ОСКОЛОК СОЛНЦА. Начало

Голосов пока нет

 

Глава 1
ПОСТОРОННИЙ РАЗГОВОР

В это лето ни один межпланетный корабль не покидал Землю. По железным дорогам страны ходили обыкновенные поезда, без атомных котлов. Арктика оставалась холодной. Человек еще не научился управлять погодой и жить до трехсот лет. Марсиане не прилетали. Запись экскурсантов на Луну еще не объявлялась.

Ничего этого не было просто потому, что наш рассказ относится к событиям сегодняшнего дня, который дорог нам не меньше завтрашнего. И пусть читатели простят автора, что он не захотел оторваться от нашего времени и, от нашей планеты. Правда, он рассказывает о технике пока еще не созданной, - но разве дело в технике? Впрочем, перейдем к рассказу.

 

 

Под потолком вздрагивала и гудела серебряная птица, силилась оторваться от проволоки. По столу шагал экскаватор, вдоль стены бегал электровоз. Шумела вода в шлюзах, на плотине вспыхивали фонари. Рядом лента транспортера тащила кирпичи на четвертый этаж строящегося дома. Кирпичи были похожи на ириски, а весь дом размещался на столе. Сейчас над ним склонились две головы: темная, курчавая и светлая, коротко стриженная.

Не в первый раз Вадим Багрецов и Тимофей Бабкин приходят сюда, на выставку трудовых резервов. Перед отъездом в длительную командировку им хотелось еще раз взглянуть на модель, в которой заложена хоть маленькая, но все же частичка их труда. Радиотехники из института метеорологии выступали на выставке в роли научных консультантов.

- Консультанты? Придумаешь тоже! - рассердился Бабкин, когда Багрецов сказал об этом. - Вон тот, наверное, консультант настоящий.

Он взглядом указал на человека, склонившегося над стендом. Кроме блестящего затылка, обрамленного черным полукольцом волос, Вадим ничего не увидел. Но вот человек повернулся, и на помятом, надменном его лице можно было прочитать скуку и недовольство.

- Обыкновенный завистник, - тихонько сказал Багрецов.

Бабкин недоуменно посмотрел на него.

- Кому завидовать? Ребятам?

- А ему все равно. По-моему, он ненавидит людей, которые что-то умеют.

- Физиономист! Может, у человека зубы болят.

- Довольно, Тимка. Он меня вовсе не интересует. Пойдем посмотрим нашу игрушку в работе.

Ребята из ремесленного училища задумали построить модель радиотрактора. Инициатор этого дела жил в одной квартире с Тимофеем Бабкиным и попросил его, как опытного специалиста, помочь юным техникам в проектировании. Ну, а где Бабкин, там и Багрецов. Они неразлучны на работе, вместе бывают в командировках в разных концах страны, да и вообще друзья, хотя и спорят часто. Абсолютное несходство характеров.

Модель работала отлично. По огромному столу, обитому серым сукном, шел трактор с антенной и тащил за собой плуг. На краю стола - передатчик с рефлектором. Он излучал радиоэнергию, которая принималась антенной на тракторе, преобразовывалась в приемнике и заставляла работать электромотор. Демонстрировалась передача энергии на расстояние без проводов. Управлялся трактор вспомогательным радиопередатчиком с номеронабирателем.

У трактора зажигались фары, он мог идти по кругу, поворачиваться вправо и влево; у плуга приподнимались лемехи, и все это делалось с помощью диска номеронабирателя, похожего на телефонный.

Вадим с нескрываемым восторгом любовался моделью, а Бабкин, поглаживая ежик волос, с подчеркнутым равнодушием посмотрел на часы. Димка увлекся настолько, что позабыл о встрече с Лидой Михайличенко, а она должна быть здесь с минуты на минуту. Наверное, интересно посмотреть на друга своего детства, тем более что Лида ему нравилась. Впрочем, как и многие. Легкомыслие.

Неправда. Помнит Вадим, все помнит. Два года Лида ничего не писала. Работала где-то в Орле, училась заочно в Московском технологическом институте, занималась редкими металлами. Багрецов и Тимофей были в очередной командировке, а в это время Лида приехала в Москву сдавать государственные экзамены. Сдала отлично, предложили поступить в аспирантуру. Тему, которую она выбрала для диссертации, признали очень интересной. Как потом узнал Багрецов, дело касалось новой методики измерений.

По возвращении из командировки Вадим разговаривал с Лидой только по телефону, никак не удавалось встретиться. Ну ничего, впереди целый месяц совместной работы. Лида едет туда же, куда и техники. Задания у них разные: Михайличенко будет проверять свой метод измерений на практике, а Вадим и Тимофей - устанавливать радиометеоприборы на испытательной станции спецлаборатории № 4. Об этой лаборатории наши друзья знали только одно: что находится она в Узбекистане и ею руководит инженер Курбатов.

Вадим ждал Лиду со смешанным чувством любопытства и сладкого волнения. Была она старше его года на три, худенькая, казалась подростком. Как сейчас она выглядит? Ему всегда нравилось ее тонкое личико, пышные темные волосы, подчеркивавшие белизну ее кожи. Интересно - что с ней будет после среднеазиатского солнца? В последний раз, когда Вадим прощался с Лидой, - а было это очень давно, - он заметил грусть на ее лице, не придал этому значения, но потом частенько задумывался. Впрочем, думы его были легкими - розовое облачко приятных воспоминаний. Ничего серьезного.

Сегодня Лида хотела договориться с техниками о дне выезда. Если она успеет оформить документы, то поедут вместе. Бабкин обещал взять билеты.

Тимофей досадливо озирался. Он не любил бесцельного ожидания. Только Димке могла прийти в голову шальная мысль - назначить свидание на выставке. Вот почему Бабкин недружелюбно смотрел на солидную девушку в туго обтянутом зеленом платье. Она стояла у входа в зал. Из-под белой шапочки выбивались темные завитки, они вздрагивали при каждом повороте головы. Девушка кого-то искала. "Определенно это Лида", - решил Тимофей и не ошибся.

Димка метнулся к ней через весь зал и вдруг смущенно остановился.

- Не узнали? - спросила она, протягивая руку. - Честное слово, это я.

В голосе ее слышались странные нотки, словно она оправдывалась перед Вадимом.

Вадим чувствовал себя неловко, скованно. Теперь ее нужно называть - Лидия Николаевна, а когда-то дразнил ее, пускал по спине майских жуков. Ползет, ползет до плеча и над самым ухом - фрр... Лида вскрикивала, а Вадим хохотал. Забавно.

- Жуков помните, Лидия Николаевна?

Лида удивленно подняла брови.

Выручил Тимофей: он поздоровался и тут же спросил, когда она выезжает.

- Никогда, - Лида обиженно заморгала. - Курбатов прислал телеграмму, что не может меня принять. Аспиранты ему не нужны.

Вадим загорячился и, ежеминутно поправляя пестрый галстук, оглядываясь по сторонам, вполголоса стал доказывать, что здесь произошла какая-то ошибка. Ведь, по словам Лиды, Курбатов хотел испытать новую методику измерений. Значит, нужна помощь автора, и, насколько Вадим понимает в этом деле, Лидино присутствие там необходимо.

Он говорил с жаром, но малоубедительно. Лида, обмахиваясь платочком, простодушно соглашалась, а Тимофей скептически посматривал на друга, которого знал лучше, чем себя, и думал, что начальству виднее и зря Димка вмешивается в чужие дела.

- Почему вы не пошли к директору? - спросил Вадим.

Лида смущенно пожала плечами.

- Неудобно. Он академик - а я кто?

- Как кто? Ученый. Новатор.

- Вы, Димочка, смешной, - с грустной улыбкой сказала Лида. - Ученый! Лет через пять, может быть. Оставим этот разговор, и показывайте выставку.

Пропустив вперед Вадима и Лидию Николаевну, Бабкин пошел за ними. Оба высокие, прямо залюбуешься. Димка в еще необмятом светло-сером костюме с острой складкой брюк, платочек уголком торчит из кармана. Франт. Но сам Тимофей ни в жизнь бы так не оделся - несолидно. То ли дело приличная гимнастерка и аккуратные блестящие сапоги. Никогда Бабкин не изменит такому скромному костюму. Галстуки ему не идут, что и жена подтвердила.

Обращаясь с вопросами к Бабкину, Лидия Николаевна поворачивалась и слегка нагибалась. Даже при ее полноте это было изящно, но Тимофею не нравилось - казалось, будто она специально подчеркивает его невысокий рост и вообще свое превосходство. Она уже аспирантка. А Бабкин кто? Всего лишь техник и студент заочного отделения радиоинститута...

Багрецов привычно рассказывал о моделях, выставленных на стендах, приводил цифры, говорил, например, что электровоз собран из четырнадцати тысяч деталей. Наконец остановился возле аппаратов, демонстрирующих работу фотореле. Радужный диск мощного вентилятора пересекался тонким лучом света. Стоило лишь протянуть к нему руку, как вентилятор выключался и раздавался предупреждающий звонок. Примерно такие аппараты применяются в некоторых цехах. Фотореле выключает станок, если рука рабочего окажется в опасности.

Вадим забавлялся, совал руку чуть ли не в самые лопасти вентилятора, но никак ему не удавалось обмануть зоркий глаз фотоэлемента.

Эта забава не нравилась Бабкину: во-первых, мальчишество, а во-вторых, мало ли что может случиться. Иногда даже самая совершенная техника отказывает. Зачем испытывать судьбу?

Бабкин поторопился оттащить Димку подальше, они вместе с Лидой прошли в другой зал, где были выставлены художественные работы.

Вадим полюбопытствовал:

- Скажите, Лидочка, - он уже освоился и стал называть ее как прежде, - вы хотите проверить в четвертой лаборатории ту работу, которая была опубликована?

- Нет, зачем же! Я развиваю эту тему, но совершенно по-новому. Мне удалось найти способ определения взаимодействия разных слоев в курбатовских плитах. - Лида посмотрела на вытянутые лица друзей и рассмеялась. - Да что я вам рассказываю, ведь это сплошная химия! Радиотехника тут ни при чем.

Вадим поднял вопрошающие глаза.

- Но ваша химия в какой-то мере связана с электротехникой?

- Говорят, - пряча темную прядь под шапочку, уклончиво ответила Лида. - Вот поедете, узнаете у Курбатова.

Услышав эту фамилию, человек, которого Бабкин определил как консультанта, обернулся. Оказывается, он все время шел около них. Странно. Что ему нужно? Бабкин заметил, что в прищуренных глазах незнакомца мелькнул живой интерес.

Тем временем Вадим продолжал расспрашивать Лиду:

- А что вы слыхали про Курбатова? Интересный он человек или сухарь? Ученые разные бывают. От иного так холодом и веет. Стоишь рядом, хочешь спросить, посоветоваться и вдруг чувствуешь, как язык примерзает к нёбу. Кругом жара азиатская, а у тебя зуб на зуб не попадает.

Лида посмотрела на Вадима веселыми глазами.

- Боитесь? Конечно, приятного мало, если тобой руководит не человек, а ледышка. Но в институте говорят, что Курбатов не из тех. Простая, добрая душа. Работать с ним интересно. - Она сморщила нос и вздохнула: - Жалко, что мне не придется.

- Не отчаивайтесь, Лидочка. Мы с Тимкой постараемся убедить его. Пошлет вам вызов, вот увидите. Ведь вы же технолог?

- А Курбатов - создатель этой технологии. Сам разберется. - Лида задумчиво потерла лоб. - Правда, я вывела кое-какую формулу. Быстро определяется процентное отношение... Ну что ж, осенью узнает, когда будет опубликована моя статья.

Весь этот разговор был неприятен Бабкину, причем он сам не понимал почему. "Что тут особенного? - успокаивал себя Тимофей. - Разговор как разговор. Секретная тема? Ничего похожего. Лидия Николаевна пишет об этом статьи. Но, может быть, Курбатов занимается секретной темой? Тоже нет. Иначе нас предупредили бы. Совсем другая ответственность".

Единственно, что смущало Бабкина - это поведение уже примелькавшегося ему любопытного посетителя. Он так подробно изучал мозаичный столик, что за время беседы Димки и Лидии Николаевны успел бы пересчитать все кусочки древесных пород, из которых была составлена узорчатая крышка. Бабкин заметил, что незнакомец с напряжением прислушивается к каждому Димкиному слову, к каждому замечанию Лидии Николаевны. Надо полагать, что не впервые он слышит о статьях, публикуемых в научных журналах. Может быть, тема заинтересовала? Но Лидия Николаевна ее не называла и не рассказывала ничего существенного, что бы могло привлечь внимание специалиста. А если он и в самом деле специалист, то, вероятно, знает не меньше аспирантки. Правда, Димка утверждает, что она талантлива, "как бес", но ведь опыта нет. Поработала бы в лаборатории годика три, как он, Бабкин, или тот же Димка, тогда бы и разговор другой.

Выйдя на улицу, Димка долго не отпускал Лиду, а когда она ушла, то, по своему обыкновению, начал восторгаться ее достоинствами.

Бабкин сурово перебил его:

- Болтлива не в меру.

Вадим от неожиданности замедлил шаг.

- Постой, о ком ты говоришь? - удивился он, зная, что из Лиды приходилось с трудом вытягивать слова. Даже сегодня, когда они так долго не виделись, она больше слушала, чем рассказывала о себе, хотя Вадима это всегда интересовало.

- Ну, знаешь ли, - развел он руками, - на сей раз тебя подвела наблюдательность.

- Это ты ничего не видишь. Закрыл глаза, как соловей, и заливаешься. - Тимофей оглянулся и, убедившись, что поблизости никого не было, добавил: - Один тип все время прислушивался к вашим секретам.

Багрецов сморщился, как бы оказавшись в полосе яркого света.

- Ерунду говоришь. Какие там секреты!

- Не знаю. Во всяком случае, можно бы обойтись без фамилий. Ты сдуру спросил насчет связи химии с электротехникой, а она отослала тебя к Курбатову, да еще прибавила, что он создатель какой-то технологии. Адреса только недоставало.

Обмахиваясь шляпой, Вадим заметил небрежно:

- Кому нужно, узнает в институте.

- Вот именно - кому нужно. - Бабкин резко сдвинул кепку на глаза и отвернулся.

Багрецов пожал плечами. Обычная Тимкина мнительность. Конечно, надо быть осторожным, но нельзя же поминутно оглядываться, если нет к этому достаточных оснований.

За последнее время Тимофей стал ужасно нудным. Слова громко не скажи, не смейся, не маши руками. Люди, мол, оборачиваются. Ну и пусть. У человека хорошее настроение, на него и глядеть радостно.

На тротуарах сверкали лужицы, слепили глаза, как осколки солнца. Осколки? Попробуй, скажи Тимофею, что хорошо бы отколупнуть такой кусочек от солнышка, достать хоть бы маленький его осколочек, чтобы узнать, чем оно живет и дышит! Какими глазами посмотрел бы на тебя Тимофей?

Но фантазия уже заработала. В самом деле, вдруг бы на Земле оказался солнечный осколок? Нет, не с поверхности Солнца, а из ядра - плотное, загадочное вещество, в котором происходят сложные, пока еще неизвестные человеку атомные реакции. К такому осколку не подойдешь. А нельзя ли человеческими руками сделать кусок солнца? Все составные его части на Земле есть, температуру в миллионы градусов люди тоже могут получить - скажем, при атомном взрыве. За чем же дело стало?

- Пустая затея, - категорически отрубил Бабкин, когда Вадим начал выкладывать ему идею маленького солнца. - От настоящего хлопот не оберешься. До сих пор приручить не можем.

Багрецов подавил вздох. Так вот всегда. Чуть повыше взлетишь, а он тебя вниз за штаны тянет. И как только такие люди на свете живут?

Глава 2
ОЗЕРО В ПУСТЫНЕ

Командировку в Среднюю Азию Бабкин воспринимал спокойно - дело привычное, а Вадим места себе не находил, нервничал и ждал чего-то необыкновенного.

Большой романтик, страстный любитель Маяковского - знал всего наизусть, - Вадим и сам грешил стихами, но, к счастью для себя и окружающих, понимал, насколько они несовершенны.

Когда ехали в автобусе на аэродром, шел дождь. Вадим по какой-то причине поссорился с Бабкиным и написал следующие вирши:

 

Дождь идет, бегут пузыри по лужам,
Дуется Бабкин, глядя на них,
Хоть понимает, что дуться не нужно
Ни на себя, ни на других.

 

Эти попытки передать стихами интересующие Димку события Бабкин воспринимал болезненно. Баловство, чудачество. У Тимофея другие заботы: жене его Стеше не нравилось, что он много летает. Но даже при всей любви к ней нельзя было отказаться от самого быстрого средства сообщения.

Чуть ли не каждую поездку с друзьями что-нибудь случалось. Да это и понятно - ездили они не на курорты, а в дикие, необжитые места. И теперь, отправляясь в пустынный край Узбекистана, Вадим не сомневался, что приключения неизбежны.

Бабкин подсмеивался:

- Ну как же без них? Помнишь прошлый год? Летал, плавал, мчался по горным дорогам. Ничего не случалось, а пешком пошел - попал под велосипед...

Приключения ждали друзей и на этот раз. Самолет, в котором летели Бабкин и Багрецов, задержался на промежуточном аэродроме - на трассе бушевала пыльная буря, - и техники попали в город лишь на другой день. Тимофей сразу же телеграфировал Стеше, что долетел благополучно, Вадим послал такую же телеграмму матери.

Но путешествие еще не закончилось. Испытательная станция Курбатова находилась в пустыне, где не было ни дорог, ни тропинок. По песку или такыру - окаменевшему глинистому грунту - можно было проехать на автомобиле-вездеходе. Такой автомобиль высылали вчера с испытательной станции. Но Бабкин с Багрецовым опоздали, и машина ушла обратно. Как быть? Техники пошли в геологическое управление, и тут их пристроили на почтовый самолет, обслуживающий изыскательские партии. Как раз сегодня он летел в лагерь экспедиции, расположенный километрах в семидесяти от испытательной станции Курчатова.

Багрецов поежился, будто ему за воротник песку насыпали.

- А там как же? Пешком?

В пустыне он был впервые. Барханы. Пески зыбучие. Фаланги. Скорпионы. Довольно подозрительная экзотика.

Летчик рассмеялся.

- Кто же вас пустит пешком? Пустыня не место для прогулок. У Курбатова идеальный аэродром, садиться одно удовольствие. Доставлю прямо на место, как говорится, в целости и сохранности.

Серо-желтые барханы дымились - ветер сдувал с них песок. Самолет часто подбрасывало. В эти минуты Вадим инстинктивно сжимал поручни, а Бабкин делал вид, что не замечает никакой болтанки. Старый воздушный волк.

Под крылом самолета проплывали застывшие песчаные волны, редкие заросли саксаула и гладкие, как асфальт, такыры. Иногда встречались шоры - солончаки, похожие на снежные острова в грязно-желтом море. Внизу плыли верблюды, будто старинные корабли, с изогнутыми лебедиными шеями.

Тени от барханов становились шире и чернее. Летчик недовольно поглядывал на часы. Надо приземлиться засветло. Сегодня у Курбатова его не ждут - почту доставили третьего дня.

Багрецов чувствовал, как к горлу подступает тошнота, но держался мужественно. Стиснув зубы, посмотрел вниз. Вдали виднелось озеро. Огромный блестящий квадрат золотисто-соломенного цвета, обсаженный деревьями. Озеро выглядело зеркалом в темно-зеленой раме. На одной его стороне белели три маленькие точки.

Самолет пошел на снижение. Точки постепенно росли, пока не превратились в дома под черепичными крышами. Место Вадиму понравилось. Зелень, озеро - что еще нужно! Настоящий оазис в пустыне.

- Покупаемся? - прокричал он на ухо Тимофею.

Но тот не ответил, подозрительно оглядывая местность. Он не видел никакого аэродрома. Больше того - посадка казалась невозможной. Кругом высокие барханы, котловины, и всюду песок, песок. Приземлившись, самолет неизбежно скапотирует - ведь колеса завязнут сразу же! А он явно шел на посадку. Все быстрее и быстрее бежали под крылом гребни барханов, промелькнули верблюжья тропа, чахлый кустарник...

Крутой поворот, падение на крыло. Похоже на то, что самолет спускается прямо на воду. Вадим невольно посмотрел на бегущую тень - не видно ли поплавков, хотя и знал, что их быть не могло.

Такой спокойной, яркой и блестящей воды Вадим никогда не встречал. Ветер гнал песок с барханов, раскачивал ветки, а на воде ни волны, ни ряби, полная тишина, как в уснувшем пруду. Он кажется золотым, точно высыпали на него сто мешков бронзовой пыли.

Самолет летит совсем низко, вот-вот коснется колесами воды, ударится крыльями, и мотор потянет на дно. Вадим пугается, вскакивает и, больно стукнувшись головой о прозрачный фонарь кабины, закрывает глаза.

Летчик не оборачивается. Бабкин предупреждающе протягивает руку, но в это мгновение чувствует толчок, и колеса скользят по твердой поверхности.

Потирая ушибленный затылок, Вадим смотрит под крыло и ничего не понимает. Внизу бежит золотая вода. Самолет умеряет свой бег, мелькают какие-то темные линии. Еще минута - и уже различаются шестиугольники, как на бетонной дорожке аэродрома.

- Выходите скорее, - торопит летчик, приподнимая колпак. - Мне еще полчаса лету. Не хочу в темноте садиться.

Растерянные Бабкин и Багрецов вылезают из кабины. Летчик торопливо подает им чемоданы.

- Не серчайте, ребятки, подруливать я уж не буду. - Он указывает на противоположный конец аэродрома, где виднеются три домика, - Туда шагайте... От винта! - командует он, и техники отходят в сторону.

Когда самолет взлетел, Вадим рассеянно присел на уголок чемодана, снял шляпу и стал рассматривать плиты аэродрома. Неизвестно, из чего они сделаны - из пластмассы или, пожалуй, из стекла, покрытого изнутри золотистой фольгой.

Бабкин тоже заинтересовался странным паркетом. В первую минуту ему показалось, что он нашел разгадку. Ясное дело - плиты работают как собиратели солнечного тепла. Внутри вода, она нагревается и идет по трубкам для разных бытовых нужд, например в баню. Потом, окинув взглядом весь аэродром, Тимофей усомнился. Здесь уложено несколько квадратных километров стекла или пластмассы. Неужели для бани? Конечно, солнечным теплом можно превращать воду в пар, а потом использовать его в паровой машине, но для этого нужно концентрировать лучи огромными зеркальными параболоидами...

"А что, если нагретая под плитами вода работает в каких-нибудь особых машинах?" Но и эту мысль отбросил Тимофей. Плиты должны быть черными, а не золотыми. Ведь надо собирать солнечные лучи, а не отражать их.

Он нетерпеливо опустился на колени и прежде всего определил, что шестиугольники сделаны из пластмассы. Стекло бы сразу потеряло свою прозрачность от царапин, ведь песчинки острые! А пластмасса легко полируется. В ней видны ячейки, похожие на золоченые соты. В каждой ячейке - черная точка, как личинка. Никогда Бабкин с этим не встречался, хотя не первый год работает в исследовательском институте.

Но посмотрели бы вы на Димку! Вот уж кто был действительно изумлен так изумлен! Ползая на коленках по зеркальным плитам, он сдувал с них тонкую песчаную пыль, гладил ладонями, прижимался щекой, используя чуть ли не все органы чувств, чтобы найти разгадку. Он хотел услышать журчание струй. Но плита молчала. Щека ощущала ее тепло, пальцы - гладкую поверхность, а нос ничего не чувствовал. Надо бы попробовать языком - возможно, плита соленая? Кроме того, необходимо еще поцарапать, чтобы узнать твердость материала.

Вадим вынул из кармана отвертку, но вдруг заметил случайную трещинку, тронул ее чуть-чуть и кусок откололся. Пришлось сунуть его в карман, чтобы потом рассмотреть на досуге. Рядком на зеркальном поле стоят чемоданы, в них уложены маленькие радиоприборы, придуманные и сделанные в институте метеорологии. Они могут передавать на расстояние температуру воздуха и почвы, влажность, давление и другие показатели, необходимые для прогноза погоды. Чаще всего эти аппараты используются в сельском хозяйстве. Техники уже испытывали их на колхозных полях - дело обыкновенное. А на зеркальном поле куда их пристроить? Зачем прислали сюда радистов, занимающихся погодой?

Темнота на юге наступает мгновенно. Золотые ячейки потускнели, стали красновато-медными. Багрецов огляделся. Солнце укатилось за острый выступ сразу потемневшего бархана.

- Пошли! - сказал Тимофей, потянувшись за чемоданом.

Вадим поднялся, стряхнул песок с колен и сразу же почувствовал ледяной холод. Лишь ногам было тепло, как на изразцовой лежанке. Перекинув через руку светлый плащ, он молча нахлобучил шляпу и взял второй чемодан.

- Погоди, - как бы вслух проверяя неожиданную мысль, сказал он. - Вдруг нас не там выкинули?

Бабкин не удостоил его ответом. Нелепое предположение. Но Димка не мог успокоиться. Что за летчик попался? Может, заблудился, перепутал аэродромы? Здесь и граница недалеко. Чем черт не шутит? Впереди тускло мерцали огоньки. До них дойдешь не скоро. Тимофей посоветовал свернуть в сторону - нет ли там тропинки? - ведь неудобно шагать по зеркалу в сапогах. Но Димка воспротивился. Не нравился ему темный кустарник вокруг поля. Колючий, наверное. Впрочем, дело не в этом. Димку смущала вполне возможная встреча с некоторыми представителями здешнего животного мира. Каковы их повадки? К примеру, что делает гюрза после захода солнца? За кем охотится? Стоит ли испытывать судьбу?

И вдруг потускнели огни. Всходила луна, малиново-красная, огромная, как гора. Вот она поднялась над деревьями, стала расти, пухнуть. Засветилась зеркальная гладь, будто море преградило дорогу. Вадим замедлил шаг. Прежде, чем ступить, нога инстинктивно повисает в воздухе. Кажется, что шагнешь - и прямо в воду. А вдруг здесь "с ручками", как подшучивал Тимофей, зная, что Димка не умеет плавать.

При луне все преобразилось. Зеркало как бы потрескалось, стали видны линии шестиугольников. Теперь уже Вадим представлял себе, что идет по льду. По золотому. Трещины всюду - вот-вот провалишься. Хочется ступать медленно, осторожно, пробуя лед.

Так и шагал Вадим. Бабкин не торопил его - осторожность никогда не помешает. Он был далек от Димкиных домыслов. Разве ему могло почудиться, будто под ногами вода или потрескивающий лед? Ерунда. Опасность может быть вполне реальной - попадешь в открытый люк или в канаву. Мало ли какой встретится сюрприз! Всякое бывало.

Поминутно оглядываясь, Тимофей шел впереди и часто останавливался, пока пугливый Димка с ним не поравняется.

Мать Багрецова, по специальности детский врач, объясняла его боязливость сильным нервным потрясением, оставшимся с детства. А в остальном он - самый "обыкновенный мальчик", пожалуй, только чересчур впечатлительный.

Бабкин многое прощал другу. И вспыльчивость, и эту самую "впечатлительность", и неорганизованность, и частую необдуманность поступков, подсказанных сердцем, а не умом. Все прощал, кроме трусости.

А у Димки она выражалась довольно странно. Боялся он лягушек, ужей, темноты; на кладбище ни за что не пошел бы ночью. Но все утверждали, что Димка смелый. Он всегда отстаивал свою правоту, мог прямо в глаза высказать человеку все, что о нем думает. Выступая на комсомольском собрании, уже заранее знал, сколько у него появится недоброжелателей. Мог в открытую сцепиться с любым - упрямый, задиристый.

Короче говоря, Димка не боялся людей, хоть и не раз получал тумаки от тех, кто посильнее. Секретарь комсомольского бюро Костя Пирожников - заносчивый малый с чиновничьими замашками (и откуда они взялись у юнца - уму непостижимо!) - страшно не любил Багрецова. Уж больно с ним много хлопот. Все идет как нужно - тихо, спокойно, и вдруг на очередном собрании взрывается фугаска Багрецова.

- Леность и застой творческой мысли! - потрясает он кулаками. - Молодежь не растет... В отделе за целый год ни одного рационализаторского предложения... Комсомольское бюро самоустранилось от главнейшей своей задачи - помощи производству. В лабораториях нет жизни! Тихая заводь. Болото!

Дело доходит до комитета, потом до райкома. "Всыпают" обоим: и секретарю Пирожникову за развал работы и Багрецову за "болото". Повежливее надо выбирать слова, старшие обижаются, а кроме того, незачем обобщать...

"Беда с ним, да и только", - оглядываясь на друга, думает Бабкин. Но тут же вспоминает, что многие любят Багрецова. Если бы не частые командировки, то его непременно выбрали бы в бюро. Димкина прямота многим нравилась. Лишь Пирожников называл его "индивидуалистом" и "задавакой". Чепуха явная. Димка общительный, по-детски восторженный. Он всюду ищет новых знакомых.

И в то же время не было у него настоящих друзей, кроме Бабкина. Слишком многое он вкладывал в понятие "друг". Ведь тысяча друзей - значит ни одного! Этого же принципа придерживался и Бабкин, но лишь потому, что считал себя человеком малоинтересным. К таким в друзья не напрашиваются. Физиономия тоже самая заурядная, ни красы в ней, ни радости. Это, конечно, полбеды, в артисты он идти не собирается, а для техника или инженера смазливость абсолютно ни к чему. Взять хотя бы Димку. Он идет спокойненько, а девчонки оглядываются, шушукаются. Прямо не знаешь, куда глаза девать. Чего же тут приятного? Чему же тут завидовать?

Бабкина удручало иное. Вот если бы ему Димкин язык! А то ведь совсем говорить не умеет. На собраниях отмалчивается. С места, куда ни шло, еще может пикнуть, а на трибуну вылезти - ноги отнимаются. Как-то давно на собрании пришлось рассказывать свою биографию. Выдвигали его кандидатуру в состав комсомольского комитета. Ребята тогда еще плохо знали Бабкина и захотели познакомиться. Знакомство не состоялось. Выйдя на трибуну, он начал бормотать что-то невнятное, краснел, бледнел до тех пор, пока, сжалившись, кто-то не крикнул:

- Ясно!

И другие поддержали:

- Понятно!

Хорошо, что Димка выступил с отводом - в командировках, мол, вместе бываем, когда же Бабкин будет работать, а мертвые души нам не нужны. Если бы не этот довод, остался бы списке - и в конце концов два голоса "за", остальные "против". Позор.

Несмотря на различие в характерах, дружба Багрецова и Бабкина была крепкой, выдержала немало испытаний. С нею считался даже начальник отдела, стараясь посылать техников в командировки всегда вместе. Они как бы дополняли друг друга, и работа шла успешнее.

Иной раз Бабкин подтрунивал над Димкой: "Трусишка!" - "А ты? А ты? - наскакивал на него Димка. - Своих же ребят боишься!"

Бабкин замолкал, не желая распространяться на эту тему. Неужели Димка не понимает, что здесь не трусость, а смущение?

Сейчас, шагая по странному зеркальному полю; он с горечью и скрытым раздражением смотрел, как Димка - здоровый, долговязый парень - пугливо озирается, еле-еле переступает ногами, будто вот-вот провалится под лед. И надо же было так случиться, что не в дремучей тайге, не в пустынных степях, даже не в здешних песках, а на зеркальном поле, созданном руками человека, вдруг оказалось длиннохвостое чудовище, точно оно вынырнуло из глубины веков.

Димка ойкнул и присел. Даже Бабкин застыл с раскрытым ртом.

Быстро перебирая лапами, по зеркалу скользила двухметровая ящерица, рыжая, с темными полосами на спине. Видно, она попала сюда неожиданно. Перепуганная, заметив людей, заметалась, не зная, в какую сторону бежать. Кинулась на Димку. Бабкин бросился вперед. Ящерица метнулась в сторону, но поскользнулась и, видя, что враг приближается, раскрыла зубастую пасть.

"Крокодил!" - мелькнуло в сознании Димки. Он почувствовал, как у него отнимаются руки и ноги, сейчас упадет.

А "крокодил", приподнимаясь на передних лапах, бил хвостом и шипел угрожающе.

Бабкин не растерялся и выставил вперед чемодан. Ящерица вцепилась в него зубами - не оторвешь. Тимофей резко дернул чемодан и потащил. Ящерица отскочила и со злобным шипением кинулась в сторону, к кустам.

Тимофей осмотрел чемодан - угол его слегка ободран, - повернулся к Димке, сказал с раздражением:

- Водятся тут всякие... - и замолк.

Димка смотрел остекленевшими глазами в одну точку, будто неживой. Пришлось усадить его на чемодан, чтобы отдышался. Опасливо поглядывая в темноту, Димка пробормотал, что лучше всего здесь подождать утра.

Бабкин возмутился: что за глупости! Он любил порядок, теплую постель и определенность в жизни. Кто они сейчас с Димкой? Командировочные. А если так, то могут находиться либо в пути, либо на месте назначения. Никакого отступления от правил.

Немного успокоившись, Вадим почувствовал к себе жалость. Бывают же храбрецы, им и сам черт не брат. А он трус. Надо вещи называть своими именами. Если это болезнь, то болезнь противная и, кто ее знает, видно, хроническая.

Он вытащил из кармана платок, вытер потные, липкие руки.

- Твоя правда. - И сказал приподнимаясь: - Пошли!

Бабкин решительно завладел Димкиным чемоданом. Вадим не сопротивлялся. Ноги еле двигались, шел он неуверенно, как на ходулях. Шелковый пыльник, висевший на руке, казался тяжелым, как намокший брезент. Непонятное, гадкое ощущение - страх. Почему-то он испытывал его по всяким ничтожным поводам. Надо лечиться.

Шли молча. Вадиму было не по себе, а Бабкин не мог найти нужных слов, боялся хоть чем-нибудь напомнить Димке о пережитом.

Впереди, как светлячки, рассыпанные в траве, светились огни лаборатории. К их сочетаниям - шесть внизу и семь повыше - Бабкин уже привык. Хотелось как можно скорее туда добраться и в спокойной обстановке, за стаканом чаю поговорить с Димкой начистоту. Надоело с ним нянчиться. Кстати, надо расспросить - живут ли в пустыне крокодилы? Может, из зверинца сбежал? Бабкин разозлился на свою нелепую догадку. Абсолютная ерунда.

В темных зарослях, где-то у границы зеркального поля, вспыхнули еще два огня. Вначале Тимофей подумал, что это засветились окна в соседнем корпусе, но огни двигались, приближались. Бабкин кивнул головой Димке: дескать, иди за мной, поторапливайся, - и, покачивая чемоданами, пошел навстречу огням.

Это была грузовая машина. Свет ее фар отражался в зеркале, как огни парохода в воде. Бабкин прибавил шагу. Машина, конечно, принадлежит здешней испытательной станции, а если так, то можно спросить, как найти Курбатова и даже проехать к нему на этой машине. Откровенно говоря, Бабкину надоело таскаться с чемоданами по зеркальному полю. Уж больно скользко. Чувствуешь себя как жук на тарелке.

Устали, затекли руки. Бабкин поставил чемоданы, чтобы передохнуть минутку, а Вадим, поглощенный своими мыслями, ничего не замечая, шел вперед. Теперь ему не страшно - вряд ли возле машины он опять встретится с крокодилом.

Вдруг ноги его неожиданно разъехались, и он больно ударился о скользкий паркет. Стараясь приподняться, Вадим искал точку опоры, но пальцы его скользили по гладкой поверхности. Он не перепугался, ему даже не изменило чувство юмора. Вот теперь он понял, сколь неприятно быть черепахой, перевернутой на спину.

Заметив, что Димка упал, Тимофей поспешил к нему, но не успел сделать и пяти шагов, как оказался в таком же беспомощном положении. Чемоданы вырвались из его рук и помчались, будто куски мыла по мокрому полу. Догоняй их, лови.

Терпеть не мог таких шуток Тимофей. Он представлял себе, что все было подстроено заранее. Сейчас выскочат из темноты неумные весельчаки и начнут потешаться. Но, кроме Димки, смеяться было некому. Удивительная непосредственность, ржет, как в цирке!

- Неуместный... смех, - пробурчал Тимофей.

Лежа на спине, он сучил ногами, как младенец, хотел приподняться, не поворачиваясь на бок, чтобы окончательно не измазать костюм. Наконец ему удалось сесть. Он подал руку Димке, тот уцепился, но неудачно - уехал вперед. Приподнявшись на одно колено, Тимофей совсем было встал на ноги, но они его не послушались и, как ножки развинченного циркуля, разъехались в разные стороны. Бабкин пытался свести их вместе, но снова поскользнулся и покатился за чемоданами.

Двигаться по этому намыленному зеркалу, казалось, невозможно. Совершенно отсутствовало трение. Полированная поверхность, великолепная смазка - все это никак не походило на обычный лед, по которому можно скользить на коньках и даже гулять в обыкновенных ботинках.

Между шестиугольниками были стыки - тонкие бороздки. Бабкин старался зацепиться за них ногтями, но ничего не получалось; ногти короткие, а стенки бороздок гладкие. Чувствовал он себя невесело, вроде карася на сковородке.

Машина прошла мимо и, дойдя до края опытного поля, повернула обратно. Ближе, ближе... Вот уже можно рассмотреть, как сбоку ее из дырчатой трубы льется на зеркало пенистая жидкость.

Точный глаз Бабкина определил: машина идет посуху и разбрызгивает пену. Видно, ходит она, как челнок, взад и вперед, полосами опрыскивая зеркальное поле. По бокам машины находились полировочные круги. Ясное дело, для полировки она и создана. Пройдет машина по полю, смочит его полировочной жидкостью, а потом, когда чуть подсохнет, поедет еще раз, завертятся круги, наводя на зеркало блеск. Ничего особенного тут нет. Примерно такие же машины чистят асфальт, только у них вместо полировочных кругов крутятся проволочные щетки-метлы.

Ужасно неприятно показаться перед людьми в столь унизительном, смешном положении. Вот бы Стеша узнала! Эта мысль придала сил Бабкину. Позабыв, что не хотелось пачкать костюм, Тимофей перевернулся на живот и ползком кое-как выбрался на сухое место. Его примеру последовал Димка. Вот они лежат рядком, освещенные лучами фар.

- Это еще что за жуки? - послышался чей-то густой, спокойный голос, и из окна кабинки грузовика высунулся плотный человек в белом костюме.

Вопрос Бабкину не понравился. Странная манера оскорблять людей при первой же встрече! Они честные граждане, и при исполнении служебных обязанностей. Насчет обязанностей - это не совсем точно, но во всяком случае техники института метеорологии уже прибыли к месту командировки и могут приступить к выполнению задания. Они не виноваты, что здешнее начальство не позаботилось насчет предупреждающих знаков.

Между тем человек, к которому относились претензии Бабкина, что-то сказал водителю, вышел из машины и стал осматривать плиты. Низко наклонившись, он ощупывал их, изредка поглядывая на двух нарушителей запретной зоны.

Собственно говоря, по мнению техников, никакой запретной зоны здесь не было и быть не могло - ведь поле никем не охранялось! Но они не заметили невысокую изгородь, защищающую зеркальный паркет от любопытных путешественников. Самолетам, когда они привозили почту, разрешалось садиться на этом прекрасном аэродроме, выбрасывать пакеты и улетать - так было условлено. По этой причине появление самолета на опытном поле не вызвало у сотрудников лаборатории особого интереса. Дело привычное.

Но чем объяснить, что лишь через полтора часа после того, как улетел самолет, начальник четвертой лаборатории Павел Иванович Курбатов обнаружил на опытном поле двух неизвестных? Трудно было поверить, что они так долго шли.

Бабкин догадывался, что перед ним кто-нибудь из начальства - если не сам Курбатов, то в крайнем случае его заместитель. Вид у незнакомца был вполне солидный. Чесучовый свободный костюм, шелковая синяя рубашка с расстегнутым воротником. Все нараспашку: пиджак, воротник. Лицо простое: широкий нос, добродушные губы, на месте бровей - скупые, выгоревшие кустики. Русые, обыкновенные волосы, открывающие высокий лоб. Весь его облик не очень запоминающийся, не яркий, но приятный.

Курбатов - а это был именно он - вышел из полосы света, оглядел гостей, которые уже поднялись на ноги и покорно ждали приказаний.

Неподалеку стояли два чемодана, около них валялись кепка и шляпа.

- Как вы сюда попали? - закуривая, спросил Курбатов.

- Самолетом, - ответил Бабкин. - Прибыли на испытательную станцию четвертой лаборатории.

- Почему сразу не явились?

Молчание. Бабкин понимал, что в данной ситуации невыгодно признаваться в любопытстве. Действительно, сколько они времени потеряли, исследуя тайну зеркальных плит! Димкина трусость - тоже слабое оправдание.

Но тут заговорил Димка:

- Нельзя было пройти... Вы, конечно, не поверите, но у нас была очень неприятная встреча... Может, он ручной?

- Кто?

- Не знаю. Похож на крокодила.

Курбатов недоверчиво посмотрел на техника и, убедившись, что тот не шутит, спросил:

- Вы когда-нибудь варана видали?

Багрецов покраснел. В самом деле - как же он не догадался? - ведь это безобидная ящерица. Правда, гораздо больше той, что он видел в зоопарке.

- Странно, очень странно, - будто про себя сказал Курбатов.

- Нам тоже, - отозвался Багрецов. - Чем мы провинились?

- Потом разберемся. Командировки есть?

Димка болезненно воспринимал всякую несправедливость, особенно если затрагивалась его честь. Что, в самом деле, он привязался? Диверсантов поймал? Даже подумать смешно.

Сразу же появились два милиционера в белых кителях и вежливо проводили друзей в главное здание.

Несмотря на то, что Вадим не чувствовал никакой вины за собой, все же он испытывал досадное беспокойство. Крошечный осколок, который он сунул в карман, казалось, прожжет подкладку и упадет на ковер, как раскаленный уголек.

Глава 3
ПОИСКИ ВСЮДУ

Поздно ночью, когда уже давно ушли техники метеоинститута, Курбатов все еще сидел в кабинете и, рассматривая осколок пластмассы, думал о непонятном поступке одного из командированных, Багрецова, и о том, можно ли ему верить.

Когда его вместе с Бабкиным привели в кабинет, и Курбатов спросил документы, Багрецов начал рыться во всех карманах. При этом он побледнел, растерялся, видно забыл, куда сунул паспорт с командировкой.

Перетряхивая содержимое карманов, он вынул плоскогубцы, отвертку, платок, а вместе с платком выскользнул и упал на пол осколок хорошо знакомой Курбатову пластмассы. Милиционер поднял его и как "вещественное доказательство" положил на стол.

Багрецов смутился и тотчас начал оправдываться, что кусочек этот отвалился от плиты сам, что подобрал он его из любопытства и так далее. Курбатов слушал и скептически улыбался. Твердый и стойкий материал, которым было покрыто опытное поле, никогда не давал трещин, а, кроме того, на куске, который якобы "отвалился сам", были видны свежие следы ударов чем-то острым.

- Уж не этим ли инструментом вы пользовались? - спросил Курбатов, указывая на отвертку.

Багрецов часто заморгал и сознался, что действительно "дотронулся" до плиты отверткой, но там уже была трещина...

Вот и думай что хочешь. Документы у ребят в порядке, оба - комсомольцы. Но бывает очень вредное любопытство, которым пользуются враги. Возможно, какой-нибудь знакомый или друг попросил недальновидного паренька отколупнуть кусочек металлизированной пластмассы. Начальник четвертой лаборатории знал, что государственных секретов на его поле нет ни в рецептуре материала, ни в конструкции рабочих плит; но технология изготовления плит пока секретна. Можно ли разгадать технологию по кусочку пластмассы? Едва ли. Но все-таки любопытно - кому это он понадобился?

Павел Иванович повертел осколок в руках и бросил на стол. Молча тяжело приподнялся, прошел к распахнутому окну. Только ночью и можно дышать. Вот уже год, как он живет здесь, а все еще не привык к проклятой жаре. Удивительно, до чего тут щедрое солнце! Сколько энергии тратится попусту!

Перед ним расстилалось зеркальное поле. Как по воде, тянулась лунная дорога.

Жизнь прожить - не поле перейти, а жизнь Курбатова вся была в этом поле. Он его создал, и, пока не будет построено новое, ему отсюда никуда не уйти. В Москве осталась прекрасная лаборатория, десятки людей, а здесь, на испытательной станции, почти никого. Но здесь его творение, здесь все, что нужно для осуществления давнишних его надежд.

Снимите зеркальный слой с этого поля, поскребите позолоту, под ней скрыты матовые рабочие слои металлов, окислов, спаянные вместе полупроводники из редких сплавов, распределительные шины - техника, встречающаяся в лабораториях и на электростанциях. Создана она была Курбатовым и многими другими специалистами в институтах и на заводах.

Отойдя от окна, Курбатов возвратился к столу, нашел брошенную им в пепельницу прозрачную бусинку и, рассеянно подкидывая ее на ладони, рассматривал карту зеркального поля - этой огромной солнечной машины, совсем не похожей на обычные.

Много лет назад, когда Курбатов был чуть помоложе Багрецова и Бабкина и тоже, как они, работал техником в радиолаборатории, его заинтересовали солнечные машины. Он знал, что существуют гигантские рефлекторы с паровыми котлами, видел на картинках обыкновенные тепловые ящики, собирающие лучи под стеклом, где нагревается, а потом по трубам идет в бани и души вода. Читал о машинах с ртутными котлами, о передвижных солнечных нагревателях, похожих на чемоданы с рефлекторами и трубками. Но это всего лишь кипятильники. Особенно они удобны для экспедиций.

При всей практической пользе таких машин и конструкций, Курбатов не видел в них будущего. В конце концов, это те же самые примитивные паровые машины, только с солнечным подогревом. А так как на смену пару давно уже пришло электричество, то нельзя ли и в солнечных машинах обойтись без пара? Нельзя ли превращать солнечные лучи прямо в электроэнергию?

Мечты молодости. До чего же он был тогда наивен! Беспокойная мысль о солнечно-электрической машине многие годы не покидала Курбатова. "Подумать только! - часто восклицал он про себя. - С каждого квадратного метра голодной пустыни можно снять немыслимый "урожай" - целый киловатт электроэнергии!"

Мысль его работала дальше, и он уже представлял себе выставленный на солнце большой поднос; к нему присоединены не один, а два электрических чайника. Вода в них кипит, брызжет. Вот сколько энергии!

Но как ее получить? Какое бы сказочное зеркальце придумать, чтобы оно собирало солнечные лучи и превращало их в электричество?

Такое "зеркальце" - тусклое и совсем не блестящее - существовало давно. Это фотоэлемент. Придумал его много десятков лет назад русский ученый Столетов. "Но почему же, - вопрошал себя юный исследователь Паша Курбатов, - до сих пор не строят солнечно-электрические машины, а использую? открытие Столетова лишь в кино, телевидении, счетчиках на конвейере, в автоблокировке? Разве все это можно сравнить с энергетикой!"

Паша Курбатов начал фантазировать. Если с одного квадратного метра можно получить киловатт, то с километра - миллион киловатт! Да ведь это гораздо больше, чем дает Днепрогэс!

Цифры его потрясли. Неужели никто до этого не додумался? Да на месте инженеров-энергетиков он бы только этим и занимался. Даровая энергия. Никаких турбин и машин, ничто не крутится, не вертится. По всей стране надо строить зеркальные поля и получать от них готовый постоянный ток.

Хотелось ощутить этот ток собственными руками, почувствовать хоть слабенький его толчок. Он выпросил в одной лаборатории селеновый фотоэлемент и выставил его на солнце. Конечно, Паша понимал, что с маленькой пластинки (не больше блюдца размером) киловатта не получишь. Ток она даст ничтожный. Если взяться за контакты даже мокрыми пальцами, то все равно не почувствуешь его. И если нет под руками вольтметра, то радиолюбители проверяют напряжение карманных батареек языком. Прикоснувшись к контактам, ощущаешь покалывание и кислоту. Паша воспользовался этим испытанным методом. Но язык ничего не ощутил - ни покалывания, ни кислоты. Стало быть, солнечные лучи не превращались в ток? Превращались, но установить это Паше удалось лишь потом очень чувствительным прибором.

Да, действительно, на квадратный метр земной поверхности падает киловатт солнечной энергии. Но фотоэлемент не может превратить ее всю в электричество. У фотоэлемента, как узнал с огорчением Паша, ничтожный коэффициент полезного действия. И воображение померкло: зеркальные поля потемнели, как будто их засыпало пеплом... Селеновый фотоэлемент Паша вернул в лабораторию и долго потом не вспоминал своего детского увлечения.

Но однажды товарищи из лаборатории сами напомнили Курбатову о его мечте. Они приспосабливали фотоэлементы для автоматического включения фонарей речных бакенов. Конструкторам хотелось запрессовать селеновые пластинки в прозрачную пластмассу, которая тогда была редкостью.

Инженер, специалист по фотоэлементам, случайно обратился к Паше, не знает ли "уважаемый радист" какой-нибудь подходящей пластмассы, которая выдерживала бы жар, холод, сырость, была бы хорошим изолятором и не старилась от времени.

Курбатов работал тогда техником по монтажу радиоприборов, а потому в его столе хранились всевозможные образцы изоляционных материалов: карболит, эбонит, текстолит и, наконец, новый материал, так называемый полистирол. Он был сравнительно прозрачен, желтый, как янтарь. Правда, попадались некоторые образцы посветлее, но редко. Самое главное достоинство полистирола заключалось в его электрических свойствах. Из полистирола получались прекрасные радиодетали. Но они трескались от жары и мороза и от других, тогда еще неизвестных причин.

Инженеры-химики, которые разрабатывали полистирол, были в отчаянии, радиотехники присылали безрадостные протоколы испытаний, где откровенно писали все, что думали о новом материале.

Паша чистосердечно рассказал об этом инженеру по фотоэлементам. Тот долго рассматривал кусок прозрачного полистирола и, вздохнув, признался:

- Скоро будут новые фотоэлементы, с повышенным коэффициентом полезного действия. Но как быть с пластмассой? Если бы найти подходящую, то можно сделать очень интересные и полезные вещи. Все упирается в технологию.

С этих пор мечта о фотоэлектрических полях вновь овладела Пашей. Он был уверен, что не хрупкое стекло, а прозрачная, дешевая пластмасса, в толще которой будет находиться светочувствительный слой, должна послужить основой осуществления его идеи.

Но такая пластмасса нужна была не только ему. Много лет подряд свойства полистирола и других материалов исследовались в Ленинграде. На заводах и в институтах ученые испытывали новые пластмассы, добиваясь их прочности, независимости от температуры, простоты технологии и дешевизны.

Этими же поисками пришлось заняться и Паше Курбатову, но несколько необычным способом.

Сам он никогда не собирался быть химиком. Отец работал электромонтером в Орле, научил Пашу перематывать обмотки вентиляторных моторов, чинить тракторные генераторы. Дальше - больше, Паша увлекся этим делом, учился в техникуме, потом его послали в один московский исследовательский институт техником. Так началась его "научная карьера".

Сейчас, когда ему уже перевалило за сорок, он глядел на созданное им зеркальное поле из пластмассы, прочной, как сталь, надежной, теплостойкой и дешевой, вспоминал забавный эпизод своей молодости, когда он, сам того не ожидая, вдруг стал разведчиком. И кто знает, не потому ли вспомнилось, что на ладони Павла Ивановича лежала найденная на опытном поле прозрачная бусинка, сделанная из полистирола?

Много лет назад юный Курбатов разыскивал человека, потерявшего пуговицу. Совсем как в старых детективных романах.

Однажды на полу лаборатории, в которой работал Паша, оказалась пуговица. Ничего в этом особенного не было, но сама пуговица для того времени оказалась несколько необычной: прозрачная, но не из стекла, не из целлулоида, а из какой-то новой пластмассы, напоминающей полистирол.

Паша отнес эту пуговицу инженеру. Тот взял лупу, пинцет и занялся предварительными исследованиями. Материал оказался прочным, не ломался, при легких ударах трещины не появлялись. К тому же он не был похож на так называемый галалит - пластмассу, которая делается из казеина - специально обработанного творога.

Пуговица, помещенная в термокамеру, выдерживала довольно высокую температуру. Она не размягчалась и не плавилась. Несчастную пуговицу царапали ножом, сверлили, стучали по ней, затем поместили в камеру холода. И это она выдержала, не дала ни одной трещинки.

Неужели в лаборатории появился новый материал, которого так долго ждали радисты? Пусть это только крохотный кусочек - пуговица от платья, но самое главное заключалось в том, что материал этот где-нибудь делают. Не может же быть, что во всей стране существует лишь одна такая пуговица! Значит, какая-нибудь фабрика или артель выпускает в массовом количестве эти пуговицы.

Радисты не знали химического состава нового материала и передали таинственную пуговицу химикам. Надо было во что бы то ни стало найти фабрику, где эти пуговицы изготовляются, и заказать там детали радиоаппаратов.

- Паша, есть для тебя особое задание, - сказал ему инженер. - Надо узнать, откуда к нам попала эта пуговица. Я уже звонил в некоторые организации, в Центросоюз, в разные места. Никто ничего не знает об этих пуговицах. Скорей всего их производит какая-нибудь маленькая артель... Вся надежда только на тебя. Надо отыскать сначала человека, который потерял эту пуговицу, а потом и артель...

Не будем подробно описывать Пашину "разведку" - она была очень наивной, - но хозяйку потерянной пуговицы он все-таки нашел. Это была работница фабрики сухого льда Люба Карпова, приезжавшая в лабораторию по делу, где и потеряла пуговицу...

При встрече Паша узнал Любу сразу же, хотя никогда прежде и не видал ее, - на белой кофточке девушки блестели желанные пуговицы... Таких не было ни у кого.

- Где вы... где достали? - дрожащим голосом спросил Паша, показывая на них.

К сожалению, Люба не могла ответить на этот волнующий науку вопрос. Покупала пуговицы мама, а мамы сейчас нет в Москве. Она работает проводником в поезде "Москва - Симферополь", будет дома лишь через несколько дней. Паша вздохнул и тут же назначил девушке свидание в будущее воскресенье, когда вернется из поездки ее мать. А пока со страхом и неуверенностью за исход задуманного предприятия Паша попросил девушку обменять ее пуговицы на самые-самые наилучшие, какие только могут быть, - хрустальные или даже золоченые!

Но Люба, проникшись высокими интересами науки, гордо отказалась от золоченой компенсации и отдала пуговицы просто так.

Время до воскресенья тянулось ужасно медленно. Но все же этот день настал. Паша пришел задолго до назначенного срока. Его одолевало нетерпение. И вот снова неудача. Мама ничего не могла сказать утешительного. Пуговицы она купила в галантерейном киоске на какой-то станции между Москвой и Симферополем, а на какой именно - не может вспомнить. Был серенький, дождливый день. Выбегая из вагона, мама попала в лужу и промочила ноги. Вот, собственно, и все подробности, которые мог узнать Паша.

...Подаренные Любой пуговицы продолжали испытываться в лаборатории. Одну из них долго мучили химики. Они травили ее кислотами и щелочами, наконец, совсем растворили в какой-то летучей жидкости и после анализа заявили, что пластмасса, из которой сделан исследуемый образец, заслуживает самого серьезного внимания. Химиков особенно заинтересовала производственная технология. Но в ней-то и была загвоздка!

Опытный завод института закончил изготовление всех деталей для нового аппарата. Сборку и монтаж должен был делать Паша Курбатов. Он никак не мог примириться с мыслью, что вместо катушек и панелей из новой пластмассы в аппарат будут снова поставлены катушки из эбонита или текстолита.

- Это же сущий позор, абсолютное отставание от передовой науки! - возмущался Паша. - Где-то пуговицы делают из драгоценной пластмассы, а для серьезных аппаратов ее нет.

Пуговицы снились ему ночами. То он видел их пришитыми па картоне, то ползущими на конвейере, то пляшущими в хороводе. Вдруг из них склеивались радиокатушки, звенящие, как стекло, панели и ребристые изоляторы... Во сне Паша бил их молотком, пробовал пилить, но на блестящей поверхности нового материала не оставалось ни трещин, ни царапин.

Паша добился знакомства с матерью Любы. Она подтвердила, что купила пуговицы днем. Значит, можно позабыть о тех станциях, которые поезд проходил ночью. Изучая расписание, Паша определил, что киоск, где продавались таинственные пуговицы, мог находиться на участке пути примерно от Белгорода до Лозовой.

Но и этот участок пути очень большой, станций здесь немало. Надо еще узнать, когда открываются и закрываются торговые точки на перронах, когда закрываются на обед. Паша выяснил и это. Затем принялся было разматывать еще одну ниточку. На станции в тот день шел дождь. Но дожди в ту пору шли по всей Харьковской области... Что же еще можно было сделать?

Мать Любы, сочувственно относившаяся к его поискам, долго вспоминала тот день, когда покупала пуговицы, стараясь найти в нем хоть маленькую отличительную подробность, и наконец вспомнила:

- Физкультурники высадились на той станции! Можно сказать, из-за них я тогда и в лужу-то влезла. Загляделась... Ребята как один, высокие, статные, в пестрых майках.

К майкам Паша и прицепился. Какие же все-таки они пестрые? Сколько примерно было физкультурников? Девушек не видели? Нет?

Наверное, это были футболисты. Приехали не местным поездом - значит издалека. На станции их встречали. Выходит, что это не обычный приезд, а заранее подготовленный...

Окрыленный такими догадками, Паша начал лихорадочно ворошить комплекты спортивных газет и журналов. Он искал планы календарных игр на первенство страны, республики, областей. Не найдя ничего в центральных изданиях, Паша принялся за местные газеты, потом начал писать в районные физкультурные организации...

Через две недели он мог точно сказать, на какой из станций в дождливый июльский день высадились для участия в матче футболисты такого-то спортивного общества. Цвет маек футболистов полностью совпадал с описанным проводницей вагона.

Пашу Курбатова отправили в командировку. Теперь ему известно, где куплены пуговицы! А через два дня он прислал телеграмму:

"Пуговицы нашел тчк ищу производство".

Потом почти целую неделю Паша молчал. Наконец появился сам, счастливый, улыбающийся. Несмотря на жадное нетерпение всех сотрудников лаборатории, он медленно разворачивал сверток, освобождая его от бечевок и вороха бумаги... Открылась крышка коробки, и все увидели стопку прозрачных пластмассовых кружков.

Потом Паша рассказал, как рылся в пачках накладных у продавщицы галантерейного киоска, как много раз бегал на какую-то торговую базу, как ездил в Харьков, а оттуда в районный городок, где и нашел в полуподвале очень маленькое кустарное производство, которым ведал старый мастер.

Однажды вместе с другим сырьем он получил несколько килограммов неизвестного ему белого порошка. Что за материал? Что из него можно изготовить? Долго бился старый мастер. Пробовал прессовать - ничего не выходит. Пуговицы из нового порошка либо рассыпались, как песочное печенье, либо выходили грязными, мутными. Наконец после многих опытов мастер нашел нужную температуру, давление, подбирал режим подогрева и охлаждения, то есть разработал технологию прессовки изделий из новой пластмассы, чего не сделали в лаборатории.

Пашу премировали за находчивость и инициативу. Но пуговица, с которой все началось, не принесла ему счастья. Встречи с Любой участились. Вскоре она стала невестой техника Курбатова, затем женой. А сейчас он одинок, потому что... Впрочем, об этом Курбатов не любил вспоминать.

Все свои помыслы, всю энергию он отдал осуществлению давней, казавшейся призрачной, мечты - заставить работать солнечный свет. В первое время ему казалось, что если найдена подходящая пластмасса, то идею фотоэлектрического поля можно считать реальностью. Действительно, инженеры из лаборатории фотоэлементов воспользовались пластмассой для своих конструкций. Но это был лишь крохотный шажок к далекой мечте Курбатова.

Через несколько лет он вплотную занялся фотоэлементами, и ему посчастливилось открыть новый способ изготовления фотоэлектрического слоя с довольно высоким коэффициентом полезного действия. Трудный, каменистый путь. Каждый шаг, каждый процент добывался ценою мучительного напряжения воли и ума в борьбе с неподатливыми силами природы.

Победило упорство. И вот совсем недавно, в прошлом году, Курбатову разрешили построить экспериментальное опытное поле. Он придумал и сконструировал такую энергетическую систему, в которой одновременно использовалась световая и тепловая энергия солнца. Под прозрачным слоем пластмассы расположены ячейки фотоэлементов, похожие на вогнутые крошечные зеркала. Их поверхность, покрытая специальным составом, превращает свет в электричество, а кроме того, в фокусе каждого "зеркальца" находятся термоэлементы, которые преобразовывают в электроэнергию солнечное тепло.

Таким образом, Курбатов снимает со своего поля двойной "урожай". Свет и тепло без всяких машин - генераторов, превращенные в электроэнергию, бегут по проводам.

Казалось бы, в принципе все просто. Давно существуют и фотоэлементы и термоэлементы - проволочки из разных металлов, спаянные между собой. Если подогревать место спайки, то в проволочках возникнет ток. Существуют еще термоэлементы из полупроводников. Все просто, все давно изобретено. Но лишь сейчас впервые в истории человечества построена настоящая солнечная электростанция, впервые появляется новое понятие - "фотоэнергетика". Наука, которой раньше не существовало. Одним из зачинателей ее можно считать Курбатова. Ведь со времени открытия Столетова еще никто не использовал фотоэлементы для создания мощных электростанций.

А кто же такой Курбатов? Всего-навсего инженер-практик. Не так давно он был заочником, с трудом получил диплом. Многого ему не хватало: и высокой культуры ученого и образованности. Правда, не он один был таким. Некоторые кандидаты даже бравировали тем, что не читали Шекспира (о нем не упоминается в кандидатском минимуме). Курбатова коробил такой практицизм, но он чувствовал, что и сам недалеко ушел от них. Невероятно - много еще надо знать! Учился в рабочем поселке, писал диктанты с ошибками. До сих пор не в ладах с запятыми и с мягким знаком в середине слова. Да и речь его не блистала точностью выражений.

И все-таки он был настоящим ученым.

Если он преобразовывает чуть ли не тридцать процентов солнечной энергии в электричество, то это уже полный переворот в технике.

А сколько было неудач! Наружный слой пластмассы должен быть теплопроводным, а нижний - под курбатовским слоем - теплоизолятором. С помощью видных специалистов, в том числе инженера Омегина, автора особо стойкой и дешевой пластмассы, были созданы два типа пластмасс, послуживших основой зеркального поля. Они прекрасно уживались с курбатовским слоем и пока не давали никаких оснований для беспокойства, что могут потемнеть и потрескаться.

В кабинете Курбатова находился контрольный щит. Висел он прямо над письменным столом и показывал напряжение на отдельных участках поля. Даже сейчас, без солнца, лишь от света луны, курбатовские ячейки продолжали работать. Замирали охлажденные пластинки термоэлементов, но светочувствительный слой, как ему и полагалось, превращал лунные холодные лучи в электроэнергию. В этом была заслуга изобретателя. Его ячейки честно работали при слепящих лучах солнца, а ночью так же добросовестно впитывали мертвый свет луны. Световая энергия луны была очень слаба, но в какой-то мере она подзаряжала аккумуляторы, в которых слишком много терялось энергии, запасенной в дневные часы.

- До каких же пор мы будем терпеть? - частенько возмущался Курбатов. - Почему электрохимики не сделают приличных аккумуляторов, чтобы в них держалась энергия по-настоящему, не то что вода в решете?

На испытательной станции проверялись аккумуляторы Ярцева. При малых размерах в них запасалась довольно большая мощность, но всего лишь на несколько часов. Пока это не смущало Курбатова. Утром всходило солнце, и фотоэлементы вновь подзаряжали аккумуляторы. Основная же энергия зеркального поля использовалась на хлопкоочистительном заводе. До него было сравнительно далеко - тридцать километров. В ближайшие дни начнутся испытания механических аккумуляторов новой конструкции. Но, откровенно говоря, Курбатов в них не очень верил.

Не случайно испытательную станцию построили в глубине пустыни. Проектировщики дальновидны. Неподалеку от тех мест, где сейчас находится курбатовское поле, геологами открыты огромные запасы медной руды. Там намечается строительство медного комбината в расчете на электроэнергию, которую можно получить от солнца.

Конечно, все надо еще и еще рассчитать и проверить. И проверяли долго. Даже линию электропередачи на хлопкоочистительный завод протянули лишь через полгода после того, как сделали опытное поле. Нельзя же начинать новое строительство, если не будет абсолютной убежденности, что курбатовское (уже не опытное, а проверенное и во много раз увеличенное) поле сможет обеспечить энергией целый комбинат. А кроме того, строительство такого поля обойдется гораздо дороже, чем мощной тепловой электростанции.

Курбатов спорил с представителями министерства, доказывал свою правоту. Пока дорого, нерентабельно, но ведь и атомная электростанция стоит немалых денег. Надо же в будущее смотреть. Во всяком случае, он считает, что нужно закладывать медный комбинат и нечего терять драгоценное время.

С ним не согласились. Опытное поле пока остается опытным, мало ли еще какие могут быть неприятности, комбинат строится не на один год. А как поведет себя курбатовский слой при долговременной эксплуатации? Может быть, его придется часто заменять или строить несколько полей? Ведь энергия должна подаваться бесперебойно!

Пока все шло хорошо. В скором времени приедет государственная комиссия и решит вопрос о строительстве комбината. А потом? Потом Павел Иванович будет добиваться организации новой лаборатории, где займется самым главным - проверкой и доработкой особых плит восьмого сектора. Они больше всего интересовали изобретателя.

Павел Иванович умиротворенно вздохнул - его не пугала встреча с комиссией, - потянулся, поднял отяжелевшие веки и в последний раз перед сном посмотрел на приборы. Стрелки показывали нормальное напряжение. Как всегда, в это время шестой сектор дает меньше - мешает тень от деревьев. Скоро лупа поднимется выше, и все участки зеркального поля будут работать одинаково. И так каждую ночь, каждый день. Пусть приезжает комиссия...

Послышался осторожный стук в дверь. Курбатов подавил зевок и спросил с раздражением:

- Кто там?

- Это я. Бабкин. Можно?

Он вошел бесшумно, чуть поскрипывая сапогами.

- Вот еще осколочек, - сказал Бабкин, несмело подойдя к столу. - Остался у Багрецова в кармане. Случайно, конечно. - И, передавая его Курбатову, пояснил, что Багрецов подобрал один кусок, а в кармане он разломился надвое.

Сон с Курбатова как рукой сняло. Вот так когда-то давно лопалась пластмасса, рассыпалась в порошок. Неужели и эта начинает стариться?

- А почему он сам не пришел? - спросил инженер, рассматривая осколок. - Специального приглашения ждет?

- Не знаю. Молчит.

- С чего бы такая гордость?

Бабкин тяжело вздохнул, будто не дышал до этого, ощупал стриженую голову.

- Кому же приятно, когда тебе не верят!

- В чем?

- Да так... вообще. Он ведь сказал, как было дело, а вы не поверили.

Курбатов не слышал ответа, задавал вопросы машинально, и не Багрецов его интересовал, а осколок под лупой. Края потускнели, лишь в одном месте блестел свежий излом. Вполне возможно, что кусок этот лежал на солнце несколько дней. Внутри темнела извилистая трещина, от которой разветвлялись трещинки помельче.

Лицо инженера сразу посерело, будто покрылось пылью. В руке задрожала лупа, осколок расплылся в мутное пятно. Что же случилось? Или пластмасса начинает стареть, или она лопнула от удара? Но расколоть ее трудно, почти невозможно. Разве только геологическим молотком, зубилом. Если кому понадобился кусок, то, во всяком случае, откалывал он его не сегодня. Под лупой виден был выветрившийся по краям фотослой, грязный, потемневший. Нет, это случилось не сегодня.

- Можете указать место, где найден осколок? - положив лупу в карман, спросил Курбатов, с шумом отодвигая кресло.

Бабкин в нерешительности почесал затылок.

- Я-то не находил. Багрецов покажет. Сбегать за ним?

- Пожалуйста.

...Вадим притворился спящим. Не хотелось ни с кем разговаривать. Какие тут разговоры, когда тебя считают подозрительным элементом!

Молча, чувствуя себя незаслуженно оскорбленным, Вадим сел в аккумуляторную тележку рядом с Бабкиным. Курбатов включил мотор, и они бесшумно на мягких баллонах покатились по уже высохшему и отполированному зеркалу.

Конечно, хотелось бы узнать, за какой надобностью построено это странное поле, но Вадиму сейчас не до этого. Уважаемый начальник подумает, что "подозрительному элементу" нужны секретные сведения. Глупо и наивно. Нет, уж лучше помолчать.

Багрецов сразу нашел восьмой сектор, где вынул осколок из плиты. Опустившись на колени, Курбатов примерил два куска. Они точно пришлись к краю плиты.

- А где третий? - спросил он у Вадима.

Быстро присев на корточки, Вадим увидел: не хватало самого большого осколка. Но что тут можно ответить?

Глава 4
ЖОРА КУЧИНСКИЙ ОТКРОВЕННИЧАЕТ

Новый день принес Багрецову лишь одни огорчения. Да и Тимофей чувствовал себя скверно, так как история с пропавшим осколком ложилась черной тенью и на него.

Начальник четвертой лаборатории Курбатов будто забыл об этом. В самом деле, какое у него право подозревать техников в излишнем любопытстве или в чем-нибудь более серьезном? Но они понимали, что так просто оставить дело нельзя. Найдутся люди, которым положено этим заниматься. Вероятно, начальник уже позвонил в город.

Утром Курбатов вызвал Багрецова и Бабкина, подробно познакомился с их аппаратами и, поглаживая виски ладонями, неторопливо рассказал, зачем ему нужны новые контрольные аппараты.

Только со слов Курбатова техникам стало известно назначение зеркального поля. Потом он проводил их к месту установки приборов и детально разобрал устройство фотоэнергетических плит, с тем чтобы техники знали, как к ним присоединять приборы. Во время объяснения он сказал между прочим:

- Если бы такими плитами замостить пустынные пространства Узбекской и Туркменской республик с Каракумом, то мы бы получили энергии больше, чем сейчас вырабатывается во всем мире.

Поразительно! Вадим чуть не задохнулся от волнения. Площадь этих двух республик сравнительно невелика. А если сюда прибавить огромные пространства Южного Казахстана, где тоже Каракум и Голодная степь, то энергии будет во много раз больше. Теперь, глядя на это золотое зеркало, окаймленное зеленью, Вадиму подумалось, что это и есть осколок солнца. Он покорен человеку, который заставил его работать. Так почему же не разбросать по стране тысячи таких осколков, чтобы давали они свет и тепло, чтобы их энергия двигала машины, поднимала целину, строила дома? Что мешает этому? Почему не развивается фотоэнергетика? Спросить бы, узнать. Но если Бабкин задавал осторожные вопросы, касающиеся техники контроля и эксплуатации приборов, то Багрецов, напуганный ночной историей, был нем. Больше того, когда Курбатов уже в лаборатории показывал ему и Тимофею метровую шестиугольную плиту, на которой все соединения были нанесены фотографическим путем, Вадим смотрел на нее издали, даже не наклоняясь, хотя схема представляла собой тончайшее переплетение серебряных узоров.

Курбатов заметил нарочитость в поведении Багрецова. Вновь закралось смутное недовольство. "К чему это неумное актерство? - думал он, наблюдая за курчавым техником. - То ли он разыгрывает оскорбленного, то ли старается показать, что его здесь ничто не интересует, а потому зря придираются к случайно подобранному на поле осколку?"

Это настораживало. А, кроме того, Багрецов казался чересчур высокомерным, что вовсе не нравилось Курбатову. Интересно все же - зачем этому парню образец плиты? Допустим, взял он его из любопытства. Бабкин принес еще один кусок. А где третий? Почему Багрецов пожимает плечами? Не знает? Но кто же тогда знает? Коллектив испытательной станции маленький: семь человек, охрана, шофер. Вот и все. Люди проверенные.

Если предположить, что кто-нибудь из посторонних перелез через забор и ночью отколол кусок от плиты? Невероятно. Лаборатория находится вдали от селений. Кто же решится бродить по пустыне, где нет ни людей, ни дорог? К тому же зеркальное поле окружено фотоэлектрической блокировкой. Никто не может проникнуть сквозь нее - в караульном помещении замигают лампы, загудят сирены. Летчик, который высадил техников, поднялся в воздух моментально. Кроме того, не мог же он на глазах у посторонних колоть зеркальные плиты!

Вновь, как и в юности, Курбатов встретился с загадкой, опять, как и тогда, она уводила его далеко от лабораторного стола. Сейчас надо узнать причину трещины на зеркальном поле. Что это? Старение материала? Или дело рук человеческих?

Когда-то по кусочку прозрачной пластмассы - по пуговице - Курбатов искал создателя новой технологии, а теперь он должен найти человека, заинтересованного в других, далеко не таких благородных делах, или признаться, что строительство медного комбината следует отложить, так как даже одна лопнувшая плита, на каком бы секторе ее ни нашли, - очень серьезный сигнал.

Шагая из угла в угол по кабинету, Курбатов косился на образцы плит, которые он сегодня показывал техникам, и ждал невольно: вот-вот побегут по ним глубокие извилистые трещины.

- Нет, чепуха, конечно, - вслух успокаивал он себя. - Виноват человек. Но кто? Где искать его?

Прежде чем вызвать к себе техников, Павел Иванович исследовал осколок, взятый у Багрецова. Никаких отступлений от норм, принятых для плит "К-8"; химический состав пластмассы тот же, фотоэлектрический слой не изменился. Но положение остается тревожным.

Курбатов колебался. Нужно ли сейчас ехать в город или постараться все выяснить самому? Неудобно без особых оснований тревожить людей. Лучше выждать. На всякий случай он предупредил техников - пусть не болтают.

В сегодняшних исследованиях осколка ему встретились некоторые трудности. Пришлось пожалеть о недавно допущенной ошибке. Зря он отказался принять аспирантку Михайличенко. Просматривая журналы, где искал статью о новом методе исследования соединений редких металлов, он убедился, что эта работа принадлежит Л. Н. Михайличенко. Руководить работой аспирантки - дело сложное, да и неподходящее для него. Какой он руководитель без ученой степени, к тому же многое перезабывший.

- Лучше уж пришлите студента-практиканта, - сказал Курбатов. - Найду для него время. Это полегче.

На испытательную станцию прислали дипломника Кучинского. У него хорошие рекомендации. Парень простой, веселый и услужливый. Узнал, что некому получить в Ташкенте лабораторное оборудование, вызвался это сделать сам, хотя должен заниматься дипломной практикой.

Сейчас, как никогда, Михайличенко была бы здесь полезна. У Курбатова возникло сомнение: нет ли связи между химическим составом фотоэлектрического слоя и строением пластмассы? В работе Михайличенко приведены случаи воздействия соединений таллия на органические вещества. Она нашла способ, как быстро это обнаружить, и, конечно, помогла бы Курбатову решить вопрос о причине появления трещин на плите зеркального поля.

"Надо дать телеграмму, - подумал он, чувствуя, что это вызовет ироническую усмешку директора института. - Действительно, странная непоследовательность. Но что поделаешь? Такую работу Кучинскому не поручишь, хотя он скоро станет инженером-технологом по фотоэлементам. Сам выбрал специальность, говорит, что любит ее, а работает без души. Нет, не сумеет он разобраться в методе Михайличенко".

Конечно, Курбатов мог бы сам заняться этими исследованиями, но тогда нужно все забросить, а ведь столько еще нерешенных вопросов! Кроме того, к приезду государственной комиссии должен быть готов подробный отчет о годичной эксплуатации фотоэнергетического поля.

Опять и опять мысли инженера возвращались к трещине на плите. Он перебирал всех своих сотрудников, вспоминал людей, которые посещали опытное поле за последние дни. Здесь он хорошо знал всех кроме Кучинского и техников, вчера прилетевших из Москвы. Остальные сотрудники работали у Курбатова целый год. У них было сколько угодно возможностей еще раньше отколоть кусок плиты. Но поле оставалось целым, без единой трещинки. Кучинского здесь не было целую неделю. Он должен приехать только сегодня. А трещина в плите могла появиться лишь за последние четыре дня, потому что до этого Курбатов подробно осматривал восьмой сектор. Значит, не Кучинский. А кто же? Большинство улик против Багрецова. Возможно, и друг его не безгрешен.

"Нет, надо вызвать Михайличенко", - решил наконец Курбатов. И в ту же минуту невольно подумал; пусть бы она лучше доказала старение плит, чем вину человека. Перед глазами встало бледное, растерянное лицо Багрецова и взгляд его, полный горечи и обиды.

На Димку сильно подействовала ночная история. После того как вместе с Бабкиным он получил задание и проверил аппараты, он вдруг почувствовал себя скверно и слег. Поднялась температура, кружилась голова, ничего не хотелось есть. Вообще, с Димкой творилось что-то непонятное. Бабкин объяснял его болезнь ночной простудой. К тому же солнце нажгло голову, ведь Димка все утро ходил без шляпы. А солнце в этих краях серьезное, с ним надо вести себя умеючи.

Техникам отвели маленькую комнатенку, где стояли три кровати, - одна из них была уже занята практикантом, - стол, стулья. Собственно говоря, больше ничего и не требовалось.

Бабкин уложил друга в постель, достал градусник и приказал каждые два часа измерять температуру. Кто его знает, может, у Димки какая-нибудь тропическая малярия. Хотел было Тимофей доложить "по начальству", что тут один больной объявился, но Димка категорически запротестовал:

- Ты что? С ума сошел? Курбатов подумает - притворяюсь, разжалобить его хочу.

Пришлось согласиться. "Эх, Стеши здесь нет! - с сожалением подумал Тимофей. - Она бы живо его на ноги поставила". Тимофей, как многие влюбленные, верил в необыкновенные возможности своей подруги, - никаких врачей не надо.

Хотя Димка ему и ровесник, но с осени прошлого года Тимофей почувствовал, что стал несравненно старше своего беспечного друга.

У семейного человека куда больше забот и ответственности перед обществом. Правда, семья у Бабкина небольшая: он да Стеша, знатный полевод из Девичьей Поляны, и живут они пока врозь, но это временно, из-за неповоротливости строительной организации, которая обязалась построить здание филиала института погоды неподалеку от Девичьей Поляны. Во время отпуска Бабкин приезжал к Стеше. Чуть ли не каждый день он ходил на строительство, помогал чем мог, подавал кирпичи, убирал строительный мусор. Но дело подвигалось медленно. Впрочем, так казалось Бабкину. Дом института погоды строители обещали сдать в срок, а Тимофею хотелось сократить этот срок раза в два.

Димка жалел друга. В самом деле, из-за какого-то пустяка отодвигалось большое человеческое счастье. Стеша ни за что в жизни не уедет из родного колхоза, а Бабкину не хотелось менять любимую специальность. Ведь он специалист по радиометеоприборам. Что ему делать в колхозе? Но вышло великолепно. После ряда исследований, в которых принимали участие Багрецов и Бабкин, видные специалисты предложили построить филиал института погоды в районе Девичьей Поляны. С ними согласились. Бабкин терпеливо ждал, когда он сможет туда поехать, но Стеше это надоело; в один из приездов в Москву вышла за Тимку замуж и на время отпуска увезла его с собой.

Теперь, конечно, не жизнь, а мучение. Видятся редко. Зимой Стеше посвободнее, она бывает в Москве, недавно приезжала на сельскохозяйственную выставку - и опять домой. А у Тимки нет дома, живет у дальних родственников.

Багрецов считал, что в двадцать два года рановато обзаводиться семьей, но Тимке можно, он ведь совершенно самостоятельный, к тому же любовь трехлетняя, терпеливая - разве это шутка?

Втайне Вадим завидовал другу. Стеша, конечно, хорошая девушка, но там же, в Девичьей Поляне, Вадиму нравилась другая - Ольга. Потом она вышла замуж, не поняла, не почувствовала робкой его любви. Да и не любовь это была, а юношеское влечение к чистому, прекрасному, жажда девичьей дружбы. Прошлым летом вновь заныло сердце, будто вошло с него необычное, незнакомое. Может, это и называется любовью? Встречи каждый день, часы и минуты считал до свиданий... И вдруг все как ножом отрезало: понял, что не стоит красивая Надя ни любви, ни дружбы. Ей нравились немое обожание, рыцарская услужливость, горячие слова, над которыми она смеялась, и льстивый шепот друзей. Всех она стремилась поставить на колени, всех покорить. Слишком поздно распознал ее Вадим, хлебнул горя, помучился...

С тех пор, а особенно после своей женитьбы, Бабкин установил над Димкой суровую опеку: критически оценивал каждую девушку, которую видел с ним рядом. Бабкин не ошибется, он человек семейный, один раз выбрал - теперь на всю жизнь. В этом он был твердо уверен (разве лучше Стеши бывают жены на свете?). Он не допустит, чтобы страдал его лучший друг, за ним глаз да глаз нужен. Хорошо, что Надю раскусил вовремя, а то бы совсем пропал малый.

Тимофей неловко поправил у Димки простыню и, пробормотав несколько ободряющих слов, ушел. Необходимо было срочно оборудовать монтажный стол, который техникам выделили в общей измерительной лаборатории.

Оставшись один, Багрецов сбросил простыню, открыл окно. Сразу же пахнуло жаром, будто из печного отдушника. До этого в комнате было прохладно - работала холодильная установка. Электроэнергии много, на все хватит.

Вадим снова лег на кровать, стараясь ни о чем не думать, и даже задремал.

- Привет болящему соседу! - послышался веселый голос за окном.

- Кто там? - спросил Вадим, вынимая градусник.

- Бледнолицый брат твой.

- Кучинский?

- А кто же? Собственной персоной. Лежи, лежи, старик. - Кучинский предупредил его движение, заметив, что Вадим хочет приподняться. - Приду сейчас. Потреплемся. Как там в Москве? - И, не дожидаясь ответа, исчез.

Откровенно говоря, Багрецова не радовала эта встреча. Он знал, что в комнате живет какой-то практикант, но фамилии его не называли. И вдруг - Жора Кучинский! Его-то Вадим знал хорошо. Жили в одном доме, квартиры - через площадку.

- Будь здоров, старик! - открывая дверь, воскликнул Жора, бросил чемодан на кровать и направился к Вадиму, раскрыв объятья. - Рад, старик, тебя видеть.

Багрецов увернулся.

- Не тронь меня. Грипп.

- Эк тебя не вовремя угораздило! Слыхал, слыхал о твоих подвигах. Костюмчик-то здорово пострадал? - озабоченно спросил Жора, присаживаясь.

- Как будто бы, - нехотя ответил Вадим. - В Москве отдам в чистку.

- Зачем в Москве? Ведь я только что из Ташкента. Павел Иванович просил получить кое-какое оборудование. Семь ящиков привез. Скоро опять погулять отпрошусь. Могу, старик, и костюмчик твой захватить. Да не беспокойся, мне это раз плюнуть. В химчистке знакомая девочка.

- Ей сколько лет? Пять?

Кучинский рассмеялся, показав золотой зуб.

- Шутишь, старик. Двадцать с хвостиком.

- Значит, девушка, а не девочка. И потом - какой я старик? Не люблю я... твоего жаргона.

Язвительно хмыкнув, Кучинский обиделся:

- Куда уж нам! Не то воспитание.

Багрецов смотрел на этого самодовольного розовощекого парня, который ездил по делам в длиннополом зеленом пиджаке, в брюках сиреневого цвета, в узорчатых туфлях, сплетенных из тонких ремешков, видел весь его подчеркнуто "светский лоск", который он умело скрывал от товарищей по институту (зачем гусей дразнить, "стиляг" у нас не любят), смотрел на гладкую его прическу с пышным чубом, который тщательно зализывался, едва Жора переступал порог института, и в душе Вадима поднималось еле сдерживаемое раздражение.

- Скоро опять поедешь? - спросил Вадим, силясь подавить это неприязненное чувство.

- Спрашиваешь! Через пару недель. Все отдыхают. А я что, рыжий? Тоже надо проветриться.

- Устал?

Кучинский аккуратно подтянул узенькие брюки, выставив напоказ пестрые носки.

- Нечего подкалывать, старик. Право на отдых. Не придерешься. Ты, конечно, презираешь общество, а я...

- Погоди. О каком обществе ты говоришь? - перебил его Вадим.

- Наше, институтское. Помнишь, я тебя знакомил? Ты же знаешь Мишу Вольского, Майю, Элю, Витюшу...

- Ах, вот ты о ком. Тогда продолжай.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Ничего особенного. Просто ни ты и ни Эля, даже ни Витюша для меня не пример, - равнодушно ответил Вадим и перевел разговор на другую тему: - Тебе нравится Ташкент?

- Не совсем. Но я хочу досконально узнать, как там люди живут.

- Из любознательности?

Усмешка искривила пухлые губы Кучинского.

- Тебе хорошо говорить. В Москве зацепился. А я нарочно с дипломом затянул, чтобы в дураках не остаться. Ушлют к черту на рога, ну и будь здоров!

- Не вижу разницы, где работать.

- Это для кого как, - раздраженно воскликнул Кучинский. - Тебе и, скажем, твоим друзьям вроде Бабкина все равно, где пыхтеть. Разве вы что-нибудь понимаете в жизни! А у меня другие потребности. Помню, я одну книжку прочел...

- Скажите пожалуйста! - Вадим уже начал задираться. - Кучинский интересуется книгами! Чудеса. Это какой же том в твоей жизни? Второй или третий?

- Брось, Вадимище. Поговорим как мужчина с мужчиной, - вкрадчиво сказал Кучинский, дотрагиваясь до его плеча. - Я для тебя, старик, многое могу устроить.

- Не нуждаюсь. - Багрецов нетерпеливо дернул плечом и еще плотнее придвинулся к стене.

- Напрасно. Так вот, я начал про книжку... - Кучинский высоко закинул ногу на ногу и приготовился к обстоятельному рассказу. - Ты, конечно, ее читал, увлекательный такой роман, про Гулливера. Автора не помню... - Он выжидательно помолчал, надеясь, что Вадим подскажет фамилию, но тот решил не поддерживать разговора. - Ну да ладно! Всех писателей не упомнишь. Память скверная. Номера телефонов даже забываю...

Кучинский присел к столу и, рассматривая себя в увеличительном зеркале, продолжал:

- Не помню, старик, почему, но Гулливер оказался выброшенным на берег. Проснулся и увидел, что каждый его волосок прикручен к колышку. Веселенькое дело! Он даже головы не мог приподнять... Вот так и я, старик, привязан к своей жизни в Москве. Каждый колышек... как бы это сказать, ну... - полезный родственник, знакомый, какой-нибудь приятный дом, где я часто бываю, водная станция, Дом кино, скамейка в "Эрмитаже". Ну конечно, наша квартира, свои ребята, девочки... - говорил он, как бы выцеживая слова. - Вот и посуди, старик: могу ли я уехать из Москвы? Приподниму голову - больно, да и волосы можно оборвать, то есть, я хочу сказать, все самые необходимые связи. Понял теперь, в чем дело?

- Тут и понимать нечего - быть тебе лысым. Будут развеваться на колышках волосики Кучинского.

- Думаешь, пошлют?

- Так же, как и всех. - Вадим передернул плечами. - Даже папа не поможет.

Это верно. Еще в прошлом году Жора предпринял кое-какие меры, чтоб устроиться в Институт электроники и телевидения, но безуспешно. Теперь будет еще труднее. В пустыне скоро начнут строить медный комбинат, о котором рассказывал Курбатов, раскинутся повсюду зеркальные поля, потребуются десятки инженеров-"фотоэнергетиков". Это редкая специальность. Хорошо, если удастся устроиться в Ташкенте в какой-нибудь "фотоэнергетический трест". А если нет? Придется работать сменным инженером солнечной электростанции. Удовольствие среднее. Нет, Жора, это не для тебя.

- Может, мне здоровье не позволяет? - пробормотал он неуверенно. - Пустыня не для всех.

- Святая наивность, старик!

Последнее слово Вадим сказал с подчеркнутой насмешкой. Кучинский озадаченно посмотрел на него и склонил голову набок, будто к чему-то прислушиваясь.

- А я уже медицинские связи налаживал. Был один врач на примете.

- Скажи: за каким чертом ты посвящаешь меня в свои грязные дела? - рассердился Багрецов. - Удивительный цинизм.

- Я ведь не на собрании выступаю, - примирительно сказал Кучинский и поморщился. - Обыкновенный дружеский разговор. Может, я за советом пришел? Ты передовой комсомолец? Передовой. Обязан ты заниматься воспитательной работой среди рядовых комсомольцев вроде Кучинского? Обязан. Вот я непонимающий товарищ, серый. Разъясни ошибки, перевоспитай меня.

- Видно, этим делом займутся твои товарищи по институту.

- Подумаешь, пригрозил! - процедил Кучинский. - Я откровенный человек и святого из себя не строю. У меня вполне естественное желание - остаться в том городе, где живу. Могу я этого добиваться или нет?

- Но какими средствами?

- Не важно, старик. Все так делают.

- Кто все? Миша, Майя, Эля?

- Не только. Я тебе говорю - все!

- Не клевещи! - Вадим вскочил с кровати. - Я знаю всех наших ребят. Какой ты комсомолец! Карьерист грязный!

- Тоже мне чистенький! - Глаза Кучинского сердито выкатились. - Учить порядочных людей захотел, а сам... Знаю, на кого ты заглядываешься... Конечно, красивая девуля, но известно ли тебе...

- Еще одно слово, и я... я тебя убью!

Багрецов проговорил это совсем тихо, со сжатыми кулаками подходя к Кучинскому. Никто и никогда не видел Вадима в таком состоянии. Он готов был броситься на Жорку и выкинуть его в окно.

Отодвинув зеркало, Кучинский на всякий случай поднялся.

- Что ты глаза вытаращил? Все говорят. Ее видели...

- Уйди! - Багрецов схватил Кучинского за плечи и, распахнув дверь, вытолкнул в коридор.

Стараясь успокоиться, Вадим вышагивал по комнате восемь шагов от окна до двери. Он был глубоко оскорблен. Всем существом ненавидел он Жорку.

Но вот тот опять показался в окне.

- Брось дуться, старик. Откуда я знал, что у тебя с ней по-серьезному!

Багрецов молча задвинул решетчатые жалюзи.

"Опять этот негодяй ничего не понял", - возмущался Вадим, зная, что поступил бы так же, защищая честь любой девушки - знакомой или незнакомой.

Как-то однажды в притихшей палате подмосковного дома отдыха, когда перед сном люди делятся впечатлениями прошедшего дня, один нагловатый студент из старшекурсников начал хвастаться своими успехами у девушек, причем говорил о них грубо, пренебрежительно, не щадя самолюбия товарищей. Да, именно самолюбия! Вадим вздрагивал при каждом слове пошляка, как от удара хлыста.

Произошла неприятная сцена. Вадим встал и, натыкаясь на стулья с одеждой, повернул выключатель. "Смотрите, товарищи, на эту свинью! - указал он на хвастуна. - Может, покраснеет".

Жмурясь от яркого света, парень вскочил с кровати и, развернув могучие плечи, угрожающе направился к Багрецову. Но в позе Вадима было столько уверенности и правоты, что противник невольно попятился. Худощавый малый спокойно глядел на него, подтягивая трусики.

За Вадима вступились товарищи по комнате. Им было немного совестно за себя. Но что поделаешь, не каждый решится на ссору с соседом, и, главное, по такому поводу. Ведь дело же не касается тебя непосредственно!

Прислушиваясь к торопливому биению сердца. Багрецов никак не мог успокоиться. "Бывает же так, - думал он, - поздороваешься с человеком, а потом два дня руку моешь, кажется она грязной, липкой. Ну и тип этот Кучинский!" Он старался быть объективным, хотел уяснить - откуда у комсомольца Багрецова появилось столь неприязненное отношение к своему сверстнику? Он расспрашивал ребят, близко знавших Кучинского. Те не видели ничего особенного в характере этого веселого и "компанейского парня" и приписывали ему многие хорошие качества: Жорка настоящий товарищ, всегда выручит в трудную минуту, широкая натура, не скуп, любит повеселиться с друзьями... "Едет на тройках? Но не у всех же одинаковые способности. Не участвует в общественной жизни? Неверно. Выступает на всех собраниях, пишет в стенгазету, теннисный кружок организовал. Что еще нужно?"

С этим Вадим соглашался, но не мог же он доказать - да и смешно кричать об этом, - что Кучинский человек с низкими моральными качествами, блюдолиз, пошляк, карьерист, самодовольный, невежественный. В этом были уверены сам Вадим, возможно, еще два-три человека, но для всех однокурсников, которые знали Жорку, он оставался хорошим товарищем, правда, с недостатками. Но кто же безгрешен?

Вошел Бабкин, поднес к глазам градусник, которым Вадим только что мерил температуру, и облегченно вздохнул.

- Ничего, терпимо. Может быть, посидишь на воздухе в тени?

- Не хочу. Меня не очень радует встреча с Жоркой. Видеть не могу эту самодовольную рожу. А сюда он до вечера не придет.

- И здесь поцапались? - удивился Бабкин. - Неужели ты не понимаешь, что у каждого взрослого человека есть свои убеждения? Кучинский живет так, как ему нравится. Недовольные могут подавать в суд. Вот и Стеша говорит...

- Напрасно споришь, Тимка, - устало махнув рукой, остановил его Вадим. - В прошлом году я встретился с Жоркой на пароходе. Как всегда, поговорили "по душам". Выбежал я на палубу и вижу в рамочке под стеклом "Правила поведения пассажиров". Правила давно устаревшие, но все же висят. Там сказано, что пассажиры не должны приходить в салон в нижнем белье и калошах, что означенные калоши нельзя мыть в умывальниках, нельзя пользоваться примусом в каюте, лежать в сапогах на диванах, водить собак в столовую. Кучинский. свято выполнял все эти пункты. Идеальный пассажир! Кому же придет в голову разгуливать в нижнем белье?

- Преувеличиваешь. В правилах не могло быть такого пункта.

- Как сейчас помню - пункт "б". Глупо и неуважительно к советскому человеку, но это так, - устало ероша волосы, продолжал Вадим, недовольный тем, что его перебили. - Однако я не о том хочу сказать. Правила далеко не полные. В них не указывалось, что пассажиру запрещается выбрасывать другого пассажира за борт. А я чуть не выкинул тогда Кучинского. Помнишь, рассказывал?

- Но что он тебе сделал?

- Мне? Ничего. Просто неуважительно и подло говорил о другом человеке. Вот и сегодня тоже.

- Наживешь ты себе врагов, Димка.

- Обязательно наживу, - вяло согласился Багрецов. - Один уже есть - Костя Пирожников, другой наклевывается. Так и должно быть.

А вечером, перед тем как ложиться спать, уже не думая о Жорке Кучинском, Вадим распахнул окно и, указывая на небо, вполголоса продекламировал:

 

Не счел бы

лучший казначей
звезды
тропических ночей...

- Помнишь, Тимка, у Маяковского?

Но друг не разделил его поэтического восторга.

- До тропиков отсюда далеко, - сказал он, зевая.

В этом был весь Бабкин.

Глава 5
ДВЕ ПОДРУГИ

Случилось то, чего особенно боялся Багрецов. Болезнь его затянулась, и Вадим чувствовал себя самым последним человеком. Да как же иначе это назвать? Приехал в командировку, и когда, по несчастному стечению обстоятельств, ему пришлось туго, он не нашел ничего более остроумного, как заболеть. Конечно, температура, припухшие гланды (опять эта проклятая детская болезнь), но можно было бы работать и виду не подавать, что тебе нездоровится. Во всем виноват Тимофей. Это он попросил вызвать врача, это он запирает Вадима на ключ, боясь, как бы тот не нарушил прописанного режима, это он следит за регулярным приемом лекарств.

Лежит Вадим, подтянув простыню к подбородку, скучает, мучается. А там, за окном, жизнь. Виден кусок ослепительно синего неба и два рыжих бархана, похожих на горбы верблюда. Слышен крик осла. Неизвестно, зачем он сюда попал.

- Движимое имущество испытательной станции, - с грустной улыбкой говорил Вадим.

Димка целыми днями не видит Бабкина - тот устанавливает контрольные приборы в разных секторах зеркального поля. Говорит, что дела идут хорошо, но это так, для успокоения. Не ладится у Тимофея. Надо переделывать датчики на питание от местных плит, а сигналы подавать по силовым проводам. Сложные изменения в аппаратуре.

Однако ж все это пустяки. Не сегодня, так через неделю приборы будут установлены. Куда серьезнее, когда тебе не верят. Это как едкое, несмываемое пятно: моешь, скоблишь, чистишь, а оно не исчезает. Есть только один выход: найти истинного виновника. Багрецов ничего не знал о технологии курбатовских плит: могут они потрескаться или нет. Он знал, что один осколок пропал, это его и волновало.

В маленьком коллективе испытательной станции Багрецов еще не успел ни с кем познакомиться. Видел Курбатова, дважды говорил с ним, но не распознал, не понял еще человека. Зато очень хорошо понимал Кучинского. Других здешних обитателей в глаза не видел, но и при этих условиях если бы спросили Вадима, кто мог совершить дурной поступок, то он, не задумываясь, назвал бы Кучинского.

Это наивно, глупо, ни на чем не основано. Ведь нельзя же подозревать человека в грязных делах только потому, что он носит галстуки с сиамскими слонами! Но сердце Вадима жгло это неприятное чувство, подчас готовое вспыхнуть и пламенем вырваться наружу.

Нет, никогда Вадим не решится сказать об этом. Никогда. Он догадывался, что в мелкой душонке Кучинского таится надежда, что опыт Курбатова так и останется опытом, что никаких комбинатов здесь не построят и фотоэнергетики сюда посылаться не будет...

Но все-таки он прогадал, когда выбирал специальность. Разве мог он предполагать, что фотоэлементы, которые, до сих пор применялись лишь в кино и разных лабораторных приборах, вдруг найдут место в энергетике? Никогда Кучинский не думал о пустынях Средней Азии. Что ему там делать? И вот по милости товарища Курбатова этакий неожиданный камуфлет!

Багрецов искренне верил в успех курбатовских ячеек и, если бы его сюда назначили, остался бы здесь навсегда. Немного смущала так называемая фауна пустыни - запомнилась встреча с вараном, - но ведь фауна эта в конце концов переведется. Что ей делать возле людей? Здесь будут города и заводы, пески закроются зеркальными полями, между ними вырастут сады, пройдут каналы. Все это будет. А пока Вадим, прежде чем спустить ноги с кровати, осматривал коврик, стучал возле себя палкой, чтобы - избави бог - не подполз к нему хвостатый скорпион или мохноногая фаланга.

Между Багрецовым и Кучинским вот уже несколько лет существовала глубокая неприязнь, Жорка прикрывал ее ласковыми улыбочками и дипломатией, а Вадим говорил прямо в глаза все, что он о нем думает. Конечно, это не очень вежливо, надо снисходить к людским недостаткам. Но к Жорке Вадим не мог относиться иначе, хотя тот и старался втереться к нему в доверие. Резкая прямолинейность Багрецова не терпела дипломатических уверток.

Кучинский часто ему жаловался?

- Эх, Вадимище, не по-соседски действуешь! Ну чего ты из себя корчишь? Лучше всех хочешь быть? Не выйдет. Донкихотство сейчас не в моде, старик.

Родители Жоры души в нем не чаяли и делали все, чтобы сын ни о чем не думал, кроме учения. Но Жора думал о другом. Зачем тратить драгоценное время и к тому же здоровье на познание человеческой премудрости? Жору удовлетворяли скромные отметки в зачетной книжке - они надежно перетаскивали его с курса на курс. Не всегда бывало гладко, подчас и стопорило, если объявлялась неожиданная двойка, скажем по электротехнике, но тут вступалась мама и устраивала папе сцену. Он кому-то звонил и, проклиная свою мягкотелость, смущенно и слезно просил за сына. Жоре разрешали экзамен пересдать, после чего он вновь обретал покой и самоуверенность до будущего года. Правда, к последнему курсу Жора стал благоразумнее. Несчастная двойка, а сколько хлопот! Выручали друзья, их конспекты, иногда хитроумная шпаргалка, насчет которой он не будет хвастаться даже самому близкому товарищу. Дело тонкое, щекотливое.

У Кучинского был свой круг интересов и знакомств. Многие из его товарищей работали в студенческом научном обществе, долгими вечерами проверяли новые схемы, занимались изобретательством, готовя себя к большой творческой жизни. Нет, не этим интересовался Жора Кучинский. Он слишком ценил преимущества молодости, чтобы, как он выражался, "похоронить" ее в скучных лабораториях, измерять какие-то милливольты, обжигать себе пальцы паяльником. Разве он не может найти себе более веселого занятия?

Кучинский стал постоянным посетителем водных станций, теннисных кортов, гимнастических залов. Его вовсе не увлекали ни плаванье, ни гребля, ни гимнастика. Он стремился завязывать новые знакомства, иногда полезные и нужные, как он сам в этом признавался, но чаще всего "романтические". В теннис он играл потому, что на теннисных кортах можно было встретить видных людей. Вежливый и предупредительный юноша умел завоевать искреннее расположение какого-либо писателя или артиста, чем при случае и пользовался.

"Однажды играем мы с Михаилом Григорьевичем..." - рассказывал Кучинский в компании. "С каким Михаилом Григорьевичем?" - спрашивали его. "Ну, как же, не знаешь?" И Жора называл известную фамилию.

Окруженный пустыми, как и он сам, друзьями, бездумными существами, вроде девиц с синими наклеенными ресницами, Кучинский часто использовал знакомство с Михаилом Григорьевичем или Николаем Павловичем, являясь постоянным посетителем писательского клуба, Дома кино, премьер и просмотров.

"Деятельность" Кучинского искренне возмущала Багрецова. Стремление щегольнуть знакомством, именем известного человека заставляло Кучинского клянчить пропуска на открытие разных выставок: живописи, книжной графики, охотничьих собак или фарфора. Ему все равно, что бы ни выставлялось, но "там будет вся Москва", - часто хвастался Кучинский, показывая друзьям пригласительный билет с золотым тиснением. Друзья знали его слабость, считали не очень умным, но он умел ладить со всеми, иной раз жертвуя и самолюбием и совестью.

За все это Вадим не любил Жорку, болезненно морщился, слыша его пошлые, липкие слова: "хорошо посидеть", "убили времечко", "гульнули". Видно, не было у студента Кучинского других интересов, другой жизни.

Через пять дней у Багрецова спала температура, и он решил выйти на воздух. День был воскресный. У забора в тени деревьев, над самым зеркальным полем, Вадим заметил беседку и чуть подальше - несколько скамеек. Белый переплет беседки, увитой диким виноградом, отражался в зеркале, как в воде. Неподалеку - фонтан. Оказывается, здесь очень красиво. И, может быть, впервые за все время своей злополучной командировки Вадим испытал радостное чувство, свойственное ему вообще, так как по натуре он оптимист, редко хандрит и видит мир в розовом свете. На этот раз мир действительно посветлел. Вчера прилетела Лида Михайличенко.

То, что она здесь, Вадим связывал с торжеством справедливости. Он был убежден, что Михайличенко неправильно обошли, неправильно отказали в командировке. Теперь все разрешилось - Лида вызвана телеграммой Курбатова.

Вчера Лида устала с дороги, хотела спать, и Вадим не успел ее даже рассмотреть. А сейчас, по-московски беленькая, в синем шелковом костюме и тонкой войлочной шляпе с бахромой, она стояла, облокотившись на перила, изумленно глядя на зеркальное поле.

Перед ней вился Кучинский с фотоаппаратом. Лида не позировала и даже, кажется, не замечала Кучинского. Вадим сидел на скамейке, среди кустов, откуда его не было видно.

Нарочито позевывая, Жорка начал чистить ногти. Но его неотразимая внешность и небрежная картинная поза не производили на Лиду никакого впечатления. Она смерила его холодным взглядом и тоже зевнула. Вадим был удовлетворен.

Явное ее равнодушие заметно обескуражило Кучинского. Он привык к постоянному вниманию. Редкая девушка не провожала его удивленно-любопытным взглядом. Еще бы, ни у кого не было такой эффектной внешности, такого умения держаться в обществе и таких оригинальных галстуков. Сегодня он надел самый умопомрачительный, уже известный Вадиму, с белыми сиамскими слонами.

Кстати, этого он никогда не позволял себе в институте. Ходил в свитере, громил "стиляг", передразнивал их походку, издевался над студентками, имевшими неосторожность прийти на лекцию с сережками в ушах. Но вечерами преображался: перстень, трубка в презрительно опущенном углу рта, брюки дудочкой, пиджак чуть ли не до колен. Здесь, в пустыне, этот наряд ни к чему, но сегодня выходной, к тому же на здешнем безрадостном фоне появилась довольно миленькая девица.

Постепенно, шаг за шагом, приближаясь к Лиде, Жора нацелился аппаратом. Она этого не заметила. Щелкнул затвор. Лида обернулась и гневно взглянула на фотографа.

- Я не просила!

- Извините... я думал... Еще раз извините, - прижимая аппарат к сердцу, оправдывался Жорка. - Но я не мог... Такой чудесный вид, и вы... - Он не закончил фразы, закрыл глаза, будто не мог овладеть собой от переполнявшего его восторга.

Даже самые суровые девушки нередко поддаются лести, в чем с горечью убедился Багрецов. Он видел, как на губах Лиды промелькнула улыбка. Кучинский на лету поймал ее. Прощение получено. Теперь надо закрепить успех.

- Изумительные краски! - восторженно заговорил он вполголоса, указывая на дальние барханы в ослепительно синем небе. - Я снимаю на цветную пленку... Но что такое пейзаж без человека? Увидел зеркальный отблеск на вашем лице и не мог удержаться.

Он снял зеленую модную шляпу и, покорно склонив взбитый хохолок, показал безукоризненно гладкий затылок, словно покрытый черным лаком. Жорка давно отбросил тарзанью прическу, считая ее уже не модной. Сейчас носят кок. Правда, он похож на хлестаковский, но об этом Жора старался не думать.

Лида молчала, и Кучинский, не ожидая развязки начатого разговора, быстро взбежал по ступенькам беседки.

- Будем знакомы. Георгий, - он протянул руку.

Лида нехотя подала свою.

- Здесь друг от друга никуда не денешься. Я уже все о вас знаю. Вы сюда самолетом? Великолепный транспорт.

- Часто летаете? - спросила Лида, продолжая смотреть на зеркальное поле.

Кучинский низко склонился и развел руками. Лида, как показалось Вадиму, приняла это за молчаливый скромный ответ.

- Вам не приходилось летать на реактивном самолете? - спросил Кучинский. - Скажем, на "ТУ-104"?

Лида отрицательно качнула головой и тоже поинтересовалась:

- А вам?

Кучинский хотел было снова развести руками, но чутье подсказало ему, что собеседницу это едва ли удовлетворит. Ее интерес к реактивным самолетам требовал вполне конкретного и развернутого ответа. Так, по крайней мере, представлял себе Вадим, внимательно прислушиваясь к разговору.

- Ужасный шум, - небрежно ответил Жорка, рассматривая свои холеные ногти. - Разговаривать абсолютно невозможно.

"Наверное, он вспомнил реактивные самолеты на воздушном празднике", - подумал Вадим, а Лида удивленно посмотрела на собеседника.

- Где нельзя разговаривать? На земле?

- Нет, зачем же? - покровительственно заметил Жорка, как бы опасаясь, что Лида сможет выведать у него тайну знакомства с реактивными самолетами. - Летишь быстрее звука. Рев ужасающий.

- Вы это сами испытали?

- Да, знаете ли, неприятное ощущение.

- Странно. - У Лиды насмешливо дрогнули губы. - В кабине реактивного самолета должно быть сравнительно тихо.

- Откуда вам знать? - заносчиво спросил Кучинский

- Каждому школьнику известно.

Вадима интересовало, как Жорка будет выкручиваться. Тот вынул из кармана трубку и стал выколачивать ее о подошву.

- Вы, пожалуй, правы, - заговорил он вкрадчиво. - Когда я сел в самолет и запустили двигатель, то я буквально оглох. Потом, уже на большой высоте, мне все еще слышался какой-то грохот, шипение. - Он печально потупился и вздохнул. - Так я ничего и не понял в этой технике.

Лиде, видно, не нравилась надоедливость Кучинского, и потому она сухо заметила:

- Не только техника, но и люди бывают непонятными.

- Таинственными? - спросил он многозначительно, уминая в трубке табак.

По губам Лиды пробежала улыбка.

- Не совсем. Иной раз думаешь над неизвестным словом в кроссворде. Скажем - что означает соцветие растения из такого-то семейства, ценное сырье, применяется в парфюмерии? Ломаешь, ломаешь голову, наконец, догадываешься: ничего особенного - репей. Так и с непонятными людьми.

Вадим не выдержал и громко прыснул. Действительно, Жорка - репей!

Неизвестно, как воспринял это Кучинский, может быть, намек и не дошел до его сознания, но Димкин смех чувствительно уколол и разозлил его. Еще бы! Сидит себе на лавочке и исподтишка издевается. Помалкивал бы лучше, трусишка несчастный!

- Ты здесь, старик? - с деланной радостью воскликнул Кучинский. Сунув трубку в карман и придерживая фотоаппарат, он быстро сбежал по ступенькам беседки. - Чего прячешься?

Он вытащил Димку из кустов на зеркальное поле и закричал испуганно:

- Берегись!

У Вадима потемнело в глазах. Прямо на него катился серый клубок. "Наверное, фаланга! - мелькнула страшная мысль. Он бросился в сторону, поскользнулся и больно ударился затылком о твердую плиту.

Жорка мигом подтянул к себе нитку, на которой болтался комочек шерсти с растрепанными шнурками, похожими на мохнатые ноги страшного паука, и захохотал.

- Извини, старик, я не знал, что ты такой нервный... - Повернувшись к Лиде, он добавил: - Ничего, привыкнет.

- А вы чего радуетесь? - Лида смотрела на Жорку с нескрываемым презрением.

Он не ожидал такого оборота и процедил сквозь зубы:

- Все понятно. Ну что ж, старик, действуй. - И, заложив руки в карманы, мурлыкая, удалился.

Проводив его гневным, взглядом, Лида круто повернулась к Вадиму.

- Вы не очень-то разборчивы в выборе друзей.

- Да я его терпеть не могу.

- Расскажите. Меня он интересует.

- Недавно я сдавал аппараты в малярный цех, - задумчиво проговорил Багрецов. - Там их красят нитролаком. Лак разбрызгивают пульверизатором. Я смотрел на это дело и вспомнил Жорку. Он разбрызгивает вокруг себя пошлые слова. Иной раз кажется, что слова эти - сладковатое облачко лести - оседают на мне вроде пахучего нитролака. Я это вижу, а другие не замечают, как обволакивает их непроходимая пошлость. - Что же вы можете ему предъявить?

- Не смейтесь. - Вадим нервно застучал пальцами по скамье. - Таких людей нужно остерегаться.

- А по-моему, - сказала Лида, - он какой-то дуракоподобный. Виден насквозь.

Глаза Вадима сердито заискрились.

- Не скажите. Это его личина. Она многим нравится. Каждому приятно чувствовать, что он умнее этого шута.

За каменным забором послышался смех. Вадиму он был неприятен, как дребезжание разбитого колокольчика.

В воротах показались две девушки, за ними важно шествовал Кучинский. Девушки были одеты в одинаковые платья, одинаковые туфли, даже носки у той и у другой с одинаковыми голубыми полосочками.

Вадим подумал, что это сестры. Но они ничуть не похожи друг на друга ни фигурой, ни лицом, ни цветом глаз. Правда, прически у них были похожи - завитые локоны спадали почти до самых плеч. Весь внешний облик этих девушек не нравился Багрецову. Все, начиная 6т туфель, где по капризу моды были отрезаны носки, до обесцвеченных перекисью мертвых волос. Одинаковые сумки, напоминающие огромные кисеты с кольцами, розовые, будто сделанные из мыла, так называемые клипсы, брошки пластмассовые с именами, - вероятно, затем, чтобы отличать девушек друг от друга, - дополняли их туалет. Подруги подошли ближе, и Вадим разобрал имена на брошках.

- Можно даже не знакомиться, - шепнул он Лиде. - Видите, одна из них Нюра, а другая Маша... Бедные, мне их жалко.

И действительно, странное чувство сожаления испытывал Вадим, глядя на этих наивных девушек, не умеющих отличать красоту от подделки и пошлости.

А Лиду это нисколько не удивляло. Не в первый раз ей приходилось видеть одинаково одетых подруг. Раздражал Кучинский. Лида хмурилась при каждой его выходке. А он, нарочито подчеркивая свое пренебрежение к заносчивой аспирантке, вился ужом перед смущенными подругами.

- "Позвольте предложить, прелестная, вам руку", - отчаянно фальшивя, напевал он, вероятно, единственно знакомые ему слова из "Фауста". - Я, Марусенька, буду вашим Мефистофелем.

Опустив глаза, Марусенька милостиво приняла руку веселого кавалера.

- Вот уж не похожи. Вы совсем как этот... Ну как его? Тоже студент. Он поет... "Расскажите вы ей..." - и она робко задела тонким, прерывающимся голоском.

Кучинский закрыл глаза от восторга.

- Вот где таланты скрываются! Учиться надо, Марусенька.

- Скажете тоже! - Она спряталась за спину подруги.

Другая - Нюра, или Нюрочка, как льстиво обращался к ней Кучинский, - была молчалива, иногда смеялась над шутками студенту, но, видно, по привычке или из вежливости.

Вадим этого не заметил. Обе девицы казались ему одинаковыми даже по характеру.

А Кучинский славно попал в родную стихию, держался развязно и независимо.

- Не боги горшки обжигают. У меня была одна знакомая девочка. И что же вы Думаете? Колоратура открылась! Поучилась немножко, и сразу в Большой театр.

Из ворот вышел Бабкин и подозрительно покосился на Димку: нет ли намека на навое увлечение? Но тот сидел рядом с Лидой и весьма неодобрительно посматривал на одинаковых девиц. Беспокоиться нечего.

Лида подозвала Тимофея и спросила, что это за девушки.

- Да так, - отмахнулся тот. - В аккумуляторной работают.

А Жорка щелкал аппаратом и разглагольствовал:

- Получитесь в натуральных цветах. Пришлю фото - несите прямо хоть в Третьяковскую галерею. Картиночка!

- А цветочки на платье выйдут? - кокетливо спросила Маруся.

- Спрашиваете! Не только цветочки, даже ягодки! - И, притопывая на ходу, запел: - "Про меня все люди скажут, сердцем чист и неспесив. Или я в масштабах ва-а-ших недостаточно красив".

Он поднял фотоаппарат, прищурился и указал на скамейку:

- Сюда, сюда, девочки, на солнышко... Сделайте умное лицо.

Подруги рассмеялись. "Еще бы! Услышали привычную остроту. Веселый мальчик Жора Кучинский, с ним приятно провести время, - подумал Вадим. - Сейчас щелкнет и скажет: "Спасибо, испортил"... Опять девицы захихикают. Остроумный мальчик Жора Кучинский".

А тот чувствовал себя любимцем общества. Девочки смеялись, видно было - довольны, а Маруся, та просто с восхищением смотрела на симпатичного "мальчика": какой он ловкий и умный!

Из громкоговорителя послышалась музыка вальса, Маруся закружилась на зеркальном поле. Видно, не смогла удержаться и пошла танцевать. А почему бы и нет? Чудесный лень, молодость, веселые друзья, а впереди еще много таких дней.

Кучинский с видом знатока следил за девушкой, и когда она, смутившись, подбежала к подруге, зааплодировал.

- Красота! Вот это я понимаю... Ну и девочка! Прямо Уланова!

Лида переглянулась с Вадимом. Он прочел в ее глазах гнев и растерянность. Мелочь. Кто же не сравнивал в шутку своих друзей с настоящими талантами!

Сейчас в устах Жоры Кучинского каждое слово как бы подчеркивало тупость и нелепость подобных аналогий. "Если бы записать Жоркину речь, - представил себе Вадим, прислушиваясь к его развязной болтовне, - а потом жирным красным карандашом подчеркнуть все пошлые словечки, глупые остроты, сравнения, то, пожалуй, глядя на этот мусор, сделается стыдно и самому. Ведь мы к нему привыкли, не замечаем".

- Жора, почему вы сами не снимаетесь? - спрашивает Маруся. - Поучите меня, я сниму.

- Синьорита, невозможно, - кривляется он, кланяясь и размахивая шляпой у самой земли. - От моей физиономии пленка треснет.

- Жора, который час?

- Клянусь аллахом, не знаю. Часы забыл дома на рояле...

Опять смех, по привычке.

- Девочки, составим живописную группу, - распоряжается Кучинский, усаживая их на скамью. - Черноглазая, поближе, поближе... Ах, эта черноглазая с ума меня свела.

И Вадиму, и Тимофею, и Лиде было ясно, что в своей студенческой компании, где любая девушка, даже не обладающая острым язычком, может сразу осадить Жорку, он воздержался бы от подобной болтовни. Но здесь совсем другое. Жорка понимает, что перед этими девушками он может резвиться как хочет. Не стоит труда искать свежие остроты. Он и так неотразим.

- "Никто в нашем крае Маруси не знает", - напевал он сладким голоском. - Вы на меня не сердитесь? Скушайте конфетку... Потанцуйте еще... Раз, два, начали! Два притопа, три прихлопа... Спой, светик, не стыдись... Ну прямо Любовь Орлова!

- Скажете тоже...

- Потом поблагодарите. У меня опытный глаз. - Кучинский оглянулся на беседку и, выщелкивая подошвами чечетку, запел: - "Ни о чем меня не спрашивай, не выпытывай... ничего..." Замрите, снимаю.

Девушки застыли в напряженных позах. Кучинский нажал кнопку и взглянул на счетчик кадров.

- Ах я рассеянный с улицы Бассейной! Пленка кончилась. Пока! До скорого! - и скрылся за углом главного здания.

Девушки наклонились друг к другу, стали шептаться, изредка поглядывая на гостей в беседке.

- Ваше мнение, наблюдатели? - спросил негромко Вадим.

Бабкин безапелляционно заявил:

- Девчонки, конечно, пустые. А Жорку переделать невозможно. Да и что ты от него хочешь?

- Значит, тебе все равно? Пусть эти девушки, наверное никогда не видавшие московских студентов, будут считать Жорку образцом культуры и судить по нему о всех наших ребятах. Так?

Бабкин замахал на него руками. Жесткий комок застрял в горле, невозможно вымолвить слова. Высокое звание студента-заочника далось ему не легко. Он был на экзаменах в институте, где все казалось диковинным и чудесным, встречался с учеными. Люди, известные всему миру, проходили по коридору обыкновенными мелкими или размашистыми, крупными шагами. Бабкин долго смотрел им вслед и гордился тем, что уже давно хорошо знал их по книгам и журналам. А ребята? Нет, как можно допустить, чтобы о студентах судили по поведению Жорки Кучинского! Хотелось сейчас же подойти к этим девушкам и сказать, что таких, как Жорка, в Москве совсем немного и что ему, Тимофею Бабкину, технику и студенту-заочнику, стыдно за своего товарища... Не поймут глупые девчонки, и не найдется у Тимофея слов таких, чтобы высмеять Кучинского, показать, насколько он ограничен и как плоски его шуточки. Димка, конечно, прав, но уж очень не хочется связываться с Кучинским.

- Итак, Лидочка, у вас появились две подруги, - вздохнув, сказал Вадим. - А нам с Тимкой не повезло: один товарищ, да и тот Жорка. Теперь я понимаю, что значит пустыня.

Лида подняла полные руки и небрежно поправила на затылке пучок.

- Подруг я сама выбираю.

- По какому принципу?

- На это трудно ответить. Но во всяком случае необходима общность интересов.

- Вы думаете, что в данном случае они разные? - спросил Вадим, вглядываясь в лицо Лиды.

- Не обижайте меня, Вадим. Я же не сравниваю вас с Кучинским.

- И правильно делаете. Он бездельник, а девушки эти работают. Я одного не пойму, Лидочка; откуда в вас столько высокомерия? Высшее образование и научная деятельность абсолютно не дают вам права презрительно относиться к работницам. Они ничего не знают о химических соединениях таллия и цезия, не умеют со вкусом одеваться. Но разве это унижает их? "Не обижайте меня", - передразнил ее Вадим. - А откуда вы знаете их души? Возможно, они богаче и человечнее любого из нас, любого из тех, кто в уме решает уравнения и до отказа напичкан формулами. Возможно, у них в душах "золотые россыпи", как писал Маяковский...

Багрецов говорил, все больше распаляясь от гнева. Его всегда возмущало подчеркивание своего превосходства, если дело касалось образования. Никакого подвига нет в том, что ты получил его. Благодари тех, кто за тебя в это время работал, пахал, сеял хлеб и строил дома.

Лида сердилась, хотела перебить Вадима. Мальчишка - и вдруг отчитывает ее ни за что ни про что. Но стоило ей покопаться в памяти, как многое из того, что говорил Вадим, стало подтверждаться довольно ясными примерами из Лидиной собственной жизни. Это уже совсем нехорошо. Было немножко стыдно и, главное, обидно - ведь услышала она об этом от мальчишки! Неужели сама за собой не замечала?

Глава 6
ДОРОГИ И ТРОПИНКИ

Лида Михайличенко не совсем понимала, почему Павел Иванович, как руководитель ее практики (на что он в конце концов согласился), резко изменил представленный ею план исследований. Его прежде всего интересовали возможные взаимодействия фотоэлектрического слоя и пластмассы.

- Потом вернемся к другим вопросам, - сказал он, утверждая новый план.

На лабораторном столе Лиды появилась шестиугольная плита с выщербленным краем и два осколка. Надо было выяснить причины ее растрескивания. В своем задании Курбатов исключил возможность механического повреждения, хотя Лида и высказала эту мысль.

- Нет, нет, - с раздражением подчеркнул он, - занимайтесь химией, механика здесь ни при чем.

Багрецов и Бабкин, работавшие за соседним столом, удивленно переглянулись, но промолчали. Вероятно, Павел Иванович решил, что его подозрения неосновательны - плита треснула сама.

"Найдется третий осколок, и все будет в порядке. Димка может спать спокойно", - подумал Тимофей, но ошибся. Багрецов не мог и мысли допустить, что смелый опыт Курбатова потерпит неудачу. Не может этого быть. Надо искать виновника, а не объективные причины. Но руки у Димки были связаны, оставалось лишь страдать и сочувствовать.

В первый же день своей работы Михайличенко обнаружила повышенное содержание щелочи в осколке пластмассы, но как это могло повлиять на растрескивание, она пока еще не определила.

Вечером, когда стемнело, сотрудники испытательной станции вновь собрались вместе - куда же деваться? За каменной стеной - пустыня, а здесь, на зеркальном поле, яркий свет фонарей, радиола с пластинками, а в беседке - газеты и журналы.

Вадим и Тимофей набросились на газеты. Лида лениво перелистывала уже читанный "Огонек", а девушки из аккумуляторной устроили танцы.

Жорка раздобыл в Ташкенте любимые фокстроты и теперь наслаждался ими. Нюра танцевала редко - скучная она какая-то. Вот Марусенька - дело другое: бабочкой летает по зеркалу, смешлива и весела.

Недавно приехавшие москвичи пока еще не познакомились с девушками из аккумуляторной, и их вниманием всецело завладел Кучинский. Жалея "несчастных девочек", он часто повторял: "Эх, пустыня, пустыня! А женихи-то где?"

Сейчас, уставши от танцев, он сел между девушками и, не обращая внимания на москвичей, с увлечением начал рассказывать о жизни в столице. Говорил захлебываясь о премьерах, просмотрах новых фильмов, о ресторанах и вечеринках. Московская жизнь - это сплошной праздник, гулянья и развлечения. Там девочки не торчат в каких-нибудь аккумуляторных, а в основном веселятся.

- Слыхали про Дом моделей, где девочки получают зарплату, знаете, за что? Разные платья демонстрируют. Переодеваются каждые десять минут. Вот это жизнь!

Лиде было противно его слушать, обидно за себя и за девушек, которые все это могут принять за чистую монету, и ей вдруг захотелось поговорить с ними, доказать пустоту и ограниченность Кучинского.

Вот Жорка побежал в здание, должно быть, за новыми пластинками. Нюра и Маша остались одни. Лида поспешно спустилась к ним и для завязки разговора попросила маникюрные ножницы - ноготь сломался. Девушки смотрели на нее и удивлялись: как это такая симпатичная, красивая не следит за собой - ходит в каком-то темном, старушечьем платье; низкие каблуки, волосы не завиты, губы не накрашены. Вообще, странная.

Завязался разговор сначала о мелочах, потом о работе, и в первые же пятнадцать минут Лида знала почти все о своих новых знакомых.

Нюра Мингалева, худенькая невысокая девушка, у которой по-детски неопределенное печальное лицо (хотя она и старалась веселиться), говорила, что жила до войны под Сталинградом.

- Так вы сталинградка? - спросила Лида.

- Нет, камышинка.

И Лиде подумалось, что действительно Нюра словно камышинка - тоненькая, стройная; подует ветер, и она наклонится низко-низко, до земли.

Никого не осталось у Нюры, кроме тетки, у которой она жила в маленьком районном городке. Сначала училась в ремесленном, потом бросила и по чьему-то совету пошла на "чистую работу" - поступила нарядчицей в строительную контору. Ничего не видела, сидела в комнатушке где-то на отлете, все равно что здесь, в пустыне. Там же в конторе работала счетоводом и черноглазая Маша. Вместе отправились на курсы электриков, поучились немножко и оказались здесь, на испытательной станции. Думали - с людьми интересными встретятся. Большой коллектив, весело. Нет, опять одни. Что поделаешь? Зарплата хорошая, можно и в пустыне работать, только от тоски деваться некуда.

- Но ведь здесь очень много книг, - заметила Лида. - Я так обрадовалась...

Нюра потупила глаза, а Маша призналась чистосердечно:

- Не приучены мы. Там было некогда - придешь с работы, погулять хочется, - а здесь без привычки не читается...

Никто по-дружески не предостерег девушек, что в мелких заботах о модных платьях и вычурных прическах, каждодневных танцах и пошлой болтовне кучинских гибнут и большие мечты и благородные стремления.

Даже близкой подруге трудно сказать, что она безвкусно и кричаще одета, - кровное оскорбление! А Лида отчитывала почти незнакомых девиц - и за одинаковые платья, и за брошки, и за аляповатые клипсы, и за мертвые волосы, и за синие ресницы - за весь этот стандартный комплекс глупейшей мещанской моды. Лида знала, что именно эти нелепые мелочи приведут ее к разговору о Кучинском. А это главное. Кучинский несколько раз появлялся в дверях общежития, но боялся даже приблизиться к девушкам, так как с ними была Михайличенко.

Прищелкивая подошвами на зеркальной танцплощадке и напевая, Кучинский ждал, что его окликнут. Но девчонки смотрели как будто сквозь него. А тут еще паршивец Димка подсматривает. Рад, наверное. Жорка хотел бы показать девушкам фокус с фалангой - пусть вдоволь посмеются, но опять вспомнил о злой аспирантке...

Просматривая газеты, Вадим никак не мог сосредоточиться. При первом разговоре с Курбатовым он вел себя ужасно глупо. Неужели нельзя разорвать цепь случайных недомолвок? Обидно за человека, если он не умеет отличать правду от лжи. И это Курбатов, покоривший Вадима дерзкой мечтой! Лишь однажды Багрецову посчастливилось встретиться с таким же человеком. Это был профессор Набатников. Силой атома он ворочал горы. Открытие Курбатова не меньшей значимости, и талант его не меньше. Но Набатников умел распознавать людей, а Курбатов, видимо, не обладал этим даром.

Поднявшись в беседку, Лида потащила Вадима за рукав знакомиться с девушками. Бабкин предусмотрительно закрылся газетой.

- Идемте скорее, - сбегая по ступенькам, говорила Лида, - а то опять Кучинский привяжется.

Трудно было состязаться с Жоркой. Он мнит себя "душой общества" и нередко достигает успеха. Девушки смеются, время летит незаметно. Чего же еще желать?

Официально знакомство состоялось. Лида убежала к Бабкину, а Вадим, беспокойно оглядываясь, не идет ли Жорка, придумывал тему для легкой болтовни. О чем же с ними говорить?

- Вы не танцуете? - пришла ему на помощь Маша.

- Нет, почему же? Но не здесь...

Когда девушки подняли на него недоуменные глаза, он заговорил горячо и проникновенно, чтобы до самого сердца дошло:

- Я смотрю на это золотое зеркало как на осколок солнца, упавший с неба. Человек взял его и переделал по-своему, чтобы счастье вошло к нему в дом. Пока он один, этот маленький осколок, лежит в песках, где раньше чуть теплилась жизнь. А сейчас - поглядите вокруг! - Вадим широко развел руками, как бы распахивая двери в неведомый мир. - В окнах горит свет, по трубам бежит вода, журчит фонтан, всюду зелень цветы... Теперь представьте себе: если сотни таких солнечных осколков разбросать в песках, лучи, превращенные в энергию, заменят миллионы человеческих рук, электробуры проникнут в глубь земли, вода пойдет по каналам, на месте унылых песков зазеленеют поля, вырастут сады, города, заводы. Вы же знаете, что медный комбинат будет работать на энергии солнца. Поймите, какое это богатство! И только сейчас мы начинаем его использовать по-настоящему. О, если бы человек смог добыть электроэнергии сколько он захочет! Тогда бы исчезли многие трудности и беды.

Девушкам из маленького городка, особенно Нюре, пришлось немало испытать этих бед, вот почему картина, нарисованная Багрецовым, была близка им и понятна. Конечно, они знали, что плиты дают электроэнергию, но попросту не представляли себе будущее курбатовского открытия.

Вадим, чуточку смутившись молчанием девушек, присел на скамейку и проговорил:

- Теперь вы понимаете, что прыгать и плясать на этом поле я не могу. Совестно.

Кучинский слышал, что Димка произносит какие-то выспренние тирады, видел замерших перед ним девиц, но прерывать его не хотел. Он был уверен, что Димка скоро им наскучит и они опять пойдут танцевать. Но девушки его не звали, и Кучинский разозлился. Не привык он к такому отношению. В институте самые красивые и, как ему казалось, неглупые студентки добивались его внимания, а тут - подумаешь, невидаль, курносые красавицы из аккумуляторной!

Неподалеку от главного здания испытательной станции виднелся огромный белый цилиндр с конусообразной крышей. Оттуда доносилось прерывистое гудение.

- Павел Иванович новые аккумуляторы пробует, - вздохнув, сказала Маша. - Наверное, скоро нам переучиваться придется.

Багрецов кое-что слыхал от Павла Ивановича о механическом аккумуляторе. Приезжали инженеры, установили его, но к испытаниям пока не приступали: что-то не ладилось в конструкции. Решили заменить мотор. А пока Павел Иванович пробовал старый. Основой всей этой системы служил гигантский маховик, вращающийся в безвоздушном пространстве. Днем его раскручивают электромотором, ночью он должен отдавать накопленную энергию. По словам Курбатова, инженерам удалось найти остроумное решение конструкции этого механического аккумулятора, и если они сумеют устранить некоторые его недостатки, то лучшего и желать нельзя.

Вадиму хотелось рассказать об этом Маше, проверить, можно ли с ней разговаривать серьезно или ей по вкусу лишь болтовня в стиле Кучинского.

- Представьте себе огромный маховик, - начал Вадим, широко разводя руками. - И вот...

Жорка вовсе не чувствовал себя побежденным. Он закурил трубку, небрежно повесил ее в угол рта, всем своим видом показывая полное презрение к "сухарям" и "начетчикам". Они портят жизнь девочкам, после работы даже отдохнуть не дают.

- Страшно интересно, - ядовито усмехнувшись, прервал Жорка Вадима. - Потерпите немножко, Марусенька, и он расскажет вам о косинусе фи.

Вадим отпарировал:

- Тебя должен особенно интересовать этот косинус. Ведь это из-за него у тебя были разногласия с профессором? Кажется, они закончились двойкой?

Жорка быстро вынул трубку изо рта, хотел ответить обидчику зло, но опомнился. Не стоит ворошить столь неприятную тему.

- Эх, друзья, - вздохнув, сказал он примирительно, - и скучно и грустно... Мура все это. Подумаешь, какой веселый разговор завели.

Никто его не поддержал, а Маша - все же она электрик! - заинтересовалась техническими особенностями нового аккумулятора и стала расспрашивать Вадима, зачем выкачивали воздух из кожуха, как устроены подшипники...

Кучинского все это абсолютно не интересовало, но он ревниво следил за Димкиным успехом. Слушает девчонка, ничего не скажешь! И он приберег свой последний решающий козырь, которым не раз пользовался, чтобы поразить воображение слушателей и тем отвлечь их внимание на себя.

- Верно, все верно, - перебил он Димку. - Но к чему тут рассусоливать, когда через год-два никаких аккумуляторов не потребуется - ни механических, ни электрических. А из этих плиток, - он постучал носком по зеркальной поверхности, - гребешков наделают...

Вадим снисходительно взглянул на Жорку.

- Вот именно гребешков - предел твоих мечтаний.

- Это ты носом землю роешь. А сейчас уже атомный век. Ты разве ничего не слыхал об атомной батарее? Она сто лет может работать. И солнца для нее не требуется. Положил в карман целую электростанцию и пошел.

- Но ведь у нее ничтожная мощность! Какая уж там электростанция!

- Ничего, скоро сделают такую, что будь здоров! Приземленный ты человек, бескрылый. То ли дело, взял щепоточку атомного горючего... и привет, старик, я уже на Луне. Вот о чем нужно думать, а все остальное - скукота и отсталость. Надо, товарищ Багрецов, идти в ногу с передовыми идеями. Отсталых, как тебе известно, бьют.

Не хотелось спорить. Жорка все равно останется при своем мнении. Ссориться с ним в присутствии девушек тоже неудобно. Эх, сказал бы ему, Вадим, что, несмотря на всякие пышные слова насчет атомного века и космонавтики, Жорка не только отстал, но и тянет за собой других. Это о нем писал Маяковский, что много разных ракушек налипает нам на бока. А Жорка готов присосаться даже к космическому кораблю.

Чувствуя свою "победу", Кучинский решил ее закрепить и воспользоваться всем арсеналом имеющихся у него средств, чтобы вконец загипнотизировать девушек мечтой о самом необыкновенном.

Кстати говоря, жажда "красивой жизни", мечта о тепленьком местечке и пренебрежение к труду у молодых людей типа Кучинского всегда сочетается с увлечением экзотикой, далекой от великих дел, которыми занят наш народ.

Что интересует, что поражает Кучинского, к чему он стремится?

- Послушайте, девочки, - говорил он, оттирая плечом Багрецова. - Разве он умеет мечтать? Ну, скажем, вы про Атлантиду слыхали? Оказывается, существует на дне океана город и там живут люди. Вот это жизнь! Все девочки ходят в золотых туниках! А над ними стеклянный купол... Или вот еще: говорят, в каком-то море рыбаки видели морскую змею длиной в тысячу метров... Или я как-то читал заграничную книжку про путешествие в Галактику. Там этих космических кораблей тьма-тьмущая. Снуют взад-вперед. Хочешь - привезут тебя на Юпитер, хочешь - на Сатурн... Девочка там мне одна понравилась, главная героиня. Говорит: "Я простая звездная девчонка". Каково, а? И все это атомная энергия. Да вы знаете, что скоро хлеб не будут сеять, а обыкновенным образом добывать из воздуха?

- Не может быть! - всплеснула руками Маша.

- Ничего особенного. Атомная энергия. Нажал кнопку, и булка падает прямо тебе в руки.

- Манна небесная, - съязвил Багрецов. - Вот лентяев-то разведется!

Кучинский презрительно хмыкнул.

- А как же ты думаешь! Ишачить не будем. Ох, и жизнь, девочки, настанет, будь здоров! - Он оглянулся и, заметив, что из дверей главного здания - вышел Курбатов, заторопился. - Ну, мы еще поговорим. А пока - дела, миленькие, дела...

Сегодня Кучинский получил замечание за излишнюю веселость в лаборатории. Надо выбрать подходящий момент и во время вечерней прогулки начальника оправдаться перед ним.

"Собственно говоря, ничего особенного не произошло, - успокаивал себя Кучинский. - Стоит ли обращать внимание на мелкие придирки. На всякий чих не наздравствуешься. У стариков (а для него Курбатов таким и был) своя психология, свои взгляды. Во все времена и у всех народов они завидовали молодости. Их раздражает смех - пикнуть при них нельзя. Ходи по струнке, не смей возражать, покорно сноси капризы, а главное, почтительно выслушивай нравоучения и нотации. Ужасный народ, старики!"

Вытирая руки платком, Курбатов спустился по ступенькам. Издали улыбнулся Лидии Николаевне и, устало склонив голову, пошел по краю зеркального поля.

Жора бродил неподалеку. Может, старик сам его позовет?

Павел Иванович не думал, о старости. Он был в том цветущем возрасте, когда вместе с сединой приходит творческий опыт, без которого не рождается настоящая наука. До заката еще ой как далеко, а сколько уже сделано! Разве станет инженер Курбатов завидовать юности, ее робким шагам, синякам на коленках, когда еще не выбран настоящий путь! Не будет завидовать потому, что не захочет расстаться с опытом беспокойной, интересной жизни, которую он выбрал правильно. Прожитые годы неповторимы. Были они разные: и хмурые и солнечные, но всегда дорогие.

Сколько ошибок он сделал, сколько необдуманных поступков! Учился в энергетическом институте, на вечернем факультете, добрался до четвертого курса и бросил. Кто виноват? Страшная, неистребимая жажда деятельности, чтоб поскорее увидеть тобой созданную вещь, конструкцию, чтоб жила она, чтоб работала на человека.

Тогда, еще очень молодым техником, Курбатов показал незаурядные способности, изобрел всякую всячину с применением фотоэлементов - то какую-то особую автоблокировку, то крохотное фотореле. О Курбатове писали в технических журналах, его снимали в кинохронике. К двадцати годам у него уже было несколько авторских свидетельств, премии и благодарности.

Юного специалиста пригласили в одну производственную организацию руководить установкой изобретенных им приборов. Отказаться не мог, к тому же Люба настаивала, - дело было выгодным, а ей хотелось похвастаться перед подругами новой шубкой. Не бросая основной работы в лаборатории, Курбатов согласился на совместительство, позабыл про зачеты и экзамены в институте, и с тех пор на анкетный вопрос насчет образования долгое время писал "н/з высшее", то есть незаконченное высшее.

Опомнился, но было уже поздно - увлекся фотоэнергетикой. Она стала целью всей его жизни, и на слушание лекций в институте времени совсем не оставалось. Разве могли его интересовать паровые котлы и генераторы, когда он работал над тем, чтобы заменить их фотоэнергетикой.

Он шел трудной дорогой, не искал обходных тропинок. Не хватало систематических знаний, мучительно давалась математика; иной раз ее приходилось заменять экспериментом, долгим, мучительным. Инженеры и ученые, искушенные в высшей алгебре, с закрытыми глазами умеющие написать сложнейшую формулу, мягко вышучивали Курбатова за его пристрастие к эксперименту, когда есть путь более легкий и простой. Но среди них находились и недруги, коим успехи молодого самоучки были не по нутру. Ведь он получал премии, с ним считались не меньше, чем с доктором наук. Его работы высоко оценивались крупнейшими академиками. А завистники этого не прощают.

Война надолго прервала его работу. В первые же дни он пошел добровольцем, служил в инженерных частях, после демобилизации вернулся в институт и занял скромное место в той же лаборатории, где работал раньше.

Не щадя себя, не зная роздыха, Курбатов стремился наверстать упущенное. Жил отшельником, потерял жену - и наконец, точно проснувшись, увидел, что его давнюю мечту можно потрогать рукой. Нужна специальная лаборатория. Кто же должен руководить ею? Здравый смысл подсказывал: сам изобретатель. Однако в министерстве нашлись товарищи, придерживающиеся иной точки зрения.

Директор института Чичагин, старый опытный инженер, человек в высшей степени прямолинейный, а подчас и резкий, привез в главк проект приказа о назначении Курбатова руководителем лаборатории фотоэнергетики. Начальник главка, сухой, болезненный человек с землистым цветом лица, честный служака, просидевший на одном стуле десяток штанов, просмотрел "Личное дело Курбатова П. И." и, глотнув какую-то таблетку, заявил:

- Вряд ли министр утвердит. Помилуйте, у человека не только степени, но и диплома нет!

- Зато у него есть куда более редкая ценность - талант. Не все члены нашего ученого совета могут его вам на стол выложить. К тому же Курбатов блестящий исследователь, великолепный конструктор и технолог.

- Неудобно, знаете ли. - Начальник главка взял список сотрудников лаборатории и подчеркнул ногтем строчку рядом с фамилией Курбатова. - Что здесь написано? Инженер-практик. А дальше его подчиненные: кандидат физико-математических наук, кандидат технических наук. На должностях младших научных сотрудников у вас проставлены фамилии аспирантов, сдавших кандидатский минимум.

- Минимум, минимум, - взорвался раздосадованный директор. - Мне максимум подавай! Талант мне нужен, и по самому большому счету. Какой он к черту творец, ученый, ежели у него за душой, кроме этого минимума, ни шиша!

- Откуда вы знаете, как себя покажут аспиранты?

- В том-то и дело, что не знаю. Кота в мешке дают, а я подписываю. Ты дальше читай, - Чичагин перевернул страницу. - Старший техник Сапожков, первый рационализатор отдела, драгоценная башка, золотые

руки. Инженер-технолог Зисман. Еле вытащил с завода, не отпускали. Или вот еще Захаров - мастер специальной оптики. Или модельщик Санько, гений стеклодув Бархатов. Все себя показали, дел сколько переделали, в них есть огонек, беспокойство и, главное, собственная мысль. Понимаешь, собственная! Вот они-то и есть кандидаты в большую науку. Сам Курбатов их выбирал, а ему виднее, на кого можно положиться, работал вместе.

- Странная у вас позиция, товарищ Чичагин, - кисло улыбнулся начальник. - Вы что же, отрицаете необходимость степеней и знаний? А сами?

- Что сам? Я минимумов не сдавал. Не за школярство я степень доктора получил а за труды, за дела. Понимаешь, дела. Ими ценен человек, а не тем, сколько лет он нагружал свою башку. У иного там чистое серебро, а попробуй достать, чтобы возвратить народу, ни черта не выходит. Трясешь его, как копилку, а из нее капают лишь медные пятаки. Вот и все мыслишки. - Чичагин безнадежно махнул рукой.

Не договорившись с начальником главка, он обратился к министру и получил поддержку. Лишь тогда Курбатову предложили руководить лабораторией. Вскоре он получил диплом инженера, сдав экзамены экстерном. Прошло еще немного времени, и была организована испытательная станция, где Павел Иванович проводил большую часть своего времени.

Но разве это самое главное? Сейчас рассматривается проект создания филиала в местах менее солнечных, куда особенно влекло Курбатова. Он надеялся, что там будет совсем немного людей и можно будет спокойно работать за лабораторным столом. Не надо сидеть в президиумах, выступать на юбилеях, писать резолюции на заявлениях...

В московской лаборатории ему было трудно. Народу много, не всех узнаешь. По ночам мучился. Может, повременить с выговором? Не забыл ли кого в первомайском приказе? Надо бы Санько отметить. Но тогда Захаров обидится. Думаешь о Захарове и упорно отгоняешь мысль о том, что сегодня опять не проверил новую рецептуру фотослоя, а это очень важно - задерживается разработка технологии... Все нужно, все важно. Есть помощники, но на них не всегда можно надеяться. Настоящие руководители умеют сочетать науку с организационными делами, с будничными заботами. Тулупы и валенки для сторожей, кипятильник для буфета - и рядом перспективный план работ на десяток лет. Другие умеют, а у него не выходит.

Здесь, на зеркальном поле, полегче. Сотрудников - раз два и обчелся, можно приглядеться к каждому. Беспокоили приезжие, их тоже надо знать. Вот хоть бы эти техники. Ребята вроде толковые. Но что значит эта история с осколком? И вообще - непонятны некоторые поступки Багрецова. Сегодня после работы Кучинский попросил Курбатова зайти в лабораторию посмотреть, правильно ли он начал измерения. Пошли вместе с Кучинским. Входят в лабораторию, и Жора глазами показывает на Багрецова. Тот отпиливал кусок плиты...

Конечно, ничего в этом не было предосудительного - может быть, техник хотел проверить какой-то новый способ контроля или схему присоединения приборов... В конце концов, он мог заинтересоваться структурой ячеек и термоэлементов. Но тогда нечего смущаться. А Багрецов вздрогнул и покраснел, точно его застали на месте преступления.

Кучинский загадочно улыбнулся.

- Мы тебе не помешали, старик?

Подойдя к столу, Курбатов заметил, что из плиты уже выпилен довольно большой квадрат.

- Зачем это вам? - пришлось спросить Багрецова.

Тот не мог скрыть замешательства.

- Хотел попробовать... - Багрецов не знал, куда девать руки, и нервно перекладывал с места на место ножовку. Весь его облик выражал крайнее смущение. - Лидия Николаевна разрешила...

- Что разрешила?

- Отпилить...

Больше ничего Курбатов не смог от него добиться. А тут еще Кучинский со своей всепонимающей улыбочкой.

Поди разберись что к чему.

...Павел Иванович дошел почти до конца зеркального поля и повернулся, Жора вынырнул из темноты.

- Простите, Павел Иванович, что я к вам с делами в нерабочее время...

- Срочные дела?

- Да как вам сказать... Трудно работать, Павел Иванович. Я очень уважаю нашу аспирантку. Человек она знающий. Но зачем же проявлять административный восторг? Хотел взять вторую плиту, а Лидия Николаевна запретила. "Одной, говорит, обойдетесь". А какому-то технику для личных надобностей разрешила. Вы же сами видели.

- Почему для личных? Не понимаю.

- Да ведь это радиолюбители. Они все в дом тащат.

- А вы не радиолюбитель? - усмехнувшись, спросил Курбатов.

- Избави бог! Мне не до баловства.

Курбатову не очень понравился этот ответ, но спорить не хотелось, и он спросил, лишь бы замять неловкость:

- Кстати, где вы хотите работать - на заводе или в лаборатории?

- Везде интересно, Павел Иванович, - слукавил Жора, еще не понимая, к чему тот клонит.

- Я бы советовал на завод, в цех. Посмотрели бы, кто сейчас за вас, студентов, трудится.

- Как это за нас? Мы тоже работаем, и не меньше других. Мы не нахлебники. В нашем государстве все равны.

Вежливая предупредительность, с какой Жора начал разговор, исчезла, показалось плохо скрытое самодовольство.

Павел Иванович с минуту молчал, разглядывая студента. Интересно - что у него за душой?

- Да, конечно, равны, - согласился он после паузы. - У нас все работают. Только глубокие старики да инвалиды живут за счет государства. Но есть молодые, здоровые люди, которые готовятся к делу. Это студенты. На них работает народ. И потому они в неоплатном долгу перед страной. Но далеко не все это чувствуют. - Павел Иванович вскинул глаза и строго посмотрел на Кучинского. - Вы как будто бы морщитесь?

- Но ведь у большинства студентов есть родители, - обидчиво возразил Жора. - Они дают нам возможность учиться и не работать. Я, например, не получаю стипендии.

Курбатов удивленно взглянул на него.

- Вы, значит, считаете, что народ тут ни при чем, если папа вас кормит, одевает и обувает? А кто строит для вас дворцы науки с лабораториями, библиотеками, спортивными залами и даже с бассейнами? Кто содержит профессуру, ассистентов, лаборантов, счетоводов, дворников, уборщиц - целую армию людей, которые работают на вас? Многие десятки тысяч тратит государство на каждого студента за время его обучения.

- Вкладывает как в сберкассу. Потом отработаем.

- Вы уверены? - Курбатов иронически прищурился и, не получив ответа, сказал: - Даже из отличника не всегда получается хороший работник. А бывают и пустоцветы. Хорошо бы их распознавать раньше, еще до поступления в вуз.

Кучинский обозлился:

- При чем тут пустоцвет? Не всякий же может быть изобретателем. Есть такие, что звезд с неба не хватают, а устраиваются - дай бог каждому. Один мой приятель кончил институт, и его сразу же взяли в министерство. Да не как-нибудь, а заместителем начальника отдела. Повезло товарищу...

- Бедный малый, - искренне посочувствовал Курбатов. - С этих лет - да в кабинет! Но не сможете ли вы сказать, зачем молодому инженеру министерство, коли он еще не работал на производстве?

Тут Кучинский сообразил, что ему не следует спорить с Курбатовым - невыгодно. Он вежливо поддакнул, а для себя решил: "Неисправимый чудак этот Курбатов! С луны он, что ли, свалился? Даже странно, как ему доверяют руководство лабораторией. Неужели он до конца своих дней останется наивным ребенком? Очень нужно производство! Пошлют в пустыню, инженером на строительство нового фотоэнергетического поля, - сохни там от жары. Удовольствие маленькое".

Жора Кучинский был твердо убежден, что попасть "с этих лет в кабинет" - высшее счастье для молодого специалиста. По настоянию матери отец уже "провентилировал вопрос" об устройстве сына в министерстве, но надежда была слабая. Младший Кучинский решил действовать сам. На худой конец можно согласиться на лабораторию в каком-нибудь столичном научно-исследовательском институте. Шут с ней, с фотоэнергетикой. Можно испытывать фотоэлементы для кино...

- У меня к вам, Павел Иванович, просьба, - Кучинский скорчил слащавую мину. - Нельзя ли с ближайшей оказией посылочку матери отправить? Сухофрукты здесь замечательные. Курага - как янтарь, а персики... - он поцеловал кончики пальцев.

- Что же вы из Ташкента не отослали?

- Закрутился, Павел Иванович. В самый последний момент вспомнил. Пришлось сюда везти. Прошу извинить, но: я и на вашу долю захватил.

- Напрасно.

Кучинский показал в улыбке золотой зуб.

- Пустяки, Павел Иванович. Вам некогда, а я это сделал заодно. И не вижу ничего дурного в том, если мы, молодые, пусть хоть в мелочах, будем внимательны к старшим. Тем более что работать я у вас не собираюсь. Через месяц расстанемся, как в море корабли.

- Ну, это как сказать. Если здесь построят медный комбинат, понадобятся и специалисты нашего дела. Ведь это первый выпуск.

- Да, конечно. - Кучинский вздохнул и снял шляпу. Ему стало жарко. - Гора с горой не сходится... Простите, я должен выключить термокамеру, уже время. - И, обмахиваясь шляпой, он исчез.

Курбатов пошел дальше по краю светящегося поля, думая об этом студенте, о техниках, с которыми он еще не установил нужного контакта. Невольно вспомнилось сегодняшнее смущение Багрецова. Да, странно, очень странно. А многозначительный взгляд Кучинского?.. Хотелось бы лучше думать о людях. Мелочь, все это мелочь. Но, поди ж ты, не выходит из головы! И этот разговор с Кучинским. Не взять ли его на работу? Человек он исполнительный. Что же касается науки, то она сама заставит себя полюбить. Ведь Кучинский еще очень молод. Однако трудные, каменистые дороги под палящим солнцем, в дождь и ненастье ему, кажется, не по нутру. Видимо, он ищет тайную тенистую аллейку, по которой можно пробежать к успеху, засесть в кабинет и не думать о том, что дороги в науку бесконечно длинны и нет им ни конца, ни края...

Глава 7
ТРЕВОГА

В зеркальном поле горела луна. Мерцали крупные южные звезды. Ничего этого Курбатов не замечал. Перед его глазами возникали давно покинутые родные места.

Привык он к здешнему щедрому солнцу, к вечной зелени на берегах озер и каналов, нравились ему и рощи саксаула - скупого, жестколистого, богатые ташкентские сады и виноградники, ароматные чарджуйские дыни. Пусть пески окружают эти благословенные места, но и пески отступают перед упорством и разумом человека. Прекрасный край, где солнце трудится вовсю.

Курбатов знал, сколько оно дает тепла. Аппараты, привезенные техниками из института метеорологии, передавали на центральный пульт и температуру, и силу света, и спектральные данные. Он мог узнать, много ли днем падает на землю ультрафиолетовых лучей, сколько вечером - инфракрасных...

А там, в родных местах, на полях Орловщины, совсем иное солнце - скупое, не горячее. Зимой его не допросишься, а летом часто видишь только сквозь облака. Стрелки фотометров отклоняются еле-еле, а термометры-самописцы вычерчивают спокойные кривые, редко поднимающиеся выше двадцати градусов. Разве это работа?

Во всех областях средней России земля получает от солнца сиротскую долю тепла - во много раз меньше, чем на юге. Если бы где-нибудь неподалеку от Орла или Смоленска построить зеркальное поле, такое же, как в Узбекистане, то оно бы себя не оправдало. Солнце выдавало бы свой жесткий паек, да и то летом. А зимой редкие холодные лучи, процеженные сквозь густое сито облаков, могут лишь заставить почернеть фотопластинку, а чтобы дать солидную энергию для моторов и освещения - это почти безнадежно.

И все же Курбатов надеялся. Он чувствовал себя должником перед родным краем. Земли там бедные, сколько труда приходится вкладывать, чтобы удобрить их, задержать талые воды, сохранить посевы! Это не жирные земли Кубани, не солнечная Грузия, где палку в огороде воткнешь - и она растет. Скромны дары родной земли.

Много ездил Курбатов по стране, бывал на прославленных курортах, жарился на евпаторийском песке, купался в Гурзуфе, смотрел восходы солнца на Ай-Петри, бродил под пальмами Гагры и Сухуми, плавал по Каспию, гулял в садах Алма-Аты. И всюду солнце, сплошное солнце. Он хотел его заставить работать везде и с полной нагрузкой, чтоб не было чересчур обласканных мест или совсем позабытых, как Заполярье, где полгода торчит на небосклоне холодное, декоративное светило.

Этот холодный свет Курбатов когда-нибудь тоже заставит работать. Вот где простор для зеркальных полей! Но займется он этим во вторую очередь. Прежде всего надо проверить, что может получиться в родных местах.

Он шел по зеркальному полю в среднеазиатской пустыне, а думал о среднерусских полях. Будто потянуло запахом свежего сена и дымком от костра. На предутреннем розовом небе жидкие белесые облака, в пойме реки темнеют стога. Они, как шапки, расставлены по полю. Заросшая камышом слабенькая речушка, турбины тут не поставить - ни света, ни тепла.

Годы и годы Павел Иванович занимался повышением коэффициента полезного действия фотоэлементов, которые можно бы применить не только на Юге. Наконец ему удалось создать новый фотоэлектрический слой. В "ячейке Курбатова" он преобразовывал даже слабые солнечные лучи в достаточно ощутимую электроэнергию. После всесторонней проверки новых плит и в Москве и здесь, на испытательной станции, директор института Чичагин согласился организовать филиал курбатовской лаборатории где-либо в средней полосе России. Павел Иванович высказался за Орловскую область. Составили проект и передали на утверждение в министерство.

Курбатов с нетерпением ждал ответа. Конечно, сразу он отсюда не уедет - надо все подготовить для строительства медного комбината: расширить поле, обучить молодых инженеров и техников, а потом домой, домой...

Курбатов не стыдился этого властного чувства. Тоска по родным местам часто не давала покоя. Он жаждал новой деятельности там, где, ему казалось, это было важнее всего.

Совместными усилиями московских инженеров, Узбекской Академии наук и ташкентских строителей была создана испытательная станция. Все понимали, какое исключительное значение для республики могут иметь зеркальные поля Курбатова. Такого инженера нельзя отпускать из Узбекистана. Он заслужил и любовь и уважение.

Но Павел Иванович не мог здесь оставаться. Выходил вечером в пески и, смотря на закатное солнце, думал: "А у нас уже коров подоили..." В прошлом году он проводил свой отпуск на родине. Жил у сестры, неподалеку от совхоза, где она работала зоотехником. Никогда бы не расставался с родными местами, лугами, перелесками, сырыми, прохладными оврагами, где слышится песня ручья. Тянет туда, тянет.

Однажды он признался в этом своему шоферу Алимджану. Тот вежливо намекнул, что в родной стране всюду хорошо. Работал он в Баку, Свердловске, где-то возле Липецка, сейчас вернулся домой. Тоже недурно.

- Тогда поедем со мной в новую лабораторию, - предложил Курбатов, - Гараж там побольше будет, не то что здесь. Поедешь?

- Нет, дорогой, не проси, не могу. Очень жалко расставаться. Такого начальника где найдешь? Но я уж лучше на комбинате буду работать. Здесь тоже нужно.

И Курбатов понимал его. Вот Лидия Николаевна поедет, она орловская, ей там нравится. Он показывал ей проект строительства. Уже и место выбрано - неподалеку от деревни Высоково. Открытое, ровное, раньше здесь картошку сажали.

Но стоит ли занимать землю зеркальными полями, ведь это колоссальные затраты, - а каков экономический эффект? Зимой поля покроются снегом, свет будет еле-еле проникать сквозь его толщу.

Все было продумано Курбатовым - и защитные насаждения вокруг энергетических полей и мощные воздуходувки, которые сметают снег на больших пространствах. Предусмотрена защита от гололеда, ливней, всех враждебных стихий. Там, в Высокове, впервые будет использован комплексный метод аккумулирования электроэнергии. Все взвешено и подкреплено бесчисленными колонками формул и цифр.

Одно время у Курбатова был проект подавать энергию из солнечных районов страны по проводам. В Узбекистане можно построить зеркальные поля, а где-нибудь :в Орловской области пользоваться их энергией. Оказалось невыгодно - слишком дороги линии электропередачи. Лучше получать энергию на месте, пусть даже в меньшем количестве.

Все решали расчеты. Он доказал выгодность постройки под зеркальным полем парников и оранжерей, которые будут отапливаться электроэнергией, полученной от курбатовских плит. Тогда, как и здесь, в Узбекистане, можно будет снимать по три урожая в год. На столе орловцев или рязанцев даже зимой появятся свои фрукты, ягоды, свежие овощи, только что снятые с грядки.

Почти даровая электроэнергия. Ведь зеркальное поле - самая простая и самая совершенная электростанция. Одного человека достаточно для ее обслуживания. Правда, не сейчас, а через несколько лет, когда будут решены многие пока еще не ясные вопросы.

Каждый настоящий ученый должен быть мечтателем, должен уметь заглядывать вперед. Таким был и Курбатов. Он уже видел сотни и тысячи зеркальных полей в разных концах страны.

Далеко не все восторгались работами Курбатова. Некоторые считали его прожектером. В самом деле, еще и года не прошло, как построено опытное поле в Узбекистане, еще не проверено, как поведут себя курбатовские плиты в долговременной эксплуатации, а он уже настаивает на организации новой лаборатории под Орлом. Неужели Курбатов не понимает, что даже в случае успеха строительство фотоэнергетических полей в Средней России никогда себя не оправдает. Ведь есть куда более совершенные способы получения электроэнергии.

Совсем недавно Курбатов летал в Москву узнавать судьбу своего проекта.

- Езжайте сами в министерство, - посоветовал Чичагин. - Я уже там порядком надоел.

Начальника управления, того, кто занимался проектом, Павел Иванович не застал, пришлось разговаривать с помощником, остроносеньким мальчиком в огромных круглых очках.

- Чибисов, - представился он, откладывая газету.

Курбатов назвал себя и грубовато заметил:

- Что-то я вас здесь не встречал.

- Я тоже, - с некоторой заносчивостью отпарировал молодой инженер. - Но с вашими работами встречался. Кстати, мне пришлось докладывать о вашем последнем предложении.

- Ну и что же? Есть решение?

- Будет, - уклончиво ответил Чибисов. - Простите, вы не видели пятого номера нашего журнала? Наверное, почта приходит нерегулярно?

- Есть такой грех. А что там, статья по фотоэнергетике?

- Нет, о других делах, поважнее.

И Чибисов протянул Курбатову журнал, который открывался статьей о новой атомной электростанции и перспективах развития атомной энергетики.

- Да, этим можно гордиться, - проговорил Курбатов, быстро перелистывая страницы. - Так, так... Принцип интересный, но об этом я уже знал.

Посматривая на него сквозь очки, Чибисов чего-то выжидал, наконец, спросил осторожно:

- А не думаете ли вы, Павел Иванович, что нам придется пересмотреть планы на будущее?

- Обязательно. В практическом решении вопроса атомщики оставили нас далеко позади. Помню, когда я услышал по радио об их успехах, то для меня это было вроде как звук трубы. Он зовет нас...

- Куда, Павел Иванович? - с подчеркнутой безнадежностью перебил его Чибисов. - У них беспредельные возможности. А мы чем занимаемся? Ну, что стоит ваше опытное поле, с жалкой тысячей киловатт, когда у них уже сотни тысяч?

Курбатов вздохнул. Как скоро этот мальчик сделался ограниченным чиновником, который дальше своего носа ничего не видит. Оперирует цифрами, а они для него сухие, неодушевленные. Разве в мощности дело? Стране нужна дешевая энергия, добытая любыми путями: с помощью атомного котла, силы падающей воды, ветра, солнца. И через сотню лет будут работать гидростанции, ветряки, фотоэнергетические поля. Все останется, кроме тепловых электростанций, где сжигаются уголь и нефть.

Задумчивость Курбатова Чибисов расценивал по-своему: "Конечно, неприятно, когда тебе перебегают дорогу. В самом деле, кому сейчас нужны курбатовские плиты?"

Он важно откинулся в кресле и, похлопывая себя по коленям, цедил снисходительно:

- Ничего еще не известно, Павел Иванович. Проект находится у министра. Он вас, наверное, вызовет. Но в крайнем случае мы найдем применение вашим новым плитам. Не пропадут. Нас уже запрашивали из Туркмении - строится консервный завод. Потом еще нужны походные бани для изыскательских партий. А на днях мы получили письмо из Главного управления госцирков...

Курбатов резко повернулся и, ни слова не сказав, вышел.

Что спросить с мальчишки Чибисова? Неумен и бестактен. Но он осторожен и не стал бы высказываться столь резко о постройке нового опытного поля, если бы не знал точки зрения своего начальства. Спасибо за предупреждение. И Курбатов, минуя все промежуточные инстанции, попросил доложить о себе министру.

Министр, человек средних лет, с голубыми глазами, в безукоризненно сшитом ярко-синем костюме, вышел из-за стола и направился к изобретателю.

- Я хотел бы знать - стоит ли мне рассчитывать на постройку нового опытного поля? - спросил напрямик Курбатов, усаживаясь в предложенное кресло.

- Рассчитывать вы должны, - сказал министр, садясь напротив. - Но приготовьте надежное оружие. Противники у вас серьезные.

- И много?

Министр засмеялся.

- На ваш век хватит. - И заговорил уже другим тоном: - Поймите, Павел Иванович, что фотоэнергетика уже перешагнула ведомственные рамки нашего министерства. Приходится оглядываться на соседей, советоваться с ними. Вот почему мы еще пока не решили вопрос о новом строительстве. Место для него очень неподходящее.

- Почему же неподходящее? У меня полные расчеты.

- Полные? А вот знающие люди утверждают, что вы недостаточно проверили возможную усталость фотослоя и что неизвестно, как поведут себя плиты "К-8" при сорокаградусных морозах. Кроме того, специалисты указывают на неоднородность ячеек, ссылаются на значительный обратный ток.

- Неправда. В последних образцах обратный ток уменьшен...

- Вот именно - в образцах. А что будет при серийном выпуске? Но я не хочу вас пугать. - Министр придвинулся ближе к Курбатову и понизил голос: - Кроме того, не всем специалистам, критикующим ваш проект, можно верить. Есть еще такие, которые больше всего заботятся о чести мундира. Как это, мол, нас не спросили и вдруг придумали какую-то фотоэнергетику? Но в основном вашим проектом занимаются люди, искренне заботящиеся о судьбах советской науки. Вы же понимаете, Павел Иванович, что новая лаборатория обойдется в миллионы рублей. Приходится быть осторожным.

Кто же с этим не согласится? Курбатов еще и еще раз проверит новые плиты. Можно здесь, в лаборатории, на заводе. Пусть проверка будет самой жесткой. Надоели мелочные придирки противников. Министр не знает, а жаловаться неудобно. Понимает ли он позицию руководителя лаборатории солнечных термогенераторов? Почему тот категорически возражает против объединения термоэлементов и фотоэлементов в одной ячейке? Очень просто: это грозит слиянием двух лабораторий в одну, и неизвестно еще, кто там будет начальником...

Разумеется, сей начальник тщательно (и очень умело!) скрывает истинную причину своего недовольства проектом Курбатова, находит в нем десятки мелких погрешностей, раздувает их в непреодолимые пороки. А так как в этой технике понимают пока немногие, то очень трудно уличить его в передержке. И с мнением его тоже считаются. Авторитет.

Прощаясь с министром, Курбатов остановился в дверях.

- Я еще раз проверю наиболее уязвимые места в проекте, проведу новые испытания. Но палок в колесах не избежать.

- Не бойтесь. Палки ломаются.

И вот, несмотря на то, что плиты восьмого сектора работали безотказно уже не один месяц, Курбатов заставил себя позабыть об этом и начал испытания заново. В лаборатории стояли белые, герметически закрытые шкафы. В одном из них была создана тропическая жара, в другом - арктический холод, в третьем создавалась сырость. Внутри по стенкам текла и испарялась вода.

В эти шкафы Курбатов закладывал испытываемые плиты, потом через несколько суток вынимал их и проверял в работе. Он создавал для них невыносимые условия: сразу же из холода перебрасывал в жар, потом поливал искусственным дождем и вновь замораживал. Такого климата на земном шаре не существует, но Курбатов с ожесточением мучил свои ячейки, чтобы никто не мог спросить: "А скажите, Павел Иванович, вы пробовали их на пятидесятиградусном морозе? Ведь в среднерусской полосе такая температура вполне вероятна". И Курбатов спускал температуру в камере холода до семидесяти градусов. Ячейки работали нормально.

В этих испытаниях ему помогала Лидия Николаевна. Сегодня после работы она поздравила Курбатова.

- Все хорошо, Павел Иванович. Придраться абсолютно не к чему. Пошлете протоколы в Москву, и сразу же начнется строительство.

Курбатов был настроен весьма благодушно, шутил, улыбался, Испытания закончены, теперь уже никто не посмеет сомневаться, называть тебя прожектером и ставить палки в колеса. Колесница мчится на полном ходу.

- Лидия Николаевна, а какие у вас планы на будущее? Не хотели бы поработать в родных местах? А?

- Там видно будет, Павел Иванович.

Вечером его опять потянуло в лабораторию. Он ходил вдоль столов, присаживался то за один, то за другой и чувствовал себя как-то странно. Огромный черный глаз смотрел на него со стены. Это мощный фотоэлемент, который испытывался в летающей лаборатории. Тогда он показал себя хорошо, но потом, когда его привезли сюда и стали проверять под действием света угольной дуги, то обнаружилась усталость фотослоя, чего не наблюдалось в плитах зеркального поля.

Захотелось еще раз проверить плиту "К-8", уже побывавшую на поле: каков процент ее усталости? Он не должен быть более пяти, то есть напряжение, которое плита даст после часового облучения, остается почти неизменным. Плита эта уже испытывалась, с нее был снят нижний слой пластмассы.

Павел Иванович подтащил плиту к проекционному фонарю с объективом, направленным вниз, как у фотоувеличителя, надел защитные очки, и щелкнул выключателем. Зашипела дуга. Розово-лиловый ослепительный

кружок остановился на одной из ячеек плиты, провода от которой Курбатов присоединил к вольтметрам. Делал он все это спокойно, привычно и терпеливо.

Но что это? Он вздрогнул, будто кто-то толкнул его в спину. Стрелка одного из вольтметров скользнула к нулю, а через секунду вновь показывала требуемое напряжение.

Курбатов проверил проводнички. Они шли к контактам освещенной ячейки. Возможно, плохой контакт? Нет, все в порядке, провода закреплены наглухо. Он переместил световое пятно на другую ячейку. Опять прыгает стрелка. Холодный пот выступил на лбу. Что же это получается? Значит, от времени перерождается слой? Значит, в нем происходят какие-то непонятные явления? Вот опять ползет стрелка. Невозможно поверить. Вдруг это случится не в одной-двух ячейках, а в десятке, в сотне? Выйдет из строя половина плиты. В следующей тоже. Зеркальное поле будет давать все меньше и меньше энергии, пока не погибнет окончательно. Тогда всему конец. Здешнюю лабораторию приспособят под дом отдыха. Танцплощадка уже готова. Перед глазами скачет Кучинский, две аккумуляторщицы с ним. Они часто танцевали.

Курбатов вбросил пиджак, хотел повесить на спинку стула, но некогда, кинул на стол.

Шипят угли. Ослепительный, будто добела раскаленный пятачок бегает по ячейкам плиты, ощетинившейся пестрыми, цветными проводами.

Но, может, это случайность? Попались испорченные ячейки. Зачем отчаиваться раньше времени? Дрожащими руками Курбатов присоединяет концы проводов к вольтметрам. Застыли стрелки. Почти каждая из них показывает одинаковое напряжение. Ячейки работают нормально.

Сбросив защитные очки, Курбатов впивается глазами в неподвижные стрелки, страшась, что вот опять какая-нибудь вздрогнет и пугливо упадет к нулю. Проходят минуты, мечутся огненные пятна на белых блюдцах вольтметров. Нет, стрелки не шевелятся.

Мучат сомнения. Видно, нельзя безнаказанно повышать чувствительность фотослоя - яркий свет ему вреден. Значит, на восьмом секторе есть немало погибших ячеек. Но как найти их? Нельзя же от каждой ячейки выводить провода. Ведь их тысячи! Испытать одну-две плиты? Но что это даст? А вдруг в соседних окажутся десятки пробитых ячеек?

Стрелки замерли в неподвижности. Курбатов перевел дух. Не так страшно, предполагал самое худшее. Так и нужно, в этом особенность творческой мысли, чтоб предвидеть любую неожиданность - пусть на первый взгляд и маловероятную, - чтоб не застала врасплох.

Все сливается в одно болезненно яркое пятно. Курбатов ищет очки и не видит, а скорее чувствует, как стрелка крайнего вольтметра падает вниз и застывает черной итоговой чертой. Под ней нуль - оценка всей его работы.

Курбатовские ячейки умирают. Вот еще одна стрелка шевелится. В ячейке теплится жизнь, но скоро угаснет. Она слепнет, и падающая стрелка говорит о конце.

Рванул на себе воротник. Душно. Пуговица запрыгала на полу. А дуга горит, зловеще потрескивая. Своим мертвящим светом она готова выжечь глаза всех ячеек, чтоб погасла в них жизнь, чтоб остановился ток в проводах, чтоб не могли они служить человеку. Курбатов переживал смерть каждой ячейки, как гибель близкого существа; Хотел выключить дугу, но не мог прекратить страшного опыта. Стиснув зубы, он механически присоединял вольтметры на другие ячейки и ждал, какая из них умрет скорее.

В заводской лаборатории эти испытания проводились не раз. Брали несколько плит из очередной серии и также в свете ослепительной дуги проверяли, не уменьшится ли через определенное время общее напряжение, получаемое от ячеек. Результаты оказывались неизменными: стрелка вольтметра часами стояла на одной и той же отметке.

Но почему же сейчас гибнут ячейки? Плита проверена на заводе. Вот в уголке выбит штамп "ОТК". Технический контроль.

Разгадка была простой и страшной. Эта плита после многих месяцев работы взята с восьмого сектора. Задумав ее испытать, Курбатов с ювелирной тонкостью сам припаивал выводные проводнички к серебряным полоскам, нанесенным на пластмассу. Лишь сейчас он пожалел, что не заказал этих выводов на заводе. Пусть хотя бы на нескольких плитах сделали, иначе невозможно проверить каждую ячейку. Для опытов он получал их в коробочках, отдельно. "Так вот оно в чем дело! - Курбатов провел по лбу мокрым платком. - Значит, когда я раньше наблюдал уменьшение напряжения на отдельных плитах восьмого сектора, это объяснялось не усталостью фотослоя, а выходом из строя отдельных ячеек. Но сколько их? Какой процент? И причина? Главное - найти причину".

Он машинально вытер плиту и перевернул ее. Конечно, измеряя напряжение каждой из них, можно узнать, в какой больше всего испорченных элементов. Ведь до установки плит на восьмом секторе было известно, сколько вольт они дают. Но это будет неточно. А вдруг в самом деле появилась усталость слоя или другая, не менее страшная болезнь? Теперь ни за что нельзя было ручаться. Для чистоты эксперимента, для полной уверенности, что ты не ошибся, надо измерить напряжение на тысячах ячеек восьмого сектора. Но как к ним добраться? Спиливать нижний слой пластмассы, как он сделал на одной плите? Ужасно долгая и трудная работа. А потом что? Подпаивать тончайшие выводные проводнички ко всем ячейкам? Нужны месяцы и десятки людей, чтобы это осуществить.

Сразу перед глазами его возникло развороченное поле, плиты, уложенные штабелями, и Чибисов, приехавший в составе комиссии. Она должна сделать кое-какие организационные выводы. В самом деле, разве человек, у которого нет ученой степени, может возглавлять лабораторию? Вот вам результат налицо.

"А не послать ли телеграмму, чтоб мои сотрудники проверили? Потом еще на завод... Невозможно. И Чибисов и тот другой, из лаборатории термогенераторов, воспользуются моей неудачей, раструбят по всему институту... Нет, нет... - Курбатов бросился к шкафу и взял оттуда еще одну плиту "К-8". - Я сам ничего не знаю..."

Он долго распиливал ее - надо вскрыть выводы от ячеек. Затем, задыхающийся от нервного и физического напряжения, положил плиту на лабораторный стол.

Ячейки слепли.

Курбатов выключил дугу. В лаборатории сразу стало темно, хотя и горел верхний свет. Глядя сквозь синее окошечко на остывающие угли, он сидел, бездумно отдыхая. Наконец боль в глазах утихла, можно было различить на столе и плиту, и приборы, и лабораторный журнал, в который он по привычке записал номера испорченных ячеек.

Чуть скрипнула дверь. Вошла Лидия Николаевна. Платье на ней было зеленое, но сейчас, после яркого света, Курбатову оно показалось розовым. Остановившись у порога, Лида спросила:

- Можно, Павел Иванович?

- Да. - Он откинулся на спинку стула и закрыл глаза.

Лида помедлила, неслышно прошла к столу, рассеянно с места на место переставила пробирки.

- Анализ готов.

- Какой анализ? Ах, этот...

Чувствуя неловкость, Лида хотела было уйти, но Курбатов ее остановил.

- Анализ нужен другой. Садитесь. - Он подвинул к ней стул. - Здесь у меня отмечены номера испорченных ячеек, - равнодушно сказал он, водя пальцем по строчкам. - Почти короткое замыкание...

- Отчего?

- Если бы я знал, не утруждал бы вас. Прежде всего необходим полный химический анализ. Затем...

И Курбатов спокойно, собранно, как в давние времена больших невзгод, говорил ей о сущности явления, которое он обнаружил, о том, как можно вынуть из плиты запресованные в них ячейки, тут же написал на листке программу исследований, положил перо и с горечью признался:

- Но выводов мы никаких не сделаем. Материала недостаточно.

Лида поняла, что сейчас беспокоит Курбатова. Положение угрожающее, и только массовым исследованием ячеек можно найти пути борьбы с их болезнью. Это как в медицине, где требуется огромный опыт и массовая проверка лечебных средств.

- Если нужно, исследуем сотни, тысячи ячеек, - говорила Лида. - Возьмем для начала первые плиты сектора.

Молча Курбатов перевернул тяжелую плиту, и она, как показалось Лиде, тут же превратилась в дикобраза с мягкими проволочными иглами.

- Видите? Пришлось распилить. Провода я целый день припаивал. А много ли сделал? Трудно. Слой серебра очень тонкий. Ничего не выйдет, Лидия Николаевна.

Он пожелал ей спокойной ночи, попросил запереть лабораторию и, понурившись, пошел к двери.

- Кстати, - сказал он, обернувшись у порога. - Наш разговор о новой лаборатории считайте несостоявшимся. Простите за легкомыслие.

В другое время Лида бы не удержалась от насмешки. Какой же он ученый, если в себя не верит? А еще мужчина! Разнюнился - проводнички не припаиваются! Но сейчас промолчала, понимая, что дело не в проводничках, а в чем-то гораздо более сложном. Мечта о многих зеркальных полях становилась призрачной, эфемерной. Для Курбатова это было полной неожиданностью и крушением всех надежд. С какой радостью и юношеским задором говорил он Лиде, что в московской лаборатории уже работают над новым применением его фотоэнергетического слоя...

- Представьте себе, Лидия Николаевна, - рассказывал он, прикалывая к чертежной доске бумажный лист и рисуя на нем толстым синим карандашом. - Это вот вагончик трактористов. Видали, наверное, такие? Трактористы привезли с собой большой рулон специально обработанной ткани или пленки, на которой напечатаны - да, да, напечатаны! - фотоэнергетические ячейки со всеми необходимыми соединениями. Рулон этот разматывается прямо на земле - и, пожалуйста, походная электростанция готова к работе! Она заряжает аккумуляторы, питает радиостанцию, электроприборы, все что хотите. Такую пленку можно разостлать возле избушки лесника, бакенщика, высокогорной обсерватории, у зимовщиков Арктики, где угодно. Из этой ткани можно шить палатки. Вот она, свернутая, за плечами альпиниста... Поймите, что это значит, когда мы получим миллионы метров фотоэнергетической ткани! В магазинах ее будут резать ножницами, как простую клеенку. Заплатили за десять метров - и у вас уже собственная электростанция, без всяких бензиновых движков и генераторов. Разве это не чудо?

Конечно, чудо. И Курбатов рисовал уже не на бумаге, а взволнованно-восторженными словами близкую возможность создания такой пленки. Правда, трудности огромны: пока еще не удается получить прочный фотослой, чтобы он не ломался при свертывании рулона; потом придется повысить полезную отдачу его, - ведь в ячейках не будет термоэлементов, как в плитах "К-8". Но все это не принципиально. Еще два-три года работы, и первые десятки метров фотоэнергетической ткани можно будет послать, скажем, на дрейфующую льдину для практических испытаний.

- А пока займемся ими на снежных полях возле Высокова. Вас это интересует? - спросил он у Лиды в заключение разговора.

Потрясенная оригинальностью и смелостью его идеи, Лида тогда пробормотала что-то невнятное и весь день ходила под впечатлением курбатовского изобретения. Удивительный он человек! Все ему мало, все он торопится. Ну, подождал бы, пока не решится судьба здешнего зеркального поля. Так нет, он загорелся мыслью о северных полях, и пока рассматривается проект высоковской лаборатории, уже мечтает о рулонах фотоэнергетической пленки.

Сейчас Лиде казалось, что стоит лишь открыть загадку испорченные ячеек, как все мечты Павла, Ивановича превратятся в реальную действительность.

Тишина. Все окна закрыты. Уже давно выключена холодильная установка. Жарко. Лида ходила тяжелыми шагами. Тоненько позвякивали пробирки на столе. Подошла к другому, где лежала плита с ослепшими ячейками, и, рассматривая тонкий серебряный узор, подумала: "Неужели все зависит от какой-то чепухи, от проволочек, которые не припаиваются? Надо попробовать".

Она поискала в шкафу осколок испорченной плиты, включила самый маленький паяльник и, когда он нагрелся, притронулась залуженным концом к канифоли. Голубоватая струйка дыма заметалась над столом. Подцепив крохотный кусочек олова, Лида попыталась связать его с серебряной полоской на плите, но, сколько ни водила паяльником, так ничего и не добилась. Серебряный слой протерся, пластмасса под ним вспучилась, а капелька олова упрямо не хотела прилипать.

С присущим ей упрямством, высунув кончик языка, будто так легче работать, Лида пробовала сначала расплавлять канифоль на серебре, потом класть на него крупинку олова и, лишь чуть тронув паяльником, сразу же отдергивать руку. Ничего не получалось. Олово отскакивало. А если чуть перегреешь, тонкая полоска моментально прогорала. Лида выключила паяльник, подождала, чтобы он немного остыл, и начала снова. Но пайка не получалась.

Только дьявольское терпение, воспитанное на сложных и очень тонких лабораторных анализах, удерживало Лиду за столом. Она во что бы то ни стало хотела изучить незнакомую ей технологию припайки выводов к тончайшему металлизированному слою, чтобы найти новый способ, который бы дал возможность быстро и надежно припаять тысячи проводников. Иначе загадка умирающих ячеек никогда не будет разгадана.

Чего только Лида не делала! Это было настоящее планомерное исследование. Мешала повышенная нервозность. За окном уже светлело, скоро начнется трудовой день, когда Лида должна заниматься своими основными делами. Возиться с паяльником никто ей не поручит. Но сейчас это было нужно. Очень нужно.

Легкая, пока еще неуверенная радость закралась в сердце. Уже получается, уже успех: капелька прочно держится на серебряной полоске. Теперь к ней нужно припаять тонкую проволочку. Новая беда - слишком тонкий проводничок обламывается, а возьмешь чуть потолще - отрывается вместе с полоской.

С холодным ожесточением Лида продолжала поиски. Наконец нашла и лишь тогда убедилась, что если бы она захотела вывести проводнички от всех ячеек только одной плиты, ей пришлось бы потратить целый рабочий день. Но даже не в этом дело. При всей ее аккуратности не меньше одной трети соединительных полосок, которые идут к выводным шинкам, безнадежно портились.

Надо придумать что-то другое.

Лида распрямила уставшую спину, погасила свет и лишь тогда заметила, что утро уже наступило.

Глава 8
ПЯТНА НА ЗЕРКАЛЕ

На испытательной станции работала самая несчастная девушка в мире. Такой считала себя Нюра Мингалева. И к этому у нее были все основания.

Странности любви встречаются в жизни нередко, однако Нюре от этого не легче. Почему бы, скажем, двадцатидвухлетней Нюре, девушке если не очень красивой, то довольно привлекательной, не обратить благосклонного своего внимания на симпатичного, веселого студента Жору Кучинского или на восторженного Багрецова? На испытательной станции были и другие мужчины. Как бы ни подсмеивался Жора Кучинский, что женихов в пустыне не сыщешь, он все же преувеличивал. Прекрасный парень шофер Алимджан: человек с образованием - окончил техникум, - мастер на все руки, умен, красив и вечерами появляется в белой крепдешиновой рубашке, перетянутой лакированным ремнем. И Нюра замечала, что Алимджан вздыхает по ней.

А Нюра... Нет, никому бы она не выдала своего секрета. Однако Маша его разгадала.

- Ты мне брось эти штучки, - сказала она однажды. - В щепку превратилась. Да разве он тебе пара?

Нюра попробовала схитрить:

- Нужен мне твой Кучинский!

- Я не про Кучинского, - отрезала Маша. - На начальника нечего глаза пялить. Совесть потеряла. Ведь он ученый. А ты кто? Дура и есть дура. У него, поди, в Москве жена - профессор или артистка.

Закрыв лицо руками, Нюра прошептала:

- Никого у него нет. Жора рассказывал, он все знает.

- Все равно нечего сохнуть. Неровня. Ему за сорок, а ты девчонка. Руби дерево по себе.

Нюра промолчала. Да разве она виновата? Ведь не старое время, когда графини только за графов выходили. Необразованная, это верно. Ну и что ж? Учиться будет, книжки читать. Она уже начала заниматься. Лишь бы он не уехал отсюда, тогда ей не жить. Но почему на ее долю выпала самая трудная в мире любовь? Знала бы раньше, поостереглась, не стала бы глаз на него поднимать, уши заткнула бы ватой, чтоб голоса его не слышать.

Поздно. Притаившись за окном, ждала, когда он пройдет на зеркальное поле, прислушивалась, не принесет ли ветер тихое его словечко. Ночью прижимала к губам руку, которую он держал, когда здоровался.

Недавно она почувствовала что-то вроде ненависти к нему. Зачем он ходит в аккумуляторную? Зачем тревожит, мучает? Но когда ему случалось по нескольку дней не отходить от лабораторного стола и Нюра его не видела, было еще страшней... Пусть приходит, пусть все останется по-прежнему. Пытаясь разобраться в своих чувствах, Нюра спрашивала себя - чем же покорил ее Павел Иванович? Конечно, таких людей она еще не встречала. В Запольске ученых не было. Но разве в этом дело? Не все ли равно, кто он - ученый, инженер, землекоп. Он просто Павел Иванович, молчаливый, душевный, ласковый. При самой первой встрече, когда Нюра пришла к нему с направлением на работу, он долго расспрашивал ее, журил, что училась мало, дал список книг, которые советовал прочесть. А глаза у него открытые, чистые; такие глаза никогда не лгут. Он выходил из лаборатории, и Нюра, спрятавшись в кустах, следила за ним любящим, преданным взглядом, поворачиваясь за ним, как ромашка к солнцу.

Ей казалось, что любовь может сделать все. Но не сразу. Она боялась разлуки. Ведь Павел Иванович сам говорил, что тут будет строиться медный комбинат, где обойдутся без всяких аккумуляторных: поставят волчки, вроде того, какой здесь испытывается, - и Нюра с Машей не нужны. С ненавистью прислушивалась Нюра к тонкому гудению распроклятого волчка, - этот непонятный бессердечный автомат может разлучить ее с Павлом Ивановичем.

А Курбатов ничего не замечал. Для него Нюра была одной из сотрудниц - и только. Правда, за последнее время Нюра ему чаще попадалась на глаза. Но какое это имеет значение для человека, у которого столько забот?

Ничего не зная о новой лаборатории, Нюра боялась лишь одного: приедет комиссия, примет опытное поле, и Павел Иванович уедет на другое строительство. Только бы выиграть время. Любовь делает чудеса. Узнает о ней Павел Иванович, узнает! Ну, а там уж пусть будет, что будет!

И вот, несмотря на разные причины, желания Нюры и Кучинского совпадали: надо оттянуть время строительства и пуска медного комбината. Пусть фотоэнергетическое поле испытывается подольше.

Перед отъездом на практику Кучинский зашел в главк к своему другу инженеру Чибисову, которому очень завидовал.

- Прощай, старик, не поминай лихом. Поеду рыть себе могилу. И черт меня дернул пойти на это отделение!

То и дело поправляя большие очки, молодой инженер говорил сдобным, солидным голосом:

- Ничего, поможем. Нажмем. Курбатов уже носится с новым проектом. А мы думаем - рановато. Нужна длительная проверка. Есть опасения, что слой его стареет.

- Но ведь с ним уже целый год ничего не делается.

- Откуда мы знаем? По отчетам?

- Не только. Вы ведь посылали своих представителей, и завод тоже посылал.

- Мы не верим их методике измерений.

- Кто не верит?

- Понимающие люди. - Чибисов снял очки и спрятал их в боковой карман. - Тут есть одно серьезное дело. - Он оглянулся на дверь. - Как ни странно, но сами мы его не сможем разрешить. Вот если бы... - Чибисов не договорил и отвернулся.

- О чем разговор, старик?

- А не подведешь? Мы бы, конечно, своему поручили, но тебе удобнее, ты пока еще не в штате. - В этом "пока еще" был ясный намек, что дело не за горами. - Ты вроде как посторонний, это нам и нужно. Курбатов человек уважаемый, талантливый, но обидчивый до крайности. Попробуй ему скажи. что мы передали образцы плит "К-8" для проверки в другой институт, - такую истерику закатит, что только держись.

Кучинский высказал сомнение: ведь это же обычная практика, и никто никогда не обижается.

- Тут есть еще одна тонкость. - Голос инженера снизился до шепота. - В другом институте работает вроде как бы его конкурент. Не поладили они в свое время. Так вот, тот утверждает, что курбатовский слой стареет и что он может доказать это совершенно новым способом, отличным от обычной методики измерений. Дело большое, государственное. - Чибисов вздернул свое остренькое личико. - Надо поиспытать. Но тот человек не пойдет против Курбатова в открытую. Да ему никто и не поверит, скажут - из зависти подкапывается. Сам понимаешь, тут дипломатия нужна. Мы, конечно, могли бы запросить Курбатова официально, пусть пришлет образцы ячеек, которые работали на восьмом секторе. Но кто знает, какие он пришлет? Вынет из ящика стола - и все тут.

- А что, такие случае бывали?

- Нет, не скажу. Но ведь нас учат доверять и проверять. Так-то, друг Жора, - Чибисов похлопал его по колену. - Надеемся на тебя и ждем. Восьмой сектор не маленький, отколи кусочек и пришли. Услуга пустяковая, но уговор - не болтать. Способ пересылки выбери любой. Только, сам понимаешь, адресовать в главк не стоит. Мы бережно относимся к нашим работникам, тем более к Курбатову.

Что-то в этом поручении не нравилось Кучинскому. О начальнике четвертой лаборатории он слыхал много хорошего. Ребята, проходившие у него производственную практику, отзывались о нем - великолепно. Знакомая девочка, лаборантка, души в нем не чаяла. Говорила, какой он справедливый, честный, как он дело свое любит. Тогда к чему же эта тайная проверка? Но, во-первых, задание исходило от заместителя начальника отдела, так сказать, сверху, а во-вторых, он знает этого заместителя "как облупленного". Встретились на курорте, подружились, потом встречались на вечеринках, ухаживали за одними и теми же девочками. Короче говоря, друг проверенный. Такой не выдаст.

Намек на возможность устроиться в главке пришелся Кучинскому по вкусу. Да ради этого он душу дьяволу продаст, а не только выполнит пустяковую просьбу! Кроме того, Кучинский утешал себя мыслью, что дело это "большое, государственное". Может, действительно Курбатов ошибается: изобретатели особый народ, они настолько влюблены в свое детище, что не замечают в нем никаких недостатков. Приедет комиссия, формально, по старому методу проверит результаты годичной эксплуатации курбатовских ячеек и вынесет решение строить огромное фотоэнергетическое поле для будущего комбината. Ясное дело - миллионы полетят в трубу.

Нет, Кучинский этого не допустит. Он выполнит задание Чибисова. Несомненно, проверка в другом институте даст отрицательные результаты. Курбатовский слой стареет. Надо отложить строительство комбината. В награду за услугу Жора Кучинский будет назначен вторым заместителем начальника отдела. А это уже предел мечтаний.

Нехорошо, конечно, желать несчастья другому. Да и медный комбинат нужен не Курбатову, а стране. Разве Кучинский не хочет, чтобы советские люди овладели энергией солнца, чтобы преобразилась пустыня, появились бы в ней заводы, города, сады? Очень хочет. К тому же он комсомолец, и ему должны быть чужды шкурные интересы. "Но разве нельзя подождать один год? - успокаивал себя Жора. - Конечно, можно".

И вот он прилетел на практику. Ему поручили малоинтересную работу по исследованию схем соединений в курбатовской плите. Работа велась в лаборатории, а на поле ему делать было нечего. Лишь изредка в перерыв, если на поле задерживались другие работники, появлялся там и Кучинский. Это не доставляло ему удовольствия - от солнца никуда не спрячешься.

Однажды на зеркальном поле появился торжествующий Димка, сбросил с Тимофея кепку и вместо нее нахлобучил на друга по самые уши огромную соломенную шляпу.

- Носи сам это воронье гнездо! - отмахивался Бабкин.

Но Димка не дал ему сдернуть шляпу, стукнул слегка по макушке, и Бабкин услыхал, как что-то зажужжало, подул ледяной ветерок. Он обдувает потное Тимофееве лицо, забирается за шиворот и гонит оттуда испарину.

- Каково? - заглядывает Димка под шляпу. - Арктика в пустыне! Смотри, не замерзни.

Бабкин догадался, что в шляпе моторчик от лентопротяжного механизма, - привезли с собой запасной, думали, не потребуется, да вот пригодился для фокусов.

- Ну, догадался? - спрашивает Багрецов.

Тимофею пока еще не все ясно, он медлит. Ага, значит, так: на самой макушке круг, вырезанный из курбатовской плиты (вот зачем он выпросил его у Лидии Николаевны), посредине кнопка - кстати, место не очень удачное, - Димка нажимает ее, и включается моторчик. Выходит, что моторчик работает от солнца. Крутится вентиляторная вертушка и гонит воздух по резиновым трубочкам прямо под шляпу. Вот и все.

- Нет, не все, - возражает Димка. - А откуда же холод?

Димке приятно мучить Тимофея загадками. Под самым его носом он машет шляпой, а внутрь заглянуть не дает.

- Подумаешь, удивил! - наконец догадался Бабкин. - Тебе зачем сухой лед понадобился?

В самом деле, зачем? Димкино охлаждающее устройство было примитивным, но не лишенным остроумия. Вентилятор засасывает воздух, гонит его по змеевичку, - Димка запрятал его в коробку из-под зубного порошка, туда же положил и сухой лед. Коробка, конечно, ледяная. Чтобы не застудить голову, коробка обмотана войлоком. Конструкция работала просто и надежно. От змеевичка расходились резиновые трубки, они обдували холодом лицо, шею, плечи. Из чисто эстетических соображений, чтоб не сияла плита, как лысина, Димка прикрыл ее марлей.

Охлаждающая шляпа пользовалась успехом у всех, кроме Бабкина. Он не надевал ее потому, что при своем маленьком росте походил на мухомор. Как-то он предложил шляпу Кучинскому. - Неплохо, старик, - оказал Жора, чувствуя освежающую прохладу. - А как насчет сквозняка? Радикулитов всяких?

Тимофей ответил уклончиво:

- Не знаю. Но Димка почему-то кашляет.

- Спасибочки, - и Кучинский сбросил шляпу. - Пусть ее медведь носит.

Осторожность всегда сопутствовала Кучинскому. Не стоило и здесь пренебрегать ею. Еще до приезда Багрецова и Бабкина все пути - как добыть кусочек плиты - были тщательно исследованы. Из окна лаборатории и, главное, из кабинета Курбатова поле видно было как на ладони. Если по нему шел человек, то издали он казался мухой, ползущей по зеркалу. Никуда не спрячешься. Это днем. А когда стемнеет, зажигаются фонари и тут же в безоблачном небе восходит луна. Света хоть отбавляй. Одному ходить вдоль поля как-то неудобно, можно вызвать нежелательные подозрения. При луне хорошо бродить вдвоем, что вполне естественно. Ничего не скажешь - влюбленные. Потом можно выбрать подходящую минутку и, пользуясь тем, что к тебе уже привыкли на лунном поле, выполнить задание Чибисова...

Для вечерних прогулок Кучинский выбрал Нюру. Она показалась ему более интересной, чем Маша. Но после того как он сообщил ей, что Курбатов может скоро уехать на навое строительство, девушку словно подменили. Она ходила как в воду опущенная, а на другой день и вовсе отказалась от прогулки.

Это обстоятельство не укрылось от хитрого глаза Кучинского. Кто-кто, а он-то разбирается в девичьей грусти. Причина может быть одна. Улучив момент, когда Нюрина подруга ушла, - а было это в один из вечеров, еще до отъезда Кучинского за оборудованием, - он решил вызвать Нюру на откровенность. В уме его уже созрел новый план.

- Не торопитесь, Нюрочка? - спросил он, присаживаясь рядом. - Хотелось бы посоветоваться.

Нюра нервно теребила бусы и с удивлением слушала непривычные для нее излияния Кучинского. Прежде всего он начал расхваливать Павла Ивановича. Говорил о чуткости и красоте его души, о принципиальности, честности, о том, что он несчастен в личной жизни, а потому замкнут, нелюдим, чувствует себя обиженным и не хочет слушать дружеских советов.

Нюру интересовало все в жизни Павла Ивановича. Насчет дружеских советов она пропустила мимо ушей, но зато постаралась узнать о несчастье. Что же случилось с Павлом Ивановичем?

- Обыкновенная история, - небрежно, с кривенькой усмешкой ответил Кучинский. - Как говорится, не сошлись характерами. Она, конечно, мещанка, но он до сих пор переживает...

Кучинский вращался в обществе таких же беззаботных попрыгунчиков, как и он сам, где между танцами обсуждались любимые "вкусные сплетни". Все знал Кучинский - семейные неурядицы профессоров, что сказал один ответственный товарищ по поводу новой пьесы, сколько получает заместитель министра и сколько поэтам платят за строчку. Как же он мог не знать о несчастье Павла Ивановича! Весь институт знал, а Кучинский в первую очередь.

- Павла Ивановича многие жалели, - рассказывал Жора. - Но говорят, что жена его. Любовь Степановна, была ограниченной, сварливой бабой. Не понимала она Павла Ивановича.

- Почему была? А где же она сейчас?

- Не знаю. Вышла замуж за какого-то боксера.

Заметив, что это известие обрадовало Нюру, - чего она по простоте душевной не сумела скрыть, - Жора вздохнул и взял ее за руку.

- Если бы вы знали, Нюрочка, как я люблю этого человека! Боюсь за него. Он и не подозревает, какие неприятности его ждут.

Нюра по-детски всхлипнула, скомканный платок поднесла к глазам, но тут же опомнилась.

- Зачем вы мне это говорите?

- А кому же? Кто его может понять? Вы знаете, Нюрочка, Павел Иванович не должен переезжать на новое строительство.

И Кучинский рассказал ей довольно ясно, к чему может привести ошибка изобретателя. Он настаивает на строительстве медного комбината, но слишком преждевременно.

- Убухают люди миллионы, а потом выяснится, что зря. За такое дело по головке не погладят. Надо бы предупредить Павла Ивановича...

- Пойду скажу. - Нюра решительно поднялась со скамейки.

Кучинский мысленно выругался - и удержал ее за платье.

- Куда вы? Все испортите.

Она покорно села, выслушала сначала нотацию, а потом подробный рассказ чуткого Жоры, почти так же, как и она, влюбленного в своего начальника. Под страшным секретом он сообщил ей, что в главке известно о старении зеркальных плит, что ему поручено их проверить - и тогда будет вынесено решение продлить еще на год испытания фотоэнергетического поля. Тут же Кучинский предложил Нюре отколоть небольшой, кусочек на каком-нибудь дальнем секторе, лучше всего на восьмом.

- Вам это удобнее, Нюрочка. Меня Павел Иванович сразу увидит. Обидится еще, что не в свои дела вмешиваюсь... А вы на поле каждый день. - Заметив ее колебания, Кучинский сказал равнодушно: - Если вам трудно, я попрошу Марусю.

Хоть бы кто подсказал Нюре, посоветовал - как тут быть? Как поступить? Ей так хотелось самой что-нибудь сделать для Павла Ивановича! При чем тут Маруся, когда она, Нюра, замирает от страха: а вдруг уедет, а вдруг навсегда? Жора так ласково говорит, он ученый, он знает, что грозит Павлу Ивановичу.

В то же время в душе ее возникало другое, противоречивое чувство. Неужели Павел Иванович знает меньше, чем этот студент? Неужели Жора может помочь такому знаменитому специалисту? Нет, что-то здесь не так. А если обман? Неверно, не может этого быть. Ведь Кучинский работает в лаборатории. там множество разных плит. Нюра сама сидела. Значит, студенту доверяют. Какое же она имеет право сомневаться в нем?

После мучительных колебаний Нюра согласилась и сказала, что достанет осколок завтра.

- Это не обязательно, девочка, не к спеху. Я на недельку уеду в Ташкент. Сделайте, когда вам удобнее.

Все предусмотрел Кучинский. Дело, конечно, пустяковое, однако на всякий случай пусть колупают без него. В случае чего, легко будет доказать свое алиби. Впрочем, о каком преступлении идет речь? Не выдумывай, Жора, ты получил секретное задание главка.

Однако в Ташкенте после телефонного разговора со своим другом Чибисовым Жора приуныл. Вначале все шло прекрасно.

- Здорово, старик! - кричал Жора в трубку. - Сушеные персики любишь? На днях высылаю. Маман позвонит, зайдешь к ней. Не стоит благодарности, старик. Свои люди, сочтемся.

Чибисов игриво предупредил, что на днях Жора встретится с аспиранткой. Скучать не придется, да и вообще знакомство полезное.

- Говорят, девица талантливая, знающая. Лентяям вроде тебя следовало бы у нее поучиться. Кстати, относительно персиков. Интересно, как их там сушат - на солнце или в печах? Из этого разговора Кучинский понял, что инженер интересуется не только персиками - курбатовскими ячейками, - но и технологией. Иначе, как он намекнул позже, в другом институте невозможны измерения. Новый метод, ничего не поделаешь!

Недаром Кучинский заканчивал институт, недаром проходил практику на заводе в цехе курбатовских плит. Кое-что он знал, а об остальном догадывался. Знал он, что технология изготовления фотоэлектрического слоя засекречена, но по требованию главка ее можно получить. Значит, Чибисова интересует не технология, а изменения в составе курбатовского слоя после долгой эксплуатации. Этими исследованиями будет, видимо, заниматься аспирантка, от которой и желательно получить некоторые материалы. Но какие?

Будто читая мысли Кучинского, инженер подсказал:

- Ты мне персики с косточками послал? Нет? Вот и хорошо. Боюсь синильной кислоты.

- Это, старик, в вишнях.

- Откуда я знаю! Тут один чудак вишневую настойку выдерживал три года. Выпил, поел вишен и заскучал. Чуть не отравился. Кислота, она и через год скажется. Неизвестно, сколько ее там процентов.

Все было ясно Кучинскому: надо узнать изменение химического состава курбатовского слоя. Вероятно, от времени в нем появляются вредные кислоты. Чибисов интересуется, каков их процент и что они собой представляют. Не легкая задача! Настроение Кучинского явно испортилось. Но когда Чибисов намекнул о расширении штатов отдела, Жора повеселел.

К сожалению, первое знакомство с аспиранткой не предвещало ничего хорошего. Жора хитрил, обращался к ней подчеркнуто подобострастно, но это еще больше ее раздражало.

- Эх, Лидия Николаевна! - сочувственно говорил Жора. - При вашем таланте надо бы атомом заниматься. По крайней мере будущее. А здесь что? Артель "Напрасный труд", Вот помянете меня, как построят у нас десяточек атомных станций, так вся эта мура, - он взглядом показал на плиты, - на пуговицы пойдет.

Багрецов сидел за своим лабораторным столом и дрожал от негодования. Какой неприкрытый цинизм!

- Опять ты за свое.

- А что я сказал? Какая бы мода ни была, а без пуговицы, старик, не обойдешься.

- Ну да, это про тебя писал Маяковский: "В моде, в каждой так положено, что нельзя без пуговицы, а без головы можно".

В эту минуту дверь открылась и на пороге показался Курбатов.

- Чем это вы развлекаетесь?

Неудачи последних дней сделали его суровым и раздражительным. Он посмотрел на Багрецова.

- Ну, что же вы молчите? Какая связь между пуговицами и целью вашей командировки?

Вадим понимал, что нельзя повторять глупые бредни Кучинского, - это обидит и оскорбит Павла Ивановича, - но в то же время нельзя и лгать. Молчанием воспользовался Жора.

- Пустяки, Павел Иванович. Обсуждалось рационализаторское предложение насчет изготовления пуговиц из испорченных плит.

Знал бы Кучинский, как эти слова острейшей болью пронзили сердце Курбатова, ранили его и застряли в груди тысячами мельчайших осколков! Держась за притолоку двери, он перевел дыхание и хрипло оказал:

- Эта рационализация не входят в план вашей работы, Багрецов. Можете послать предложение на завод... В установленном порядке... В цех ширпотреба. Пожалуйста. - И, круто повернувшись, вышел из лаборатории.

Вадим изумленно посмотрел ему вслед, хотел бежать за ним, оправдываться, но подумал, что еще больше обидит Павла Ивановича.

- Какой же ты паршивец! - пробормотал Вадим, обернувшись к Жорке. - Слов не нахожу!

- А что я сказал? - нагло задирался Кучинский. - Я тебя за "паршивца" еще выведу на чистую воду, ты у меня еще попляшешь!

Лида до боли стискивала виски, стараясь понять, что случилось с Павлом Ивановичем. Ведь гибель ячеек - это еще не самое страшное, ученый должен быть готов к любым неприятностям. И можно ли так волноваться из-за пустой реплики Кучинского?

Можно. Мало того, что Курбатов измучен бессонными ночами, что нервы его напряжены до крайности, это еще не все. Как ни странно, но с пуговицами у него были связаны глубокие личные переживания. Пуговица для Курбатова осталась символом всего самого мелкого, ничтожного, что путается в ногах или тянет назад, в трясину грязненького мещанского счастья. Он прошел в кабинет, бросился на диван и, проклиная себя за бессилие, стал ворошить в памяти то, что страстно хотелось позабыть. К событиям тех далеких дней он относился как к больному зубу - трогал его постоянно, проверяя, не утихла ли боль, и когда ее не было, нажимал посильнее, чтобы знать, не прячется ли она в глубине.

Детскими, полными радостного света, вставали дни тех наивных поисков, когда по одной пуговице он старался узнать, где эти пуговицы делаются, чтобы прозрачная пластмасса послужила науке. Случайность привела его к Любе. Был ли он счастлив с ней? Был. Возможно, потому, что молодость неопытна, всепрощающа и полна надежд, что все изменится.

Суровые военные дни изменили целый мир, но Люба осталась прежней. Не виделись долгие годы. А когда фронтовик Курбатов вернулся домой, бросил свой вещевой мешок у порога и огляделся, то в первую минуту подумал, что ошибся дверью. На окнах, на полу, на письменном столе, где когда-то лежали книги и чертежи, где были впервые сделаны эскизы будущих зеркальных полей, на полках и на стульях нагло блестели пуговицы. Каких только пуговиц здесь не было! Круглые и квадратные, с бронзовыми ободками и блестками, зеленые шарики, похожие на незрелые вишни, красная полупрозрачная смородина и бирюза в оправе. Пуговицы под перламутр, под коралл, пуговицы лакированные, раскрашенные, точеные, деревянные и пластмассовые; пуговицы из эбонита и текстолита, с узорами и гладкие; пуговицы, похожие на кошачий глаз, на тигровый, на голубиное яйцо; пуговицы с крапинками, с кружочками, с чем угодно...

Это было царство пуговиц. Возможно, Люба стала коллекционеркой? Нет. Всюду стояли бутылочки с лаком, банки с красками. Пахло скипидаром, грушевой эссенцией и керосином. В балке из-под варенья отмокали кисти, в корзинке у окна лежали, как орехи, пуговичные заготовки.

Когда Павел Иванович вошел в комнату. Люба была на кухне. Но вот она вернулась, увидев мужа, всплеснула руками и бросилась к нему на шею.

- Зачем это? - спросил Курбатов, показывая на пуговицы. - Кому это нужно?

- Как кому? От заказчиц отбоя нету! - И, заметив, что муж нахмурился, приласкалась. - Дурачок, разве бы я на твой аттестат прожила! Посмотри, что я себе накупила!

Ловко обходя разложенные на газетах пуговицы, она побежала к комоду и, открывая ящики один за другим, хвасталась своими обновками.

Потом пошло все хуже и хуже. Люба категорически отказалась расстаться с пуговицами, хотя трудное время и кончилось. Ей нравился этот легкий заработок. В конце концов она только тем и занималась, что заказывала кустарям заготовки, а сама наводила окончательный лоск на почти готовые изделия.

Модные портнихи частенько заходили в "мастерскую" Любы, торговались и, пряча в муфтах сверточки, оглядывались. Как-никак это все-таки частный промысел, спекулятивная торговля. Среди своих заказчиц Люба слыла "королевой пуговиц", и это льстило ей.

Курбатов, занятый в лаборатории, старался как можно реже бывать дома и часто ночевал на жестком диванчике в своем кабинете. Пуговицы не давали ему жить. Не раз, увлеченный какой-нибудь идеей, он бросался к столу, а там, выстроившись в ряд, на него насмешливо смотрели пуговицы.

- Люба, брось, - упрашивал ее Курбатов. - Неужели ты не найдешь себе другого занятия? Или уж иди - на пуговичную фабрику.

- Нашел дуру!

- Ну, не ходи. Так проживем.

- На твои полторы тысячи? Да я больше тебя зарабатываю!

Многого не знал Курбатов. Он не знал, что у Любы каждый день бывают "надомницы", что они работают для Любы, а числятся в артелях, что какие-то материалы для своих пуговиц Люба достает через них и что все это грязное, плутовское занятие происходит за его спиной.

"Королева пуговиц" любила общество. Ее не раз приглашала к себе одна из главных заказчиц, Ирина Григорьевна, и вместе с ее дорогими духами Люба впитывала сладкую отраву громких имен минутных знаменитостей футбольного поля, теннисного корта или ринга. Все они были частыми гостями Ирины Григорьевны, которая не пропускала ни одного спортивного состязания и таскала за собой Любу. Больше всего им нравилось смотреть, как юные заморыши сверхлегчайшего веса уже к концу второго раунда, измотанные и мокроносые, повисали друг у друга на шее, чтобы не упасть и как-нибудь выиграть бой по очкам.

И странно было, что Люба, когда-то работавшая на фабрике, стала презирать честный труд, перестала ценить близкого ей человека, талантливого и самоотверженного, потому что квартиры ему не дают, машины у него нет, денег тоже. Хоть бы слава была, как у чемпиона, так и ее нет. Скучно с ним жить.

Люба приходила из ресторана - праздновали победу то одного, то другого чемпиона спортивного общества, - от нее пахло вином, табачным дымом. И когда она с упоением рассказывала о всяких "сайдстепах", "гуках", "нокаутах", об очках и призерах, Курбатов закрывал глаза и думал, что жизнь надо как-то перестроить. Ему было очень стыдно. Он откладывал все, что прямо не связано с его делами: и диплом, и хлопоты о квартире, и решительный разговор с Любой. Конечно, все это важно, но успеется, подождет.

Так и шло.

Он просыпался по ночам. Нужно бы разбудить Любу, поговорить с ней. Но при этой мысли его охватывала тоска, и снова он откладывал неприятный разговор.

 

ОКОНЧАНИЕ