В ПОИСКАХ НОВОГО ГЕРОЯ

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)
    Только один человек во всем Городе знал, что произошло. Он был немножко виновником, а больше участником таких удивительных событий, по сравнению с которыми появление каминов было ничтожным и случайным эпизодом.
    Этот человек — известный Писатель, дом которого стоит в центре Большого Города, недалеко от Высокой Башни со Звонкими часами. Он и рассказал нам всю эту историю.
 

РАССКАЗ ПИСАТЕЛЯ

    В тот вечер я сидел в своем кабинете у камина. Совершенно один, если не считать Рекса. В комнате — полумрак, в зубах — потухшая трубка, в голове — мысли. Поверьте, я даже забыл, что Новый год должен вот-вот родиться... Я думал. Мечтал. Контуры нового фантастического романа отчетливо рисовались моим воображением. Сюжет был вчерне готов. Я не знал пока одного: кто будет моим героем.
    Увы, я поздно родился! Мой взгляд бродил по книжным полкам кабинета, и я с досадой отмечал про себя: человек-амфибия — был, летающий — был, творящий чудеса — был... Всё было!
    Звонкие часы Высокой Башни, не нарушая хода моих мыслей, били уже много раз. Вдруг дверь кабинета открылась. Я отчетливо слышал скрип открываемой двери. Кто посмел из домашних войти ко мне в такие часы?!.
    Оглянулся... Дверь распахнута... Никого нет...
    И вдруг мне стало холодно! Нет, не от страха. Я понял: между мной и камином кто-то стоит, загораживая тепло. Волосы на моей голове зашевелились. Я совершенно ясно ощущал присутствие человека! Проснулся Рекс, насторожил уши, поводил носом и жалобно взвизгнул. А потом, словно побитый, отполз в угол, волоча за собой хвост. И в этот момент... Поймите: я — фантаст. За свою жизнь я описал много страшных и таинственных историй. Но я никогда не переживал их сам!.. Я вдруг увидел, как одно из пустых кресел придвинулось ко мне. Само! И в воздухе вспыхнула сигара. И кто-то рядом со мной тяжело вздохнул...
    — Кто здесь? — шепотом спросил я, холодея от ужаса.
    — Не волнуйтесь, — ответила пустота, — я всего лишь Невидимка.
    О боже! Трясущимися пальцами я пытался зажечь трубку, но спички ломались, крошились.
    — Прошу, — сказал Невидимка, и крохотное пламя запрыгало в воздухе.
    — Благодарю вас, — выдавил я. — Очень любезно... с вашей стороны. Но... откуда вы пришли?
    — Из человеческой мечты. Из вашей мечты.
    ...Видимо, в наш век люди научились ничему не удивляться и привыкать к любым чудесам так же быстро, как привыкли к телефону, беспроволочному телеграфу и стиральной машине. Предавшись размышлениям на эту тему, я слегка успокоился. Затем пустил клубы табачного дыма, положил ногу на ногу и, помолчав еще минут пять, сказал:
    — Собственно говоря, что привело вас ко мне?
    — Желание помочь, — ответил Невидимка. — Помочь вам найти героя вашего нового произведения.
    Ответ показался мне забавным. Я улыбнулся и иронически посмотрел в середину пустого кресла. И подумал: «Любопытно, как это он будет искать нового героя?»
    — Я не один, — словно поймав мои мысли, сказал Невидимка. — Сейчас сюда явятся мои друзья по старым романам.
    И что вы думаете? Явились!
    Мой рабочий кабинет напоминал теперь один из залов городского Клуба «Четырех ракет», в котором часто проводятся дискуссии на тему о полете на Луну. Здесь был и маленький рыжий клерк из романа Уэллса, способный творить чудеса, и красавец Ихтиандр, герой известного произведения Беляева «Человек-амфибия», и высокий стройный юноша по имени Ариэль, умеющий летать по воздуху так же естественно, как мы умеем ходить по земле, и даже барон Мюнхгаузен, рассказы которого могут перещеголять самую смелую фантастику самого необузданного мечтателя.
    «Бом-брим-бом-соммм!» — пробили часы Высокой Башни, напомнив присутствующим, что до двенадцати остались считанные часы.
    И тогда Мюнхгаузен, уже успевший надоесть нам своими историями, предложил не терять зря времени и немедленно пуститься на поиски нового героя.
    — В такой день?!. — воскликнул я в полном отчаянии. — В снег, холод, непогоду?!
    — Хоть я и невидим, — поддержал меня Невидимка, — но я, простите, в таком виде... Я просто боюсь расстаться с камином!
    И тут вперед вышел маленький рыжий клерк, творящий чудеса. Он на мгновение задумался. Он концентрировал в голове мысли и напрягал волю. Жилы на шее вздулись, нижняя челюсть подалась далеко вперед. Сигара, сгоревшая до конца, уже жгла ему пальцы. Стояла напряженная тишина. Минуту, всего минуту мы не дышали...
    — Взгляните! — закричал вдруг клерк и. обессилев, свалился в кресло.
    Мы кинулись к окну. На улицах дымили печки. На длинный нос Мюнхгаузена упала капля плачущей сосульки. Он первым пришел в себя и лихо подкрутил ус.
    — Друзья мои! — начал Мюнхгаузен торжественным голосом. — Совсем недавно со мной произошла история, которая может...
    К счастью, его перебил Невидимка.
    — Вперед! — воскликнул он. — За новым героем! К новым приключениям!
    Мы вышли из дому. Добрая половина жителей оказалась на улице. Мне было как-то неловко в таком окружении попадаться на глаза знакомым. Представляете, сколько вопросов они бы задавали мне потом? Но жители Города смотрели, к счастью, в небо. Они были так увлечены своим занятием, что совершенно не обращали на нас внимания. «Ага, — понял я, — наверное, запустили очередной спутник Земли!»
    Так и есть! В руках детей и взрослых — бинокли, длинные очереди к телескопам, установленным прямо на улицах, киоски бойко торгуют свежими газетами, а по радио звучит взволнованный голос диктора, прерываемый иногда таинственными сигналами.
    — Это спутник, — сказал я друзьям как можно более небрежным тоном, ощущая в душе гордость за человека.
    — Спутник? — встрепенулся Ариэль. — А что это такое?
    Я стал популярно объяснять. Человек, творящий чудеса, поднялся на цыпочки, чтобы лучше меня слышать. Ихтиандр широко раскрыл глаза. Дыхание Невидимки стало прерывистым. А Мюнхгаузен, бродивший где-то в стороне в поисках небольших приключений, подошел ближе и стал прислушиваться. Я назвал спутник ласковым именем «маленькая Луна» и сказал, что он летает вокруг Земли на огромной высоте что сделан он из алюминия и что скорость его — восемь километров в секунду. При этих словах Мюнхгаузен разразился громким хохотом:
    — Что вы рассказываете нам о чудесах в решете? Даже я не рискнул бы на такое, простите, преувеличение. Однажды мне пришлось побывать на Луне...
    — Не верите? — обозлился я. — Тогда поднимитесь и спутнику и убеждайтесь сами!
    Мои слова произвели на присутствующих впечатление грома средь ясного дня. Они задумались. Ихтиандр безнадежно махнул руками, на конце которых были ласты, и грустно сказал, что небо не его стихия. Невидимка заметил, что у него пока что есть одна возможность попасть поближе к спутнику: во сне. Человек, творящий чудеса наотрез отказался применить свою силу воли.
    — Я могу, — сказал он, — творить земные чудеса. Но с космосом дел не имею. Хватит с меня того, что однажды я попытался остановить вращение Земли. Вы помните, что из этого получилось?
    Пылкий Ариэль сначала предложил было свои услуги, но потом, подумав, отказался. Действительно, на такой громадной высоте совершенно нет воздуха, — юноша может задохнуться! И лишь один Мюнхгаузен не терял надежд добраться до спутника. На всякий случай он попрощался с нами, взял себя за волосы и, рассказывая на ходу историю о том, как однажды он таким же способом вытащил себя из болота, стал поднимать свою персону в воздух. Мы с напряжением следили за его полетом. Прошло несколько минут, и Мюнхгаузен, успевший поднять себя только до крыши Высокой Башни города, вернулся на землю. У него был усталый вид.
    — Годы не те, — сказал он с виноватой улыбкой. — Одышка мучает. А на какой, вы сказали, высоте этот ваш спутник? Девятьсот километров?!
    — Эх, жаль, что нет «хрустального яйца», в которое можно видеть за тридевять земель! — вздохнул Ихтиандр.
    Мне в голову пришла великолепная идея.
    — Хрустальное яйцо? — воскликнул я. — Есть!
    И мы стали в очередь к телескопу.
    Через десять минут, разглядывая маленький спутник, Мюнхгаузен говорил:
    — Все ясно: это дело рук артиллеристов. Они взяли ядро, выстрелили из пушки, и вот теперь... Вы помните, как я летал на ядре? Я, старый артиллерист, утверждаю...
    — При чем тут пушка? — вмешался я. — И при чем тут ядро? Ваше ядро было, не в пример вам, совершенно бессловесным, а спутник посылает на Землю сигналы. Он начинен приборами, и забросила его в небо совсем не пушка, а баллистическая ракета.
    Мюнхгаузен впервые в жизни промолчал в ответ, так как не нашел в своей биографии ни одного примера, связанного с баллистической ракетой. Но спустя мгновение он вдруг закричал на всю площадь:
    — Ба, кого я вижу!..
    Действительно, среди нас появился еще один герой старого романа Уэллса, но мы увлеченные спутником, просто не замечали его раньше. Это был человек, путешествующий во времени.
    — Вы сейчас из прошлого или из будущего? — поинтересовался Невидимка.
    — Друзья, — последовал ответ, и по торжественному тону мы поняли, что будет сказано что-то значительное. — Друзья, у меня нет слов рассказывать вам о том, что я сегодня видел... Я был там!
    Он показал рукой в небо. Мы проследили за его жестом и увидели маленькую звездочку спутника, бегущую в этот момент над нашими головами.
    — Свою Машину времени я направил всего лишь на пятьдесят лет вперед, — сказал путешествующий во времени. — И что же? Уже по дороге я видел массу искусственных спутников. Одни из них были с пассажирами — собачками. Другие, имеющие колоссальные размеры, населены живыми людьми. На эти спутники совершали посадки огромные космические ракеты, летающие к Марсу и Венере. Третьи спутники имели так много зеркал, что даже ночью, отражая солнечные лучи, заливали земные города потоком света!..
    — Я помню фонарики, — перебил Мюнхгаузен, — с которыми мне пришлось столкнуться...
    — Ax, Оставьте в покое ваши детские забавы! — прервал его человек, путешествующий во времени. — Ведь то, что я видел, действительно чудо из чудес! Простите, это, наверное, ваша работа?
    И мы вслед за путешествующим во времени взглянули на человека, творящего чудеса. Он молчал. Он даже как-то неестественно сжался в комочек, а потом, выпятив вперед нижнюю челюсть, невесело сказал:
    — Не шутите надо мной, друзья. Какой я творец чудес, если вот это чудо создано не мною?
    — А кем же?! — воскликнули чуть ли не хором все присутствующие.
    И я понял, что наступила пора произнести речь. Я начал со вступления. Я сказал:
    — Дорогие друзья! Приглашаю всех вас ко мне домой. Давайте сядем за стол, немного подкрепимся, и тогда я попытаюсь ответить на ваш вопрос.
    — А как же поиски нового героя? — наивно спросил Ариэль. Наверное, мой взгляд, обращенный на него, был столь выразительным, что ни сам Ариэль, ни все остальные не посмели возразить против моего предложения.
    Мы вернулись домой. И когда Звонкие часы башни пробили без четверти двенадцать, я поднял бокал и предложил такой тост:
    — Вам кажется, мои почтенные гости, что мы с вами напрасно потратили время, так и не найдя нового героя? Вы ошибаетесь! Новый герой фантастического произведения найден! Это простой человек, реальный сегодняшний человек, способный сотворить чудо, которое, простите, даже вы не в силах сделать. За человека, за истинного героя сегодняшней фантастики, я предлагаю вам поднять бокалы!
    Звон наших бокалов, дружно ударившихся, слился с боем часов Высокой Башни...
 

*   *   *

    Нам кажется, что Писатель, рассказывавший эту историю, кое-где не удержался от преувеличения. Так, например, вызывает сомнение то обстоятельство, что человек, путешествующий во времени, появился в компании героев старых романов без своей испытанной Машины времени, а только о ней рассказывает. Спрашивается, как же тогда он смог появиться?
    Во всем остальном история кажется нам правдоподобной.

Юный техник, 1957, № 12, С. 70 - 74.