Суд над Танталусом. Часть 6

Голосов пока нет

 ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ЛОО

1

Молнии сверкали по всему горизонту. Под порывами ветра башня упруго гнулась, а потом, словно маятник, возвращалась в прежнее положение.

- Не сломается, - заметил Варгаш, угадав мысли Гарина. - Ее испытывали ураганом на Земле. Пластилит - самый прочный материал из всех тех, которые пока известны в солнечной системе.

Башня продолжала туго раскачиваться. Горин понимал, что, если бы она не качалась, она давно сломалась бы.

Могучие, как канаты, струи воды били в прозрачные стены обзорной площадки. Гигантские молнии впивались в почву вокруг станции, нигде, однако, не приближаясь к ней ближе чем на километр.

- Ну что ж, - вздохнул Горин, - отводное кольцо действует. Но я, собственно, подумал об обитателях Венеры. Каково им-то во время такого столпотворения?

- Сидят себе в пещерах и слушают сказки, - засмеялся Варгаш. - Ведь они абсолютно непромокаемы. Их шерсть не пробьет никакой дождь. А тавтолоны, наверное, просто счастливы в такую погоду. Квакают себе от радости, как лягушки. Вы забываете, что здешние существа, разумные и неразумные, находятся в обычной, своей, родной им среде.

- Люди каменного века тоже находились в привычной им среде. Однако она не казалась им очень уж уютной. Иначе человек не придумал бы всей этой техники.

- Можно спросить Лоо, - сказал Варгаш, - что ему больше нравится.

- Он редко выходит наружу и почти никогда не делает этого в одиночку, хотя Коробов сказал, чтобы его выпускали в любой момент, когда ему вздумается покинуть станцию. Похоже, он привязался к нам.

- Или ему некуда идти.

- К сожалению, он так мало рассказал о себе! Конечно, двадцать восемь слов - небогатый запас.

- А, вот и наш герой.

При свете молнии оба увидели высокого юношу, покрытого густой шерстью, на коротких ногах с перепонками между пальцами.

Он сделал несколько свободных шагов, но уперся в прозрачную стену. Юноша остановился почти машинально. У него начали уже вырабатываться рефлексы, связанные с передвижением внутри станции.

- Хотел бы я знать, о чем он думает, - заметил Горин. - Может быть, о своих соплеменниках? Куда они исчезли?

Юноша обернулся, сделал шаг назад, схватил Варгаша за руку и, поднимая свободную лапу вверх, выкрикнул:

- Х-р!

- Новое слово? - обрадовался Горин.

- Никак не могу привыкнуть к его манере, - проворчал Варгаш, потирая руку. - Схватит, как клещами...

- У вас блок-универсал был включен? - заволновался Горин.

- Да. Я нажал кнопку, как только он вошел.

- Ну, тогда мы поймали что-то новое.

- Знаете, - Варгаш пожал плечами, - мне иногда кажется, что он знает гораздо больше слов, чем мы думаем. Лоо просто неразговорчив. Ему нужна конкретная обстановка. На отвлеченные темы он беседовать не мастер.

Лоо, услышав свое имя, обернулся.

- Лоо, - отрывисто произнес он, ткнув "Себя в выпуклую грудь.

- Вартш! - добавил он, указывая на Варгаша.

Имя Горина он произносил в два приема: Го-ри!

- И-дем, - сказал он затем довольно отчетливо. Он запомнил это слово. Нгарроба произнес его при первой встрече, когда звал Лоо к землянам.

- Смышленый парнишка, - откликнулся Варгаш.

Дождь тем временем стал ослабевать. Последняя молния с треском развернула свой ослепительный клубок, и вдруг все стихло. Только на горизонте, полыхали зарницы.

- Как здесь все сразу, - покачал головой Варгаш.

- Меня интересует другое: надолго ли? Мы разбросали по планете столько автоматических станций, а настоящей метеослужбы все еще нет.

Небо светлело. На нем появились светло-розовые пятна, а общий фон становился нежно-сиреневым.

- Взгляните, - сказал вдруг Горин, - вон туда.

Плоский берег венерианского озера, голый, лишенный растительности, покрылся мелкими круглыми куполами, словно кожа пупырышками. Купола медленно росли. В ложбине между холмами, где скопилась жидкая грязь, вздувались и лопались большие пузыри, разбрасывая густые брызги. Купола на берегу тоже трескались, но медленно, как нарыв, образуя маленькие кратеры.

- Хочется высунуться в форточку, - простонал Горин.

- К сожалению, нельзя, - Варгаш сочувственно кивнул. - Но звуки включить можно.

Он тронул пальцами тумблер.

Тотчас же в пространство под куполом ворвались звуки планеты. Горину даже показалось, что он ощущает дыхание ветра на своем лице. Шорох, шелест, журчание скатывающихся последних струек воды. И на этом общем фоне с разных сторон слышалось то умиротворенное, то самодовольно-восторженное: "Хр-р-р...", "Хр-р...", "Хр-р-р..." Точно бесчисленное стадо бегемотов выражало свои чувства.

- А ведь это пузыри, - спохватился Варгаш. - Почва, мать сыра земля, перенасыщенная водой, нахватавшаяся воздуха, изъявляет свое удовольствие.

- Не это ли имел в виду Лоо? Он, наверное, знал, что дождь скоро кончится.

- Патрульным приготовиться к выходу! - раздался голос из репродуктора.

- Пошли, - сказал Варгаш. - Нам в патруль.

- И-дем, - произнес Лоо.

- Ого, он хочет с нами. Возьмем его?

- Ну что ж, не в первый раз.

2

- Сто восьмой луч, сектор шестнадцатый, - сказал Варгаш. - Сплошной лес. - Он ткнул пальцем в карту.

- В лесу они вряд ли прячутся. Коробов считает, что строение их тела более приспособлено к передвижению в воде.

Варгаш промолчал. На его жизни опровергалось столько гипотез, что он взял себе за правило не спешить с выводами. Тем более тут, на Венере.

Он повел вихрелет по сто восьмому лучу.

Внизу простерся широкий залив. Среди бутонов и полураспустившихся цветов гигантской лилии кое-где торчали маленькие головы тавтолонов, иногда из воды высовывалась спина животного, похожая на аэростат. Один тавтолон выбрался на сушу. Широкое книзу и сужающееся кверху тело напоминало отдаленно кувшин. Тавтолон водил по сторонам головой, неправдоподобно маленькой, качающейся на тонкой шее, как бутон на стебле. На вихрелет он не обратил никакого внимания, как, впрочем, и его собратья.

- Привыкли, - заметил Горин. - Как вы считаете, можно, их приручить?

- Томсон из Шестой экспедиции пытался. Тавтолон прокусил ему скафандр.

- Ну, одна попытка ни о чем не говорит. Представляете себе: стада многотонных красоток и наш Лоо на вибролете в качестве пастуха? Ведь рано или поздно придется переменить охотничий образ жизни и его сородичам.

- Надо сначала найти их.

Скоро кончилось озеро с плоскими берегами и окружающими его болотистыми равнинами. Внизу потянулся густой, непроходимый лес.

- Венерианская тайга, - Горин не спускал глаз с макушек деревьев. - Как сплошная ткань.

- Вот наша метка, - сказал Варгаш и показал на длинную розовую полосу в сизо-лиловой чаще. За розовой меткой шел все тот же лес, только, пожалуй, еще более густой.

- Собственно, такие участки можно бы и не осматривать, - заметил Горин. - Не представляю существа, которое могло бы здесь пройти.

Но тут Лоо схватил его за руку и показал вниз.

- Коу, - произнес он возбужденно.

- Коу - значит люди, - встрепенулся Горин.

Варгаш развернул машину.

- Не вижу, - признался Горин. - Может быть, Лоо почудилось?

Варгаш опустил машину еще ниже. Теперь она шла над самыми колючими верхушками.

В чаще появился небольшой просвет. Здесь рухнул растительный гигант и образовал брешь, которую тайга не успела затянуть.

- Коу, - повторил Лоо и показал вниз.

- Подежурим над этой полянкой, - сказал Варгаш. - Включите бинокль!

Тридцатикратный бинокль отбросил на экран отображение близкой, словно отстоящей на вытянутую руку, поверхности планеты. На мягкой почве, усыпанной пожелтевшими колючками и шипами, отпечатался след, напоминающий ступню человека.

- След ребенка!

- Коу, - настойчиво повторил Лоо. - Коу-бу!

- Бу - значит лес. Лесные люди? Он не первый раз произносит эти слова. Может быть, это пигмеи?

След не напоминал широкую ступню Лоо. Взамен растопыренных веером пальцев с перепонками между ними на почве отпечаталась маленькая узкая ступня с прямыми, почти параллельными пальцами. Только один палец торчал резко вбок.

- Возьмите на себя управление, - сказал Варгаш. - А я спущусь. - Он откинул люк в полу и дернул ручку. На тонком, едва различимом глазом тросе сиденье пошло вниз.

- Тут много следов! - послышался его голос в телефон. - И все маленькие.

Некоторое время слышались звуки возни.

- Послушайте, Горин, - снова закричал Варгаш, - я поймал одну за хвост! Не знаю, то это или нет. Тащу, но боюсь, что хвост оторвется.

Варгаш возился довольно долго, потом крикнул:

- Спустите мне что-нибудь, чтобы усыпить ее! Это определенно зверь, и церемониться тут нечего.

Горин спустил по тросу снотворное.

- Чуть не укусила пульверизатор, - незамедлительно сообщил Варгаш. - Но зато хлебнула изрядную дозу. Кажется, готова. Можете тащить.

Горин включил механизм, втягивающий трос. Варгаш держал на коленях странное существо ярко-голубого цвета: лохматое, с голыми черными коленками и локтями, с ушастой головой, черным личиком и голым хвостом с ярким красным помпоном на конце.

Варгаш положил добычу на пол и захлопнул люк.

- Коу, - объяснил Лоо. - Бу.

В тоне его голоса чувствовалось презрение.

- Ветвь, не получившая развития, - сказал Горин. - Чего-то ей не хватало.

- Умения уверенно ходить на задних ногах.

- Ну, в здешней чаще и на четвереньках не пролезешь. Видите, она ползала на коленках и на локтях.

- Могла бы лазать по ветвям.

- А колючки? Ведь это не лес, а проволочное заграждение.

Варгаш вдруг рассмеялся.

- Лоо мог сколько угодно повторять нам свои "коу" и "бу", а мы так и не узнали бы, что он имеет в виду, если бы не поймали эту венерианскую "недообезьяну".

- Да, это маленькое чучело уничтожило целую научную гипотезу. Я полагаю, что версия о лесном племени разумных существ отныне провалилась.

- Не спешите с выводами. Конец сектора. Не возражаете против желтой?

Варгаш выпустил желтую несмываемую краску, а затем поменялся местами с Гориным. Лоо бросил жадный взгляд на клавиатуру управления.

- Ого, кажется, наш друг не прочь вести машину, - улыбнулся Варгаш.

- Вихрелет - опасно. На вибролете можно дать поупражняться. Как-нибудь я с ним займусь, - пообещал Горин. Он взглянул на "недообезьянку", неподвижную, словно набитую ватой.

- Как мы назовем ее?

- Да так и окрестим - Коу-бу. Будет по крайней мере название, взятое прямо с языка венерианцев.

- И неверное в своей основе. Никакой это не человек.

- Так же, как наш орангутанг. Ведь орангутанг тоже значит "лесной человек".

...Вихрелет сел у ворот с тройными шторными дверями. Загнав машину в ангар, разведчики направились к входному тамбуру.

Лоо, подставляя тело под мощные световые струи, тихо урчал. Ему нравилась противомикробная обработка.

3

- Начинаю думать, что медаль Гаусса вам присуждена по чистой ошибке, - заметил Гарги. - Оказывается, вы не умеете считать до двадцати.

Мяч перестал прыгать под куполом спортивного зала.

- Во всем виноваты счетные машины, - объяснил Сун-лин. - Люди скоро забудут, сколько будет дважды два.

- А я утверждаю, что счет был девятнадцать-семнадцать! - запальчиво возразил Нгарроба.

- Ошибка совершена в начале нашего века, - вмешался Лыков. - Отмена судейства в спортивных играх - явно преждевременная мера. Разве можно доверять игрокам самим следить за своими промахами?

- Это сделали для развития чувства объективности, - улыбнулся Гарги. - Но эксперимент, как видите, провалился.

- Начальник! - взревел Нгарроба. - Вы здесь старший. Подтвердите, что я прав.

- Вас разыгрывают, - отмахнулся Коробов. Он работал на снарядах. - Неужели не понимаете? Им не интересно вас просто обыграть. Они хотят еще вывести вас из себя. Это же спорт!

- Обыграть? Меня? - удивился Нгарроба: - Команда, в которой я нахожусь, не проигрывает. Черт с ними, с очками! Начнем сначала.

Игроки стали по местам.

Прежде чем пробили первый мяч, на площадку выбежал Лоо. Вид его говорил, что он собирается принять участие в состязании. Он ничего не понял в происходившем споре, но решил, что Нгарроба нуждается в поддержке.

Нгарроба несколько озадаченно посмотрел на неожиданного союзника.

- Ладно, - сказал Горин. - Пусть играет. Я выйду.

Противная сторона точно подала мяч: он пролетел над самой сеткой, нацеленный в пустое место. Варгаш сделал бросок, словно кидался в воду. Он ухитрился наподдать мяч кончиками пальцев и тут же упал, как кошка, на руки. Нгарроба ждал, когда ему перешлют мяч для завершающего "мертвого" удара. Но тут раздался звук, похожий на выстрел: Лоо держал в руках то, что осталось от мяча.

- Послушай, друг, надо полегче, - сказал Лыков. Он взял из рук Лоо раздавленный мяч и отбросил в сторону. - Гляди! - Он подкинул новый мяч, осторожно поймал, подбросил еще раз и стал наподдавать сложенными ладонями. - Понятно?

Лоо кивнул головой. Он научился этому у "небесных людей". От нетерпения он переступал с ноги на ногу.

Игра возобновилась. Лоо в азарте схватил мяч. При броске он сшиб с ног игрока своей команды. "Мяч лопнул.

- Играть с этим медведем положительно невозможно, - расстроился Гарги. - Надо затребовать с Земли грузовую ракету с запасными волейбольными мячами.

- Раньше чем через три года все равно не пришлют.

Лоо раздавил еще шесть мячей, и Гарги сказал, что на сегодня хватит. К величайшей досаде Нгарробы, его команда оказалась в проигрыше. Лоо виновато жмурил круглые, без век глаза.

- Ладно, - смилостивился Нгарроба, хлопая своего подопечного по волосатой спине. - Не виноват же парень, что он такой сильный.

- А как по-вашему, каким видом спорта ему лучше заниматься? - поинтересовался Коробов.

- Ему - спортом? - воскликнул Гарги.

- Вы забываете, - возразил Коробов, - что для Лоо находиться среди нас все равно, что горному жителю спуститься в долину. Он привык к атмосфере, бедной кислородом, оттого у него такая могучая грудная клетка. Нужны упражнения, сохраняющие подвижность этих "мехов" венерианцев в земных условиях и в искусственной атмосфере станции. Иначе обратный переход к венерианской атмосфере будет представлять для них затруднения. Лоо и сейчас это дается не просто.

- Борьба, - предложил кто-то. - Борьба требует хорошо поставленного дыхания.

- Только кто посмеет с ним бороться? Разве Нгарроба?

- Его нужно научить лучше двигаться, - сказал Гарги, - чтобы он не сшибал игроков.

- Для этого есть два способа: гимнастика и вольные игры.

- Гимнастикой его трудно уговорить заниматься. Остаются игры.

- Ладно, - сказал Гарги. - Пусть играет в волейбол. Я буду заклеивать порванные мячи. Но только, чур, он играет в другой команде. Меня такая глыба может просто раздавить!

Лоо, уловив дружески-восторженный взгляд Гарги, улыбнулся ему. Он раздвинул углы широкого рта и сморщил свой короткий нос.

- Смотрите, - удивился Варгаш. - Можно подумать, что он понял.

4

- Вчера он целый день катался на самодвижущихся дорожках в центральном коридоре. А третьего дня лазал по запасной лестнице на самый верх обзорной башни. Счастливец! Каждый день он открывает что-нибудь новое. Что он вздумал делать сегодня, я не знаю. Ко мне он не заглядывал, - ответил Варгаш на вопрос Горина.

- Коробов поручил начать с ним уроки рисования. Вернее, посмотреть, не умеет ли он изображать что-нибудь на глине или камне. После Нгарробы он больше всего благоволит к нам с вами. А Коробов хочет, чтобы общение с Лоо шло как можно естественнее.

- Попросите дежурного поискать его!

Дежурный включил пульт обзора станции. Лоо нигде не оказалось. В то же время автомат-привратник доложил, что Лоо не выходил в дверь, которой обычно пользовался, покидая станцию.

Дежурный сразу стал озабоченным.

- Не испарился же он! Правда, все опасные помещения на замке. Я полагаю, он не мог проникнуть как-нибудь к шинам высокого напряжения.

- Может быть, он отправился с кем-нибудь?

- Обычно сообщают, если берут Лоо с собой. Отсутствуют два экипажа: вихрелет и "черепаха". Сейчас проверю.

Первым откликнулся вихрелет: о Лоо там ничего не знали. "Черепаха" молчала, автомат, сообщающий каждые десять минут ее координаты, показал ее последнее местонахождение в восточном углу Большого озера. Очевидно, она находилась в погружении. Через несколько минут автомат выбросил буй для передачи очередного сообщения, и "черепаха" поймала вызов станции. На ее борту Лоо тоже не было.

- Послушайте, - спохватился Горин. - А остальные машины на месте?

Дежурный нажал кнопку "ангар" и, оглядев помещение, с изумлением воскликнул:

- Нет вибролета! Самого маленького. Одноместного.

Горин почувствовал угрызение совести.

- Локатор засекает что-нибудь? - поспешно спросил он.

- В зоне чисто. Автомат-передатчик тоже молчит. По-видимому, не включен.

5

Охотники наконец-то убили большую кулу. Все старались съесть как можно больше мяса. Такие удачи в последнее время стали редкостью.

Круглоголовые, судя по всему, вовсе и не думали уходить. Они пригнали с собой целое стадо небесных кулу, ревущих так, что можно оглохнуть. Потом они сделали что-то такое, от чего на голом месте выросли не то деревья, не то скелеты каких-то больших животных. Эти скелеты-деревья двигались, хотя и медленно, и сложили на ровном месте полупрозрачную гору с пещерами, в которых поселились круглоголовые. Все, что им было нужно, круглоголовые доставали из своих небесных кулу, вспоров им брюхо. Пустые кулу, теперь уже явно мертвые, стояли вокруг поселения круглоголовых, словно караулили его. Круглоголовые их не ели. Впрочем, у небесных кулу такая жесткая кожа, а возможно, и мясо, что о них ломаются даже летающие жала.

Охотники, посланные Хц на разведку, вернулись очень напуганные. Небесные кулу сваливались с неба одна за другой, и их огненные хвосты делали самую мягкую почву твердой, как кость. Лоо, ушедший с охотниками, куда-то пропал и с тех пор не появлялся. Хц сразу понял, что круглоголовые возвратились, чтобы отомстить стаду и захватить его места охоты. Места и правда были хорошие: вокруг много открытого пространства и большая вода рядом. Кулу водились тут, как личи в луже. А круглоголовые все шарят вокруг. Они залезают в зверя, похожего на зеленого зума, но только гораздо крупнее, и плавают, ныряют, а когда захотят, выходят на сушу и могут продвигаться даже в самых густых зарослях. А еще они могут летать и гудят во время полета, словно гигантские" жуки. И с каждым днем они забираются все дальше и дальше от своих прозрачных пещер.

Надо уходить и отсюда. Сейчас, пока люди сыты. Хц говорил сегодня на эту тему особенно долго. Он кривлялся по обыкновению и с силой сжимал длинные пальцы, похожие на клешни.

Его слушали молча. Люди устали. Они видели в своем воображении огромных, толстых, жирных кулу, которых они лишились.

Когда Хц закончил, в ответ не раздалось единодушного "ха", к которому он так привык. Просто кое-кто пошевелился, некоторые переступили с ноги на ногу, а Быр, тупой и могучий великан, никогда ни над чем не задумывающийся, равнодушно почесал грудь.

Первый раз Хц ощутил, что его слова не встречают отклика. Он еще раз оглядел всех и от растерянности сам переступил с ноги на ногу.

Слушавшие его поглядывали по сторонам и собирались разойтись.

Хц в отчаянии поднял длинные худые руки.

- Ха! - воскликнул он так патетически, как только мог. Не без ужаса ожидал он, что вот сейчас повернутся в его сторону две-три головы с равнодушным вниманием - и все.

К его удивлению, в ответ раздалось такое дружное "ха", какого он не мог даже вообразить. Хц выпрямился и торжествующе ударил себя в грудь. Но тут он заметил, что все смотрят не на него, а поверх его головы.

Слабое жужжанье, которое он принимал за один из тех звуков, что постоянно раздаются в лесу, усилилось. Он быстро обернулся. Низко над деревьями летел огромный жук, а внутри него, в просвечивающем насквозь теле, виднелся силуэт коу.

Круглоголовые захватили их врасплох! Хц открыл рот, чтобы отдать распоряжение, но замер на месте.

Жук повис в воздухе над поляной. Прозрачные, почти невидимые крылья неутомимо вибрировали, Внутри яйцеподобного туловища, хорошо различимый, сидел Лоо, радостный, счастливый, разинувший в улыбке рот до ушей...

- Лоо! - воскликнул Быр.

- Лоо! - повторили с восхищением другие.

И Хц показалось, что почва под его ногами колеблется.

Никто не смотрел на Хц. Головы на толстых шеях, словно выходящих из покатых плеч, повернулись в сторону Лоо, чудесным образом державшегося в воздухе. Клапаны ноздрей у людей были откинуты, как всегда в минуты крайнего возбуждения. Двое-трое тихо взвизгивали.

Лоо, насладившись произведенным впечатлением, опустился так низко, что до него можно было дотянуться рукой. Люди расступились, жук, который нес в своем теле Лоо, коснулся брюхом бурой, усыпанной обломками ветвей почвы.

Затем с жуком что-то произошло. Его туловище раскололось, верхняя часть разошлась на две половинки, они откинулись и висели по краям. Жужжание прекратилось, стали видны на миг крылья, медленно взмахивающие за спиной, потом они сложились и исчезли.

Лоо встал с сиденья и стоял теперь открытый по пояс. Все окончательно забыли про Хц.

Лоо, к всеобщему удивлению, произнес целую речь.

- Небесные коу, - сказал он и показал в небо. Потом ткнул себя ладонью в грудь и с убеждением добавил: - Небесный Лоо.

- Ха! - воскликнули все в восторге и ужасе.

Никто не сомневался в его словах. Он действительно спустился с неба. Значит, он побывал там, у небесных коу.

- Небесные коу, - повторил Лоо и махнул рукой в сторону, где остались пещеры. Он еще раз отчетливо выговорил: - Небесные коу! - Потом с большим усилием добавил: - Много кулу. Большие кулу. Хорошие пещеры. - Тут он сделал паузу. Потом подумал и решил, что сказал достаточно.

Он махнул еще раз рукой, сел в кресло, сделал небольшое усилие, словно хотел сдвинуться с места. Тотчас же прозрачные створки кабины вибролета захлопнулись, за спиной Лоо развернулись легкие прозрачные крылья, вибролет стал подниматься в воздух. Едва он поднялся до верхушек деревьев, как полетел вниз. Лоо не мог, конечно, понять, что это результат того, что он вдруг увидел Хц и ему захотелось посмотреть на старого вождя вблизи. Аппарат, управляемый биотоками, возникающими в организме при одном появлении желаний, имеет свои неудобства. Инстинктивно, увидя совсем близко поверхность планеты, Лоо мысленно отпрянул, и вибролет тотчас же взмыл кверху.

Хц, видя летящее на него сверху тело, со страху упал на колени, и ладони его коснулись скользкой, упругой, немнущейся травы.

- Ха! - раздался крик ужаса.

Встать на четвереньки на глазах у всех! Хц тотчас же вскочил. Ноги его дрожали. Теперь все смотрели на него, но это было совсем не то внимание, которого он так жаждал. Закон требовал неукоснительного изгнания человека, опустившегося на четвереньки. Сам Хц внушал всегда, что это правило не должно знать исключений. Закон, введенный когда-то для того, чтобы заставить людей резче стряхнуть с себя звериное прошлое, уже давно превратился в обычай, но соблюдался тем более строго.

Пока Хц топтался на месте, машина Лоо продолжала парить низко над поляной. Она жужжала так настойчиво, что люди перевели, наконец, свои взгляды на него. Лоо жестами показал, что Хц может присоединиться к остальным. Лоо сам однажды нарушил закон, правда никто не видел его тогда. Потом он понял, что совершенное им не так уж страшно. Он не хотел подвергать Хц наказанию, которого избежал сам.

Хц сделал неуверенный шаг к людям. Не потому, что он признал право Лоо приказывать. Ему стало страшно остаться одному. Человек не может существовать один. Изгнание означает смерть.

Лоо поднялся над деревьями и медленно полетел. Он даже не оглядывался. И так велик был авторитет прилетевшего с неба Лоо, что люди подчинились. Разрозненной толпой они следовали за Лоо, пробираясь в редких зарослях.

Хц брел позади, склонив узкую голову с низким скошенным лбом, с тупым затылком, покрытым блестящей, местами потертой шерстью.

6

- Вина отчасти на мне, - сказал Горин. - Прошу дать мне возможность найти Лоо.

- Лоо на этой планете - дома, - пожал плечами Лыков. - Особенно беспокоиться нечего.

- Не уверен, - возразил Сун-лин. - Одному тут нелегко. Я думаю, он потому и пришел к нам, что отбился от остальных.

- Опасность еще и в другом, - сказал Нгарроба. - Представьте себе ощущения Лоо. Он летит! Радость дикаря и необузданность желаний могут утянуть его неизвестно куда.

- Или он падает в заросли неподалеку от станции, - мрачно заключил Гарги. - Лоо не владеет своими чувствами, как мы. Вибролет не для первобытных существ.

- Мне кажется, - снова возразил Сун-лин, - что будь на месте Лоо нервный земной человек прошлого века, тот скорее свалился бы. Вибролет последнего образца, как ни парадоксально, лучше всего приспособлен для людей XXI века на Земле и каменного века на Венере. У Лоо замедленные реакции и верные инстинкты. Это то, что нужно. Заменяет наше владение собой.

- И все же это первый его самостоятельный полет со всеми вытекающими отсюда последствиями, - сказал Нгарроба.

- Я повторяю свою просьбу, - напомнил Горин.

- Ну что ж, - сказал Коробов, - было бы жестоко отказывать вам в этом. Но только вы не должны действовать в одиночку.

- Я согласен отправиться в паре с Гориным, - объявил Варгаш.

7

Сверху могло показаться, что в траве запуталась пчела. Брюшко, золотистое, с темными внутренностями, блестело на солнце, тонкие прозрачные крылышки смялись о жесткие стебли.

Но то, что казалось травой, представляло собой гигантские колючие заросли матово-сизого цвета. Пчела же была потерпевшим аварию вибролетом.

- Никак не подберешься, - в сердцах сказал Горин.

Варгаш, работавший следопытом в Службе биологической защиты на Земле, бывавший в разных переделках, не тратил слов на выражение эмоций, он просто пошел в новый круг.

- Видите кольцо? - коротко сообщил он Горину. - В нем шанс.

В тыльной части вибролета, чуть выше того места, откуда выходят крылья, имелось кольцо, соединенное с остовом летательного аппарата. За это кольцо подвешивали вибролет при транспортировке или хранении в ангаре. Сейчас оно от толчка стало почти вертикально, и можно было надеяться зацепиться за него крюком.

"Черепаха", прожигая ход в зарослях, сможет прийти сюда только через неделю. Опуститься человеку тут просто некуда. Отовсюду торчали острые и длинные шипы и колючки. Одного прокола в скафандр достаточно, чтобы в него ринулись полчища микробов. Путешественников окружали как бы тысячи бактериологических шприцев.

- Другого шанса нет. Попытаемся!

Горин достал лесу, из тех, что на Земле применяются для ловли тунцов, и подвязал грузило с крючком.

В то время как Варгаш старался удержать вихрелет над застрявшей в зарослях машиной, Горин движениями рыбака то опускал, то поднимал руку с намотанным на нее шнуром.

Раза два крючок зацеплялся за шипы и, как ни дергал Горин лесу, не хотел освобождаться. Приходилось обрезать ее, подвязывать новую снасть и начинать сначала.

- Хватит ли лесы? - засомневался Горин. Но тут же воскликнул: - Ага, попалась!

Крючок задел кольцо. Теперь следовало не ослаблять лесу.

- Попробуйте, - сказал Горин, - только потихоньку.

Варгаш стал поднимать аппарат вертикально. Горин через люк в днище наблюдал. Леса, привязанная к стойке, натянулась так, что превратилась в идеальную геометрическую линию. Сейчас она со звоном лопнет!

"Пчела" внизу даже не пошевелилась. Должно быть, она крепко застряла в растительном клубке, вцепившись в него зубами и когтями. Особенно страшны были загнутые шипы растения, напоминающего толстого удава, лениво переползающего от ствола к стволу.

Тогда Варгаш повел машину в сторону, потом в другую - старый прием рыболова, у которого леса зацепилась за корягу. При каком-то из этих маневров вибролет внизу дрогнул.

- Есть! - закричал Горин.

Но дело не пошло так просто. Груз, повисший на лесе, выдирался короткими толчками и снова застревал - иногда, казалось, еще основательнее, чем прежде. Горин и Варгаш действовали терпеливо и настойчиво.

Вот уже вся спина механического насекомого показалась над верхушками деревьев. Только "лапки" - нижняя часть - удерживались невидимыми сверху зацепами.

- Осторожнее! - предостерег Горин. - Лоо может вывалиться прямо на колючки.

Но тут леса, упруго натянутая, подпрыгнула, как это случается, когда крупная рыба сходит с крючка. Горин, смотревший в люк под ногами, увидел, что леса не оборвалась и крючок цел, более того - по-прежнему крепко держит кольцо. Но само кольцо вместе с двумя-тремя "хребтинами", к которым оно было прикреплено, выдернулось из обмякшей оболочки вибролета.

Человек Венеры, сидевший внутри яйцеподобного прозрачного туловища, выпал лицом вниз и застрял в ветвях двух переплетенных друг с другом деревьев, прошитых толстым швом колючей лианы.

- Ниже! Как можно ниже! - крикнул Горин.

Варгаш остановил аппарат, только когда примятые и пригнутые ветви с визгом стали царапать обшивку. Горин поспешно захлопнул люк. Жесткие, колючие ветви вползали внутрь вибролета и уже шарили там, словно выискивая возможность укусить путешественников за ногу.

Теперь человек Венеры различался хорошо. Мохнатая сутулая спина, бугры мускулов, обозначенных слишком жестко, словно застывших. Одна рука держала сломанную ветвь и прижимала ее к телу. Другая свободно свешивалась. Большие ступни с перепонками между пальцев казались чужими и нелепыми здесь, в лесном океане.

- Бедный Лоо! - сказал Горин.

- Он мертв! - глухо произнес Варгаш.

От волнения он слишком сильно нажал клавиш на пульте. Возникший вихрь привел в движение ветви, и туловище, в которое они вцепились, перевернулось.

- Ой! - невольно воскликнул Горин.

На него глядело мертвое лицо, морщинистое, исхудалое и вытянутое.

- Это не Лоо, - вымолвил потрясенный Горин.

* * *

- Один взгляд на этот труп говорит, что перед нами не рядовой представитель населения Венеры. Как хотите, а этот старик с грубыми чертами лица и скошенным лбом представляется мне мыслителем, - сказал Сун-лия, разглядывая фото.

- Ваш мыслитель мог убить Лоо, - мрачно заметил Гарги.

Нгарроба нетерпеливо двинулся с места.

Коробов остановил его жестом.

- Предположим, - сказал он, - что мыслитель действительно захватил вибролет силой. Тогда, если авария произошла вскоре же, Лоо, живой или мертвый, должен находиться где-то поблизости. Очень важно и другое: Лоо встретился с сородичами.

Коробов подошел к табло с фотокартой территории планеты, простирающейся вокруг станции.

- Они должны выйти к воде, - сказал он, вычерчивая световым карандашом большую стрелу. - Но наступает ночь. Они могут уйти. Искать нужно безотлагательно. Все патрули - в этот район!

8

Ночью чужая планета казалась особенно дикой и полной загадок. Светящееся облачное небо придавало картине иллюзорность. Внизу мелькали какие-то огоньки: они плясали на одном месте. Изредка показывались другие огни, менявшие свой цвет, словно светофор.

- Может быть, нам сигнализируют? - высказал предположение Горин.

- Или сообщают о нашем передвижении, - возразил Варгаш. - Что на экране?

- Слишком много источников инфракрасного света. Картина искажается. Мы на границе леса и воды.

Большой светящийся шар поднялся снизу и поплыл навстречу вихрелету.

- Смотрите не столкнитесь! - предостерег Горин. - Кто знает, что это за штука.

Сверкающий шар темно-синего цвета, словно притягиваемый летательным аппаратом, приближался сбоку.

- Оглянитесь, - прошептал Горин.

Еще три шара, переливающихся цветами от серебристо-зеленого до ярко-фиолетового, подходили к вихрелету сзади.

- Не нравятся мне эти елочные игрушки, - пробурчал Варгаш.

Он протянул руку к клавишам. Но один из шаров уже коснулся летательного аппарата. Вибролет качнулся, стал боком, и Варгаш с ужасом почувствовал, что руки его немеют. Горин увидел голубую ленту, вылетевшую из шара, прежде чем он лопнул.

- Это шаровые молнии! - крикнул он. - Или еще что-то...

Вибролет крутился на одном месте, будто муха с оторванным крылом. Еще несколько шаров, словно влекомые любопытством, направились к нему. Их сверкающая поверхность холодно переливалась.

- Ходу! - закричал Горин. - Хоть вверх ногами!

Но Варгаш не мог пошевелить одеревеневшими пальцами. Обозлившись, он ударил по клавиатуре пульта локтем. Включилось сразу несколько сопел, сильные потоки воздуха забили из вихрелета, под влиянием какой-то неуравновешенной силы он закувыркался, как бумажный змей, выпущенный из рук. Шары отступили, но затем снова стали приближаться.

Варгаш хотел крикнуть Горину, чтобы тот переключил на себя аварийное управление, но язык не повиновался ему.

Горин уже сам понял, что должен действовать, но удобный момент был упущен. Автоматические застежки замкнули его тело в несколько обхватов. Сидя в кувыркающемся кресле, как бы привязанный к нему, Горин испытывал головокружение. Он потерял ориентацию, и протянутые в темноте руки не могли найти переключатель. Шаря лихорадочно ногой, он нащупал педаль аварийного выброса и нажал ее. Тотчас же кресло, в котором он сидел, выскользнуло из тела вибролета и понеслось к сверкающей мелкими огоньками поверхности планеты.

Парашют раскрывался постепенно, так что Горин не ощутил толчка, а почувствовал только усиливающееся давление кресла. В стороне и чуть ниже болталось кресло Варгаша, оно безостановочно крутилось.

Какие-то обломки летели со свистом вниз. Один проскочил совсем неподалеку, другой задел край парашютного купола. К счастью, их успело отнести в сторону, когда следующий, самый большой обломок с ревом промчался мимо.

Когда ноги Горина коснулись почвы, наверху все уже было кончено. Он обнаружил, что по колено стоит в болоте. Неподалеку шлепнулся в воду Варгаш.

Они погасили купола, вынули из-под сидений ранцы с НЗ и побрели, осторожно ступая по вязкому болоту. Прожекторы на их шлемах освещали воду, из которой то тут, то там торчали растения, сейчас казавшиеся совсем фантастическими.

Когда они приблизились к какому-то кусту, похожему на клубок шерсти, клубок вдруг распался, а нитки, составлявшие его, поплыли по воде, делая резкие зигзагообразные движения и сверкая зелеными точками.

Хотя нижняя часть скафандров изготовлялась из пластических материалов особой прочности и могла соперничать в этом смысле с броней, в которую заковывали себя средневековые рыцари, ощущения путников были не из самых приятных.

По радио они уже сообщили о том, что с ними случилось. Каждые десять минут они передавали сведения о себе. Разговоры, которые они вели друг с другом, фиксировались на паутинных нитях магнитной записи. Если с ними что-нибудь случится, товарищи будут все знать.

Они шлепали по болоту, проваливаясь местами по пояс. Иногда попадались ямы, в которых путники не могли нащупать дна.

- Может быть, позовем помощь?

- В воде ждать рискованно. Кто гарантирует, что какой-нибудь любопытный не подстерегает нас?

- Достаточно существа с острыми клешнями, - согласился Горин. - Вроде того гигантского жука, которого обнаружили, когда искали Ольсена.

- Яма. Осторожнее! - крикнул Варгаш.

Тотчас же вода перед ним вскипела, и на поверхность вынырнул круто уходящий вверх хребет, заканчивающийся тонкой шеей с маленькой головкой на конце. Рассекая воду, животное поплыло прочь.

- Ах, черт! - выругался Варгаш. - Эта тварь меня напугала. Самое смешное, что эти гиганты - отчаянные трусы.

- Нгарроба утверждает, что если тавтолон находится на суше и вы его спугнете, он в девяти случаях из десяти бросается к воде, а спугнутый в воде, устремляется к берегу. Не проверить ли его теорию?

- Вы предлагаете последовать за этим животным?

- Вот именно.

- Поплыли.

Скафандры держали их на поверхности. Прожекторы, укрепленные на шлемах, бросали длинные полосы света. Они выхватывали из сумрака листья гигантской лилии, лежащие на воде, и бутоны, чуть приподнятые над ее поверхностью. Один из бутонов, засеребрившийся в электрическом свете, вдруг задвигался, и из воды показалась утолщающаяся книзу шея.

- Опять тавтолон! - воскликнул Горин. - Или это тот же самый?

Тавтолон, вытянув шею, как это делает лошадь, плывущая в воде, и поматывая маленькой головкой, устремился прочь.

- Послушайте, - спросил Варгаш, - вам не кажется, что он переменил направление? Куда, по-вашему, мы должны сейчас плыть?

- Вон на ту бочку или бревно, которое там болтается на воде.

- Уж во всяком случае это не бочка.

Действительно, предмет, издали похожий на бочку, при приближении к нему утратил это сходство. Теперь он напоминал скорее шляпку гигантского гриба, плавающую на воде.

Но когда Варгаш, подплывая вплотную, хотел хлопнуть ладонью, как это делают пловцы, достигшие финиша, "гриб" вдруг метнулся в сторону и, бурля воду, исчез, оставив расходящиеся круги.

- Это был жук! - воскликнул Варгаш. - Тот самый, чьих клешней мы должны опасаться.

- Куда же плыть? Нам нужен берег.

Свет возник вдруг далеко впереди. Он осветил дерево, ветви, закрученные штопором; желтые огоньки пробежали по ним - и все погасло.

- Костер?!

Через минуту свет снова появился, но уже в другом месте.

- Он движется?

При следующей вспышке дерево переместилось еще дальше.

- Не может же дерево шагать по берегу...

- Значит, двигаемся мы!

- Нас несет течением.

Венерианская ночь со светящимися, точно фосфоресцирующими облаками хуже самой темной земной ночи. Небо сливалось с отражавшей его водой. Возникал какой-то слепящий туман. Наконец слева от себя пловцы увидели островок с одиноким деревом.

Они взяли курс на него.

- Видите, мелькают какие-то тени?

- Одна похожа на тавтолона.

- Эти животные не умеют разводить костров.

- Посветите получше!

При свете фонарей неясные блики, бегающие по стволу и ветвям одинокого дерева, померкли. Но зато ясно вырисовывалась огромная туша тавтолона. Он наполовину вылез из воды. Вытянутая шея лежала на песке, словно животное спало.

- Видите? - возбужденно сказал Варгаш, хватая Горина за руку, когда оба достигли твердого песчаного дна и встали рядом.

- Вижу. Это дротик! А вот и второй...

Из туловища тавтолона торчало несколько тонких, похожих на камышины палок.

- Значит, спугнутый и раненный, он пришел сюда умирать.

- Выходит, версия Нгарробы подтвердилась.

- Тавтолоны ненумерованные. Не берусь судить категорически.

- А где тени? Те, что двигались?

- Посмотрите-ка внимательнее.

Горин взглянул на силуэт тавтолона, вырисовывающийся на фоне мерцающего света, и ему показалось, что животное шевелится.

- Это от костра. Обман зрения.

Оба разведчика вышли на берег. У подножия одинокого дерева тлел потухавший костер. Язычки пламени бегали по сложенным поленьям, иногда какое-нибудь из них вспыхивало, и тогда все дерево освещалось на короткий миг от подножия до макушки.

Варгаш подошел к костру и вдруг бесцеремонно засунул руку в перчатке в самое "пекло. Горин не успел ничего вымолвить, а следопыт размахивал перед его носом пылающей головней.

- Никакой это не костер! - объявил он. - Возьмите в руку.

Горин осторожно коснулся пальцами головешки и не ощутил тепла. Тогда он смелее схватил пылающее полено.

Оно светилось холодным фосфорическим светом. Даже сейчас, держа кусок дерева в руках, Горин с трудом убеждал себя, что полено не горит. Он размахнулся и бросил его в сторону. Полено полетело, вращаясь и, как показалось обоим, разбрасывая искры. Тотчас же раздался крик и всплеск воды, затем все стихло.

- Гм, - пробормотал озадаченный Варгаш. - Такое впечатление, что на острове не только тени.

Они стали обследовать островок. Пустой пляжик, небольшой холм, на нем дерево, под ним фосфоресцирующие венерианские гнилушки.

- И все-таки это костер! - торжествующе воскликнул Варгаш. - Смотрите!

Он рылся в груде светящихся кусков дерева, блики бегали по всему его телу. Его малиновый скафандр тоже приобрел способность светиться и пылал в темноте, как факел.

- Обломки не от этого дерева, - резюмировал Варгаш. - Никакой другой растительности на острове нет. Значит...

Хриплый крик прервал его слова.

- Вас зовут, - произнес вдруг Горин.

Звук повторился, и Варгашу тоже показалось, что он похож на что-то вроде:

- Ва-а-а-ртш!

- Лоо! - закричал Горин. - Лоо!

Он надавил подбородком клапан в шлеме, включающий микрофон для разговора вслух.

- Лоо! - повторил он.

В ответ послышался только слабый шелест ветра в ветвях дерева.

Потом плеснула вода у берега. Оба быстро повернулись в ту сторону. Овальное опрокинутое блюдо плыло, отталкиваясь лапами, как веслами, и блестя мокрой спиной.

- Опять этот жук...

- Он, оказывается, и кричит.

- И к тому же знает ваше имя.

Слабый свет озарил путешественников сзади. Голубые блики забегали по рукавам скафандров.

Обернувшись, они увидели Лоо, стоявшего позади них с головешками в руках.

- Лоо! Черт! - крикнул Варгаш.

- Вот так жук! - Горин принялся трясти Лоо за руку.

Лоо в свете ламп от шлемов землян лучился самой чистой радостью. Он отбросил ненужные сейчас головешки.

- Где ты прятался? Почему не вышел сразу? Кто похитил вибролет?

- Где люди, которые убили кулу?

Вопросы сыпались до тех пор, пока спрашивающие не сообразили, что Лоо с его запасом слов все равно не в состоянии ни понять, ни ответить им.

9

Первым опомнился Варгаш.

- Нет, Так нельзя. Давайте по порядку. Где ты был?

Лоо показал на озеро и произнес слово, означающее "вода".

- Так. Понятно. Что ты там делал?

- Глядел, - ответил Лоо.

- На кого?

- Ты, - пояснил Лоо и ткнул Варгаша рукой в грудь. - Ты, - Лоо показал на Горина.

- Он не сразу узнал нас, - догадался Горин. - Наши прожекторы оставляют человека в тени. Пока мы не осветили себя головешками, когда стали рыться в костре, Лоо не мог узнать нас.

- Хорошо. А кто устроил костер?

Варгаш подвел Лоо к светившимся гнилушкам и показал на них рукой.

- Лоо, - ответил юноша. Он гордо выпрямился. Чувствовалось, что он очень доволен.

- Зачем? - допытывался Варгаш.

Но Лоо только улыбался.

Оба с сожалением посмотрели на юношу.

- Вибролет? - спросил Варгаш. - Ж-ж... - И он зажужжал, замахав руками, словно крыльями.

Лицо Лоо стало жестким.

- Хц, - сказал он с оттенком негодования.

- Что значит "хц"?

- Может быть, "украл"? Он первый раз произносит это слово.

- Вряд ли в их языке есть такое понятие. Скорее, "взял" или "отнял".

- Хц, - повторил Лоо. И вдруг сморщил лицо, стал приседать и размахивать руками. Потом выпрямился, гордо уставился в небо и так забарабанил кулаком по грудной клетке, что она загудела.

Что-то знакомое промелькнуло в сморщенном лице Лоо.

- Узнаете? Он представляет того типа, чей труп мы нашли в вибролете, - сообразил Горин. - Значит, Хц - имя.

- Но каким образом вибролет очутился у него?

Оба выжидающе смотрели на Лоо.

Юноша начал топтаться на месте, вминая в рыхлый песок свои ступни с перепонками. Он сам хотел бы сейчас рассказать все.

В его голове проносились картины недавних событий. Поход в зарослях. Он кружит над лесом, в то время как люди пробираются внизу. Потом привал на какой-то странной поляне: ее покрывала трава красного цвета. Хц рвал траву, подносил людям к носу, те, оттопырив клапаны, жадно вдыхали. Постепенно они приходили в возбужденное состояние, начали ссориться. Лоо пытался уговорить людей покинуть нехорошее место. Он хотел скорее вывести их к воде. Но его попросту отпихивали, если он оказывался у спорящих на дороге.

Хц повелительным жестом, словно он был по-прежнему вождем, приказал Лоо показать ему летающее яйцо. И Лоо, на которого вдруг напало необъяснимое легкомыслие, с какой-то непонятной торопливостью подчинился. Он помог Хц усесться в кресле и нажал рукой рычаг "Внимание" - единственный рычаг, которым Лоо умел пользоваться. В следующий момент Хц вместе с аппаратом поднялся в воздух. Лоо запомнил его торжествующую и испуганную гримасу. Хц, наверное, сам не понял, как это произошло.

Потом Лоо почувствовал, что грудь его словно наливается чем-то теплым и бурлящим. Он шагнул вперед, оттолкнул оказавшегося поблизости Быра и стал возбужденно выкрикивать. Что кричал, он потом не мог вспомнить. Очнулся на траве. Ветер обдувал его лицо. Люди с зевотой поднимались на ноги, мрачные, вялые, недовольные. Когда ветер донес запах травы, Лоо почувствовал, что он сейчас вывернется наизнанку. Вероятно, нечто подобное ощутили и другие, потому что многие захлопнули клапаны ноздрей, и все дружно пошли за Лоо, когда он повел их прочь.

Но, сделав несколько шагов, Лоо с ужасом убедился, что не знает, куда идти. Сверху он видел воду - она блестела далеко за лесом. Сейчас, в зарослях, найти правильное направление он не мог. Летающее же яйцо исчезло вместе с коварным Хц.

- Хц, - повторил Лоо и переступил с ноги на ногу. Он сделал неуклюжий жест, долженствующий означать полет, - простой взмах рукой.

- Это мы знаем, - разочарованно произнес Варгаш. - Итак, все, что мы выяснили, - обернулся он к Горину, - имя похитителя. Может быть, когда-нибудь мы поймем, что случилось.

- Для чего костер? - снова задал вопрос Горин. Он потрогал ногой куски дерева, и они вспыхнули так натурально, что ему захотелось отдернуть ногу.

Лоо понял вопрос.

- Вартш, - ответил он. - Го-ри.

- А ведь он устроил эту иллюминацию для нас! - воскликнул Горин. - Но как он сообразил, что мы неподалеку?

- Лоо понимал, конечно, что мы будем его разыскивать. Он знал, что мы ищем его сородичей.

- Знаете, это уже большая сообразительность!

Юноша молча переводил взгляд с Варгаша на Горина. Лицо Лоо изображало внимание и стремление понять, о чем идет речь. Вместе с тем чувствовалось, что содержание беседы ускользало от него. Лоо понимал только, что-разговор касался его. Он растерянно и застенчиво улыбался.

- Коу? - настойчиво спросил Горин. - Коу? Как "много" по-здешнему? Ведь "х-хи", да? Коу - х-хи! Х-хи - коу!

Лоо отступил на шаг. Потом показал на воду.

Горин и Варгаш осветили поверхность озера прожекторами. Мелкая рябь появлялась и исчезала вместе с легкими порывами ветра.

Лоо подошел к туше тавтолона, с усилием выдернул один дротик и, опустив его острие в воду, поболтал. Затем он высоко взмахнул рукой и нанес сильный удар по воде; острый сплющенный наконечник дротика пришелся плашмя к его поверхности. Раздался звонкий звук, почти музыкальный, но такой резкий, что у Варгаша и Горина, несмотря на наушники в шлемах, зазвенело в ушах. Лоо ударил еще дважды таким же образом.

Ветер стих. Тростинки, торчавшие из воды, вдруг зашевелились, словно невидимая рыба расталкивала их. И вот из воды стали показываться мокрые, сверкающие в лучах прожектора головы, как две капли воды похожие на голову Лоо.

Высунув головы, соплеменники Лоо уставились на Варгаша и Горина круглыми недоверчивыми глазами.

Варгаш и Горин повернулись так, что свет от их прожекторов перекрещивался на фигуре Лоо. В белом свете прожекторов, сверкающий, точно отлитый из серебра, стоял не застенчивый, робкий юноша, каким видели Лоо Горин и Варгаш минуту назад, а вождь - спокойный, властный, сознающий свою силу.

Но что сделают его подопечные в следующий момент? Нырнут снова в воду или пустят в ход свои дротики?

Лоо повернул голову, и, словно волна прошла по озеру, все головы повернулись туда, куда глядел Лоо. Он протянул руку к Варгашу и Горину, и те догадались осветить своими фонарями друг друга.

- Небесные коу! - произнес Лоо торжественно и не запинаясь. - Небесные коу!

Он сделал паузу. Лоо чувствовал себя уверенно, как Хц в период своего господства.

- Лоо, - сказал Лоо и ткнул себя в грудь. - Коу! - произнес он веско. Он продолжал показывать одной рукой на Варгаша и Горина, а другую простер в сторону озера и замерших в волнении слушателей. - Коу, - повторил он настойчиво. И добавил: - Небесные коу!

Выступление Лоо не походило на многословные представления старого Хц.

Сородичи Лоо слушали внимательно. Все ждали, что будет дальше. Лоо не знал, что еще говорить. Но тут его выручил Быр.

Быру наскучило слушать слова. Мало раздумывающий, поступающий под влиянием порыва, он решительно двинулся к Лоо, с шумом разрезая грудью воду. Шум разрушил общее оцепенение, двое-трое испуганно нырнули в воду. Но вслед за тем и другие потянулись за Быром. Они выходили из воды, отряхиваясь всем телом так, что брызги летели с густой шерсти в разные стороны, и сбивались в кучу, сжимая толстыми, мускулистыми руками дротики.

Никто не приблизился к Варгашу и Горину. Так стояли они двумя группами. Толпа венерианцев и два пришельца с Земли.

В воздухе раздалось тонкое комариное пение.

Варгаш и Горин не повернули головы. Они отлично знали звук вибролета на большом удалении. В шлемофонах прозвучал сигнал вызова. Коробов, находившийся в первом вибролете, сообщил, что за ним летят и другие, но что он боится, не спугнут ли они венерианцев.

Небо вдруг посветлело. Венерианское небо, не отличающееся постоянством, подготовило очередной сюрприз. Течения и вихри, что постоянно разыгрываются в толстом облачном слое, окутывающем планету, образуют иногда что-то вроде окошка, и тогда на поверхности планеты наступает резкое посветление, словно электромеханик в театре включил несколько дополнительных софитов.

Рассвет, давно подкрадывавшийся, вдруг прорвался через такое окошко и осветил дневным светом одинокий островок. Тотчас же погас костер у подножия дерева, на песке теперь лежали мертвые деревяшки. Тускло заблестела вода. А звук в небе усилился, вибролет пел торжествующе и счастливо, как птица на Земле.

Лоо встрепенулся.

Вот тот момент, которого он так ждал, когда старый Мбаэ с покривленной спиной (его придавила синяя глина в пещере) вывел людей к озеру, ориентируясь на запах воды, он чуял его своими огромными ноздрями сквозь дали зарослей.

Лоо надеялся все время на небесных коу. Увидев рухнувшее дерево Ночной Огонь, он приказал собрать обломки: пригодятся, чтобы дать знать о себе небесным коу. Увидев воду, Лоо так обрадовался, что, не устраивая отдыха, кинулся в нее. Лоо и его сородичи не любили леса. В воде они чувствовали себя свободнее и увереннее. Течение понесло их, отдаляя все больше от берега. Они плыли, а обломки дерева в их руках светились разноцветными огоньками.

Вдруг кто-то заметил кулу. Высунув из воды маленькую головку на гибкой шее, она плыла к острову.

Тотчас же, без всякой команды, несколько охотников нырнули и поплыли под водой, стремясь подойти к острову с обратной стороны. Остальные развернулись в цепь и, изогнув ее дугой, начали охватывать плывущую кулу с тыла. Загонщики шумели, кричали торжествующе "ха!", били по воде обломками Ночного Огня. Обломки описывали короткие сверкающие дуги, отражающиеся в воде.

Раза два кулу пыталась вырваться из облавы, но огни устремлялись ей наперерез. Тогда она решительно направилась к острову.

Охотники уже сидели в засаде. Быр руководил ими. Каким-то чутьем он умел определять момент, когда выгоднее всего наносить удар кулу. Вот и теперь, едва кулу вышла на мелкое место и показалась почти вся из воды, Быр выбежал навстречу ей и с очень близкого расстояния первым бросил свое летающее жало прямо под ее передние лапы. От волнения и оттого, что схватка происходила в сумерках, многие охотники промахнулись. Однако жало, брошенное Быром, сразило кулу. Это было редчайшей удачей. Случалось, что и днем кулу уходила от охотников, унося в своей толстой коже до десяти жал.

Обломки Ночного Огня сложили в одном месте. Переливающиеся холодным пламенем, они освещали весь островок и сраженную кулу.

Все беспрекословно слушались Лоо. Он велел захватить Ночной Огонь, и тот помог в охоте на кулу. Он приказал сложить Большой Ночной Огонь, и опять все увидели, что это хорошо. Но когда Лоо заявил, что скоро прилетят небесные коу, люди всполошились. Фигура старого Хц, потрясающего длинными руками, предостерегающего, грозного, жила в их воображении. Их мозг не мог переварить столько событий за короткое время.

Поэтому, когда на озере показался яркий свет, все бросились в воду.

Лоо полез в воду вместе со всеми. Но он все время поглядывал из-за куста. Когда ему показалось, что он узнал Варгаша, он окликнул его.

И вот все стоят в нескольких шагах от небесных коу.

При общем молчании Коробов посадил свой вибролет на песчаном холме. Люди Лоо уже видели летающее яйцо и, провожая его взглядами, продолжали ждать.

Коробов знал около тридцати слов из языка существ, стоявших против него, но решил применить всего три. Случайно он выбрал почти те же самые, что вымолвил уже Лоо. И повторение одних и тех же слов руководителями двух человеческих коллективов с разных планет придавало происходящему характер своеобразного устного договора.

- Коу, - сказал Коробов и показал на себя. - Коу, - повторил он и протянул руку к венерианцам, десятками глаз следившим за каждым его жестом. - Лоо. - Он указал на Лоо. - Ко-ро-бов, - произнес он и указал на себя. Он хотел сказать "друзья" или "братья", но ему недоставало слова, которое могло бы иметь подобный смысл.

А небо еще больше посветлело, и в нем ясно слышался разноголосый шум нескольких вихрелетов. Машины мчались к островку, окруженному серо-лиловой водой, обгоняя друг друга и заливаясь на разные голоса. Вызванные по сигналу "тревога", обитатели станции спешили на первое свидание с жителями Венеры.

Венерианцы повернули головы к небу, но продолжали молчать.

Тогда Коробов понял, что и ему нужно сделать паузу. То, что видят сейчас эти волосатые существа с круглыми без век глазами, с жадно оттопыренными клапанами носа и ушей, со ступнями, похожими на ласты животных, то, что они воспринимают сейчас, гораздо больше того, что он смог бы передать им словами их языка, даже если бы владел полным их запасом.

Вихрелеты один за другим шумно, поднимая клубы песка, садились на тесный остров. Из них выбегали люди в скафандрах, окрашенных в разные цвета. Рассветные сумерки смягчали краски, и фантастическая картина казалась нарисованной нежной пастелью.

Одним из первых на песок соскочил огромный широкоплечий Нгарроба. Думая, что все церемонии закончены, или просто забыв про них, он, обрадованный встречей с Лоо, бросился прямо к нему и сжал его в своих объятиях. Землянин, какой-нибудь нежный Гарги, тут же и погиб бы, вероятно, как шутил впоследствии сам индиец, но для Лоо стальные обручи африканца соответствовали самое большее легкому похлопыванию по плечу.

Счастливый, прекрасно настроенный, Нгарроба бросился жать руку Быру, стоявшему впереди остальных.

Коробов радостно рассмеялся. Нгарроба нашел то слово, которого не хватало Коробову, а заодно и способ его передачи.

Быр, осклабившись так, что рот раскрылся до ушей, действуя тоже скорее импульсивно, чем разумом, стиснул в ответ руку Нгарробе.

Это был самый опасный момент в жизни африканца, как признался он впоследствии.

"Я почувствовал, как кости у меня хрустят, - говорил он, - я напряг изо всей силы пальцы, чтобы они не оказались раздавленными в лепешку. Природа, отправляя этих ребят в долгий путь развития, снабдила их таким запасом сил и здоровья, что можно только позавидовать".

Нгарроба побледнел, что стало заметно даже сквозь прозрачный шлем. С большим трудом он удерживался, чтобы не скорчиться и не упасть на колени. Когда жим его страшного друга ослаб, Нгарроба собрался с силой и что было мочи двинул Быра по плечу. Рука Нгарробы отлетела, точно от кожаной боксерской груши. Быр снова осклабился. Африканец закрыл глаза, ожидая ответного удара, от которого он отлетит метров на двадцать. Но Быр, видимо, не сообразил дать такой ответ. Он только зажмурился, как кошка, у которой почесали за ухом. Тогда Нгарроба дал ему еще два тумака, после чего оба почувствовали, что стали друзьями.

Эта сцена сняла все остатки напряженности. Неподвижные, словно скованные, фигуры венерианцев зашевелились.

- Ха, - произнесли несколько хриплых резких голосов.

Лоо поднял кверху дротик, и все замолкли.

Он протянул дротик Коробову, и тот взял его.

- Ха! - воскликнули единодушно венерианцы.

- По-видимому, что-то вроде посвящения в охотники, - сказал Сун-лин.

Быр уже протягивал свой дротик древком, покрытым грубыми зарубками, Нгарробе.

- Ха! - снова воскликнуло стадо.

- Дело подвигается вперед, - заметил Гарги. - Отношения устанавливаются.

- Кто дежурный на станции? - спросил Коробов.

- Ив.

- Пусть передает на Землю.

- Репортаж идет, - сообщил Гарги.

С островка на станцию, а со станции на Землю летели сигналы. На далекой родной планете люди затаив дыхание следили на телеэкранах за тем, как первые венерианцы вручали их посланцам символ дружбы - свои дротики. Оружие, которому никогда не суждено будет отныне быть обращенным против человека.

- Лоо! - воскликнул Нгарроба. - Черт! Иди, я тебя еще раз обниму. Ты все-таки молодец! Решил задачу, над которой мы так долго бились!

Лоо наморщил нос.

- И-дем, - сказал он отчетливо.

И все рассмеялись.