В глубь земли. Глава 2

Голосов пока нет

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

"ТРИ МУШКЕТЕРА"

Рано утром перед дверью в приемную главного инженера остановились трое.

- Ты начнешь, Ермолай? - спросил один из них.

- Очень нужно!.. Идея твоя в основном, - ответил второй грубоватым баском, делая ударение на "о". - Как ты думаешь, Гога? - добавил он через некоторое время.

- Гм-гм... - произнес Гога, внимательно разглядывая потолок.

- Вот видишь, Сашенька? - радостно пробасил Ермолай. - Гога со мной согласен. Придется начинать тебе.

Затем все трое, один за другим, вошли в приемную и, стараясь не шуметь, уселись на диване.

"По ранжиру сидят", подумал, взглянув на них, ожидавший своей очереди начальник институтской охраны.

Действительно, самый высокий из друзей, Александр Корелин, юноша с голубыми мечтательными глазами сидел с краю. Посредине находился Ермолай Богдыханов, широкоплечий и грузный, с лицом немного озорным и хитрым. Ниже всех ростом был Гога Шереметьев, юноша очень серьезный и сосредоточенный. Даже теперь, всего только рассматривая потолок, делал он это необычайно внимательно и с глубокомысленным видом.

Все трое были студентами машиностроительного института, недавно прибывшими сюда на практику.

- Ну, как нравится вам у нас работать? - спросила секретарша, обращаясь к студентам.

- Ничего... Спасибо, - ответил Корелин. - Мы очень довольны. Разве вот...

Корелин запнулся, так как из кабинета послышался голос главного инженера. Геворкян, видимо, с кем-то спорил и говорил таким громким, не терпящим возражении голосом, что вошедшим показалось, будто бы хозяин кабинета чем-то очень недоволен.

Встревоженные студенты переглянулись. Между тем секретарша продолжала сидеть спокойно, не обращав внимания на крики.

- Десять километров!? Что?.. Ерунда!.. - несся из-за дверей зычный голос Арама Григорьевича. Возвр-р-р-ратится! Что?.. Возвр-р-р-ратится!!!

- Скажите, пожалуйста... - осторожно спросил Корелин, обращаясь к секретарше, - скажите, что, главный инженер сегодня не в духе?

На лице секретарши появилось строгое выражение, говорившее одновременно о недоумении и легком презрении к новым посетителям.

- Почему не в духе? - спокойно проговорила она. - Наоборот! Разве вы не слышите, как он бодро разговаривает?

- Слышу, - согласился Корелин. - Однако...

Но в это время дверь из кабинета распахнулась, и на пороге появилась девушка в синем рабочем халате. К удивлению студентов, на ее лице не были видно слез или каких-либо других признаков обиды. Девушка приветливо улыбалась.

- Вот! - гордо проговорила она, протягивая какую-то бумажку секретарше. - Арам Григорьевич просил передать вам для приказа. Тут благодарность лаборатории электроразведки и лично мне.

- Гмм... - тихо произнес Гога, толкая локтем Богдыханова в бок.

- Милое дело... - прошептал при этом Богдыханов, обращаясь к Корелину.


Следующим пошел в кабинет к главному инженера, грузно стуча сапогами, начальник институтской охраны. Массивная, обитая черной клеенкой дверь с шумом захлопнулась за ним.

Вскоре друзья заметили, что секретарша начала проявлять явные признаки беспокойства. Она стала внимательно прислушиваться к еле слышимым звукам, доносившимся из кабинета. Лицо ее приняло очень серьезное выражение.

Как ни старались три друга угадать причину, взволновавшую секретаршу, но так и не могли догадаться. Из кабинета слышался лишь тихий и совершенно неразборчивый разговор.

- Это возмутительно... - печально проговорила секретарша - Врачи запрещают Араму Григорьевичу чрезмерно волноваться... А на этой неделе вот уже третий случай, когда он буквально выходит из себя... Что там произошло?..

- Простите. Я вас не понимаю .. - скромно заметил Корелин - Откуда вы знаете, что главный инженер сильно взволнован?

Секретарша опять окинула студентов взором, выражавшим легкое недоумение. Она еще раз внимательно прислушалась к тихому разговору, доносившемуся из кабинета, подождала немного и лишь затем ответила:

- Вы совершенно не знаете Арама Григорьевича. Разве не слышно, что он молчит? В нормальном состоянии он говорит громко, кричит. А это что? Вы только прислушайтесь! До чего довели человека!..

Проникшись уважением к такому необыкновенному объяснению секретарши, студенты молчали. Только теперь они обратили внимание, что из кабинета действительно слышался только один голос начальника институтской охраны. Он, видимо, в чем-то оправдывался. Голоса же главного инженера не было слышно совсем.

Неожиданно среди наступившей тишины послышалось какое-то странное пыхтение. Это Богдыханов, сидевший между своими товарищами, начал ворочаться, почему-то торопливо хватаясь за боковой карман своей куртки.

- Вот дьявол! Вырывается!.. Ну, что ты будешь делать? - послышалось его приглушенное бормотание.

- Держи, Ермолай... - тихо прошептал Корелин.

- Что там случилось? - заинтересовалась секретарша.

- Да, нет... ничего, - смущенно произнес Корелин. - Это просто так... У Богдыханова такая привычка, что ли. Вы не обращайте внимания. С ним это бывает.

Секретарша подозрительно посмотрела на Богдыханова, уже принявшего непринужденную позу, и пожала плечами. Она услышала слово "держи", и у нее мелькнула страшная мысль, что Богдыханов, может быть, страдает припадками.

- И часто это у вас бывает? - теперь уже с ужасом глядя на Богдыханова, спросила она.

- Вчера было, - грустно пробасил Богдыханов. - Вот тоже засунул руку в карман... Забываешь... А он как хватит!

- Кто хвалит? - испуганно спросила секретарша, приподымаясь со своего места. - Я вас не понимаю...

Но ответа не последовало. Дверь отворилась, и в приемной появился начальник институтской охраны. Некоторое время он смотрел в какую-то неопределенную точку, как бы что-то вспоминая, окинул студентов немного подозрительным взглядом и медленно направился к выходу из приемной.

- Пойду искать виновников... - тихо проронил он на ходу.

В отделанный под дуб кабинет главного инженера студенты вошли в том же порядке, как и в приемную, - гуськом. Впереди шел высокий и стройный Александр Корелин, гордо подняв голову. За ним следовал, немного покачиваясь, широкоплечий Ермолай Богдыханов, Гога Шереметьев передвигался медленно, уставившись в пол.

- Садитесь. Что за срочное дело? Я вас слушаю, - скороговоркой произнес главный инженер, поднимаясь из-за стола и пожимая пришедшим руки.

- Вы не представляете, Арам Григорьевич, какое необычайное дело привело нас к вам! - произнес Корелин, усаживаясь в кресло.

- Очень интересно. Я вас слушаю, - спокойно ответил главный инженер, откидываясь на спинку кресла.

"Тихо говорит... Значит, не в духе..." - мелькнуло в голове у Корелина.

- Вы, конечно, знаете, какое огромное значение имеет природа в жизни человека? - продолжал Корелин, сильно волнуясь. - Нет... простите, не в жизни человека... а в науке и технике... Ну, да! В науке и технике. Я могу вам привести тысячи примеров. Возьми те птиц, парящих в безбрежных воздушных просторах... Возьмите, наконец, рыб, резвящихся в глубине океана...

Дальше Корелин запнулся, так как почувствовал, что от волнения он говорит что-то не то, а Геворкян смотрит на него не особенно дружелюбно.

- Предположим, что я возьму птиц и возьму рыб. Дальше что прикажете с ними делать? - вставил главный инженер, пользуясь паузой Корелина.

- Анатомировать... - глухим и не допускающим возражения голосом вставил Гога Шереметьев.

Главный инженер сделал большие глаза и повернулся к Гоге.

- Он вам недостаточно ясно изложил свою мысль... - забеспокоился Корелин. - Хотя Леонардо да Винчи тоже анатомировал голубей...

- Ты не то говоришь, Саша, - вмешался Богдыханов. - Ты объясняй проще... Голуби тут не при чем. Арам Григорьевич. Мы имеем в виду другое животное, так сказать, более близкое нашим интересам.

- Что?.. - прошептал главный инженер, подымаясь из-за стола. - Вы пришли сюда дурачить меня загадками? Вы думаете, что я не видел бегемотов, нарисованных у вас на чертежах!.. Что это за балаган?

- Да это не бегемоты, Арам Григорьевич! Уверяю вас, что не бегемоты... - забеспокоился Корелин. - Сейчас вы узнаете... Ермолай, прошу тебя...

Геворкян увидел, как Богдыханов принялся торопливо ощупывать боковой карман своей куртки. Затем он издал возглас удивления и зачем-то быстро сунул руку в карман своих брюк.

- Да объясните же человеческим языком, в чем дело? - тихо произнес главный инженер.

- Арам Григорьевич! - произнес Корелин, все еще не оправившийся от смущения. - Ведь разведку земных недр можно вести при помощи животных... то есть, простите... подобий...

Корелин не смог закончить фразу, так как дверь неожиданно с шумом растворилась и в комнату быстро вошел пожилой человек с портфелем.

- Арам! Не ожидал? - закричал он еще с порога.

Это был инженер из центра, неожиданно прибывший в институт по срочному делу. Сразу за ним в кабинет вошел Батя.

- Все, товарищи! - быстро проговорил Геворкян, обращаясь к студентам. - Сейчас мне некогда с вами заниматься. Следующий раз приходите с четкой формулировкой того, чего вы хотите.

- Ничего не понимаю! - весело проговорил главный инженер, когда за студентами захлопнулась дверь. - Нельзя сказать, чтобы это были слишком робкие ребята, а вот в течение целых десяти минут не смогли толком объяснить, зачем пришли.

- Ты, наверное, отчитывал их за нарисованных бегемотов? - улыбаясь заметил Батя. - Вот они и перепугались.

- Кстати, ты знаешь, как они объясняют появление бегемотов на своих чертежах? - продолжал главный инженер. - Они пришли ко мне с предложением использовать каких-то животных для геологической разведки. Позже придется разобраться...

- Животное для геологической разведки? - удивился гость. - Это теперь, когда в нашем распоряжении имеется столько совершенных приборов! Вы меня простите, но я невольно вспоминаю барона Мюнхгаузена. Тот в свое время предлагал летать на утках...

- Вообще у нас в институте в последнее время творятся странные вещи, - продолжал главный инженер, обращаясь к гостю. - Можешь ли себе представить! Прошлой ночью я видел собственными глазами двигающийся скелет! А? Как это тебе нравится?

- Какой скелет? Что ты говоришь!.. - забеспокоился инженер. - Я приехал сюда говорить о серьезных вещах... Кстати, Арам, я считаю, что тебе необходим отпуск, и в ближайшее время.

- Ладно, ладно, - ответил Геворкян улыбаясь. - Сейчас мне отпуск не нужен. А что касается скелета, то ты не думай, что мне показалось. Ты ведь не знаешь, о каком скелете я говорю. Да я и сам толком не знаю, что это было. Сейчас начальник охраны разбирается в этом деле.

Вскоре в кабинете наступила нормальная рабочая обстановка. Главный инженер начал горячо спорить с приехавшим инженером, расхаживая по комнате и сильно жестикулируя.

- Трубы? Да, вы должны их прислать на самолете... А как же иначе! Ты сам посуди. Что?! - слышался его громкий голос.

Иногда голос главного инженера стихал, его заменяла тоже громкая, но неторопливая и обстоятельная речь Бати. Приславший из центра говорил тихо.

- Нам не хватает людей! - горячился главный инженер - Сейчас будут мобилизованы все... Люди! Понимаете, люди нам нужны. Не хватает людей... Вот, например, эти трое... три мушкетера, как кто-то их у нас назвал... Разве я могу на них надеяться? Что мне прикажете с ними делать?

- Да подожди, Арам! Что ты на них раньше времени ополчился? - вставил Батя. - Ребята молодые. Видно, носятся с какой-то новой идеей. Надо разобраться. Завтра - воскресенье. А в понедельник, возможно, займусь с ними сам.

- Я же не говорю, что они вообще плохие работники, - продолжал главный инженер. - Нужно иметь в виду, что они именно носятся с какой-то своей идеей. Бредовой или нет - это мне не известно. Но все равно - сейчас надо выполнять порученное нам задание.

Главный инженер прекратил хождение по комнате, уселся на свое место.

- Бур применим самый обыкновенный. Локационную установку смонтируем вблизи режущего инструмента. Вас интересует радиус обзора? Пожалуйста... Пятьдесят метров уже можно гарантировать... Но это еще не все! Я думаю, что и до семидесяти метров дотянем. Представляете! Сидя вот в этом кабинете, мы будем видеть на экране все, что делается на глубине трех-четырех километров. Ведь сейчас же мы фактически слепые... Мы не видим, что делается вот тут, под нами, совсем близко.. . - при этом главный инженер резко взмахнул рукой и направил указательный палец вниз, к полу.

-Действительно, не видим... - подтвердил Батя, с какой-то загадочной интонацией в голосе. - Вот только посмотрите...

При этом он указал рукой на большой ковер, лежавший посредине комнаты.

Геворкян и гость с удивлением принялись рассматривать место, указанное Батей. С ковром происходило нечто непонятное. Он вздулся посредине небольшим бугром. Бугор перемещался в разные сторон-л, все время меняя направление.

- Что это может быть? - спросил главный инженер, опять приподымаясь из-за стола.


- Я думаю - крыса, - безапелляционно заявил гость.

- Откуда же в моем кабинете может быть крыса? - обиделся Геворкян. - Нет, это просто интересно... Надо посмотреть.

С этими словами он вскочил из-за стола, подошел к ковру и принялся его отворачивать ногой.

Вдруг из-под ковра показалось маленькое животное с лоснящейся черной шкуркой.

- Крот! - воскликнул Батя, - Самый настоящий крот! Как же он тут появился?

- Это чорт знает, что такое... - грозно прорычал главный инженер, осторожно носком переворачивая неуклюжее животное на спину. - Что это за шутка? Куда его девать?..

- Только не выбрасывать, - вступился Батя, приближаясь к кроту. - Подожди... Дай-ка сообразить. Ну, да! Животное очень полезное... В некоторых случаях, конечно... Знаешь, что? Я возьму его с собой. А пока пусть тут погуляет. Животное безвредное. Не укусит...

Вскоре главный инженер уселся за свой стол и, подперев голову руками, задумался, продолжая следить за кротом, ползающим по комнате.

- А-а-а! Понимаю... - продолжал он через некоторое время. - Начинаю, вернее, понимать. На чертежах у них, наверное, были нарисованы кроты, а не бегемоты. Догадываюсь также, откуда появился и этот экземпляр. Так, так... Это они притащили с собой. То-то Богдыханов что-то долго искал у себя в кармане! Нечаянно выпустил, наверное... Это они мне принесли показать. Так, так... То-то они мямлили! Теперь все ясно. Наши уважаемые практиканты собираются предложить вести геологическую разведку с помощью дрессированных кротов. Как вам это нравится?

- Я же говорил, что ваши практиканты хотят уподобиться барону Мюнхгаузену! - обрадовался гость, до сих пор молча наблюдавший всю сцену. - А потом, - продолжал он, - существует уже не вымышленный, а настоящий пример. Вы, наверно, слышали, что один физик дрессировал тюленей, чтобы они выслеживали неприятельские подводные лодки? Но только ничего из этого не вышло.

- Не вышло-то, не вышло... - вставил Батя. - Но благодаря этой затее, насколько мне известно, этот физик усовершенствовал приборы для подслушивания шумов под водой - гидрофоны. Он скопировал ушную раковину тюленей, зная, что они очень хорошо слышат под водой.

- То тюлени, а то кроты... - с сожалением в голосе заметил Геворкян. - Предположим, что мы привяжем к кроту какой-нибудь мерительный или сигнальный прибор. Ну, и на какую глубину может опуститься крот? Пять метров! Десять метров, не более! Кому это нужно! Ерунда! Никчемная идея... Я предлагаю больше не терять времени на глупости. Давайте лучше заниматься делом. В кабинете опять воцарилась деловая обстановка.

- Можешь заверить, что телебур мы построим в срок! Так и передай! - волновался Геворкян. - Но трубы я все-таки требую выслать на самолете, немедленно... Понятно? Все мобилизуем! Все экспериментальные работы приостановим! Но к сроку сделаем. Только вот люди... Почему не присылаете пополнение?

Дальше разговор пошел о нефти.

По далекому геологическому прогнозу в местности, где был расположен институт, у одного из предгорий Кавказа, предполагалось местонахождение нефти. Однако до сих пор нефть еще не была обнаружена. Хотя практическое испытание машин, разрабатываемых институтом, и проводилось с успехом в ближайших нефтяных месторождениях Кавказа, руководству и всем сотрудникам все же хотелось самим видеть результаты своих трудов. Институт конструировал машины не только для поисков и эксплоатации нефти. Задачи были более широкие. Тут создавались машины и для поисков рудных месторождений и для разведки угля и калийных солей. Расположить научно-исследовательский институт в таком месте, где бы сразу находились всевозможные месторождения, было немыслимо, да и не нужно. Но в данном случае, если бы нефть нашлась, первое практическое испытание своих машин сотрудники института могли бы провести сами.

- Телебур поможет нам добраться до нефти. Это ясно, - говорил Батя. - Это будет его первое практическое испытание. Вот если бы...

Батя не успел договорить фразу, так как в кабинет быстро вошел начальник институтской охраны. Он подошел к главному инженеру, и что-то тихо сказал ему на ухо.

Главный инженер стал мрачнее тучи.

- Это возмутительно... - медленно проговорил он, глядя куда-то в сторону.

 


Следующая глава


<!--&&&TEXTname{Источник текста, который сканился}:--><!----> "ВОКРУГ СВЕТА", 1947 год, № 8-11.

OCR - Dmitry Bezrukov <!--&&&TEXTaddr{OCRщик текста, ник}:--><!---->