепил одну ягоду.
    - Подумайте как следует, Джон, - уходя, сказал священник.
    Не прошло и получаса, как в дверь снова постучали. На этот раз вошла та самая девушка, которая встретила бродягу у входа. - Вы извините, Джон, но я забыла вам сказать одну вещь. Дело в том, что в виде платы за услуги мы хотели бы услышать историю вашей жизни. История может быть выдуманной, лишь бы было правдоподобно. Правда, вы можете отказаться рассказывать. Это ничего не меняет.
    - А зачем вам моя история? - удивился Джон. - Можете считать это причудой хозяйки нашего заведения. Самые интересные истории она записывает, а зачем ей это нужно, я не знаю. Я вас не тороплю. Можете подумать и рассказать мне о себе, например, после ужина. - Хорошо, - ответил Джон. - У меня есть к вам маленькая просьба.
    - Какая?
    - Я хочу, чтобы вы поужинали со мной. По-моему, это легко выполнимо.
    - Хорошо, Джон, - согласилась девушка, - я с удовольствием поужинаю с вами.
    - Ну и отлично. За ужином я и расскажу вам свою сказку. За ужином Джон веселился напропалую.
    - Вообще-то у меня есть очень хорошая профессия. Я композитор.
    - Вы сочиняете музыку? - лукаво улыбаясь, спросила девушка.
    - Да, и еще какую. Хотите, я вам что-нибудь сочиню? Жаль, со мной нет моего ассистента, его еще не выпустили. Он машет палочкой, когда я дирижирую, а в остальные дни пишет ноты, которые я сочиняю. Хотите, я посвящу вам небольшой концертик, тактов на пять? У меня сегодня хорошее настроение.
    - Хочу, - ответила девушка.
    - Вам как, с диезами или без?
    - С тремя, - ответила девушка. - А кто были ваши родители, Джон?
    - Папа - бароном, мама - баронессой, а я, стало быть, барончиком. Но только до десяти лет. Дело в том, что папа осе время заставлял меня носить на груди родовой герб, а он был золотой и весил не меньше сорока фунтов. Мне это надоело, и я сбежал из родового замка. С тех пор вот сочиняю концерты,
    - А ваши родители, они живы?
    - Не знаю, - равнодушно ответил Джон. - Папа лет двадцать назад разорился и запил, а мама пошла на панель. Я видел ее лет пятнадцать назад в Н. Она сидела в пивной на полу в собственной луже. Я выплеснул на нее кружку пива и ушел.
    - Джон, это правда? - спросила девушка.
    - Все, что я говорю, абсолютная правда, - Джон отвалился от стола и закурил сигару. Девушка встала и через боковую дверь вышла в сад.
    - Джон, - позвала она. - Джон, идите-ка сюда.
    - Я к вашим услугам, - бродяга вышел вслед за девушкой.
    - Ну давайте, Джон, лезьте.
    - Куда, мисс? - удивился бродяга.
    - На дерево. Вы же говорили, что в детстве очень любили лазать по деревьям. Вот отличное дерево.
    - Только после вас, мисс.
    - Я не люблю лазать по деревьям, Джон, - удивленно ответила девушка.
    - Может, я лучше прокачусь в автомобиле? - сказал бродяга.
    - Вы мне ничего не говорили об автомобиле. Давайте, давайте, Джон, лезьте.
    - Мне сейчас не хочется, мисс. Сами понимаете, после такого ужина лезть на дерево совершенно неинтересно. Если желаете, мы можем прогуляться с вами по саду, и я дорасскажу вам свою историю.
    - Не надо, Джон. Вы очень страшно рассказываете.
    - Не страшнее, чем есть на самом деле, мисс. Если хотите, я вам расскажу о детстве моего папы. Оно у него было менее страшным.
    - Нет, Джон, спасибо. Как-нибудь в следующий раз. Так, значит, вы отказываетесь лезть на дерево?
    - Отказываюсь, - ответил бродяга. Девушка достала из кармана маленький блокнотик, открыла его и что-то перечеркнула.
    - Ну ладно, Джон, мне пора. Я должна выслушать еще несколько историй.
    Проснувшись ночью, Джон встал и закурил. Не включая света, он походил по комнате, затем сорвал с окон занавески, бросил их под деревянную кровать и, достав спички, поджег их. После этого Джон забрал со стола сигары, вылил клубнику со сливками на кровать и вылез в окно. Еще минуты две он постоял внизу и, когда огонь хорошо разгорелся, быстро пошел в сторону вокзала. Но не успел он пройти и трехсот метров, как его остановил уже знакомый ему полицейский!
    - Стой!
    - Я спешу, - ответил Джон.
    - Я вижу. Что, поджег "Маленькие радости"? Джон бросился бежать, но полицейский быстро его догнал и подставил ему ножку. Джон упал, а полицейский, усевшись на него, надел ему наручники.
    - Думаешь, ты первый? - беззлобно спросил полицейский. - Нет. Только в этом году восемнадцать раз поджигали. Можешь не беспокоиться, огонь уже потушили. Ну вставай, пойдем. - Полицейский помог Джону встать. - Свиньи вы неблагодарные. Вас кормят, бреют, моют...

НФ: Сборник. научной фантаст.: Вып. 35  - М.: Знание, 1991, С. 119 - 123.