СЧАСТЛИВАЯ ЗВЕЗДА. Часть 4

Голосов пока нет

Да и кто поймет этих ребят! Характеры у них сходные, им чужда примитивная прямолинейность, с которой разрешаются подобные вопросы многими их сверстниками. Казалось бы, чего проще - примириться на время с создавшимся положением, совершенно позабыть о существовании Нади Колокольчиковой и рука об руку продолжать заниматься, общественно-полезным делом, то есть искать экспедицию Набатникова. Так бы поступил каждый уважающий себя мужчина. Но когда тебе еле-еле перевалило за двадцать, ты не всегда следуешь примеру благоразумия. Дело, конечно, делом, а вот совсем позабыть о существовании Нади или другой, не менее прекрасной девушки ни при каких обстоятельствах невозможно, особенно если тебе ежеминутно напоминает о ней присутствие человека, к которому ты относишься не очень доброжелательно.

"Глаза бы мои на вас не глядели! - злился Митяй, видя, какими сумрачными ходят "начальник поисковой группы" и Багрецов. Он раздражал его в гораздо большей степени, чем Женя. - Подумаешь, Лермонтов! Ну, вызови Женьку на дуэль - и дело с концом. Развели меланхолию, прямо деваться некуда!"

Митяя совершенно не трогала, как он говорил, "бабская щепетильность" Вадима, который был зачислен на "котловое довольствие" поисковой группы. Вадим мучился, а Митяй подсмеивался: "И чего это парень себя терзает? В самом деле, не помирать же ему с голоду? Подумаешь, амбиция! Главное, перед кем он задается? Перед своими. Чудак!"

Как-то в шутку Митяй сказал Вадиму:

- Овцой не прикидывайся - волк съест.

Багрецов знал, что всеми материальными делами группы ведал Журавлихин. Первое время Вадим тщательно скрывал денежные дела не только от него, но и от других ребят. Однако любопытный Левка вскоре прознал об этом, доложил по начальству, и деликатный Женечка поручил Леве как-нибудь подипломатичнее предложить помощь новому товарищу, хотя денег оставалось в обрез (надо было ехать в третьем классе, но на "Горьковском комсомольце" такого не оказалось). Женя понимал состояние Вадима и страдал от этого не меньше, чем тот.

"Трудно жить, - как всегда в подобных случаях, философствовал Женя. - Старшие воспитали в нас чувство долга перед человечеством, открыли путь в завтра. Нас научили отличать хорошее от плохого, черное от белого, научили читать книги. Из них мы узнали о далеких звездах, о чужих берегах, строении клеток и молекул. Мы читали, как живут люди, и искали в книгах ответа, как надо жить. Так почему же я ничего не знаю о самых простых вещах - например, как вести себя с Багрецовым?"

Женя догадывался, что тут нельзя воспользоваться советом Афанасия Гавриловича, то есть прислушаться к голосу сердца и действовать по его подсказке. Кстати, ведет оно себя довольно странно: слишком часто напоминает о последнем письме, полученном от Нади еще в Куйбышеве, где, наряду с интересными подробностями приема дальних телепередач, Надя писала о Багрецове, которого случайно увидела на экране. "Напишите, Женечка, - ласково обращалась Надя к адресату, - не встретились ли вы с ним?" Раздумывая над этой фразой, Женя становился в тупик. Что это? Типичное женское кокетство? Коварство? Просто случайность? И в конце концов приходил к мысли, что здесь следует вспомнить о более сложном, не совсем ясном для него понятии, называемом бестактностью.

Но разве лишь Надя в этом повинна? Сколько таких случаев на каждом шагу! К примеру - Леве Усикову тоже не хватает такта. Представьте себе, что письмо с интимным обращением "Женечка" Лева от полноты чувств, вовсе не ожидая печальных последствий, показал Вадиму. Если Журавлихина смутил и больно ранил вопрос Нади о Вадиме, то в свою очередь уменьшительное имя "Женечка" не могло обрадовать и Багрецова. Каждый из них пытался проникнуть в тайну Наденькиного сердца, причем с неутешительными для себя результатами.

Письмо было адресовано на имя Журавлихина. Но так как оно касалось поисков "Альтаира" и разъясняло многие непонятные технические проблемы, связанные с "межпланетными телепередачами", которые больше всего волновали Леву, то он и решил сделать Надино письмо достоянием всей поисковой группы. В нее вошел Багрецов - значит пусть читает и он.

Но, прежде чем привести содержание этого письма, надо рассказать о поездке студентов в Любимовский совхоз и дальнейших поисках аппарата.

Действительно, три машины Медоварова задержались примерно на полчаса в совхозе, где помощник начальника экспедиции закупал мясные продукты. Ребята его уже не застали, а по документам нельзя было установить, куда он направляется. Путь не близкий, иначе Толь Толич не стал бы грузить баранов живьем и брать с собой копченые продукты, категорически отказываясь от свежих.

Догнать Медоварова было трудно, потому что уехал он уже давно. "Но кто ему дал машины? Если транспортная контора или учреждение, то нельзя ли посмотреть копии путевок?" Этот вопрос возник у Журавлихина по дороге в совхоз. Оказывается, начальник радиоклуба все уже выяснил - машины прибыли из другого города и ожидали Медоварова на станции Новокаменск.

Ничего не оставалось делать, как возвратиться в радиоклуб и связаться с Москвой. Может быть, получены полезные сведения от радиолюбителей? Но они молчали. Журавлихин обратился в свой комитет комсомола с просьбой узнать в институте, где работает Набатников и нет ли дополнительных данных о месте его встречи с Медоваровым.

Ясно, что это можно было сделать только с помощью Багрецова. Ему известны адрес института и фамилии руководителей экспедиции. Не появись Вадим в Новокаменске, студенты никогда бы этого не узнали, Медоваров оставался бы Толь Толичем, а Набатников - просто пассажиром "Горьковского комсомольца", так как никому из ребят не приходило в голову, что этот профессор - начальник экспедиции, с которой и уехал их бесценный груз.

Путешественники уже во второй раз попрощались с Зиной, и Лева проводил ее на аэродром. "Возможно, еще увидимся", - сказала она.

Поздно ночью пришел ответ из комитета комсомола. К сожалению, никаких новых данных об экспедиции нет. Выбор места для практической проверки так называемого "метода Набатникова" поручен самому автору. Об этом он должен сообщить в институт, после чего на место испытаний выедет специальная комиссия. Что же касается населенного пункта, где профессор предполагал встретиться со своим помощником Медоваровым, то институту об этом сообщено не было; видимо, между ними существовала личная договоренность. Во всяком случае, место их встречи должно находиться недалеко от района, где намечаются испытания, то есть в северных областях Казахской республики.

Лева тут же взглянул на карту - она висела над столом - и, ослепленно зажмурившись, схватился за сердце. "Казахская республика расположена на огромной территории, более двух миллионов семисот тысяч квадратных километров, - совсем недавно читал он в популярной книжке по географии, - и занимает площадь..." Ничего себе, площадь в десять, нет, в одиннадцать раз большую, чем Англия. "Ну хорошо, - рассуждал Лева, изучая карту, - обратимся к методу исключения. Речь идет только о северных областях. Но ведь их несколько, и составляют они чуть ли не половину всей территории республики. Искать потерянный ящик на площади в миллион квадратных километров - дело абсолютно бесполезное".

Угрюмо посапывая, он беспокойно вертел шеей, наконец повернулся к Журавлихину.

- Женечка, а что, если нам подождать Афанасия Гавриловича? Поживем в Новокаменске. Ведь через несколько дней в Москве будет известно... это самое, где начнутся испытания. Тогда и явимся к Афанасию Гавриловичу, вроде как вторая "специальная комиссия".

Предложение Левы всем показалось разумным, но оно никак не устраивало Багрецова. Человек он рабочий, а не только студент, которому государство предоставило право бездельничать целое лето. Месячный отпуск скоро кончается, а он еще даже не начинал испытаний "керосинок". Нет, ему необходимо догнать Медоварова или возвращаться в Москву.

Вадим не мог это высказать вслух. Сидел, разглаживал на коленях шляпу и думал, что ребята из милости приняли его в свою компанию - как же он станет им перечить? И главное - разве он вправе не считаться с авторитетом руководства, то есть Журавлихина, который уже принял решение оставаться в Новокаменске?

Лева Усиков оказался проницательнее своих друзей. Он догадался, почему молчит Вадим, и, не желая расставаться с ним, вдруг резко изменил свое мнение. Он стал убеждать мягкосердечного Женечку ехать вслед за Медоваровым, а не шлифовать горячие тротуары Новокаменска, где, по выражению Левы, можно было "окачуриться" от тоски и безделья.

Вряд ли столь проникновенные слова нашли бы отзвук в душе Журавлихина и тем более Митяя (которому страшно хотелось отоспаться после утомительной дороги), если бы не радиограмма от Пичуева, принятая в те, самые минуты, когда Лева пытался убедить друзей немедленно распрощаться с Новокаменском.

Начальник радиоклуба подал Журавлихину бланк, отпечатанный на голубой шершавой бумаге. Написанные шариковой ручкой, четко выделялись фиолетовые строки:

новокаменск радиоклуб евгению журавлихину неоднократно принималась работа альтаира тчк сегодня 18 00 машина приезжала гористой местностью покрытой редким лесом тчк из случайных разговоров медоварова с шофером выяснилась возможность передачи нескольких ящиков инструмента распоряжение палеонтологической экспедиции направляющейся монголию тчк наблюдения продолжаются тчк сообщите куда телеграфировать ближайшие дни

пичуев

На последний вопрос Журавлихин не мог ответить сразу. Надо было изучить карту и выбрать подходящий маршрут, чтобы где-то догнать Медоварова.

Никто из студентов теперь уже не сомневался в необходимости покинуть Новокаменск, причем немедленно. Нельзя допустить и мысли о погоне за экспедицией палеонтологов. "Тем более в Монголии", - как скаламбурил Лева, хотя после радиограммы ему было не до шуток, так же как и его друзьям.

Посоветовавшись с начальником радиоклуба, который хорошо знал здешние дороги, Журавлихин принял единственно правильное решение, то есть: попутными машинами добраться до селения Малые Курнаки, там горной тропой перевалить через хребет и выйти на шоссе, навстречу Медоварову. Все данные говорили за то, что он поедет именно этой дорогой, никуда не сворачивая, так как другие пути вели на юг.

По точным расчетам и начальника радиоклуба, горная тропинка, о которой он говорил, поможет выиграть время - целые сутки, что и нужно было нашим путешественникам.

- Езжайте сейчас, - дружески советовал он. - Ночью не жарко. Поймаете любую машину. Часто идут в Усть-Каменогорск, на рудники, в колхозы. Дороги здесь бойкие.

Конечно, по мнению Левы Усикова, хорошо бы воспользоваться самолетом, а не трястись в грузовике. Но мечта его оказалась неосуществимой. Сегодня Лева провожал Зин-Зин на аэродром. Ей повезло: в Новокаменске приземлился попутный самолет "ПО-2". Зина в авиации свой человек, ей даже за билет не надо платить, а ребятам на это надеяться нечего. Да и, кроме того, попробуй втисни в малютку "ПО-2" три человека. Впрочем, теперь уже четыре, считая Багрецова. Нельзя путешествовать врозь, вся сила в коллективе.

До Малых Курнаков было далеко, добраться туда сразу не удалось. Случайная машина оставила ребят в шахтерском поселке и свернула в сторону. Попробовали поискать другую машину, но, как назло, день был воскресный, в горы никто не ехал, а, наоборот, все стремились в поселок на рынок. Колхозники из дальних селений везли сюда продукты, надеясь закупить кое-что в шахтерских магазинах. Разъезжаться по домам будут лишь к вечеру.

Путешественники наши устали, очень хотелось отдохнуть, но при мысли, что "Альтаир" может отправиться в Монголию, каждый из них рвался вдогонку за Медоваровым. Какой там отдых!

Если Багрецов привык путешествовать, затянув ремень потуже, то Митяю это совсем ни к чему. Дорога дальняя, и силы надо сохранять. Он вызвался пойти на рынок, чтобы запастись продуктами, но вспомнил, насколько важна сейчас каждая принятая передача с "Альтаира", и решил остаться у телевизора. Женя должен был заняться организацией отъезда, собирался пойти в транспортную контору, а Левке доверять нельзя, опять займется "инспекторской деятельностью", того и гляди позабудет включить телевизор.

- Придется, Левушка, сбегать на рынок, - распорядился. Журавлихин. - Но я надеюсь на твое благоразумие.

Лентяй запротестовал: нельзя же пускать козла в огород!

- Ты посмотри на него. Физиономия типичного растратчика. Плакали наши денежки.

Лева страстно желал, чтобы ему доверили закупку продуктов: хотелось посмотреть здешний рынок, говорят - красочное зрелище. А главное - сколько новых людей, разных, интересных! В каждом городке, селении он бегал по улицам, смотрел афиши, потом заходил в магазины, считая, что таким образом он может определить, чем и как живут люди, есть ли здесь налицо удовлетворение их культурных и материальных потребностей.

- Пустите, ребята, - упрашивал он. - Хоть один разочек поверьте, В смету уложусь точно. Ведь я же привык, у меня мама бухгалтер.

- Опять, Тушканчик, потеряешься, - уже менее настойчиво возражал Митяй.

Багрецов хотел было пойти вместо Левки, но промолчал. Дело щекотливое, денежное, он и так страдал из-за этого. Впрочем, почему бы не взять роль сопровождающего?

- Буду при нем милиционером, - сказал Вадим, но, окинув взглядом свой костюм, пожалел и спросил упавшим голосом: - Доверяете?

- Это еще куда ни шло, - согласился Митяй. - Только смотри за ним в оба, а лучше держи на поводке. Да чего тут советовать! Головой отвечаешь. Ладно, Левка, бери рюкзак.

Женя деликатно намекнул: опаздывать, мол, никак нельзя. Вполне возможно, подвернется машина, и потом - неизвестно еще, что покажет "Альтаир" в своей очередной пятиминутке.

Вадим ручался за Левку, как за самого себя. Хотелось быть дисциплинированным и точно выполнить первое задание "начальника поисковой группы".

Радостно подпрыгивая, как козленок, выпущенный на луг, Левка забегал вперед, и все его страшно интересовало. Он обратил внимание Вадима на объявление о лекции "Загадка миров", а потом на афишу гастролирующего тенора.

- Смотри, Димочка, так в скобках и написано: "Тенор". Чтоб без обмана. А то подсунут еще баритона, многие девчонки будут недовольны. - И Лева рассказал, как Афанасий Гаврилович высмеивал их непонятную ограниченность. - Пошел он на концерт в Колонный зал. Участвовали большие мастера, но очень разные: известный пианист, чтец, артисты цирка. Афанасий Гаврилович человек разносторонний, любит слушать, как он говорил, Баха и народную песню, оперу и оперетту, любит хороших циркачей. После балетной пары вышел молодой тенор. Голосок у него слабый, исполнение приторное, вульгарное, и, что совсем неприятно, артист этот не в ладах с дикцией - не выговаривает чуть ли не половину букв алфавита. И что же ты думаешь, Димочка? Его вызывали пять раз. Девчонки визжали, как зарезанные. Он еще ноту тянет, а они уже хлопают. Прямо смотреть совестно. Ты ведь знаешь, что зал часто показывают по телевидению. Поглядишь, а девчонки в истерике катаются. Пена на губах. Смех, да и только. Афанасий Гаврилович сказал, что они еще не научились отличать истинное искусство от подделки, от сахарина, но уже привыкли до потери сознания аплодировать тенору, как бы тот скверно ни пел. Артист думает, что достиг совершенства. Ну, прямо Собинов! Дешевый успех у девчонок может испортить молодого певца. Но до чего же они смешные!

- Ничего смешного, - отозвался Вадим, стараясь счистить грязь с рукава. - Просто грустно. Не хочется на концерты ходить. Я знал одну студентку, всегда визжала в зрительном зале. Поговорил с ней - оказалась обыкновенной дурой. Голова как пустая колба - смотришь насквозь.

Лева рассмеялся, вспомнив, что примерно так же оценивал Женечка некоторых особенно рьяных любительниц танцев. Кстати, об этом напомнил ему и огромный щит у входа во Дворец культуры, мимо которого сейчас проходили.

"ТАНЦЫ!" - кричали зеленые буквы, а над ними числа - "28, 29, 30". Три дня подряд. По другую сторону входа висел такой же пестрый щит: "КУРСЫ КРОЙКИ И ШИТЬЯ".

Ничего в этом примечательного не было, кроме того, что подобные щиты с афишами и объявлениями встречаются слишком часто. Лева мало ездил, для него все в новинку, а Багрецов где только не побывал, и потому мог бы привыкнуть к странному увлечению многих клубных работников заполнять все дни недели танцами, занятиями курсов кройки и шитья, ну и, конечно, кинофильмами, кстати, далеко не всегда первоклассными.

Но Багрецов не хотел привыкать к этому. Он видел прекрасные клубы, которые отличались не только мраморными колоннами, но и любящими свое дело умелыми работниками. Они понимали, что кройка и шитье, даже танцы могут занимать достойное место в клубном календаре, но не вредно некоторым девушкам и поразмыслить, почитать иногда, посмотреть спектакль, послушать хорошую музыку, ту, под которую обычно не танцуют. Дело, конечно, не легкое, к этому еще многих надо приучать.

Вадим чувствовал в Левке живого, непосредственного человека с хозяйским отношением к жизни и высказал ему, что самого волновало не раз.

- В прошлом году мы с Бабкиным приехали в один шахтерский городок. Неподалеку нужно было установить радиометеостанцию. Какие там замечательные ребята, если б ты видел! Работают как черти. Но отдыхать совсем не умеют. Я не говорю о передовиках. У них личные библиотеки, они выписывают журналы, ходят на серьезные концерты, слушают лекции. А сколько других ребят? Заработки у них высокие, шикарные костюмчики, чуть ли не лаковые ботинки, а поговоришь с - таким - выясняется, что за год он и книжки не прочитал. Я уже не говорю о некоторых девицах, среди них есть дочки потомственных шахтеров. Пройдут по улице, одеты не хуже, чем в столице, а узнаешь поближе - диву даешься: неужели их чему-то учили? Кроме тряпок и танцев, "барышень" ничего не занимает.

- Завидуешь, Димочка? - попробовал подшутить Левка. - Должен радоваться, что люди могут хорошо одеться. Ты встретил здесь хоть одного парня в таком виде, как мы с тобой?

Вадим рассердился. Ему дело говорят, а он посмеивается.

- Пример неудачен. Мы не в счет. Неужели ты не понимаешь, что меня беспокоит? Всюду говорится об удовлетворении культурных и материальных потребностей народа. Но почему же у иных ребят и девиц возникают лишь одни материальные потребности? Почему из всех клубных кружков девушка выбирает такой, где бы ее научили шить платья? Почему она записывается не в библиотеку, а на курсы бальных танцев?

- Но не все же такие!

- А с этими что делать? Ты знаешь, что мне один старик шахтер сказал: "Скоро моя девка не только в шелках - в брильянтах будет ходить, а голова так и останется пустой". Ты вот смеешься: не всем же, мол, быть умными, люди разные... Но дело здесь обстоит иначе. Девчонка эта со средними способностями, окончила десятилетку. Сейчас ищет жениха и работать не желает. Зачем, когда отец зарабатывает больше пяти тысяч в месяц? Принято считать, что лишь у больших, хорошо обеспеченных начальников могут быть сынки и дочки бездельниками, о них уже писали и в книгах и в пьесах. А выходит, что и в рабочей среде такие встречаются. Меня, комсомольца, должно это волновать или нет?

Должно. И не только комсомольцев Багрецова и Усикова, не только профессора Набатникова, заботящегося о том, чтобы наша молодежь была совершенной во всем. Казалось бы, пустяки - много ли у нас "барышень" на выданье, ребят, шахтеров или нефтяников, которые не знают, как убить свободные вечера, и чаще всего отдают их водке? Бывает, все, конечно, бывает. А сколько среди шахтеров студентов-заочников, сколько из них любителей литературы, музыки, театра! Сколько талантливых участников самодеятельности, спортсменов, шахматистов и просто культурных советских рабочих! О них беспокоиться нечего.

А что делать с другими? Как привить им любовь к книге, театру, музыке? Как научить отличать истинно прекрасное от фальши и подделки, понимать глубокие человеческие чувства, трагедии Шекспира и лирику Маяковского? Ведь это не только овладение всем многообразием культуры, но и воспитание художественного вкуса - дело очень трудное, а многим и непонятное.

Ни Вадим, ни тем более Усиков не могли похвастаться своим эстетическим воспитанием. Каждый из них более или менее знал, что представляет собой одна из любимых ими областей высокого искусства. Для Багрецова это была поэзия, для Усикова - живопись. И то и другое познано практически: один писал стихи, другой рисовал.

Колхозный рынок был расположен в самом конце поселка, поэтому у друзей нашлось время выяснить все свои привязанности и антипатии как в поэзии, так и в живописи.

Но вот и рынок. Красная триумфальная арка. Еще остались на ней от какого-то праздника осыпавшиеся хвойные гирлянды.

Грузовики, повозки, палатки, лотки, окруженные покупателями и просто случайными зрителями, любителями потолкаться, поболтать со встречным знакомым. Шум, говор, фырканье лошадей, мычание коров, визг поросенка. Все это покрывалось ревом громкоговорителя. "Тише, тише, не шумите..." - пел хор из "Риголетто".

У Левы глаза разбежались. Сколько красок! Пестрые платья, косынки, шляпки, шелка и ситцы в палатках. Покорно опустив рукава, ждут покупателей добротные пиджаки, а рядом на прилавке лежат великолепные синие брюки из шерсти "метро", - вот бы какие должен купить Митяй. Тут же сгрудились разноцветные туфли, на тонюсеньких каблучках или совсем без каблуков, похожие на тапочки, которые здесь висели прямо связками, раскачиваясь на ветру. Хотелось бы купить - в своих уже дырки намечаются, - но тапочки были женские, с розовыми помпонами, к тому же не предусмотренные списком Митяя, где указывались лишь продукты и, на всякий пожарный случай, суровые нитки.

- Димочка, - ласково обратился к нему Лева, - время у нас есть. Пройдем по рядам.

Вадим нахмурился: "А вдруг еще упустишь в толпе, вот и отвечай тогда". Но Левка умел уговаривать, взывая к его гражданской совести, доказывал, что стыдно советскому человеку не поинтересоваться, как выполняются решения о развитии промышленности товаров широкого потребления, как развивается наша торговля. Сейчас все это можно увидеть на примере. Тут, конечно, не инспектирование, а познание жизни, дело необходимое, положительное, и так далее, и так далее...

Возражать было трудно, к тому же сам Багрецов страдал любопытством. Взял он Левку под руку, чтоб, избави бог, не потерялся, и пошли по рядам.

Оба могли быть довольны: товаров навезли порядочно. Но что особенно радовало - среди палаток с шелками и босоножками достойное место занимали книжный киоск и ларек "Культторга".

В нем были выставлены хорошие литографии - копии с картин великих мастеров, недорогие, в золотых багетных рамках. На полках приютились фарфоровые зверюшки Ломоносовского завода, белые, так называемые бисквитные фигурки: лыжник, физкультурница, птичница и разные другие.

- Ты представляешь себе, как это важно! - с видом знатока осматривая полки и прилавок, говорил Лева. - Вкус к твоей любимой поэзии прививается через книгу и радио, музыку пропагандируют, и радио, и кино, и пластинки. А с живописью и скульптурой что сделаешь? Конечно, в больших городах и музеи, и выставки, а здесь что? Или в колхозе? Откуда там знают картины Третьяковской галереи? Правда, в "Огоньке" встречаются, но этого мало. А тут смотри, - кивал он головой, - Репин, Суриков, Левитан.

- Покупают? - деловито осведомился Вадим у бородатого продавца в синем халате.

- Да как вам сказать? Не все. Многие другую продукцию предпочитают.

- Босоножки? - усмехнулся Лева, но сразу осекся. - Нет, я... это самое, не против. Но картины или другое искусство... ведь оно украшает жизнь. Человек становится культурнее. Неужели обходятся без этого?

- Почему обходятся? Покупают и картинки и всякое такое. Украшают.

Продавцу было некогда - его отвлек пожилой человек в праздничном темном костюме, он выбирал картину для подарка. Одна понравилась, но, оказалось, без стекла, - нельзя ли заменить рамку или стекло подобрать?

Когда Лева с помощью Вадима выполнил поручение и закупил все, что требовалось по списку (причем проявил даже некоторую инициативу - взял лишних пять пучков редиски), внимание его привлекла художественная продукция артели "Бытообслуживание".

Возле забора примостился длинный стол, на нем была расставлена скульптура, как ее называют, анималистическая, то есть звери и животные. Лева от удивления протирал глаза. Черт знает что такое! Конь с кумачовой гривой, страшные голубоглазые кошечки, свинья в яблоках малиновых и зеленых (цвета, которые вызывали у Левы самые неприятные воспоминания).

Но это еще ничего. На заборе висели картинки. Все они были нарисованы на стекле, на черном фоне, усыпанные золотым и серебряным порошком, подклеенные раскрашенной фольгой, чтоб блестело. На Леву смотрели конфетные красавицы с коровьими глазами, сухорукие балерины, амуры, похожие на крылатых поросят, дебелая красноволосая дама, целующаяся с голубком.

Он оглянулся, чтоб узнать у Вадима его мнение: как это все сочетается с только что виденными картинами в палатке "Культторга"? Но Вадима не оказалось рядом. Лева забеспокоился, привстал на цыпочки и заметил его пышную шевелюру возле синих кипарисов, то есть у декорации уличного фотографа. Странно! Неужели Димка решил сниматься? Вот чудак, наверное, пошлет фотографию Наде.

К продавцу "художественных изделий" подошла женщина в белом платке, в руках у нее были две корзинки, зашитые мешковиной. Почему-то она боялась поставить их на землю, поэтому указала корзинкой на гипсовую свинью:

- Цена ей какая будет?

- Бери, гражданочка. Недорого, шесть рубликов всего... Такого товара нигде не сыщешь.

- Вот именно, - поддакнул Лева и спросил у женщины: - Вы такую породу когда-нибудь видели, в малиновых и зеленых яблоках?

- Да вроде как и не бывает, - с сомнением покачала она головой.

Продавец рассердился, дернул себя за рыжий ус.

- Проходи, проходи! Нечего агитацию разводить. А вы, гражданочка, не слушайте тут разных. - Он смерил Леву презрительным взглядом от тюбетейки до тапочек и снова повернулся к женщине с корзинками. - Вам эту свинью не в сарае держать, а на комоде. Есть, пить не просит. Художественный продукт.

Но Лева не сдавался, чувствуя колебания покупательницы, отвернулся от продавца и стал горячо убеждать ее:

- Простите, пожалуйста. Я студент, из Москвы, здесь проездом. Немножко понимаю в художественных вещах, сам рисую... Наверное, у вас дети есть?

По лицу женщины пробежала широкая улыбка.

- А как же? Махонькие, - она поставила корзинки и показала на метр от земли. - Я вроде как для них. Пусть глядят.

- Пугаться будут. Знаете, что я вам посоветую? Вот там, возле чайной, палатка есть. Торгуют разными картинами и фарфоровыми зверями. Не такими, конечно. Из Ленинграда их привезли, делали знаменитые художники. Вот посмотрите. Хорошие звери! Слоны, обезьяны, медведи. Пес стоял там один. Ну прямо как живой! Сам рыжий, а морда черная. Ребятишкам понравится.

Женщина потуже завязала платок, взяла корзинки и спросила:

- Значит, куда идти-то?

Лева обрадовался, вывел ее на открытое место, откуда была видна крыша палатки "Культторга", и пожелал успеха.

Он направился было к Багрецову; но заметил, что какая-то девушка в маленькой зеленой шляпке рассматривает позолоченные картинки, которые особенно возмущали "инспектора справедливости" и казались ему страшнее пестрых свиней и голубоглазых кошек.

Первая победа была не трудной, надо бы повторить ее. Дело доброе, полезное. А кроме того. Леву интересовало, кто же покупает эту халтуру. Ведь если бы покупателей не было, то зачем же ее выпускать? Он не знал, как с этим бороться. Пойти в рыночный комитет? Но попробуй докажи, что здесь нарушаются принципы советской торговли. Вот если бы написать в редакцию районной газеты? Правильно. Но для этого необходим дополнительный материал. Может быть, под вывеской артели скрывается кустарь-халтурщик?

Интересно - что выберет девушка. Кто она? Пожилая колхозница могла не уметь отличать раскрашенную ерунду от настоящего искусства. А девушка молода, видимо чему-то училась, одета со вкусом - бледно-зеленое платьице, белые туфли, белая сумочка. Что ей нужно среди сухоруких балерин и дам, целующихся с голубками?

Лева стал за ее спиной, подтягивая лямки рюкзака. Тяжело. Пять буханок хлеба.

- Опять ты здесь? - набросился на Леву продавец. - Отправлю куда следует, тогда узнаешь.

- Невежливо вы обращаетесь с покупателями, - усмехнулся Лева, пришлепывая ладонью спадающую тюбетейку.

На месте бровей у продавца задвигались скупые рыжие волоски.

- Кто покупатель? Ты?

- Почему "ты"? Разрешите жалобную книгу!

- На каком основании? Я ее покупателям обязан давать. А ты кто?

Хотелось Леве сказать небрежно: заверните, мол, вон ту красавицу, пригодилась бы как "вещественное доказательство" преступления перед обществом. Но денег не было, и Лева отшутился:

- Вы правы, не могу я быть вашим покупателем. Голову не потерял еще.

Девушка в зеленой шляпке резко обернулась.

- Умный какой нашелся! А люди - дураки, непонимающие!

- Этого я не говорил, зря вы обижаетесь, - мягко возразил Лева и улыбнулся, заметив у нее совсем белый носик пуговкой, выделяющийся на темном, загорелом лице. - Сами же понимаете, что выбрать здесь нечего. Разве могу я поверить, чтобы, девушка со вкусом, повесите себе над кроватью вон то страшилище, - Лева указал на даму с голубком. - Одни ресницы чего стоят, как зубья у гребешка. А балерина какая! Ноги - палки, руки - плети. Настоящий скелет. Ночью еще приснится. Ужас! И все золотцем обсыпано, цветочками заляпано. Или вот, к примеру...

- Милиционер! - схватившись за голову, завопил разгневанный представитель "художественной" артели. - Милиционер!

Но Лева не обратил внимания на этот вопль и на то, что собрался народ. Стремясь завершить победу, он разобрал подробно еще одну картинку и наконец спросил девушку, неужели ее подруги покупают эту художественную продукцию.

- А как же! - удивилась она и, оглянувшись на собравшихся, сказала вполголоса: - Я на шахте работаю, живу в общежитии, У наших девчат эти картинки в моде. У многих над койками висят.

- Но почему же такая дрянь? - возмутился Лева. - Вон палатка - там настоящие картины. Почему не их вешают на стены?

- Да так. Девчата наши плохо разбираются. Я вот и сама...

Разговор неожиданно прервался. Появился милиционер и вежливо козырнул Леве.

- Пройдемте, гражданин.

- Как? Куда? За что?

По словам рыжеусого работника прилавка, неизвестный гражданин в тюбетейке, коего должен задержать милиционер, занимался здесь подрывной деятельностью и вел злостную агитацию, отчего пострадало выполнение плана торговой точки артели "Бытообслуживание".

Лева старался доказать, что в его действиях ничего предосудительного не было, он ратовал за повышение качества художественной продукции, рекомендовал приобретать настоящие произведения, а не халтуру, но все равно отделения милиции избежать не удалось.

Он понимал, что там, конечно, разберутся, но он опять запоздает, и тогда все будет кончено - Митяй его съест живьем, а Женечка даже не заступится. Беспокоило и другое: девушка в зеленой шляпке торопилась к подруге на день рождения, а вместо этого пришлось идти в милицию свидетельницей. Правда, она сама вызвалась, считая, что парень ни в чем не виноват, но Леве от этого не легче, хотел девушке помочь, а вышли одни неприятности.

После того как Усиков показал документы и свидетельница подтвердила, что никакой "злостной агитации" не было, милиционер хотел уже отпустить его: ведь парень - турист, с заплечным мешком, торопится ехать дальше, но продавец решительно запротестовал. Он в убытке. Глядите, какая торговля пошла! С него ведь спрашивают, и никогда в жизни с ним такого не было.

- Хочешь - покупай, хочешь - нет, а других нечего отваживать. Видите, все зубы скалят? А чего смеяться? Товар проверенный.

Впрочем, что он понимал в "товаре"? Стекло на картинках хорошее, не волнистое, зеленоватости и пузырьков нет, гипсовые копилки покрыты лаком, краски не выцветают. Вещи добротные, сделаны на совесть. И нечего насмешки строить, когда план по сбыту перевыполняется и многие покупатели довольны, не жалуются.

Усиков попросил милиционера, чтобы пройти мимо фотографа: хотел предупредить Багрецова о своем несчастье. Но там его не оказалось. У треноги с камерой сидел босоногий мальчонка, задумчиво ковыряя в ухе. Примерно такой же сторож был оставлен и возле "художественной продукции".

Пришлось идти через весь рынок. Подняв плечи до ушей, Лева шел впереди, за ним свидетельница и пострадавший. Шествие замыкал милиционер. Как он ни старался показывать вид, что идет сам по себе, а люди впереди не имеют к нему никакого отношения, все равно процессия сопровождалась толпой зевак.

Левка злился отчаянно. Ведут его, точно карманника. Он даже слышал что-то по этому поводу, непосредственно касающееся его персоны. Безобразие! Чего они глазеют? Но где же Димка? Наверное, бегает по всему рынку, ищет.

Вскидывая рюкзак повыше. Лева беспокойно озирался, хотелось встретить Димку. Потом подумал, что окружающим может показаться, будто он норовит выбрать подходящий момент и улизнуть. Конечно, это объяснялось болезненной мнительностью, она заставила его опустить глаза. Но в ту же минуту Лева поднял их снова. "Так лучше, - решил он, - иначе все будут считать, что ты действительно виноват, раскаиваешься, ждешь наказания по справедливости". И Лева зашагал, гордо подняв голову. "Опять не так, - мелькнула мысль. - К чему эта демонстрация? Подумают - наглый рецидивист, ко всему привычный".

Впервые в жизни Лева шел с милиционером и чувствовал себя отвратительно. В самом деле, как же держать голову? Куда девать глаза? И все-таки, несмотря на столь жестокие испытания, Лева не жалел, что дал волю своему возмущению (при покупателях вдрызг раскритиковал "художественный продукт"). Ничего не поделаешь, за критику не один он пострадал. Ведь нельзя же быть равнодушным, об этом не раз говорил Афанасий Гаврилович. Недавно пришлось за рыб заступаться, а сейчас...

Поднявшись по ступенькам в отделение милиции, Лева с грустью оглянулся. Хоть бы кто из ребят встретился! Никого... Однако, пройдя по коридору, Лева услышал знакомый голос:

- Но вы же понимаете, что это отвратительно! Самая настоящая пошлость! Другого названия нет.

Конечно, это был Димка. Но как он сюда попал?

Дело объяснялось очень просто. Руководитель поисковой группы Женя Журавлихин жестоко ошибся, согласившись послать вместе с Левой Багрецова. Да, он постарше, опыта у него побольше, но ведь надо знать Димку! Его не называли "инспектором справедливости", не подшучивали над ним, но характерец его такой же беспокойный, и разве не во имя этой самой справедливости он увязался за Медоваровым?

Среди новых друзей Вадим чувствовал себя несколько стесненным - причины тому известны, - но вот он вырвался, как говорится, "на оперативный простор". Жизнь была люба ему во всех проявлениях. Много видел он разных мест, встречался с разными людьми и никогда не уставал интересоваться этим; всюду совал свой нос, принюхивался - а чем это пахнет, что здесь любопытного?

Но Багрецов был чужд спокойной созерцательности и, если требовалось, мог без стеснения вмешиваться не хуже Левки в любые "посторонние дела". И если Левка по наивности считал, что справедливость рано или поздно восторжествует, то Вадим, в принципе соглашаясь с ним, знал, что торжество это иногда приходит слишком поздно.

Но не в этом суть. Багрецов - оптимист по натуре, он надеялся на самое лучшее, верил людям и в каждом из них (конечно, кроме Толь Толича) видел явного или скрытого доброжелателя.

Напрасно так думал Вадим. Не только Левка наивен, не только он ошибается. Надо полагать, что Багрецову не хотелось бы этого, но все же придется рассказать о случае у фотографа.

А история была такова. Вадим не заметил, как Левка отстал. Шел себе и шел, пока не заинтересовался моментальной фотографией артели "Фотоснимок". Тут все было поставлено на широкую ногу. Спасательные круги с трогательными надписями на любой вкус висели по обеим сторонам декорации, изображающей мраморную лестницу, обсаженную кипарисами.

Зачем думать и трудиться, надписывая свою фотографию, коли есть спасательные круги? Они сами придут вам на помощь. Можете выбирать разные надписи. Например, наиболее лаконичную и требовательную: "Люби меня". Или мягче, сдержаннее: "Не забывай меня". Или: "Вспомни наши встречи". Наконец, для иного случая: "Привет дорогой семье" - коротко, без перечисления родственников.

Багрецов долго рассматривал круги спасения. Старичок фотограф, вероятно подумав, что молодой человек не знает, за какой же круг ему уцепиться, вытащил руку из сатинового рукава, прикрепленного к ящику, и мокрым от проявителя пальцем указал на самый верхний круг.

- Ежели девушке желаете послать, рекомендую. Многие одобряют.

Невольно вспомнив о Наде, Багрецов похолодел. "Дружить - значит любить", - было четко выведено на спасательном круге.

Кстати, спасательный круг с этой глубокомысленной сентенцией Вадим видел не первый раз. Его товарищ показывал фотографию, присланную с курорта. Из спасательного круга смотрело неглупое девичье лицо. Счастливый обладатель этой карточки весьма сочувственно относился к скромному признанию: "Дружить - значит любить".

"До чего же пошлость живуча!" - удивлялся Багрецов, глядя на спасательные круги. Давно уже нет мещанства как такового, а вкусы его остались. Видно, за большими делами мы почти забыли об этом. Разве не от мещанства остались нам в наследство истерично воющие девицы на концерте? Чем они восхищаются? Сладкой банальностью, пошлостью! Взять бы того же Бабкина. В музыке, например, он считал высшим достижением примитивную студенческую песенку "У нас в общежитии свадьба". Ничего он не понимал и в поэзии, строфы и рифмы шли мимо его сознания, не оставляя никаких следов в памяти. Однажды ему понравились стихи местного институтского поэта, который воспевал

профессию радиста и рифмовал "вибропреобразователь" с "выключателем".

Сам Багрецов кое в чем разбирался, но пока еще не научился слушать симфоническую музыку, понимать язык балета. Считал, что это придет со временем, а потому не чувствовал за собой особо тяжкого греха.

Но сегодня Левка рассказал о Набатникове. Профессор всерьез утверждал, что студенту технического вуза, где не читаются лекции по эстетике, просто необходимо уметь слушать настоящую музыку, чувствовать стихи, понимать живопись. Иначе какой же из него получится ученый или инженер? Он никогда ничего не откроет, не сконструирует, даже простого висячего замка. Хорошему конструктору, если он решил сделать замок, не только надо знать свойства стали для пружины или технологию литья, но и необходимо воспитать в себе художественный

вкус,

которого ой как недостает многим нашим производственникам! Получаются вещи грамотные, надежные, но неприятные, сделанные без искры, без вдохновения.

Афанасий Гаврилович приводил примеры, указывая то на кнопку звонка в каюте, то на выключатель, доставал связку ключей из кармана и говорил, что любая техника требует от конструктора не только знаний, изобретательности, но и художественного вкуса.

Действительно, без него не обойдешься.

Багрецов подошел к щиту с образцами массовой продукции артели "Фотоснимок". Все как обычно - киноактеры трофейных фильмов, американские большеротые красавицы. Немало таких фотографий повидал Вадим в разных городках (живуча пошлость, живуча). Но вот и самое тошнотворное: в венке из незабудок и роз целующаяся парочка, рядом в медальоне сердечком пришпилена другая, а кругом опять незабудки, розы с синими, подкрашенными листьями. Всюду одинаковые герои - с тупыми, сладкими мордами, с пробором в блестящей, лакированной прическе. Дамы, будто сбежавшие с витрины парикмахерской, обнимают этих хлыщей и кокетливо косят глазами.

За спиной Багрецова сгрудились девушки; переговариваясь между собой и советуясь, выбирали открытки, чтобы послать по разным адресам. Открытки с надписями: "Люблю и жду", "Жду ответа, как птичка лета". Обычные, их тысячи.

Но это еще не все. Вадим, страстный любитель хорошей поэзии, знающий наизусть всего Маяковского, был оскорблен до глубины души стихами на открытках. Возмущен пошлостью, мещанством, с которыми так яростно боролся Маяковский. И вдруг опять... Откуда оно ползет? Вот, например, открыточка - парочка, незабудочки, чаечка с письмом, а внизу:

Лети, письмо, моя отрада,
Лети, сердечный мой привет,
Лети туда, куда мне надо,
Откуда буду ждать ответ.

На другой открытке - вполне исчерпывающее признание, но с дополнительным условием:

Буду помнить вечно
И любить тебя.
Но и ты, конечно,
Не забудь меня.

Именно эти стихи и очаровали двух молоденьких девушек в одинаковых пестрых платьях. Они подозвали лысенького фотографа и попросили дать им по открытке. Фотограф начал рыться в объемистых пачках.

Багрецов обернулся к маленькой девушке - лицо ее было словно обрызгано веснушками, она развязывала узел платочка, где были спрятаны деньги.

- Только не обижайтесь на меня. Вы грамотная? - спросил Вадим.

Подруги переглянулись: отвечать ли на вопрос? Решили, что можно, хотя парень в грязном плаще и не вызывал симпатий.

- Допустим, грамотная. Что дальше?

- Тогда зачем посылать открытку, где за вас написал какой-то дурак?

Парень в лихо заломленной кепочке почти без козырька, в сером костюме, при галстуке бесцеремонно оттолкнул Багрецова.

- Посторонись. Дай другим поглядеть. - Он ухватился за раму щита и пробежал глазами верхние ряды открыток. - Со стишками? Порядок. "Судьба заставит нас расстаться, но не заставит разлюбить". Правильно, курносая?

Веснушчатая девушка смешливо потупилась.

- "Мы можем долго не видаться, но друг о друге не забыть". Вот она чего, любовь, делает. Так? Эй, хозяин! - Парень снял кепку и помахал ею над головой. - Давай все сразу, полным комплектом. Правильно, девочки?

На него напала откровенность. Причину ее Багрецов разгадал сразу - по винному духу, заметному на расстоянии. Щедрый влюбленный от полноты чувств признался незнакомым девушкам, зачем ему понадобились открытки, пожаловался, что "она" уехала учиться, а он места себе не находит, боится, что там, в городе, встретится ей человек хитрый, образованный - и забудет она навсегда своего разнесчастного Ваську Чекушкина.

Вадиму было по-человечески жаль Ваську Чекушкина - особенно после того, как он похвастался, что открытки со стихами будет посылать через день, пока все не выйдут. Пусть знает про его горячую любовь, и все равно, как пишут в стихах, судьба "не заставит разлюбить, и друг о друге не забыть". Вот и пусть не забывает.

Багрецов понимал, что, посылая эти дурацкие вирши, Вася только напортит себе. Девушка учится в институте, по всей вероятности умеет отличить хорошее от дурного, будет сначала подсмеиваться, потом злиться. Вася покажется ей глупым пошляком, и, несмотря на постоянные напоминания: "Не забудь меня", - дело кончится очень скверно. Вадим представлял себе Надю на месте этой студентки. Несчастный Вася Чекушкин! Как же тут не посочувствовать? Знает Вадим по себе, что девушки бывают жестокими. Надя не обходится без насмешек, хотя Вадим и не предлагал ей дурных стихов, не посылал подобных фотографий.

Пройти бы мимо, не ввязываться в чужие дела, тем более что Вася навеселе, но об этом как-то не думалось, и когда фотограф принес Васе целый комплект открыток, Вадим отстранил их рукой.

- Погодите. Я слышал все, что говорилось здесь. - Повернувшись к Васе, он доверительно понизил голос: - Не посылайте эту чепуху. Ведь она же смеяться будет над вами.

Глаза у Васи налились кровью, он подошел вплотную к обидчику, взял его за галстук и притянул к себе.

- А ты кто такой? Тебе чего нужно? - Он угрожающе сдвинул кепку на самые брови. - Кто будет смеяться? Я тебе посмеюсь!

Вадим опешил, потом разозлился, уперся кулаком в грудь Чекушкина, рванулся назад, но тот с силой дернул на себя. Вадим нагнулся и, сам того не ожидая, головой угодил ему в подбородок.

Не стерпел Василий, вгорячах отбросил обидчика, и тот, ударившись в щит с открытками, вместе с ним рухнул на землю.

Далее последовало все, что полагается: свисток милиционера, сбежавшиеся со всех сторон зрители и мало приятное путешествие в отделение. По дороге Вася ощупывал вспухшую губу, а Вадим шел прихрамывая и завязывал платком содранную до крови ладонь.

"Надо бы осторожнее, - думал Багрецов, посматривая на широкую спину и голый затылок Васи Чекушкина. - Многие терпеть не могут советчиков. А пьяные - тем более".

И все же он презирал эту осторожность, которая часто граничит с эгоизмом. Такие люди ни во что не вмешиваются, оправдываясь тем, что в драке всегда достается третьему, добро не остается безнаказанным, и другими отживающими, но пока еще не отжившими понятиями.

Если бы сейчас в отделении милиции случайно оказался Афанасий Гаврилович Набатников и узнал - о приключениях Левы Усикова и Вадима Багрецова, то посмеялся бы всласть и сказал примерно следующее:

"Добро, ребятки! Жизнь без синяков - дурная, скучная. Конечно, многие из ваших товарищей никогда бы и не попали в такие передряги. Они умные, калоши носят. Даже на тротуаре обходят лужицы, выбирают, где посуше, а потому и вихляются из стороны в сторону. Не люблю. Разве это походка для молодого человека?"

Вопросы эстетического воспитания, как известно, не разрешаются в отделении милиции, но иногда могут возникнуть и там в связи с обвинением в хулиганстве некоего гражданина Багрецова, а также и гражданина Усикова, обвиняемого в не менее серьезных проступках, а именно - в подрывной деятельности, направленной против одной из торговых точек.

Когда привели Леву, вопрос насчет хулиганства Багрецова был уже снят, так как мгновенно протрезвевший Василий Чекушкин принял всю вину на себя. В самом деле, с пьяных глаз он не разобрался, что к чему, понапрасну схватил парня за галстук, теперь раскаивается и просит у него прощения.

Начали выяснять причины, побудившие Багрецова уговорить Чекушкина и двух покупательниц отказаться от продукции артели "Фотоснимок". Поддерживая доводы своего товарища, второй нарушитель - Лев Усиков заявил представителю милиции:

- А вы за чем смотрите? Почему баранью ногу, если ее вывезли на продажу, проверяют и ставят на ней клеймо: мясо, мол, доброкачественное? А свинью в малиново-зеленых яблоках, от которой портится не желудок, а... это самое... вкус потребителя, не клеймят. Кто за это отвечает?

- В самом деле, кто? - опросил лейтенант милиции у редактора местной газеты, который пришел сюда специально по его просьбе. - У нас ведь другие обязанности.

Как ни интересно было Вадиму и Леве поспорить по данному поводу, но дела, дела! Бродяга "Альтаир" мог уже удрать в Монголию, а Толь Толич, освободившись от лишнего груза, успеет исчезнуть в горах Северного Казахстана.

Пришлось извиниться перед лейтенантом и попросить не затягивать разговор. Нельзя ли откланяться?

Редактор проводил ребят до двери, пожал им руки, поблагодарил за "сигнал" - этим делом он обязательно займется, - и они стремглав побежали по коридору.

Навстречу со сжатыми кулаками шел Митяй. Случилось что-то непоправимое.

Глава 3
НАКОНЕЦ-ТО!

Митяй страшно обозлился на Левку, не хотел даже с ним разговаривать. Еще бы! Женя договорился насчет машины, просил шофера подождать. Вот-вот ребята придут с рынка. Но куда там! Прошло два часа, а они словно провалились.

Но это еще не все. У "Альтаира" звук пропал. Теперь искать бродягу гораздо труднее. А все из-за Левки. Поехали бы сразу, глядишь, догнали бы. Сейчас надежда потеряна.

Началось все с того, что Митяю удалось принять довольно ясное изображение, когда машина Толь Толича проезжала по улице какого-то городка или поселка. Промелькнули белые колонны клуба и большой щит: "Сегодня танцы". Никаких других подробностей Митяй не заметил. Машина остановилась возле открытого окна одноэтажного домика, и здесь, как показалось Митяю, звук исчез. Мотор заглох, хлопнула дверца - и все. Полная тишина.

- Ну, это еще ничего не значит, - успокоил Митяя Журавлихин, когда тот рассказал ему о последней пятиминутке. - Просто тихая улица. Звуков могло и не быть.

- А окно? Там же девчонки танцевали. Подо что, спрашивается?

Естественный вопрос, но чересчур наивный. Разве Митяй не знает, что есть любительницы, которые могут часами танцевать лишь под шарканье своих подошв. Действительно, так и было. Но уже в следующую пятиминутку девушки с бантиками в косичках, видно еще школьницы, кружились под музыку громкоговорителя.

Ясно, что по этому признаку нельзя было определить, где сейчас стоит машина Медоварова.

Митяй гордился своей находчивостью, побежал на переговорный пункт, узнал, как называются ближайшие крупные поселки, нашел их на карте и стал названивать. Собственно говоря, у него было два существенных признака, по ним он мог определить, где остановилась машина с "Альтаиром". Прежде всего - это клуб с колоннами и сегодняшнее клубное "мероприятие", известное Митяю по афише.

Несчастный Митяй! Даже Левка, из-за которого весь сыр бор загорелся, дважды виноватый Левка, и тот над тобой потешался. "Неужели ты не подумал, что по этим данным ничего не узнаешь?" Денег на телефонные переговоры потратил много, а толку никакого. В шести заводских и шахтерских поселках, в двух больших колхозах все клубы были с колоннами, и во всех сегодня танцы.

Теперь Митяй дулся на Багрецова: почему он, человек, много путешествующий - и клубы видел, и афиши, - почему не предупредил вовремя, а вместо помощи занимался посторонними делами? Не случайно он оказался в милиции. Так ему и надо.

Митяй подсчитал убытки от телефонных переговоров, осознал, какая огромная брешь появилась в общей кассе, и с тех пор не мог без раздражения видеть колонны и слышать танцевальную музыку.

Но самое обидное, о чем Митяй и вспоминать не хотел, - это то, что в конце концов Левка, типичный "штрафник", а с ним и Багрецов добились желаемого успеха, не потратив ни копейки. Женя хлопотал насчет машины, нашел одну, но она, по вине того же Левки, уехала. Потом он ничего сорганизовать не сумел. За дело взялся Митяй. Шофер-"калымщик" запросил "по двадцатке с носа", Митяй сторговался по десяти, но "инспектор справедливости", при явной поддержке Багрецова, категорически запротестовал и грозился отвести рвача в милицию. "Видно, Тушканчику там понравилось, - усмехнулся Митяй. - Пойдет вроде как в гости к друзьям".

И Лева пошел, но не с шофером, а с Багрецовым. О чем там был разговор, Митяй не расспрашивал, но все-таки попутная машина, бесплатная - откуда у студентов деньги! - была найдена. Левка, правда, хвастался, что пресса помогла, редактор звонил в райком или райисполком, всех на ноги поставил.

- А все почему? - важничал Лева. - Потому, что мы с Димочкой не равнодушные, как некоторые, - тут он косил на Митяя лукавым глазом. - Настоящие люди понимают это, ценят. Вот тебе и результат.

Митяй иронически посматривал на перевязанную руку Вадима, ссадину на виске и думал, что это тоже "результат", но, зная его происхождение, не мог отказать Вадиму в благородстве, хотя сам так бы никогда не поступил. Характер не тот.

Через час путешественники уже сидели в кузове грузовика. К вечеру стало холодно, пришлось укрываться мешками и рогожами.

Здешний резко континентальный климат пришелся Леве не по вкусу. "Странные шуточки! - злился он, дрожал, зуб на зуб не попадал. - Днем вялишься, как вобла, на солнце, а ночью чувствуешь себя судаком свежезамороженным. Абсолютно неусовершенствованная природа. И когда мы ее окончательно переделаем!"

Глядя на голубую степь с кустиками полыни, лишаями солончаков, как бы фосфоресцирующими в лунном свете, Лева мысленно дополнял эту картину, и в его воображении полынь вырастала в пирамидальные тополя, а блестящие пятна солончаков превращались в озера.

Через двое суток путешествия по Казахстану Лева и его друзья примирились с резкой сменой жары и холода. Но это было еще не самое худшее. Они страдали от жажды, так как на остановках не могли запасать воду - не взяли с собой ни фляжек, ни термосов, ни бутылок. С завистью они посматривали на шофера, когда тот, затормозив машину, пил воду прямо из горлышка. Это, наверное, очень вкусно, но ребята мужественно выносили жестокий соблазн и как один отказывались от предложения шофера промочить горло. "Спасибо, мы только что пили".

Лева чувствовал себя заправским туристом и, не глядя на молчаливое неодобрение Митяя, напевал туристскую студенческую песенку, услышанную от знакомых ребят из университета:

Потому что мы народ бродячий,
Потому что нам нельзя иначе.
Потому что нам нельзя без песен,
Чтобы в сердце не забралась плесень.

То, что приключилось с ним в шахтерском поселке, было давно позабыто, и когда прибыли в Малые Курнаки, Лева решил бежать в библиотеку, чтобы узнать, какие книжки здесь больше всего читают.

Митяй всполошился и, уже ни на что не надеясь, заявил окончательно и категорически:

- Вот что, товарищ Журавлихин. Или я, или он! Уеду, честное слово, уеду! До коих же пор терпеть такую недисциплинированность!

Женя обещал принять меры, а Митяй требовал самых суровых, предлагая "спутать" Левку, как коня на лугу.

На почте Женя получил телеграмму из железнодорожного клуба. В ней сообщалось, что радиолюбитель Фомочкин, отдыхающий сейчас в санатории имени С. Лазо, записал множество наблюдений о путешествующем передатчике. С помощью, правда, довольно примитивной пеленгации Фомочкину удалось проследить путь машины. Все эти данные целесообразно получить от него лично. Санаторий находится недалеко от Малых Курнаков.

Телеграмма обрадовала Журавлихина. Сведения могли оказаться очень ценными, главное - есть возможность получить их прямо из первоисточника. Конечно, надо встретиться лично, расспросить Фомочкина поподробнее и кстати определить точность его пеленгации. Нет ли там, на месте, каких-либо отражений от гор, - ведь они могут сильно изменить общую картину и привести к ошибке. Неизвестно, какой луч принимал Фомочкин, прямой или отраженный.

Короче говоря, только опытный радист должен встретиться с Фомочкиным. Любой из четырех, но, конечно, не руководитель "поисковой группы" - Журавлихин. Ему положено вести дипломатические переговоры с Медоваровым - значит он должен пробираться кратчайшим путем через перевал и ждать на шоссе машины. Санаторий находится в стороне от перевала, а время дорого. Послать Леву Усикова? Ни в коем случае) Журавлихин обещал Митяю, что дважды не оправдавший их доверия Левка лишится навсегда самостоятельных поручений, тем более таких ответственных.

Лева не удержался и с ехидцей предложил:

- Иди ты, Митяй, поздравь Ваню Капелькина. То есть, я хотел сказать, Фомочкина. Да на обратном пути дай ребятам телеграмму: "Миссия закончена. Шлите... это самое... лавровый венок".

Даже бровью не повел Митяй. Левкины насмешки его не трогали, а Женя человек чуткий, знает, кого послать в санаторий. К примеру, того же Багрецова. Хоть и одного с Левкой поля ягода, но малый понимающий в пеленгации, а главное - на него никто не будет смотреть как на шляпу-растяпу: потерял, мол, ящичек, такой-сякой. Никто не будет расспрашивать: "Нельзя ли, дорогой товарищ, уточнить обстоятельства этого неприличного дела? Интересно послушать".

Журавлихин понимал состояние Митяя, хотя и не оправдывал его, понимал также, что лучшей кандидатуры, как Багрецова, который смог бы обстоятельно переговорить с Фомочкиным, трудно сыскать. Но... Ах, это проклятое "но", опять оно мешает серьезному делу!.. Журавлихин чувствовал неловкость, какую-то нелепую скованность, когда на правах руководителя ему приходилось отдавать распоряжения Багрецову.

Выручил Митяй, он сам предложил Вадиму:

- Мне думается, для пользы дела именно тебе надо поговорить с Фомочкиным. Пусть он припомнит все высказывания Толь Толича, что слышал по радио. А ты, как лучший друг Медоварова, - Митяй понимающе улыбнулся, - изучил его характер и манеру выражаться всякими недомолвками. Тебе они многое подскажут.

Женя молча кивком подтвердил доводы Митяя.

- Ну что ж, я готов, - охотно согласился Вадим.

Лева вскочил на ноги.

- И я с тобой!

- Я тебе дам "с тобой"! - рассердился Митяй. - Всюду свой нос суешь. Вот уж действительно - коня куют, а лягушка лапы подставляет.

Женя поморщился. Грубоват Митяй. Ладно, он Левку лягушкой обозвал, это куда ни шло, по-дружески. А что касается сравнения Багрецова с конем, которого куют, то оно просто нетактично. Получается, будто он, Женя, соглашаясь послать Багрецова в санаторий, "подковывает" товарища, то есть, в вольном переводе с языка болельщиков футбола, делает подлость по отношению к нему. Как же поступить?

Долго бы мучили Женю сомнения, их победила решимость Багрецова. Он быстро собрался в дорогу. Лева критически осмотрел его костюм.

- Как же ты пойдешь в санаторий? Там, наверное... это самое... и девушки есть. Ты же перепугаешь их до смерти. Представь себе, выходит из кустов бродяга...

Багрецов понимал это и без Левкиных предупреждений. "Кстати, опять-таки не очень тактичных, - отметил про себя Женя, укоризненно глядя на своих подопечных. - Ох, и шлифовать их еще нужно! Прав Афанасий Гаврилович: неотесанные ребята, как камни шершавые. Никакой в них нет чуткости к товарищу. Что пришло на ум, то и ляпнет. То конь, то бродяга, черт знает что!"

А "бродяга" стоял с опущенными плечами, ежился и чувствовал себя скверновато. В сравнении с ним его новые товарищи выглядели как на картинке в журнале мод, костюмы прямо с иголочки. Даже у Левки его пестрая клетчатая рубашка хоть и выгорела чуточку, но зато целая, без единой дырочки, ни одной заплатки.

Больше всего досталось плащу и когда-то чудесному голубовато-серому костюму Вадима, После поездки в товарном вагоне костюм стал грязен от угольной пыли, а вчера брюки украсились пятнами от машинного масла (где в него влез Багрецов, до сих пор неизвестно). По совету Левы многострадальный Димкин костюм выстирали в горной речке. Брюки укоротились и едва прикрывали щиколотки. Рукава и полы пиджака тоже карикатурно уменьшились. Пуговицы не сходились на животе, воротник упрямо приподнялся и ни за что не хотел занять прежнее положение. Прибавьте сюда легкую гофрировку, что была весьма характерна для всего костюма, и вы можете представить себе, как выглядел когда-то франтоватый Багрецов, послушавшись Левиного совета. Правда, Усиков утверждал, что технология стирки была соблюдена в соответствии с его жизненным опытом, что холодная вода не противопоказана шерстяным вещам. Но вся беда заключалась в том, что костюм был сшит из бракованной полушерсти и куплен Багрецовым в комиссионном магазине. Живописные дырки и мелкие заплатки появились значительно позже, здесь магазин не виноват, надо быть осторожнее в дороге. А этой осторожности Вадиму, как всегда, не хватало.

- Есть выход, - обрадованно заявил Лева, Ему очень не хотелось отпускать друга в столь непрезентабельном виде. - Давай твой плащ. Он никак не отстирывается, а мы его выкрасим несмываемой краской. В два счета высохнет.

У Багрецова удивленно поднялись брови, но Левка продолжал доказывать, что эта операция займет не больше двадцати минут.

- Давай, давай! - суетился он и уже вырвал у Вадима плащ, небрежно взятый им на руку. Он все-таки был полезен - прикрывал слишком короткий рукав и дыру на левой штанине.

- Левка, брось дурить! - прикрикнул Митяй. - Какие у тебя есть краски?

- Малиновая и зеленая. А что? Зеленая вполне подойдет, Багрецов представил себе, как это будет выглядеть, и молча протянул руку за плащом. Ассортимент красителей явно не подходил.

Ни Лева, ни Митяй даже не подумали о том, чтобы отправить Багрецова в приличном пальто Жени. Рост у них одинаковый, комплекция тощая. Так почему же не одеть делегата поисковой группы как полагается? Ведь он должен встретиться с местным населением и гостями, приехавшими из разных республик в санаторий имени С. Лазо. Почему не взять у Жени пальто? На этот вопрос и Лева и Митяй ответили бы сразу: они не имеют права подвергать испытаниям и без того не блестящее здоровье своего руководителя. Вадим может задержаться до позднего вечера, а оставить Женечку без пальто на холоде равносильно преступлению.

А что же сам Журавлихин? Неужели, при всей его чуткости, он может допустить столь вопиющую несправедливость? Неужели он не понимает, что такому самолюбивому парню, как Багрецов, совестно и просто нельзя смешить людей маскарадным костюмом бродяги?

В том-то и дело, что Журавлихин понимал это прекрасно, но боялся еще больше обидеть Вадима, предложив ему свое скромное пальто, как "шубу с барского плеча". Ах, если бы не Надя! Вот ведь какая сложная история! Шагу не ступишь, не вспомнив о ней. Жить очень трудно.

Женя теребил пуговицы своего злосчастного пальто, расстегнул одну, потом, словно опомнившись, опять застегнул. Вадим заметил это и, чтобы избавить Женю от мучительной неловкости, быстро побежал по тропинке вверх.

Вслед за ним бросился Митяй. Догнав его уже на повороте, проговорил, запыхавшись:

- Снимай пиджак. - Не давая Вадиму опомниться, он сам стащил с него это будто изжеванное теленком одеяние и кинул на траву. - Возьмешь мой. Да не изорви, смотри.

Надо было понять всю глубину и самоотверженность этого поступка. Митяй жертвовал своим чуть ли не единственным хорошим костюмом. Ясно, что после путешествия Багрецова среди колючих зарослей, да еще при его аккуратности, пиджак Митяя мало чем будет отличаться от рваного Димкиного отрепья. Но и на это соглашался Митяй, так как чувствовал себя виноватым. Ведь не Багрецов, а он сам обязан был идти к Фомочкину.

После выполнения задания Вадим должен спуститься на шоссе, где ребята надеялись перехватить машину Медоварова. Еще раньше на карте уточнили место встречи и на всякий случай договорились о радиосвязи на "керосинках". Одну из них Вадим взял с собой, а другую оставил Усикову, причем категорически запретил ему лазить внутрь, боясь за целость аппарата.

Так начинались первые практические испытания радиостанций Багрецова в горах. Для экономии горючего "керосинки" решили включать только на десять минут в конце каждого четного часа.

Не будем подробно описывать путешествие друзей через перевал, начатое сразу же после того, как скрылся Вадим, Левка натер себе ногу и на чем свет стоит ругал Митяя за черствость характера. Митяй мужественно сносил и невзгоды пути и несправедливые упреки "инспектора справедливости".

Журавлихин держался с солидным достоинством, только сейчас он почувствовал подлинную ответственность за моральное и физическое состояние своих подчиненных. Единственно что смущало его и тревожило - это долгое молчание Багрецова. В последний раз он сообщал, что уже прибыл в санаторий, а потом, несмотря на настойчивые вызовы, связь с Вадимом была окончательно потеряна. Лева тайком от Жени и Митяя повернул ползунок реостата накала ламп, для чего залез отверткой внутрь радиостанции. Думал, что это поможет, но связи все равно не было.

"Альтаир" принимался нерегулярно - видимо, мешали горы, сквозь них не пробивался радиолуч. Поднявшись на перевал, Женя сумел довольно уверенно принять одну из "пятиминуток", но узнать что-либо конкретное о местности, где проезжали машины Медоварова, было затруднительно. Мелькали деревья, повисшие на крутых горных склонах, чахлый, костлявый кустарник бежал вдоль шоссе. На мгновение скользнул по экрану белый домик, похожий на сторожевую будку, глиняный забор. И опять однообразная, скучная дорога.

Но вот наконец и эта дорога. Она видна уже не на экране, а в натуре, скупая по краскам, настоящая. К ней спустились путешественники, терпеливо ожидая, когда поедут мимо машины Медоварова.

Едва лишь показывался вдали грузовик, как ребята вскакивали и занимали свои наблюдательные посты на обочине дороги. Никто из них не сомневался, что даже сквозь стекло кабины можно сразу узнать характерное лунообразное лицо Толь Толича с черными пятнышками усов.

Машины проходили редко. Ребята изнывали в ожидании. Лева устало напевал туристскую песенку:

Мечта туриста всем ясна:
Протопать все пути-дороги, -
А для того во время сна
Расти себе большие ноги.

Митяй клевал носом и Левкину песенку воспринимал как колыбельную.

Женя смотрел на каменистый склон. Сухое дерево прицепилось к нему корнями. Ветер свистел в ветвях, В душе возникала бесплодная жалость, утомительная и скучная. Опять думалось о Багрецове, о Наде. Ничего не поймешь. Снова и снова Женя перечитывал Надино письмо, пытаясь найти между строчек хотя бы намек на ее истинные чувства. Кому же, в конце концов, она отдает предпочтение? Багрецову или ему, Жене? Где же разгадка?

А Надя стремилась раскрыть все тайны, связанные с необыкновенными передачами телевидения, но никак не тайны своего сердца, что особенно тревожило Журавлихина. Она писала:

"Привет Вам, дорогой Женечка!

Привет Вашим верным друзьям - плавающим и путешествующим. Говорят, что хуже всего на свете - ждать и догонять. Насчет последнего вам известно лучше меня, а что касается ожидания - могу поделиться своим опытом. Я мучительно долго ждала от вас письма, злилась и чувствовала себя ужасно. В самом деле - как вам не стыдно! Неужели так трудно написать хоть несколько строчек? Кроме лаконичных телеграмм, ни я, ни Вячеслав Акимович ничего не получали. Можно было обидеться или нет? За все наши заботы - черная неблагодарность. Наконец прибыло Ваше чуточку сумасшедшее письмо. Я понимаю, что оно, было продиктовано жгучим любопытством по поводу, как вы называете, "межпланетных телепередач", а никак не дружеским расположением к работникам нашей лаборатории. Вячеслав Акимович поручил мне собственными словами, без особых технических премудростей, терпеливо разъяснить сущность этого "межпланетного телевидения".

Далее Надя подробно описывала летающую лабораторию, потом перешла к "вопросу по существу", то есть к объяснению происхождения некоторых передач, принятых студентами на Волге.

"Цените, Женечка, мою заботу, - писала Надя. - Начинаю четвертую страницу, отрываю у себя драгоценное время, и все для вас, неблагодарных. У Левы, наверное, уже покраснели уши от стыда. Прикажите ему писать мне каждый день (конечно, если Вам некогда)".

Над фразой в скобках Женя задумался: "Как понимать ее? Не желает ли Надя сказать, что ей приятнее получать письма именно от меня? Ведь неспроста же вставлено слово "конечно". Посмотрим, нет ли еще такого намека. Проанализируем". - И Женя продолжал свой анализ.

"Прежде всего, - читал он аккуратные Надины строчки. - Вы заинтересовались "собачьим миром". Если бы Вы слышали звуковое сопровождение этой программы, то могли бы не удивляться: диктор изъяснялся на простом английском языке, вероятно не похожем на язык обитателей далеких планет. (Конечно, если допустить, что там живут мыслящие существа.) Из рассказа диктора вы бы узнали о последней собачьей выставке не помню где, то ли в Филадельфии, то ли в Сан-Франциско (Вы же знаете, какая у меня память на имена собственные). На этой выставке демонстрировались туалеты собак - моды сезона, - их "американский образ жизни", драгоценности, золотая и серебряная утварь. Короче говоря, все, что приличествует собаке из высшего общества.

В этой кинохронике, которую мы принимали из Гамбургского или Лондонского телецентра (я потом уточню у Вячеслава Акимовича), были показаны надгробные мраморные памятники для четвероногих любимцев. Я, как вам известно, не очень злая, но когда я все это посмотрела и вспомнила о жизни безработного американца, негра, добывающего непосильным трудом жалкий кусок хлеба, то захотела увидеть собачьи памятники на могилах не фокстерьеров, а их хозяев. Подумать только, что один из этих хозяев завещал своему бульдогу огромное наследство, что на какой-то Мимишке надето жемчужное колье, стоящее тысячи долларов, на другой болонке - горностаевый воротник, усыпанный брильянтами, что паршивого пса во фраке (помните, что сидел за столом и вылизывал тарелку?) обслуживают четыре лакея. Действительно, "бред собачий".

Вы спрашиваете о другом куске кинохроники. Помните "остроголовых" с факелами? Это Ку-Клукс-Клан после охоты за негром. Не знаю, как вы, а я не могла смотреть на экран. Звериный мир, звериные повадки. Вполне понятно, почему вы подумали о передаче с другой планеты. Разве эти остроголовые вампиры похожи на людей? Разве их облик и поведение человеческие? Впрочем, потом мы видели и людей. В галстуках и шляпах они ничем не напоминали бывших людоедов из Каледонии. Они не носили колец в носу, не разукрашивали физиономии татуировкой, не поджаривали на кострах своих ближних. Но они любили кровь и дикие зрелища.

Вспомните, Женечка, борьбу на стадионе, забеги одноногих. Я не знаю, видели Вы или нет праздник студентов на юбилее своего университета. Кажется, Колорадского. (Опять не помню.) А как Вы себя чувствуете после телепередачи из кабачка "Все там будем"? Какой это страшный мир! Я три ночи не спала, все думала об этих передачах. Ну, вот хотя бы праздник университета. Неужели на этом празднике я видела людей, которые читают книги, носят чистое бельё и пользуются зубной щеткой? Вероятно, в детстве их наказывали за плохое поведение - измажет ли мальчишка вареньем лицо или дернет за косу соседку Мэгги. Так почему же сейчас, когда мальчишка стал студентом биологического или экономического факультета, он может, под аплодисменты зрителей, измазать уже не вареньем, а грязью лицо, и не свое, а милой девушки Мэгги? Ему дозволено тащить ее за волосы, он освобожден от всего, что называется человеческой культурой. Остаются лишь костюм да зубная щетка".

Журавлихин перевернул страницу и задумался. Он не видел студенческого праздника, о котором писала Надя, но виденные им спортивные состязания молодых и старых американцев как нельзя лучше характеризовали их духовную нищету и мерзость подобных зрелищ. "Так почему же дозволено? - пробегая глазами строки Надиного письма, размышлял Женя. - Наивный вопрос! Гитлер тоже освобождал молодежь от человеческой культуры и "химеры, именуемой совестью". Абсолютная преемственность. Какая тут может быть совесть, когда мальчик, окончив биологический факультет, займется выведением новых видов бацилл чумы или холерных вибрионов, химик будет искать стойкие яды для детских игрушек, а новоиспеченный экономист подсчитывать выгоды атомной войны! Конечно, если тебя раньше воспитывали как человека, если ходил ты в нормальную школу, читал о благородстве Тома Сойера, героев Фенимора Купера и Джека Лондона, учил стихи Лонгфелло и Уитмена, - расстаться с совестью не так-то легко.

И Женя словно видел на экране телевизора немого собеседника - студента Колорадского или Колумбийского университета. К нему обращался советский студент Евгений Журавлихин: "Тебя ко всему могут приучить. Из разных книжонок "комиксов" и фильмов Голливуда ты давно уже знаешь, как пользоваться ножом и револьвером. Тебе показали, как грабить банки и убивать женщин. Осталось немногое - уничтожить стыд и брезгливость. Тебе повесят ленту на грудь, как чемпиону плевков. Сделают из тебя короля обжор, заставят барахтаться в грязи и будут аплодировать этому. И, наконец, вытравив из тебя все лучшее, созданное тысячелетиями человеческой культуры, предложат разводить смертоносные бактерии или посадят на самолет, и ты будешь разбрасывать их над чужой страной. Было ведь это, было".

Женя чувствовал, будто прикоснулся к холодной змеиной коже, по спине поползли пауки. Нет, не страх испытывал он, а отвращение, боль за своего далекого сверстника с отравленной душой и грязными руками.

Как открыть ему глаза с помутневшей роговицей и показать, что есть другой, светлый мир, которого он не знает, что враги живут не там, а на его американской земле? Враги, отнявшие у него все человеческое: величие идей, чистоту души, любовь, радость созидания, искусство, все, чем гордились люди с незапамятных времен.

...Стало смеркаться. Солнце уже давно скрылось, и только на каменистом склоне повыше розовели его последние лучи. Дорога была пустынной, машины Медоварова не показывались. Две пятиминутки, принятые путешественниками, нисколько не утешили их. Во-первых, изображение было туманным, а во-вторых, непонятным. По экрану плыли то ли облака, то ли клубы дыма, среди них покачивалась сухая, голая ветка. Из репродуктора слышалась далекая музыка.

Лева явно нарушал запрет Багрецова и, позабыв об экономии горючего, почти не выключал "керосинку", желая во что бы то ни стало услышать вызов из санатория. Вадим молчал. Если поверить принятому изображению, Толь Толич находился как бы в облачке туманной неизвестности, а потому настроение наших путешественников было далеко не радостным. Каждого из них уже всерьез беспокоила мысль: не встретился ли Толь Толич с представителем монгольской экспедиции? Все может быть.

Митяй ни словом, ни взглядом не показывал друзьям, что это его волнует, сидел без движения, не шелохнувшись, как бы подчеркивая свое спокойствие, но эта окаменевшая поза была вызвана и другой причиной. Узкий пиджачок Вадима еле-еле держался на широких плечах Митяя, готовый расползтись по швам. Конечно, надо было его снять, но пальтишко тонкое, холодно, еще простудишься. Пришлось сидеть молчаливым изваянием и тревожно прислушиваться, как под мышками легонько потрескивают лопающиеся нитки.

Из глубины ущелья ползла темнота. Светилась верхушка скалы, горела неоновым светом, как авиамаяк. Но вот и маяк погас, будто его выключили. Сразу пришла ночь.

Всматриваясь в далекий сумрак, где за поворотом пропадала дорога, Митяй искал отсвет фар на деревьях, кустах, белых столбиках, у крутого края, хотел увидеть машину раньше, чем она минует поворот. Никто не проезжал. Темнота густела.

Два пешехода шли по дороге. Один - как длинная тень, другой катился светлым шариком.

Митяй вскочил и замахал рукой. Жалобно затрещали швы Димкиного пиджака. Теперь уже все равно - путешествие кончается. Вадим идет вместе с Толь Толичем и тот обнимает его, как лучшего друга.

Можно было многому удивляться. И тому, как в санатории железнодорожников Вадим встретился с Медоваровым, и находчивости радиолюбителя Фомочкина - организатора этой встречи, - и тому, что усталый Толь Толич, позабыв об отдыхе, вызвался повидать конструкторов "Альтаира", изобретателей, Но тут не было ничего необъяснимого. А вот как понять странное перевоплощение Толь Толича? Даже сам Багрецов терялся в догадках. Завидев своего упрямого преследователя, Толь Толич бросился к нему с радостными объятиями, тем самым показывая пример отеческой заботливости и горячей преданности "молодым кадрам". Он извинялся за вынужденную суровость, говорил о долге старшего товарища, о воспитании юношества, о том, что его, Толь Толича, невыразимо радует настойчивость и принципиальность молодого конструктора, что он в нем ошибался, а теперь понял, - какое счастье работать вместе. И кстати заметил, что новую радистку он постарается устроить в другой экспедиции.

- Не беспокойтесь, золотко, - продолжал Медоваров. - Все, как говорится, будет в ажуре. Я сям доложу о вас товарищу Набатникову. И считайте себя уже на работе. Разрешите ваше командировочное удостовереньице!

Вадим признательно улыбался, жал руку милейшему Толь Толичу, отдал ему удостоверение, взамен чего получил сто рублей, просто так, на мелкие расходы. Аванс полностью будет выдан по приезде на место. Расписку? Нет, зачем же?

- Приедете, распишетесь в ведомости за полную сумму. Сейчас не до расчетов. Ох, уж эта бухгалтерия! Но такова судьба-индейка. Помощнику начальника экспедиции чем только не приходится заниматься! Ну, да это сущие пустяки, золотко. Рад, сердечно рад нашей встрече, - все еще не мог успокоиться Толь Толич. - Не поверите, я все эти ночи не спал. Думаю, куда же вы запропали? Выхожу в Новокаменске. Жду-пожду, а радиста нет как нет. Потом решил, что человек вы молодой, сообразительный, приедете. Молодец, золотко.

Он смотрел на радиста буквально влюбленными глазами. Сердце размякло, Вадим уже не сердился. Юность отходчива и на обиды забывчива. Не запомнишь их, да и не нужно - тают, как под солнцем снег. Лицо Толь Толича напоминало это ласковое солнышко, сияло добротой и радостью.

Митяй удивлялся перевоплощению Медоварова, но не очень задумывался над этим. Его беспокоила роль Фомочкина в поисках "Альтаира". Можно ли считать, что нашел его не кто иной, как радиолюбитель Фомочкин - слесарь железнодорожных мастерских? Нет ли во всей этой истории явного ущемления самолюбия главных виновников - то есть его, Митяя, и Левки? А ведь они - кровь из носа, но обязаны были найти аппарат!

Машины экспедиции находились неподалеку. Произошла трогательная встреча с бродягой "Альтаиром", но Митяя все еще занимал вопрос о роли Фомочкина.

"Конечно, - рассуждал он, вскрывая ящик и ощупывая ручки аппарата, - Фомочкин в этом деле человек не последний. Он точно изучил маршрут Толь Толича, знал, где встретить его машины, а потому когда Вадим пришел в санаторий, то сразу ошарашил его абсолютно исчерпывающими данными. Но это еще не все. Кто, как не Фомочкин, придумал затащить Медоварова к отдыхающим железнодорожникам?

"Переночуете у нас, - говорил он, встретив Толь Толича на шоссе. - Директор не возражает, рад московскому гостю". Конечно, если бы Вадим поймал Медоварова, то ничего бы не вышло. Не та ситуация. Сейчас же получилось все как по нотам. Толь Толич поднимается в санаторий, надевает пижаму, а навстречу ему Багрецов. Так, мол, и так, "по поручению друзей, прошу возвратить не принадлежащий вам груз. Вот и товарищ Фомочкин подтвердит". Тот показывает помощнику начальника экспедиции радиограммы, записи подслушанных разговоров, и дело в шляпе. Толь Толич криво улыбается, говорит, что подслушивать неэтично, и поднимает руки: "Пожалуйста, товарищи, нам чужой груз не требуется". Вот и все! Работа поисковой группы заканчивается. Музыка играет туш. Как в цирковой борьбе, арбитр поднимает руку и объявляет, что Фомочкин победил правильно! Впрочем, разве только Фомочкин победитель? Что бы он без нас сделал? Не только нас, но и других помощников?

Митяй позабыл о своей роли в поисках. Думалось о всех знакомых и незнакомых доброжелателях, которые помогли найти "Альтаир". Разве без помощи комитета комсомола что-нибудь вышло бы? Кто обратился к радиолюбителям? Кто разослал письма в радиоклубы? Конечно, они, институтские друзья комсомольцы. От них Фомочкин узнал о пропавшем аппарате. Нет, не совсем от них, а от девушки в красной фуражке, ей сказал Крутилин, председатель радиосекции железнодорожного клуба, потом послал Фомочкину приемник. А парень из Новокаменского радиоклуба? Он тоже искал. Все искали. И Пичуев с Надей, Набатников, Зина, Багрецов. Помогали многие люди, которых ребята даже не видели. "Так кто же нашел "Альтаир"? - спрашивал себя Митяй. - Все, кто искал, все, кто помогал, сочувствовал, ободрял нас и верил нам".

Митяй немного успокоился. Исчезла ревность к неизвестному любителю Фомочкину, позабыт и легендарный Ваня Капелькин, выдуманный Левкой. Оркестр может играть туш. Заказывайте цветы - розы и георгины. Экспедиция во главе с Женей Журавлихиным возвращается в Москву. Встречайте нас, друзья. Аппарат "Альтаир", созданный студенческим научным обществом, испытан в самых неожиданных условиях и работает безотказно. Можете передать его биологам.

Так почему же не радуется Митяй? Почему козлом не скачет восторженный Левка? Ему труднее всего скрывать свои чувства. Да он и не старается этого делать. Сейчас Левка мрачен. Вместе с Митяем вытащил аппарат из ящика, проверил напряжение аккумуляторов, снял объектив, равнодушно ответил на технические вопросы Багрецова и уложил аппарат обратно.

Журавлихин тоже не веселился. Надо послать телеграмму в Москву, сообщить, что поручение выполнено. Всё. Теперь надо ехать домой. При мысли о Наде в сердце потеплело, но, взглянув на Багрецова, он опять погрустнел, и встреча с Надей его уже не радовала. Кончились волнения поисков, романтика неизведанного пути, догадки и приключения. Пойман "аппарат-бродяга". Левка снял объектив. Теперь уже нечего смотреть. Пусть "Альтаиром" займутся биологи. Пусть наблюдают жадных птенцов, любуются долговязыми фламинго, изучают повадки барсуков.

Только сейчас понял Журавлихин, что область применения "Альтаира" неизмеримо шире, чем думалось до путешествия. Жизнь подсказала многое. И тут Женя вспомнил, что существует человек, которому "Альтаир" очень нужен. Это Афанасий Гаврилович Набатников. "Так, может быть, подождать его? Если в Москве разрешат, то аппарат попробуем у Набатникова. Большего и желать нельзя. Кроме того, Пичуев тоже заинтересован в контрольном пункте для наблюдения за дальними передачами. Отсюда до Москвы больше двух тысяч километров".

- Когда вы ждете товарища Набатникова? - спросил Женя у Толь Толича.

Тот метнул осторожный взгляд на Багрецова.

- Начальство нам, золотко, не докладывает, - с ласковой улыбочкой извинился он. - У них свои планы. Им, конечно, виднее. Но Афанасий Гаврилович обещали быть послезавтра. Простите великодушно. А на какой, так сказать, предмет вы спрашиваете?

- Видите ли, - слегка замялся Журавлихин. - Профессор узнал о нашем аппарате и сказал, что он ему нужен для одного опыта.

Медоваров поиграл концом ремешка.

- Добрый человек Афанасий Гаврилович! Но я бы на вашем месте не стал этим пользоваться. Он горы ворочает, а молодые изобретатели донимают его игрушками... Нет, нет, - успокоил он Женю, - я не в том смысле, что ваши радиостанции и, скажем там, телевизоры ничего не стоят. Они тоже нужны, но я говорю в смысле масштабов.

Вмешался Багрецов. Как же! Затронули его техническую идею.

- Значит, по-вашему, ценность конструкции определяется на вес. Чем тяжелее, тем дороже? Да знаете ли вы, что иной раз легче гору свернуть, чем сделать какой-нибудь карманный телевизор. Вот он это хорошо понимает, - и Вадим указал на Женю.

- Ах, золотко! Да я разве что говорю? - всплеснул руками Толь Толич. - Я просто удивляюсь на товарища Набатникова. Ему поручили ворочать горы... Да, да, именно горы... Вот эту, - протянул он пухлую ладонь к темной вершине. - Или вон ту, к примеру. Теперь понятно, какие это научные масштабы! А товарищ Набатников, кроме всего прочего, еще и карманными штучками интересуется. Бог ему судья. Но, может, и не стоит у такого весьма ответственного товарища, который в буквальном смысле горы ворочает, отнимать время на всякие мелочи. Как вы полагаете? - Толь Толич обвел ребят вопросительным взглядом. - А, молодые кадры?

Молодые кадры молчали. Нет, не потому, что были смущены мелочью своих дел, а потому, что впервые встретились с новой смелой идеей, которая пока еще казалась им загадкой.

Глава 4
СНОВА НЕУДАЧА

Афанасий Гаврилович приехал точно в назначенный срок. Место его встречи со своим помощником Медоваровым находилось неподалеку от селения Малые Курнаки, а потому студенты и радист Багрецов закончили свое путешествие раньше, чем ожидали.

Вполне понятно, что Набатникову было не до ребят. Никакие "Альтаиры" и карманные радиостанции сейчас его не занимали. Он радушно поздоровался с бывшими пассажирами "Горьковского комсомольца", принял как должное известие о находке аппарата, пожал руку Багрецову, сел в машину и уехал осматривать места, которые были предложены геологами для первого опыта.

- Потом, потом! - отмахнулся Набатников, когда руководитель бывшей "поисковой группы" Журавлихин хотел было выяснить, каковы будут дальнейшие распоряжения и что делать с "Альтаиром". - Поговорю с Москвой.

Возвратился он через день. За это время успел связаться по телефону с директором радиоинститута, где учились студенты, получить от него разрешение на использование аппарата "Альтаир", выяснить еще ряд вопросов в министерстве, вызвать нужных специалистов и, главное, определить место испытаний.

Место это не поразило наших путешественников ни живописностью, ни какими-либо другими особенностями. Горы, покрытые редким лесом, долина реки. На десятки километров вокруг ни одного селения. Поражало другое: размах, или, как говорил Медоваров, "научные масштабы" готовящихся испытаний. Казалось, что сотни людей, появившихся неизвестно откуда, только и ждали команды начальника экспедиции Набатникова, после чего сразу же разбили лагерь у подножия горы.

Машины, груженные ящиками с аппаратурой и приборами, назначение которых студентам было неизвестно, передвижная электростанция в нескольких фургонах, экскаваторы, бульдозеры и скреперы выросли словно из-под земли и заняли свои места у безыменной горной речки.

Что будут здесь строить, вдали от городов и селений? Неужели этими машинами Набатников собирается "ворочать горы"? И главное - при чем здесь телевидение?

Афанасий Гаврилович был занят сверх всякой меры, поэтому Журавлихин не позволял ни себе, ни Митяю, ни Леве обращаться к профессору и тем более надоедать ему с вопросами. Багрецов хоть и вышел - из подчинения Журавлихина (как-никак, а он уже на штатной должности радиста), но не мог не следовать его примеру, терпеливо ожидая приказаний руководителя экспедиции.

Багрецова, так же как и его товарищей, одолевало любопытство, жгло испепеляющим жаром. Еще бы! Все здесь казалось таинственным, непонятным. Медом их не корми, а дай что-нибудь романтично-загадочное. Когда Вадим узнал от Левы "теорию мостиков", выдвинутую Набатниковым, и захотел связать ее с задачами экспедиции - а ведь она приехала сюда горы ворочать, - то запутался окончательно. Вадим знал профессора как специалиста по космическим лучам. Лева рассказывал, что Набатников интересуется "всепроникающими красками", электрическими фильтрами, гидротехникой, телевидением. Ко всему этому и сам Багрецов может добавить, что профессор увлекается радиотехникой, в частности "керосинками".

Но при чем же тут горы? Трудно представить себе, что можно перекинуть, образно выражаясь, воздушный мост от космических лучей к искусственным геологическим преобразованиям Земли.

Студенты держались несколько обособленной группой. Да это и понятно. Среди бородатых ученых они чувствовали себя мальчиками. А ученым сейчас некогда было обращать внимание на каких-то "нечетких мальчуганов", нечетких и по их специальности, и по обязанностям. Денька через два разберутся, и тогда каждый займется своим делом: физики - физикой, геологи - геологией. Но даже при самом беглом знакомстве с составом экспедиции, наблюдая за подготовкой к испытаниям, студенты определили, что в лагере собрались не только физики и геологи, а представители чуть ли не всех наук. Багрецов прежде всего заметил метеорологов (Ну как же, коллеги!). Были здесь и астрономы, и гидрологи, и энергетики. Всех не перечислишь. Были и радисты, которые поддерживали постоянную связь с Москвой.

Конечно, на лице человека профессия не написана, но она легко определяется той техникой или приборами, с которыми человек имеет дело. На глазах у студентов распаковывались ящики, откуда специалисты доставали телескопы, буровой инструмент, какие-нибудь электрощупы, пирометры и сейсмографы.

Руководитель экспедиции собирал к себе в палатку то геологов, то физиков, то гидротехников, собирал их по отдельности и вместе. Потом беседовал с представителями всех специальностей, решал какие-то общие вопросы. Он инструктировал инженеров, тех, кто отвечал за энергохозяйство экспедиции, за землеройные машины и транспорт, рассматривал карты погоды, составленные синоптиками, изучал геологические срезы и водоносные слои. Он подолгу спорил с аэрологами и ветроэнергетиками, проверял оптические приборы и советовался с врачами.

Только новые радисты оставались обиженными - очередь до них еще не доходила. "Альтаир", вроде как безглазый, без объектива, отдыхал в ящике, "Керосинки" Багрецова тоскливо притаились в чемодане, где-то между носками и бутылками с горючим.

Но вот наконец Набатников вызвал ребят к себе, встретил их у входа в палатку и повел по каменистой тропе в гору.

- Для наглядности, - сказал он, заметив недоумевающее лицо Левы.

Камни сыпались из-под ног, идти было трудно, но Лева почувствовал себя невесомым, крылатым от счастья. Во-первых, сейчас все выяснится, тайна не будет мучить. А во-вторых, пригодится же "Альтаир" для настоящего дела. Да еще какого! В том, что дело это гигантское, умопомрачительное, Лева не сомневался.

Митяй по привычке хотел было умерить, охладить излишние восторги - ведь Левка вчера доказывал, будто поворот горы дело абсолютно реальное, - но не хватало убедительности. Ссылка на двойственность натуры Толь Толича - он, наверное, все это выдумал - прозвучала тоже довольно слабо.

Левке не понравился скептицизм Митяя.

- При чем здесь Толь Толич? Набатников не станет пустяками заниматься. У него, знаешь, какой полет! Космический!

Другим словом он не мог охарактеризовать научную деятельность профессора Набатникова, видимо целиком связывая ее с рассказом Багрецова о полете диска с космическими уловителями. Однако, как ни старался Лева, ему не удалось даже. в первом приближении представить себе связь между космической энергией и новыми делами профессора Набатникова.

А Набатников, поднявшись на склон горы, откуда хорошо обозревались все окрестности, прежде всего спросил, почему-то обратившись именно к Леве:

- Если здесь поставить "Альтаир", то километров тридцать он перекроет?

Усиков посмотрел на освещенные солнцем горы, будто обсыпанные бронзовым порошком, которым Лева красил все, что нужно и не нужно, и промолчал из вежливости. Он надеялся, что за него ответит старший, то есть Женя. Но тот и не думал вмешиваться в разговор. Вопрос адресован Леве, вот и отвечай по своему разумению. Если, конечно, можешь.

- Нужна прямая видимость, - признался Лева, задерживая глубокий вздох. - Природа ультракоротких воли... это самое... не переделывается.

- Видишь, какая неподатливая! - шутливо покачал головой Афанасий Гаврилович. - Бедные радисты! Ну да ладно! Прямую видимость вам обеспечим. Другой объектив можно приспособить к вашему аппарату? - спросил он уже у Митяя.

Тот ответил, что можно, но пока ему не ясен, так сказать, "объект наблюдений" и, главное, его освещенность.

- Наблюдать будем за взрывом вот этой горы, - Набатников указал на нее палкой. - А насчет освещения не беспокойтесь. Даже солнце потускнеет.

Лева снял свою разрисованную тюбетейку и вытер ею вспотевший лоб.

- Как... горы?! - Он посмотрел растерянно вниз, на землеройные машины.

На лице Афанасия Гавриловича стыла задумчивая улыбка, он молчал, видно вспоминая о каких-то своих делах, но вот брови его сдвинулись, он вытащил из кармана записную книжку и аккуратно нарисовал в ней елочку - топографический знак хвойного леса.

- Надо проверить, - профессор оглядел подножие горы с редкими соснами. - Как бы лесоводы не подвели. Молча сели на камни.

Вадим облокотился на свой чемодан с "керосинками". Вдоль склона дул холодный, сухой ветер. Маленькая кепка Набатникова совсем не подходила к его мощной фигуре и еле держалась, вот-вот слетит. Он недовольно сунул кепку в карман.

- Значит, такое дело, ребятки, - сказал Набатников, придерживая растрепавшиеся на ветру седые волосы. - Подготовьте аппараты и не осрамитесь перед нашими кинодеятелями. Они думают, что их автоматическая, замедленная и всякая там другая съемка заменит телевидение. А если я хочу видеть взрыв в тот самый момент, когда тысячи тонн грунта повиснут в воздухе. Зачем я буду ждать проявления пленки?

Не дыша, боясь проронить хоть одно слово, слушали студенты Набатникова. Лева по-детски испуганно приоткрыл рот, боялся чего-то, но потом почувствовал, как бодрый холодок уже разливается по телу. Неужели их путешествующий ящик прибился к сказочному берегу, где творятся никому не снившиеся чудеса? Так вот что означает переброска горы!

Набатников подробно инструктировал ребят, для него они были равноправными членами научного коллектива. Он говорил, что наблюдение за взрывами по телевидению нужно еще и потому, что можно изменять их последовательность, практически корректируя точность математических расчетов, сделанных ранее. Он будет смотреть из-за горы и видеть, как оседают на землю тучи пыли и песка, как высоко подбрасываются вверх твердые породы. Правда, несколько телекамер у него уже есть, но ему хотелось бы установить "телеглаз" как можно ближе к месту взрыва. По многим причинам здесь подойдет "Альтаир".

Багрецов втайне завидовал телевизионщикам. Куда ему до них! Сидел притихший, смущенный. Не те масштабы для "керосинок", Знал бы раньше о цели экспедиции, не стал бы соваться со всякой чепухой. Многое из того, о чем рассказывал Афанасий Гаврилович, было Вадиму известно. Он читал о направленном взрыве, часто применяющемся советскими инженерами в строительных районах. Взрывом делаются искусственные озера. Взрыв углубляет и уплотняет дно реки, перебрасывает грунт, создает дамбы и плотины. Но о переброске целой юры Вадим ничего не слыхал, задача эта казалась ему невероятной.

И не только ему. Далеко не всем было известно, к чему привели работы Набатникова с космическими частицами. Занимался он этим многие годы, как и десятки других ученых. Одних интересовали загадки рождения и гибели миров, других - исследования превращения космических частиц, мезотроны и позитроны. А Набатников задался целью искусственного получения космической энергии, или, вернее, ее подобия, чтобы с ее помощью освободить энергию атома.

Уловители Набатникова, которые не раз поднимались в ионосферу, дали ему возможность исследовать многие вещества, не такие ценные, как уран, чтобы найти из них подходящие для создания "дешевой взрывчатки", как попросту называл свое открытие изобретатель.

Вполне понятно, что богатый опыт советских ученых, создавших атомную и водородную бомбы, помог Набатникову найти нужное решение. Однако, по мнению крупнейших специалистов-атомщиков, его изобретение резко отличалось от того, что было сделано раньше. Оно поражало всех своей простотой и оригинальностью. Было изготовлено достаточное количество зарядов. Тогда встал вопрос об их практическом испытании, но несколько необычном. Пусть атомные заряды вскрывают земные пласты, чтоб легко было добраться к месторождениям угля, бокситов, железных, медных, марганцевых руд. Среди них есть примеси редких и драгоценных металлов.

Почему до сих пор сравнительно редко пользуются взрывной техникой в так называемых земляных работах? Созданы десятки машин для перемещения грунтов - экскаваторы, струги, землесосы, - но все они работают медленно. А взрыв? Лишь за одно мгновение он может сделать гораздо больше, чем десятки машин за год. Однако все решает экономика. Даже самые обыкновенные заряды стоят дорого, не говоря уже об атомных.

И вот Набатников на полпути к успеху. Конечно, его "дешевая взрывчатка" не так-то дешева, но есть смысл ее попробовать, как говорится, в комплексе. Взрыв не только должен вскрыть рудный пласт, но и одновременно перегородить плотиной речку, а к тому же защитить будущий рабочий поселок от северных ветров.

Так же как старик Дерябин и многие другие инженеры, умеющие видеть будущее нашей техники, Набатников стремился связать воедино, казалось бы, различные задачи: вскрытие пласта и создание нового микроклимата. Это требовало огромной технической культуры, широты взглядов и настойчивости. Не так-то уж просто доказать осторожным проектировщикам, что рабочий поселок нужно строить на южном склоне новой горы. "Ведь она осядет", - скажут они. "Ни в коем случае! - возразит Набатников. - Системой направленных взрывов мы грунт уплотним". Потом возникнут другие сомнения: что делать, если поселок будет разрастаться? Ведь геологи могут открыть здесь новые месторождения. Да мало ли какие вопросы придется решать физику Набатникову. К счастью, знал он не одну свою физику.

Рассказывая ребятам об их задачах, Афанасий Гаврилович задумчиво посмотрел на дальнюю горную цепь.

- Вон те горы немножко мешают.

Вадим улыбнулся и спросил: кому же они, собственно говоря, могут помешать?

При всей сугубо практической сущности своих работ, Набатников оставался мечтателем и романтиком. То, что делал сейчас, считал лишь первой робкой ступенькой, замыслы его простирались гораздо дальше, а потому он не мог не возразить Вадиму.

- Что? Горы не мешают? - со смехом переспросил Набатников. - Двойку, двойку вам по географии... Вот эту загородку, - указал он на горную цепь, - природа поставила не на место. Повернуть бы ее, пусть защищает нас от северных ветров, Тогда на южном склоне можно посадить виноград, персики. Но это еще не все. Сделаем озеро, разведем форелей. Не забудем и ракоедов, вроде меня, грешного. Приедем сюда, половим. Ну, как вам нравится, Вадим Сергеевич?

А Вадим Сергеевич, чуточку обиженный за двойку, что посулил профессор, кисло улыбался, стараясь в его речи отделить правду от шутки. Насчет гор он, Вадим, конечно, сморозил. Если в Крыму и на Кавказе горы защищают побережье от северных ветров, то любому школьнику должно быть ясно, что во многих местах горы "поставлены" неудачно. Они действительно мешают. Вадим живо представил себе, как можно переделать климат страны, если расставить горы по желанию человека. В самом деле, почему бы не "переконструировать" Уральский хребет? Повернуть его трудно. Ну, а нельзя ли сделать в нем через каждые полсотни километров широкие двери - пусть теплый морской сквознячок свободно гуляет по Сибири? Или, скажем, почему бы не заняться климатом Новороссийска? Горы там явно не на месте. Ведь это же сплошное безобразие, когда в городе хозяйничает ветер: срывает крыши, переворачивает вагоны, автобусы, грузовики. В такие часы в бухту не решаются войти даже солидные суда. Люди живут как в аэродинамической трубе, где свистит ледяной ветер.

Валим испытывал неясное волнение, звенело в ушах, холодели пальцы. Нет, не только мечта о повороте гор была тому причиной, тревожила и горячая мысль: а как же это будет сделано? Не атомными ли взрывами Набатников собирается перебрасывать горы?

И, словно отвечая на мысли Вадима, заговорил Набатников:

- Сегодня же принимайтесь за дело. Задача простая, но все же посоветуйтесь со специалистами. У них к каждой телекамере тянутся провода. Попробуем и другой способ. С разных точек нужно видеть, как от взрыва вскроется гора. Геологи обещают, что атомная взрывчатка окупится с лихвой. Здесь в осадочных породах есть...

Лицо Набатникова то вспыхивало, то угасало, говорил он горячо, увлекаясь и вновь осаживая себя. Видно, тема эта была главной в его жизни, заключительным этапом многолетней творческой работы. Он, будто споря с противниками, доказывал, что опыт переброски гигантских масс грунта атомным взрывом пока еще дорог. Но ведь это сейчас, а потом, и очень скоро, станет обычным делом. Можно гору убрать совсем, передвинуть на другое место, наконец, создать заново. Он рисовал перед студентами необычайнейшие картины будущей географии, отчего у Левы Усикова леденело сердце и падало куда-то в пустоту. Митяй крепился - чего ж тут особенного! - и, по-деловому представляя себе практические возможности сегодняшней техники, приходил к убеждению, что действительно это будет скоро.

Женя, вытянув длинную шею, слушал Афанасия Гавриловича, и перед глазами его то появлялись, то вновь исчезали карты, чертежи, рисунки из гигантской книги новой географии. Чья-то невидимая рука перелистывала страницы, знакомые и незнакомые, страницы с картами новых морей, каналов и гор, Можно взрывами вырыть море в пустыне, повернуть к нему реки и окружить его горами. Из земли вырастет кратер, похожий на лунный, но не сухой, а, как искусственное озеро, наполненный водой. Можно сделать горный хребет и защитить сады от жгучего ветра-афганца или ледяного дыхания Арктики. На вершинах этих гор будут поставлены мощные ветроэлектростанции или сделаны специальные шахты для использования воздушного потока. Можно создавать горы на равнинах и в степях, где угодно и в любом, хоть шахматном, порядке.

Но тут не выдержало радиолюбительское сердце, и Журавлихин невольно перебил Афанасия Гавриловича:

- А можно направленным взрывом создать высокий кону- сообразный холм с малой площадью основания?

- Это к чему же?

- Для телевидения, вместо башни.

И Женя объяснил тут же придуманную им систему увеличения дальности телевидения. Она отличалась от обычной ретрансляции тем, что вместо дорогостоящих металлических мачт можно использовать искусственные холмы, на вершинах которых ставить ретрансляционные аппараты. В этом случае, так как высота холма во много раз выше мачты, число промежуточных точек значительно сократится.

- От Москвы до Куйбышева можно сделать всего лишь три-четыре горки вместо многих десятков мачт, - доказывал Женя экономичность своего проекта.

- А ты знаешь, сколько одна такая горка стоит? - вмешался Митяй. - Какая же тут выгода?

Лева с ним не согласился, заморгал, заволновался.

- Странное... очень странное доказательство. Ты что же, Митяй? Позабыл о комплексном решении? Ведь Афанасий Гаврилович об этом и говорил. Гора - не только мачта. Возле нее получается готовый водоем. Это раз. - Он загнул палец. - Наверху ветростанция. Это два. Какой-нибудь... это самое... санаторий - три. И, между прочим, телевизионная точка, но не просто в общей линии, а и для местного телевидения.

Афанасий Гаврилович хлопнул себя ладонью по колену.

- А что? Здорово! Хозяйский подход. Ну что ж, придет время - будем строить и "комплексные горки". Только, честно признаюсь, проект Бабкина мне больше нравится.

Вадим привстал от неожиданности.

- Какого Бабкина?

- Хорош друг! - Афанасий Гаврилович неодобрительно пожал плечами. - Разве он вам ничего не писал? Женя, - профессор повернулся к нему, - это вы мне о Бабкине говорили? Вспоминали о каком-то письме?

Все было верно, но сейчас, в присутствии Вадима, Женя очень не хотел бы разговаривать о письме, которое вслед за первым получил от Нади. Поведение этой маленькой женщины необъяснимо. Почти ежедневно на имя Журавлихина почтовая машина привозила Надины письма. Женя их тщательно скрывал не только от Багрецова, но и от Левы с Митяем. Надя писала о погоде в Москве, о новом фильме, о приеме дальних передач, о том, каким чудесным парнем оказался Бабкин, и об успехе его проекта. Писала, что теперь ее сопровождает хмуро-молчаливый Тимофей. Роль свою он выполняет прекрасно - внимателен и не надоедлив.

"Кстати, как чувствует себя Дима? - спрашивала Надя в одном из писем. - Вы, Женечка, наверное, с ним подружились? Немного взбалмошный, но все же натура интересная. Передайте ему, что он хороший, даже несмотря на его стихи. Спасает Бабкин, а то бы совсем заскучала. Ну, а вы, Женечка, вспоминаете меня хоть немножко?"

Примерно в таком же тоне были выдержаны все ее письма. В каждом из них превозносился Бабкин, тепло говорилось о Вадиме, и не забывался адресат. Слова казались искренними, но в то же время смысл их оставался туманным. Не поймешь, к чему все это. Чем вызвано столь частое напоминание о себе? Ведь сама же она пишет, что "ужасно" много работает, вздохнуть некогда. Наверное, по ночам сочиняет письма. И Женя ее жалел. Ему было приятно Надино внимание, но и в нем он чувствовал эгоизм, самолюбование. Вольно или невольно она может столкнуть лбами всех троих: Женю, Вадима и "хмуро-молчаливого" Бабкина. Поэтому Журавлихин решил скрыть от Багрецова, что чуть ли не пачками получает Надины послания. Он не будет передавать приветы и говорить от ее имени, что Дима "хороший". Ничего не скажет и о талантах какого-то Бабкина, о его навой роли. Пусть себе играет. Вряд ли это приятно Вадиму. Лучше молчать.

Но Афанасий Гаврилович спутал все карты. Вчера он случайно встретил Журавлихина и спросил - чем же, в конце концов, разрешилась загадка дальнего приема? Ясно, что Женя не мог не упомянуть об идее Бабкина, она ему нравилась самому.

Сейчас Женя виновато молчал. На лицах Левы и Митяя удивление и обида. Как же так? Вместе работали, вместе искали аппарат, можно сказать, молодую жизнь положили на фронте науки, летний отпуск загубили - и за все это Женькина черная неблагодарность. Почему он скрывает от них идею Бабкина? Ведь дело касается обыкновенного телевидения, а не какой-нибудь секретной военной техники. Да и вообще, что за чепуха - Афанасий. Гаврилович говорит об этом свободно и даже изумлен, почему Бабкин не писал о своей работе Багрецову.

Никто из друзей не догадывался, что техника эта секретна лишь по причине Жениной деликатности.

В его поведении Вадим почувствовал что-то неладное, но в ту минуту он и не подумал о Наде, потрясенный неожиданным заявлением Афанасия Гавриловича: Тимка Бабкин занимается проектами в телевидении! С ума сойти можно! Это тебе не "керосинки".

- Да как же это случилось? - Он нетерпеливо дергал Женю за рукав. - Тимкин проект! Вот не ожидал! Откуда тебе известно?

Женя выискивал подходящие слова для признания, но его выручил Афанасий Гаврилович:

- Судя по вашему рассказу, "Альтаир" принимался в Москве. Значит, взрыв будет и там виден?

На этот вопрос Женя ответил с готовностью, но предупредил, что приемник в диске должен быть настроен на волну "Альтаира".

- Договоримся о волнах, - обрадованно сказал Набатников. - В некоторых московских институтах полезно будет понаблюдать за нашим опытом. Обычные телевизоры подойдут?

- Нет, волны другие. Телевизоры можно достать у Пичуева.

Усиков запротестовал. Ведь он не последний человек в этом деле, немножко разбирается в распространении радиоволн, знает, какие телевизоры подойдут, а какие нет.

- Ошибаешься, Женечка. - Лева нервно сдвинул тюбетейку на затылок. - Можно взять и обычные волны. Тогда на массовых телевизорах люди увидят, как взрывают горы. Такого мир еще не знал.

- И не узнает, - недовольно заметил до этого молчавший Митяй. - Что ж, мы всех будем приглашать на испытания атомной техники? И друзей и врагов? Как ты думаешь?

Лева вопросительно взглянул на Афанасия Гавриловича, ожидая, что тот ответит Митяю.

Набатников скользнул взглядом по горной цепи, как бы представляя себе, что будет видно на экране, и наконец успокоил Митяя: никаких секретов в опыте нет, конечно, кроме технологии изготовления "атомной взрывчатки". Сам процесс взрыва, увиденный на экране даже специалистом атомщиком, ничего ему не раскроет. Опасения излишни.

Далее это небольшое совещание, под председательством Афанасия Гавриловича, обсудило некоторые специальные вопросы, связанные с радиотехникой. Необходимо было защитить "Альтаир" от вредного радиоактивного излучения в момент взрыва, иначе могут отказать электронные приборы - передающая трубка и радиолампы. Решили заключить "Альтаир" в толстостенный бетонный ящик, в чем не нуждались обыкновенные телекамеры, установленные далеко от места взрыва.

Багрецов молчал и все думал, как бы выведать у Жени хоть маленькие подробности, технические наметки, касающиеся Тимкиного проекта. До слез было обидно. Все годы трудились вместе, а тут - нате вам! - стоило Вадиму уехать из Москвы, как друг его Тимка уже "ходит в гениях". Плевать ему на паршивые "керосинки", когда он решает судьбы телевидения.

Журавлихин тактично обошел вопрос, откуда ему стало известно о проекте Бабкина, но сущность его изложил достаточно полно. Выяснилось, что по ряду технических соображений телевизионную передачу взрыва горы следовало бы вести на сантиметровых волнах, которые используются в "системе Бабкина". Журавлихин так ее и назвал, отчего Вадим вытаращил глаза.

"Неужели дело дошло до того, что Тимкино творение именуется "системой"? - ужасался он, ничего не понимая. - Глядишь, скоро войдет в учебники. Можно и двойку схватить за бабкинскую систему. Нет, не верю. Ведь я же Тимку знаю как облупленного. Голова у него варит хорошо. Ну, была у него всякая мелкая рационализация, премии получал. Нет... Нет, - убеждал себя Вадим, точно от этого ему было спокойнее, - пороха он, конечно, не выдумает. На шарлатанство - тоже не способен. Нет на свете "системы Бабкина". Это - трагическая ошибка".

Сомнения одолевали Вадима, хотел было их высказать, но побоялся. Подумают, что это поклеп на Тимку, причем из самой низкой зависти. А Вадим не завидовал. Где-то в глубине души чувствовалась сосущая боль, ворочался проклятый червячок. Но это не зависть, скорее тайная обида неудачника. Именно таким неудачником и считал себя Багрецов.

Все у него не ладилось, начиная с самой весны. Прежде всего "разнесчастная любовь" к Наде, ее кокетство с Женькой Журавлихиным, у которого, по злой шутке судьбы, Вадим оказался вроде как в подчинении. Разве это приятно? Опять же разрыв с Тимкой, самым лучшим из всех существующих в мире друзей. Наконец, глупейшая и тягостная погоня за экспедицией, завершившаяся весьма сомнительной победой. Карманные "керосинки" выглядят здесь смешными и наивными даже в сравнении с "Альтаиром", хотя и без него могли бы здесь обойтись.

Вадим впал в окончательное уныние. Афанасий Гаврилович будто и не замечал его, разговаривая только о телевидении, а "керосинки" пока еще оставались в стороне.

Но вот дошла и до них очередь. Афанасий Гаврилович постучал по крышке чемодана, взятого с собой Багрецовым.

- Хвастайся теперь ты, Вадим. Великолепный телефон, специально для меня! Как-то мне в машину поставили радиостанцию, чтобы в пути я мог вызывать институт. Зря трудились. Машина так и стоит на приколе. Ведь я убежденный пешеход.

Ободренный Багрецов быстро достал аппараты и один из них передал Афанасию Гавриловичу. Широкой ладонью тот любовно погладил крышку.

- Вот такой телефон я еще могу взять с собой. Здесь без него не обойдешься. Команды, распоряжения, связь с лагерем. Я же не сижу на месте. В общем - полезная штука.

Чиркнув спичкой, Вадим зажег фитиль "керосинки" и стал ее проверять. Набатников молча наблюдал за ним, думая, что аппарат Багрецова можно использовать не только для связи, но и для контроля некоторых автоматических приборов, расставленных в районе предполагаемого взрыва. Так сказать, личная проверка.

- Говоришь, километров десять перекроет? - спросил он у Багрецова.

- В некоторых условиях даже больше. - Вадим передал профессору включенную радиостанцию. - Пожалуйста, кладите в карман.

- Страшновато... - Набатников, смеясь, опустил ее в широкий карман пальто. - Сгоришь еще... Как мотылек...

Вадим охотно принял шутку и возразил с подчеркнутым спокойствием:

- Нет, Афанасий Гаврилович, взрыв не всегда сопровождается пожаром.

Набатников с полупоклоном прижал руку к сердцу.

- Сердечно благодарю. Только этого мне и не хватало. Во время атомного взрыва погибнуть от взрыва "керосинки"...

Лева Усиков хлопал себя по коленям, веселился:

- Вадимище! Милый, признайся: пожарная охрана тебя... это самое... не штрафовала? В каких ты с ней отношениях?

Митяй ущипнул его за ногу и прошипел:

- Не балагурь! Ничего смешного нет. Видишь, парню не по себе...

А Вадиму было действительно не по себе. Когда он включил вторую радиостанцию, то сразу опытным ухом определил, что приемник работает слабо. В телефонах - подозрительное журчание. Ему, как и любому радисту, известно, что лучше бы аппарат вовсе не действовал, тогда легче найти и устранить неисправность; если же приемник работает еле-еле, то для его наладки нужны сложные измерительные приборы. Ими пользуются лишь в лаборатории и не берут с собой на полевые испытания. Таких приборов у Вадима не было, но по всему чувствовалось, что без них не обойтись.

Набатников укреплял на себе мягкий проводничок антенны (вместо металлического прута) и не замечал состояния радиста. Ни его побледневшего лица, ни капелек пота, выступившего на лбу, ни резких, нервных движений, когда он щелкал переключателем, стучал пальцем по лампам, прижимая телефоны к ушам и торопливо вытирая лицо рукавом.

Все это говорило студентам, что товарищ их попал в беду. Но в данную минуту помочь ему они не могли.

Прицепив проводник к плечу, Набатников напомнил Багрецову, что еще в Москве переговаривался с ним по этому радиотелефону, но, правда, из комнаты в комнату. Недалеко. Пусть теперь Вадим покажет, как работают его "керосинки" на практике в настоящем деле.

- Спускайся в лагерь и узнай у Медоварова, прибыл ли кто из лесной авиации. Кстати, дай ему микрофон. Поговорим.

Он спросил у Вадима номер волны и сказал, что будет ждать вызова.

Нерешительными шагами, чувствуя чугунную тяжесть в ногах, Вадим спустился по дорожке к лагерю. Теплилась слабая надежда, что на таком маленьком расстоянии связь будет уверенной. Потом можно аппарат наладить как следует. А сейчас Вадим не мог признаться Набатникову, что "керосинка"; еще не бывшая в работе, вдруг испортилась. Значит, ей и верить нельзя, подведет в самую ответственную минуту.

Провожая глазами поникшую фигуру Вадима, Лева сидел ни жив ни мертв. Случилось самое страшное. Когда ему доверили "керосинку", он из-за своего неистребимого любопытства до отказа повернул ползунок реостата, очень хотелось узнать, увеличится ли ее мощность, - и вот результат. Набедокурил, как самый паршивый мальчишка. Подвел товарища. Но что же теперь делать? Признаться, предупредить Афанасия Гавриловича, что аппарат не в порядке? Но неизвестно, поблагодарит ли Димочка за это? Может, все обойдется и первая демонстрация пройдет удачно? Потом уже Лева скажет о реостате, покается - руки вверх, прости, мол, Димочка, больше не буду... Неожиданно возникли новые сомнения. А если он, Лева, тут ни при чем? Всего несколько минут лампы работали с перекалом, конечно, они могли испортиться, или, как говорят радисты, потерять эмиссию. Но работала ли до этого Димкина "керосинка" как ей полагается? Ведь когда Димка уходил в санаторий, так и не удалось наладить связь. Может, и вправду аппараты его игрушечные, годные лишь для разговора из комнаты в комнату? То, что он принимал "Альтаир", ничего не доказывает. Мощность "Альтаира" куда больше, чем у карманной фитюльки. Как говорят радиолюбители, при такой мощности и на палец будет слышно, то есть без всякой антенны. Так что же это получается?

Полуоткрыв рот, Лева в мучительном смятении чувств смотрел вслед удаляющемуся другу, не в силах подняться, броситься за ним. Нет, зачем это? Димка и так знает, что радиостанция не в порядке. А если он схалтурил в расчете на внешний эффект? Действительно, такой "керосинки" еще никто не видел. Афанасий Гаврилович поверил изобретателю, поверил и в десять километров. Неужели напрасно?

...Багрецов нашел Толь Толича возле палатки начальника экспедиции. С вежливой снисходительностью он улыбался, что-то объясняя женщине в летном комбинезоне и белом шлеме. Летчица стояла спиной к Вадиму, потом вдруг повернулась и, опустив голову, пошла ему навстречу.

- Зин-Зин! - радостно воскликнул Вадим. - Вы к нам?

Она крепко, по-мужски пожала руку и сдвинула широкие брови.

- Как будто бы. Сейчас имела удовольствие беседовать с вашим начальником, товарищем Медоваровым. Это не человек, а что-то вроде анемометра. Знаете, такая вертушка бывает на аэродромах, силу ветра по ней определяют. - Зина спохватилась, вспомнив, что говорит со специалистом по метеоприборам. - Вам про нее объяснять нечего. Дует ветер - она вертится. Ветра нет - останавливается. Вот и друг ваш такой же... Третий раз прошу: "Товарищ Медоваров, распорядитесь насчет приборов. Срочно нужно устанавливать на самолеты". Пока торчу у него над душой - вертится: звонит по телефону, людей вызывает, все идет как по маслу. Уйдешь - ветер стихает, анемометр уже не крутится, и дело стоит на месте. Опять улыбочки, обещания! - Зина говорила с явным раздражением. - Разве я для себя прошу? Нельзя же откладывать до последнего часа и установку и проверку аппаратов. Как этого не понимает ваш милый Толь Толич?

Вадим с грустью подумал, что своевременная проверка аппаратов дело совершенно необходимое. Надо было раньше испытать "керосинки". Он посмотрел на часы - через семь минут разговор с Набатниковым. Первая часть его поручения выполнена - узнал о прибытии летчицы из лесной авиации. Но как сказать об этом?

Зина, все еще недовольно оглядываясь на палатку, где скрылся Медоваров, рассказала, что ее и еще одного летчика временно прикомандировали к экспедиции Набатникова. После взрыва они должны произвести специальную аэрофотосъемку, а также принять участие в полетах с неизвестными ей аппаратами.

- Волнуюсь, как девчонка, - призналась она, нервно теребя замок "молнии" на груди.

Неслышно, будто на кошачьих лапках, подошел Медоваров и, прищурившись, оглядел ее.

- Понапрасну сердитесь, золотко. Я уже распорядился. Утром заберете фотоаппараты.

- А остальное?

- Да, да... - Толь Толич мизинцем вынул соринку из уголка глаза. - Песок, ветер... Скверное место. Вы мне напомните завтра, что там еще полагается. Согласуем с товарищем Набатниковым.

- Вы же мне сами сказали, что все согласовано. Наконец, спросите его.

Медоваров кисло улыбнулся.

- К сожалению, товарищ Набатников сейчас отсутствует.

Он сунул руки в карманы, хотел было уйти, но Вадим его задержал.

- Минуточку. Афанасий Гаврилович хотел с вами говорить.

Вадим попробовал зажечь фитиль, но руки не слушались. "Недостаток конструкции, надо бы приспособить колесико с камнем, как в зажигалке, - подумал он равнодушно. - Впрочем, теперь уже все равно".

Ветер задувал пламя, спички ломались. Толь Толич пошутил, что в этом деле необходима привычка курящего человека, и с готовностью помог радисту.

Сколько ни нажимал Вадим кнопку вызова, в телефонах царило скорбное молчание, Афанасий Гаврилович не отвечал. Наконец послышался слабый лепет, не имеющий ничего общего с басом Набатникова, и все стихло.

Долго бился Вадим, дул и кричал в микрофон, подкручивал ручки (допуская мысль, что Набатников случайно перешел на другую волну), но результат оставался прежним.

Зина, отвернувшись, чтобы не видеть Медоварова, кусала губы от обиды за Багрецова.

"Торжествуй, Толь Толич, победа твоя! Недаром ты был против его командировки. Смотри, он стоит перед тобой, жалкий, оскандалившийся. Пользуйся случаем. Беги к начальнику, напомни ему о своей проницательности. Скажи, что техник неуч и хвастун, что об этом тебя предупреждали еще в Москве. Беги, скорее беги!"

К счастью для Зины, ее позвали. Очень хорошо. Зачем своим присутствием мучить Багрецова? Ведь ему и перед ней стыдно. "Как больно за тебя, Вадим!.."

А Медоваров, поигрывая ремешком, смотрел на бесполезные попытки Багрецова и радовался. С губ его не сходила кривая усмешка. "Кто ты есть такой? - словно говорил он. - Цыпленок, а туда же, принципиальность свою показывает! За справедливостью, видите ли, гоняется... Молокосос! Хотел жаловаться Набатникову: затирает, мол, ваш помощник молодые кадры. В изобретатели пролез, чтоб премии получать. Да не тут-то было, хлопнулся мордой об стол. Ищи справедливости, золотко!"

Глава 5
ТОЛЬ ТОЛИЧ И ЕГО СЧАСТЛИВАЯ ЗВЕЗДА

Медоваров, как и многие завистники, люто ненавидел талантливых людей. Он завидовал их упорству, преданности любимому делу, завидовал славе их и, главное, тому, что получают они больше его. На прежней работе, тоже в научном институте, Толь Толич часто подписывал платежные ведомости, ордера на выдачу премий за изобретательство, подписывал документы по авторскому гонорару, - в институте издавался научный журнал. Всегда делал это с усмешкой и мелкими придирками, чувствуя себя обойденным, обиженным. Как же так? Ведь он, Медоваров, человек с высшим образованием, больше двадцати лет занимает административно-хозяйственные должности, с персональной машиной. Начальство ценит и уважает его, а получает он гораздо меньше, чем какой-то мальчонка - мастер опытного цеха, которому выплачиваются чуть ли не ежемесячно премии за рационализацию.

Пользуясь своим правом, Медоваров подолгу задерживал документы на выплату премий и гонорара. Под маркой экономии государственных средств выискивал какие-то несуществующие ограничения, для чего до тонкости изучал все финансовые законы, трактуя их несколько односторонне, так как им руководили не эти законы и человеческий долг, а злобная зависть.

- Я за свои две тысячи вон какую ответственность несу! - слегка подвыпив, говорил он друзьям. - Все хозяйство у меня на руках. А какой-то курицын сын, ни солидности в нем, ни положения, гайку выдумал - и нате вам, пять тысяч на блюдечке!

К людям с "солидностью и положением" Толь Толич относился иначе. Не моргнув, он подписывал любой ордер. Еще бы, у Ивана Ивановича персональная машина! Толь Толич не представлял себе, что заслуги, значимость того или иного человека не всегда определяются средствами передвижения, которыми он пользуется. Для Медоварова известный всей стране ученый, приехавший в институт на метро, значил гораздо меньше, чем председатель артели, выпускающей брошки и головные шпильки, - этот ездит на персональной машине.

В научном институте неудобно было показывать свое пренебрежение к творческой мысли, поэтому Толь Толич заискивающе улыбался докторам наук, дружески похлопывал молодых инженеров по плечу и даже снисходил до шуток с лаборантами. Больше всего его радовала возможность показать свою власть, хоть в мелочах, но пусть они знают!

Кто они? Проходя через актовый зал института, где к первомайскому празднику на Доске почета вывешивали портреты талантливых ученых, изобретателей, передовых рабочих, Медоваров неприятно улыбался: "Ну что ж, все придете ко мне, поклонитесь Толь Толичу в ножки. Мы, конечно, звезд с неба не хватаем, премий тоже не получаем. Ничего, посмотрим, за что их вам дают". В результате Толь Толичу тоже дали, но не премию, а строгий выговор в приказе по институту. У Медоварова произошел малоприятный ему конфликт с тем самым изобретателем из опытного цеха, который почти ежемесячно получал премии. Всеми правдами и неправдами Толь Толич старался урезать их, задержать. Обвинял ни в чем не повинного мастера в рвачестве, обкрадываний государства и других смертных грехах. Партийная организация встала на защиту изобретателя, Толь Толич прикинулся овечкой, покаялся - это ему не впервой, - и дело ограничилось взысканием, хотя могло бы обернуться иначе.

С тех пор - а времени прошло порядочно - в сердце Толь Толича притаилась уже не зависть, а злость, жгучая, как серная кислота. Капнет случайно на платье, можно и не заметить, а потом появляется дырка. Ничего особенного, заштопается, но все же нехорошо. Вот такие мелкие дырочки, уколы, неприятности, портящие не платье, а жизнь, которая состоит не только из больших дел, но и будничных, обыкновенных, люди ощущали от соприкосновения с Медоваровым. Чаще всего, поглощенные своим творческим трудом, ученые, инженеры, изобретатели не понимали этого. Милый человек Толь Толич, усаживал в кресло, предлагал папиросы, рассказывал анекдот, а потом разводил руками и признавался:

- Командировочку вашу в Ленинград мы чуть-чуть подрезали. Знаете, по смете не выходит. Главный бухгалтер возражает.

А инженер составил точный план своей командировки. На заводе испытывалось его изобретение. Он уже знает, что надо изменить в конструкции. Но время, время! Откуда его взять, если помощник директора сократил срок командировки вдвое? Ничего не поделаешь, ему виднее. Смета так смета...

Напрасно на нее ссылался Медоваров. Средств на командировки научному институту было отпущено достаточно. Директор института, академик, не мог тратить много времени на решение финансовых вопросов. Все такие дела вершил Толь Толич, считался незаменимым хозяйственником, приятным; чутким, ну просто прелестным человеком. И тот же инженер, которому беспричинно сократили командировку, уходил из кабинета Толь Толича обласканный и довольный. Может быть, позже, внимательно присмотревшись, инженер найдет мелкие дырочки на платье - следы жгучей зависти и злости, они испортят ему настроение, но, как правило, такие люди, влюбленные в свои большие дела, не обращают внимания на мелочи.

Что им Толь Толич с его жалкими попытками хоть чем-нибудь ущемить человека, того, кто идет прямым путем, не ластится к начальству, не клянчит у него каких-нибудь благ и не выслуживается перед ним!

Это особенно возмущало Толь Толича. В жизни он никогда не шел по прямой дороге, его прельщали мелкие, узенькие тропки, вьющиеся рядом. Меняя то одну, то другую, он старался забежать вперед, но, как известно, прямой путь - самый короткий, а потому Толь Толич часто оставался в хвосте.

Но и тут он не терялся. С помощью влиятельного друга - а друзей у Толь Толича было много - он пристраивался на запятках солидного экипажа и снова вырывался вперед, приветственно помахивая ручкой недогадливым пешеходам.

Именно таким образом он и въехал в кабинет помощника директора института, где работал Набатников. Неприглядная история с премиями дала Медоварову серьезный урок. Он его не забыл, стал осторожнее, но побороть в себе неприязнь к людям типа Багрецова не мог. Так молодой кот, однажды высеченный за агрессивное отношение к цыплятам, будет взирать на них подчеркнуто равнодушно, но вряд ли воспылает к ним отеческой нежностью. При случае, заблудись такой цыпленок вдали от хозяйского двора, обиженный кот постарается восстановить свою поруганную честь.

Вот таким заблудившимся цыпленком и оказался Багрецов, Пищи, кричи в свой микрофон - тебя никто здесь не услышит. "Жаловаться хотели товарищу Набатникову? Милости прошу - хоть сию минуту. Не желаете ли свои претензии высказать ему по радио? Будьте добры, он давно ждет вашего вызова. Ах, не работает? Как же это вы, молодой человек, опростоволосились? Отрываете время у занятых людей, себя мучаете. Нехорошо, очень нехорошо!"

Примерно так, начальственным баском, Толь Толич хотел бы пожурить "цыпленка", но, пораздумав, ничего не сказал и на цыпочках, тихонько, словно боясь потревожить больного, ушел в палатку составлять проект докладной записки на имя начальника экспедиции товарища Набатникова о необходимости удаления посторонних лиц с территории лагеря.

Медоваров понимал, что неудачная демонстрация аппарата Багрецова таит в себе опасные последствия. Сразу он его не наладит, тем более что прошло уже два часа с тех пор, как радист начал вызывать Афанасия Гавриловича.

К Вадиму несколько раз прибегали Женя и Митяй (Левка благоразумно прятался), возились с "керосинкой", стараясь ее наладить. Наконец, убедившись, что "дело дохлое", как сказал Митяй, сдались и попросили Набатникова дать им время до завтра. Тот был искренне огорчен, в сомнении покачал головой, но согласился.

Над Багрецовым тучи постепенно сгущались. Назавтра, после замены некоторых ламп в радиостанции, он с помощью друзей повторил испытания на дальность связи. Несмотря на прямую видимость, аппараты еле-еле перекрывали ничтожное расстояние, не более километра.

Усиков от волнения потерял свою тюбетейку, бегая за Вадимом, словно побитая собачонка. Сегодня утром, после бессонной ночи, Лева наконец признался, что перекалил лампы, и теперь всеми силами хотел загладить свою вину.

От Митяя ему досталось здорово. Лева оправдывался, говорил, что хотел вроде как вылечить Вадимову "керосинку", да ошибся.

- Ошибся, - передразнил его Митяй. - Один лекарь тоже ошибся, хотел вырвать зуб, а оторвал ухо. Видеть тебя, шкоду, не могу! - Плюнул в сердцах и ушел.

Но виноват был не только Лева, а и сам изобретатель. Отправляясь на такие ответственные испытания, он захватил с собой далеко не полный комплект радиоламп. В Москве трудно было достать одну из недавно выпущенных ламп, Багрецов страшно торопился, а потому махнул рукой, понадеявшись, что лампа не понадобится, но вышло иначе. Хотел найти ее здесь, однако ни у радистов, ни у телевизионщиков, ни у радиофизиков, ни у кого в лагере такой лампы не оказалось.

Вместе с Левой Багрецов принялся за переделку радиостанции, пробуя заменить в ней испорченную редкую лампу какой-либо другой из имеющихся под рукой. Журавлихин и Митяй хотели тоже принять в этом участие, но были по горло заняты установкой и проверкой "Альтаира" с новой антенной. Дело в том, что скрытая в ящике антенна здесь не годилась, она должна быть выставлена наружу (иначе нельзя получить большую дальность) и к тому же быть достаточно прочной, на случай, если до нее долетят падающие осколки породы.

Выждав время и убедившись, что Багрецов окончательно завяз с переделкой радиостанции, Толь Толич пришел в палатку к Набатникову и почтительно протянул ему докладную записку.

- Неудобно получается, Афанасий Гаврилович. Болтаются тут у нас некоторые молодые люди без дела. Отвлекают народ на всякие пустяки, лампы выпрашивают, приборы цыганят.

Набатников пробежал глазами записку, сурово взглянул на склонившуюся фигуру Толь Толича.

- Правильно, конечно. У нас здесь не радиокружок. Малый совсем запутался... Жалко.

- Жалеть нечего, Афанасий Гаврилович. Насчет Багрецова меня в Москве предупреждали. Из молодых, да ранний, подхалтурить любит. Выдает себя за изобретателя, носится по всей Москве со своими "керосинками". А что получается на деле? Пшик. Видимость одна и хвастовство.

- Вы хотите сказать, что Багрецов обманул нас?

- Нет, зачем же! - с мягкой улыбочкой возразил Толь Толич. - Не нас, а вас, Афанасий Гаврилович. Я-то его давно раскусил. Ох, и жучок! Он на нас еще в суд подаст, взыщет командировочные...

Набатников сделал нетерпеливое движение, как бы желая отвести эти ни на чем не основанные подозрения, но Толь Толич предупредил его:

- Положитесь на меня, Афанасий Гаврилович. Из этой аферы у него ничего не выйдет. Ведь я отменил командировку еще в Москве.

- Но почему же он тогда приехал?

- Были свои соображения, - уклончиво ответил Толь Толич. - Парень далеко пойдет. Выклянчил у меня дорогой сто рублей, обещал здесь отдать, да, видно, это не в его манере. Я-то не обеднею, а вот студентов он прямо обкрадывал. Ел и пил за их счет, с товарища Гораздого последний пиджак снял. Сам видел, как Багрецов щеголял в нем. Не беспокойтесь, Афанасий Гаврилович, это - тот мальчик.

Не терпел Набатников подобного жаргона, спросил сердито:

- Что значит тот? Потрудитесь выражаться точнее.

- Так говорится. - Большой рот Толь Толича растянулся в подобострастной улыбке, - Я хотел сказать, что мальчик своего не упустит.

- И очень хорошо сделает. Но вы упомянули не о своем, а о чужом.

- Вот именно! - Толь Толич гнул свою линию, всячески стараясь очернить Багрецова. - А из этого все и проистекает. Он сам знал, что радиостанции его игрушечные, на далекое расстояние не работают. Хотел втереть очки, но просчитался. Да вы спросите товарища Журавлихина - была у них радиосвязь, когда Багрецов уходил в санаторий? Я же помню, он кричал, кричал, все без толку. Спрашиваю: что, мол, случилось? А тот мозги мне туманит. "Интерференция, говорит, явление рефракции в горной местности". Попробуй, возрази.

- Найдите мне Багрецова и Журавлихина, - бросил Афанасий Гаврилович и, отвернувшись от Толь Толича, забарабанил пальцами по столу.

Вадим воспринял вызов к Набатникову болезненно. "Вот оно, свершилось, - мелькнула беспокойная мысль, - Выгонят". В руках у него был паяльник, впопыхах он не знал, куда его положить. Так с дымящимся паяльником и пришел в палатку начальника экспедиции.

- Скажи, Багрецов, - обратился к нему Афанасий Гаврилович, - до отъезда из Москвы ты испытывал радиостанции за городом?

- Я же вам говорил, - растерянно прошептал Вадим. - Получалось десять километров. Можете Бабкина спросить.

- Бабкин далеко. Лучше мы Женю спросим.

Афанасий Гаврилович грузно повернулся к нему и подробно расспросил об условиях испытаний в тот день, когда Багрецов пытался наладить радиосвязь из санатория.

Ничего утешительного Женя сказать не мог. Расстояние было сравнительно небольшим, горы не экранировали, а связаться так и не удалось.

- Усиков говорит, что перекалил лампы, - пояснил Журавлихин.

- Но и до этого он ничего не слышал? - Афанасий Гаврилович сказал это полувопросительным тоном, испытующе взглянул на Женю.

Тот промолчал, после чего профессор обратился к Вадиму.

- Видишь ли, друг, тебе предъявляется серьезное обвинение. Вольно или невольно, но ты меня обманул. Не просто товарища Набатникова, а руководителя, которому государство доверило большое дело. Я тебе поверил, поверил рекомендациям твоих начальников, парторга метеоинститута. Все они говорили, что парень ты серьезный, вдумчивый. Радиостанции, которые ты делал в свободное время, им не нужны, но могут пригодиться в каком-либо другом хозяйстве. Я не спрашивал у тебя протоколов испытаний с подписями и печатями. Не все ими определяется. Моим старшим товарищам - директору института или министру - часто бывает достаточно моего слова, не скрепленного никакими бумажками. Видимо, я заслужил это, как ученый и коммунист, никогда не обманывающий их доверия. Ошибался ли я? Конечно. Но ошибка ошибке рознь... Тебе я поверил как способному технику и комсомольцу. Но скажу по совести - сомневаюсь я, что неудача с аппаратами произошла случайно. - Афанасий Гаврилович поднял руку, заметив протестующий жест Вадима. - Погоди, не торопись... Я не хочу тебя обвинять в умышленном обмане. Скорее - в легкомыслии... Тяп да ляп, кое-как провел испытания и сразу потащил свои игрушки Набатникову. Тот разахался - уж очень понравились - и в результате сел на мель. Где теперь искать маленькие радиостанции?

Медоваров самодовольно улыбнулся.

- Найдем, Афанасий Гаврилович. Уже запрос сделали.

- Сделали, сделали! - недовольно пробурчал Набатников и указал на Вадима. - А с этим молодцом что делать?

- Придется авансировать. - Толь Толич погладил пятнышки усов, в глазах его блеснул злой смех. - Жесткий вагон с плацкартой. Письмецо о возврате вынужденной ссуды отправим по месту работы.

Во время этого разговора Журавлихин молчал, искал способ, как помочь Вадиму и уговорить Афанасия Гавриловича оставить его здесь, но в голову ничего не приходило. Из этого мучительного состояния вывел его Толь Толич. "Бездушный чурбан, - разозлился Женя. - У него человеческая судьба, честь, долг - все решается авансами и ссудами. Будто только в них дело". И, еле сдерживаясь, он заговорил:

- Афанасий Гаврилович! Вы когда-то поверили Багрецову. Поверьте и нам троим. Мы хоть немного, но все же разбираемся в радиотехнике. Мы такие же комсомольцы, как и он. Поверьте нашему комсомольскому слову: аппараты его должны работать нормально и будут работать. Мы вместе с ним отвечаем за это. А что касается всяких бухгалтерских дел, то, - он повернул покрасневшее лицо к Толь Толичу, - пусть это вас не тревожит. Обойдемся без писем в Москву.

Багрецов был от души благодарен Жене за помощь. Друзья не оставят в беде. Он растрогался, защекотало в носу, и чуть было не навернулись слезы, но вдруг все прошло. Последнее замечание насчет бухгалтерских дел Вадиму показалось несправедливым, оскорбительным. Он получил немного в счет аванса по командировке и вовсе не желает быть каким-то иждивенцем даже у друзей - самолюбие не позволяет. Хотел было возразить, искал подходящие не обидные слова, но его предупредил Набатников.

- Я понимаю и тебя, Женя, и твоих товарищей. Поступок правильный. Другого и быть не могло. Но помните, что это не игра в благородство. Вы взрослые люди и знаете цену словам. Багрецов останутся, но не на птичьих правах, а будет получать за свой труд то, что ему положено от государства. Нечего попрошайничать, брать в долг у того же товарища Медоварова, который, конечно, не откажет, но поморщится.

- Как в долг? - Вадим побледнел от негодования, взялся за острие горячего паяльника и не почувствовал боли. - Попрошайничать?.. Я никогда не просил... Товарищ Медоваров сам предложил получить аванс.

- Запамятовали, золотко, - Толь Толич говорил ласково, укоризненно, как с ребенком. - Вы попросили взаймы. Какой там аванс - сто рублей, сами понимаете. А командировочку мы еще в Москве аннулировали.

Вадим раскрывал рот, задыхался, слова не слезали с языка. Никак не мог прийти в себя от неожиданной наглости.

- Удостоверение у меня взяли... Говорили... расчет надо сделать... Помните, еще в санатории?..

- Ах, золотко, какие могут быть расчеты по пустой бумажке? Я же вас предупредил.

- Ложь! Ложь! - в ярости, уже не помня себя, закричал Багрецов. - Как вам не совестно! Пожилой человек, в два раза старше меня... Я учиться у вас должен. А чему? Лжи, подлости?

Набатников стукнул ладонью по столу.

- Замолчи!.. Мальчишка! Кто тебе дал право кричать на старших? Как ты мог оскорбить человека - ведь он тебе в отцы годится! Он всю жизнь работал на тебя. На деньги его, мои, миллионов других людей ты учился. Человеком стал. - Гнев его постепенно нарастал, но голос был сдержанным. - Забыл, где находишься? Здесь не просто палатка, а мой кабинет... И это место ты должен уважать. Сюда вызвал тебя руководитель, облеченный доверием твоего государства. Подумай об этом.

У Багрецова дрожали губы. Невидящими глазами смотрел он на Афанасия Гавриловича, и стыдно было перед ним, а сердце словно окаменело.

Женя наливал воду из графина, горлышко стучало о край стакана. Что теперь будет? Выгонят отсюда Вадима с позором, а когда приедет на работу, там в бюро комсомола письмо дожидается. Ребята смогут обсудить его только в присутствии Вадима. Персональное дело о недостойном поведении комсомольца Багрецова в командировке. Женя вздохнул и протянул ему стакан воды.

Афанасий Гаврилович перехватил его и выплеснул на земляной пол.

- Незачем. Не кисейная барышня. Солдаты без валерьянки обходятся. Итак, Багрецов, извинитесь перед товарищем Медоваровым за истерику и возьмите свои слова назад.

Во время этой сцены Толь Толич стоял к нему полуобернувшись, и даже спина его выражала благородное негодование. Услышав последние слова Афанасия Гавриловича, Толь Толич внутренне усмехнулся, скосил глаза на мальчишку, ожидая, когда он подойдет и смиренно попросит прощения.

В душе Вадима боролись два чувства. Он понимал, что своей вспышкой, нелепой и дурацкой, прежде всего, оскорбил человека, к которому его влекло, к нему он питал, может быть, по-детски наивную, но искреннюю любовь. Таким хотел быть. Он видел в Набатникове чудесное сочетание ученого, преданного своему делу, руководителя и человека, наделенного, как ему казалось, лучшими свойствами характера, подчас противоречивыми, но пленившими Вадима честностью и прямотой.

Афанасий Гаврилович требовал извинения. Разве можно не покориться? Вадим готов выполнить все, что он ни пожелает. Но в то же время большая правда настоящего коммуниста, правда, которую Вадим особенно ценил в нем и старался воспитать в себе, подсказывала совсем другое. Не может признаться, что ошибся, когда этого не было. Кроме того, во весь голос заговорило присущее ему упрямство.

Он машинально поправил галстук и шагнул к столу.

- Простите меня, Афанасий Гаврилович. Перед вами я особенно виноват. И перед вами, - Вадим приблизился к Медоварову, исподлобья глядя на его спину. - Если я вас оскорбил.

- Как так "если"? - возмутился Набатников.

- Правда никогда не может оскорбить, - упрямо сказал Вадим. - А я говорил правду... За резкость простите... Не сдержался.

- Идите, - Афанасий Гаврилович глазами указал Вадиму на выход. - Вы тоже свободны, - повернулся он к Жене. - Помните о вашем обещании.

Вадим и Женя ушли. Толь Толич посмотрел в пластмассовое окошко и, убедившись, что они далеко, злобно заговорил:

- Вот она, нынешняя молодежь. Обувшись, в рот лезут. Конечно, мы этого дела не оставим, напишем куда следует. Мальчишка, щенок - и вдруг осмеливается подрывать авторитет старших, и, главное, в вашем присутствии! Какая наглость!

Набатников молча перебирал бумаги, затем поднял строгие глаза.

- Вы о своем авторитете заботитесь? Боитесь, как бы его не подорвали, - зло усмехнулся он, - а сами подрываете веру в людей. И это посерьезнее. Взять хотя бы историю с Багрецовым. С детства в нем воспитывали эту веру. Учили любить и уважать старших, они, мол, справедливы, твердо держат слово... А что у вас получилось?

- Помилуйте! - Толь Толич обиженно заморгал. - Есть всякие хозяйственные соображения, финансовая дисциплина. Разве он в этом что-нибудь понимает?

- Нет. Но он отличает правду от лжи.

- Очень даже странно, Афанасий Гаврилович. Вы кому верите - мне или мальчишке?

- А почему вы считаете, что мальчишке нельзя верить?

- Но ведь он уже обманул вас. Привез игрушки, которые годны лишь для забавы. Шарлатан! Если изволите, я вам это докажу.

- Вряд ли. Радиотехника не ваша специальность. А вас я попрошу, не сейчас, а как-нибудь на свободе, помочь мне разобраться в истории с командировкой Багрецова.

Набатников встал, считая, что разговор окончен.

С этой минуты Толь Толич потерял покой и самочувствие его было скверное. Секретарь партбюро 1-го отдела Набатников пользовался в институте и любовью и уважением как со стороны дирекции, так и всех сотрудников. Если он узнает все подробности, связанные с командировкой техника Багрецова, выяснит, какую неприглядную роль здесь играл Медоваров, то не избежать тому неприятностей. Главное, чего особенно боялся Толь Толич, - может вскрыться истинная причина, почему вместо кандидатуры техника-изобретателя Багрецова, рекомендованной начальником экспедиции, выплыла никому не известная радистка. Дознаются, что она племянница того самого Аркадия Михайловича, который устраивал Медоварова в институт. Аркадий Михайлович и не заикался насчет племянницы, это уж сам Толь Толич захотел выслужиться перед ним. Так сказать поблагодарить за заботы, выразить признательность Аркадию Михайловичу.

"Не получилась ли медвежья услуга? - ночью спрашивал себя Медоваров, мучаясь от бессонницы. - Аркадий Михайлович за такую глупость по головке не погладит. Не только не заступится - отшатнется. Скажет: "Знать не знаю, ведать не ведаю". В другой раз и на порог не пустит. Эх ты, шляпа с пером! - горько корил себя Толь Толич. - Опять на изобретателе засыпался. Тот хоть мастером был, все-таки должность. А этот - что? Воробей".

В душе Толь Толича было погано, как в осеннюю слякоть, - темень, пронизывающая сырость и никакого просвета. Конечно, все это пустяки, ну, ошибся, грешен. Не из таких бед выкручивался. Но чем черт не шутит!..

Он видел свое единственное спасение в неудаче Багрецова. Если вторичные испытания "керосинок" будут безуспешны, то о чем может быть разговор? Правильно поступил помощник начальника экспедиции. Правильно отменил командировку лжеизобретателя. Правильно сделал, что оформил новую радистку. Умеет распознавать людей. Честь ему и хвала за это!

Но когда вот уже целые сутки сам Багрецов и трое студентов, пришедших ему на помощь, возятся с аппаратами, когда их консультирует опытный радист с узла связи экспедиции, то вряд ли поверишь в счастливый исход. Наладят они радиостанцию. Упорные, дьяволы.

Медоваров ловил быстроногого Левку - он бежал с каким-нибудь миллиамперметром, взятым напрокат у физиков, - и озабоченно спрашивал:

- Чем порадуешь, молодец? Скоро?

Лева отвечал, что приемник почти отладили и передатчик уже на очереди, но этому вовсе не радовался Толь Толич, а лишь плотнее сжимал тонкие побелевшие губы.

Митяй степенно проходил мимо. От него узнавал Толь Толич, что передатчик налаживается плохо.

- По капле, по миллиамперу, приходится выжимать ток в антенну, - пояснял Митяй. - Ничего, отрегулируем. Не беспокойтесь.

А Медоварову казалось, что это из него по капле выжимаются проклятые миллиамперы, они - как кровь, которую он не отдаст попусту. Рушилось годами накопленное благополучие. Он уже видел себя в кабинете директора института. "Прошу вас, Анатолий Анатольевич", - указывает ему на кресло академик. Здесь же сидит секретарь партбюро одного из самых важных отделов института, Набатников. "Сожалею, очень сожалею, - говорит академик, нервно теребя седую бородку. - Но мы вынуждены с вами расстаться".

"Нет, конечно, это слишком, - убеждал себя Толь Толич. - Я человек честный, под судом не был. Берег государственную копейку. Считался хорошим организатором. Умел ладить с людьми. Сколько одних благодарностей на своем веку получил! Сохранились все выписки из приказов".

Заканчивались последние приготовления к небывалому опыту. А маленький человечек, которому доверили участвовать в этом большом деле, думал совсем о другом. Он принимал грузы, составлял графики работ, механически отдавал распоряжения, а голову сверлила все та же неотвязная мысль: "Эх, если бы у него ничего не вышло! Проклятый мальчишка!"

А у мальчишки выходило. Толь Толич вежливо желал ему успеха, шутил, улыбался и ждал развязки. О, если бы он мог раздавить своим сапогом хрупкую коробочку радиостанции! Нет, он не так воспитан. Это хулиганство, бандитизм. Сейчас Багрецов работал с батареями, и Толь Толич знал, что стоит только прикоснуться кончиком провода, идущего от анодной батареи к контакту, соединенному с нитями ламп, как в них промелькнут веселые искорки и радиостанция замрет. Трудно будет заменить перегоревшие лампы, Багрецов уже использовал единственный запасный комплект.

Но если б даже у Толь Толича нашлась возможность тайно прикоснуться к контакту коварным проводничком батареи, то он бы на это дело не решился. Человек он честный, правда не без грешка, способен на мелкую гадость, если она помогает сохранить его "доброе имя", а отсюда и благополучное существование. Однако Толь Толич хорошо различал разницу между маленькой подлостью, направленной против неугодного ему человека, и вредительством. В данном случае умышленная порча радиостанции, пусть даже не заприходованной как имущество экспедиции, может называться только этим страшным словом - вредительство.

Подумав об этом, Медоваров весь передернулся. Лезет же в голову всякая ерунда! Вот если бы сам Багрецов или кто-нибудь из его помощников пережег лампы, то Медоваров возблагодарил бы свою счастливую звезду.

Тщетно ждал он этого случая. Несмотря на то, что студенты налаживали радиостанцию, присоединив к ней сухие батареи, и все это делалось не в лабораторных, а в полевых условиях, ребята были как никогда внимательны и осторожны. Еще бы! Дело касалось их чести. Сомнительная честь Медоварова находилась под угрозой. Но ему повезло.

Оставались считанные дни до первого взрыва. Для защиты "Альтаира" саперы сделали бетонный ящик, вкопали его в землю на склоне горы. На это место пришел Набатников, осмотрел его и приказал "убрать" соседнюю скалу. Своим краем она загораживала часть горы, а потому выброс будет виден не полностью. Кроме того, скала могла изменить направление взрывной волны, о чем Набатникова предупреждали испытанные специалисты этого дела. В конце концов, он решил очистить место для основных испытаний, пусть ничто не мешает.

Взрыв скалы был назначен на два часа дня.

Об этом ничего не знал Багрецов. Еще вчера поздней ночью, когда заканчивалась наладка радиостанции и были "выжаты" ненавистные Толь Толичу миллиамперы, Вадим понял, что друзей надо освободить от проверки его несчастного аппаратика. Они уже помогли наладить разборчивость передачи. Без них он бы этого не сделал. Вышло так, что при смене ламп "керосинка" вдруг закапризничала и отказалась передавать свистящие звуки в начале слова. Для проверки Вадим пользовался специально придуманной фразой: "Сто скворцов на сене". Он повторял ее в микрофон, а Лева отвечал, что слышит другое - "то кворцов на ене". Буква "с" отрезалась начисто.

Наконец добились ясной и четкой передачи. Вадим отказался от дальнейшей помощи ребят, иначе телевизионщики сами могут засыпаться. Им нужно "Альтаир" устанавливать, а не тащить неудачника из болота, тем более что они его почти уже выволокли и посадили на кочку. А обсохнет он и без посторонней помощи. Остались сущие пустяки - испытать "керосинки" на дальность. Один справится - не впервой.

Поэтому, едва забрезжил рассвет, Вадим тихонько встал и, стараясь не разбудить ребят, вытащил все свое техническое имущество из палатки. Отойдя подальше, в самый конец территории лагеря, где были сложены пустые ящики из-под разной аппаратуры, рядом с кабельной катушкой, Вадим поставил радиостанцию, подключил к ней батареи - зачем же расходовать горючее! - и, закрепив кнопку вызова, чтобы радиостанция непрерывно посылала музыкальный тон, отправился с другой "керосинкой" слушать эту хоть и несколько однообразную, но самую для него приятную музыку. Таким путем Багрецов мог определить, на каком расстоянии действует его переделанная и заново отрегулированная станция.

Проснувшись, студенты не удивились исчезновению Вадима. Дела его шли хорошо, помощь не требуется. Наверное, где-нибудь сидит под кустиками в холодке и наводит последний лоск перед демонстрацией "керосинок". А может быть, испытывает их: добровольных дикторов в лагере достаточно, попроси любого шофера, если он свободен, то с удовольствием поговорит с тобой по радио часок-другой.

Лева слегка обиделся на Димку, поискал его поблизости, хотел искать дальше, но Женечка приказал сменить аккумуляторы в телевизоре и еще раз проверить его перед ответственным делом. За этой работой Лева позабыл о своей обиде и о Димке вообще.

Женя и Митяй взобрались на гору, установили в бетонном ящике "Альтаир" и по совету здешних специалистов с увлечением начали пробовать разные варианты антенн. Когда же узнали от Афанасия Гавриловича о взрыве скалы, работа пошла еще быстрее. Хотелось провести как бы генеральную репетицию. Интересно, что будет видно на экране при обыкновенном взрыве? Вспышка, туча породы в воздухе, потом черный ливень щебня, песка, земли. Никто из ребят ничего подобного не видел.

Набатников вызвал к себе Медоварова.

- Перебросить лагерь за холм, - приказал он. - Проследите сами, чтобы ничего здесь не осталось, иначе засыплет. Начальника охраны я предупредил. Район взрыва оцеплен. Выставлены дополнительные посты. Проверьте еще раз выполнение моих распоряжений.

При организации взрывных работ выставляется специальная охрана, поэтому ни один человек не может проникнуть в запретную зону. Вадим ушел из лагеря еще утром. Радиостанция показывала прекрасную дальность, а значит, и увела его далеко от опасной зоны.

А вдруг слышимость прекратится? Тогда дальше идти бесцельно, испытатель поплетется обратно. Но и в этом случае ничего страшного не произойдет - район оцеплен. "Подождите здесь, гражданин, отдохните, полежите на травке до четырнадцати десяти", - посоветует Багрецову вежливый сержант. За жизнь Вадима можно было не беспокоиться.

Но разве только жизнь ему дорога?

Он шел по дороге, карабкался на кручи, спускался в лощины и слушал, слушал, как музыку, тонкий голосок радиостанции. В это утро она была ему дороже всего в мире, ибо слабым голосом своим говорила о вновь обретенном счастье, что отныне ее создатель, техник Багрецов, может доказать свою честность. Он прав, он никому не лгал, и даже в легкомыслии не упрекнет его Набатников. Но одного сознания, что он честен и не мог обмануть Афанасия Гавриловича, Багрецову мало. Надо, чтобы все убедились в этом. И хорошие люди и такие, как Медоваров. Люди разные населяют мир, и было бы глупым эгоизмом довольствоваться тем, что твои поступки могут оценить лишь идеально честные люди, справедливые и верящие тебе. Нет, ты всем покажи свою правду - и хорошим и плохим. Последним это особенно нужно, они недоверчивы.

И, как представлял себе Вадим, правда эта, которую нужно показать и Набатникову и обязательно Медоварову, пряталась сейчас за ящиками возле скалы: в маленькой коробке, где тлели волоски крохотных ламп и откуда, срываясь с антенны, через горы и долины прямо к Вадиму летела радостная волна, будто напоминая, что завтра кончаются его мучения. Завтра он передаст аппараты Набатникову. А там... а там... Нет, лучше не мечтать.

В этом был прав Багрецов - мечты преждевременны. Нет, не потому, что радиотехника может его подвести. Радиостанции перекрывали уже двенадцать километров. Вадим ног под собой не чувствовал и от счастья и от усталости. Он знал, что его "керосинки" будут работать абсолютно надежно, но не знал, что сейчас происходит в лагере.

Комариное жужжание слышалось в телефоне. Беспечный голосок ни о чем не предупреждал. А надо бы! Вспомни рассудительного Митяя - он же говорил тебе: "Козла бойся спереди, коня сзади, а злого завистника - со всех сторон". Нет, не помнил об этом Вадим.
 

* * * * * * * * * *

Медоваров по-хозяйски осматривал опустевшую территорию лагеря. Увезли палатки, аппаратуру, еще не распакованные грузы, убрали даже провода полевого телефона - не пропадать же добру. А ящики? Пустые ящики от аппаратов, но без них домой не поедешь. Разные теодолиты, пирометры, люксометры не погрузишь в машину навалом.

- Убрать ящики! - скомандовал Толь Толич. - А ну, пошевеливайся! Побыстрее давай!

Все, кто еще оставался в лагере, спешно перетащили ящики в безопасное место. Площадка освободилась, лишь возле скалы стояла большая катушка от кабеля.

Медоваров толкнул ее сапогом. Катушка закачалась, откатилась в сторону, и Толь Толич увидел радиостанцию Багрецова. Не веря глазам своим, дотронулся до прутика антенны, носком сапога пошевелил батареи и, догадавшись, с какой целью здесь это все оставлено, усмехнулся. Несомненно, изобретатель керосиновой игрушки ничего не знал о готовящемся взрыве, иначе он не оставил бы ее под скалой, которая через час превратится в груду щебня.

"Только бы не вернулся раньше!" - подумал Толь Толич и трусливо оглянулся. Завидев идущего к нему шофера, он встал таким образом, чтобы нельзя было заметить радиостанцию.

- Пригодится? - спросил шофер, указывая на кабельную катушку, и уже было направился к ней, но это не входило в планы Медоварова.

- Обратно не полезем, - махнул он рукой и приказал ждать возле машины.

Счастье улыбалось Толь Толичу. Ночи не спал, думая, как бы вывернуться из беды, способен был чуть ли не уничтожить проклятую игрушку, лишь бы не признаваться в ошибке, сберечь свою репутацию, положение. Но судьба решила иначе. Кто поверит мальчишке, будто нелепая случайность погубила его радиостанцию? "Хитрый ход. Шалишь, золотко! Толь Толич стреляный воробей, - торжествовал он, оглядываясь. - Да и товарища Набатникова не проведешь. Ишь какую штуку задумал!"

Ясная, отточенная мысль сверлила мозг. Именно так он и скажет Набатникову, когда щенком с перебитыми лапами приползет сюда упрямый шарлатан. Скулить, конечно, будет. "Нет, Афанасий Гаврилович, - скажет тогда Толь Толич. - Здесь не случай виноват, а подлость человеческая. Молод еще очки нам втирать. Чего проще сослаться на взрыв, когда нет другого выхода".

Медоваров предвидел, что могут возникнуть возражения, Надо учитывать все. Буквально в течение минуты, пока шофер находился еще на площадке, Толь Толич составил себе подробный план действий. Теперь он уже не беспокоился, что прибежит Багрецов. Поздно, охрана все равно не пропустит, Надо приготовить адресованную ему записку, где бы указывалось о времени и месте взрыва, оставить ее в палатке ребят, скажем, под подушкой у Багрецова, а потом не трудно убедить Набатникова, что изобретатель видел записку до того, как ушел из лагеря. Впрочем, это дело скользкое. Да и никчемное. Записка не нужна, без нее все ясно.

Взглянув на часы, Толь Толич беспечно улыбнулся, Все идет как нельзя лучше. Через сорок минут за будущее свое уже можно не опасаться. Видно, и вправду родился он под счастливой звездой.

Глава 6
ЧЕРНАЯ РАДОСТЬ

Жизнь казалась Вадиму "прекрасной и удивительной". Мир великолепен. Все невзгоды остались позади, а впереди чистейший горизонт, без единого облачка. Со своей "керосинкой" он может дойти до этого горизонта, обогнуть земной шар и вернуться обратно в лагерь экспедиции Набатникова.

Слышимость была столь громкой, что изобретатель уже начал сомневаться в справедливости законов распространения ультракоротких волн. О возвращении в лагерь не могло быть и речи. "Разве только с противоположной стороны?" - весело подумал Вадим и тут же продекламировал: - "Я земной шар чуть не весь обошел. И жизнь хороша и жить хорошо".

Действительно, не плохо. Хотелось бы поделиться с кем-нибудь радостью - таких удачных испытаний он не ожидал, - но друзья находились далеко, либо в лагере, либо в Москве. Вспомнил о Зине, она как-то приглашала его на свой полевой аэродром, вернее - посадочную площадку, с трудом найденную в горах. Место это было где-то здесь, поблизости, стоит только пересечь шоссе и спуститься в долину. Ну конечно, Зин-Зин он должен найти. Пусть порадуется, что Толь Толичу придется признать свою несправедливость. Все-таки жалко старика, ему около пятидесяти, возраст довольно почтенный. В войне участвовал, орден заслужил. Вадим чувствовал угрызения совести. Зря тогда накричал на него. Правда, и Зина не питает к старику особых симпатий, если не сказать большего. Сравнила его с анемометром. Так нельзя, неудобно...

Еще с горы Вадим увидел самолет. Зина и другой летчик торопились. Вероятно, готовились подняться в воздух для проверки новых аппаратов аэрофотосъемки и радиоактивного излучения, которое, по расчетам Набатникова, должно быть ничтожным.

- Привет небожителям! - весело замахал рукой Багрецов и, подойдя ближе, заговорил стихами (конечно, Маяковского). - Ну, как? "Небо осмотрели и внутри и наружно. Никаких богов, ни ангелов не обнаружено"?

Он ждал шутливого ответа, но летчики, занятые проверкой аппаратов, лишь хмуро поздоровались. Даже Зина, всегда по-дружески относившаяся к Вадиму, повернулась к нему спиной. Сейчас не до шуток.

Вадим прикусил язык, помрачнел, но радость так и выпирала из него.

- Зин-Зиночка, - он протянул ей телефонные трубки. - Послушайте, какая громкость. А ведь километров пятнадцать до лагеря.

Зина с интересом посмотрела на сияющего Вадима.

- Добились все-таки. Наверное, у нашего общего друга Толь Толича сразу вытянулось лицо.

В разговор вмешался летчик. Он вытер лоб тыльной стороной ладони и бросил на траву гаечный ключ.

- Нет, не успеем. Придется лететь с одним аппаратом. Разве это работа! На охоту ехать - собак кормить. Так и передайте Медоварову.

- Попросите позвать его к радиостанции, - обратилась Зина к Вадиму, и в глазах ее забегали сердитые искорки. - Сейчас я скажу ему кое-какие теплые слова, пока не остыла. Ух, и зла же я!

Багрецов вынужден был несколько охладить ее горячность, объяснив, что у радиостанции никого нет, а потому Толь Толича подозвать к микрофону нельзя.

- Жаль. А то бы высказала все, что я думаю о его организаторском таланте. Посудите сами, - Зина взяла из рук Вадима телефонные трубки и, наматывая шнур на палец, рассказала: - За два часа до взрыва прислал машину и передал, что мы должны подняться в воздух для наблюдений. Связи с лагерем пока еще нет. Сидим здесь на отшибе и получаем от Медоварова какие-то дурацкие распоряжения. Вечером обязательно поговорю с Афанасием Гавриловичем. Сегодня пустяковые испытания - скалу какую-то надо убрать, но все равно нам это важно. Надо же сообщать вовремя...

- Погодите, Зиночка. Я что-то ничего не понимаю. Какой взрыв? Какую скалу?

Зина открыла планшет, висевший у нее на ремне.

- Вот отметка, - указала она на карту. - Это в конце лагеря, где была целая гора ящиков. Прекрасный ориентир с воздуха. Но сейчас их убрали по приказанию Толь Толича. Хоть за хозяйством приглядывает - и то спасибо.

Остановившимися глазами смотрел Багрецов на красный крестик, отмечающий место взрыва, и видел, как крест этот разрастается, пухнет. Им словно зачеркивается все, что сделал Вадим. Гибнет все: долгий, мучительный труд, твое любимое создание, которому отдал лучшие мысли, время, энергию. Наконец, гибнет честь, доверие друзей, товарищей - то, чему нет цены.

Все это Зина прочла на его помертвевшем лице и сурово спросила:

- Радиостанция там?

Можно было не отвечать. Вадим прислонился к борту самолета и закрыл глаза. Зина не находила слов от гнева. Она презирала этого мальчишку. Какой растяпа! После того, что он сделал и выстрадал, прошел с радиостанцией сквозь все преграды, испытывая ненависть такого серьезного противника, как Медоваров, почти победил его, - и вдруг из-за непростительного легкомыслия опять оказался у разбитого корыта. Поделом ему! Поделом!

Заглушив свой гнев и поразмыслив немного, Зина не могла не прийти к выводу, что вина Багрецова не так-то уж велика. В самом деле, ведь он ничего не знал о готовящемся взрыве... Нет, нет, и в этом случае он поступил неправильно. За семью замками надо было держать радиостанцию, а не оставлять ее где-то в кустах или за ящиками. Торжествуй, товарищ Медоваров!

"Спокойнее, Зинаида! Спокойнее! - старалась она привести мысли в порядок. - До взрыва осталось двадцать минут. Машины нет. Да она и не помогла бы. Туда надо ехать больше часа... Самолет? Но вблизи лагеря нет даже маленькой посадочной площадки... Торжествуй, товарищ Медоваров!.."

- Заводи, Николай, - устало приказала она, поднимаясь на крыло.

- От винта! - крикнул летчик почти над ухом Багрецова.

Он вздрогнул и, втянув голову в плечи, пошел прочь. Зина остановила его:

- Можете вы сказать вразумительно, где все-таки находится радиостанция?

Как бы объяснить поточнее? Вадим припоминал ориентиры - куст, камень, - но думал лишь об одном: неужели Зина решится посадить самолет на каменистый склон? Нет, это невероятно. Он ни за что не согласится.

- Но к чему эти подробности? - наконец не выдержал Вадим. - Нельзя же...

Зина перебила его:

- Можете не договаривать. Никто и не собирается ломать себе шею. Как говорится, случай не тот.

Мотор зарычал. От винта поднялся ветер. Он гнал пыль и сухую траву.
 

* * * * * * * * * *

В этот день друзья Багрецова, по словам Левы Усикова, "бегали высунув язык". Распоряжение Набатникова о взрыве скалы застало их врасплох. К этому делу они имели слабое касательство, но хотелось определить заранее, как вообще будут видны взрывы, представить себе хотя бы в первом приближении.

Как всегда, из-за Левы друзья пережили немало неприятных минут. Послали его с телевизором подальше от "Альтаира". Пусть посмотрит на расстоянии: не изменилась ли четкость, насколько устойчиво работает синхронизация? Короче говоря, позабыв о прошлом, Левке доверили ответственное самостоятельное задание. Но Левка остался верен себе. Слишком далеко ушел, потерял много времени, а потому еле-еле успел проскочить сквозь оцепление и возвратиться в лагерь.

Даже за высокой горой, в нескольких километрах от "Альтаира", где Лева организовал себе временный "контрольный пункт", телевизор работал с завидной четкостью. Лева видел территорию лагеря, палатки, машины, потом, к своему удивлению, заметил, что палатки свертываются, а машины нагружаются разным имуществом. Собственно говоря, столь непредвиденный отъезд экспедиции и заставил Леву поторопиться с возвращением в лагерь, а то бы он не пришел до вечера.

Журавлихин и Митяй возились с "Альтаиром", подобрали к нему наивыгоднейшую антенну, поставили внутрь бетонной пещеры надежные аккумуляторы (с ними аппарат может беспрерывно работать несколько суток) и занялись окончательной его проверкой. Оказалось, что студенты раньше специалистов установили свою телевизионную точку. Впрочем, у тех были другие задачи, посложнее.

Перед самым уходом с "контрольного пункта", когда Лева хотел было выключить телевизор и бежать поскорее в лагерь, он видел на экране скалу, а возле нее медоваровский склад пустых ящиков. Сам Медоваров бегал вокруг них мелкими шажками и, как всегда, "руководил", вернее - жестикулировал, указывая то на ящики, то на машины, то на людей. Репродуктор в телевизоре Левы молчал, но руководящая деятельность Толь Толича была ясна и понятна без слов.

Леве некогда, пришлось телевизор выключить, хотя еще не все было проверено.

Примерно в километре от бывшего лагеря Леву встретил Митяй и молча повел его на новое место. Пусть Журавлихин сам перевоспитывает Левку, Митяй этим сыт по горло. "Вот уж действительно, тверди ему, не тверди - все равно как от стенки горох. Хоть проси его, хоть кланяйся".

Журавлихину некогда было разбираться в новом проступке "инспектора справедливости"; он потребовал от него тетрадь с записями и приказал установить телевизор в палатке Набатникова, где пока еще телевизоров не было.

Хватились Вадима, хотели пригласить его (конечно, с разрешения Афанасия Гавриловича) посмотреть взрыв на экране, но он куда-то исчез.

Шофер, молодой парень, как видно желающий нравиться девушкам, в голубой кокетливой тенниске с короткими рукавами, поправил лихой чуб на лбу и сказал:

- Я этого малого на дороге встретил. Наверное, к летчикам шел. А скорее всего - к летчице. Завидная девушка, строгая, - добавил он, почему-то вздохнув.

Почти отвесные солнечные лучи пронизывали желтоватую ткань палатки. Войдя в нее, Лева подумал, что так просвечивает яичная скорлупа, и представил себя на месте невылупившегося цыпленка - однообразно желтеньким кажется ему мир. Но вот скорлупа проклевывается, и мир во всех цветах и ярких красках открывается перед его изумленным цыплячьим взором.

Невольно напрашивалось сравнение: а он, Левка, много ли он видел до своего первого путешествия, которое в конце концов привело его сюда, в лагерь? Видел ли он города, просторы страны, часто ли встречался с людьми необыкновенными и разными? Нет, кроме семьи, ребят в институте, никого близко не знал. Жил как в скорлупе и думал, что мир можно познать через книги, кино, телевизор. Цыплячье заблуждение.

Сердце замирало и вновь стучало, нетерпеливо, властно. Что это? Волнение? Почему? Самый обыкновенный опыт, ничего особенного. На экране будет виден взрыв - и только...

Часто ошибался Лева Усиков, ошибся и на этот раз. До взрыва произошло куда более волнующее событие.

Впрочем, на чей взгляд. Можно по-разному его оценивать, люди не одинаковы.

В желтом медовом свете, наполнившем всю палатку доверху, экран казался особенно голубым, будто вставили в рамку осколок неба. В небе этом синел край скалы, а внизу ее тонко прочерчивались кусты, ствол сосны, камни, положенные один на другой, и барабан от кабеля. Пройдет немного времени, я эта хорошо знакомая Леве картина станет совсем другой. Не будет скалы, кустов, взметнется в воздух оставленная Медоваровым кабельная катушка. Осядет пыль, и откроется новый пейзаж - зубчатая цепь гор.

Лева оглянулся. Все готово, а ребята не идут, наверное, ищут Набатникова.

Но что это? На экране исчезла скала. Ее закрыло белое колеблющееся пламя. Может быть, испортился телевизор? Откуда появился этот непонятный отблеск? Лева подправил фокусировку, увеличил контрастность и совершенно четко увидел плещущийся на ветру парашют.

- Что за фокусы? Кто ей разрешил? - крикнул Набатников, вбегая в палатку. - Видно? - И, оттеснив Леву, наклонился над экраном.

Женя и Митяй прибежали вслед за Набатниковым и увидели, как парашют, надуваясь, будто парус, скользил по экрану. Мелькали пересекающиеся линии натягиваемых строп. Среди них показалась темная фигура в комбинезоне. Это была Зина, ее узнали по белому шлему. Неопытная парашютистка никак не могла совладать с ветром; он, будто забавляясь, тащил ее по камням, а Зина неумело подтягивала стропы, стараясь погасить парашют.

Никто из присутствующих в палатке не понимал, чем вызван столь необдуманный прыжок. У Зины характер стойкий, она никогда не отличалась сумасбродными поступками, вроде некоторых ее друзей (скажем, точнее: Левы и Вадима). А если так, то, значит, у Зины были серьезные основания к прыжку.

Как помочь ей освободиться от парашюта? Никого нет поблизости. Подчиняясь приказу, все уже давно покинули площадку.

Усиков бросился к выходу, хотел бежать к Зине, но Афанасий Гаврилович остановил его и по телефону дал команду дежурным взрывникам немедленно спуститься на площадку. Им ближе всех - один из наблюдательных пунктов находился на горе.

Зина справилась наконец с парашютом, - он послушно улегся у ее ног, - но когда хотела подняться, покачнулась вдруг и бессильно опустилась на землю. Снова приподнялась и, схватившись за колено, упала.

Все это было четко видно на экране. В полном молчании застыли студенты, каждый из них понимал, что Зина серьезно повредила ногу, может быть, сломала, но об этом не хотелось думать - просто растяжение жил. Однако болью сжимается сердце, когда видишь, что Зина вновь и вновь повторяет бесплодную попытку подняться на ноги.

Стоя с телефонной трубкой и пристально глядя на экран, Набатников звонил врачу и никак не мог найти объяснения поступку Зины. Всякие бывают люди, иной выкинет такую штуку, что только диву даешься. Но Зина? Ведь ее характер он будто бы изучил до тонкости там еще, на теплоходе. Нет, она не способна на эксцентричную выходку. В чем же дело?

Женя первым попытался это объяснить. Якобы Зина хотела предупредить, чтоб повременили со взрывом.

- Может, кто остался поблизости?

- Ерунда! Каждый куст проверен. Кроме того, она могла бы сбросить вымпел, дать сигнальную ракету. К чему же ноги ломать...

Набатников раздражался, когда ему мешали работать. А сейчас так и получилось - непредвиденная помеха, из-за которой откладывался опыт, влекла за собой изменение дальнейших планов.

Журавлихина поддержал Митяй.

- Как хотите, Афанасий Гаврилович, - рассудительно сказал он, - на такую штуку Зина могла решиться только в крайнем случае. Мы же ее знаем.

Лева заикался от волнения, на висках его выступили капли пота.

- Да, да... Это самое... Верите вы мне или нет, но... это самое... думаю... чья-то жизнь в опасности, - с трудом вытащил он из себя эти слова, но тут же пожалел.

Надо бы внимательнее смотреть на экран и, главное, поточнее настроиться, что и сделал Митяй. На сером фоне скалы поблескивала антенна, а рядом различались контуры хорошо знакомой Леве "керосинки".

Зина силилась подобраться к ней. Волоча больную ногу и опираясь на локоть, она цеплялась за камни, кустики травы, затем подтягивалась и снова искала точку опоры.

Наконец Зина у цели, торопливо, но осторожно отсоединила батареи, сложила антенну и, сунув Димкину "керосинку" в широкий карман комбинезона, посмотрела на часы.

Сверху по склону спускались люди с санитарными носилками.
 

* * * * * * * * * *

- Хоть убей, ничего не пойму! - возмущался Набатников, сидя возле Зины в палатке медпункта. - Неужели это ваш первый прыжок?

Зина опустила глаза в знак утверждения. Ей не хотелось пояснять, что ни в аэроклубе, ни потом, уже когда она стала работать в лесной авиации, у нее не было ни малейшего желания совершить хотя бы единственный тренировочный прыжок. Она его попросту боялась, за что сейчас и поплатилась, приземлившись в совсем не подходящих для первого прыжка условиях. Будь у нее опыт, не повредила бы ногу. К счастью, как определила медсестра, это оказался не перелом, а растяжение связок, но вряд ли Зине разрешат летать в ближайшие недели. Страшно обидно. А все-таки поступила она правильно, и Афанасий Гаврилович должен это понять.

- Очень больно? - спросил Набатников, поправляя подушку, где лежала забинтованная нога. - Потерпите, сейчас Медоваров привезет хирурга. Простите, Зина, но такие поступки не оправдываются даже молодостью лет. Ох, уж эта мне романтика! У некоторых она так и прет наружу, как перебродивший квас. Выбивает пробки, рвет бутылки. А все попусту. Ну да ладно, потом поговорим.

Набатников тяжело приподнялся, Зина его удержала и, морщась от боли, призналась:

- Что там говорить, виновата. Приму наказание по заслугам. Но я ничего другого не могла придумать... Так же, как тогда, с золотыми зайцами.

- Там вы ничем не рисковали. А здесь неизвестно, как бы мог закончиться прыжок на скалы. Опытные парашютисты и то не стали бы испытывать свою судьбу в подобных условиях. Конечно, если нет крайней необходимости.

- У меня она была.

- Ошибаетесь, Зина. Вы не получали от командира боевого приказа. А здесь я командир.

- Но бывает же, когда человек действует по своей инициативе.

- Никто этого права у вас не отнимает. Но сейчас ваш риск никому не нужен. Вот если бы дело касалось спасения человеческой жизни, а не какого-то - пусть даже ценного - аппарата, то ваш поступок оправдать можно. - Афанасий Гаврилович ласково и в то же время испытующе посмотрел на Зину. - К слову сказать, бывает и так, когда самые загадочные поступки объясняются... сердечными мотивами.

Зина облизала пересохшие губы.

- Ко мне это не относится, Багрецов для меня такой же товарищ, как и Журавлихин, Митяй, Лева. С вами я вполне откровенна. Не считайте меня чересчур сердобольной. Есть люди, которые ради друзей в лепешку расшибутся, стараясь угодить. Они предупредительны, ласковы, посылают поздравительные телеграммы и подарки, провожают и встречают, оправляются о здоровье родственников... Ну, в общем - хорошие люди. Можно им позавидовать. А у меня, видно, характер дурной, да и воспитание хромает. Всех своих одноклассниц растеряла, говорят, что я черствая, невнимательная, не целуюсь при встречах, не меняюсь с подружками платьями, не каждой рассказываю о самом сокровенном. Считают эгоисткой, и я им неприятна. А я очень люблю хороших людей и никогда не требую особенного к себе внимания. Зачем? Я знаю ему цену. Говорят, что друзья познаются в беде. Это не очень верно. Почему только друзья, а не все, пусть даже незнакомые, люди? К примеру, Багрецов. Я видела его раза четыре. Парень как парень, но упорный, честный. Вы думаете, я игрушку его спасала? Труд его? Конечно, нет. Изобретатели - народ упрямый. Еще год посидит - и сделает аппарат в десять раз лучше. Почему же прыгнула? Кстати, вы не представляете себе, как это страшно! - Зина вздрогнула и по-ребячьи, зажмурилась. - Летать могу, а прыгают пусть другие, отчаянные. Но тут у меня был крайний случай. Пришлось спасать - нет, не жизнь, а то, без чего не может жить человек. Честное имя!

- Багрецова?

- Да.

- Смело сказано! Однако, думаю, преувеличиваете.

- Нисколько. Допустим, после того как вы сами убедились, что аппараты Багрецова не работают, а ваш помощник всякими правдами и неправдами постарался его очернить, называя шарлатаном и другими нелестными прозвищами, вдруг к вам является Багрецов и говорит, что радиостанция погибла под обломками скалы. Вы поверите ему? Или согласитесь с Медоваровым?

- Вопрос резонный. Но при чем тут Медоваров? Ради спасения чести своего товарища вы очертя голову прыгаете с самолета и тут же, не стесняясь, походя, ставите под сомнение честное имя солидного и уважаемого человека.

- А если я не верю вашему Медоварову вот ни на столечко? - Зина показала кончик пальца. - Может быть, я злая и глупая девчонка, - она покраснела от негодования, вспомнив все, что ей рассказывал Вадим о поведении Толь Толича, - но я не могла допустить, чтобы он улыбался. И подло... да, да, подло радовался чужому несчастью... Этой радости я никому не прощаю... Она чужая, черная...

Афанасий Гаврилович внимательно посмотрел на Зину. "Черная радость"? Определение довольно точное. В наш светлый мир, как черная краска, просочилась она из прошлого. Есть еще люди, которых радует не голубое небо, а тучи, нависшие над головой соседа. "Слыхали, Иван Иванович поскользнулся - чего-то там недоглядел, проштрафился. Снимут. Это уж как пить дать". И человек радуется черной, не нашей радостью.

- Разрешите, товарищ начальник, - послышался голос Толь Толича, голова его осторожно просунулась в палатку.

Набатников повернулся и нетерпеливо спросил:

- Где же хирург?

- Не беспокойтесь, Афанасий Гаврилович. - Толь Толич вошел и подчеркнуто вежливо доложил: - Ваше приказание выполнено. Врач уже здесь, руки моет. А как чувствует себя больная? - Он приблизился к кровати. - Ножку повредили, золотко? Где же это вас угораздило?

Любопытство Медоварова было вполне естественным. Он ничего не знал о прыжке Зины, так как в это время находился в нескольких километрах от лагеря, где встречал машины с вновь прибывающими грузами. Приехав в лагерь за несколько минут до взрыва, Медоваров сразу же получил распоряжение Афанасия Гавриловича мчаться в Малые Курнаки за хирургом. Расспрашивать о несчастье было некогда, вот почему Толь Толич оказался в абсолютном неведении, он даже не догадывался, где и как Аверина повредила ногу. Может, упала, оступилась? Всякое случается. "Ничего, будет умнее, - сказал он себе, нисколько не сожалея, а даже радуясь, что упрямая девица надолго оставит свои причуды. - Слишком уж требовательна. Каждый день новые претензии. Теперь полежит, успокоится. Вместо девчонки пришлют настоящего летчика, постарше да попокладистее. Он должен понимать, что с начальством надо жить в мире. А эта глупа, неосмотрительна". Толь Толич бросил взгляд на Зину, осторожно, из-под бровей, боясь, чтобы не прочла она мелькнувшего в глазах торжества.

Ни Афанасий Гаврилович, ни Зина будто и не слышали вопроса Медоварова. Стоит ли сейчас объяснять причину прыжка? Ничего же толком не поймет. Усмехнется - и все.

- Заскочил на почту, - между тем рассказывал Толь Толич. - Захватил телеграммы, - он протянул их Набатникову. - Лично вам есть. Из дому, наверное, от супруги...

Афанасий Гаврилович недовольно взял телеграммы и положил на колени. В палатку вошла сестра в белом халате.

- Хотят вас видеть, профессор, - робко сказала она. - Говорит - срочное дело.

- Кто там еще?

- Не знаю. Молодой такой, высокий, курчавый... Беспокойный.

- Понятно. Зовите.

Багрецов остановился у входа. Бледный, с дрожащей нижней губой, он был весь выражением глубокого отчаяния и невыразимой тоски. Уже ничто в мире его не утешит. В руках он держал одинокую, теперь ненужную радиостанцию.

Когда Зина поднялась в воздух, Вадим долго смотрел на исчезающую в облаках точку самолета, затем, до боли в сердце тяжело вздохнув, направился в лагерь. На часах было ровно два. Должно бы все закончиться, но взрыва почему-то не слышно. Промелькнула слабая тень надежды: он еще успеет добежать - взрыв скалы отложен. Вадим не разбирал дороги, падал, спотыкаясь об острые камни, катился вниз по склону.

Его задержала охрана. Напрасно он доказывал, что ему необходимо быть в лагере именно сейчас, сию минуту. Круглолицый молоденький лейтенант-казах, вызванный на место происшествия, очень сочувствовал технику, но не имел права нарушить приказ - сигнала отбоя не было и взрыв мог произойти незамедлительно.

Так оно и случилось. В горах загрохотал гром, потемнел горизонт от тучи взметенной земли, я сразу потемнело в глазах Багрецова. Конец.

На несгибающихся ногах, как на ходулях, он подошел к лагерю и увидел, что скалы нет, она осела. За ней открывалась цепь гор, похожих на сизые облака.

Прежде всего он должен найти Набатникова. Сказали, что начальник экспедиции в медпункте.

Войдя в палатку, Багрецов не заметил Зину - ее загораживала полная фигура Медоварова. Он приветливо улыбался Вадиму и, взглядом указав на радиостанцию, спросил:

- Ну как, теперь наладили? Вторая тоже хорошо работает?

- Второй... нет, - выдавил из себя Багрецов и порывисто повернулся к Набатникову. - Разрешите уехать? Мне здесь делать нечего.

Набатников сурово сдвинул брови.

- Есть у вас здесь дело или нет, судить буду я. Какую дальность вы получили?

- Пятнадцать километров. Но доказать не могу. - Вадим протянул ему коробочку с болтающимися наушниками. - Осталась только одна.

Толь Толич мягко, по-кошачьи, подошел ближе.

- А я вам что говорил, Афанасий Гаврилович? Мышка бежала, хвостиком вильнула - и скатилось в пропасть золотое яичко. А может, взрыв виноват? - Толь Толич с притворной отеческой нежностью взглянул на Вадима. - Догадался?

- Обрадовались? - вспылил Багрецов и, как бы опомнившись, уронил голову на грудь. - Ну да, теперь смейтесь. Теперь уже все равно. Все равно, - механически повторял он. - Оставил включенной... там... за ящиками... Взрыв... Ничего не знал...

Набатников предупреждающим жестом остановил его и обратился к Медоварову:

- Я же вас просил осмотреть площадку. Неужели не заметили радиостанцию?

- Удивляюсь я вам, Афанасий Гаврилович, - обиженно проговорил Толь Толич. - Кажется, я всегда точно выполнял ваши приказания. Никакой радиостанции за ящиками не было. - И добавил с ласковой укоризной: - Доверчивы вы, товарищ начальник!

- Возможно, - хмуро согласился Набатников, затем нагнулся, открыл дверцу белой больничной тумбочки и вытащил радиостанцию. - Действительно, не знаешь, кому верить, - сказал он, протягивая ее Толь Толичу.

Медоваров смотрел на нее как на привидение, переводил взгляд на другую, в руках Багрецова, и не понимал, не верил в неожиданное воскресение. Нет ее, нет, она погибла под обломками!

Примерно так же смотрел на нее Вадим, только в глазах его вместе с изумлением светилась радость. А Толь Толич не знал, куда их девать, чтоб начальник не прочел в них страха.

Быстро смекнув, в чем дело, Медоваров стал оправдываться:

- Ума не приложу - почему я ее не заметил? Замотался совсем. Ну, да ладно. Рад за вас, молодой человек, - как ни в чем не бывало похлопывал его Толь Толич по плечу. - Видно, вам девушку придется благодарить. - Он ловко скользнул в сторону, и Вадим очутился перед Зиной.

Толь Толич был хитер, сообразителен. Ничего еще толком не знал, но уже догадывался, что спасение радиостанции не обошлось без участия Авериной, которая весьма благоволила к мальчишке Багрецову, была с ним заодно, впрочем, так же как и почтенная троица дружков его. "Один против них не попрешь", - думал он еще раньше, а сейчас пришлось убедиться на деле.

Слезы выступили на глазах у Вадима. Если Толь Толич мог предполагать, что Зина спустилась за радиостанцией по горному склону, то Вадиму было доподлинно известно, каким путем она оказалась на площадке. Слезы радости и боли - он увидел забинтованную ногу - мешали говорить ему. Слава благодарности, какие-то далекие и чужие, теснились в сознании, подступали к горлу и тут же замирали, будто пугаясь, что здесь они лишние, никчемные.

Сам не зная, что делает, Вадим наклонился низко-низко, взял обе руки Зины, исцарапанные, в желтых пятнах иода, и прижался к ним губами.

Толь Толич понимающе подмигнул Набатникову, хихикнул в кулак: дескать, вот оно в чем дело.

Твердо сжимая губы, Набатников вывел из палатки все еще ухмыляющегося Толь Толича и там, оглянувшись, не слышит ли кто, сказал:

- Паршивый вы человек, Медоваров... Сейчас убедился.

Глава 7
"СОБСТВЕННОЕ ЖЕЛАНИЕ"

Заболел Лева Усиков. Щеки его горели, пульс как в лихорадке, ночью - холодный пот и бессонница. Болезнь эта называлась нетерпением.

Ровно через неделю - атомный взрыв. Через неделю на контрольных пунктах института телевидения и в Академии наук люди увидят, как силой атома,, вскрываются земные недра. А чей передатчик в этом будет участвовать? Студенческого научного общества, активным членом которого состоит Лева Усиков. А кто устанавливал этот аппарат на горе? Кто проверял его и скоро будет обслуживать первую в мире сверхдальнюю телепередачу без кабелей и промежуточных точек? Конечно, он, Лева Усиков, и его друзья.

Член студенческого научного общества старался быть объективным и, несомненно, отдавал должное инженерам Пичуеву, Дерябину и лаборантке Наде, без них ничего бы не получилось. Кроме того, в организации этой передачи не последнее место занимал и Бабкин. Рановато еще называть до крайности простое его предложение "системой Бабкина", но, видно, парень он головастый, от него многое надо ждать. Кого еще следует вспомнить из радистов? Конечно, Димку Багрецова. Разве не он помог найти "Альтаир"? Кроме того, преодолевая все препятствия, Димка в конце концов добился своего, и сигнал о взрыве будет передан через его "керосинку". Не маленькая честь для молодого изобретателя! "Кстати, надо попросить у него схему, - завязывая на платке узелок, подумал Лева. - Разберем ее в научном обществе. А может быть, сделаем что-нибудь похожее. Но только без ламп, на кристаллических триодах".

Афанасию Гавриловичу так понравился Димкин карманный телефон, что он только им и пользовался. Телефон работал прекрасно, и где бы Афанасий Гаврилович ни находился, он был постоянно связан с лагерем, откуда, через специальный радиоузел, мог говорить со всеми наблюдательными пунктами и производственными группами.

Журавлихин томился, вроде Левки. Нельзя же по десять раз в день проверять абсолютно надежно работающие аппараты. А другого дела не было. Впрочем, его не было и у физиков, и у геологов, у кинооператоров, у всех специалистов, которые закончили подготовку аппаратуры и сейчас ждали, когда прибудет комиссия Академии наук.

Нетерпеливое волнение Усикова передавалось и его друзьям. Он суетился, бегал, сверкая голыми пятками в рваных тапочках. Здесь, на каменистых склонах, погибли уже две пары. Острые камни прорезали подошву, носки протирались. Купленные Митяем бумажные брюки запестрели как бы нарисованными уголками, - Левка зашивал дырки, торопливо и неумело, через край, черными толстыми нитками.

Митяй придирчиво проверял телевизор. Достал у телевизионных техников три запасных аккумулятора, на всякий случай выпросил несколько радиоламп и успокоился. В тени деревьев, на свежем воздухе, так хорошо спится!

Но это смотря кому. Журавлихин, например, не уснет. Он по-прежнему думает о жизни, мучается, старается осмыслить по-своему некоторые поступки знакомых и друзей. Так ли надо жить? Вчера об этом был разговор с Багрецовым и Зиной. Вспомнили Афанасия Гавриловича, он правильно определил, в каких случаях человек может пойти на риск: защита родины, спасение жизни, бывали случаи, когда комсомольцы бросались в огонь, спасая колхозный скот, вступали в борьбу с волками. Всем известен героизм советских людей в борьбе со стихией, лесными пожарами, наводнениями. Во имя славы родины летчики совершали трудные перелеты. Во имя науки и блага человечества ученые поднимались в стратосферу, опускались на морское дно, прививали себе страшные болезни...

Разговор был откровенный. Зина, вероятно из скромности, - как-никак, а речь шла о ее поступке, - доказывала, что защита чести Багрецова здесь играла меньшую роль, чем стремление к справедливости. Нельзя было допустить торжества "черной радости" Толь Толича.

После безрезультатного спора с друзьями Женя обратился к Афанасию Гавриловичу и спросил, правильно поступила Зина или нет.

- Да что вы, батенька! - Набатников высоко поднял брови, рассмеялся. - Ведь это дело тонкое. Нельзя каждый поступок, подсказанный сердцем, втиснуть в правила для пассажиров.

Он взял Журавлихина за плечи и доверительно сказал, что ему думается так: при оценке любого, пусть даже мелкого, поступка надо бы поглядеть на него с высоты нашего великого завтра, тогда можно задать себе вопрос: на пользу, мол, это человечеству или нет?

Женя попробовал оценить Зинин поступок именно с этих высоких позиций, пришел к выводу, что она не могла поступить иначе, и тут же спросил:

- А правда, что Зине от вас досталось?

Набатников хитро улыбнулся.

- Ну, не без этого. За одно - честь и хвала, а за другое взыщем. Вы главного не заметили, Женя... - И он заговорил о том, какими изумительными становятся наши советские люди, какими совершенными. - Живой пример - Зина. Она не может спокойно говорить о Медоварове, хотя лично ей он ничего плохого не сделал. Человек как человек, с недостатками. И она их не прощает.

- А вы? - в упор спросил Журавлихин, но не смутился: это разговор товарищей.

- Тоже не прощаю, - коротко ответил Набатников, подумав, что в данных условиях не совсем удобно обсуждать моральные качества своего помощника. Здесь он является непосредственным начальником как Жени, так я его друзей.

На место будущего взрыва прилетел Пичуев. Институт, где он работал, и, главное, Академия наук придавали особое значение готовящейся телевизионной передаче. Это пока первый опыт, но скоро должны быть организованы передачи из других мест. А сейчас необходимо учесть все особенности нового применения телевидения.

Вячеслава Акимовича всегда тянуло к показу достижений нашей науки, и он считал, что телезрители будут благодарны за такие увлекательные программы. Среди радиослушателей пользуется успехом передача "По театрам и концертным залам Москвы". А почему бы не организовать телевизионную передачу "В научных институтах страны"? Сейчас это становится возможным. Для начала телезрители, правда, пока еще немногие, могут увидеть результат работы одного из институтов - атомный взрыв, вскрывающий недра. Скоро таких зрителей будут десятки миллионов. Помимо кабельных и радиорелейных линий, связывающих города, вполне возможно, что не один диск, а несколько летающих зеркал поплывут над страной. Тогда для телевидения исчезнут расстояния.

Студенты были особенно рады Вячеславу Акимовичу. За это время у них накопилось множество всяких технических вопросов; трудно осваивалась новая оптика, антенна оказалась малоэффективной. Помощь опытного инженера была очень кстати. Но это дело пятое. Главное то, что "Альтаир" признан не какими-нибудь студентами-биологами, а специалистами телевидения и кое-кем из видных представителей Академии наук. Наряду с профессиональной аппаратурой будет работать и "Альтаир". Честь не маленькая для ребят.

Сразу же после того, как Пичуев осмотрел и одобрил подготовительные работы студентов, они потащили его знакомиться с Зиной. Вполне естественно - друг и чуть ли не самый знаменитый человек в лагере.

А у Зины страшно ныла нога, не могла пошевелить ею, поэтому в знакомстве с московским инженером никакого удовольствия не было. Вот уж не вовремя эти визиты вежливости!

Когда вместе с Пичуевым друзья покинули палатку, Зина туго затянула тяжелый узел волос, вытащила из-под подушки карманное зеркальце и посмотрела на свое осунувшееся, бледное лицо. "Что он нашел хорошего? - спрашивала Зина, хмурилась и злилась на себя. - Глупо получается и уж очень по-бабьи. Взглянул человек повнимательнее, и ты уже растаяла. И Виктор смотрел так же... Все одинаковы. Все".

Зина уткнулась в подушку и лежала так долго-долго. Встреча с московским инженером словно опалила ее, заставила вспомнить и волжские берега, и все, что вспоминать не хотелось.

Как бы люди ни вышучивали "любовь с первого взгляда", Пичуев вскоре убедился, что она все-таки существует. Раньше он думал о такой внезапной любви с усмешкой - в сказках и не то еще бывает. Конечно, юнцам она незнакома, - разве Лева Усиков может отличить призрачную любовь от настоящей? А Вячеслав Акимович не сомневался, что любовь его к Зине настоящая, просто потому, что другой у него никогда не было и ему не восемнадцать лет. Значит, ошибка невозможна.

Он ревностно скрывал это от ребят, думая, что никто ничего не замечает. В экспедиции у него было очень много работы, но от того же Левы Усикова или Митяя не укрылись некоторые любопытные детали. Весьма странно, что Вячеслав Акимович мог часами рассказывать летчице о новейших успехах телевидения. Однако Леву это еще не так удивляло. "Зин-Зин скучно, - решил он. - Попробуйте при ее активном характере вылежать несколько дней без движения. Вот и приходится Вячеславу Акимовичу ее развлекать".

Удивительным казалось другое. Все, что рассказывал инженер, Зин-Зин давно уже слышала от студентов. Лева недоумевал: почему она, такая прямолинейная и смелая, не скажет: "Извините, Вячеслав Акимович, ваши лекции не открывают мне новых горизонтов. Мои друзья уже неоднократно излагали этот научный материал, а кроме того, для иллюстрации пользовались еще соответствующей аппаратурой". Наоборот, Зина поощряла лекционную деятельность инженера и даже задавала ему, с точки зрения Левы, довольно глупые технические вопросы, будто она абсолютный профан в радиотехнике. К чему все это, непонятно. Лева попросту растерялся. Тут кроется еще одна тайна, перед которой наука бессильна.

Но вскоре и он и все его друзья простили невинную хитрость Зины, заметив, что после вступительных лекций инженер вполне освоился, разговор перешел на общие темы, и вполне возможно - когда Зин-Зин и Вячеслав Акимович оставались одни, затрагивались темы и личного порядка.

Набатников отложил свой опыт еще на несколько дней. Для некоторых обобщений нужны были дополнительные материалы из Москвы, где летающий диск не раз достигал своего потолка и мог часами висеть в пространстве. В это время на Земле сотрудники института, где работал Набатников, следили за экранами, на которых были видны сложные явления распада вещества. Что-то в них заинтересовало Афанасия Гавриловича, он потребовал новой проверки, но уже в других, измененных условиях.

Это как нельзя лучше устраивало Дерябина. Вместе с инженерами Института электроники и телевидения он поставил своеобразный рекорд дальности приема.

Однажды Набатников, Пичуев и все, кто был заинтересован в дальних телепередачах, собрались в палатке. Здесь стоял большой экспериментальный телевизор, привезенный с собой Вячеславом Акимовичем. Пригласили сюда и Зину. Потом пришла медсестра, молодая, но уже поблекшая женщина в белой косынке; она глаз не сводила с больной и была при ней постоянно.

В палатке расставили скамейки, получилось что-то вроде телевизионного театра, как в Москве. Правда, экран был много меньше, но для нескольких зрителей вполне достаточен.

Сейчас телевизионный приемник, установленный в диске и поднявшийся на высоту около двухсот километров, принимал программу из-за океана. Возможно, ее транслировала какая-нибудь телевизионная станция Канады.

Пичуев терпеливо, шепотом, чтоб не мешать другим, объяснял Зине сущность всей этой системы. До сих пор она ее не поняла как следует.

- Ну хорошо, - соглашалась Зина, - Я глупый несмышленыш. Значит, в диске приемник? Он принял какую-то картинку... Ладно, пусть электрические сигналы. Дальше через передатчик он посылает эти сигналы вниз. Под Москвой ваша лаборантка сидит в четырехугольной башне и принимает их, потом сигналы эти идут к радиопрожектору. А он что же?

Пичуев чуть слышно ответил:

- Опять их отправляет вверх? Ах, так! Ну, тогда понятно. Мы здесь принимаем отраженную от диска картинку?.. Нет? Не картинку? Телевизионные сигналы? Я о том и говорю. Значит, здесь уже, в телевизоре, они превращаются в картинку. Вот теперь что-то проясняется.

На экране шла так называемая внестудийная передача? Доказывалась очередная телевизионная хроника: куда-то отправлялись войска, то ли в Европу, то ли в Азию.

Бравые молодцы в пилотках и коротких курточках - форма американских солдат - выстроились на площади у пристани. Вдали виднелись мачты кораблей. На них косились долговязые парни, ожидая погрузки, и, судя то всему, эти левофланговые, впрочем так же как и многие другие, не испытывали особой радости от предстоящего путешествия. На лицах их стыла обязательная улыбка. Трепетали на ветру полосато-звездные флаги.

Стараясь никого не зацепить своими длинными ногами, Женя встал и сел поближе к экрану. Он понимал, что телевизионная компания не стала бы передавать столь неинтересное, надоевшее американцам зрелище. Вероятно, готовилась сенсация.

Оркестр заиграл популярную песенку. На площадь выкатился открытый автомобиль, до бортов наполненный цветами. В нем, как из клумбы, торчала голова с пышными локонами, чем-то напоминающая хризантему. Диктор сообщил, что локоны эти принадлежат известной киноактрисе... Фамилию ее Женя не расслышал в реве толпы, окружающей площадь.

Молодой генерал подскочил к машине, открыл дверцу. Кинозвезда, с привычной улыбкой повернувшись к телекамере, поблагодарила, манерно протянув руку.

Женя не был ценителем женской красоты, мало понимал в этом, но лицо актрисы ему не понравилось: крупный, нарисованный рот, наклеенные ресницы, тонюсенькие брови, оказавшиеся очень высоко, не на своем месте. Выражение лица глуповатое, злое. Даже улыбка не спасала.

В блестящем, плотно обтягивающем фигуру платье, похожая на морского льва, мелкими, семенящими шажками знаменитая кинозвезда подбежала к унылому левофланговому и, обняв за шею, поцеловала.

Аплодисменты, свист, крики не смутили солдата, удостоившегося такой награды. Он сразу повеселел, игриво подмигнул соседу: смотри, мол, шустрая девчонка! Но актриса не забыла и соседа, таким же отработанным движением левой рукой обняла его, привстала на носки и поцеловала. Потом третьего, четвертого, пятого.

Диктор пышно говорил о патриотизме, любви американского народа к своим славным парням. Говорил, что гордость мирового кино, мисс такая-то, восхищена поступком чудесных ребят, настоящих американцев, которые едут за океан бороться с коммунистами. За это она перецелует их всех до одного. Пусть даже десять тысяч.

Все это Женя слышал в точном переводе Вячеслава Акимовича, который это делал в основном для Зины. Слышал и не понимал, как можно опошлить, уничтожить, втоптать в грязь святость чистых человеческих чувств.

В годы минувшей войны, повинуясь душевному порыву, со слезами благодарности и счастья девушки дарили, возможно, первые свои поцелуи воинам-освободителям, когда те проходили в строю по улицам советских городов и селений. Так же было и на улицах Праги, Варшавы, в селах Болгарии и Венгрии - везде, где встречали советских воинов, вызволивших народы из тьмы к жизни. Девичьи поцелуи, чистые и благодарные. Их никто никогда не забудет.

"А здесь, - краснея от гнева и стыда, Женя смотрел на экран, - с какой холодной деловитостью печатает эта мисс свои законтрактованные поцелуи! Неужели там никто не понимает, что это гадко, кощунство, издевательство над совестью? Не так уж давно американские парни, вспоминая напутственные поцелуи своих невест, выкалывали кореянкам глаза, отрезали уши, пытали раскаленными утюгами. Сколько звериной злобы, изощренной нечеловеческой жестокости показали они миру, измываясь над женщинами! Это они прославили себя на островах Кочжедо и Понган. Это они продевали проволоку в носы кореянок и с хохотом водили их по деревням. Это они вешали пленниц на деревьях, они стреляли из пистолетов по живым мишеням - женщинам деревни Сапхенни. Они расстреливали детей в ущелье Некягор. Всему миру известны кровавые забавы американских парней".

Вспомнились остроголовые, бег инвалидов, плачущая мишень, о которой писала Надя. Таков путь молодых убийц и палачей. Целуйте их, мисс! Вдохновляйте на новые подвиги!

Мисс изнемогала от усталости. Она доцеловывала вторую сотню солдат, прозрачным платочком вытирала припухший рот, губы с трудом расплывались в улыбке. Теперь она уже никого не обнимала, а поочередно клала руку на широкие солдатские плечи. Неудобно тянуться вверх, набрали каких-то верзил, даже шея заболела. И мисс с тоской поглядывала в конец строя: скоро ли дойдет она до низкорослых? Там дело пойдет быстрее.

Чтобы не затруднять гордость Голливуда - мисс устала ходить, - солдатам было приказано передвигаться самим. Так целыми подразделениями они шли мимо злой раскрашенной женщины, во имя грязной славы совершавшей поцелуйный обряд.

Зина переглянулась со своей подругой - медсестрой, они поняли друг друга. На чужом берегу, по ту сторону океана, вдруг оказалась женщина, которая решила продемонстрировать чуть ли не всему миру, как мало значит для нее женское достоинство. А Зине и ее подруге было стыдно и очень, очень больно. Пусть на том берегу, пусть далеко, но они видят женщину. Обидно за нее и за всех женщин мира. Она оскорбляет их.

Кинозвезда утомленно закрывала глаза и с явным беспокойством притрагивалась пальчиком к губам.

- Сказка Андерсена, - заметил зло Афанасий Гаврилович. - Только в американских масштабах, похлестче. Помните принцессу и свинопаса? Принцесса вроде как прообраз этой дамы, - он кивком указал на экран. - Но против нее никуда не годится. Помните? Та заплатила свинопасу за трещотку всего лишь сто поцелуев. А мисс тоже за трещотку, то есть за рекламную трескотню, готова выложить десять тысяч. Причем ей не важно кому. Он знает, что в строю есть и свинопасы, и лавочники. Только миллионеров нет.

Вадим напомнил, что принцессу из сказки фрейлины закрывали шлейфами. А тут наоборот. Пусть весь мир смотрит! Кстати Вадим точно и не знал, чем там дело кончилось.

- Справедливостью, - подсказал Лева (как же, затрагивалась его любимая тема!). - Король выгнал принцессу из государства.

Набатников брезгливо поморщился.

- А эти не выгонят.. Им такое зрелище нравится. Я как-то читал высказывание одного американского генерала, представителя радиофирмы. Он мечтал о том, чтобы показывать по телевидению сцены сражений. "Пусть, говорит, смотрят семьи за завтраком... Полезно". Знаете что? - он повернулся к Пичуеву. - А нельзя ли все-таки выгнать бесстыдницу? Ну, если не по Андерсену - из государства, то хотя бы из нашей палатки?

Телевизор выключили, зажгли свет. Сразу стало уютно, кругом свои. Над столом висит график опытных передач, рядом - бинокль и шляпа Вячеслава Акимовича.

Все разбрелись по своим палаткам. Вячеслав Акимович проследил, чтобы Зину осторожно перенесли обратно в медпункт. И откуда только заботливость взялась? Никогда он не испытывал ничего похожего. Смешно, конечно, но, видно, и впрямь любовь делает чудеса. Сухой, замкнутый инженер вдруг стал сентиментальным, прятал под подушкой платок Зины и по ночам, чтоб никто не видел, бродил возле палатки медпункта.

Сейчас он вернулся к себе, с телевизором, аппарат оказался в полном порядке, но уж очень тянется время до ночной прогулки. Конечно, все это было глупо. Вячеслав Акимович понимал, что так серьезные люди не поступают, но подчас упивался своим бессилием, как новым, радостным ощущением.

Набатников все еще не уходил. Не обращая внимания на инженера, занятого своим делом, сидел, положив тяжелые руки на колени, думал о передаче из чужого мира, о трупном яде и нашей заботе, когда мы стараемся оградить молодежь от ядовитых микробов, которые проникают всюду, как гриппозный вирус, видимый лишь под электронным микроскопом.

Мы давно уничтожили тифозную вошь, что не очень трудно, - простые правила гигиены, - а от гриппа можно уберечься не всегда. Чихнет человек в трамвае - и ты уже заболел. Казалось бы, что особенного в детективном американском фильме, пустой книжонке о похождениях какого-нибудь ловкача, в джазовой пластинке или тарзаньих космах? Но заболеть можно, особенно если организм слабый и еще не выработался у него иммунитет здоровой советской культуры.

Об этой культуре не раз говорилось с ребятами, и Набатников хоть и посмеялся над Левой и Вадимом - ревнителями хорошего вкуса, оказавшимися в милиции, - но радовался их нетерпимости. Он не мог разделить мнение Вячеслава Акимовича, который доказывал, что все эти кошечки, открытки с виршами - абсолютные пустяки, и если мы убережем нашу молодежь от микробов, проникающих к нам с той стороны, то все будет в порядке; с пошлятиной, оставшейся от старого мещанства, оправиться легче.

Вот и сейчас Афанасий Гаврилович вызвал его на разговор об этом.

- Извините, что я пользуюсь примерами из медицины, - продолжал он, откинувшись назад и опираясь руками на скамейку. - В ней я почти не разбираюсь. Но специалисты утверждают, что существуют микробы, которые десятки лет могут прятаться в организме. Потом случайный толчок, вспышка - и человек заболевает. Есть также микробы, что передаются по наследству. От них не всегда избавишься.

- Вы говорите о мещанстве? - спросил Вячеслав Акимович, выключая телевизор и закрывая его чехлом.

- Не только. Например, вы человек молодой, а поступаете иной раз, как старый чиновник.

Обвинение оказалось столь неожиданным, что Пичуев растерялся, снял очки и пробормотал:

- Никогда не замечал этого.

- Да не только вы, а и многие из нас не замечают. Я не говорю о воем известных чиновничьих замашках, бюрократизме и прочем. Это распознается легко. Есть вещи пострашнее, а мы к ним относимся куда как благодушно. Вы еще не ответили академику Милованову?

- Нет, но завтра отвечу.

Сегодня утром Пичуев невзначай обмолвился, что Константин Христофорович Милованов, которого хорошо знал Набатников (во время ленинградской блокады жили вместе в одной комнатушке, чтоб теплее было), просит устроить оканчивающего студента Кучинского в Институт электроники и телевидения.

Афанасий Гаврилович не всегда считал нужным скрывать свою прямоту и даже резкость, а потому спросил без обиняков:

- Интересно, почему письмо адресовано лично вам, Вячеслав Акимович, а не в комиссию по распределению оканчивающих студентов или не в отдел кадров вашего института? Вы знаете этого Кучинского?

- Нет. Но думаю, что академик его знает.

- Кого? Кучинского? Даже в глаза не видел. Но с отцом его немного знаком. На курорте встретились. Жены - те друзья, шьют у одной портнихи. Этого было достаточно, чтобы всем вместе позаботиться о карьере молодого бездельника.

- Почему бездельника? Константин Христофорович пишет... Да вот почитайте.

Набатников пробежал глазами письмо.

- Стандартная форма. Дескать, прошу... если, конечно, можешь... "Способный мальчик. Будет полезен... Заранее благодарю..."

Возвращая письмо, он сокрушенно покачал головой и грустно улыбнулся.

- Эх, Константин Христофорович, друг ты мой дорогой! Стойко выдержал суровую блокаду - и вдруг сдался под напором карьеристов, приспособленцев и черт знает еще кого! Почему я злюсь, добрейший Вячеслав Акимович? Ведь это не первый случай. Академик - человек общительный, к нему многие льнут, как мухи к меду. То дочку нужно перетащить из киевского института в московский, то посодействовать сынку в конкурсных экзаменах, хотя у него в аттестате четыре тройки. Константин противится, зная, что здесь горю не поможешь. Наберет парень подходящее количество очков - примут, нет - так уж извините. Но отказать не в силах, пишет все-таки письмо члену приемной комиссии... Тот знает академика, уважает его громкое имя, и неизвестно, чем там это дело кончается. - Набатников откинул полу у выхода из палатки и, убедившись, что рядом никого нет, спросил: - Можете ли вы, добрейший Вячеслав Акимович, признаться, положа руку на сердце, как вы хотели ответить на письмо?

Пичуев надел очки и покорно склонил голову, как бы заранее соглашаясь с предположениями Набатникова.

- Ответ нехитрый. Я еще в детстве знал Константина Христофоровича. Он был другом моего погибшего отца, начальника шахты. Помните, я вам рассказывал? Очень ценю заботу Константина Христофоровича. Много он сделал для меня и матери.

- Значит, есть привходящие обстоятельства. Но и в любом другом случае никто бы из нас не стал обижать старика. Просит? Значит, надо сделать. А просит не он - Кучинские. Так и просачиваются всюду бездарные дельцы, хитрые, изворотливые. Делать они ничего не умеют, живут нашим благодушием.

Вячеслав Акимович все еще рассеянно вертел в руках письмо.

- Где же выход?

- Для вас очень простой. При встрече с академиком скажете чистосердечно, что из себя представляет его протеже. Вы думаете, Кучинский в первый раз пользуется именами уважаемых людей? Говорил я с отцом, ссылается на жену - это она все устраивает. А сам он - агнец божий. Знать ничего не знает, ведать не ведает. Обещал проследить, благодарил за дружбу. И вот вам результат - новое письмо. А сколько было телефонных звонков, просьб замолвить словечко!

- Неужели нельзя рекомендовать способного человека? Ну, скажем, Журавлихина? Я его хочу взять в лабораторию. Гораздый, Усиков пока еще молоды и не скоро кончат институт, Багрецов уже работает. Как и он, Женя полезен науке. Разве нельзя ему посодействовать, написать письмо?

Набатников весело посмотрел на Пичуева, ласково потрепал по плечу.

- Милый вы мой Вячеслав Акимович. За достойного человека, за талантливого, честного, любящего свой труд, я голову положу. Если нужно, напишу десятки писем в любую комиссию, министру, кому угодно. Писем восторженных, нежных, настойчивых. Позвоню, поеду, поговорю - все, что от меня потребуется. Но, как правило, такому человеку не нужны мои старания. Талантливых людей у нас повсюду ищут, воспитывают их, способности поощряют, труд награждают. Слов нет, бывает, когда достойный человек остается в тени, незамеченным, но это редко. Кому же нужны всякие рекомендации, звонки, протекции? Кучинским? Потому-то мне и кажется, что письма вроде этого, - он взял листок из рук инженера, - надо выпускать газетными, миллионными тиражами. Пусть народ читает. Кому-нибудь будет стыдно, а другой поостережется. Иногда полезно передать такое письмо в парторганизацию, где состоит на учете автор этой никем не заверенной и чаще всего вредней рекомендации. А главное - заняться просителями, вернее, вымогателями.

- Вы не спите, Вячеслав Акимович? - послышался голос Багрецова. - Пожалуйста, Вадим.

Багрецов вошел, еще издали протягивая Пичуеву томик Маяковского с бумажной бахромой закладок.

- Я отметил всю лирику. То, что просили.

- Хорошо, хорошо. Спасибо. - Пичуев взял книгу и небрежно положил на стол. - Да, Афанасий Гаврилович, вы правы - именно вымогателями.

Он сказал это поспешно, беспокоясь, что лирика, отмеченная Вадимом, будет отмечена и в памяти Афанасия Гавриловича: дескать, с каких это пор инженер заинтересовался стихами? Чем, или, вернее, кем это вызвано?

Но Афанасий Гаврилович обладал достаточным тактом, а потому охотно вернулся к начатой теме.

- Не торопись, Вадим, - сказал он, видя, что тот нерешительно пятится к выходу. - Садись. Мы как-то с тобой вспоминали Жору Кучинского. Теперь скажи: может ли комсомолец ради личного благополучия в обход существующей государственной практики добиваться приема в вуз или выгодного назначения путем всяких рекомендательных писем, вовлекать в это дело уважаемых знакомых и друзей? То есть действовать не прямым, честным, советским путем, а методами давно отжившего чиновничества? - Он вынул из кармана серебряный портсигар, достал папиросу. - Ты рассказывал о Бабкине. Мог бы он просить у академиков или влиятельных родственников письмо, чтобы поступить на новую работу?

Вадим даже привскочил.

- Кто? Тимофей? Никогда в жизни.

- Возможно, твой друг Журавлихин уже запасается рекомендательными письмами? Пора бы.

- Я понимаю шутки, Афанасий Гаврилович.

Профессор встал, огромный, тяжелый, он ходил вдоль скамейки, ему было тесно и душно. Папироса отсырела, плохо курилась, оно шумом втягивал в себя дым, и во рту, будто искра от папиросы, поблескивал золотой зуб.

- Тогда, наверное, ты сам поступал в институт по протекции? - спрашивал Набатников. - Мама, научный работник, просила за тебя? Или, признайтесь, Вячеслав Акимович, как поступали к вам работники лаборатории? По запискам и звонкам? Например, лаборантка... Как ее? У нее такая веселая фамилия. Вы помните ее, Вадим? - он посмотрел на него в упор.

Пичуев был отомщен за лирику. Ну-ка, отвечай! Но сердце влюбленного мягкое, как вата, оно всепрощающе, и Вячеслав Акимович сам ответил за Багрецова:

- Колокольчикова. Пришла ко мне с запиской.

- Ага, с запиской! - Набатников комично потер руки. - Запомни, Вадим.

- В запечатанном конверте из нашего отдела кадров, - продолжал Пичуев. - Всеми уважаемая старушка, Клавдия Ивановна, сотрудница отдела, писала мне: так, мол, и так, направляю к вам лаборантку Колокольчикову, поговорите с ней, может, подойдет, но молода слишком да улыбчива; решайте сами. В общем, не советовала. А я все-таки оставил ее на испытательный срок. Выдержала, теперь не раскаиваюсь. Мне нравится ее самостоятельность.

- Великолепное качество. - Набатников поискал пепельницу, не нашел ее и выкинул потухшую папиросу из палатки. - Но странная история: почему-то некоторые молодые граждане, вроде Кучинского, быстро теряют эту самостоятельность. В детстве, когда мама подсаживала его в трамвай, малый кричал: "Я сам, я сам!" - отбивался руками и ногами. Но вот стал взрослым - переменился. Мама и папа его все время подсаживают - то в вуз, то на видное место, - а он уже не кричит "я сам, я сам", хотя каждого настоящего парня возмутила бы эта помощь. До каких же пор можно быть ребенком? Правда, такие мальчики иной раз и показывают свою самостоятельность, но не там, где следует. Мне жаловался один приятель, работает на заводе начальником цеха. Получен срочный заказ, что-то не ладится, настроение аховое. "Прихожу, говорит, утром с ночной смены, измотанный, измочаленный. А за мной следом сынок родной ползет. Ему тоже нелегко: товарищи по курсу вечеринку устроили, перегрузился. Вот уж поистине радостная встреча!" - Набатников говорил зло, чувствовалось, что это его волновало, мучило. - У моего соседа по дому, инженера-экономиста, сынок-студент получил на комсомольском собрании строгий выговор за порчу книг в читальном зале. Не хотелось делать выписки, вырывал страницы. Еще один мой знакомец - помню, зачеты у него принимал - был известен всему курсу как попрошайка, брал взаймы и никогда не отдавал. А мальчик обеспеченный, дома ему ни в чем не отказывали. Я знал студентку: хорошо училась, а в свободные минуты сплетничала, писала родителям своих однокурсников анонимные письма. Да мало ли примеров такой "самостоятельности"!

Кое-что вспомнил и Вячеслав Акимович - сам был студентом и, кстати говоря, не так уж давно. Тогда он многого не замечал. Да, конечно, темные пятнышки были, без них нельзя. Но скидка на молодость, то, другое, третье, и душа обретала спасительный покой. Лишь теперь он понял, почему так взволнован Набатников. С годами, как говорят врачи, появляется "старческая дальнозоркость". Начинаешь видеть далеко - и в прошлом и в будущем. И если раньше от тебя ускользали какие-то детали - юность чаще всего близорука, - то теперь они видны, ясные, отчетливые. Посмотришь назад - кочки, рытвины, овраги, в молодости ты их не замечал, а сейчас видишь и те, что пересекают дорогу впереди.

И еще одно понял Пичуев: надо страстно и глубоко любить молодежь, чтобы радоваться и болеть за нее, как Набатников. Он строг и ничего им не прощает. Может, такая и должна быть любовь?

"Да!" -

ответил бы Вадим, человек, которого это касалось непосредственно. Он на себе почувствовал силу этой любви, требовательной и умной. Лишь такую можно оценить по-настоящему.
 

* * * * * * * * * *

После того как Набатников весьма лаконично определил поведение Медоварова в палатке медпункта, Толь Толич всем своим видом выражал обиженную покорность. Хотел было послать жалобу директору института, но побоялся - зачем ссориться с таким солидным товарищем, как Набатников, - стал заискивать перед ним, постоянно справлялся о здоровье его супруги, которая сейчас лечится в клинике (Толь Толичу все было известно), узнавал, нет ли писем от дочки, как чувствует себя зять-агроном и каковы, по его мнению, виды на урожай. Толь Толичу на все это было в высшей степени наплевать. Но как же иначе расположить к себе начальство?

Конечно, во всем была виновата летчица, проклятая девчонка. Впрочем, ничего особенного не случилось. Кто посмеет обвинить Толь Толича, что он не заметил какую-то коробку, оставленную техником на площадке! Помощник начальника экспедиции не приставлен следить за всяким мусором. Короче говоря, Толь Толич считал эту неприятную историю законченной, отделавшись, как он признавался самому себе, только "легким испугом", что бывало с ним не однажды.

Но успокоился он преждевременно. Накануне того дня, когда должен был произойти взрыв, уже к вечеру, прибыла комиссия Академии наук. Начальник экспедиции рассказал им о проделанной работе, показал, где и как расставлена специальная аппаратура, познакомил академиков с руководителями исследовательских групп, вместе с ним наметил план дополнительных испытаний, затем вызвал Медоварова.

- Попрошу вас, Анатолий Анатольевич, проводить гостей на ночлег. - Набатников говорил, не поднимая головы от бумаг. - Потом зайдете ко мне.

По тону, каким это было сказано, Толь Толич почувствовал неладное. Может быть, академики остались недовольны тем, что Набатников плохо подготовил испытания? Нет, это маловероятно.. Как будто у него все в порядке. Да и сам Медоваров потрудился на славу, ночей недосыпал, следил за каждой мелочью. Здесь что-то другое.

Выполнив приказание начальника, как всегда рассыпаясь в любезностях перед именитыми гостями, Толь Толич трижды пожелал им доброй ночи и заспешил обратно.

Палатка Набатникова находилась в стороне от других. Ее поставили среди деревьев на склоне горы. Освещенная изнутри, она казалась громадным куском янтаря.

Однако Медоварову сейчас не до поэтических сравнений. Ноги не слушаются, ноют, к горлу поднимается холодная тошнота. Разговор будет не из приятных.

- Располагайтесь. - Начальник выжидательно смотрел на Медоварова, пока тот неловко двигал стул поближе к столу. - Я просил вас дать объяснение по поводу командировки Багрецова.

"Пронесло!" - облегченно вздохнув, подумал Толь Толич.

У него были уже готовы все оправдательные документы; кое-какие из них пришлось оформлять задним числом, но сделал он это тонко, ни один эксперт не подкопается. К тому же Медоваров зачислил радиста в штаты экспедиции гораздо раньше, чем удались испытания его аппаратов.

- Извольте! - Пожимая плечами, как бы говоря этим, что прощает капризы своего начальника, Медоваров вытащил из портфеля документы. - При сем объяснительная записка. Что поделаешь, Афанасий Гаврилович, приходится оправдываться. Молодые кадры заедаю. Грубая недооценка изобретательской мысли. Все можно пришить... Врагов и завистников у нас с вами, Афанасий Гаврилович, немало.

- Хватает, - просматривая документы, согласился Набатников. - Как и у всех честных людей.

Медоваров расцвел, чувствуя в словах начальника если не явное благожелательство, то по крайней мере уважительное отношение. Главное - в честности его товарищ Набатников не сомневается. Да и какие могут быть сомнения, если Толь Толич считал себя человеком чуть ли не хрустальной чистоты.

- Да, кстати, о честности, - Набатников отложил в сторону бумаги. - Хорошо ли вы поступили с Багрецовым?

- Вы же видите? - Толь Толич внушительным жестом указал на документы. - Разве этого не достаточно?.. Командировка выписана. Командировочные выплачены сполна, - наступал он, постепенно наглея, потому что верил в силу своих бумаг. - Что еще нужно от меня?

- Честности.

Набатников сказал это спокойно и холодно. В глазах светилась мудрая простота и твердая убежденность, что за его спиной стоит коллектив, общество, от имени которого он сейчас говорит с Медоваровым.

- Удивляюсь я вам, - обиженно оправдывался Толь Толич. - Из-за какого-то мальчишки покоя не даете. Ну, каюсь, виноват. Позабыл оформить, недоучел, недооценил. Подумаешь, преступление! Я двадцать лет на руководящей работе, заслуги имею, орден, благодарности в приказах. Работал заместителем у самого Степана Антоновича, никогда он мою честность не брал под сомнение.

- Верю. Она у вас была.

Медоваров снисходительно хихикнул.

- Шутить изволите, товарищ начальник. По склонности характера. Да я и сам посмеяться люблю. Вы не сердитесь, Афанасий Гаврилович, насчет вашего брата, ученых, много ходит анекдотов. Будто живут они одной наукой, а жизни настоящей не знают. Да взять хотя бы вас, Афанасий Гаврилович. Была у вас спокойная жизнь, тихая лаборатория, почет и уважение. Вдруг назначают вас начальником экспедиции: подписывать приказы да ведомости, всякие дрязги разбирать. Мы, хозяйственники, к этому делу привычны, толстокожие. Нас слезами не проймешь, мы людей насквозь видим. Жалобам тоже не очень верим. А вы никак не можете забыть историю с Багрецовым...

- Думаю, что и вы ее не забудете, - жестко оборвал его излияния Набатников. - А теперь к делу. Почему вы оставили радиостанцию на площадке?

Толь Толич терпеливо, как маленькому ребенку, объяснил:

- По самой простой причине, Афанасий Гаврилович: радиостанции я не заметил. Проглядел... Но, простите, - он предупредительно поднял палец, - это бесхозное имущество, и я не обязан... Даже халатности здесь нет. Отнюдь.

Набатников строго сдвинул брови.

- Вы хорошо изучили список должностных проступков. Вашего среди них нет. Он называется иначе.

- Недостаточным вниманием? - угодливо подсказал Толь Толич.

- Нет. Подлостью.

Медоваров горделиво приподнялся.

- Надеюсь, что этим закончится наш разговор? Он мне непривычен.

- Ничего, привыкнете. Правду в глаза далеко не каждый вам говорит. Лучше подписать приказ о переводе на другую работу, что и сделал ваш благодетель Степан Антонович. Садитесь.

- Я ухожу. - Выпятив живот, Медоваров направился к выходу. - У меня тоже есть человеческое достоинство.

- Так вот, если оно есть, сядьте и выслушайте, почему ваш поступок назван подлым. Я отвечаю за свои слова.

Суровая прямота Набатникова заставила Толь Толича поколебаться. За что такие нападки? Странно! Ничего особенно предосудительного за ним не числится. Ну что ж, послушаем.

Он небрежно опустился в плетеное кресло.

- Подчиняюсь дисциплине. Вы пока еще мой начальник.

- Это мне известно. А потому требую правдивого и точного изложения фактов.

- Извините, Афанасий Гаврилович, но я же не на суде.

- Вы считаете, что правду нужно говорить только суду? Оригинальная мысль! Итак, вы утверждаете, что никакой радиостанции на площадке не видели?

Медоваров криво усмехнулся. Опять он за свое. Следователь из Набатникова не получится, как бы он ни старался. Наивный вопрос. Толь Толич прекрасно помнит, что когда он обнаружил радиостанцию, то поблизости никого не было. Ерунда, старается запугать, прижать к стенке. Не на такого напал, золотко!

- Знаете ли, Афанасий Гаврилович, - вздохнул он, - давайте покончим с этим делом, и отпустите меня спать. Еще и еще раз повторяю: не видел я никакой радиостанции.

- Хорошо, - глухо проговорил Набатников и протянул Толь Толичу письмо. - Возможно, оно вам что-нибудь напомнит?

Письмо было адресовано Пичуеву.

"Уважаемый Вячеслав Акимович!

Надя шлет Вам подробный отчет о наших наблюдениях. Первая проба прошла удачно. Четкость и контрастность хорошие. У меня к вам личная просьба. Очень беспокоюсь за судьбу радиста экспедиции Багрецова Вадима Сергеевича. Это мой друг, и с ним обязательно что-нибудь случается. Двенадцатого числа, перед самым взрывом, телеобъектив показывал подножие скалы. Там стояли ящики; когда их убрали, я увидел радиостанцию Багрецова. Мы ее начинали делать вместе, и я ее сразу узнал. Потом я ничего не понял: какой-то человек в белой гимнастерке потрогал антенну, подвинул батареи и ушел. Вскоре за радиостанцией прыгнула парашютистка. Зачем это было нужно? Разве не мог взять ее тот человек, который руководил погрузкой ящиков? Он же знал, что возле скалы оставалась радиостанция. Все это меня очень беспокоит. Что случилось с Багрецовым? Почему он не пришел за своим аппаратом до взрыва? Не был ли он где-нибудь поблизости? Боюсь предполагать самое худшее. Прошу телеграфировать и извинить меня за эту настойчивую просьбу. Но дружба есть дружба, и от нее никуда не денешься.

Простите еще раз...

Т. Бабкин".

Передавая письмо Набатникову, Толь Толич притворно вздохнул. Он обладал редкой выдержкой и умением находить выход из самых опасных положений.

- Вот именно, - сказал он с грустной улыбкой. - Дружба есть дружба. Ради нее чего не сделаешь! Ну, да я их не виню. Заблуждение молодости... А работка, конечно, липовая.

- Что значит - липовая? О чем вы говорите?

- А то и говорю, что этой филькиной грамоте грош цена. Разве дружку можно верить?

Набатников растерялся. На что уж сильный характер, недюжинный исследовательский ум, знание людей - все это оказалось сейчас ненужным. Все потускнело, попятилось куда-то на задний план, изумленно и неловко уступая дорогу наглому бесстыдству. Никогда бы не пришло в голову Набатникову, что у молодых ребят, хороших, или не очень хороших, вдруг появился нелепый, отвратительный сговор. Но чем чудовищнее, чем грязнее предположение, тем труднее его опровергнуть. Здесь уже вступает в силу гнев. Трудно сдержаться, когда грязно и подло из-за угла оскорбляют твою совесть, твою веру в людей. Но гнев, как известно, плохой советчик.

Стиснув зубы, боясь проронить злое слово, Набатников сунул руку в карман, чтобы не выдать ярости лишним движением, и почти спокойно проговорил:

- Я могу показать письмо лаборантки Колокольчиковой. Как и первое, оно доставлено самолетом, с которым прибыла комиссия. Колокольчикова тоже видела вас на экране и недоумевает: почему вы оставили радиостанцию?

- Это ей почудилось. Да все они там заодно.

- Заговор против товарища Медоварова? Так я понимаю?

- Как вам будет угодно. Свидетели у телевизоров. Смешно.

Толь Толич храбрился. Ему было не до смеха, особенно после того, как Набатников предъявил ему еще несколько писем и телеграмм. Предполагаемая телевизионная передача заинтересовала не только специалистов из Академии наук, отраслевых институтов и телецентров. В радиоклубах нашлись любители, которые построили новые телевизоры, позволяющие принимать опытные передачи, отраженные от летающего зеркала. Эти радиолюбители регулярно сообщали в Москву свои наблюдения. И вот после пробной передачи с места взрыва в телецентр прибыли очередные сводки. Большинство из них получено по телеграфу или авиапочтой.

Такая срочность объяснялась недоумением радиозрителей, принимавших последнюю передачу. Все они отмечали прекрасную четкость изображения, мирились с однообразной картиной, которую в течение целого часа им пришлось наблюдать на экране. Ничего интересного: таскали ящики, грузили их на машину, а потом после долгого перерыва показали обыкновенный взрыв. Передача была пробная, техническая проверка, и потому к ее содержанию претензии не предъявлялись. Показывают же перед началом программы испытательную таблицу. Однако техника техникой, а характер наших людей таков, что не могут они оторвать ее от условий повседневной жизни. Так получилось и на этот раз. Опытную передачу смотрели ученые, инженеры и несколько радиолюбителей, один из них - вагоновожатый, другой - счетовод, водопроводчик, шахтер, студент. Все они видели человека в белой гимнастерке, аппарат с антенной, а потом парашютистку, которая с трудом до него доползла. "Разъясните, пожалуйста, - писал по этому поводу молодой шахтер. - Неужели в работе научной экспедиции может быть такая неорганизованность? Почему распорядитель (в белой рубашке, с усами) погрузил пустые ящики и оставил аппарат? Шляпа он, и больше ничего".

"Наблюдал за пробным взрывом. Высылаю сейсмограмму. Возмущен странным поступком вашего помощника. Подробности письмом".

Эту телеграмму послал старый ученый, работающий в одном институте с Набатниковым.

Для Медоварова последняя телеграмма оказалась наиболее убедительной. Он хорошо знал ее автора. Доктор наук, персональная машина. Вопрос исчерпан, оправдываться глупо. Надо признать ошибку, чистосердечно раскаяться, пустить слезу. "Всегда прощали, - вспоминал он разные свои прегрешения, рассеянно перебирая письма в руках. - Дело-то, по существу, пустяковое, но общественность вмешалась. Могут чего-нибудь пришить насчет моральных качеств. Состряпают дельце, чертовы изобретатели. Опять на них засыпался".

- Афанасий Гаврилович, мы с вами люди уже немолодые, - печально, с дрожью в голосе начал Толь Толич, - кое-что видели на своем веку. Опыт есть. А все-таки ошибаемся. Вот и у меня получился, так сказать, прокол... Наскочил на гвоздь и не заметил. - Он, как бы обжегшись, бросил письмо на стол. - Технику недооценивал... Недоучел, так сказать, ее бурного развития... Кто ж его знал, что за мной следят по телевизору.

- Ошибаетесь, товарищ Медоваров. - Набатников встал во весь рост. - Следят, но без всяких телевизоров, - это случайность... Внимательно следят и за вами и за мной, за каждым советским человеком дружеские или ненавидящие, злые глаза. Смотрят они на нас со всех концов мира, оценивают каждый шаг. Радуются или злорадствуют, но не могут быть равнодушными. Вот почему и мы не остаемся равнодушными пусть даже к мелким проступкам наших товарищей. Это как трещинки в нашем великом здании. А строим мы его на века... Он наклонился к столу, молча собрал письма, затем, подняв голову, сказал: - Вы свободны.

Медоваров поежился. Ему не понравилась то ли случайная, то ли намеренная взаимосвязь в словах Набатникова. Говорил насчет строительства, а потом сразу: "Вы свободны". Это как же понимать?

- Может, мне подать заявление? - решил уточнить Толь Толич. - По собственному желанию?

- Нет, зачем же! По их желанию. - Набатников протянул ему пачку писем и телеграмм.

 

|===> файл_1 ===> файл_2 ===> файл_3 ===> файл_4 ===> файл_5 ===>|