Властелин мира. Часть 2

Голосов пока нет

И вновь Джек Петерсон надел "радиошлем". Через минуту комнату наполнило уже знакомое серебристо-пепельное сияние, вновь ярко и многогранно распахнулся угрюмый тусклый мир. Но Джек уже не восхищался и не умилялся. Среди неисчислимых звуков он искал лишь голоса Харвуда и неизвестной мисс. Наконец он услышал:

– Бетси, дорогая, простите: я вынужден на минутку покинуть вас. Смит, я к вашим услугам...

Раздались шаги. Скрипнула дверь. Явственно, как будто над ухом у Джека, послышался шепот Смита:

– Генри, прибыл мистер Паркер... Держи себя с ним спокойно, но не вздумай заноситься наподобие глупого петуха. Паркер стоит полмиллиарда, и если он прибыл сюда собственной персоной – значит, мы выиграли!.. И еще, Генри: зачем ты морочишь голову с этим старым боровом Книппсом?.. Бетси – славная девушка, но ведь у старика не более трехсот миллионов!

Харвуд засмеялся довольно натянуто, как показалось Джеку Петерсону...

– Пятьсот плюс триста – восемьсот, старина! Кроме того, я не собираюсь жениться на Бетси вдвоем с тобой. Понял?

– Ладно, ладно, Генри! – заторопился Смит. – Надеюсь, ты не сомневаешься в моих лучших чувствах к тебе. Иди к Паркеру. Бетси я скажу, что ты вернешься через полчаса. Пусть поболтает со своим колбасником.

Книппс и Паркер!.. О, эти имена знал не только Джек Петерсон, а весь мир!.. "Колониальные товары Книппса", "Колбасы Книппса", "Натуральный каучук Книппса", "Консервы Книппса" – такую рекламу можно было встретить в любом из городов Старого и Нового света. Англичанин Книппс был колбасным королем Англии, а в послевоенное время одним из крупных акционеров каучуковой "Денлоп раббер" компании в Малайе.

Американский туз Паркер рекламировал себя гораздо в меньшей степени. С него достаточно было скромных, черных с золотом табличек на входных дверях весьма заурядных зданий Нью-Йорка, Лондона, Парижа и многих других столиц. "Паркер Нейншл Банк" уже не нуждался в рекламе. Жонглируя миллионами долларов, он, оставаясь в тени, контролировал немало крупных компаний и банков помельче. Сейчас Паркер поставил своей целью совершенно вытеснить из Малайи англичан и в первую очередь Книппса. Агенты Паркера втихомолку, исподволь скупали акции '"Денлоп раббер".

Джек Петерсон не был посвящен в закулисные стороны деятельности обоих миллионеров. Однако он очень заинтересовался возможностью присутствовать незримо при беседе, которая, видимо, имела большое значение. Ему, правда, пришлось раздваивать свое внимание, так как он хотел послушать и Паркера, и Книппса.

Все тот же знакомый девичий голос, – Джек теперь догадался, что это была дочь Книппса, – произнес:

– Ну, папа, дело, кажется, приобретает благоприятный оборот. Генри заканчивает свои исследования. Я назвала его "Властелином мира", а он предложил мне корону "Королевы вселенной"...

– Призрак этой короны стоит мне шестьсот тысяч долларов! – недовольно прошамкал старческий голос. – Знай, Бетси: этот старый негодяй Паркер притащился сюда недаром. Боюсь, что он затевает какую-нибудь каверзу. Ну, что могут быть за дела у него с Харвудом?

– Папочка, ты и впрямь старенький, глупенький толстяк! – возбужденно засмеялась Бетси. – Генри мне объяснил: нужно договориться с Паркером заранее. Просто чтобы он не мешал нам. А затем... О, папа!.. Интегратор мистера Харвуда и миллионы мисс Книппс!.. Да мы раздавим Паркера, как муравья!

– Ну, миллионы пока что не твои! – фыркнул мистер Книппс.

– Папочка сердит? Папочка недоволен?.. Это плохо!.. Он обижает свою маленькую дочурку, да?..

Эта беседа перестала интересовать Петерсона. Он начал прислушиваться к другой.

– ...Как мне доложили... вы, мистер Харвуд... умеете делать бизнес... – скучно мямлил кто-то. – Но с Книппсом... у вас вряд ли выйдет дело. Старику не хватает размаха... Я осведомлен, что даже те полмиллиона долларов, которые затрачены вами на оборудование, были... э-э-э... просто подарены вам прелестной мисс Бетси... М-м-м... Я смог бы уплатить за вас неустойку... и... предоставил бы вам возможность построить новую лабораторию, не ограничивая вас в средствах...

Наступила пауза. Наконец прозвучал робкий, извиняющийся голос Харвуда:

– Но я люблю Бетси, и она согласна стать моей женой...

– М-м... Я не могу предложить вам подобной комбинации, ибо дочери у меня нет... Вот разве племянница?.. Но я предложу кое-что получше: в тот день, когда ваш аппарат начнет работать безукоризненно, вы станете моим компаньоном... Ваш интегратор и мои... э-э... миллионы... повергнут весь мир к ногам Америки...

Паркер умолк. Харвуд не отвечал.

Джек держался рукой за грудь, где бешено стучало сердце. Он присутствовал при заключении необычайной сделки с далеко идущей целью: покорить весь мир. Но его волновало не это. Миллионы долларов!..

Петерсон закрыл глаза, и в его воображении поплыла бесконечная вереница аккуратных золотых столбиков. Блеск металла ослеплял. В ушах слышался тонкий звон... А затем, словно на экране кинотеатра, нескончаемой вереницей поплыли, универсальные магазины, комфортабельные автомашины, быстроходные яхты, мраморные дворцы, и женщины, женщины, женщины...

Джек не понимал, что с ним делается. Он лишь почувствовал, что может иметь все это. Ведь что может быть проще: овладеть секретом интегратора, убрать... да, убрать – убить, уничтожить Харвуда и Смита. А затем...

Джек посмотрел на свои большие жилистые руки и внезапно увидел на них кровь... Да, это было очень давно, на ферме в Техасе. Его, десятилетнего мальчугана, заставили зарезать кролика. С тех пор Джека мутило при виде крови. Вот и сейчас...

И все же алчное чувство победило. Джек перестал интересоваться разговором Харвуда с Паркером. Зная, что в кабинет босса вряд ли удастся проникнуть когда-нибудь еще, инженер решил не терять времени даром.

Насколько хватало шнура "радиошлема", он отошел от прибора и, едва дотянувшись, достал со стола первое, что попалось в руки – толстую кожаную папку. На ее обложке в правом верхнем углу тускло поблескивали готические буквы: "Отто Вагнер. Германия. Берлин".

– Вагнер... Вагнер... – шептал Петерсон, развязывая тесемки на папке. – Кто такой Вагнер?

Приходили на ум знаменитый композитор Вагнер, затем лейтенант Вагнер из Чикаго, ресторатор Вагнер, еще несколько Вагнеров. Но каким образом эта папка попала сюда?

Едва лишь взгляд Петерсона упал на первый лист объемистой рукописи, как инженер вскрикнул.

"Принцип работы интегратора" – было написано старательным, четким почерком. А немного ниже – подчеркнутое двойной чертой: "Предпосылки. I. Физическая".

О, Джек узнавал пресловутую немецкую педантичность! Логично, пункт за пунктом, раскрывалась сущность действия аппарата, предназначенного для приема и усиления электромагнитных колебаний мозга. Даже не обладая "радиошлемом", в десятки раз обострявшим умственные способности, инженер смог бы легко разобраться в принципе действия интегратора.

А вот и схема прибора. Ого!.. Девятьсот восемьдесят радиоламп!.. Да и лампы неизвестные: "ОХ-6-1107", "Н-4-ВСУ"...

Инженер тщательно исследовал радиосхему. Лишь теперь он понял, что прибор, названный интегратором, представлял собой лишь один из вспомогательных узлов настройки. А основная конструкция – главный интегратор – очевидно, была очень громоздкой. На схеме ее окружал знак сплошного экранирования с примечанием: "Устанавливать на монолитной бетонной тумбе массой не менее трехсот тонн во избежание вибрации".

Джек понял принцип работы прибора, запомнил всю схему. Он мог бы хоть сейчас перерисовать ее вот на такой же точно громадный лист батистовой кальки.

Но чтобы сохранить эту невероятную память и способность к анализу, нужно обладать интегратором.

Петерсон решил во что бы то ни стало переписать основные выкладки рукописи и перерисовать радиосхему. Выдернув из стопы бумаги несколько чистых листов, он с жаром принялся за работу.

Дело подвигалось туго. Мысль уносилась далеко вперед, а рука, выписывая мелкие цепочки цифр и хитросплетения формул, ползла с черепашьей скоростью. Стало ясно, что таким путем ничего не удастся добиться.

Джек с досады отшвырнул карандаш. Ну, а если просто-напросто плюнуть на все, захватить рукопись и попытаться бежать из Гринхауза?

Но куда убежишь? Даже до Сингапура отсюда не добраться за сутки. На автостраде, безусловно, тотчас же будут выставлены сыщики Харвуда, а углубиться в джунгли – значит, попасть в руки бунтующих туземцев или же в пасть к хищнику. Ах, если бы фотоаппарат!

Удивительное дело: едва лишь он подумал о фотоаппарате, как в воздухе послышался запах фотопленки. Да, да, слабенький специфический запах, столь знакомый Джеку со времен увлечения фотографией, усилившись многократно, теперь ощущался совершенно явственно. Значит, где-то в комнате была фотопленка!

Всего лишь несколько часов тому назад инженер рассмеялся бы, если бы кто-либо предложил ему найти по запаху спрятанную вещь. А сейчас он, как, может быть, его первобытный предок, раздувая ноздри, поводил головой из стороны в сторону.

Короткий шнур "радиошлема" не давал возможности подойти к тому месту, а без интегратора в темноте окажешься совершенно беспомощным. Однако Петерсон решился и на это. Он еще раз очень внимательно прослушал весь диапазон звуков.

Харвуд говорил ласково, вкрадчиво:

– ...Миллионы мистера Книппса, слившись с вашими, представят собой силу, которой не сможет противостоять никто...

Одновременно послышался капризный голосок Бетси:

– Ну, что же он так долго?

Петерсон решительно снял шлем и в наступившей абсолютной темноте на ощупь двинулся к окну. Первым делом он опустил тяжелую плотную штору, затем включил давно замеченную настольную лампу и открыл шкаф.

Ему явно везло. Он обнаружил не только большие запасы высокочувствительной пленки, но и новейшую модель фотоаппарата "Контакс" с автоматическим фотоэкспонометром.

Джек Петерсон фотографировал страницу за страницей, время от времени наведываясь к "радиошлему", чтобы прислушаться к беседе. Радиосхему он сфотографировал на всякий случай десять раз. Наконец, завершив дело, инженер аккуратно сложил страницы рукописи, завязал папку, положил на место фотоаппарат и опустил в карман восемь кассет по тридцать шесть снимков в каждой.

"Пятьсот плюс триста – восемьсот! – думал Джек Петерсон, усаживаясь в кресло перед интегратором. – Следовательно, каждая кассета стоит сто миллионов долларов!"

Но слишком далеко было до воображаемого счастья! Едва надев шлем, Джек услышал:

– ...А не поздно ли, Бетси?

– О, нет, нет, Генри! Я хочу, наконец, видеть ваша чудеса!

Итак, Харвуд с дочерью миллионера все же идут сюда. Приближается минута, которая должна решить все.

Джека охватило странное спокойствие. Обшарив взглядом комнату, он остановил свой выбор на массивном бронзовом пресс-папье: в сильных руках оно могло послужить страшным оружием. Определил на глаз расстояния до главных предметов, чтобы запомнить их взаимное расположение. Поднял и положил на стол отброшенный ранее карандаш. Выключил интегратор. На ощупь двинулся к двери. Встал за портьерой, сжимая в руке пресс-папье.

Проходила минута за минутой. Шагов в коридоре не было слышно.

Ожидание становилось невыносимым.

– Ну, иди же, иди! – шептал Петерсон, едва сдерживая противную дрожь мускулов.

Он принадлежал к категории людей, способных на решительные, даже безрассудные поступки, но лишь в минуты аффекта. Малейшее промедление расшатывало его волю, будило сомнение в целесообразности задуманного, заставляло искать иной, лучший выход из положения.

Вот так случилось и теперь. Возбуждение начало сменяться апатией, безразличием. Призрак золотого тельца уже не смущал его душу. Больше всего в мире в эту минуту ему хотелось оказаться в постели и уснуть.

Может быть, именно потому Джек и упустил единственный удобный момент.

Петерсон ожидал Харвуда со стороны коридора. А босс и дочь миллионера появились неожиданно, внезапно, как из-под земли. Стена у бетонной глыбы легко скользнула вниз, и тогда оказалось, что кабинет Харвуда лишь часть громадной лаборатории.

Петерсона и Харвуда отделяло расстояние чуть больше метра. Стоило лишь напрячь мускулы, прыгнуть и...

Но пораженный, ослепленный ярким светом Джек Петерсон в первое мгновение растерялся, а когда спохватился – было уже поздно. Харвуд и Бетси Книппс подошли к грандиозному сооружению, стоявшему на бетонном фундаменте посреди лаборатории.

Это было нечто похожее на увеличенного в тысячи раз жука-плавунца, который подобрал под себя ноги, но вряд ли хоть один из этих водяных жителей имел столь безукоризненно обтекаемую форму и такой совершенный панцирь из прозрачной пластмассы. А когда Харвуд нажал на какую-то кнопку, сходство еще более усилилось: под панцирем начали мерцать и пульсировать многочисленные огоньки радиолампочек, – так, словно сооружение ожило и вот-вот сдвинется с массивного пьедестала, уничтожая все на своем пути.

Никель и стекло, пластмасса и провода, причудливые катушки, переключатели, циферблаты приборов – все в целом создавало величественную, неповторимую картину. Двое людей, стоявших у этого сооружения, казались жалкими, беспомощными муравьями.

Бетси Книппс посматривала на главный интегратор с восхищением и даже страхом.

– О, какая феерия! – прошептала она. – Так это и есть тот мозг, с которым не в силах состязаться мудрейшие из мудрейших?!

– ...и который полностью покорен вам! – галантно докончил Харвуд.

– В таком случае я хочу немедленно воспользоваться своим правом!

– Нет, Бетси... – Харвуд пригладил рукой волосы и, ведя под руку дочь миллионера, направился к дивану. – Не стоит. Это страшная машина... Садитесь, милая. Лучше помечтаем вдвоем. Вы слышали о профессоре Темплере?

Бетси, беззаботно качая ногой, наморщила нос:

– А, это тот сумасшедший поп?

– Нет. Весьма трезво рассуждающий физик, специалист по автоматике и телемеханике. Он сконструировал прибор с претенциозным названием "радиомозг". Этот аппарат имеет одиннадцать тысяч радиоламп и занимает трехэтажное здание; решает сложнейшие математические задачи, реагирует на цвет, звук...

– А в вашем аппарате, вероятно, сто тысяч ламп?

– О, нет! – самодовольно улыбнулся Харвуд. – Меньше тысячи!.. Так вот, этот Темплер выдвинул невероятно смелую гипотезу о создании мыслящих роботов. Машина с самым примитивным, звериным сознанием, автомат, – слепо выполняющий приказы умного сильного человека, – разве это не идеальный солдат, рабочий, фермер?! Мыслящие машины, брошенные против коммунистов, в течение нескольких недель установят на земле золотой век. Мыслящие машины не предадут и не повернут оружие против нас. Пусть они будут гибнуть сотнями и тысячами, – другие, еще более примитивные мыслящие автоматы на заводах восполнят убыль в стальных армиях... Рабочих – уничтожить. Фермеров – стерилизовать. Города – разрушить. Пусть на земле воцарится золотая эра избранных людей!

Харвуд был страшен. Его высокий лоб с прилипшими к нему реденькими волосами побагровел, тонкие губы хищно искривились, пальцы судорожно обхватили колено. Дочь миллионера смотрела на него с восхищением.

А Джек стоял в своем укрытии пошатываясь. Услышанное выходило за пределы самого разнузданного воображения.

Кровь... Озера, моря, океаны крови – вот что принесут с собой мыслящие машины... Нет, этого не должно случиться!

– Профессор Темплер прав... – уже спокойнее продолжал Харвуд. – Новый мир, действительно, нужно воздвигнуть на плечах роботов. Но мой коллега, к сожалению, не учитывает современного уровня техники. Если несложная в сущности машина для вычислений оборудована одиннадцатью тысячами радиоламп, пусть микрогабаритных, то сколько же их понадобится для мыслящего самолета, например?.. Сто тысяч?.. Миллион?

Харвуд умолк и, привлекая к себе дочь миллионера, зашептал:

– Я пошел по иному пути. Роботами, автоматами у меня станут живые люди. То есть не люди, а всяческие негры, китайцы и прочие. Вот эта машина... – он показал на агрегат среди зала, – эта машина может воспроизводить записанные на пленку чувства ужаса, невероятной боли, голода, радости, опьянения – чего угодно!.. Настанет час, и я с ее помощью внушу миллионам людей звериную ненависть друг к другу. Пусть это будут русские и китайцы, например. Они перегрызут друг другу глотки!..

– А... мы? – Бетси Книппс дрожала.

– Мы?! – Харвуд злобно захохотал и, подбежав к интегратору, схватил "радиошлем". – Вот ваша корона "Королевы вселенной"! Пусть она не блещет алмазами, но с ней вы приобретете неземное блаженство!.. Смотрите, я включаю прибор. Через минуту вы увидите и услышите то, что скрыто для прочих смертных навсегда!

Харвуд надел "радиошлем". И в то же мгновение Джек Петерсон понял, что медлить нельзя: Харвуд услышит его дыхание, биение сердца, запах...

Неслышной тенью он выскользнул из-за портьеры и бросился к боссу. Дико взвизгнула Бетси. Харвуд испуганно оглянулся и торопливо засунул руку в карман.

Джек размахнулся пресс-папье... и грохнулся на пол. Он споткнулся о край ковра.

– Стой! Стой! Стреляю! – кричал Харвуд. Он успел вскарабкаться на бетонную тумбу и выхватить револьвер. – Руки вверх!

Джек оставил пресс-папье, перевернулся на спину и закрыл глаза – безразличный, готовый ко всему.

...А на экране интегратора извивались, выплясывали две ярко-зеленые причудливые змейки.

Глава 6
"Мыслящая машина" бунтует

Бронетранспортер резко затормозил. Послышалась ругань:

– Ч-черт!.. Снова взорвали мост!.. Сворачивай направо, Боб!

С натужным ревом машина поползла куда-то вверх, затем спустилась вниз и, скрежеща гусеницами по камням, раскачиваясь с боку на бок, двинулась через какой-то бурный, но, вероятно, неглубокий поток.

Где-то совсем близко грохнул взрыв. На площадку бронетранспортера плеснулась вода. О борта машины застучали пули.

– Быстрее, Боб, быстрее! – обеспокоенно произнес тот же голос. – Мы сейчас как на ладони. Назад поедешь другой дорогой. Теперь они будут поджидать нас.

"Кто "они"?.. Какой именно дорогой?"

Впервые за несколько часов инженер Щеглов услышал слова из уст этих людей, услышал, не зная даже, кому принадлежит этот резкий, отрывистый голос.

Связанный, с мешком на голове, инженер лежал на площадке бронетранспортера, изнемогая от духоты, задыхаясь от гнева.

Все произошло так неожиданно, так внезапно...

Когда прозвучал авральный сигнал, инженер бросился в трюм "Игарки", чтобы спасти наиболее важную деталь своего ультразвукового локатора – кварцевые стабилизаторы. Защитный кожух с прибора удалось снять легко, но затем дело затормозилось. Не имея под руками соответствующих инструментов, инженер действовал карманным ножом. Стабилизаторы снять так и не удалось: через иллюминатор звукометрической кабины хлынула вода.

Когда Щеглов выбрался на палубу, "Игарка" уже глубоко сидела в воде. Она сильно накренилась на правый борт, и все шлюпки отошли далеко влево, чтобы не быть затянутыми в водоворот. А Щеглову уже не приходилось выбирать: он прыгнул с правого борта и как можно скорее поплыл от судна.

Инженер считал себя неплохим пловцом, поэтому-то и не беспокоился, что уплывает не в ту сторону, куда нужно. Вот еще немного, а затем можно повернуть назад... Но впереди мелькнул тусклый огонек, словно кто-то курил папиросу. Щеглов поплыл в том направлении.

Через минуту огонек блеснул уже правее, дальше.

– Эй, на лодке! – закричал инженер.

Никто не ответил. Щеглов ускорил движения. Но и лодка, начавшая проступать во мгле серым пятном, не останавливалась. Инженер перешел на брасс, словно дело шло о первом месте в соревновании на скорость, догнал надувную резиновую лодку и, отфыркиваясь, сказал сердито:

– Ну, что это за шутки, товарищи?!

Кто-то молча протянул ему весло и помог вылезти из воды. А затем на его висок упало что-то тяжелое.

И вот теперь Щеглов не смог бы даже сказать, сколько прошло времени с момента гибели "Игарки". Тускло, неясно вспоминалась узкая металлическая камера. Кто-то, склонившись над ним, связанным, вытаскивал из его кармана непромокаемый бумажник с документами.

– Чеклофф... инженер... – слышалось на английском языке. – Ну, этого можно передать Харвуду. Помните, он просил?

Щеглов что-то закричал, но что именно – забылось. На его лицо упала мокрая тряпка, разлился неприятный, тошнотворный запах какой-то жидкости. И лишь вот здесь, в бронетранспортере, если судить по рокоту мотора и скрежету гусениц, Щеглов окончательно пришел в себя, обессиленный, с тяжелой, словно после изнурительной болезни, головой.

Он не ругался, не угрожал, не кричал – все это было излишним. При таких обстоятельствах лучше прикидываться спящим, – может быть, удастся что-либо подслушать. Но, как назло, спутники попались не из говорливых. Лишь неожиданное приключение прервало молчание одного из них.

"Кто взорвал мост?.. Кто стрелял по машине?"

Инженер мог предполагать все, что угодно, с одинаковым шансом ошибиться.

"Может быть, партизаны?"

Возможно, что и партизаны: ведь вся юго-восточная Азия охвачена освободительным движением. Но какая же это страна?.. Вьетнам?.. Корея?.. Таиланд?..

Бронетранспортер вновь выбрался на ровную дорогу. Мотор теперь рокотал глухо, машина шла плавно, без толчков, – вероятно, по автостраде.

– Когда возвратишься в Сингапур, – сказал тот же голос, – установи на транспортере еще один пулемет. Не мешало бы также укрепить борта.

– Да.

"Сингапур! – обрадовался инженер. – Итак – Малайя!.. Обстреливали малайские партизаны... Ну, говори же, говори дальше, мерзавец!"

Но вновь, – и очень надолго, – установилось молчание. Еще несколько раз бронетранспортер объезжал препятствия, наконец сбавил ход, остановился. Послышался лязг металла, скрип – вероятно, открывались ворота, а затем возглас:

– Хелло, Джонсон! Привез?

– Хелло, Смит!.. К сожалению, лишь одного. Но ты мне должен быть благодарен: настоящий русский, к тому же инженер!

– Хо!.. Не тот ли, случайно, что...

Голоса удалялись. Инженер уже едва-едва разбирал слова.

– Да, да!.. А где же Харвуд?.. Я должен ему кое-что передать.

– Говори мне. Харвуд занят.

"Джонсон. Смит. Харвуд".

Эти фамилии врезались в мозг Щеглова, как что-то чрезвычайно важное. Он не видел лиц этих двоих, но запоминал каждую интонацию голосов.

"Ну, погодите, Джонсон, Смит и Харвуд! – думал инженер. – Мы еще рассчитаемся с вами за все!"

Вновь зарокотал мотор, и бронетранспортер двинулся с места. Он свернул вправо, въехал в какое-то помещение, – рокот стал звонким, – и остановился.

– Перенесите его в пятую, – сказал кто-то.

Звякнуло железо. Чьи-то руки подняли инженера.

– Не околел ли он случайно?

– Да нет, дышит. Вероятно, без сознания. Беда с этими неженками – долго не выдерживают.

Вот тут-то и Щеглову стало страшно. Безразличные к судьбе человека голоса, загадочные намеки... Куда же, в конце концов, он попал? И что ожидает его здесь, где-то в дебрях Малайи?

Его положили на носилки, понесли куда-то... Направо... налево... Вверх... вниз... Наконец, как мешок с просом, бросили на что-то довольно твердое, развязали руки и ноги, стащили с головы мешок и ушли. Щелкнул замок.

Прошло несколько минут, и лишь тогда инженер открыл глаза.

Крошечная камера, обшитая блестящим металлом. Металлическая кровать, стул и стол, привинченные к полу. Ни единого окна, зато целый ряд темных отверстий в стенах. Под потолком – тусклая лампочка. На столе чистая бумага и несколько карандашей.

Внешний вид камеры не объяснял ничего. Тогда инженер произвел более тщательный осмотр.

Дверь – металлическая, сплошная, без единой щелочки. Под кроватью – пусто. В отверстия на стене можно засунуть кулак, но он сразу же натыкается на какие-то решетки... Вентиляция?.. Но зачем столько патрубков? Хватило бы и одного. К тому же эти отверстия направлены как-то странно: наискось к поверхности стен.

Мозг, привыкший к проектированию, сразу же установил: если продлить эти патрубки в камеру, они пересекутся в двух точках, над столом, на уровне лица, и над кроватью – там, где в наклонно устроенном матраце сделана выемка для головы.

Может быть, это трубы для наблюдения?.. Но не лучше ли установить один экран – на потолке хотя бы?

Да, опасность могла прийти из этих отверстий. И наиболее неприятным было то, что неизвестно, как бороться с ней.

Как ни был возбужден сейчас Щеглов, но длительное путешествие с мешком на голове давало себя знать. Ныли мускулы всего тела. Болели глаза. Хотелось лечь, уснуть и спать долго-долго. К тому же и в самом деле следовало отдохнуть, чтобы восстановить силы.

Инженер устроился на кровати, положив ноги на возвышение. Но так было непривычно и неудобно. Вскоре у него заболела шея и перед глазами пошли круги: кровь приливала к голове, лежавшей очень низко. И тогда Щеглов, махнув рукой, улегся наоборот, – именно так, как этого, вероятно, добивался тот, кто оборудовал камеру.

Как ни старался Щеглов, он не мог уснуть на протяжении часа или двух, а затем внезапно как бы упал в темную молчаливую пропасть. Он спал, пожалуй, долго, крепко, без сновидений – и проснулся оттого, что его начал душить смех.

– Ох-хо-хо!.. Ха-ха-ха!.. – хохотал инженер, протирая глаза.

Он опомнился, вскочил с кровати, сел у стола, пощупал лоб: что это – сумасшествие?.. До смеху ли сейчас?

Но ему все равно хотелось смеяться. Хохотать. Ржать, схватившись за живот. Это дикое желание приходилось сдерживать ценой громадного напряжения воли.

И вдруг ему стало грустно, тоскливо, горько. Потянуло склониться к кому-нибудь на плечо, заплакать, пожаловаться на горькую долю... И он, этот взрослый мужественный человек, не раз смотревший смерти в глаза, в самом деле чуть не заплакал. Обхватил голову руками. Застонал... И вдруг вскочил: в нем вспыхнул неожиданный гнев – неизвестно против кого. Захотелось громить, коверкать, ломать. Не помня себя, он грохнул кулаком по металлическому столу так, что письменные принадлежности разлетелись во все стороны. Это разъярило его еще больше, и он начал рвать бумагу, ломать карандаши. Один из них упал и покатился под стол, в угол. Щеглов нагнулся, чтобы искромсать и его... и опомнился: да что же это такое?! Надо взять себя в руки. Начать какие-нибудь вычисления, что ли, лишь бы сосредоточиться и не давать воли возбужденным нервам.

Но как только он поднялся, гнев охватил его с еще большей силой. Карандаш! Проклятый карандаш! Его нужно поднять с пола, раздробить в щепки, растереть в порошок!

И вновь у инженера прояснилось в голове, когда он забрался под стол. Восстановилась способность к рассуждению.

– Погоди, погоди... – бормотал он себе под нос. – Отверстия... Против стола... А что если подняться лишь на одно мгновение?

Он выглянул из своего убежища на долю секунды, но и этого было достаточно, чтобы установить: да, болезненные явления психики наблюдаются над столом, а под ним – нет.

– Какой-то газ? – соображал вслух инженер. – Нет, тогда везде было бы одинаковое действие... Лучи?.. Но какие?.. Да, вероятно лучи – иначе зачем же эти металлические стены? А металлическая крышка стола – хороший экран... Ну, так, господа, – кто вы там ни есть – прошу!.. Продолжайте ваши эксперименты, а я посижу под столом!

С видом мальчишки, перехитрившего кого-то из противников, Щеглов устроился в своем укрытии поудобнее.

– Так... Смех, горе, гнев... Неожиданная смена настроений... Как это объяснить?.. Что же вы еще припасли для меня, господа?.. И, вероятно, не только для меня...

Он привык рассуждать с самим собой, – так почему-то легче находилось правильное решение.

– Следовательно, лучи смеха, лучи гнева, лучи грусти... Паршивые же это лучи, если от них можно уберечься, надев на голову кастрюлю, например, не говоря уже о каске... А почему на голову? – возразил он сам себе. – Может быть, нужно закрыть все тело?

Проверка предположения заняла немного времени: сначала Щеглов высунул из убежища руку и подержал ее над столом, затем спину и наконец ухитрился, стоя на руках, "облучить" ноги. Никакого действия.

Но едва инженер попытался подняться – в его уши врезался звук невероятной силы. Походило на то, что из каждого отверстия комнатки загудел паровозный гудок.

Щеглов закрыл уши ладонями, но это не помогло.

– Что-то новое... новое... – бормотал он. – Лучи звука?.. Абсурд!.. А если отойти в противоположный угол?

Он направился к двери. Звук ослабевал с каждым его шагом.

– Странно... очень странно... Да, это какие-то лучи... Но какие?

Звук внезапно оборвался, зато перед глазами у Щеглова появился свет. Шаг назад – свет усилился. Еще шаг – начал ослеплять. Можно было закрыть глаза, отвернуться, закрыться – сияние не ослабевало нисколько.

Погас и свет. Инженер засмеялся. Затем захохотал:

– Ах, господа, ваша программа исчерпана!.. Снова смех... Снова...

Но этот его смех был уже неестественным – и, как это ни странно, сопротивляться смеху было труднее всего. Инженер вновь забрался под стол.

Смешно, когда под крошечным столом, согнувшись в три погибели, сидит человек солидный, взрослый. Но Щеглов не замечал комизма своего положения. Он теперь убедился, что его ждет тяжелое испытание. Весь этот "концерт" был устроен специально. Зачем?.. А может быть, среди этих многочисленных лучей, которые, вероятно, действуют на мозг, есть и "лучи болтливости"? "Лучи предательства?"... Но что можно вытянуть из него, работавшего с ультразвуковым локатором, если эти приборы уже давно перестали быть секретными?.. Следовательно, тут что-то иное. Нужно быть начеку...

Так размышлял инженер Щеглов, сидя под столом в полной уверенности, что ему удалось перехитрить еще не виденных им Джонсона, Смита и Харвуда.

...А Смит и Харвуд все это время внимательно следили за каждым его движением на экране телевизора.

– Хитер, дьявол! – раздраженно сказал Смит. – Так хорошо пошло все сначала, а затем... Неужели догадался?.. Ну, так я переведу его сейчас в четвертую. Там нет никакой защиты от излучения. Я его пристегну! Он у меня запляшет!

– Оставь! – холодно прервал его Харвуд. – Удивляюсь, откуда у тебя столько желчи? Чем он насолил тебе, в конце концов?.. Оказался умнее тебя? Проектировал камеру ты – вот и помалкивай!.. А мне он нравится. Сметлив. Изобретателен... Я читал его научные труды, – к сожалению, лишь об ультразвуке. Талантлив... Если удастся его сломать – это будет прекрасная "мыслящая машина".

– Если удастся! – насмешливо фыркнул Смит. – Ты уже забыл его предшественника?! Вот такие они все, эти русские: подыхает, но вопит "да здравствует!.." Советую не возиться с ним, а пустить на эксперименты. Европейская пленка у нас далеко не заполнена. Я уже давно собираюсь записать ощущения ошпаренного кипятком.

– Хватит, хватит! – махнул рукой Харвуд. – Пойдем к нему. Но прошу – не смотри волком, а то при одном взгляде на тебя человеку становится тоскливо.

Харвуд поднялся и направился к двери. Смит метнул на него взгляд, в котором и впрямь блеснуло что-то волчье, выключил телевизор и заковылял следом.

Они опустились на лифте в подземелье, прошли по длинному коридору и остановились перед камерой с табличкой "5" на двери.

– Тише! – прошептал Харвуд. – Его нужно захватить врасплох.


...Когда послышалось слабое позвякивание металла о металл, инженер Щеглов понял, что за ним пришли. Следовало бы немедленно убраться из-под стола, но он не успел этого сделать. Дверь отворилась. У порога стояли двое – молодой красивый мужчина и длиннорукий согбенный человек лет пятидесяти.

– Как дела, мистер Чеклофф? – приветливо спросил молодой.

Щеглов устроился под столом поудобнее, окинул взглядом вошедших и не ответил. Он умышленно напустил на себя вид инертного, безразличного ко всему человека, чтобы иметь время для ориентировки.

"Джонсон, Смит, Харвуд... – вспоминал инженер. – Но кто же эти двое?"

Это походило на алгебраическую задачу с тремя неизвестными. Он знал три фамилии, слышал два голоса из трех, но никого из врагов не знал в лицо.

В первое мгновение Щеглову показалось: задачу решить нельзя. Но тотчас же мелькнула мысль:

"Стоп?.. Джонсон – в бронетранспортере, Смит – при въезде в эту тюрьму, у них голоса не такие. Следовательно, это – Харвуд".

Теперь оставалось уяснить, кто сопутствует Харвуду: Джонсон или Смит?

У Джонсона голос был отрывистый властный, как у человека военного. Ясно, что вот этот длиннорукий сморчок в армии не служил. Ему, вероятно, свойственны жестокие и ехидные интонации...

"Итак, второй – Смит!"

Харвуд подошел ближе и вновь спросил:

– Как самочувствие, мистер Чеклофф?

– Неплохо, мистер... Харвуд. "Концерт" окончен?

Щеглов, доканчивая свой логический анализ, на долю секунды задержался с ответом, но именно эта вынужденная короткая пауза придала его ответу тон насмешливого превосходства. Как ни владел собой Харвуд, но не мог сдержать удивления:

– О, так вы знаете мою фамилию?

– Да. И не только я. По вас давно скучает скамья подсудимых.

– Очень приятно! – улыбнулся Харвуд. – Но я не спешу. А вот вы уже в камере.

Щеглов неторопливо вылез из-под стола, окинул презрительным взглядом помещение, постучал кулаком по металлической стене:

– Я считал вас более талантливым. Камера спроектирована по-идиотски!

– Признаю, признаю, – по-прежнему ласково ответил Харвуд, бросив на своего спутника быстрый странный взгляд. Тот почему-то побледнел и сжал челюсти.

Казалось бы, ничего не произошло Мало ли как можно истолковать поведение того или иного человека в каждом отдельном случае?

Произойди эта беседа в другой обстановке, вряд ли сумел бы инженер Щеглов так остро воспринимать и так быстро реагировать на мелочи, которые почти всегда проходят незамеченными, хотя и могут раскрыть многое.

Лишь на одно мгновение во взгляде Харвуда промелькнули пренебрежение, насмешка, злорадство. Лишь на долю секунды зловеще вспыхнули глаза. Смита. Но Щеглов почувствовал: Харвуд и Смит – враги. Скрытые, тайные. Безобразный и старый, вероятно, завидует молодому, красивому, но и побаивается его. Молодой презирает старика, издевается над ним, но осторожно, не переходя определенной границы. Злобная реакция Смита свидетельствует, что камеру проектировал он или кто-нибудь из его подчиненных.

Не стоило бы дразнить старого хрыча понапрасну, однако Щеглов не удержался:

– А впрочем, извиняюсь. Вина за неудачную конструкцию камеры ложится на... – он сделал паузу, как бы припоминая: – на мистера Смита, если не ошибаюсь!

Помощник Харвуда дернулся, но ничего не сказал. А Харвуд захохотал:

– Вы мне нравитесь, мистер Чеклофф!.. Вы колдун, а?.. Умеете читать чужие мысли?

– Нет, я просто вижу мерзавцев насквозь, – насмешливо ответил инженер.

Смит подошел к нему почти вплотную, втянул голову в плечи, как бы готовясь к прыжку, и сказал тихо, зловеще:

– Я тебе покажу "мерзавцев"!.. Ты будешь умолять о смерти, но я тебе ее не дам. Не дам!

– Тс-с-с!.. Мистер Смит шутит. Он большой шутник!.. – Харвуд взял Смита за плечи и легонько вытолкал в коридор. – А у нас – серьезный джентльменский разговор. Для шуток время найдется... если мистер Чеклофф любит их вообще.

Смит ушел. Харвуд, сбросив маску ласковости и развязности, сказал резко:

– Садитесь. Мой помощник прав: он в самом деле может замучить человека. Ваш предшественник, один из выдающихся инженеров, попав в эту камеру, не выдержал и покончил с собой. Когда я узнал об этом, то чуть не прогнал Смита. Он чересчур жесток. Инженер из него паршивый. Видели: взбесился, когда вы коснулись конструкции камеры... Вот так всегда... А работы – уйма... Не думайте, что я здесь изобретаю какие-то новые усовершенствованные средства уничтожения. Вовсе нет. Дело идет о счастливой судьбе всего человечества. Мои открытия величественны, неизмеримы. Я почти до конца раскрыл тайну живого мозга. Вам пришлось почувствовать действие моих аппаратов. Буду откровенен: "концерт", как вы его назвали, был дан лишь для того, чтобы подавить вашу волю. Ведь вы, русские, упрямы, как ослы. А мне нужен помощник, союзник. Предлагаю вам работать вдвоем. То, что мы сделаем, – будет навсегда записано в истории человечества на золотых скрижалях!.. Вспомните: совсем недавно для уничтожения общего врага наши государства стали плечом к плечу. Так давайте же и мы станем союзниками, хотя бы временными. Я раскрою вам немало своих секретов, рискуя даже тем, что вы самостоятельно раскроете остальное. Я не хотел бы этого делать, но все равно придется... Вы сможете познакомиться с новейшими достижениями науки, будете работать в прекрасных лабораториях. Но на протяжении трех лет вам не придется видеть дневного света. Я приму надежные меры, чтобы вы не удрали. Через три года будете свободны. Деньги – я дам вам денег. Слава – будет и слава. Захотите вернуться в свою странную и величественную страну – пожалуйста... Ну?

Щеглов выслушал этот монолог молча, скептически улыбаясь.

Харвуд был неплохим актером. Искренние интонации голоса, взволнованность, когда речь зашла о "судьбе человечества", тонко рассчитанный прием поощрения славой могли бы даже обмануть простодушного человека, показать Харвуда пусть в непривлекательном, но в выгодном для него свете. Но Щеглов был тертый калач. Свыше двух лет приходилось ему сталкиваться с такими, как Харвуд, в англо-американском штабе союзников. Психологию представителей капиталистического мира инженер изучил достаточно хорошо.

Красивыми фразами маскировались подлейшие замыслы. Чтобы их раскрыть, нужно вдуматься поглубже, заглянуть в потаенные замыслы и намерения.

Какую цель преследовал Харвуд?

Щеглов не мог еще ответить на этот вопрос. Он не считал себя гениальным изобретателем и знал, что Харвуд может очень легко приобрести себе "союзника" за умеренную плату в любой из буржуазных стран. Следовательно, существовали какие-то иные, пока что неизвестные обстоятельства. Однако каковы бы ни были намерения Харвуда или его покровителей, от Щеглова требовалось одно: измена своей стране, своим убеждениям.

Существовало два выхода из этого положения: либо плюнуть в глаза Харвуду и умереть сильным и непокоренным, либо пуститься на хитрость, пойти на временное соглашение, чтобы разведать о сущности открытия, бороться против Харвуда в его логове и победить или погибнуть. По доброй воле отсюда не выпустят. Слишком много знает советский инженер.

– Я согласен, – сухо сказал Щеглов. – Мое условие: я должен знать все. Во всяком случае, вы не должны препятствовать мне, если я попытаюсь раскрыть вашу тайну самостоятельно.

– О, да, да! – иронически подтвердил Харвуд. – Вам достаточно взглянуть на схему прибора, чтобы потерять самоуверенность. Я пойду вам навстречу: вы будете работать с неким профессором Вагнером – он вам расскажет все до мелочей. Талантливый человек, но маньяк: мечтает истребить человечество при помощи моего интегратора. И еще: заболел манией величия. Сделал несколько усовершенствований в моей конструкции и теперь считает, что я его обокрал. Но в остальном – чудесный человек... Да, ненавидит русских... и американцев, к сожалению. Если хорошо владеете немецким языком, выдайте себя за немца. Он откроет вам то, чего не хочет открыть даже мне... Бережет для себя. Хочет вырваться отсюда и стать "Властелином мира", каково?!.. Ну, отдыхайте, мой милый союзник! К сожалению, сегодня вам придется переспать на этом неудобном топчане, но уже завтра вы будете иметь комнату, как в первоклассном отеле.

Харвуд поклонился и вышел. Щелкнул замок.

Инженер Щеглов, сидя в той же позе у стола, вспоминал каждое слово беседы, взвешивал и анализировал обстановку.

Правильно ли он поступил?.. Если допустил ошибку, ее можно еще исправить...

Нет, вероятнее всего – правильно, так как ничего иного не оставалось... Но что это за Вагнер? Какие тайны он бережет для себя?

Все должно было раскрыться вскоре. А сейчас – спокойствие. Полное спокойствие. Нервы нужно беречь.

Глава 7
В море и на суше

Острый матросский нож с пластмассовой рифленой рукояткой весил не более трехсот граммов. Казалось, его можно было бы держать в руке и день, и два, не чувствуя усталости. Но попробуйте-ка плыть, зажав этот нож в кулаке! Уже через час-два у вас затерпнут пальцы, нож станет тяжелым, рукоятка неудобной, – вам захочется отшвырнуть прочь вещь, которая обрела над вами власть, выматывает последние силы.

Плывет по морю человек с ножом в руках. Беспокойно озирается по сторонам – ведь здесь в любую минуту можно наткнуться на акулу.

Над морем нависла мгла. Это не тот беспросветный мрак, который наваливается на человека, если войти из освещенной комнаты в погреб. Это – причудливая полумгла, созданная мерцающими звездами и чуть поблескивающей водой. Окружающее вырисовывается трепетными тенями, расплывчатыми контурами. В этой полутьме и примерещится все, что угодно, и пройдет незамеченным то, что следовало бы заметить.

Лишь звезды – мохнатые, яркие проступают четко.

Справа, низко над горизонтом – северные созвездия: Полярная звезда, Большая Медведица. Слева – Южный Крест. Наискось над головой – Млечный путь. А впереди, на западе, не видно ничего. Где-то там, в тумане или за тучами, лежит Малайя. И до нее, вероятно, еще очень далеко.

Несколько лет тому назад, во время состязаний, Миша Лымарь проплыл по Волге свыше восьмидесяти километров. В соленой морской воде можно было бы проплыть и больше. Но теперь рядом с ним уже нет шлюпки, куда можно забраться в любую минуту и откуда каждый пловец может получить еду и питье. Да и чувствует себя Лымарь гораздо хуже, чем тогда.

Но все равно – плыть надо. И он плывет почти машинально – жаждущий, обессиленный, голодный.

А ночь – как вечность... Никогда в жизни не было у Лымаря такой страшной ночи. Он знал, что яркое солнце принесет с собой еще большие страдания, ибо никуда не укрыться от его палящих лучей. Но все же это будет день, а не гнетущий мрак, когда поневоле кажешься самому себе ничтожным, жалким созданием, брошенным на произвол стихии.

Все медленнее и медленнее плыл Лымарь. Все чаще переворачивался на спину, чтобы отдохнуть. Он устал до такой степени, что уже начал засыпать на ходу.

Это было странное состояние: тело продолжало двигаться, а мозг выключался, расслаблялись мышцы рук и ног, застилалось сознание чем-то успокоительным, приятным. И Лымарю начинало казаться, что его тело стало легохоньким, и он уже не плывет по воде, а порхает в воздухе. А над ним, под ним, вокруг него – пушистые белые облака... Михаил прогонял от себя эти видения, протирал глаза, погружал голову в воду, однако через минуту все начиналось сначала.

Вот так, задремав, он выпустил из рук нож, но встрепенулся вовремя и все же успел подхватить свое оружие. Он хлебнул при этом омерзительной морской воды.

Теперь стало плыть еще тяжелее. Его тело окоченело от холода, хотя температура моря была выше двадцати пяти градусов. Затем судорогой свело левую ногу.

Приближался конец, но Лымарь все же не сдавался. Он еще плыл, – упорно плыл вперед, ничего не видя, ничего не помня. И только когда не хватило сил сделать хотя бы одно движение, Лымарь выдохнул воздух и нырнул в воду. Нырнул... да так стукнулся пятками обо что-то твердое, что пришел в себя и выскочил на поверхность моря.

"Неужели дно?" – он недоверчиво оглянулся, проплыл еще несколько метров, нырнул вновь...

Дна нет... Может быть, влево?.. Но и здесь было то же самое.

Возможно, удалось наскочить на узкую песчаную отмель. Если так – нашлось бы место для отдыха.

Появилась надежда на спасение и откуда-то взялись дополнительные силы. Теперь Михаил смог бы проплыть еще километра два.

Увлекшись поисками отмели, он и не замечал, как за его спиной зарозовело небо и начала рассеиваться мгла.

На экваторе день всегда равен ночи. Точно в шесть по местному времени солнце всходит, в шесть вечера – заходит. А так как все светила поднимаются вертикально к горизонту, сумерек здесь почти не бывает. Ночь сменяется днем внезапно.

Вот так и сейчас. Михаил взглянул направо и остолбенел: невдалеке, на расстоянии ста метров, не более, виднелась полоска суши. Да ведь только что там не было ничего!

Он бросился туда, не подозревая, что проплывал над этой отмелью полчаса тому назад. Тогда этот островок был скрыт под водой. А сейчас начался отлив.

Когда Михаил добрался до островка и упал на холодный мокрый песок, взошло солнце. Его лучи скользнули по поверхности моря, озарили какое-то бревно, торчащее из воды сантиметров на десять.

"Мачта! – подумал Лымарь. – Это затонувший корабль спас мне жизнь!"

И впрямь: Лымарь, нырнув, ударился о палубу небольшого минного тральщика, который нашел свое последнее пристанище на этой отмели.

Медленно вертится в мировом пространстве наша старенькая Земля. И так же медленно, с некоторым опозданием, катится по ее поверхности мощная приливная волна, горб которой неизменно направлен на Луну. Так действует сила притяжения этого светила.

Дважды в сутки вода в океанах и морях взбунтовывается, накатывается на острова и континенты, затапливает отмели, наполняет бухты. Дважды в сутки отливает, оголяет дно, оставляя на нем свои щедрые неприхотливые дары: водоросли, рыбу, моллюсков. А на новолунье или полнолунье, когда Луна и Солнце расположены на одной линии относительно Земли приливы и отливы бывают максимальными.

Лымарю посчастливилось: его спас отлив во время "большой воды". Однако через шесть с четвертью часов должен был начаться прилив, и если бы радист не спохватился своевременно, ему пришлось бы плохо.

Он уснул сразу же, как только достиг островка, но спал не более двух часов. Проснуться помогли крикливые чайки да палящие лучи солнца.

Михаил поднялся пошатываясь, протер глаза и оглянулся.

Был яркий день. Море откатилось еще дальше, – теперь из воды наклонно торчали не только обломки мачт, но и ржавая, искореженная труба суденышка. Чуть левее, на горизонте, виднелась серо-зеленая полоса, а за ней – горы в седой дымке. Вдоль берега группками тянулись скалистые островки, – на некоторых из них росли деревья. Такие же кусочки суши, правда, немногочисленные, виднелись и позади, в открытом море.

Лымарь даже устыдился своего минутного слабоволия. Удивительно было не то, что он спасся, а то, что не наскочил раньше ни на один из островов. Но праздновать победу все же не приходилось: до Малайи оставалось не меньше десятка миль.

На соседний островок удалось перейти по мелководью. К следующему – плыть около километра. Зато и труд не пропал даром: это была уже настоящая суша – скалистый коралловый риф, который, вероятно, не покрывался водой даже во время прилива, так как на нем росло несколько пальм.

Лымарь сбил камнями один из больших круглых плодов. Кокос, вероятно, был недозрелым, но его мякоть, напоминающая по вкусу тыкву, все же утолила жажду.

Вот здесь Михаил и решил отдохнуть по-настоящему.

Начинался прилив. Один за другим исчезали под водой островки, – оставались лишь самые большие, самые высокие.

А Лымарь лежал в тени под пальмой и поглядывал в сторону Малайи. Что его там ожидает?.. Как туда добраться?.. И как выбраться оттуда, если доберешься?

Казалось бы, во второй половине двадцатого столетия уже не остается места для романтики: совершенные средства сообщения и связи делают доступными все потаенные уголки, земли. А вот пришлось ему, Лымарю, очутиться на безлюдном островке без огня, без оружия...

Он с удовлетворением взглянул на нож: а разве это не оружие? Как ни тяжело было, а не выпустил из рук. Теперь лишь нож и сможет защитить его в джунглях Малайи.

Он наслаждался в эти минуты победой над стихией, гордился своим сильным, хоть и утомленным телом.

"Вперед, на запад!"

Фронтовой призыв времен Отечественной войны прозвучал сейчас совсем по-иному, принял своеобразный оттенок.

"Погоди, а почему на запад? – Лымарь смущенно заморгал глазами. – Судя по движению солнца, не на запад, а на восток?"

Действительно: солнце двигалось не так, как обычно – не по южной, а по северной части неба. Кроме того, это ведь экватор. Сейчас, в полдень, оно должно висеть прямо над головой?.. Почему же оно начало снижаться, так и не достигнув зенита?

И вот из далекого прошлого, из детских воспоминаний, выплыли обрывки фраз:

– ...На экваторе солнце бывает в зените два раза в год: в полдень 21 марта и 23 сентября... С марта по сентябрь солнце на экваторе движется по северной половине неба...

Лымарь даже вскочил:

– Вот так история с географией!.. Попробуй-ка ориентироваться по солнцу в этих широтах!

И ему стало так приятно, что удалось вспомнить материал пятого класса средней школы, словно он совершил важное открытие. С беззаботностью молодого, здорового человека Лымарь отложил на будущее решение сложных – и в сущности неразрешимых – вопросов и улегся спать.

А солнце, как ему и полагалось в тропической полосе, двигалось по северной части неба; ровно в шесть по местному времени вертикально к горизонту оно село за горные хребты Малайи, и тотчас же в небе вспыхнули большие яркие звезды.


Лымарь проснулся на рассвете – бодрый, но очень голодный. При одном лишь воспоминании о густо посоленном куске черного хлеба у него потекли слюнки.

Едва дождавшись отлива, он нашел и съел сырыми несколько черепашек-мидий и двинулся в путь. С островка на островок, – где вброд, а где и вплавь, – он медленно приближался к своей цели, к суше.

Пока что ему везло – он не встретил ни одной акулы. Эти омерзительные хищники охотно следуют за кораблями, пожирая всяческие отбросы, поэтому в стороне от морской трассы их бывает значительно меньше. Но в прибрежной полосе водятся акулы-людоеды, которых следует опасаться больше всего.

Именно это обстоятельство и заставило Михаила быть все время начеку и внимательно следить за окружающим.

Подплывая к порядочному острову – последнему перед лагуной у берегов Малайи, – Лымарь издали заметил странное явление: какие-то небольшие птицы кружились над отвесной скалой, затем падали, казалось, прямо в воду и исчезали в ней. Михаил удивился еще больше, когда убедился, что эти странные упражнения выполняют не чайки, а обычные сухопутные ласточки.

Тайна раскрылась, когда Михаил приблизился к острову на несколько десятков метров. Ласточки вовсе не ныряли в море за добычей, как это казалось, а залетали в какой-то грот. Вход в эту пещеру был почти залит водой, однако птицы, умело пользуясь прибоем, проскальзывали в узкую щель над поверхностью моря, едва лишь волна откатывалась назад.

Вероятно, у ласточек там были гнезда, – значит, можно позавтракать яичницей, пусть даже сырой.

Лымарь подплыл ближе, заглянул в грот и обрадованно вскрикнул: там, метрах в трех от входа, плавала привязанная к выступу скалы небольшая пирога.

Воды в гроте было не выше, чем по грудь. Усеянное мелкими разноцветными ракушками дно хорошо освещалось через отверстие. Михаил нырнул в грот, осмотрел пирогу и, забыв о начальной цели поисков, хотел было вывести лодку наружу, но своевременно удержался: кто знает, безопасно ли причалить к малайскому берегу днем. Лучше подождать до вечера. А тем временем можно осмотреть пещеру более внимательно и поискать чего-нибудь съестного.

Подобные морские гроты – не редкость. Беспокойное море катит свои волны более-менее смирно лишь вдали от суши. А если на пути попадается препятствие – море вскипает, злится, настойчиво и методично бьет по скале, отламывает частицу за частицей и долбит уже ими, словно многочисленными таранами, до тех пор, пока не выдолбит углубление. Но это лишь начало. Разрушительная сила прибоя будет вести это углубление дальше и дальше; в островке или скале образуется туннель. Со временем этот туннель расширится, превратится в каменные ворота, а позже они упадут и ознаменуют этим окончательную победу моря над сушей.

Немало таких туннелей, пробитых морем, Миша Лымарь видел незадолго перед тем во время рейса к берегам Норвегии; любовался величественными Железными воротами, которые высверлены прибоем в прибрежной скале Медвежьего острова в Баренцевом море.

Грот, в который попал Лымарь, вероятно, имел несколько иное происхождение. Пожалуй, волны лишь пробили вход в узкую и длинную пещеру, образовавшуюся, если судить по строению стен, очень давно в результате мощных тектонических процессов.

Этот грот в свое время служил кому-то убежищем, к тому же часто посещаемым. Об этом свидетельствовали грубо вытесанные в скале ступеньки, ведущие от "причала" пироги к небольшой площадке повыше.

Лымарь взобрался по ступеням и, подавляя брезгливое чувство, – можно было наткнуться на пресмыкающееся, – начал шарить в темных углах.

Нигде ничего... Но вот его пальцы нащупали небольшую плоскую коробочку. Фонарик! Покрывшийся ржавчиной, но исправный.

Михаил не особенно обрадовался: ему гораздо нужнее сейчас спички. Однако безусловно пригодится и эта находка.

Теперь он освещал себе дорогу электричеством. Батарейка не давала нужного напряжения, но для глаз было вполне достаточно и этого желтого тусклого света,

В передней части грота не нашлось ничего интересного, поэтому Лымарь последовал дальше. Он двигался вначале по узкому карнизу вдоль стены, затем сошел вниз. Уровень воды здесь понизился – пещера полого поднималась.

И тут ничего. Михаил уже хотел возвращаться, но где-то впереди послышался плеск, – так, словно в небольшой бочке с водой неуклюже перевернулось тяжелое тело.

"Человек?.. Зверь?.." – Лымарь остановился, погасил фонарик и затаил дыхание.

Вновь что-то плеснулось, и к ногам Лымаря по зеркальной поверхности воды докатилась рябь.

"Рыба!" – Михаил преодолел минутный испуг и пошел вперед.

Действительно: в углублении барахталась большая, похожая на подушку с хвостом рыба. Она, вероятно, забралась сюда с приливом и теперь задыхалась, разбрызгивая остатки воды из неглубокого резервуара.

"Яичницей" полакомиться не удалось, так как птенцы уже успели вылупиться, зато теперь в руки шла настоящая добыча, – кое-что получше слизняков-моллюсков.

Лымарь прыгнул к водоему, ударил рыбу ножом... и ощутил такой страшный удар электрического тока, что не удержался на ногах и упал.

"Электрический скат!"

Да, это было одно из удивительнейших созданий неисчерпаемой в своих творческих возможностях природы, – рыба, имеющая на своем вооружении электрический ток напряжением свыше четырехсот вольт.

Существует несколько видов "электрических рыб" – электрические угри, сомы, скаты. Самый опасный из них – электрический скат. В его теле происходят какие-то мало изученные процессы, в результате которых двести-триста раз в секунду совершаются электрические разряды, способные убить человека. Эти рыбы водятся преимущественно в южных морях, к тому же на значительных глубинах. Скат, столь жестоко наказавший неосмотрительного Лымаря, вероятно, уже обессилел и потерял значительную часть своей электрической способности. Все же прошло минут двадцать, пока Лымарь смог подняться.

– Проклятое создание! – ворчал он сердито, растирая ноги. – Погоди, я с тобой расправлюсь!

Нечего было и думать о том, чтобы схватить ската голыми руками, а камня или какой-либо палки не видно. Пригодилось бы весло из пироги, но пройти мимо ската Михаил не решался: кто знает, не выкинет ли эта рыба еще какой-нибудь фокус.

Дело принимало плохой оборот: вскоре начнется прилив и закроет выход из пещеры.

Лымарь еще раз, более внимательно, осмотрел все вокруг. Прямо над убежищем ската нависал увесистый камень, – хорошо было бы его столкнуть.

Он попытался это сделать, но безуспешно: глыба уткнулась в какой-то выступ. Зато когда он потянул ее к себе, она пошатнулась и грохнулась так, что во все стороны брызнула вода.

Лымарь даже не успел заметить, куда делся скат, – то ли его раздавило камнем, то ли выбросило на более глубокое место. Его заняло более интересное: упавшая глыба обнажила отверстие в скале.

Нет, это было уже не произведение морских волн! Кто-то, вероятно долго и упорно, выдалбливал в твердой породе обширную камеру и приспособил вместо двери многопудовый камень.

После короткого размышления Лымарь полез в отверстие и сразу же наткнулся на какой-то ящик, попробовал его поднять... М-да, тяжеловат!.. А вот металлический ящик с застежками. Михаил открыл крышку, и его пальцы наткнулись на рукоятки и переключатели. Неужели радиостанция?.. Он шагнул еще раз и свалил какой-то металлический предмет... Снаряд!.. Да ведь это настоящий склад оружия! Чего доброго, можно наткнуться на мину!..

Вот теперь и пригодился бы фонарик, но батарейка разрядилась совершенно. Пришлось ползти на четвереньках, ощупывая все, что встречалось по пути.

Становилось ясно, что это не случайный склад подобранного оружия, а специальное хранилище: во избежание ржавчины все металлические предметы были покрыты толстым слоем смазки; ящики стояли аккуратными штабелями.

В одном из углов Лымарь наткнулся на груду винтовок и выбрал одну из них, но тотчас же сменил ее на обнаруженный в нише пистолет. Исследование небольшой пещеры на этом собственно, можно было закончить.

Когда Михаил по "главному коридору" вновь пробрался в грот, оказалось, что выход уже закрыт. Начался прилив.

Косые солнечные лучи, прорезая толстый слой воды у входа в пещеру, преломлялись, рассеивались, ложились на серые стены мерцающими зеленоватыми отблесками. При этом освещении Лымарь осмотрел свое пристанище более внимательно и обнаружил много такого, что раньше ускользало от взгляда.

Действительно, здесь кто-то бывал, и, вероятно, часто. На каменных выступах остались многочисленные доказательства пребывания человека: кучки пепла от папирос, обрывки бумаги, корки овощей, обоймы из-под патронов. На твердом известняке стены чем-то острым, – может быть, штыком или ножом, – были выцарапаны три пятиугольных звезды, а под ними несколько иероглифов и дата: "10/I 45 г.".

Теперь Лымарь не сомневался: он попал в один из партизанских складов оружия. Три звезды – эмблема единого народного фронта Малайи в борьбе против японских захватчиков! Именно партизаны, как рассказывал инженер Щеглов, защищали Сингапур после бегства английских войск, и партизаны же освободили значительную часть своей родины еще до капитуляции Японии.

Борьба в Малайе продолжается, теперь уже против англо-американцев. Возможно, что и на эту базу наведываются партизаны. Если бы встретить их – это был бы лучший выход из положения: они помогли бы связаться с советским консульством. Но ждать на голом безлюдном острове, ждать неизвестно сколько времени – Лымарь не мог.

Он еще раз обследовал закоулки пещеры, принес из ее отдаленного конца несколько глыб камня, кое-как замаскировал вход в склад. Полагалось бы написать хотя бы несколько слов неизвестным мужественным людям, которые, безусловно, заглянут сюда рано или поздно, однако не нашлось ни бумаги, ни карандаша. Михаил просто выцарапал ножом на стене свою фамилию, поставил дату, а чуть пониже дописал – "СССР".

Вода поднялась до половины высоты пещеры, затем вновь начала спадать. Но лишь к вечеру удалось выбраться из этого "партизанского грота", как назвал его Лымарь.

Внимательным взглядом обвел Михаил весь горизонт.

Далеко слева, на горизонте, плыли многочисленные дымки какой-то эскадры, болталось несколько треугольничков-парусов. Справа море было совсем чистым. А над Малайей клубились туманы, нависали черные тучи, то и дело рассекаемые яркими молниями.

...Чужой, неведомый край, – что готовишь ты человеку из далекой России?!

Опасно путешествовать по морю ночью, на жалкой лодочке, без компаса, без карты, не зная течений и береговой линии. Но для Лымаря уже эта лодчонка была спасением.

Он ориентировался по звездам, и пирога быстро продвигалась вперед. Однако в прибрежной полосе на экваторе погода непрерывно меняется. Вскоре небо затянулось тучами, бриз начал срывать барашки на волнах, тормозить движение лодки. Наконец стало темно, хоть глаз выколи.

Михаил, спасаясь от приближавшейся бури, греб что было духу, а пирогу куда-то уносило. Влево от избранного маршрута?.. Вправо?.. Или, быть может, в открытое море?

Но вот впереди послышался шум. Это не был грохот прибоя, когда бешеные волны стремительно бросаются на скалистый берег. Мерные ритмические звуки напоминали скорее шорох многих подошв по песку.

Нос лодки ударился обо что-то, и по лицу Лымаря хлестнули ветви. Мелькнул в тумане ствол дерева... еще один...

Это был мангровый лес, – удивительный лес, растущий прямо в воде и шаг за шагом отвоевывающий себе территорию у моря. Мангровые плоды, похожие на большие наконечники копий, падают прямо в ил и через несколько часов прорастают, давая начало новым деревьям.

Лымарь ничего этого не знал. Он лишь удивлялся, встретившись с подобными влаголюбивыми растениями, да злился, что дальше проехать нельзя.

Пирогу пришлось привязать к одному из стволов.

Вскоре после этого рассвело.

Желто-зеленая мутная вода уходила из леса – вновь начался отлив. Обнажались многочисленные корни, – каждое из деревьев стояло на причудливых искореженных подставках. Мощные ветви тянулись вверх, чтобы там сплестись с другими, подобными им, в непроницаемый зеленый шатер.

Взошло солнце. И вдруг где-то далеко в чаще зазвучал чей-то басовитый тоскливый голос:

"Ху-уу... хо-оо... ху-уу..."

К нему присоединился визгливый и надоедливый:

"Ху-ут, ху-ут, ут, ут, вит, вит!.." – и совсем тоненький и звонкий:

"Хей-хей-хей!.."

Лымарь вздрогнул: что это?

Держа пистолет наготове, он прыгнул с лодки на клочок, казалось, совершенно сухой земли... и погрузился в топкий ил почти до пояса. С трудом вырвавшись из ила, он решил пробираться по веткам.

С дерева на дерево, – так он продвигался все дальше и дальше от берега, вернее от границы мангровых зарослей. Почва становилась все суше, на ней начали появляться следы животных.

Наконец мангровый лес окончился. За небольшой полянкой, вдоль которой текла полноводная неширокая река, начинались джунгли.

"Ху-уу... Хо-оо... Ху-уу..." – вновь очень близко послышалась надоевшая тоскливая песнь.

Спрятавшись за стволом дерева, Лымарь изучал полянку, ожидая появления какого-нибудь диковинного зверя. Нигде ничего не было видно, – лишь на ветвях высокого, опутанного лианами дерева сидело несколько больших черных обезьян.

Лымарь сделал неосторожное движение, и обезьяны мигом исчезли в зарослях. Оборвалась их нестройная утренняя песня.

Осторожно ощупывая почву ногой, Михаил двинулся к реке. Переплыть ее не составило бы труда, – он так и хотел сделать. Но едва он влез в воду, как выскочил оттуда, словно ошпаренный. На отмели, метрах в пяти от него, лежал большой серо-зеленый крокодил

dashk07.jpg (42639 bytes)

Глава 8
Неожиданная встреча

– Я мог бы растоптать вас, как насекомое. Сломать, как былинку. По капле выдавить жизнь из вашего тела... Но я не сделаю этого. Я прощаю вас и предоставляю вам возможность свободно работать. Вы лишь потеряете возможность любоваться экзотикой и будете дышать не гнилым удушливым воздухом, а чистым, профильтрованным. Короче говоря, в наказание я заключу вас в лабораторию на три года. А затем – катитесь ко всем чертям! За каждый день этого заключения вы получите тройную плату. Знайте: вы будете работать. Будете!.. Наибольшим злом для вас станет запрещение пользоваться интегратором... Смотрите же – не гневите меня. Все... Смит, проводите мистера Петерсона.

Джек Петерсон слушал Харвуда молча, тупо глядя под ноги. Его ничто не волновало, ничто не беспокоило... Удивительная апатия, охватившая его после неудачного покушения на босса, приглушила порывы и надежды.. Заключение – пусть так. Лишь бы оставили в покое.

Безразличный взгляд Петерсона скользнул по черным кассетам с фотокопиями рукописи немца Вагнера. Восемь кассет на сумму восемьсот миллионов долларов, – фу, какая чушь!.. Вот они лежат на столе у Харвуда, – круглые пластмассовые коробочки, ничем не примечательные, ненужные, как детские игрушки.

– Пойдемте! – Смит извлек из кармана пистолет, тронул Джека за плечо и отступил назад. – Не вздумайте бежать. Рука у меня твердая.

Джек молча двинулся к выходу.

– Нет. Налево, – командовал Смит. – Теперь – прямо!

Через потайной ход они вышли из лаборатории Харвуда и начали петлять по бесконечным переходам, туннелям, лестницам. Казалось, что Смит нарочно вел Петерсона самым длинным путем, чтобы запутать, сбить с толку.

Как-то незаметно они очутились в лаборатории. Первая, вторая, третья комната... Моторы и трансформаторы... Станки и радиоприборы. Стекло, никель, медь. Все – немое, холодное, неподвижное... Неслышно открывались двери, пропускали двух людей и автоматически закрывались вновь. И сзади тишина, и впереди тишина. Мертвая, прозрачная, как вода подземного озера.

Вот окончилась и лаборатория. Смит завел Петерсона в небольшую, хорошо обставленную комнату и скомандовал:

– Лягте на кровать. Лицом вниз. Так.

Послышались его шаги, затем легкий шорох и все стихло. Петерсон поднял голову, огляделся – Смит исчез.

Каждый заключенный прежде всего должен обследовать свою камеру, и Джек сделал то же самое: заглянул во все закоулки, поинтересовался содержимым шкафов и столов. Потом подошел к двери. Она свободно открылась.

Передняя. Санитарный узел. Снова дверь – в коридор. Все залито ровным розоватым светом люминесцентных ламп.

Петерсон прошелся по коридору – сорок шесть шагов – и остановился у крайней двери. Открыл ее.

Какой-то кабинет. Книги, письменные принадлежности, аналитическая машина. На большом столе – интегратор. А за столом, в глубоком мягком кресле, какая-то бесформенная масса, нечто похожее на груду грязного белья. Но нет, это человек. Вот поднялось его одутловатое лицо, раскрылись водянистые выпученные глаза. Послышался хриплый голос:

– Кто?

Джек подошел ближе, сел на край стола и сказал:

– Я.

– Кто?

– Джек Петерсон.

Груда мяса шевельнулась, посопела носом:

– Надзиратель?

– Заключенный.

– Тогда – хорошо. Ты долго не протянешь. Погибнешь. Но прежде станешь таким, как я. Который час?

– Десять.

– О, хорошо! – чучело оживилось, протянуло руку к интегратору, включило его и натянуло "радиошлем" на абсолютно лысую голову.

Пока разогревались лампы прибора, Джек внимательно изучал незнакомца. Каждое движение этого человека было замедленным, словно силы мышц не хватало, чтобы оживить тело. Тусклый, безразличный взгляд. Ни капли интеллекта... Кто же это?

Незнакомец настраивал интегратор. Все ближе и ближе на экране сходились две зеленые линии... И одновременно с этой грудой мяса происходили необъяснимые изменения: движения толстяка стали энергичнее, заблестели глаза, выпрямилась фигура.

Нет, это было уже не чучело!.. В кресле перед Петерсоном сидел пожилой плотный мужчина со взглядом жестоким и властным.

Джек с оторопью следил за странным превращением. А мужчина закричал:

– Кто вас учил садиться на стол?! Прочь отсюда!.. Гм, Петерсон! Кто такой Петерсон?! Х-ха, помню!.. Жалкий слепой щенок, вы должны ползать передо мной на коленях, ибо я, я, спас вам жизнь!.. А на бумаги, измятые вашим глупым задом, вы должны смотреть как на святыню!.. Там расчеты конструкции, перед которой этот интегратор не более как игрушечная сабля против атомной бомбы. Прочь отсюда! И не появляйтесь, пока я вас не позову. Я – Вагнер! Понятно?

Джека Петерсона как вихрем смело со стола. Он не испугался крика, нет! Но перед ним был изобретатель интегратора, к тому же лишенный свободы!

– Простите, профессор! – пробормотал он смущенно. – Я даже не подозревал, что... Когда я прочел вашу рукопись...

– Прочли рукопись?! – пронзительно взглянул из него Вагнер. – Я слышу, как бьется ваше лживое сердце. Вы – шпион Харвуда, но шпион бездарный. Прочь!

Пожав плечами, Джек вышел из комнаты. Возбуждение, охватившее его минуту назад, вновь сменилось безразличием. Что ж, пусть так. Не все ли равно в конечном счете, кто изобрел интегратор?

Не из любопытства, а просто чтобы куда-нибудь себя деть, он зашел в соседнюю комнату. Это был такой же кабинет, как и у Вагнера, но чуть поменьше.

Джек сел к интегратору, хотел надеть "радиошлем", но неожиданно открылась дверь, и на пороге появился невысокий худощавый мужчина средних лет.

– Вы ошиблись, – сказал он сухо. – Ваш кабинет рядом.

– Прошу прощения.

Джек выключил интегратор, поднялся и направился к двери, но, взглянув на худощавого еще раз, остановился. Этого человека он где-то видел.

– Простите, мы с вами не знакомы?

Мужчина поклонился:

– Фогель. Петер Фогель.

– Немец?

– Да.

– Странно... А я – Джек Петерсон.

– Чему вы удивляетесь?

– Да просто... просто мне показалось, что я встречался с вами.

– Вполне возможно, – Фогель скользнул безразличным взглядом по его фигуре и направился к столу.

– Извините.

"Безразличный ко всему, неприятный человек! – думал Петерсон, направляясь в свою комнату. – Что и говорить: немец, да к тому же, вероятно, гитлеровец. Вот такие в концлагерях замучили сотни тысяч людей..."

Он остановился, задумался... Может быть, он и впрямь встречался с Фогелем в концлагере?.. Очень уж знакомы эти серые холодные глаза и скептическая улыбка. И сдержанность движений. И энергичная походка спортсмена... Но вместе с тем есть в этом человеке и что-то неожиданное, незнакомое, пожалуй, даже несвойственное ему... Неужели просто удивительное сходство двух разных людей?

– Фогель... Петер Фогель... – бубнил Джек, расхаживая из угла в угол. И вдруг стукнул себя по лбу: а интегратор?! При помощи этого прибора можно вспомнить все, что видел когда-либо хоть раз!

Петерсон включил интегратор. И как только на экране зашевелились зеленые змейки, неясные воспоминания вмиг приобрели четкость и выразительность.

Да, он встречался с Фогелем раньше. Но... Но то был не Фогель, а...

И в памяти Джека Петерсона возникло:

...Начало мая 1945 года. Норвегия. Тромсе-фиорд. Подземная гидроэлектростанция, приспособленная гитлеровцами для добывания "тяжелой воды".

Проработав свыше двух лет в удушливой, отравленной атмосфере электролитического цеха, Джек Петерсон заболел суставным ревматизмом, да еще в такой острой форме, что даже гитлеровские врачи вынуждены были положить больного в госпиталь, – на территории лагеря, конечно.

Перед концом второй мировой войны положение в Тромсе-фиорд стало тревожным. Среди заключенных распространился слух, что "тяжелая вода" нужна гитлеровцам для создания чрезвычайно сильного взрывчатого вещества, грамм которого якобы может разрушить самый большой город мира, – Нью-Йорк, например.

Это были первые намеки на атомную бомбу, которую так и не успели создать немцы. Неизвестно, как могли просочиться эти слухи в полностью изолированный концлагерь, – возможно, их распространяли сами фашисты, чтобы поддержать настроение своих солдат, но заключенные теперь поняли, почему так часто и настойчиво над Тромсе-фиорд кружатся самолеты.

Ни одна бомба не упала еще на подземный завод, – бомбардировщики методически разрушали близлежащие села, – однако кто мог бы поручиться, что основной бомбовый удар не будет направлен точно в цель?

А тут еще с севера все явственнее начал слышаться гул артиллерийской канонады, – поговаривали, что там высадился и направляется на Тромсе десант союзников.

Больные в госпитале концлагеря потеряли сон и спокойствие. Каждый из них пламенно желал скорейшего освобождения... и боялся тех страшных минут, когда гитлеровцы в последнем пароксизме попытаются истребить всех заключенных.

Однажды утром в лагере началась беготня. Случилось что-то неожиданное и, пожалуй, неприятное для фашистов. Охрана оставила свои посты, медицинский персонал исчез; суетились денщики, собирая вещи.

И вот во двор въехала военная машина под белым флагом.

– Наши! Наши! – закричал один из заключенных, русский.

В машине находилось двое – солдат-шофер и худощавый мужчина в форме советского майора.

Навстречу парламентерам выбежал комендант лагеря – краснолицый тучный полковник. На лице его был испуг, однако он старался сдержать себя и, приближаясь к майору, замедлил шаги, напыжился, еще больше побагровел.

Советский майор молча передал ему пакет. Комендант прочел ультиматум, скомкал бумагу, швырнул прочь и выкрикнул:

– Нет!.. Я сдам объект лишь в том случае, если смогу вывести отсюда всех с оружием и оборудованием.

– Это ваше последнее слово? – советский майор улыбнулся и кивнул головой в сторону скалы, возвышавшейся на севере. – А знаете ли вы, что ваш объект будет стерт с лица земли нашей артиллерией за каких-нибудь десять минут?

– Не будет! – вызывающе ответил полковник. – Я выведу на поверхность пленных. Вам не разрешат их убивать.

– М-да... – на лице майора появилось озабоченное выражение. – Разрешите воспользоваться радиостанцией, чтобы передать ваш ответ?

– Пожалуйста.

Майор быстрыми шагами подошел к автомашине, настроил передатчик и сказал в микрофон обычным деловым тоном:

– "Цветок", "Цветок"!.. Я – седьмой!.. Ультиматум отклонен. Комендант лагеря угрожает вывести заключенных на поверхность... Придется осуществить план номер два...

Он бросил на коменданта внимательный взгляд и резко скомандовал:

– Батарея!.. На меня!.. Огонь!

Больной русский, переводивший шепотом эту беседу, прыгнул прочь от окна палаты:

– Стреляют!.. Ложись!

И тотчас же где-то далеко прозвучали глухие взрывы, а затем послышалось завывание снарядов.

Все ближе, ближе, ближе... И вот взвизгнуло, рявкнуло, загрохотало; качнулся пол, брызнули осколки стекла, посыпалась штукатурка; в палату ворвались клубы дыма.

Не успели отзвучать взрывы, как вновь послышался тот же голос:

– Батарея!.. Правее – ноль-пять!..

– Подождите! – хрипло выкрикнул комендант. – Я согласен. Да, согласен.

– От-ста-а-вить! – нараспев протянул майор. – Ультиматум принят!.. Передайте на "Розу": майор Щеглов вступает в обязанности коменданта объекта номер три.

Больной русский бросился к окну и, махая рукой сквозь решетку, закричал:

– Товарищ майор!.. Товарищ майор!..

Майор оглянулся, приветливо кивнул головой: подожди, мол, друг! – и пошел с полковником по направлению к комендатуре.

– Щеглов!.. Майор Щеглов! – шептал русский, провожая его влюбленными глазами. – Какой молодец!.. Огонь на себя, а?

И Джек Петерсон тоже лопотал вслед за советским солдатом:

– Чеклофф... Мистер Чеклофф...

...Пробежало и погасло видение. Никогда больше не пришлось видеть Петерсону майора Чеклоффа. Но сильное то было впечатление, если и теперь, много лет спустя, в обстоятельствах, исключающих даже мысль о возможности встречи с советским гражданином, человек, назвавший себя Петером Фогелем, показался чрезвычайно знакомым.

"Но почему – Фогель? – размышлял Петерсон. – Может быть, в Советском Союзе выведали об интеграторе, и майор Чеклофф просто послан в разведку?.."

Однако в тот же миг Джек услышал фразу, окончательно сбившую его с толку:

– Меня послали в Советский Союз, и я прожил там свыше двадцати лет. Я втерся в доверие, вступил в партию, даже получил звание майора... Меня не беспокоили до поры до времени. Я должен был выполнить лишь одно-единственное, но чрезвычайно важное задание...

Это говорил Щеглов-Фогель! Говорил по-немецки. Не подозревая, что кто-нибудь его может услышать!

– ...Но задания мне так и не дали. А потом... Простите, герр Вагнер, нас никто не услышит?

– Нет, нет! Я конструировал это подземелье для самых точных опытов. Сюда не долетит ни единый звук, пусть даже на поверхности земли рвутся бомбы.

– А отсюда?

– Тоже. Я проверял это при помощи интегратора. А через броневую защиту стен им не проложить проводов для микрофона ни за что!

– А тот шпион Петерсон?

– Сто чертей! В самом деле. Выключите-ка, пожалуйста, все интеграторы, кроме моего, и говорите тише... Вон тот выключатель. Нет, крайний... Ну, так что же дальше?

– Я...

Экран перед Петерсоном погас. Оборвались звуки.

Джек снял шлем, задумчиво потер лысину.

"Втерся в доверие... Получил звание майора... – повторял он мысленно. – Но зачем же тогда нужно было рисковать жизнью в Тромсе-фиорд?".

И вот теперь – шпион... Не Чеклофф, а Фогель. Петер Фогель... Какая же нужна сила воли, чтобы вот так играть роль честного человека?!.. И где вообще кончается человеческое благородство и начинается подлость?.. Какими приборами измеришь искренность поступков и правдивость слов?.. Что за лекарства нужно давать мерзавцам, убийцам, лжецам, скупцам, лодырям, чтобы каждый из них стал честным, мужественным, добрым? Качества человека определенным образом зависят от структуры его мозга. Но ведь эту структуру можно изменить. Значит, можно произвольно изменить и характер человека?

Джек остановился пораженный. Он пришел к оригинальному и неожиданному выводу: достаточно создать чудесный эликсир и напоить им самого отпетого гангстера, чтобы тот стал честным человеком. Применить подобную процедуру к миллиардеру – и он раздаст свои богатства нищим. А нищие под влиянием лекарства устыдятся своего бездельничанья, начнут напряженно работать... Стоит лишь устранить в людях мелкое, эгоистическое, звериное – и на земле воцарится настоящий золотой век. Не "золотой век" Харвуда, с кучкой полубогов над безликой массой живых роботов, – а нечто светлое, радостное, как утренняя заря... И зачем тогда борьба?.. Коммунизм – пусть его назовут даже так! – придет не через классовую борьбу, а легко, спокойно, радостно... И это сделает интегратор! Если Харвуд мечтает привить с помощью этого прибора звериную ненависть друг к другу у миллионов людей, так почему бы не попробовать привить им взаимную любовь и уважение?!

...Вот так размышлял Петерсон, лихорадочно бегая по своей комнатушке. У него пылали щеки, уши; сильно и радостно билось сердце.

Нет, не о каких-то там миллионах, не о роскоши и женщинах надо было мечтать в те минуты, когда на пленке фотоаппарата "Контакс" фиксировались страницы рукописи профессора Вагнера!.. Овладеть секретом интегратора надо! Пусть придется смести Харвуда, Смита, Вагнера и Фогеля. Это – во имя жизни на земле. Во имя светлого и счастливого будущего всего человечества... И поэтому он, Джек Петерсон, будет угодливым и лукавым, хитрым и жестоким. Он выжмет из себя все свои силы, все знания, станет помощником Харвуда. А затем... О, затем он уплатит за все. Добром за зло. Он добром искоренит ту несправедливость, которая господствует на земле испокон веков!

...Жалкий слепой человек!.. Он и не подозревал, что его проект был лишь красивой утопией, и что, выходя один на борьбу со злом, он подписывает смертный приговор самому себе.