АМНУЭЛЬ Павел - Не могу поступиться принципом!

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

Хорошо, граждане судьи, постараюсь быть последовательным и кратким. Как вы знаете, я работаю в Бюро патентов. Сам ничего не изобретаю и ни одного закона природы не открыл. Но я их регистрирую. Это очень естественно - после всех экспертиз и доказательств я вношу изобретения и открытия в Реестр, и с этого момента из области гипотез они переходят в разряд истины. Но от меня-то самого это не зависит, верно ведь?
    Не все, однако, это понимают. Я мог бы рассказать, как меня шантажировали, как подкладывали под стул бомбу, как угрожали расправиться со всеми потомками до тридцать седьмого колена, если я не занесу в Реестр, что гражданин Икс открыл закон природы, который... и так далее. Вы понимаете, что я не могу этого сделать. Я человек честный. Если по закону природы не принято решение, что он есть, значит, его нет. И все тут.
    Короче, с авторами я работать привык. А в тот день пришел не автор. Точнее - пришла.
Ну да, потерпевшая, Бог ее прости. Молодая, красивая, глаза, как сливы. И разговор у нас пошел такой:
    - Принцип Горми вы регистрировали?
    - Какой, - говорю, - принцип? Горми, ага, вот. Я регистрировал. Три дня назад.
    - Вот вам ластик, вот ручка, - говорит она. - Подчищайте и вычеркивайте. Чтоб и духу его в Реестре не было.
    Я растерялся. Такого еще не случалось. Ну, вы понимаете, принцип Горми - закон природы, его открыли, проверили, обсудили и приняли. И все тут. Что же подчищать? И что изменится в природе от моей подчистки? Ни-че-го. И все тут. Я пытаюсь это ей объяснить... потерпевшей то есть. И слышу в ответ:
    - Вы не понимаете, на что покусились? Ведь этот ваш принцип отменяет принцип Сосо!
    - Ну да, - говорю, - отменяет. Новые принципы, новые законы природы всегда или дополняют старые, или отменяют, если выясняется, что старые были ошибочными. Ведь методы познания пока несовершенны, но мы познаем природу все более точно, и... Ну, понимаете.
    - Принцип Сосо! - кричит она. И это ей очень идет, граждане судьи. Она, когда молчала, очень много теряла в своей привлекательности. А в крике она была... Грудь вздымается, вся она натянута как струна и, что я сразу заметил, смотрит не на меня, а в сторону, и вижу я только профиль. Вот-вот, я тоже понял - принцип Сосо в остаточной фазе. Я ей так и сказал.
    - Именно! - кричит она. - И этот главный принцип всего нашего славного прошлого вы хотите вымарать своим принципом Горми!
    - Лично я ничего не хочу, - начинаю объяснять, - но есть объективная реальность... Ведь согласно принципу, открытому шестьдесят лет назад известным ученым-биологом Сосо...
    - Гениальным! - кричит она. - А кто этот ваш Горми?
    - Гражданка, - объясняю я, - законы природы не зависят от того, кто их открыл, - известный Сосо или пока неизвестный Горми. Так вот, согласно принципу Сосо каждый индивидуум должен жить, повернув голову вправо, и чем более принципиальная личность, тем большим должен быть угол поворота.
    - Именно! - Когда она кричала, я не мог оторвать взгляда, я даже плохо вникал в смысл, так красив был ее профиль. - Это был настоящий принцип, вошедший в плоть и кровь народа. В свое время все - понимаете, все! - следовали этому принципу.
    - Конечно, вошел в кровь, - бормочу я. - Попробуй не последовать, когда тут же вмешивается Принципиальное совещание и выворачивает вам шею так, как положено.
    - А как же иначе? - удивляется она, искоса глядя на меня и все более отворачиваясь. - На то и принцип, закон природы, чтобы соблюдать неукоснительно. Все - значит все. Вбок - значит вбок. И чем больше угол поворота головы, тем разумнее личность. Все четко. Не то что сейчас, господи, хаос-то какой! Этот ваш принцип Горми - полное отсутствие принципов вообще!
    - Почему? - сопротивляюсь я. - Нормальный принцип. Вы же знаете, чем заканчивалось следование принципу Сосо. Одни, стараясь быть лучше всех, так крутили головой, что сворачивали себе шеи, но подавали пример другим, и их называли принципиальными. А многие просто физически не могли, и им сворачивало шеи Принципиальное совещание. Смертельный номер! Государству нужны живые личности, а не мертвые.
    - Государству нужны личности, соблюдающие принцип, - говорит она, и я вижу, как из ее левого глаза вытекает слеза. Может, и из правого тоже, но в профиль это незаметно. Пододвигаю стакан с водой и чувствую себя совершенно разбитым. Будь моя воля, я возможно и согласился бы, что принцип Сосо - лучший в мире. Но от меня-то ровно ничего не зависело, сами понимаете. Закон Горми зарегистрирован в Реестре, он действует, и что я мог сделать для этой красивой, но совершенно потерявшей рассудок женщины? Жаль мне ее стало, я видел - она отворачивается все больше, так и хотелось обежать кругом, вытереть ей слезы, но ведь я был на работе, я должен был убеждать посетителей, а не жалеть их.
    - Послушайте, уважаемая, - говорю, - поймите, что принцип Сосо годится лишь для очень немногих личностей, у которых шейный аппарат так устроен, что позволяет голове поворачиваться хоть на полный оборот. Частный случай, но был ошибочно введен во всеобщий принцип. Вы должны видеть, что после введения принципа Горми народ стал здоровее...
    - Разве может стать здоровее народ, поступившийся принципом? - удивляется она. - Разве может стать здоровее общество, в котором все вертят головами куда хотят?
    - Но если уж смотреть в одну сторону, - резонно замечаю я, - то лучше вперед, чем вправо или назад.
    - Нет! - она почти визжит. - Вперед должен смотреть тот, кто открыл принцип, а все, кто этому принципу следует, должны смотреть на того, кто принцип открыл, или назад, чтобы видеть пройденный путь и понимать, как плохо было раньше и как стало хорошо теперь!
    Господи, думаю я, когда же кончится рабочий день, не могу я ее уговорить, и выгнать не могу, и сам уйти. Вот так, граждане судьи, дотянул я до конца смены и сбежал. Думал, что она больше не придет. Она пришла. Явилась и на третий день, и на четвертый. Я чувствовал, что при ее появлении у меня самого голова начинает непроизвольно поворачиваться вправо до боли в позвоночнике. Это было наваждение. Ее ничто не убеждало. В объективность природы она не верила. А я ведь тоже личность, граждане судьи. Она не давала мне работать. За три дня я не сумел зарегистрировать ни одного изобретения. Я детально изучил ее профиль: две родинки на левой щеке, ухо чуть удлиненное, но удивительно привлекательное, прическа строгая, короткая, деловая. Но нервы не выдержали.
    - Послушайте, уважаемая, - я к ней все время так обращался, - вас не убеждает, что принцип Горми позволил наконец понять: шея обладает значительно большим числом степеней свободы - так биологические законы были приведены в соответствие со всеми прочими законами природы. Вы утверждаете, что не можете поступиться принципом, но ведь вы и следовать этому принципу не можете, физически не в силах, потому что это противоречит природе личности!
    Она замерла, будто я влепил ей пощечину. Ей - женщине!
    - Вы ответите за свои слова, - сказала она очень тихо, и у меня мороз пробежал по коже. - Для тех, кто верен принципу Сосо, нет преград. Ни в море, ни на суше.
    - Принцип Сосо действительно гласит, - продолжаю я скучным голосом, - что верный принципал способен повернуть голову на сто восемьдесят градусов. Всем известны имена героев, которым это, как говорят, удавалось. Правда, сейчас мы знаем, что это было враньем, что подобное не под силу личности, если она действительно личность. Ну а фотографии, что публиковались в прессе, были просто...
    Пока я говорил, ее щека становилась все более пунцовой от ярости.
    - Я не могу поступиться принципом, - четко сказала она, - и докажу вам.
    Она поворачивала голову все дальше, я увидел ее правое ухо, мы как-то отвыкли за последнее время от подобного зрелища, туловище ее оставалось неподвижно, я видел, как пленительно вздымается в волнении ее грудь, а выше отложного воротничка - напряженная в страшном стремлении свернуть позвонки прекрасная шея, и тогда я услышал хруст, у меня потемнело в глазах, я покинул рабочее место, подхватил женщину, которая медленно оседала на пол, попробовал влить ей в рот воду, но... В общем, сами понимаете, граждане судьи, вам ведь известны результаты гипертрофированного следования принципу Сосо. Я... Я к ней до того страшного мига и пальцем не прикоснулся. Прошу квалифицировать этот случай как самоубийство. Прошу освободить меня от уголовной ответственности по этому делу, поскольку никто из нас не поступился принципом. Я - новым, она - старым и неверным. Такая женщина, Господи Боже мой... Но ведь она сама... Граждане судьи, обещаю, что буду честно выполнять служебный долг и, когда в будущем откроют новый принцип личности, я занесу его в Реестр и буду следовать ему неукоснительно. Ну то есть пока не откроют еще один принцип, ведь, как известно, природа бесконечна...

НФ: Сборник. научной фантаст.: Вып. 36  - М.: Знание, 1992, С. 82 - 85.