ИСТОРИЯ ОДНОГО ВЗРЫВА

Голосов пока нет

   – Хотите, расскажу вам одну историю? Можно сказать, необыкновенный случай, – как-то предложил лейтенант Воронов. Это было в тот период, когда мы, работники исследовательского института, находились еще на казарменном положении. Перед тем как ложиться спать, мы часто собирались в маленькой уютной комнате, чтобы побеседовать на самые разнообразные темы. – Ну, что ж! Давайте, – ответил я. – Только что-нибудь посмешнее.

  Долговязый лейтенант, большой шутник и балагур, полез за портсигаром в карман и, стараясь быть серьезным, начал свой рассказ приблизительно так:
  – Территорию научно-исследовательского института,к которому я был прикомандирован ,в начале войны, вы, может быть, знаете...
  Так вот... Вам только трудно будет себе представить, насколько уныло она выглядела после эвакуации. Всюду пусто. Валяется хлам. Полное впечатление разоренного гнезда.
  Оборудование уже отправлено. Люди тоже уехали. Оставались временно только я и механик Петя Янин – простой такой парнишка и замечательный товарищ.
  В то время мы уже не были сильно заняты. Упаковывали кое-какую мелочь, бродили по опустевшим корпусам, чтобы посмотреть, не осталось ли чего нужного, и ждали самолет для отправки. В общем, свободного времени у нас было много.
  Появилась у Пети в то время одна забава, если так можно выразиться. Собственно, из-за нее все это и произошло...
  Находился у нас неотправленным обыкновенный аппарат для записи звука на граммофонные пластинки. Сколько раз я говорил:
  – Петя, упаковывай аппарат в ящик. Придет неожиданно машина – задержишь ты меня с этим делом!
  А он возражает, клянется, что не задержит, и продолжает свое.
  Что же он с ним делал? Да очень простую вещь. Как только бывало услышит сигнал воздушной тревоги, так сразу микрофон вытаскивает на двор или высовывает в окно. Ну, а в это время, как вам известно… что обычно творится в атмосфере? Самолеты гудят, зенитки палят, бомбы воют и рвутся, можно сказать, иногда даже очень близко от нас. А он сидит себе у прибора и все эти звуки записывает на пластинку.
  Проделывал это довольно часто.
  – Хочу, – говорит, – оставить нашему потомству звуковую память об этих днях.
  Вообще, конечно, вещь интересная! Но только уж очень надоел он мне с этим. Воздушных налетов в то время было много, и чуть ли не после каждого из них показывает мне Петя пластинку. Это такой прозрачный диск…!
  – Вот, – говорит, – замечательная звуковая картина запечатлелась, товарищ Воронов. Кто здесь не остался, будет иметь полное представление. Хочешь прослушать?
  Ну, я обычно начинаю сердиться и опять напоминаю, чтобы аппарат был немедленно упакован.
  Особенно же надоедал он мне по вечерам, когда заставлял прослушивать свою коллекцию на электрическом граммофоне, с большим, очень мощным репродуктором. Звук получался настолько громкий, что в комнате создавалось впечатление настоящей бомбежки…
  Жили мы тогда в одной из комнат нижнего этажа корпуса «Б». Это очень старинное здание с бесконечными узкими коридорами, в которых можно даже заблудиться.
  Так вот, вся эта история начала разворачиваться на моих глазах именно там…
  Рассказ лейтенанта о происшествии на территории известного научно-исследовательского института заинтересовал нас, хотя ничего необыкновенного в нем пока не было.
  Мы пытались представить себе ленинградскую блокаду, пустующее здание института, расположенного на окраине города, и всю ту обстановку, о которой говорил Воронов.
  Убедившись в достаточном внимании к своему рассказу, лейтенант явно приободрился.
  –Как-то раз, во время воздушной тревоги, днем, – продолжал он, – я находился в одной из комнат на втором этаже этого самого корпуса «б» и смотрел в окно. Тревога, должен сказать, была какая-то липовая. Вообще, конечно, слышно было, как немецкий самолет гудит наверху своим характерным тоном. Но был он, возможно, очень высоко. Но был он из-за сплошной облачности не виден совсем. Зенитки молчат. Бомбы тоже не падают. В общем, не налет, а так себе, пустяк…
  Вдруг слышу, раздается издалека громкий, но очень уж странный взрыв. Даже не знаю, можно ли это назвать взрывом?
  Вообще различных взрывов и разрывов я наслышался очень много. Все их хорошо знаю и отличаю друг от друга. А здесь что-то совершенно необычное: непрерывные раскаты с воем и очень резким свистом. Одновременно замечаю, что где-то у нас в здании зазвенели осколки стекол. Должен сказать, что последнее обстоятельство меня даже расстроило. «С чего бы это? – думаю.– Фугасные бомбы падали совсем близко – и ни одного лопнувшего стекла во всем корпусе. А здесь – отдаленный взрыв, и вдруг лопнули…»
  Только хотел я пойти посмотреть, где это произошло, как в поле моего зрения появилось нечто новое.
  Представьте себе: полным ходом кувыркается сверху вниз германский самолет. Падает совсем недалеко от нас. Прекрасно в видно, что это бомбардировщик «юнкерс-88». И понятно, отчего он свалился. От одного крыла у него осталось только воспоминание, или, точнее выражаясь, небольшой кусок. «Так, – думаю я, – значит, оторвали тебе крылышко. Ну, что ж, туда тебе и дорога…»
  Отошел я от окна немножко в сторону – на случай, если при падения взорвется бомбовый груз. Только нет, слышу, самолет упал тихо. Посмотрел я опять в окно, вижу, лежит, голубчик, в поле. Народ уже к нему бежит, как полагается при таких обстоятельствах, и все такое прочее.
  «Тут, – думаю, – все протекает нормально. Пойду лучше посмотрю, где это у меня пострадали окна».
  Начал я ходить по комнатам и вижу, что всюду окна закрыты плотно и стекла в полной исправности. Так я мог бы искать еще долго, если бы не обратил внимания на то, что кое-где на полу валяются черепки от стеклянных матовых плафонов, прокрывающие электрические лампочки под потолком. Тут я вспомнил, что только что видел их совершенно целыми. «Как это они так сразу разлетелись?» думаю. При этом, представьте себе, непохоже, что они упали и от этого именно разбились. Кое-где на железной арматуре еще болтаются остатки, из чего можно заключить, что плафоны полопались наверху.
  Я, конечно, плохо разбираюсь в тонких физических явлениях, на тем не менее должен вам сказать, что для меня было очевидно одно обстоятельство. Не должны были от взрыва лопнуть эти самые плафоны, раз оконные стекла в комнатах оказались целыми. Они ведь соприкасаются с наружным воздухом, и даже служат ему преградой, поскольку окна закрыты.
  «удивительное дело, думаю,– даже не верится что-то».
  Еще раз посмотрел: окна совершенно целы.
  Я насчитал семь лопнувших плафонов в различных комнатах. Непонятным в этом деле казалось еще и то, что потрескались плафоны только определенной формы. Это такие плоские, с закругленными краями. А вот рядом, шары висят как ни в чем не бывало.
  Постоял я немного, подумал… и решил, что все это весьма забавно, но никакого серьезного значения, конечно, не имеет. Пошевелил осколки слегка сапогом, плюнул даже на них, затем потихонечку направляюсь вниз.
  Прихожу в нашу комнату, где мы жили. Только открываю дверь, как – пожалуйста! Навстречу мне – Петя. Опять с новой граммофонной пластинкой!
  – Вот, – говорит, – совершенно своеобразный взрыв записался.
  – Да ну тебя – отвечаю. – Слышал я этот взрыв. У нас от него даже несколько плафонов лопнуло. А вот как немецкий самолет падал, ты, наверно, и не видел. Вот это было зрелище! Если бы ты не занимался своей дурацкой звукозаписью, тогда, может быть, тоже был бы свидетелем…
  В общем, начался наш обычный спор.
  В этот день вечером мы занимались у себя в комнате самыми обыкновенными делами.
  Освещение у нас было тогда довольно примитивное. В виде автомобильной фары с полуразряженным аккумулятором.
  Конечно, при таком тусклом свете ничего замечательного не сделаешь. Приходилось ложиться поэтому очень рано.
  Однако в этот вечер, представьте себе, как нарочно, спать совершенно не хотелось. Даже завидно мне стало, когда я услышал, как храпит Петя.
  Ничего больше не оставалось, как только прислушиваться к громкому постукиванию «городского сердца», – ну, иначе говоря, метронома,– всегда раздававшемуся из уличных репродукторов, когда отсутствовала радиопередача.
  Ох, уж это ленинградское сердце! Как хорошо оно мне запомнилось: можно сказать, на всю жизнь. Да и кто его не запомнил из тех, кто находился в то время в Ленинграде?
  В обычное время, когда нет тревоги, постукивал этот метроном очень медленно. Когда же объявлялась воздушная тревога, сразу начинал колотиться быстрее, как бы предупреждая: «не зевай!»
  А тут еще эту тоскливую картину дополняет вой ветра. Дело, как вы знаете, было глубокой осенью.
  Вдруг мне показалось, что наверху кто-то ходит.
  «В чем дело? – думаю я. – Охраны у нас в этом корпусе нет никакой. Двери все заперты. Кто же в таком случае туда смог sабраться?»
  Прислушиваюсь… опять подозрительный шорох.
  «э-э-э, – думаю я. –Здесь что-то неладно. Придется пойти посмотреть…» Поднимаюсь. Беру с собой наган. Начинаю двигаться к дверям на цыпочках, помахивая руками для равновесия.
  Иду по совершенно темному коридору. Только изредка, когда луна выйдет из облаков, на полу появляются квадратные светлые пятна от окон.
  Зацепился за какой-то ящик. Гул пошел необыкновенный. Знаете, как это всегда бывает в пустых помещениях. Пришлось остановиться. Прислушиваюсь… Ничего не слышу, кроме собственного сопения, тоже отраженного многократно от стен и потому представляющегося мне сверхъестетвенно громким.
  Через некоторое время вдали что-то звякнуло.
  Ориентируясь на доносящиеся звуки шагов, постепенно добираюсь до второго этажа. Осторожно притаившись за углом коридора, вижу фигуру, на секунду появившуюся в лунном свете. Какой-то щупленький и сутулый субъект в черном пальто и роговых очках на носу. Кратковременный лунный проблеск не позволил мне рассмотреть его более детально.
  Вижу: вошел в одну из комнат и там копошится.
  Вы, конечно, прекрасно понимаете, что все это меня сильно заинтересовало. Кто такой? Что ему тут нужно?
  Через некоторое время выходит…
  Теперь для меня стало ясно, что он определенно что-то утащил. Замечаю: несет бережно в руках какой-то белый предмет, которого я не видал у него раньше.
  «Ну, – думаю, – это тебе не удастся…»
  – Гражданин! Ни с места! – кричу я зычным голосом и бросаюсь вперед.
  Он – от меня. Я – за ним. Погоня, должен вам сказать, была очень своеобразная.
  Гул от топота наших ног стоял невероятный… Темно… Рук своих не видно; только изредка замечаю, как что-то черное мелькает перед окнами. Он – по лестнице вниз. я – за ним. Расстояние между нами постепенно сокращается. Теперь я от него уже сравнительно близко.
  В этот момент оба мы попадаем в длинную полосу лунного света. И мне удается, наконец, рассмотреть предмет, находившийся у него в руках. Удивило это меня совершенно невероятно. Ну, как вы думаете, что это оказалось?
  Лейтенант посмотрел на нас загадочно и принялся закуривать новую папиросу.
  Никто не отвечал на его вопрос. Все с любопытством глядели на рассказчика, окруженного облаком табачного дыма. Не дождавшись ответа лейтенант продолжал:
  «Удивительное дело, – думаю я: – зачем ему это нужно? Почему бы не бросить! Ведь бежать-то ему весьма неудобно».
  К сожалению, долго думать мне не пришлось. На повороте я поскальзываюсь – и падаю на пол.
  Поднимаюсь. Злоба нарастает ужасная. Стрелять нужно было, что ли?.. Эх, чорт!
  А тут, слышу, хлопнула входная дверь. Это, значит, убегающий выскочил наружу. Ну, я, конечно, за ним. Только какое там может быть преследование! Очень малоэффективное!.. Сразу начинается густой парк. Луну окончательно заволокло тучами. В общем – удрал!
  Постоял я немного. Послушал. Ничего не слышно, кроме шума деревьев и тикания метронома… Оставалось только выругаться и запереть дверь с помощью подпорки из найденной тут же деревянной доски.
  Да. Неужели я не рассказал вам, что за предмет утащил этот тип?
  Представьте себе… несколько кусков стекла от разбитых плафонов!
  «Что такое? –думаю. –зачем они ему?»
  Слушатели улыбаясь, переглянулись.
  – Да… – продолжал лейтенант. – Просыпаемся мы, значит, утром и идем с Петей, чтобы осмотреть, так сказать, место ночного происшествия. Поднимаемся на второй этаж.
  – Может быть, он целый плафон украл? –говорит мне Петя, разглядывая черепки, лежащие на полу.
  Нужно сказать, что я именно здесь, впервые заметил, каким необыкновенно серьезным стал мой Петя. Стоит, разглядывает осколки с явно глубокомысленным видом.
  «Умозаключения строит, – думаю я. – Вроде Шерлока Холмса. Ну, что же – дело интересное, –я и сам, признаться, люблю такие вещи. Пускай себе…»
  Однако Пете, видно, скоро надоело копаться в мусоре. Мы подошли с ним к окну, откуда был виден упавший накануне самолет.
  – Знаешь, что? –говорит мне Петя неожиданно. – Я, пожалуй, пойду посмотреть на подбитый «Юнкерс» вблизи. Не хочешь ли со мной пройтись?
  – Да ну его, –отвечаю я. –Зачем он мне нужен. Иди, если хочешь…
  Петя уходит, а я остаюсь один. Продолжаю смотреть в окно. Стою и вначале ничего особенного не замечаю. Проходит некоторое время; по моим расчетам, Петя должен был уже подойти к самолету. Присматриваюсь… И не верю своим глазам. Ошибки никакой быть не может. У самолета находится тот самый тип, за которым я гнался сегодня ночью. Узнаю его по фигуре, по манерам. Ходит очень торопливо вокруг самолета и как будто что-то высматривает.
  Вот, вижу, поворачивается ко мне боком и тычет пальцем в хвостовое оперение… Что тут будешь делать!
  Дальнейшее поведение этого субъекта стало уж совсем подозрительным. То ли он увидел приближающегося Петю, или по каким-либо другим побуждениям – только вижу, заметался от хвоста к винтомоторной группе и обратно. Я даже не сразу сообразил, что он делает. Оказывается… понимаете! Меряет, подлец, самолет рулеткой. Торопливо как-то тянет ленту вдоль фюзеляжа.
  Вот странное дело!
  Ну, а Петя, естественно, показался, наконец, на виду и идет к самолету.
  «Эх, чорт! Чем бы его предупредить?» – думаю.
  Вы легко поймете мое беспокойство, если вспомните, что диверсантов и шпионов засылали к нам в то время в изрядном количестве.
  Бежать к Пете на помощь, что ли?
  Но вот вижу: Петя уже совсем близко у самолета. Остановился. Смотрит на манипуляции, производимые этим типом. Последний, заметив Петю, тоже остановился. Некоторое время глядят друг на друга. Затем…
  В соседней комнате резко зазвонил телефон. Лейтенант извинился и поспешил к аппарату.
  – Ну, и что дальше? – нетерпеливо спросил один из присутствующих после возвращения лейтенанта.
  Рассказчик медленно уселся на свое место и неторопливо осмотрел слушателей.
  – Пока что ничего страшного и не произошло, – продолжал он спокойно. – Этот самый субъект неожиданно и очень быстро удалился. А Петя еще некоторое время походил вокруг самолета и возвратился в институт.
  – Знаешь ли ты, кто это был? – спрашиваю я его. – Это ведь тот самый, за которым я гнался сегодня ночью!
  – Не может быть!.. –отвечает Петя.
  Вижу, что мое сообщение произвело на него сильное впечатление.
  – Что ты на меня с таким удивлением смотришь? – спрашиваю.
  – Да так, знаешь, все это очень странно… Мне кажется, что…
  Вижу, мой Петя запнулся и чего-то недоговаривает.
  «Опять строит умозаключения», думаю.
  -Ты что-нибудь заметил? – спрашиваю.
  Молчит, представьте себе, и смотрит уныло.
  «Ну, и чорт с тобой, – думаю. –Тоже сыщик!»
  В этот день вечером, когда, уже стемнело, но зажигать нашу фару было еще рано, Петя неожиданно заговорил со мной с очень серьезным видом.
  – Не думаешь ли ты, – спрашивал он, – что между аварией фашистского самолета и порчей наших плафонов существует какая-то связь?
  – Очень возможно, – отвечаю, – что плафоны лопнули от взрыва, произошедшего на самолете.
  – В том-то и дело, –продолжает Петя, –что на самолете никакого взрыва не было. Я это точно установил. Весь запас его бомб был израсходован, провидимому, раньше, или бомб у него вообще не было, а зенитный огонь, как ты помнишь, перед его падением отсутствовал.
  – Ну, так отчего он мог погибнуть? – спрашиваю. – Наших самолетов в воздухе тоже не было, – я их прекрасно узнаю по звуку, – один немецкий летал.
  – Знаю, – говорит Петя, – что не было. Я много думал и все взвешивал и, наконец, пришел к совершенно твердому убеждению.
  Он посмотрел на меня внимательно и говорит:
  – Здесь существует какая-то тайна… Все это не просто так… И этот необыкновенный взрыв, слышанный нами, когда полопались плафоны, и гибель немецкого самолета, и появление человека, интересующегося даже осколками этих плафонов.
  Этот разговор оставил у меня тогда тягостное впечатление.
  Стою и думаю: «что это он за несуразные вещи говорит?» А у самого какое-то беспокойство постепенно появляется.
  Лейтенант задумался, как бы что-то вспоминая.
  -Обстановка сильно влияет, – продолжал он, зажигая потухшую папиросу. – Представьте себе… Находимся мы только вдвоем в огромном пустующем здании. Темнота и мрак кругом. Ветер на дворе продолжает выть… Мне начинает казаться, что наверху опять кто-то ходит. Я, конечно, ничего не боюсь, Но, безусловно, подвержен влиянию внешней обстановки, как всякий живой человек. Помню, что тогда от всего этого, хотя, в сущности, это были пустяки, стало мне как-то очень не по себе. Однако не надолго. «Надо, – думаю, – перебить настроение».
  – Знаешь что? – говорю я Пете. – Что это ты мне голову морочишь? Ничего таинственного здесь нет. Все это ерунда. Если человек и украл черепки, так просто в силу обыкновенного хулиганства!
  В общем, принялся его отчитывать.
  Кончилось это дело тем, что Петя обиделся и перестал со мной разговаривать.
  Однако, представьте себе, немного позже произошел опять подозрительный случай! Ну, конечно, если принять во внимание все то, что было у нас раньше.
  Дело было вот как:
  Запускает Петя свой электрограммофон, видно, от скуки, и давай прослушивать коллекцию пластинок с этими самыми взрывами. Особенно он нажимает на последнюю запись и гоняет ее, можно, сказать, беспрерывно.
  Слушать все это мне было, безусловно, противно. Но чтобы окончательно не рассориться с Петей, я все это терплю и делаю вид, что отношусь безразлично.
  Немного погодя решил я подойти к окну и посмотреть, какая на дворе погода – в смысле возможности налета. С этой целью отодвинул чуть-чуть светомаскировку и выглядываю осторожно в образовавшуюся щель, так, чтобы свет из комнаты не проникал наружу.
  К своему удивлению, вижу: торчат у окна три каких-то силуэта. Прислушиваются. когда я пригляделся, то, представьте себе, в числе прислушивающихся узнал опять этого самого сутулого типа. А главное – интересуется он видно, больше остальных тем. что происходит у нас в комнате, так как ближе всех пододвинул к окну свою физиономию.
  «Эге, голубчик! – думаю я. – Опять появился!»
  Выхватываю из кармана электрический фонарик и направляю на него луч света.
  И вот на черном ночном фоне вижу я это самое, знакомое мне лицо, показавшееся в то время, ввиду моего нервного состояния, страшным и неприятно как-то оскалившим зубы. Смотрит на меня в упор неподвижным взором сквозь свои большие роговые очки.
  Все это, конечно, продолжалось одно мгновение, физиономия сразу исчезла.
  Выскакиваем мы с Петей наружу. Тщательно обыскиваем все кругом, – никого нет. Да, собственно говоря, в этом нет ничего удивительного. В таком парке, как у нас, каждый легко может спрятаться даже днем.
  В общем, в эту ночь мы не спали. Я вызвал несколько человек охраны и расположил их в засаде у разных дверей здания. Сам же караулил в коридоре, поглядывая то и дело в окна. Но все это оказалось совершенно напрасным. Никто не появлялся и ничего особенного в эту ночь не произошло.
  Но вот по прошествии нескольких дней начинаю я замечать, что с Петей творится что-то неладное.
  Стал он мрачный, как чорт. Куда-то надолго исчезает и даже иногда не ночует дома. Сразу видно, что чем-то весьма озабочен.
  «Все продолжает изображать из себя сыщика, – думаю. – Вот чудак!»
  Однако свои обязанности он несет исправно. Придраться не к чему.
  Просыпаюсь я как-то ночью по неизвестной причине. Прислушиваюсь… Тревоги, кажется, нет – метроном стучит медленно. Но за последнее время у меня уже выработалась привычка: прислушиваться ночью к различным шорохам. И вот слышу: откуда-то издалека доносятся знакомые звуки. Начинаю соображать, что это через репродуктор передается граммофонная пластинка. Даже шипение иголки иногда слышно –видно, старая.
  Но что же это за пластинка? «Неужели,– думаю,– еще кто-нибудь, кроме Пети, занимается тем, что записывает звуки бомбежки?» Слышу – запись точно, как у Пети. Кончилась одна пластинка, поставили вторую – такого же содержания. Ветер доносит звуки порывами – то тише, то громче. Начинаю будить Петю.
  – Полушай, – говорю я ему, – какую музыку передают.
  Но здесь, как нарочно, все стало затихать.
  – Ничего особенного, – отвечает мне Петя. – Звукозапись, – говорю я ему, – точно такая же, как у тебя. Только что доносилась издалека.
  Приподнялся Петя, протер глаза руками и говорит мне встревоженным голосом:
  – Не ,может быть! Откуда такая, как у меня? Тебе, наверно, послышалось.
  Сидели мы с ним еще некоторое время и ждали, но больше так ничего и не услышали.
  Наутро, не помню, по какому случаю, ищу я глазами Петин чемоданчик для хранения граммофонных пластинок и не нахожу его нигде. А раньше он стоял всегда на видном месте.
  Это меня заинтересовало, принялся я искать чемоданчик и скоро убедился ,в том, что его решительно нигде нет!
  – Куда он мог деваться? – спрашиваю Петю.
  – Вот уж не знаю. Непонятное дело!.. – отвечает он.
  Нужно вам сказать, постепенно стал я не на шутку беспокоиться.
  Петя ушел по своим делам, а я остался один.
  Первый раз за все это время я тут по-серьезному задумался о всех этих событиях. Внутренне начал соглашаться с Петей, что во всем этом существует действительно какая-то тайна. Охватило меня беспокойство. Тут погода еще мерзкая, осенняя. Туман на дворе такой, что в десяти шагах ничего не видно.
  Хожу один по коридору – так себе, просто безо всякого дела. Все теперь кажется мне подозрительным. Даже в гуле собственных шагов, отдающемся по коридору, слышится мне что-то неестественное…
  «Что все это значит? – думаю. – Кому понадобились ерундовые Петины пластинки и кто это вздумал заводить их ночью? Что это за шутки?..»
  Хожу я, значит, часто останавливаюсь, прислушиваюсь, присматриваюсь к разным предметам…
  Одним словом, нервы стали не совсем в порядке.
  А вот вечером, представьте себе, напало на меня, наоборот, боевое настроение.
  «Обязательно разберусь с этим делом,– думаю я. – Разберусь, если даже для этого придется задержаться с отлетом. Может быть, здесь действительно серьезное вредительство какое-нибудь готовится. Но сейчас даже неудобно обратиться куда-либо за помощью. Еще засмеют. Надо собрать более серьезные факты. Поймать бы мне этого сутулого в очках! Чего ради он все время возле нас крутится? Я бы тогда сразу узнал, в чем дело…»
  Прежде всего, я решил обследовать соседние территории. Выхожу в парк.
  С безразличным видом гуляющего человека начинаю бродить, осторожно присматриваясь к окружающим зданиям.
  А вокруг, куда ни взглянешь, – большие корпуса, принадлежащие другим институтам, всевозможные лаборатории, мастерские и даже маленькие заводы.
  В некоторых из них кипит работа. У нас, в Ленинграде, во время блокады использовали малейшую возможность для производства вооружения и вообще всего необходимого для фронта. Но много было и пустых корпусов с эвакуированным оборудованием. Выглядели они безжизненными.
  Долго я ходил таким образом, стараясь ко всему внимательно присматриваться.
  Начинало темнеть.
  Скоро завыли сирены воздушной тревоги. Метроном переменил свой ритм и стал постукивать быстро.
  Я уже начал было сомневаться в целесообразности моих наблюдений и решил вернуться к себе, как вдруг заметил в глубине парка трех человек, торопливо идущих по аллее.
  «В бомбоубежище, верно, спешат», подумал я.
  На всякий случай направился к ним напрямик через заросли парка.
  Нужно сказать, что здесь мне явно повезло. Не успел я приблизиться на такое расстояние, чтобы по-настоящему их рассмотреть, как почувствовал, что в их числе словно бы находится тот самый щупленький, сутулый субъект, встречи с которым я именно и искал.
  Расстояние между нами все уменьшается…
  Он самый! Идет между двумя другими. Что ты тут будешь делать? Их все-таки трое, а я –один. Ничего не остается, как только следовать за ними.
  Осторожно, прячась за деревьями и кустами, иду, не упуская их из виду ни на одну секунду.
  Мешают проклятые кусты! Бьют своими ветками по лицу.
  Куда они идут? Вот проходят мимо корпусов Химико-технического института. Дальше – корпуса Физико-технического. Еще дальше какие-то полуразрушенные бомбами мастерские. Сворачивают во двор – я за ними.
  Во дворе все трое подходят к дверям маленького одноэтажного здания и исчезают внутри.
  Начинаю обследовать здание. Обхожу его кругом, держась на почтительном расстоянии, чтобы не заметили.
  Вижу, в одном из окон со стороны, противоположной входу, появился свет. Слабо пробивается через какую-то щель в светомаскировке.
  Я сразу к ней. Везет, я вижу, мне здорово. Через эту щель, конечно, при некоторой изворотливости, можно прекрасно наблюдать за освещенным помещением.
  Стою, притаив дыхание, и кажется мне, что стук моего сердца раздается громче, чем удары метронома из ближайшего уличного репродуктора.
  На дворе уже окончательно стемнело. Ветер усилился. Деревья шумят уныло, как будто им очень жалко расставаться с пожелтевшими листьями. Я приткнулся носом к стеклу и замер на месте…
  Вижу, что, мои худшие опасения, кажется, явно оправдываются.
  Все трое вошедших, – и среди них мой старый знакомый, сутулый, в очках, – теперь мне прекрасно видны. В помещении – не то мастерская, не то лаборатория – стоит несколько механических станков, повсюду различные приборы; среди них – много электроизмерительных. Но прежде всего, конечно, бросились мне в глаза хорошо знакомые толовые шашки различного размера, разбросанные всюду. Тол – серьезное взрывчатое вещество, с ним не шутят.
  «Так, – думаю я, – понятно…»
  Теперь уж для меня не могло быть никакого сомнения, что это настоящая диверсионная группа.
  Сначала я не обратил особого внимания, что посреди помещения стоит какое-то устройство с большими раструбами, наподобие граммофонных, но сделанных из очень толстого листового железа. Тянутся от этой машины провода разного вида и толщины, а сама она утыкана всевозможными ручками, блестящими набалдашниками и другими приспособлениями.
  Но потом вижу, что все трое хлопочут в основном именно возле этого самого граммофона. Толовые шашки у них тоже в центре внимания, так как их сортируют или еще что-то с ними делают, в общем, переносят с места на место.
  «Все ясно, – думаю. – Можно кончать наблюдения и скорее бежать за помощью».
  Однако тут меня заинтересовало поведение диверсантов. Кто-то, повидимому, стучал в дверь, так как все сразу насторожились.
  Вот тут-то и произошло самое непонятое во всей этой истории.
  Гляжу я, входит к ним в комнату…
  Рассказчик остановился, оглядел нас всех. Полумрак, царивший в комнате, не позволял как следует рассмотреть выражение его лица, но мне тогда показалось, что оно было необыкновенно грустным.
  – Это было уж слишком неожиданно… – продолжал он через некоторое время. – представьте себе, что я вижу моего Петю!
  Я совершенно остолбенел. Что тут можно было подумать? Как это все объяснить? Как же может случиться, чтобы Петя от меня что-то скрывал? Не говоря уже о том, чтобы он мог превратиться в изменника родины…
  Я решил остаться и продолжать свои наблюдения.
  Смотрю я, а мой Петя у них совершенно свой человек! Начинает тоже что-то такое делать. Конечно, всякая способность логически соображать постепенно у меня исчезает. Как расценить поведение Пети?
  Долго ли я так стоял у окна в полной нерешительности –не знаю. Даже теперь мне трудно определить, сколько на это ушло времени…
  Только замечаю, что Петя явно чем-то недоволен. Начинает спорить с сутулым. Что-то ему доказывает. Вижу, спор у них разгорается все больше и больше. Петя бросает раsводной ключ на пол и демонстративно начинает вытирать руки о какую-то тряпку. Все его обступили и, видно, уговаривают. Однако кончилось все это тем, что он повернулся к выходным дверям с явным намерением уйти.
  «Интересно, – думаю, – что они там не поделили?»
  Я решил, что мне, пожалуй, лучше всего очутиться дома раньше Пети и поговорить с ним, как будто бы я ничего не знаю.
  Так я и сделал.
  Неприятная перспектива, должен сказать, выпала на мою долю! Очутиться в нашей комнате раньше прихода Пети – дело оказалось несложное. Но как я буду с ним разговаривать?
  Слышу– идет. Открывает дверь, входит…
  – Ну, как дела? –спрашиваю, стараясь придать голосу оттенок исключительной безразличности.
  – Да так, ничего себе, –отвечает. Смотрю на него и думаю: «Петя ли это предо мной стоит? Неужели тот самый Петя… добродушный… всеми любимый… душа-парень?»
  Тяжело мне стало на него смотреть.
  А он ходит себе по комнате, очень расстроенный, и, представьте себе, даже не обращает на меня внимания.
  – Скажи, пожалуйста, – говорю я ему спокойным голосом. – Нигде тебе не встречался этот самый человек в очках, которого ты видел у самолета?
  Посмотрел на меня Петя внимательно, задумался и вдруг говорит: – Знаю я этого человека очень хорошо. Это ведь кандидат физико-математических наук Богуцкий Михаил Степанович.
  Такого ответа я, признаться, совершенно не ожидал. Наступило неловкое молчание.
  – Очень хорошо, что ты о нем вспомнил, – продолжает Петя. – Мне нужно как раз насчет него с тобой поговорить. Дело очень серьезное и не терпит отлагательства.
  -Ну, что ж… давай, – говорю я.
  Насторожился и слушаю, что скажет мне Петя.
  Смотрю, действительно дело не шуточное.
  К сожалению, для того чтобы вы могли все это понять, мне придется слегка познакомить вас некоторыми основами физики. Иначе вы просто ничего не поймете.
  Я, конечно, не профессор и к институту был прикомандирован только в самом начале войны. Но тем не менее не могу сказать, чтобы у меня было совсем неправильное, с научной точки зрения, представление об этих вещах.
  Лейтенант небрежно закинул ногу на ногу и принял непринужденную позу. Слушателям стало ясно, что рассказчику предстоит совсем не легкая для него задача, и он старается это скрыть своей излишней развязностью.
  – Постараюсь объяснить вам все это в самом популярном разрезе. Так сказать, умышленно избегая употребления каких-либо запутанных математических формул.
  Вы знаете, что иэдает каждый твердый предмет, если по нему, например, чем-нибудь стукнуть? Звук! А что это значит? Это значит, что предмет от удара легонько сжимается или, возможно, изгибается. Сначала, конечно, в одну сторону, а потом, из-за упругости, в другую. Ну и начинает, таким образом, некоторое время колебаться… Или, говоря обыденным языком, дрожать.
  Эта-то дрожь и передается до некоторой степени окружающему воздуху, а уже от него колеблется барабанная перепонка в нашем ухе.
  Вот мы и воспринимаем колебания воздуха в виде звука.
  Когда мы, например, говорим или, предположим, кричим, то в этот момент у нас в глотке тоже трясется голосовая связка, благодаря чему и делается все это достаточно слышным. А если бы эта связка не дрожала, то говорить или ругаться было бы совершенно бесполезно.
  От звука, как вы, наверно, уже заметили, дрожат, конечно, не только перепонки в человеческом ухе, но также и различные предметы, хотя, конечно, незначительной, невидимой на-глаэ дрожью.
  И вот тут-то я и должен обратить ваше внимание на одно интереснейшее научное явление. Заключается оно в следующем.
  Видите ли: вообще от звука любой высоты более или менее колеблются все предметы. Но больше всего, представьте себе, охватываются дрожью именно те, которые, ежели по ним стукнуть, сами способны издавать подобный звук.
  Значит, выходит, что каждый предмет как бы настроен на свой определенный звук и как раз на такой звук, который способен издавать он сам.
  Это явление в физике называется резонансом. Лейтенант торжествующе посмотрел на своих слушателей, как бы любуясь произведенным эффектом. Многие из нас, явно заинтересованные рассказом даже перестали улыбаться.
  -Зачем нам с вами далеко итти за примером! – продолжал между тем рассказчик. – Давайте хоть сейчас возьмем две обыкновенные гитары и настроим их обе на одинаковый лад. Если, предположим, кто-нибудь из вас тронет струну у одной гитары, то можно услышать, как струна у другой гитары, настроенная на этот же тон, отзовется, а остальные струны, представьте себе, будут вести себя тихо.
  Отчего это получается, я вас спрашиваю! Да очень просто!
  Вот давайте возьмем еще доску, зажатую с одного конца в бревно, а на другой конец посадим кого-нибудь и объясним ему, что сейчас будем его качать.
  И действительно, подойдем и легонечко толкнем его вниз. Что произойдет? Он начнет качаться: вниз-вверх, вниз-вверх… Если мы будем отталкивать его даже потихоньку, но сообразуясь с качанием доски, или, как говорят, будем попадать в ритм качки, то сможем раскачать его так, что доска даже обломится.
  А если мы вот будем толкать доску хотя и сильно, но беспорядочно, как попало, то ничего подобного не получится.
  Так и со струной! Когда воздушные колебания начинают толкать ее в ритм ее собственных периодов, как говорят физики, то она очень легко раскачивается. А какая-либо другая частота ее мало трогает.
  Ну, конечно, струну нельзя сравнивать с какими-нибудь обыденными предметами. Со струной – просто. Она может колебаться только в определенном направлении и потому издает в основном только один, достаточно ясный тон. А возьмем, например, самоварную трубу. Тоже издает звук! Если, предположим, вы ее уроните на пол… Ну, а что это будет за звук? Какого, я спрашиваю у вас, тона? Да на этот музыкальный вопрос ни один гениальный композитор ответить не в состоянии!
  А все дело в том, что самоварная труба не колеблется только в определенном направлении, как это делает струна, а в силу своей сложной конструкции одновременно сжимается, изгибается и вообще искривляется самым причудливым образом! Благодаря этому и получается не один тон, а сразу несколько, перепутанных между собой. Следовательно, и наоборот: чтобы вызвать в самоварной трубе как следует явления резонанса и заставить ее дрожать от звука, необходимо на нее действовать тоже сложным звуком, состоящим из разных тонов. Одним словом, нужен для этой цели такой же звук, какой издает она сама при падении.
  Сейчас, когда я вам все это объясняю, вы, наверно, понимаете все хорошо, а вот каково мне было в свое время, когда я слушал Петю?..
  Два человека из присутствующих в комнате облегченно вздохнули.
  – Я тогда не понимал, – продолжал лейтенант, – зачем он мне все это рассказывает! А потом вдруг говорит мне:
  – Ты помнишь, конечно, не совсем обычный взрыв, от которого у нас лопнуло несколько плафонов и притом определенной формы, и окна остались целыми? Помнишь, я тебе говорил, что тут заключается какая-то загадка, а ты тогда еще послал меня к чорту. Так вот, дело действительно получилось не совсем обычное. Тогда я еще ничего не понимал, но теперь могу тебе все объяснить.
  Наши плафоны лопнули не от взрывной волны, а именно от этого странного звука. И произошло это исключительно оттого, что их собственный звуковой резонанс близко совпал с характером этого звука.
  -Ну, а твой профессор Богуцкий здесь при чем? – нетерпеливо спрашиваю я.
  -О Богуцком речь будет впереди,– говорит Петя.– Я слышал о нем очень давно, хотя в лицо никогда его раньше не видел. Это очень знающий и способный человек, но с некоторыми существенными недостатками. Он очень замкнутый и нелюдимый. Свою работу он ведет всегда как-то обособленно, все старается своими силами; редко к кому обращается за помощью. Видно, что большой индивидуалист. Вот и теперь. Но я уж лучше все расскажу по порядку.
  Богуцкий и несколько работников его лаборатории остались в Ленинграде временно, как и мы. Они тоже слышали тогда сильный взрыв и обратили внимание на лопнувшие и у них в комнатах плафоны. Богуцкого это заинтересовало, поскольку его специальность – акустика и электроакустика. Ему было известно, что у нас в корпусе «Б», который он считал совершенно пустым, тоже были плафоны такой же формы. И вот, чтобы убедиться в своих предположениях, он пошел вечером в наш корпус, причем уверяет, что входная дверь была плохо закрыта, так что он совершенно свободно ее открыл.
  В этом месте рассказа Петя стал улыбаться.
  -В общем ты его здорово напугал,– продолжает он.– Богуцкий от неожиданности побежал к выходу, не соображая даже, что делает. Пришел в себя только в парке и решил, что поступил по-мальчишески.
  На другой день я встретил его у разбитого самолета, – я, конечно, не знал, что это он был у нас в помещении. А вечером он, проходя с товарищами мимо нашего корпуса, услышал передачу моих пластинок. Очень заинтересовался этим и остановился под окном, чтобы разобраться, в чем дело. Естественно, когда он увидел свет твоего фонарика, то предпочел тут же удалиться, чтобы не вступать в излишние объяснения.
  -Странно, – замечаю я Пете, – что ты не нашел нужным все это мне сообщить раньше.
  -Не мог, – отвечает Петя. – Дал слово. Слушай, что было дальше…
  А дальше было вот что. Через несколько дней Богуцкий повстречал Петю в парке.
  -Правда ли, – спросил он, – что вы записываете звуки бомбежки на граммофонные пластинки?
  -Правда, – отвечает Петя.
  -Мне очень хотелось бы получить у вас одну пластинку, где запечатлен взрыв, в виде длительного звука. Я, кажется, такую у вас слышал.
  Ну, Петю, конечно, все это очень заинтересовало.
  – Зачем, – говорит, – вам она нужна?
  Богуцкий начал вилять и отвечать что-то неопределенное. Пете же было жалко расставаться со своей пластинкой.
  – Объясните, – говорит, – толком, а то не дам!
  Профессору после этого ничего не оставалось делать, как признаться ему во всем.
  -И вот тут-то, – говорит Петя, – я и услышал поразительную вещь!
  Рассказчик замолчал и глубоко задумался, как бы собираясь с мыслями.
  -В трех километрах от нас, – продолжал он через некоторое время, – по неустановленной причине взорвался небольшой склад с боеприпасами. Единственно, что стало известно, так это то, что находившиеся на складе снаряды взорвались не одновременно, а рвались с некоторой последовательностью, почему звук взрыва и получился в виде продолжительного гудения.
  Почему это произошло, тогда тоже не удалось выяснить. Может быть, повлияло как-нибудь взаимное расположение снарядов в различных помещениях или были другие причины, но только получился не общий взрыв, а ряд взрывов различной силы и характера, следующих один за другим почти непрерывно.
  -Ты, наверно, помнишь, – говорит мне Петя, – что слышался какой-то сплошной рев и вой. И вот этот единственный в своем роде случай создал в воздухе необыкновенно мощную звуковую волну, распространившуюся во все стороны.
  -Мне нужно, – говорит Богуцкий, – очень тщательно изучить характер этого звука. Я думаю, что это удастся сделать с помощью исследования резонансных свойств плафонов, но, к сожалению, данные получаются неполные. Характер звука таким методом мне определить удалось, а последовательность, с которой этот звук нарастал, и как в нем располагались по времени различные тона – установить очень трудно. Вот ваша пластинка, если ее проанализировать, дело совсем другое.
  – Вы, наверно, не верите,– обратился лейтенант к слушателям,– что от звука могут разрушаться какие-нибудь предметы! Оказывается – вполне возможно при некоторых условиях резонанса и очень большой мощности звука. С резонансом вообще шутки плохи. Вот, например, в старом Петербурге, знаете, в начале нашего века произошла катастрофа. Представьте себе обыкновенный, самый нормальный мост через Фонтанку. Ходит по нему множество народа. И все протекает нормально. Мост держится. А вот проходит небольшой сравнительно отряд солдат, просто взвод, ну и, конечно, согласно воинскому уставу, стараются итти в ногу. Нужно же было так случиться, чтобы ритм их шага нечаянно совпал с резонансом этой постройки! Мост, представьте себе, обрушился, и весь взвод в полном составе неожиданно очутился вводе.
  Вот поэтому-то во всех странах и завели такое правило, чтобы воинские части переходили мост не в ногу!
  Правда, солдаты действовали на резонансную систему моста непосредственно своими сапогами и таким образом его раскачали, а на осветительные плафоны повлияли, так сказать, воздушные колебания. Но все дело в резонансе и мощности звука.
  А вот с самолетами что при испытаниях происходит? Представьте себе: конструируют новую машину – просто, скажем, чудо техники. И скорость замечательная, и дальность полета порядочная. А при испытании иногда разваливается в воздухе! В чем дело? Начинают разбираться: оказывается, вибрация мотора попала в резонанс с какими-нибудь трясущимися деталями. До сих пор авиаконструкторы бьются с этим делом. Не всегда, понимаете, даже поддается математическому расчету. Очень трудная задача. Всего не учтешь… А тут иногда еще мотор меняет свои обороты, чем создает самую разнообразную вибрацию самолета. У меня один знакомый летчик-испытатель еще в 1934 году с этим делом столкнулся. Говорит: «Поднимаюсь на новой, только что сконструированной машине. Все идет хорошо. Летит плавно, поддается рулевому управлению, и все такое прочее». Но вот он, как полагается по программе испытаний, открывает газ на полную силу и начинает набирать скорость. «Вдруг чувствую, – говорит, – появляется сильная вибрация… Два месяца пролежал в госпитале!» А машину тем временем, конечно, видоизменяли. Укорачивали какие-то там ребра. Удлиняли растяжки, одним словом, делали так, чтобы в воздухе они не резонировали от вибрации мотора.
  В общем Пете скоро стало ясно, зачем Богуцкому понадобилось тщательно анализировать звук этого взрыва. По его мнению, от этого сверхмощного звука разрушались не только осветительные плафоны…
  -Мне, – говорит Петя, – долго не верилось! Как это так. Чтобы резонансные данные оказались одинаковыми и у маленького осветительного плафона и у огромного бомбардировщика «Юнкерс-88», который, по уверению Богуцкого, развалился в воздухе от одного только звука.
  Но профессор объяснил все очень точно. Дело в том, что даже самые различные по величине и форме предметы. могут иметь одинаковые резонансные данные. Он привел Пете в пример две струны, из которых одна толстая, другая тонкая, но при этом соответствующим натяжением их можно обе настроить на один тон.
  Трудно было, конечно, представить, чтобы такая прочная конструкция, как самолет, могла разрушиться от звука. Ну, плафоны –другое дело. Они все-таки стеклянные. Но Богуцкий, ссылаясь на мощность звуковой волны, настаивал на своем и привел Пете еще много различных доказательств.
  -Видно, – говорит Богуцкий,– случайно «ноты» этого страшного звука действовали с определенной последовательностью на определенные детали самолета, заставляя их вибрировать. В определенный момент получилось сложение сил и наступило разрушение.
  -Помогайте нам, товарищ Янин, или вернее, даже включайтесь в эту работу. – говорил он Пете. – Дело очень серьезное, поскольку оно касается обороны нашей родины. Ведь мы с вами создадим такое оружие, которого ни у кого, кроме как у нашей страны, не будет. Сделаем это быстро, без шума. Представляете, какое спасибо нам скажут правительство и народ!
  – Я стою, –говорит Петя, – и ничего не вижу перед собой от радости и удивления.
  – Сделаем! Конечно, сделаем,– отвечает он Богуцкому. – Отъезд из Ленинграда я отложу, если нужно. Давайте буду помогать!
  – Только одно условие, – говорит ему Богуцкий: – Все это должно быть, как вы сами понимаете, в секрете. Ни один лишний человек не должен знать, даже ваш товарищ, лейтенант…
  – Я было начал возражать, – говорит Петя, – но он очень уж настаивал.
  После этого разговора Петя перетащил к профессору свои граммофонные пластинки, не говоря мне ни слова, и начал с ним работать. Оборудования и станков, еще не эвакуированных, у Богуцкого оставалось много. Только людей не хватало.
  – Я даже не знаю, как бы они без меня обошлись, – говорит мне Петя.
  – Ну, и в каком положении это дело теперь? – спрашиваю я.
  – Представь себе, что прибор совершенно готов! – отвечает Петя. – Нужно сказать, работали мы все не покладая рук. Да ты сам вчера ночью слышал мою пластинку… Это уже производилась регулировка.
  – Устройство прибора очень несложное,– продолжает Петя. – Специальный электрический коммутатор по строго рассчитанному времени произведет включение электрозапалов у различных зарядов взрывчатки, заключенных в резонансные камеры. Благодаря этому должен получиться не один взрыв, а ряд быстро идущих один за другим. Все сольется в мощный звук, точно такой, как у меня зафиксировано на пластинке. И если тот самолет действительно погиб от звука, то и другие, такой же конструкции, возможно, последуют за ним. Но вот что я тебе должен сказать…
  Вижу, мой Петя сделался необыкновенно серьезным и даже говорит мне уже шопотом:
  -Есть в приборе, по-моему, некоторые неясности… Выдержит ли нагрузку отражатель, предназначенный для направления звуковой волны кверху? Достаточно ли крепки перегородки, отделяющие одну резонансную камеру от другой? Ну и еще разные мелочи…
  Ты понимаешь, машина вообще рассчитана на воспроизведение по крайней мере двухсот звуковых «выстрелов». Но вот самый первый меня сильно беспокоит…
  Богуцкий и слышать не хочет о том, чтобы приняли участие еще какие-нибудь люди, в последнее время он даже ко мне стал относиться немного пренебрежительно. Все время умаляет значение моей пластинки, уверяет, что будто бы можно было обойтись и без нее, а конструировать задуманную машину на основе одних математических расчетов, пришедших ему недавно в голову.
  – Я нисколько не обижаюсь на это и согласен с тем, чтобы о моем участии даже не знали, лишь бы прибор действительно стал работать, – говорит Петя. – Если бы моя помощь, как механика, в настоящее время не была нужна, то я давно бы оставил его в покое. Но ты понимаешь, им там без меня будет все-таки трудно…
  А нужно было бы пригласить на помощь еще некоторых специалистов. Следовало бы поставить это дело шире.
  Ты понимаешь: он собирается все это преподнести сюрпризом. Это уже никуда не годится. Он, конечно, стремится принести нашей родине пользу – и не маленькую. Но нельзя его оставлять одного без хорошего товарищеского коллектива. Два сотрудника, работающие с ним, тоже начинают понимать, что такую ответственную работу так вести нельзя. Вот сегодня ночью…
  Здесь мой Петя остановился на полуслове, стал прислушиваться и вдруг побледнел.
  – Что с тобой? – удивляюсь.
  – Разве не слышишь: воздушная тревога!
  А я задумался над тем, что он мне рассказал, и действительно не заметил, как на дворе завыли сирены.
  – Ну, и что ж такого, что тревога! Разве ты впервые ее слышишь? – говорю ему.
  Встает Петя и начинает ходить по комнате.
  – Я все-таки пойду, – говорит он. – не могу я его оставить одного. Без меня ему будет трудно. Сегодня намечается небольшой опыт… Возможно, что все обойдется благополучно.
  Я не стал его задерживать, и он ушел.
  Тогда мне было трудно сразу во всем этом разобраться.
  Действительно, положение серьезное! Нужно как-то повлиять на Богуцкого, помочь ему.
  Подумав немного, я решил твердо: необходимо немедленно спешить в штаб и там объяснить положение дела.
  Когда я вышел на улицу, бомбежка была уже в полном разгаре. Высоко в безоблачном небе гудели вражеские самолеты. Лунная, с заморозком, ночь немного успокоила мои нервы, но тяжелое предчувствие, появившееся у меня вскоре после ухода Пети, оставалось.
  Быстрым шагом направился я к расположенной вблизи танковой части, где мне могли бы дать машину, и уже через несколько минут ехал в ней по направлению к городу.
  Равномерный шум автомобильного мотора, работавшего на полной скорости, иногда заглушался недалекими разрывами фугасных бомб. К каждому из них я невольно прислушивался, ожидая услышать совсем другое.
  Мы были на полпути к штабу, когда хорошо знакомый мне рев отчетливо раздался сзади.
  Я выскочил из машины, стараясь угадать направление, где должен находиться институт.
  Рев, продолжавшийся всего несколько секунд, уже прекратился, и кругом наступила относительная тишина. Я увидел несколько горящих и падающих самолетов, но до моего сознания это доходило как-то слабо. Слишком тревожила меня мысль о судьбе Пети и остальных товарищей. Не случилось ли чего-нибудь, живы ли они?
  Надо скорее вернуться! И мы помчались в обратном направлении, развивая бешеную скорость.
  Когда мы подъезжали к территории института, уже звучал отбой тревоги, и из бомбоубежищ выходил народ. Мне пришлось бежать по парку по направлению к лаборатории Богуцкого вместе с людьми из спасательного отряда.
  Здание охватил огонь. Рядом со зданием была видна огромная воронка, повидимому, на том месте, где стояла резонансная машина. А через некоторое время я убедился, что ни Пети, ни остальных товарищей, вероятно, уже нет в живых.
  На следующий день мне срочно пришлось улетать из Ленинграда без Пети…
  Рассказчик замолчал, как бы прислушиваясь к стуку капель дождя, забарабанивших в окна, и нам стало ясно, как тяжелы ему все эти воспоминания.
  -Когда я докладывал о случившемся, – продолжал он, – мне мало верили. Каких-либо серьезных доказательств, собственно, не осталось. Пожар здания, воронку возле него и гибель товарищей каждый легко мог объяснить попаданием обыкновенной бомбы.
  Единственно, что было вне всякого сомнения: в эту ночь на территории города и в окрестностях нашли четыре сбитых «Юнкерса-88». По заявлению штаба противовоздушной обороны это были все «Юнкерсы», какие только участвовали в том небольшом налете.
  . . . . . . . . . . . . . . .
  О странном рассказе лейтенанта Воронова мне пришлось вспомнить еще раз совсем недавно.
  В одном из наших научно-исследовательских институтов мне рассказали, что механик Петя Янин остался жив и спустя некоторое время вышел совершенно здоровым из госпиталя. Не пострадали и сотрудники Богуцкого. О судьбе самого Богуцкого мне ничего не могли сказать.
  Янину удалось разыскать неподалеку от развалин сгоревшей лаборатории свою необыкновенную граммофонную пластинку и продолжить работу над изобретением.