Валентин Иванов

Иванов Валентин Дмитриевич (1902-1975)

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЗАВТРА

Голосов пока нет

 Не приходилось ли вам видеть, как летним вечером из ворот строящегося здания выходит группа рабочих? Загорелые лица, спецовки... Вот они дружно, точно по команде, останавливаются, задирают головы.

-Поднимается! - слышен удовлетворенный голос.

Может быть, вам приходилось улавливать совсем особую ноту в голосе человека. Когда рассказчик начинал словами: “В таком-то году мы строили...” - и следует гордое перечисление строек - от Волховстроя по всей географии пятилеток.

Переживали ли вы тревоги бессонных ночей при непрерывной укладке бетона в лютые морозы, когда на вас уповала Родина?

Знаете ли вы, что строитель должен иметь жилку героизма?

Я не буду вас спрашивать. Я буду рассказывать. Дайте руку - я поведу вас в будущее. Да, да, не удивляйтесь! Мы, строители, знаем туда дорогу!

Разверните вкладку, товарищи читатели, и вы будете участниками нашего путешествия в завтра.

С той высоты, где мы с вами находимся, вы будете смотреть, а я расскажу вам о некоторых наших делах. После победы, вскоре после окончания Великой Отечественной войны, решено было построить несколько очень больших зданий, высотой до 32 этажей. Видите, в городе, здесь и там, высоко над крышами поднимаются стотридцатиметровые, исполинские дома. Еще выше, на берегу Москвы-реки, над всем городом, стоит Ленин. Это Дворец Советов.

А теперь приглядитесь к улицам. Потоки машин по Садовому кольцу и по главным магистралям движутся без остановок на перекрестках, беспрерывно. Понимаете - беспрерывно! На пересечениях улиц они проходят друг над другом по тоннеля и мостам.

В КАРСТОВЫХ ПЕЩЕРАХ

Ваша оценка: Нет Средняя: 1 (1 голос)

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ НЕТ СЛУЧАЙНОСТИ

1

  Километров через двадцать – тридцать от впадения Дёмы вниз по течению Белой правый берег поднимается почти отвесной стеной на большую высоту. С реки виден открывающийся после спада половодья плоский бережок с пешеходной тропинкой. Сверху же нависает круча. В ней речной срез обнажил слой глины, темного плотного песка, суглинка и массивные отложения грязно-белого известняка.
  Кое-где на обрыве зацепились маленькие храбрые кустики. Но нет доступа туда ни человеку, ни зверю. И в полнейшей безопасности здесь обильно гнездятся серо-черные поколения галок и стрижей.

Энергия подвластна нам. Окончание

Голосов пока нет

 БЕЛОЕ И ЧЕРНОЕ 

1.

СЛИШКОМ длительна, слишком продуктивна была связь между Макниллами и Форрингтоном для того, чтобы фирма могла расстаться с одной из своих главнейших научных опор.

Привычны были и учащавшиеся у сэра Артура вспышки дурного настроения, недовольства: “Чудачество возрастает с возрастом, а старость капризна”. Поэтому доходившие до Томаса Макнилла сведения о “выходках” Форрингтона, содержащих недовольство, принимались им по-деловому: “Нужно больше занять его. Там много разговаривают. В раздражении сэр Артур говорит вздор о вещах, в которых ничего не понимает...”

Однако острые внутренние противоречия на самом деле раздирали комиссию ученых двух стран, работающую по поручению правительства двух империй над величайшей проблемой XX века.

Энергия подвластна нам. Начало

Голосов пока нет

 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ — ТЕНЬ НАД ОЗЕРОМ

 
СОКОЛИНАЯ ГОРА
 
1.

ГРОМАДНАЯ короткохвостая кошка с кисточками на острых треугольных ушах неслышно вышла из густой чаши молодых елок. Мягкие подушечки крепких гибких лап бесшумно пронесли длинное тело до чуть заметной тропы среди вековых сосен и пихт. Она остановилась, долго слушала, поворачивая круглую голову, долго дышала пряным запахом горного летнего леса. Что-то рассказывали тонкому слуху лесного хищника звуки, идущие издалека. Что-то говорил и чуть заметный ветерок.

Об авторе (из "Энц.Фант.")

Ваша оценка: Нет Средняя: 1 (1 голос)

 Рус. сов. прозаик, более известный произв. историч. лит-ры. Род. в Самарканде (ныне - Узбекистан), высшего образования не получил, участник Гражданской войны. Печататься начал с 1947 г. Чл. СП.
Завоевавший известность своими по сути псевдоисторич. романами о Др.Руси, И. до того успел оставить след и в ранней послевоен. сов. НФ, став одним из самых агрессивных апологетов фантастики "ближнего прицела"; его НФ произв. построены на созвучном времени сюжете - борьба с "происками империалистов", пестрят "фантаст." примерами науч. невежества, выдаваемого за передний край науки (см. Изобретения и открытия, Научность НФ, Политика). Наиб. известны романы И. - "Энергия подвластна нам" (фрагм.1949-50; 1951), где впервые в послевоен. НФ описано мирное применение ядерной энергии, и "По следу" (1952).
А.Л.

Ленты новостей