Анатолий Мельников. "НАХОДКА В ЗАРОСЛЯХ БАНДИПУРА"

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

     Слон повернул огромную, выпуклую голову, шевельнул ушами и прислушался. Назойливый металлический стук донесся до него со стороны просеки, которую он считал границей своих владений. Уши слона задвигались, словно крылья, а хобот начал угрожающе подниматься. Стая серо-белых длиннохвостых обезьян, беззаботно отдыхавших на ветвях соседних деревьев, вмиг взобралась на самые верхушки стволов, на безопасную высоту.
     ...На обратном пути к охотничьему домику Варьям Нанд заблудился — видимо, ошибся, считая повороты. Но возвращаться не хотелось — его «додж» уверенно подминал под себя накатанную проселочную дорогу, по краям которой торчали остатки пожухлой от беспощадного зноя травы.
     Варьям не впервые посещал заповедник Бандипур — огромный оазис дикой природы на юге Индии. Он любил наезжать сюда в те немногие дни отдыха, которые выпадали на его долю после завершения работ над очередной серией программ в вычислительном центре Бангалора. И сейчас он был уверен, что движется в нужном направлении и что вон за той просекой, где старый баньян закрепился в земле своими многочисленными стволами, «додж» выедет наконец на широкую дорогу. А та в свою очередь приведет его к единственному шоссе, прорезающему заповедник, у края которого приютился охотничий домик. Местный егерь — Варьям знал его не первый год — уже, наверное, накрыл в холле стол для вечернего чая.
     Глядя на набегавшую на него дорогу, Варьям боковым зрением увидел, как какая-то огромная масса задвигалась вдруг справа от него, в непролазной чаще. Треск ломаемых сучьев заглушил шум двигателя. Варьям едва успел повернуть голову: прямо на него, а точнее, наперерез машине несся разъяренный дикий слон. Еще мгновение — и он перегородит узкую лесную дорогу, и тогда Варьям погиб, потому что слон не даст ему развернуться, а просто подомнет под себя вместе с машиной.
     Но что-то — на считанные мгновения — задержало лесного великана. Возможно, ему перегородил дорогу ствол упавшего дерева или вокруг его ноги обвилась крепкая лиана, но только он приостановился, силясь преодолеть неожиданное препятствие. Этого-то мгновения и хватило Варьяму. Он нажал на педаль газа, резко придавив ее к полу, так что двигатель взревел, и машина рванулась вперед. На бешеной скорости Варьям проходил поворот за поворотом, едва удерживая угрожающе кренившуюся машину. Он не терял самообладания, но по спине его пробегал холодок, когда он слышал трубные звуки, издаваемые разъяренным слоном. Сзади трещали ломаемые сучья и слышался тяжеловесный, страшный топот.
     «Додж» выскочил на небольшую поляну, и Варьям не сразу отыскал взглядом продолжение пути. Он инстинктивно затормозил, и густая красноватая пыль, неотступно преследовавшая машину, окутала его со всех сторон. Все же он увидел просеку, переключил передачу и начал поворачивать руль. Он опередил слона на какой-нибудь десяток секунд — и это спасло ему жизнь. Он успел еще оглядеться. Левее просеки в чащу леса вела едва заметная тропа в обрамлении низко свисающих ветвей. Варьям дал газ и направил машину к тропинке. Как только кусты сомкнулись за ним, Варьям остановил «додж» и выключил двигатель. В то же мгновение на полянку вылетел слон. Он лучше Варьяма знал свои владения и, не останавливаясь, кинулся дальше по просеке на преследование невидимого врага.
     Варьям в изнеможении откинулся на спинку сиденья и несколько минут провел в неподвижности, силясь умерить биение сердца. Затем он выпрямился, перенес тяжесть тела на ноги. Они затекли от напряжения, и Варьям решил выйти из машины.
     Едва заметная стежка, указавшая ему путь к спасению, вела к крутому, поросшему лесом склону. «Может, это звериная тропа?» — подумал Варьям. Но звери обычно прокладывают тропы к водопоям, а не на вершины холмов... Варьям пошел по стежке, и с каждым шагом его желание попасть на вершину холма становилось все отчетливее. Тропинка удачно обвела его вокруг остролистых кустов с длинными шипами. На вершине росли могучие деревья, стоявшие поодаль друг от друга. Варьям решил, что выберет место, чтобы присесть и отдохнуть перед тем, как отправиться обратно.
     Он искал глазами пенек или поваленное дерево, как вдруг внимание его привлекло какое-то необычное свечение. Он пригляделся внимательнее и заметил среди деревьев светящийся розовый конус. Основание его покоилось на земле, а вершина терялась среди ветвей... 

*   *   *

     В делийский аэропорт имени Индиры Ганди Джеймс Кольридж прибыл ночным рейсом «Боинга-747» из Лондона. В Индии он был впервые и с интересом разглядывал смуглые лица в зале для транзитных пассажиров. После выполнения формальностей — им занимались офицеры с большими металлическими звездами на погонах, одетые в форму цвета хаки, — Кольриджу предложили перейти в отдельный бокс, где пассажиры ждали рейса на Бангалор.
     Джеймс плохо спал в самолете: допоздна показывали детективный фильм «Розовая пантера», да и ночь становится намного короче, когда путешествуешь с запада на восток. Возможно, от этого он ощущал какое-то смутное беспокойство. Депеша Варьяма Нанда... Текст запомнился с первого прочтения: «Ключ к решению проблем искусственного интеллекта, возможно, скрывается в зарослях Бандипура тчк Твое участие жизненно важно тчк Номер зарезервирован в гостинице «Лалита Махал» в Майсуре тчк Жду ближайшим рейсом тчк Искренне твой Варьям».
     На летном поле перед посадкой в аэробус, огромный, как средневековый фрегат, всех пассажиров попросили опознать свой багаж. Кольридж без труда обнаружил алюминиевый кофр, который предпочитал всем другим видам поклажи: он был необыкновенно прочным и четко выделялся среди разномастных чемоданов.
     Перед взлетом стюардесса в зеленом сари, прекрасная, как богиня Лакшми, предложила Кольриджу карамельки в ярких обертках. Потом, когда они уже летели на высоте десяти километров, спросила, какую пищу он предпочитает: обычную или вегетарианскую. Кольридж не был приверженцем вегетарианского стола, и потому Лакшми принесла ему кусок зажаренной на решетке курицы, обернутый в фольгу. Розоватое, прихваченное огнем мясо, местами чуть-чуть пригорелое, жгло пальцы, а язык сводило от пахучих специй. Эта простая, но вкусная еда была данью чему-то древнему, могучему, заставлявшему верить в незыблемость мира.
 

*   *   *

     ...Если бы Варьяма Нанда и Джеймса Кольриджа каждого в отдельности спросили, как получилось, что они сдружились в студенческие годы — молодые, но такие разные, — они не сразу бы нашли что ответить. Совместная учеба на Британских островах укрепила их взаимную симпатию. Попав в Уэльс, в Атлантик-колледж, оба начали специализироваться в области вычислительной математики. Случай вплотную подвел их к решению проблем искусственного интеллекта.
     Однажды в Бридженд, где находится Атлантик-колледж, прислали новый компьютер из Западной Германии. Главная его особенность была в наличии базы данных и пакетов программ «искусственного интеллекта». Однако все программы были «привязаны» к немецкому языку. Предстояло «обучить» компьютер английскому. Ректорат принял решение поручить студентам написать программы анализа фонем и начитывание словарного запаса. Выбор пал на Варьяма и Джеймса, как свободно владевших тем и другим языками.
     Адаптация базы данных к английскому языку и расширение ее за счет понятий, выраженных по-английски, поначалу представлялась более лингвистической, нежели кибернетической, проблемой. На деле же им очень пригодились знания из области вычислительной математики, полученные в колледже. Пришлось немного почитать и теорию.
     Их упорство было вознаграждено: на третий день совместной работы немецкий компьютер «заговорил» по-английски.
     — Если мы получим компьютер с речевым вводом команд, — сказал Джим, — я научу его не только оперировать фразами английского языка, но и воспринимать их на слух.
     — А также говорить с оксфордским произношением, — с улыбкой добавил Варьям. — Кстати, ты уверен, что сможешь теперь разобраться в любом компьютере?
     — Уверен.
     — Ну, а в таком, принципы которого совершенно незнакомы? Условно говоря, в инопланетном?
     — Пожалуй, — небрежно ответил Джим. — Рано или поздно это произойдет. Человечеству еще предстоит столкнуться с «межгалактическим разумом»... 

*   *   *

     В аэропорту Бангалора Кольриджа встретила темноволосая, в солнцезащитных очках молодая женщина — секретарь Варьяма Нанда. Она застыла перед гостем, слегка наклонив голову вперед и сложив руки в традиционном приветствии — «намасте». Стоявший рядом смуглый помощник держал в руках большой пахучий венок из цветов магнолии, куда были вплетены красноватые звездочки календулы.
     — Меня зовут Налине, — представилась женщина. — Господин Нанд поручил мне встретить вас и извиниться за то, что ему самому пришлось срочно выехать в Майсур.
     Налине сделала знак помощнику (это был шофер по имени Ахмед), и тот подал ей белый, ароматный венок. Налине накинула эту связку цветов на шею Кольриджу. От неожиданности он вздрогнул, но тут же успокоился, почувствовав приятное, чуть влажное прикосновение цветов к коже. Второй раз за сегодняшнее утро, после завтрака в аэробусе, он ощутил прилив сил, очутившись на индийской земле.
     Ахмед доставит Кольриджа в Майсур, сказала Налине. Чем вызван внезапный отъезд Нанда? Она не знает. Ей только поручено было встретить гостя и на машине правительства штата Майсур — об этом была договоренность с местными властями — отправить его в отель «Лалита Махал», упомянутый в телеграмме Варьяма.
     — Ваше имя что-нибудь означает? — поинтересовался Кольридж, уже сидя в «кадиллаке».
     — Да. Налине — значит «лотос»...
 

*   *   *

     В Атлантик-колледже читались лекции по нескольким математическим дисциплинам. Здесь учились зарубежные студенты, и качеству преподавания уделялось значительное внимание. В первую очередь их учили хорошему английскому языку. Покровительницей колледжа была сама королева английская, а полное название этого учебного заведения звучало как «United World College of the Atlantic».
     Большую аудиторию собирали лекции по астрономии, которые не пропускали также Варьям и Джим. А когда профессор Дункан Буш из Лондонского университета приехал прочесть лекцию под интригующим названием «Встреча цивилизаций — возможна ли она?», послушать его пришли даже те, кто никогда не интересовался, как выглядит обратная сторона Луны.
     Буш оказался человеком среднего роста, с обильной растительностью на лице. Очки в стиле «ретро» с небольшими овальными стеклышками делали его похожим на Жака Паганеля.
     Он разложил на кафедре листочки с тезисами и, прежде чем начать лекцию, внимательно оглядел аудиторию.
     — Дамы и господа, — сказал Буш, — вы, конечно, прекрасно знаете, что мечта людей, обитающих на Земле, встретить себе подобных лелеется уже многие столетия. Во всяком случае в дошедшей до нас литературе указания на это имеются начиная с семнадцатого века. Правда, до конца прошлого столетия авторы, повествуя о фантастических встречах с инопланетными формами, наделяли их зримыми земными чертами. Пожалуй, единственное исключение составляет знаменитый немецкий астроном Иоганн Кеплер, который в своем произведении «Somnium»*, вышедшем уже после его смерти в 1634 году, попытался описать воображаемую фауну Луны. Много для разработки этой темы сделал французский астроном и популяризатор науки Камил Фламмарион, а также наш соотечественник Герберт Уэллс.
     Сегодня, — продолжал Буш, — когда мы почти наверняка знаем, что в Солнечной системе жизнь существует только на Земле, описания воображаемых форм жизни, имевшие место в прошлом, кажутся нам особенно наивными. И кроме того, нас интересуют не фантастические, а реальные миры.
     Буш нажал кнопки управления на кафедре, и на экране позади него зажглись звездные скопления нашей Галактики.
     — Однако человечество не может жить без мифов и легенд. С прогрессом техники, особенно после второй мировой войны, с появлением реактивных летательных аппаратов, ракет и космических кораблей возникло множество современных мифов. Авторы «свидетельств» прошлых веков встречались с духами, ангелами, были «очевидцами» чудесных появлений и исчезновений небожителей. Правда, последняя категория «свидетелей» не перевелась и по сей день. Мифы же космического века вобрали в себя пришельцев из других миров, «летающие тарелки» и целый набор «неопознанных летающих объектов».


    На экране замелькали кадры, снятые в разное время на Земле, изображавшие встречи с НЛО.
     — Думаю, что если бы дело обстояло именно так, как его пытаются изобразить сторонники НЛО, — продолжал Буш, — то рано или поздно, но контакт с инопланетными цивилизациями был бы уже свершившимся фактом. А мы его все ждем, и в этом — самое веское возражение сторонникам современных мифов.
     На экране возникло изображение Крабовидной туманности. Оно росло на глазах, как бы надвигаясь на аудиторию.
     — Увы, — сказал Буш, — нет необходимости повторять общеизвестные факты о том, что для достижения ближайших нам галактик, где могут существовать формы разумной жизни, потребовалось бы множество световых лет. Иными словами, представители одного поколения не в состоянии это совершить...
     Шелест прошел из конца в конец аудитории. Так бывает, когда множество людей одновременно что-то говорят друг другу шепотом. Буш удивился: ничего принципиально нового он пока слушателям не сообщил. И потому недовольно сверкнул в зал стеклышками очков «ретро».
     — Однако, — чуть повысив голос, произнес он, — если бы проблема сводилась только к покорению трудновообразимых расстояний, мы, вероятно, со временем нашли бы способ ее разрешения. Сложность заключается в том, что, как показывают последние теоретические исследования, различным цивилизациям еще очень трудно встретиться во времени.
     Слушатели снова задвигались, по аудитории пролетел ропот. Варьям и Джим переглянулись. Рядом взметнулась рука студента, желавшего задать вопрос.
     — Поясню свою мысль, — сказал профессор, жестом показывая, что не разрешает себя перебивать. — Космос настолько безбрежен и процессы, происходящие в нем, настолько разнообразны, что такие совпадения маловероятны. В одном месте галактика только образуется. В другом на планетах начинает зарождаться жизнь. В третьем или десятом эта жизнь уже прекращается. Все имеет свое начало и свой конец... Существование отдельных цивилизаций может просто не совпадать. Да так оно на самом деле и происходит. Мы посылаем радиосигналы в космос, надеясь получить ответ. Но на них не может ответить погибшая цивилизация. Не слышит их и еще не зародившаяся жизнь...
 

*   *   *

     Узкая асфальтированная дорога петляла между зарослями мангровых деревьев и бамбука. С заднего сиденья «кадиллака» Джеймс Кольридж хорошо видел шоссе впереди. Мимо проносились возделанные поля, чайные плантации, взбегавшие на отлогие холмы, небольшие заросшие водоемы, пестревшие лиловатыми цветками лотоса.
     По обочинам начали попадаться невесть откуда взявшиеся здесь эвкалипты с белыми стволами, лишенными коры. Дорога пошла на подъем. За последним поворотом шоссе перед Кольриджем открылся вид на широкую долину.
     Вдали, километрах в десяти от них, высилось величественное белое здание, увенчанное большим куполом. Оно странным образом напоминало здание Капитолия в американской столице.
Ахмед вдруг оживился, вытянул вперед левую руку и, слегка повернувшись к гостю, сказал с сильным местным акцентом:
     — Отель «Лалита Махал», сэр! Ваш отель...
     Тем временем здание уже можно было рассмотреть в деталях. От торжественно-белого купола, венчавшего центральную часть дворца, шли боковые приделы, украшенные беломраморными колоннами, достигавшими высоты третьего этажа. Широкие галереи опоясывали весь второй этаж.
    ...Смуглолицый администратор, который, несмотря на жару, был одет в светлый европейский костюм, вручил Джеймсу ключ от номера и записку. «От Варьяма Нанда» — значилось на фирменном конверте.
     «Дорогой Джим, — писал Варьям, — обстоятельства потребовали моего отсутствия до завтрашнего дня. Постарайся хорошенько отдохнуть. Рекомендую бассейн в саду, посреди плантации роз. Поверь, дело действительно нешуточное, иначе бы я не вызвал тебя в такую даль. Скоро увидимся. Твой Варьям».
 

*   *   *

     Высокий, черноволосый, с узкими усиками на верхней губе, Варьям ввалился в номер Джима за полночь. На нем был костюм «сафари» защитного цвета, от которого исходил запах дорожной пыли. Он коротко встряхнул руку Джима, облаченного в синий халат.
     — Наконец-то встретились! — радостно сказал Варьям. — Сколько лет мы не виделись?
     — Да лет, пожалуй, пять, со времени последнего конгресса кибернетиков в Сингапуре... — неторопливо произнес Джим. — Но объясни наконец, почему я здесь? Мне было совсем не просто бросить все дела в Лондоне.
     Улыбка продолжала жить на лице Варьяма, но выражение его глаз начало меняться. Теперь он казался чуть-чуть озабоченным и деловитым. Джим опустился в низкое, мягкое кресло и жестом пригласил Варьяма последовать его примеру.
     — То, что я скажу, может прозвучать как выдумка или фантазия, — начал Варьям. — А еще похоже на сон, который может присниться человеку, находящемуся в прекрасном расположении духа...
     — Великолепное начало! — улыбнулся Джим. — Ну, и...?
     — Не думал я, что ты окажешься пророком...
     — Ты о чем?
     — О возможности контактов с «межгалактическим разумом», о которой ты говорил еще в Атлантик-колледже.
     — Появилась такая возможность? — с легкой иронией спросил Джим.
     — Звучит невероятно, но что-то вроде этого...
     — Тогда слушаю тебя.
     — Время от времени я отправляюсь в заповедник Бандипур — это название упомянуто в моей телеграмме — и живу там неделю-другую в охотничьем домике. Возвращаясь на прошлой неделе из поездки по окрестностям, я наткнулся на дикого слона. Он был чем-то разъярен, и я едва ушел от него. Оказавшись в незнакомом месте, я обратил внимание на поросший лесом холм. На его вершине, среди стволов могучих деревьев, я увидел розовый конус...
     — И что это было? — с улыбкой поинтересовался Джим. — Ракета, построенная доисторическим человеком?
     — Нет, — вполне серьезно ответил Варьям. — Вместилище искусственного интеллекта внеземного происхождения.
     — Космический корабль? — встрепенулся Джим. — Почему ты вдруг решил, что он «межзвездный»?
     — Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, вернее, почувствовать. Трудно объяснить.
     — Ты видел его вблизи?
     — Я побывал в нем...
 

*   *   *

     Ночь была на исходе, а они еще и не думали ложиться. На столике стояла распечатанная бутылка шотландского виски «Хейг», бокалы и ваза с подтаявшим льдом.
     — Что ты увидел внутри корабля? — спросил Джим.
     — Там нет живых существ, — сказал Варьям.
     — Значит, это...
     — Корабль-автомат, — кивнул Варьям.
     — Когда ты его обнаружил? — поинтересовался Джим. -
     — Неделю назад. За три дня до того, как отправил тебе телеграмму в Лондон.
     — Расскажи по порядку.
     — Вначале корабль никак не реагировал на мое появление, — сказал Варьям. — Я обошел его вокруг, потрогал поверхность. У обшивки была температура окружающего воздуха. Корпус шершавый, словно окрашенный малярной кистью.
     — А розовый свет?
     — Эффект достигается за счет отражения сферических зеркал, расставленных среди деревьев. Они имеют розовый оттенок. Видимо, они подпитывают солнечные батареи.
     — Ты сказал, что люк открылся сам собой?
     — Да, корабль именно так отреагировал на мое присутствие. Внутри было помещение овальной формы с синим небосводом.
     — С небосводом?
     — Потолок был, как в планетарии: светился звездами.
     — Там были знакомые созвездия?
     — Да, — подтвердил Варьям, — расположение светил в точности соответствовало нашему звездному небу. А прямо передо мной загорелся сферический экран...
     — И ты увидел...
     — На нем появилось мое лицо, — сказал Варьям. — Изображение все время менялось. Я... молодел на глазах. Сначала мне было тридцать, как сейчас. Потом стало двадцать девять, двадцать семь... Мне трудно судить в точности, могу только догадываться. Потом я стал таким, как в годы учебы в Атлантик-колледже. Наконец, увидел себя подростком, мальчиком... И так до самого момента рождения. В заключение этой необычной хроники я возник в образе младенца. За несколько минут машина показала мне всю мою прошлую жизнь в обратном порядке.
     — Каковы были твои ощущения?
     — Вначале все это меня ошеломило. Потом вдруг нервы отпустили, и мне показалось, что со мной ничего особенного не происходит.
     — Ты подумал о том, что нужно войти в контакт с машиной?
     — Я попытался определить, как в нее вводится информация, — кивнул Варьям. — Но привычной для современного компьютера клавиатуры там не было. На стене, под экраном, белыми штрихами на черном фоне были изображены геометрические фигуры: треугольники, окружности, квадраты, прямоугольники, трапеции. Но треугольников — равнобедренных, прямоугольных, равносторонних — было больше всего. Я прикасался к ним руками, пытался надавить, сдвинуть в сторону. Безрезультатно... На голос машина не реагировала, но, скорее всего, она могла откликаться только на определенные команды, которые не были мне известны. Пока я искал клавиатуру, экран вдруг приобрел отражательную способность. Я стоял перед ним, словно перед большим зеркалом, и видел только свое отражение в реальном времени...
     — Почему ты связываешь этот контакт с решением проблем искусственного интеллекта?
     — Если нам удастся научиться управлять компьютером инопланетного корабля, мы станем первыми специалистами по внеземному искусственному интеллекту.
 

*   *   *

     Скрипнув тормозами, «додж» свернул с шоссе к охотничьему домику. Варьям остановил машину на утрамбованной грунтовой площадке, напротив деревянного крыльца. В ту же минуту занавески, закрывавшие вход в дом, заколебались, и на крыльце появился егерь-индус с гривой седеющих волос. Увидев Варьяма, он приветливо заулыбался и, сложив ладони, в полупоклоне, сделал «намасте».
     Через несколько минут они уже пили душистый «дарджилинг» с молоком из простых глиняных кружек, сидя за низким столиком, накрытым в холле.
     Варьям предупредил егеря, что они собираются провести несколько дней в джунглях. После короткого отдыха они отправились дальше. Варьям с предосторожностями вел машину по грунтовой дороге, объезжая глубокие выбоины, оставшиеся после недавних дождей.
     Солнце стояло уже невысоко над горизонтом, когда «додж» подрулил к подножию холма, покрытого тропическим лесом. Варьям заранее выбрал место для лагеря, так что теперь нужно было только быстро установить палатку и оборудовать импровизированную кухню-столовую. Вода была рядом, в родничке, на склоне холма.
 

*   *   *

     Через люк они свободно проникли внутрь корабля. Земляне попали в круглый зал с искусственным светящимся небосводом. Немигающие звезды испускали длинные колючие лучи. Прямо перед ними засветился большой сферический экран. На нем одновременно возникли изображения обоих землян.
     Они начали «взрослеть» на глазах, прибавляя с каждой минутой по нескольку лет. В конце концов один из землян — это был Варьям — превратился в смуглолицего старичка с иссохшей кожей и белой бородой, точь-в-точь как у магараджи на портрете в отеле «Лалита Махал». Другой — Джим — стал старым английским джентльменом с седыми усами на холеном лице и хорошо выбритыми розовыми щечками.
     — Корабль читает наши мысли, — сказал Джим. — Машина узнала о твоем желании увидеть, что будет с нами дальше, и исполнила его.


     — Я бы предпочел общаться с ней обычным способом, а именно как с компьютером, — заметил Варьям. — Но не пойму, каким образом вводится информация. Ничего похожего на клавиатуру...
     — Она может иметь вид каких-нибудь символов, доступных нашему пониманию, поскольку рассчитана на контакт с интеллектуальными существами, — высказал предположение Джим. — Стоило бы еще повозиться вот с этими геометрическими фигурами.
     Он принялся ощупывать треугольники и трапеции, изображенные на стене, под экраном. Вначале Джим прикасался только к одной фигуре, но это не приводило к видимым результатам. Выдав свое пророчество на будущее, касавшееся их обоих, экран светился ровным розовым светом. В зале стояла полнейшая тишина.
     Затем Джим пустил в ход обе руки и начал водить ими по разным изображениям одновременно. На экране возник розовый конус и сразу же исчез, как только Джим отнял руки.
     — Погоди-ка! — вскричал Варьям. — Это все же «клавиатура»!
     — Давай испробуем сочетания разных фигур в четыре руки, — предложил Джим.
     Пальцы их забегали по фигурам, что вызвало появление на экране причудливых сочетаний треугольников, квадратов, трапеций. Одни фигуры быстро исчезали, стоило лишь отнять руку, другие продолжали жить в цветном изображении. При этом квадраты были зелеными, треугольники — синими, трапеции — красными. Конус оставался неизменно розового цвета. Он возник и застыл на экране, когда были нажаты два квадрата, равнобедренный треугольник и трапеция.
     — Запомни это сочетание, — сказал Джим, — это наверняка ключ к памяти машины.
     — Похоже, — согласился Варьям, — во всяком случае надо зафиксировать все, что дают нажатия на определенные сочетания символов.
 

*   *   *

     Когда они вернулись в лагерь, оборудованный у подножия лесистого холма, у Джима едва хватило сил на то, чтобы выпить чашку кофе. Оба едва держались на ногах от физического и эмоционального перенапряжения. Джим забрался в палатку, затем под противомоскитную сетку и затих. Варьям еще некоторое время слушал переливчатый звон цикад.
     ...Утром друзья стали советоваться, что предпринять дальше.
     — Не обойтись без твоего персонального компьютера, — сказал Варьям. — Инопланетный корабль обладает способностью «видеть»: в этом мы уже не раз убеждались. Но главное — ключ к памяти ЭВМ корабля.
    — Покажем ему сюжеты земной жизни и компьютерные игры, — предложил Джим. — Правда, с играми у меня всего несколько дискет.
     Решено было, что Джим передохнет в охотничьем домике, а Варьям съездит в Майсур и привезет из гостиницы «Лалита Махал» оставленный там компьютер в знаменитом алюминиевом кофре. ЭВМ, как они надеялись, должна была помочь им упорядочить их понятия о программном обеспечении компьютерного комплекса инопланетного корабля.
     После отъезда Варьяма Джим во время прогулок по заповеднику продолжал размышлять о предстоящей работе. ЭВМ корабля на много порядков сложнее и совершеннее любого земного компьютера... Была еще одна проблема. Скоро должен был наступить момент, когда они, выполнив основную часть работы, должны будут решить, как сообщить о факте контакта с инопланетным кораблем и результатах его исследования прессе и другим средствам информации. Многое будет зависеть от того, что им удастся узнать от бортовой ЭВМ.
     Джим лег спать после полуночи и, засыпая, слышал, как возле охотничьего домика в темноте бродили слоны.
 

*   *   *

     Компьютер, привезенный Варьямом Нандом из Майсура, представлял собой сверхсовременную персональную ЭВМ с плоским матричным дисплеем. Набор программ обеспечивал обработку данных при исследовании проблем искусственного интеллекта. Несколько часов с его помощью они показывали в холле корабля сюжеты из земной жизни. Изображение непостижимым образом дублировалось на сферическом экране. Варьям предположил, что таким образом осуществлялась запись земных программ. Потом настала очередь компьютерных игр. На этот раз сферический экран оставался чистым.
     Джим и Варьям перебрали множество сочетаний совместного задействования геометрических символов, вводя в персональный компьютер наиболее характерные. Количество всех возможных сочетаний определялось по известной математической формуле и составляло несколько сот. Если бы друзья прибегли к обычным методам, они провели бы на вершине холма, в джунглях, не один месяц. Составленная Джимом и введенная в персональный компьютер программа позволила выполнить весь объем работ за два с небольшим дня.
     Наконец на дисплее появился долгожданный ответ: ключ к памяти бортового компьютера выглядел не совсем так, как первоначально предполагалось. Когда Джим и Варьям впервые увидели на сферическом экране различные сочетания геометрических символов, они были убеждены, что это два квадрата, равнобедренный треугольник и трапеция. Оказалось, что ключом служит сочетание из двух равнобедренных треугольников, квадрата и конуса.
     — Да, изображение конуса неизбежно должно было присутствовать в этой формуле, — заметил Джим — Ведь розовый конус — символ самого корабля! Своего рода визитная карточка...
     — А может быть, это — визитная карточка инопланетной цивилизации? — предположил Варьям.
     — Так оно, вероятно, и есть.
     Еще полтора суток ушло на составление программы, дававшей бортовому компьютеру ключ к пониманию языка землян. «Лингвистическую» программу ввели в машину.
     Джим сверился с таблицами, составленными компьютером. Доступ к памяти машины не представлял трудностей. Настало время задавать вопросы.
     Конус, трапеция, прямоугольник... — Кто послал корабль на Землю?
     Квадрат, прямоугольник, ромб... — Координаты планетарной системы?
     Два квадрата, треугольник... — Время существования цивилизации?
     Сферический экран отреагировал быстро. Не прошло и полминуты, как на нем появился ответ:
     Кто: Цивилизация разумных ящеров.
     Откуда: Альфа Центавра.
     Время: 21 тысяча земных лет назад.
     ...Языком компьютера с ними разговаривала погибшая цивилизация! 

«Сон» — фантастический роман, последнее произведение Кеплера. (Примеч. автора)

 

Один из лучших сортов индийского чая. (Примеч. автора.)

 

На суше и на море, 1991-92. Повести. Рассказы. Очерки. Статьи / Б. Т. Воробьев (сост.) и др. — М.: Мысль, 1992.С. 440 - 453