Иcпытaниe

Голосов пока нет

Cтapшинa oтнял oт глaз бинoкль и c тoнoм бeзнaдeжнocти cкaзaл:

- He дoгнaть...

Kaтep, выбpocив из вoды нoc, кaк coбaкa , плывyщaя зa yткoй, мчaлcя впepeд, coдpoгaяcь , cлoвнo oт нeтepпeнья. cтapшинa c тpyдoм дepжaлcя нa paccтaвлeнныx нoгax. Ho дичь yxoдилa...

 

B бинoкль мoжнo былo яcнo paзглядeть кopмy кpoшeчнoй мoтopнoй яxты и дaжe бypyн oт винтa. Cилyэт cyднo нe yмeньшaлcя. Haoбopoт, кopмa oщyтимo выpacтaлa. Paccтoяниe дo яxты явнo coкpaщaлocь. Ho чтo тoлкy! Чepeз дecять минyт oн выйдeт из двeнaдцaтимильнoй зoны, a зa ee пpeдeлaми xвaтaть нeпpoшeнныx визитepoв, пo пpaвилaм, нeльзя.

- Oпять yдpaл... - paзoчapoвaннo пpoтянyл pyлeвoй. Для пoгpaничникoв нapyшитeль вceгдa "oн".

- Этo нaвepнякa гoнoчнaя яxтa, - peшил cтapшинa. - Haш "Cмeльчaк" xoдит лyчшe, нo paзницa в cкopocтяx нeдocтaтoчнo вeликa. Bдoгoн взять тyднo.

- Пoдкapayлить бы! - мeчтaтeльнo cкaзaл пyлeмeтчик Oвcянникoв, бывaлый бoeц, xoтя и нoвичoк нa флoтe.

- Ocтopoжный... - вздoxнyл cтapшинa. Bиднo, чтo и y нeгo былo этo зaтaeннoe жeлaниe. - Чyть зaвидит кaтep, cpaзy xвocт квepxy.

- A нaxaльный, - тpяxнyл лeнтaми бeкoзыpки pyлeвoй. - Ecли нa oткpытoй вoдe, cpaзy нe бeжит, a пoдпycкaeт нeмнoгo. Знaeт cвoю диcтaнцию.

- Apифмeтикa, - пoяcнил aвтopитeтнo cтapшинa, - пpocтoй pacчeт. Taблицa yмнoжeния... Hy, лaднo, вepтaй oбpaтнo! Bce.

Яxтa выcкoчилa из зaпpeтнoй зoны, cбaвилa чyть-чyть xoд, взялa нa тpи pyмбa впpaвo и пoплылa нaиcкocь, вce дaльшe oт тyмaннoгo бepeгa.

Kaтep paзвepнyлcя и пoшeл дoмoй. Cтapшинa Epeмeнкo нe cкpывaл cвoeй дocaды. Пoмимo вcex oгopчeний, пpeдcтoял eщe paзгoвop c лeйтeнaнтoм Kopaбeльникoвaм, кoтopoмy, кaк никaк, a нaдo дoклaдывaть o peзyльтaтax пoгoни. И xoтя Epeмeнкo ни в чeм нe винoвaт, paпopтoвaть o тoм, чтo нapyшитeль yшeл, былo нe oчeнь-тo пpиятнo.

Странное суденышко, тащивщееся вдоль берега, отвлекло старшину от мрачных мыслей. Сначала Еременко с уважением посмотрел на красивую обтекаемую форму судна с каким-то особенно фасонистыми обводами, но затем сплюнул и рассмеялся. За кормой этого судна, будто специально предназначенного для побития рекорда скорости, болтался, купаясь нижним концом в воде, обыкновенный подвесной мотор-весло.

Несоответствие внешней формы cудна с его ходом так бросалось в глаза, что даже "сухопутный" Овсянников удивленно таращил глаза и наконец, не выдержав, спросил:

- Это что за посудина?

- Шут его знает! Шаланда какая-то, - ответил веселый рулевой. - Строили для гонок, да маленько просчитались. Арифметики подвела! Таблица умножения: мотором ошиблись...

И он посмотрел на носовую часть "Смельчака", где, заняв почти три четверти катера, распластался его мощный мотор.

- Вот такую штуку туда нужно поставить! Тогда можно идти вдогон...

- Может, так просто перегоняют один корпус, сказал старшина. - Мотор будут ставить после...

* * *

Лейтенант Корабельников стоял на берегу. Молча выслушав доклад Еременко, он отпустил людей.

- Видели? - сказал лейтенант, обращаясь к плотному низенькому человеку с сером костюме и, видимо, продолжая разговор. - Что я вам говорил! Хотя бы вы помогли нам. А то стоите на вашей испытательной станции каких-то уродов. Вот на днях я видел: идет судно с большим носом, спереди посмотреть - думаешь, не знай что такое, а сзади почти ничего нет, как фитюлька какая-то. Один нос плывет. Насмех просто...

- У нас их штук пять таких "носов" ходит - разной формы, - усмехнулся его собеседник. - Изучаем, какой нос лучше. На них приборы поставлены. Давление воды при разных скоростях измеряют, фотографируют, как вода разрезается. Знаете, теоретические расчеты - одно, а решающее слово все-таки за практическими испытаниями.

Корабельников хотел что-то возразить, но в это время увидел медленно тянувшееся странное судно, которое незадолго до этого повстречал "Смельчак". "Шаланда" шла вдоль берега, мотор-весло отчаянно бурил воду своим винтом, но результат его работы был самый ничтожный.

-Это - тоже ваше? - спросил лейтенант, стараясь вложить в голос побольше ехидства.

- Наша, - невозмутимо подтвердил инженер и, сняв с лысой головы кепку, махнул два раза. С шаланды ответили гудком сирены.

- Тоже испытываете?

- Нет, у этой штуки испытание еще впереди. Не все еще пока готово...

- А что это у нее на корме стоит, в чехле? На пушку похоже?

- Это - секрет...

- Понимаю, - с уважением сказал лейтенант. - Новое оружие. А я и не знал, что вы вооружением тоже занимаетесь.

Инженер ничего не ответил. Корабельников тоже помолчал, а затем возвратился к прежней теме:

- В действиях нарушителя, между прочим, есть своя система. Мы ее подметили. Вот завтра, например, его не будет, ручаюсь, а послезавтра появится непременно, готов держать пари.

- Когда, вы говорите, его надо ждать? - заинтересовался вдруг инженер. - Послезавтра?

- Да, есть некоторые основания так думать...

- Гм, послезавтра... На послезавтра у нас назначены очень важные испытания. Любопытно!... Знаете что? Будем вместе ловить этого настойчивого любознайку. Он меня интересует теперь не меньше, чем вас.

-По рукам! -лейтенант протянул широкую ладонь инженеру.

Инженер, простившись с лейтенантом, отправился к себе, несколько озабоченный.

* * *

...Застегивая на ходу плащ, Корабельников спешил к пристани. Только что сообщили, что таинственный нарушитель, как и предугадал лейтенант, снова появился в запретной зоне и, по обыкновению, словно что-то поджидая, крейсировал вдали от берега.

У пристани покачивался в полной готовности "Смельчак" со всей командой.

На деревянных мостках, непринужденно беседуя со старшиной, стоял и инженер Смородинов в своем обычном сером костюме и белых туфлях.

- Ну где же ваша помощь? - с укором обратился к нему лейтенант, наспех поздоровавшись.

- А вот... Давно готово.

Корабельников взглянул в ту сторону, куда показывал инженер, и... едва удержался, чтобы не выругаться.

Привязанная обрывком каната, у другого конца пристани лениво колыхалась та самая шаланда с подвесным моторчиком, над которой так издевались пограничники.

"Что он смеется, что ли?" - подумал лейтенант.

Но странно было бы шутить такими вещами и в такой момент.

- Прошу, - серьезно сказаил инженер, делая рукой приглашающий жест.

Лейтенант все еще колебался.

- Поспешите, - кивнул в сторону моря Смородинов. - А то опять уйдет...

Лейтенант пожал плечами, по, подумав еще несколько секунд, принял решение.

- Садись в шаладу, - скомандовал он команде "Смельчака".

Дело принимало интересный оборот, с какой стороны на него не взглянуть.

Теперь настала очередь команды "Смельчака" удивляться, но так как своим подчиненным специального времени для этого Корабельников не оставил, то они удивлялись на ходу, петаскивая в шаланду тяжелый пулемет и его треногу с катера.

- Все сели? - спросил инженер и, как командир этого странного судно, дал сигнал к отплытию.

Рулевой, он же моторист, дернул рукоятку маховика, мотор взревел, и... шаланда медленно, как опоенная лошадь, затрусила от пристани.

- Помчались! - заметил веселый рулевой со "Смельчака", сидевший с автоматом в руках на положении пассажира.

Корабельников смотрел в подзорную трубу. На горизонте непродвижно вырисовавалась гоночная яхта. Оттуда же , конечно, следили за берегом и, наверное, ждали, когда пограничный катер выйдет в море, чтобы начать гонку.

Инженер скомандовал что-то, и два человека из команды судна бросились снимать чехол с похожей на пушку установки, что стояла на корме.

- Вот это - другое дело, - поощрил их действия рулевой "Смельчака", наслаждавшийся положением зрителя. - Снаряд он, брат, догонит кого хочешь.

Но то, что обнажилось из-под чехла, напоминало пушку только отчасти. Были и существенные отличия. Прежде всего отсутствовал замок. Вместо него в казенной части виднелась тонкая решетчатая заслонка. Не было накатника и многих других приспособлений, которые глаз привык видеть у обыкновенной пушки.

"Может быть, это особая пушка - без отдачи?"- подумал Корабельников, читавший в какои-то журнале, что такие пушки проектируются. Если взять сквозной ствол, зарадить его снарядом, а тыльную часть забить пыжом, то при выстреле снаряд и пыж полетят в разные стороны, и отдачи не будет. "Как бы из этого толстого конца не полетело что-нибудь в физиономию, - подумал лейтенант, - с такими испытаниями еще людей покалечишь. В теории, как гоаворит инженер, - одно, а на практике-то может оказаться совсем другое".

Но прежде чем он успел что-либо предпринять, Смородинов подал очередную команду.

Рулевой, выключив моторчик, навалился на рукоять весла и перенес его вместе с винтом внутрь шаланды; вслед за тем, точно спасаясь от чего-то, перебежал на середину судна, где встал к запасному штурвалу.

Инженер двинул правой рукой рычаг - и из "пушки", обращенной сейчас стволом к берегу, вырвались клубы розового дыма и короткий сноп пламени. За первым выстрелом последовал второй, третий... "Выстрелы" сливались в сплошной грохот.

В то же время все, стоявшие в шаланде, полетели на деревянную решетку, устилавшую ее дно. Судно рванулось и понеслось вперед, выходя постепенно из воды. Вот оно уже мчалось, почти не касаясь волы, точно по воздуху.

Пока все поднималисть на ноги и рассаживались по местам, помошники инженера, больше привыкшие к разным неожиданностям, поэтому быстрее пришедшие в себя, направлялись к продолговатым ящикам, приделанным к бортам шаланды. Вставив в квадратные гнезда большие ручки, они стали их крутить, и из бортов судна стали выдвигаться наружу короткие крылья, похожие на плавники летучей рыбы.

Судно прибавило еще ходу и летело теперь, как камень, врошенный вдоль воды, то касаясь ее поверхности, то проскакивая кусок пути по воздуху.

Расстояние до яхты, пустившейся изо всех сил на утек, быстро сокращалось.

- Вот это, я понимаю, арифметика, - с восхищением сказал рулевой "Смельчака", повесив автомат на шею и вцепившись руками в ручки вдоль бортов судна. - Ну, брат Овсянников, сегодня будет у тебя работа!

На яхте, которая быстро приближалась, засуетились. Высокий человек, стоявший на возвышении, отчаянно жестикулировал сжатым кулаком.

Все было напрасно! Как щука стремглав бросается на зазевавшегося карася, так шаланда затяжным рывком догоняля гоночную яхту.

После первой же предупредительной очереди яхта сбавила ход и прекратила бесполезную гонку.

По команде Корабельникова, люди на яхте - их было пятеро - подняли руки.

Шаланда подходила не торопясь, пофыркивая подвесным моторчиком. Пушка уже снова была укрыта под чехлом.

Лейтенант со своими людьми перешел на борт яхты, которая тут же, без особых проволочек, направилась к берегу.

Шаланда же с невозмутимым инженером продолжала не спеша баламутить воду своим подвесным веслом - мотором.

* * *

Лейтенант Корабельников и инженер Смородинов сидели на камне. Заходящее солнце утонуло в водной глади, только далекий срез виднелся за горизонтом. Морская гладь была пустынна..

- Ну, больше "он" не появится, -промолвил лейтенант. - Да, кстати: вы говорили, что сегодня у вас предполагалось какое-то важное испытание... Оно так и не состоялось?

- Наоборот! И вы даже приняли в нем участие...

- Как так?

- Сегодняшняя погоня за "яхтсменами" была первым испытанием нашего нового двигателя.

- Ах, эта странная пушка... Но что это такое?

- Это реактивный двигатель. Реактивные двигатели довольно широко применяются теперь в авиации. Ну, а мы решили попробовать поставить такой мотор на катер.

- В чем же заключается принцип его действия?

- Это очень простая вещь. В камере сгорания двигателя происходят взрывы горючей смеси, газы с большой силой вылетают из ствола, а сила отдачи толкает катер вперед.

- Значит, эта "пушка" все-таки с отдачей?

- Разумеется. В этом-то все и дело. Решетка, которую вы, может быть, заметили в задней части ствола, закрывается в момент взрыва смеси и открывается, чтобы засосать воздух для новой вспышки. Взрывы следуют так часто один за другим, что толчки от них сливаются как бы в общий порыв вперед. Конечно, это в теории так просто, а на практике приходится преодолевать разные затруднения. Вот и первое испытание выявило некоторые недостатки. Но в общем мы считаем его удачным.

- Для меня, во всяком случае, - засмеялся лейтенант. - "Яхтсменов", как вы их называете, сцапали так быстро, что они не успели даже опомниться.

- Что же привлекало их в наши воды? Вы их уже допрашивали?

- Представте себе, ваша испытательная станция! На яхте, на особом возвышении, у них установлен целый телескоп с кинокамерой. Они заходили в запретную зону с самого края и наблюдали. Особенно они интересовались каким-то вашим новым катером "Метеор". Есть у вас такой?

- Это и есть та самая шаланда, как вы ее называете, на которой вы сегодня плавали.

- Вот оно что... Теперь все ясно! На первом допросе они сказали, что сфотографировали всю сцену погони. Но объясняли, что это им будто бы нужно для какой-то трюковой киносъемки.

- Очень любопытно, - сказал инженер. Затем, как человек, осененный вдруг какой-то идеей, добавил: - Вы можете передать нам эту пленку?

- Пожалуйcта! Зачем она вам?

- Видите ли, всякое испытание, поставленное серьезно, мы обычно сопровождаем фотографированием. На этот раз нам не удалось этого сделать, так как испытание было произведено несколько экспромптом... Как раз фотографий нам и недоставало для полного отчета о первом испытании катера "Метеорa". А тут и снимки, оказывается, есть... Теперь мы можем считать, что сегодняшнее испытание прошло вполне нормально.

 

 

"Знание- Сила",1946 , №6