В глубь земли. Глава 6

Голосов пока нет

 

ГЛАВА ШЕСТАЯ

К ПОДВИГУ

Усталыми, но бесконечно счастливыми возвращались домой три неразлучных друга. Кроме обычной своей работы, они теперь занимались монтажом подземной лодки. Вместе с главным инженером они проводили в кабине подземно-движушейся машины целые часы, стараясь лично проверить действие каждой детали.

Вечерами к студентам часто заходил Петя вместе со своими товарищами, участниками первой работы над механическим кротом. Иногда вместе с ним появлялся и Панферыч.

Как-то раз в один из таких вечеров зашел разговор о последнем событии, взволновавшем весь институт.

Совсем недавно при помощи телевизионного бура удалось, наконец, обнаружить признаки предполагаемой в этих местах нефти. Нефтеносный пласт смутно вырисовывался на телевизионном экране. Нефть находилась сравнительно далеко от скважины, и потому радиолокатор с трудом определял ее настоящее местоположение. Услышав об этом, в разговор вмешался Панферыч.

- Вот не знаю, можно ли верить преданиям, - начал он. - Только я хорошо помню рассказ моего дедушки. Вы знаете опушку леса на склоне горы, в том месте, где заворачивает речка? Там раньше был вход в пещеру...

Ремесленники насторожили уши в ожидании чего-то интересного. В уютной комнате, освещенной только светом настольной лампы, наступила тишина.

- Так вот, - продолжал Панферыч. - Глубокая была пещера. Однако нашлись смельчаки. Они решили проникнуть в нее как можно глубже. Сказано - сделано. Запаслись провизией, взяли оружие, факелы и пошли. Идут по пещере с горящими факелами, а она спускается все ниже, ниже. Как будто бы и конца у нее нет.

- Сколько же человек их было? - спросил кто-то нетерпеливо.

- Не торопи! - отмахнулся Панферыч. - Идут, одним словом, спускаются все ниже и ниже... Змеи тут, конечно, всякие и прочие гады. Но они не смущаются. Идут, значит, дальше... Долго ли они шли, или мало, мне неизвестно. Да только выходят они в новую большую пещеру. Высокая! Такая высокая, даже потолка не видно. Крикнули тут ребята: "Эге-ге-ее!" А в ответ им тоже: "Ге-ге-ге-еее!" Да гулко так!

- Эхо, значит! - опять не утерпел кто-то из ребят.


- Вот не буду рассказывать. Чего мешаете! - пригрозил ребятам старик.

- Продолжайте, Панферыч, - сказал заинтересовавшийся рассказом Корелин.

- Да чего тут продолжать-то? Тут и продолжать особенно нечего. Идут дальше. Слышат какой-то запах: все сильнее да сильнее. Смотрят под ноги. Батюшки! Жидкость плескается под сапогами. Вода, что ли? Нет, не вода. Уж очень пахнет-то она неприятно. Вроде керосином отдает... Вот тут-то это самое и произошло.

- Что, дедушка, "это"? - сразу раздалось несколько мальчишеских голосов.

- Пожар, говорю, вот что! И как только они выбрались живыми, никому непонятно!

Рассказчик остановился и внимательно оглядел своих слушателей.

- Ну, как вы думаете? - продолжал он через некоторое время. - Не нефть ли была под землей? По-моему, она самая, нефть. Наверное, ребята нечаянно подожгли ее факелами, ну, вот она и вспыхнула.

- Не могла же она гореть без доступа воздуха, - скептически заметил Богдыханов.

- Почему не могла? - горячо вступился Корелин.- Ведь Панферыч говорит, что подземный грот был очень большой! Там ведь был запас кислорода, раз люди могли дышать?

- Угу-у-у... - буркнул Гога, старавшийся тем временем вычислить объем пещеры и количество воздуха в ней, по продолжительности эха, артистически представленного Панферычем. Но поняв бесплодность своей попытки, он только прибавил к своему "угу" еще одно слово: - Да-а-а-а...

- Это замечательная история, - не унимался Корелин. - Надо обязательно разыскать вход в пещеру.

- Не найдете! - уверенно заявил Панферыч. - Уже искали, когда я был еще мальчишкой. Все следы исчезли. После пожара в том месте часто случались обвалы.

Рассказ о подземном пожаре произвел на Корелина сильное впечатление. Он продолжал говорить об этом и после ухода гостей. Богдыханова же занимали другие, более существенные, с его точки зрения, мысли, и он с явным неудовольствием слушал рассуждения своего друга о народной мудрости, о ценности местных легенд и о многом другом.

В те дни подземная лодка уже проходила первые пробные испытания. Она погружалась в землю сравнительно неглубоко, не больше чем на пять-восемь метров, и преодолевала на этой глубине небольшие расстояния. Но вскоре предстояли ответственные испытания, когда лодка должна была спуститься на глубину в два-три километра. Именно в этом случае должна была подтвердиться ее полная пригодность для научных работ. Геологи уже подготовили карты для будущего маршрута лодки. Испытание намечалось на самое ближайшее время.

* * *

В рабочий кабинет Бати входит сутуловатый, пожилой человек. Он садится в кресло, снимает роговые очки и протирает их платком, щуря при этом близорукие глаза. Это инженер, старый сотрудник института.

- Григорий Тимофеевич, - говорит он спокойным голосом, - я все обдумал. К главному инженеру обращаться бесполезно, и вот я пришел к вам.

- Чем я могу вам помочь? - спрашивает Батя.

- Видите ли, в чем дело... - продолжает инженер. - Какой из меня работник? Право же... За все время моего пребывания в институте я не сделал ничего примечательного.

- Вы ошибаетесь. Вас очень ценят.

- Да не в том дело! Я много работаю. Но, понимаете, не выделяюсь ничем. Одним словом - рядовой работник. Вы же это сами прекрасно знаете! Но не обо мне речь. Скажите, зачем рисковать жизнью такому выдающемуся человеку? Вы догадываетесь, о ком я говорю?

- Догадываюсь, - тихо говорит Батя, внимательно наблюдая за инженером.

- Уверяю вас, что испытание лодки под землей я проведу не хуже его.

- Это невозможно, - так же тихо отвечает Батя. - Главный инженер пошел на строительство лодки, управляемой человеком, только при условии, что первое глубинное испытание он проведет сам. Вам должно быть это известно.

- Да. Мне это известно, - говорит инженер твердым и решительным голосом. - Но, вы меня простите, ведь можно же сделать так, что главный инженер и знать не будет, когда я отправлюсь под землю.

- Что-о-о?.. - медленно произнес Батя.


- Очень просто. Испытание назначено на вторник, на десять часов утра, а я стартую ночью перед вторником.

- Подождите, подождите... - задумчиво проговорил Батя, как бы собираясь с мыслями - То, что вы предлагаете... Нет, это невозможно. Попробуйте сами поговорить по этому поводу с товарищем Геворкяном.

- Бесполезно. И вы и я слишком хорошо знаем Арама Григорьевича, - ответил инженер, поднимаясь со своего места. - У меня была надежда только на вашу помощь.

В этот день к Бате приходило с подобными предложениями еще несколько человек.

Почти все они начинали разговор издалека, но Батя сразу догадывался, в чем дело.

- В лодке собираетесь ехать? - спрашивал он очередного посетителя.

- Откуда вы знаете? - удивлялся тот.

- Да по вас видно. Не выйдет! Всего доброго, товарищ!

* * *

Последние приготовления подходили к концу.

На испытательной площадке возле подземной лодки, упиравшейся своим носом в землю, хлопотали люди.

Богдыханов, ответственный за снаряжение лодки, проверял каждую мелочь, то и дело залезая в открытый овальный люк.

Особенно тщательно занимался он проверкой аккумуляторов, в которых хранился запас электроэнергии, необходимый для длительного пути. Это были новые,

совсем недавно разработанные советскими учеными необыкновенные аккумуляторы, в которых, несмотря на их маленький объем, записалось огромное количество энергии. Во всех случаях, где их применяли, они показали себя с самой лучшей стороны. Но под землю они спускались впервые.

Подходил срок старта. Впервые в истории техники живой человек в специальной машине отправится под землю на глубину многих километров.

Завтра, рано утром, на площадку соберутся все сотрудники института, чтобы проводить своего научного руководителя в трудный путь.

* * *

День накануне испытания три друга провели на испытательной площадке. Каждый был занят своим делом. Но когда студенты вернулись домой, их поведение стало не совсем обычным. Молодых инженеров обуял внезапный прилив нежности друг к другу.

- Эх ты, Гога, Гога! - говорил Корелин, почти обнимая Шереметьева. - Что-то ты сегодня невеселый. Ты понимаешь, вот смотрю и на тебя, и почему-то мне вспоминается, как мы впервые познакомились с тобой на первом курсе. Хорошее было время!..

- Ты тоже немного грустный, - говорил Богдыханов, обращаясь к Корелину. - Эх, товарищи, много хорошего нам пришлось пережить вместе! Жалко будет, если...

Что именно "если", Богдыханов не договорил. Да его и никто не спрашивал. Каждый был погружен в какие-то свои неотвязчивые мысли.

- Вы меня простите, товарищи, - наконец заявил Корелин. - Мне нужно отлучиться на часок. Вы не дожидайтесь меня и ложитесь спать.

Корелин ласково посмотрел на своих друзей и вышел из комнаты.

Богдыханов, проводив его каким-то печальным взглядом, уселся за стол и принялся писать письмо, изредка поглядывая на Шереметьева, молчаливо сидевшего на диване. В это время Корелин уже шагал в темноте по направлению к испытательной площадке.

В проходной будке он встретил дежурного, Панферыча. Корелин объяснил ему, что забыл проверить в лодке какую-то мелочь и не желает откладывать этого дела до утра. При этом он тут же попросил у Панферыча листик бумаги и конверт.

"Дорогие товарищи! - писал Корелин, сидя в проходной будке, - Я решился на этот шаг, чтобы избавить Арама Григорьевича от риска. Прошу не считать мой поступок за высокий и героический. Он продиктован мне только моей совестью. Ваш Александр Корелин".

Затем Корелин запечатал конверт и попросил Панферыча передать его рано утром, когда кончится дежурство, в канцелярию института. При этом он неожиданно обнял Панферыча и поцеловал его в щеку.

- Что это с тобой? - удивился Панферыч.

Но Корелин ничего не ответил и скрылся за дверью. Через несколько минут в проходной показался Богдыханов. Щурясь от яркого светя лампы, он принялся перечитывать письмо, написанное им дома.

"Товарищи! Зачем главному инженеру рисковать жизнью? Это было бы неправильно! Надеюсь провести испытание хорошо. До скорого свидания! Богдыханов".

- Забыл посмотреть одну вещь, - объяснил он Панферычу, передавая конверт, - Отдашь в канцелярию после дежурства.

- Волнуются ребята. Ясно. На них тоже ответственность лежит не маленькая, - решил Панферыч, вспомнив о предстоящем испытании.

Однако когда в проходной появился Шереметьев и тоже стал предлагать ему для передачи письмо, то в голове Панферыча зародилось смутное подозрение.


"С одной стороны, студенты строили и собирали лодку...- думал Панферыч. - Допуск у них имеется на площадку для любого времени. Препятствовать их входу не имею права... А вдруг они собираются сами уехать вместо главного инженера? - молнией мелькнула догадка. - Дай-ка, на всякий случай, проверю", решил он через некоторое время.

Панферыч окликнул еще одного вахтера и направился с ним на испытательную площадку.

Но было уже поздно.

Когда они подошли к месту, где стояла лодка, на ее месте был лишь яркий пучок света, который становился все меньше и меньше. Наконец он совсем исчез в глубине. Подбегающих людей обдал вихрь пыли и комьев сырой глины, вырывавшихся из зиявшего в земле отверстия.

 


Следующая глава


<!--&&&TEXTname{Источник текста, который сканился}:--><!----> "ВОКРУГ СВЕТА", 1947 год, № 8-11.

OCR - Dmitry Bezrukov <!--&&&TEXTaddr{OCRщик текста, ник}:--><!---->