Конец подземного города. Часть 5

Голосов пока нет

Иринин, Рыбников и Федоров заканчивали цементирование памятной доски, когда вокруг гурия начали собираться толпы освобожденных. Пришли также монийские солдаты из экипажей самолетов. Даже арестованные охранники Подземного города толпились вдали: по-видимому, конвойные перевели их поближе, чтобы самим хоть издали наблюдать церемонию.

kalniz08.jpg (48550 bytes)

От "Светолета" отделилась небольшая группа: приближались Солнцевы – отец, сын и Надя. У машин маячила лишь внушительная фигура Гарри, оставшегося их охранять.

Тысячи глаз устремились навстречу Солнцевым. Гастингс скривил синие губы и чуть толкнул локтем генерала:

– Берите, генерал, урок квалифицированной пропаганды... Сейчас начнется.

– Да, это они умеют.

Но никаких речей не было. Русские молча склонили свои головы перед прахом земляка, и в этом было много скорби и достоинства. Точно по команде, все присутствующие обнажили головы. Лишь Гастингс и генерал Гробз остались в шапках.

В торжественной тишине прошло несколько минут. Наконец, русские подняли головы. Загремели выстрелы из винтовок и автоматов. Моро, выстроив в две шеренги отряд освобожденных, громко командовал:

– Рота, пли! Пли! Пли!

Дружные залпы следовали один за другим.

Надя укрепила красный флаг СССР на вершине гурия. Народ стал расходиться. Освобожденные долго оглядывались на флаг, полыхавший ярким пламенем на фоне ледкика.

Экипаж "Светолета" занялся приготовлениями к отлету. В это время ко Льву подошел Симху-Упач. Он церемонно поклонился.

– Простите, господин, я не знал, что вы – русский. Русские всем помогают, помогите и моему племени. Мы хотели жить сами: что добудем, то наше. Пусть хуже, но без хозяев – сами себе господа. Я жил долго среди белых, не думайте. Я вернулся к своим, и они сказали: "Надо уйти подальше от этих страшных людей и их порядков: прирученных молний, огненной воды, железных собак и других гибельных вещей". Но чем дальше, тем труднее становилось. И вот от нескольких тысяч человек племени осталось только пятьдесят. Нам, добрый господин, нечем жить, нечем кормиться. Охота становится все хуже: зверя уничтожают военные. А они всюду. И мы тоже стали как звери – день и ночь ищем пищу и не находим. В этом году совсем худо. Запоздали мы, дороги нет и, на наше несчастье, мы подобрали того белого, которого на ваших глазах растерзали другие белые. Он заслужил свою смерть. Это был очень нехороший человек. Он разорил наше племя, загнал собак. Обещал здесь за все заплатить, кормить обещал. И вот рыжего господина нет, у нас собак нет, и племя мое обречено на гибель... Рыжий господин разорил наследие наших предков, взял с могильника мамонтовые и моржовые бивни. Теперь, по распутице, эскимосы тащат где-то эти бивни, а провизии у них не было еще три дня тому назад. Я прошу вас, могучий русский человек из страны Советов, спасите от смерти остатки племени. Возьмите нас в свою счастливую страну. Здесь нам нет жизни.

Лев обещал подумать, чем можно помочь племени, и присоединился к друзьям, ожидавшим его с обедом.

Все были еще под впечатлением похорон Родионова. А Лев невольно думал о шамане. Рассказ старика показался ему искренним. Шаман, слуга суеверия – лжец, хитрец, эксплуататор темных соплеменников. Но этот хоть и видно, что хитер, а все-таки обладает чем-то, внушающим доверие. Да и хлопочет он не о себе...

– Выпьем, сын, за нашу светлую Родину!

Лев, очнувшись, увидал отца с бокалом в руке.

Чокнулись, выпили. Все молчали, ожидая, что скажет Лев. И молодой ученый заговорил:

– Мы похоронили сегодня останки скромного и честного человека, одного из многих миллионов простых русских людей, имеющих прекрасное право на звание Человека с большой буквы. Уже холодея, капитан Родионов думал о родине. Его заинтересовала структура острова. Как о далеком, почти несбыточном чуде, мечтал он о том времени, когда солнце растопит эту ледяную толщу, и люди смогут проверить его гипотезу о том, что остров этот является архипелагом мелких скал, покрытым огромной ледяной шапкой. И мы, товарищи, в самом недалеком будущем сможем растопить лед острова. Мы сможем также растопить лед и на всех других полярных островах, в том числе и на самом большом – Гренландии. А знаете ли вы, к чему это приведет? Это даст океанам и морям несколько миллионов кубических километров воды. Во-вторых, это повысит среднюю температуру во всем мире. В-третьих, границы тропиков и субтропиков передвинутся далеко к северу. Товарищи, нечего греха таить: до сих пор человечество весьма скверно, бесхозяйственно распоряжается своим домом – земным шаром. Сначала люди терпели, потом научились приспособляться, теперь уже умеют влиять на стихию... Но все это не то. Наука дала в наши руки столь мощные силы, что пора уже ставить в порядок дня план великих работ по общему переустройству планеты. Мы должны ликвидировать резервуар холода; мы должны активизировать теплые течения и подавить холодные; мы должны изменять течения рек, создавать моря, озера, острова. Мы должны направлять ветры. Неисчислимы наши возможности. Однако в ряде стран капиталисты присвоили себе земли и моря, они владеют средствами производства, и им нет никакого дела до интересов человечества. Но время работает на людей труда. В зависимых и колониальных странах все сильнее разгорается борьба за освобождение от капиталистического ига. И нет такой силы, которая повернула бы человечество вспять! Поступь нового ощущается всюду. Я верю – мы доживем до такого времени, когда будут начаты работы, которые изменят облик всей Земли. В том, что такие работы человечеству под силу, легко убедиться. Мы, советские люди, успешно строим грандиозные каналы, создаем моря, возвращаем к жизни пустыни...

Лев протянул руку, чтобы чокнуться с друзьями, и закончил словами:

– Дорогие мои, я предлагаю выпить за коммунизм и гениального творца его – нашего великого Ленина.

Громкое "ура" было ему ответом.

Пришли прощаться генерал Гробз и Гастингс. Лев был удивлен наглостью старого дельца. Как ни в чем не бывало, он тряс всем руки, особенно любезно прощался со Львом, будто забыв, что только час назад получил от этого человека хорошую русскую затрещину.

– Разрешите, господин кандидат, – сказал генерал с той подчеркнутой слащавой улыбкой, к которой прибегают дипломаты в торжественных случаях, – поблагодарить вас от лица вооруженных сил Монии за содействие, которое вы оказали нашим бывшим солдатам.

"Гости" не задержались в кабине "Светолета". Со ступенек лесенки Гастингс позвал Льва:

– Простите, господин Солнцев, я имею к вам еще одно маленькое дельце.

Лев вышел к нему. Гастингс взял его под руку.

– Как у вас говорят, кто старое помянет, тому глаз вон... Вы могли бы с помощью вашей машины убрать лед с этого острова?

– А для чего вам это нужно?

– Пока чисто теоретический интерес.

– Да, – сказал Лев, – на это мне понадобилось бы несколько педель.

– И во что это влетело бы? – любопытствовал Гастингс.

– Во всяком случае меньше миллиона...

С минуту Гастингс молчал, потом протянул Льву руку:

– Поздравляю вас. Хотите честную сделку: вероятно, мне удастся купить этот остров или заарендовать его на долгое время. Вы уничтожите лед. Мы превратим этот арктический остров в край вечной весны, населим его трудолюбивым народом. Вы – царь! Я – ваш министр финансов. Все доходы пополам. Это миллиарды! Это почести! Это власть! Соглашайтесь...

Лев освободил руку и, не ответив, вернулся в кабину.

Гастингс заскрежетал зубами.

Послышался рев моторов: монийские самолеты поднимались в небо...

Затем взлетели сорок советских самолетов. Сделав круг над ледяным аэродромом и качнув крыльями в знак привета, они взяли курс на юго-восток. Две тысячи бывших военнопленных простились с диким островом, который едва не стал для них кладбищем.

А "Светолеты" вспорхнули и перенеслись в глубь острова. На одном из них был Симху-Упач.

Гарри остался в лагере в качестве коменданта. Его помощником был профессор Паульсен. Ученый с увлечением отдался делу спасения обмороженных. Советский медицинский отряд располагал новейшими медикаментами, и люди быстро поправлялись.

Жизнь в лагере наладилась. Оставшиеся разместились в больших отапливаемых палатках, у них были теплая одежда и обувь, они хорошо питались.

"Днепр" должен был прибыть через неделю.

Спасение медведей-воинов

Хомеунги-Умка-Наяньги достал из-за пазухи своего бога, посмотрел на него укоризненно, плюнул в лицо, потом размахнулся и забросил подальше.

– Иди, бездельник, и не возвращайся. Без тебя худо, а с тобой совсем смерть пришла.

Расправившись с богом, Хомеунги-Умка-Наяньги опустил наземь бивень, который нес на плече, и сел на пригорок.

Племя окружило вождя. У людей были бледные лица, впалые щеки, потускневшие глаза...

Сегодня утром накормили детей мясом четырех щенят, которых носила в своем капюшоне Ченьги-Ченьги. Вчера съели последнюю собаку. Собака эта не принадлежала эскимосам – ее продали вместе со всем добром белому господину. В Подземном городе он уплатит им большие деньги и даст много хорошей пищи. Но как добраться до Подземного города, когда дороги нет, собак нет, есть нечего, торбаза и пимы порвались, а силы на исходе. Дети, и те по двое, по трое тащат бивни. Белый господин на прощанье прицелился из автомата и дал понять, что Хомеунги и все племя головой отвечают за каждую кость. И зачем только вождь показал этому господину бивни!

Симху-Упач уехал с белым на его, Хомеунги, упряжке. Собак шамана белый убил раньше, и племя съело их мясо. Нумка-вожак теперь служит чужому господину, а ведь в нем, по словам того же шамана, живет дух великого Горенги. Они взяли с собой священную сову Мауи, взяли все священное сало... Белый обещал прислать провизию, вернуть упряжку...

Всю дорогу Хомеунги по следам читал историю путешествия белого и шамана. Сначала ехали оба. Потом Симху-Упач пошел пешком – ехал только белый, а вскоре Симху-Упач стал тянуть тяжелые сани вместе с собаками... Здесь они съели священную сову. Белые перья в каплях крови... Хомеунги даже видит, что белый съел всю сову, а шаману ничего не дал. Кости не только обглоданы, но отполированы. Разве может белый так обработать кости? И зачем шаману так их полировать, если бы белый дал ему хоть немного мяса!

Все, как на ладони, видел по следам Хомеунги-Умка-Наяньги. Это было единственным развлечением вождя в этом трудном, голодном, безрадостном походе.

Три дня назад племя встретило другого белого. Все обрадовались: решили, что рыжий господин послал навстречу своего слугу. Но этот белый был пуст, как большой барабан. Он назвал себя хозяином острова, приказал оставаться на месте и ждать его возвращения. И тоже сказал, что за каждый бивень Хомеунги и все племя отвечают головою. Забрал последнюю упряжку полудохлых псов Ченьги-Ченьги и уехал. Тоже обещал привезти провизию, взять их к себе, кормить до зимы, а на зиму дать полсотни собак, чтобы они могли по-прежнему охотиться.

Хомеунги и не думал нарушать договора с первым белым. За пазухой у него половина планки-договора. Это много, очень много тысяч долларов. Это огромная лодка, везущая его по морю. Это железные дома на колесах, в которых он катается по земле. Это огненная вода в любом количестве... Нет, Хомеунги не нарушит договора. Но второму белому он сказал:

– Как смею я вас ослушаться, господин, когда вы – главный хозяин на острове?

Теперь и детишки Хомеунги еле-еле плетутся пешком, на каждом шагу падают. Им тоже нечем подкрепиться. Ченьги-Ченьги точно подменили: голод стер краску с ее щек, сильные ноги заплетаются. Она уж больше не смеется, не поет. И сам Хомеунги уже не воин, у него нет силы тащить тяжелый бивень. Он бы охотней взял на руки младшего из ребят – Неули. Малыш падает, Пальчи-Нокья не в силах тащить детей, а Ченьги-Ченьги не помогает старухе. Она говорит: "Не мои дети, не буду тащить"... Надо бы отхлестать ее бичом, чтоб не распускалась, но необходимо беречь силы – они еще понадобятся.

Однако Хомеунги – великий вождь великого племени. Он должен поддерживать в людях бодрость, иначе все погибнут. И зачем поддаваться унынию? Разве первый раз они голодают? Уже спешит навстречу медведям-воинам один белый человек, за ним мчится второй. Кто раньше накормит, с тем будет союз. Заманчиво получить много тысяч долларов. Но лучше жить без денег, чем умереть с деньгами. Можно до зимы переждать на этом острове, зимой на свежих собаках пуститься в дальний путь. О, прелесть зимних кочевок при свете небесного сияния! Каждый привал – новое жилище, новая охота. Хорошо греется кровь в пути.

– Медведи-воины! – воскликнул Хомеунги. – Наши дела не так-то уж плохи. Потяните ноздрями воздух, и вы почувствуете аромат мяса, которое жарят для нас оба белые. Они привезут нам бочки огненной воды, горы хлеба. Не будем больше тратить сил! Отдыхайте, храбрые медведи-воины! Пища сама придет к нам. У меня половина планки; договор – святое дело. Если белый не выполнит договора, мы с него получим все, что нам причитается по суду. Я знаю, у белых есть суд. Там старшие воины решают все споры по справедливости. Об этом рассказывали Симху-Упач и другие бывалые люди. Мы все равно не уйдем в Долину счастливой охоты, потому что второй белый, самый главный начальник на острове, идет по следам первого белого, и нас ждут пища и счастье здесь, на острове.


В двадцати километрах западнее стоянки эскимосов в это время увязала в рыхлом снегу упряжка из восьми псов, на которых тащился к своему дому называвший себя Полярным Робинзоном. Очень скверно, когда тает на леднике. Сверху вода, под нею снежная каша; под кашей вода, а там опять лед, готовый превратиться в кашу.

Робинзон горько сожалел, что оставил советскую экспедицию, а вскоре начал жалеть и о том, что расстался с эскимосами. Все-таки люди... Он вязнет в белой каше, почти не продвигается вперед. А ведь он рассчитывал доехать за два дня – на больший срок ему не хватит продуктов. Но вместо полусотни километров он проехал только двадцать, а в пути уже третий день. Продукты, выданные русским, уже съедены. С утра во рту у него не было и маковой росинки. Самые жестокие муки голода терзают его.

Вдруг огромная тень упала на покрытый водою снег и поплыла на запад. Робинзон поднял голову и увидел уже знакомую чудесную машину. "Светолет" медленно летел над гребнем ледникового хребта. Робинзон вскочил с саней. Проваливаясь в снег, он побежал за "Светолетом" и, протягивая к нему руки, закричал:

– Погодите, погодите! Я передумал! Я лечу с вами!

Но машина не остановилась. Вторая такая же тень медленно скользила вслед за первой. Еще один "Светолет".

Робинзон пытался догнать и вторую машину. Но и она исчезла за хребтом. В отчаянии он начал карабкаться на гребень. Ему казалось, что машины обязательно приземлятся и будут его ждать. Он полз на четвереньках, пыхтя и задыхаясь, но, когда наконец взобрался на хребет – не увидел ничего, кроме холмистого ледника, простиравшегося во все стороны, насколько хватал глаз. Значит, со "Светолетов" его не заметили? Или он стал жертвой галлюцинации?

Одичавшие, тощие псы свалились от усталости там, где их оставил Робинзон, накрылись хвостами и задремали. Вскоре они вскочили, насторожились и, забыв о санях, помчались на гребень. Упряжь запуталась, сани бросало из стороны в сторону, они били собак по ногам.

Настигнув Робинзона, вожак вцепился ему в руку. Робинзон отбивался от изголодавшихся псов, но силы покинули его. По искусанным рукам текла кровь. Собаки опьянели от ее вкуса и запаха. Они набросились на Робинзона, повалили на спину. Он пробовал подняться и снова падал... Через полчаса от Полярного Робинзона остались только кости, обглоданные до блеска, да клочья тряпья и меха.


"Светолеты" опустились вблизи стоянки эскимосов.

Хомеунги-Умка-Наяньги закрыл глаза и затянул последнюю боевую песню. Голос плохо повиновался. То, что ему казалось пением, на самом деле было только хрипом и всхлипыванием. И вдруг над ним склонилась рогатая голова. Но он не сразу узнал Симху-Упача.

– Если ты тень, – прошептал Хомеунги, облизывая потрескавшиеся губы, – то укажи мне дорогу в Долину счастливой охоты.

– Нет, я не тень, а вестник спасения. Погляди, вождь, подними голову. – Он сам приподнял Хомеунги. – Видишь эти диковинные машины? Это сделано людьми, более могущественными, чем все боги и духи, – это машины страны Советов. Помнишь, я тебе рассказывал, и ты говорил, что это очень хорошо, если бы было правдой. Теперь перед тобой живая правда. Люди страны Советов, великодушные, сильные русские люди пришли на помощь племени. Сейчас они всех накормят и перевезут на берег. Там за бивни мы купим новых собак. Мы опять будем охотиться. Ободрись, великий вождь!

– Если ты не тень сладкого сна, – ответил Хомеунчги-Умка-Наяньги, и голос его зазвучал громче, – то приветствую тебя, великий шаман Симху-Упач, как вестника избавления. Помоги мне встать, чтобы я мог поблагодарить могучих людей. Но скажи, шаман, кто заплатит за наше имущество?

– Никто не заплатит. Белого человека растерзали другие белые люди. Это длинная история... И Подземного города уже нет. Счастье, что тут оказались советские люди. И клыки теперь наши.

Надя, Рыбников и Иринин поили горячим кофе женщин и детей. Мужчинам Лев и Федоров давали небольшими дозами водку, затем поили горячим бульоном. Через полчаса первая партия была готова к отправке. "Светолет" мог взять только десять пассажиров. Бивни тоже занимали много места. Из обеих машин выгрузили вещи, посадили в них детей, женщин и стариков, и "Светолеты" умчались в небо.

Оставшиеся заметно повеселели. Хомеунги-Умка-Наяньги рассказывал веселые истории и под конец затянул новую песню:

– Не надо богов, которых мы сами делаем, не надо! Ой, эхэоу! Наши боги ничего не могут. Он, эхэоу! Вот русские люди делают машины, которые носят их по небу быстрее ветра, а не поклоняются им, не делают их богами. Ой, ой, эхэоу! И их машины служат им хорошо, а наши боги служат нам плохо. Ой, эхэоу! И я выбросил своего лентяя, своего урода, сказал ему: "Иди, негодяй! Я сам себя обманывал, а ты помогал"... Ой, ой, эхэоу! Теперь будем жить иначе, попросим русских научить нас жить так, как живут они. И мы не будем голодать. Хорошо жить, когда на свете есть хорошие люди страны Советов. Эгей, эгей, эхэоу!

Надя с улыбкой наблюдала, как сокрушенно качал головой шаман, слушая песню Хомеунги.

Вторым рейсом переполненные машины отвезли в лагерь остальных эскимосов.

А затем машины поднялись над ледовым лагерем и взяли курс на Москву.

День рождения Менкса-старшего

Одна из суббот июля 19... года совпала с днем рождения господина Менкса-старшего. Именинник просил родню не устраивать никаких торжеств – обычный субботний семейный чай. И госпожа Клавдия, прошедшая с ним сорокапятилетний путь беспрерывного восхождения и привыкшая беспрекословно повиноваться ему во всем, приняла меры к тому, чтобы желание мужа было выполнено.

Пришли все: господин Райт Менкс-младший, старший сын Менкса-старшего, с женой Дороти, дочерью Джой и сыном Бобом; господин Франклин Менкс, второй сын, с женой Гвендолен, семилетней дочерью Люсиль и сыном, мирно дремавшим на руках у кокетливой кормилицы; господин Ричард Менкс, третий сын, с женой Дороти, происходившей из еще не полностью монизировавшейся французской семьи, поэтому за глаза ее называли француженкой.

Пришел и "нигилист", четвертый сын, Джемс – студент и спортсмен, философ и пьяница. Его посещения прежде вносили некоторый диссонанс в субботнюю атмосферу дома. Но мудрая мать нашла способ предупреждать крайности. Раз нельзя помешать Джемсу пить – значит, госпожа Клавдия должна так угостить своего младшего отпрыска, чтобы он немедленно завалился спать. Поэтому, раньше чем начиналось семейное чаепитие, господин Менкс самый младший уже отсыпался, запертый в своей бывшей детской.

Он спускался к утреннему чаю хмурый и раздраженный. Мать замешивала крепкое питье на похмелье, и это несколько исправляло его настроение. Он неизменно просил у матери денег, так как щедрого содержания, назначенного отцом, ему не хватало. Потом небрежно прятал кредитные билеты в карман, небрежно целовал надушенную руку матери и исчезал до следующей субботы.

Старшие братья в один голос утверждали, что отец слишком мирволит Джемсу. По их мнению, в данном случае следовало бы применить самые крутые меры, вплоть до лишения наследства. Франклин предсказывал, что Джемс женится на какой-нибудь метиске и притащит эту особу сюда в одну из суббот.

Лишь один человек не разделял этой антипатии – Боб, любимец и баловень дедушки Джо. Он любил Джемса. Бесшабашный дядюшка часто бывал на яхте Боса.

Яхта эта собственно была одним из чудачеств старого Менкса. Он подал мысль своему любимцу заняться морским спортом и подарил ему яхту. Маленький капитан так полюбил морское дело, что целые дни проводил на своей яхте, пересекая залив по всем направлениям.

Женская ветвь дома Менксов была представлена четырьмя дочерьми. Элоиза с мужем Генри Пейджем, человеком ученым, но чопорным и скучным, и целым выводком молодых Пейджей. Генри Пейдж числился председателем ряда обществ и ассоциаций, как, например, "Ассоциация любителей солнечных затмений", "Общество деистов-материалистов" и т.п. Все это были почетные должности, к которым нужно было приплачивать довольно крупные суммы. Но Генри Пейдж был человеком обеспеченным. Своей обеспеченностью он был обязан, конечно, старине Джо, хотя тот не давал ему ни копейки. Но достаточно было поместить ценные бумаги Элоизы, принесенные ею в качестве приданного на алтарь их семейного счастья так, как советовал Менкс-старший, чтобы чета Пейджей вместе со всеми их потомками была обеспечена на всю жизнь. Вот почему Генри Пейдж готовил сыновей к ученой карьере. Было решено и санкционировано главою рода, что ни один из Пейджей никогда не будет заниматься финансовыми операциями.

Вторая дочь, Гледис, неутешная вдова погибшего при автомобильной катастрофе сотрудника монийской военной администрации в Европе, дала обет вечной верности памяти мужа. Она пришла с крохотной собачонкой на руках.

Две младшие дочери Менксов, Роза и Джен, были в том возрасте, когда дверь в детскую уже захлопнута, а дверь в мир еще не открыта. Впрочем, восемнадцатилетнюю Розу собирались вскоре обвенчать с господином Греем, наследником ближайшего друга Менкса-старшего. О самой младшей, Джен, не приходилось еще говорить в этом плане, так как ей едва минуло шестнадцать лет, и она скорее была похожа на мальчишку-сорванца, чем на невесту.

Джен внушала родителям серьезные опасения. Господин Менкс-старший приглядывался к ней и втайне изучал ее терпеливо и настойчиво. Он никак не мог понять, что вырастет из его последнего чада. Она не заботилась о внешности и усвоила жаргон и манеры улицы. Для нее не существовало авторитетов. Она, например, не признавала славы девятнадцати исследователей далекой Арктики и не присутствовала на банкете, устроенном по подписке в их честь ее школой. Эту экспедицию она зло окрестила "крокодилы во льдах", за что ей как следует влетело от отца и братьев. Она не посмела перечить отцу, пообещала забыть эту кличку, но братьям заявила:

– Хорошо, я не буду больше называть их крокодилами. Но думать о них иначе я не могу...

Да, с Джен были вечные недоразумения. Пожалуй, менее тяжелые, чем с Джемсом, но все же достаточно неприятные...

Впрочем, сегодня семейная идиллия ничем не была нарушена.

Боб и Джен беседовали в углу гостиной шепотом. Райт и Франклин молча играли в шахматы, а почтенный Генри Пейдж дремал с газетой в руках в глубоком покойном кресле. Несмотря на сотню насильственных смертей, описанных на страницах газеты весьма сочно и натурально, с подлинным знанием дела, почтенный ученый все же умудрился задремать.

Джемс давно ушел в комнаты матери и там накачивался алкогольными смесями, чтобы к выходу отца "быть готовым".

Гвендолен, Дороти-француженка и просто Дороти упорхнули на автомобиле в город, так как выяснилось, что никто не догадался приобрести для дедушки Джо новый ночной колпак. Ночной колпак занимал в жизни Менкса-старшего весьма и весьма заметное место. Он считал, что хороший ночной колпак из кашмирской шерсти влияет на нервную систему, пищеварение и деятельность сердца. Преподнесение нового колпака родоначальнику в день его рождения стало семейной традицией.

Часы ласково проурчали восемь раз. Вбежала Гвендолен, за ней обе Дороти. Маленькая Джен ущипнула Боба и заняла свой обычный пост у двери. Все столпились перед столом. Все смолкло...

В тишину врезались четкие, неторопливые шаги. Как в раме черного дерева, в дверях появился глава рода, господин Менкс-старший, крупный, дородный человек с большой головой, с широким лицом. Его умные, совсем еще молодые глаза живо светились, широкое белое лицо приветливо улыбалось каждой своей морщинкой.

– Ну, здравствуйте, дорогие! Здравствуй, Дороти! Ты по-прежнему сияешь на нашем небосклоне эдакой вифлеемской звездой... Здравствуй, Гвендолен! И ты, Лиззи, и ты, и ты...

После женщин господин Менкс перечислил по имени мужчин. Он называл их в том порядке, в каком они попадались ему на глаза, затем сел в кресло, оглянулся и спросил:

– Что это не видно нашего дорогого Джемса?

Как и в прошлую субботу, и в позапрошлую, как и в каждую субботу, госпожа Клавдия выступила вперед, взяла мужа за руку и самым нежным голосом, на какой была способна, проворковала:

– Наш милый мальчик страдает очередным приступом малярии. Я уложила его в детской, и он теперь сладко спит.

Господин Менкс, как и в предыдущие субботы, сделал вид, что верит жене.

– Что же эти эскулапы никак его не вылечат! Напомни мне, Клавдия, я сам займусь его лечением...

Первый стакан чая госпожа Клавдия подносит мужу. Он с наслаждением глотает горячую и черную, как тушь, жидкость.

Господин Райт подталкивает Боба, и тот, пряча руки за спиной, приближается к деду:

– Дедушка, ты не будешь сердиться?

– А что, снова напроказил? – Дед делает вид, что ни о чем не догадывается: жизнь сделала из него превосходного актера, и он рад блеснуть своим талантом. – Ну, признавайся, шалун. Если есть за что – рассержусь. Но сегодня, в день моего рождения, постараюсь сердиться как можно меньше.

– Дедушка, я хочу в день твоего рождения подарить тебе на память этот альбом. Здесь ты найдешь копию вахтенного журнала яхты "Наяда" и восемь наших морских песен...

– Ах ты шалунишка! Нарушил, нарушил порядок, не выполнил моего желания... За это заставлю тебя, во-первых, сказать, кто сочинил эти морские песни, во-вторых – пропеть вашу самую любимую так, как вы исполняете ее на море.

– Есть, адмирал! – ответил Боб, опуская руки по швам. – Песни сочинил капитан "Наяды" господин Боб Менкс, самый-самый-самый младший.

– О, да вы, капитан, еще и поэт? – Дед делает вид, что для него это приятная неожиданность. – Поздравляю, поздравляю! Впрочем, послушаем. Может быть, песни никуда не годятся?

– Годятся, дедушка! – восклицает Боб и подает знак Джен.

Та выходит в коридор и возвращается с тремя коренастыми мальчуганами, одетыми в морскую форму, придуманную для них самим дедушкой Джо. Боб звонко командует:

– Боцман!

Один из мальчуганов выскакивает вперед и прикладывает руку к виску:

– Есть боцман!

– Построить экипаж!

– Есть построить экипаж!.. Эй, на борту! Выстроиться на шканцах!

– Есть, – отвечают оба матроса в один голос, – выстроиться на шканцах!

Мальчишки вытягиваются, прижимают руки по швам брюк, впиваются глазами в лицо своего капитана.

– Боцман! Песню "Нам ветер морской дует в лицо".

– Есть, капитан! "Нам ветер морской дует в лицо"... – запевает боцман.

Остальные, в том числе и капитан, подхватывают:

Нам ветер морской дует в лицо,
Соленой водой мы омыты давно.
Нам буря подруга и шторм нам брат!
Сразиться за славу,
За славу я рад.

Все аплодировали чинно и добросовестно. Дедушка Джо попросил:

– Представь мне, капитан, свою команду.

– Есть, адмирал, представить команду... Боцман, два шага вперед! Дик Мортон, четырнадцати лет, боцман "Наяды", лихой моряк, не укачивается, сам ставит все паруса.

– Очень приятно, я очень рад, – пробормотал дедушка Джо. – А чем ты, дружок, занимался до поступления на "Наяду"?

– Собирал устриц во время отлива, крабов. Иногда за это попадало.

– Разве ты не знал, что весь сбор на побережье принадлежит обществу "Мерхли-компания"? Нехорошо, нехорошо! Ты воровал добро почтенной фирмы. Надеюсь, с тех пор, как ты получил эту службу, ты больше не занимаешься воровством?

– Нет, дорогой господин!

– Ну-с, и дома лучше стало?

– Так точно. Теперь мы живем в настоящем доме, не в ящике. Правда, немного сыро, подвал, но мы так вам благодарны, добрый господин!

– Ну, ладно, не люблю... – грубовато, с некоторой брезгливостью, выпятив нижнюю губу, господин Менкс-старший отклоняет благодарность. Не так уже приятно в день рождения слышать о подвалах и сырости.

Впрочем старик обласкал всю команду:

– Можете идти, моряки-молодцы. Старайтесь! Я позабочусь о вас. Работайте только добросовестно и берегите своего капитана. Клавдия, прикажи дать им немного шоколаду.

– Счастливо оставаться, великодушный господин! Салют, капитан!

Выстроившись в одну шеренгу, осмелевшая команда зашагала через всю комнату, громко чеканя шаг.

– Хорошие ребята, – со вздохом сказал господин Менкс. – Как жалко, что средства еще не позволяют нам взять на воспитание всех таких ребят. Вот где ключ к разрешению наших социальных противоречий и зол.

– Совершенно правильно, совершенно верно, – подхватил господин Пейдж. – Это тема моей докторской диссертации. Классы состоят из людей. А люди, раньше чем стать самостоятельными, всегда бывают детьми. Наша миссия – завладеть душами детей из необеспеченных классов.

– Недурно, – похвалил патриарх. – Право, над этим стоит подумать. А что же наши педагоги? Разве они не понимают, что именно здесь ключ к спокойствию страны? У них нет средств? Но ведь на такое дело каждый даст... Я первый.

– О, моя диссертация, дорогой господин Менкс, докажет, что это самый верный путь борьбы с коммунистической инфекцией. Достоинства этого метода в сочетании.... м-м... с сильными мерами очевидны. А теперь разрешите мне в этот высокоторжественный и радостный день преподнести вам в качестве дара сердца вот эту небольшую рукопись. Здесь квинтэссенция моей диссертации. Если вы на досуге познакомитесь с нею, я буду безмерно счастлив.

– Спасибо, дорогой Генри! Я очень тронут... Я постараюсь дать ход вашему высокополезному труду. – Господин Менкс передал папку жене. – Но что я вижу? Целый заговор! Сговорились не выполнять моей просьбы. Решили сегодня не признавать стариковского права на капризы... Ну, уж так и быть: ты. Боб, и вы, Пейдж, так меня растрогали, что я готов снять запрещение. Давайте уж все, выкладывайте, что вы там припасли...

Госпожа Клавдия поднесла платочек к глазам и прижала руку к своей далеко не тощей груди. Подарки были один лучше другого, и главное – от чистого сердца. Райт подарил отцу коробку гаванских сигар столь редкой марки, что даже старик удивился:

– Ого, Райт! Где ты их достал? Со времени последней войны я мечтаю о них... Мистер Грей, будучи на Кубе, обыскал все плантации и фабрики, но не нашел даже следов табака этого сорта. Говорят, неурожай... Очень благодарен, дорогой мой!

Да, это была именно она, любимая марка Менкса-старшего: "Кровь негра". Этот табак выращивался в особо благоприятные годы. Говорят, что из семи лет только один приносит урожай этого сорта. И то лишь в том случае, если рабочие откажутся от сна и отдыха, если по ночам они будут окуривать стебли и поливать их особым раствором. Недаром на плантациях дали этому сорту такое жестокое название. И не случайно оно привилось даже среди белых, хотя надпись на коробках и утверждала, что сигары называются "Черная красавица".

Лиззи подарила дедушке собственной работы комнатные туфли – красивые, удобные и очень теплые.

– Я хочу, дорогой дедушка, – сказала она, поднося подарок, – сделать тебе не менее пятидесяти пар таких туфель – каждый год по одной.

Все были растроганы столь тонко высказанным пожеланием. И опять бабушка Клавдия поднесла прозрачный платочек к глазам:

– Милые, милые дети...

Франклин и Гвендолен поднесли имениннику на золотом подносе хрустальный бокал, отливавший радужными гранями. Это было совершенное творение человеческой фантазии.

"Я готов служить до двухтысячного года. Пей на здоровье!" – гласила надпись, золотой вязью опоясывавшая хрусталь.

– А что, – сказал, подмигивая, дедушка Джо, – в самом деле, не учредить ли нам сегодня "Общество двадцать первого века". Ведь это идея! Каждый член общества должен дать обязательство дожить до двухтысячного года, и тот, кто нарушит обязательство, будет оштрафован в пользу нуждающихся соотечественников и исключен из числа членов – конечно, при соответствующей церемонии.

Менкс-старший получил массу подарков, ценных не столько своей рыночной стоимостью, сколько символическим смыслом, вложенным в каждый.

После чая старик достал из кармана перо и чековую книжку:

– Раз уж вы атаковали мое сердце подарками, разрешите мне обороняться подобным же способом. Ну, вот ты, капитан Боб, в чем нуждаешься?

– Ни в чем, дедушка. Я хотел бы, правда, поставить маленькую пушку на носу яхты. Морская полиция просто несносна – дерзит, грозит, преследует... А мне нечем ответить.

– Ну, нет, милый! Рано тебе вступать в войну с полицией. Всему свое время. Морское дело требует дисциплины. Ты обязан подчиняться полиции. Она заботится о нас... Охраняет справедливость... Нет, пушка – это лишнее. Вот мотор на яхту поставить – другое дело, это можно. Хочешь мотор?

– Не хочу, – угрюмо ответил Боб.

– Не хочешь, как знаешь... Может быть, тебе нужно что-нибудь другое? Говори, не стесняйся.

– Если ты уж так добр, дедушка, то дай мне тысячу долларов – хочу сделать подарок Милли.

– Милли? Что это еще за Милли?

– Милли – это наша корабельная мать. Знаешь, у пиратов были корабельные матери. И у нас есть такая. Словом, старшая сестра Чарли, матроса. Ты его видел. Она выходит замуж, а у нее, да и у жениха, ни гроша за душой. Если я дам им тысячу долларов, они устроят себе табачную лавочку и будут верны мне, как собачка тетушки Гледис...

– Какое замечательное сердце у ребенка! Золотое сердце! Вот результаты правильного воспитания. Какой прекрасный растет человек!

Боб чувствовал, что эти похвалы присутствующих адресованы не столько ему, сколько деду.

Старик протянул чек.

– Вот, капитан, чек на две тысячи. Можешь располагать ими по своему усмотрению. Отчета не нужно...

Когда чеки были розданы всему обширному потомству и гости собрались уезжать, Райт сказал:

– Отец, две минутки...

Старик вздохнул: ведь он уже давно ушел от дел. Но, видно, так уж устроен мир: гони дела в дверь – они влезут в окно. Менкс-старший повел сына к себе.

– Что случилось, мальчик?

Райт протянул отцу радиограмму.

– Как тебе это нравится?

– "Золотой лед"? Знаю! – Менкс-старший едва взглянул на бланк. – Ты уже принял решение?

– Я хотел совета...

– Друг мой, пора привыкнуть к самостоятельности. С кем ты будешь советоваться после моей смерти? В радиограмме три слова: "Разогревайте холодное золото". А послана она тебе генералом Гробзом, который является нашим агентом и отлично знает, что почти все акции "Золотого льда" принадлежат нам. Значит, необходимо немедленно избавиться от них.

– Но это очень трудно! – воскликнул Райт.

– Если ты послушаешь меня, у тебя их будут рвать из рук. О гибели рудников станет известно завтра днем. Утренние газеты выйдут с заметками о работе "Общества дальних исследований" в Арктике. В них ты прочтешь о том, что "Общество" усиленно расширяет свои рудники. Об этом я уже позаботился. Затем, едва откроется биржа, сотни маклеров будут спрашивать "Золотой лед". Курс начнет подниматься. К половине десятого выбрось первую партию. Устрой гонку за акциями, вплоть до драки. Хорошо, если вмешается полиция. Но купи эту партию сам, набей цену. Вслед за этим выбрось вторую партию. Само собой разумеется, что маклеры ни в коем случае не должны знать ни друг друга, ни для кого они ведут операции. Нарушение тайны может провалить всю операцию. Не мешает пустить исподволь слух, что твой консорциум скупает весь "Золотой лед". Когда биржа превратится в сумасшедший дом и курс поднимется по крайней мере на десять пунктов, выбрось весь наш портфель. Вначале покупай, но тут же продавай. Без десяти одиннадцать – отбой! К этому времени у тебя не должно быть ни одной акции. Ясно?

– Не совсем чистая операция, – сказал Райт.

Старик недовольно поджал губы.

– Нет ни чистых, ни грязных операций. Есть лишь удачные или неудачные.

– Понимаю, отец. Но как быть с акциями господина Гастингса? Их у меня на тридцать миллионов.

– Его акции останутся в сейфе. Забудь о существовании этого субъекта. Не вздумай предоставлять ему кредит. Ни гроша! Я не намерен спасать пса, обрывающего штаны на хозяине. Хорошо, что ты напомнил.

Менкс-старший набросал на листке блокнота несколько строк и нажал кнопку звонка.

– Господина Пейджа! – коротко бросил он, едва слуга приоткрыл дверь.

Ученый зять не замедлил явиться.

– Я слушаю вас...

– Вот что, милый Генри! Мне стало известно, а скоро это станет известно всем, что "Общество дальних исследований" приобрело после войны рудники в Арктике. Но это общество оставило на месте прежнюю администрацию и не освободило работавших на рудниках военнопленных, среди которых есть и наши солдаты. Вместо того, чтобы открыто эксплуатировать недра силами свободных рабочих, они, эти недальновидные олухи во главе с Чарлеем Гастингсом, предпочли работать в этих рудниках методами рабовладельцев. Результаты этой глупой тактики налицо: военнопленные взбунтовались. Подземный город взорван, рудники больше не существуют. Еще не поздно сделать общественному мнению предохранительную прививку: в утренних газетах должны появиться разоблачения, требования замены военнопленных свободными рабочими. И ни слова о бунте и гибели Подземного города! Начнутся запросы в конгрессе, в сенате... Поднимется буря в стакане воды. Так называемое общественное мнение будет отвлечено. Настоящей бури, которая могла бы подняться в связи с прибытием освобожденных, не состоится. Все понятно? Вот памятка. Действуйте! Да, еще одно: завтра же организуйте "Общество помощи последним жертвам фашизма". Каждому – меблированный коттедж в рассрочку, костюм, пальто, ботинки, белье, шляпу и – на первое время – работу!

Отражая лакированными бортами огни ночных реклам, роскошные машины развезли по домам демократических потомков господина Менкса-старшего. Особняк Менкса погрузился в спокойный сон.

До десяти часов следующего утра в доме ходили на цыпочках, говорили шепотом. В десять из спальни донесся звонок.

– Газеты! – коротко сказал господин Менкс-старший вошедшему слуге. – И кофе.

Спальня была наполнена одуряющим ароматом сигар "Кровь негра".

Господин Менкс с удовлетворением проглядывал одну газету за другой. Все было, как он хотел. Заметки, разоблачения... Выстрел одним снарядом по двум целям удался как нельзя лучше. Газетная истерия разжигала ажиотаж на бирже и ослабляла народное негодование.

Принесли кофе. Мистер Менкс нажал кнопку приемника и среди прочих новостей услышал:

– За последние полчаса акции компании "Золотой лед" повысились на три с половиной пункта. Курс устойчивый. Спрос превышает предложение.

– Сегодня ожидается прибытие в столицу бывших наших военнослужащих, проведших это время на горных работах в Арктике.

– Председатель правления "Общества дальних исследований" господин Чарлей Гастингс, возвращающийся из Арктики, должен приземлиться на втором Ивертонском аэродроме в одиннадцать часов...

Менкс-старший медленными глотками пил утренний кофе и просматривал утренние газеты. Ничто его не тревожило. Колпак на голове придавал лицу старика почтя детское выражение.

Сюда не долетал городской шум.

Зато в районе биржи конная и моторизованная полиция тщетно пыталась восстановить движение городского транспорта. Ни трамвайные вагоны, ни троллейбусы, ни автобусы, ни легковые машины не могли пробиться сквозь толпу. Над площадью стоял тысячеголосый гул.

kalniz09.jpg (63343 bytes)

– Золотой лед... Золотой лед...

Лошади полисменов нервничали, как и всадники. Огромный броневик шефа полиции – и тот не мог пробить бреши в толпе. Были вызваны две пожарные команды. Мощные струи воды сначала разогнали толпу, но вскоре появились организаторы коллективных действий – толпа понатужилась и опрокинула пожарные машины.

Полиция пустила в ход дубинки. Конники давили людей лошадьми. Беспорядки принимали серьезный характер.

В одиннадцать часов все кончилось само собой. Толпа внезапно исчезла. Бурное море превратилось в стремительные потоки, несущиеся по боковым улицам. Толпы осадили банки и банкирские дома. А на ступенях биржи, у колонн, осталось несколько трупов людей, только что покончивших с собой. Их немедленно увезли в морг.

Через несколько минут радио начало передавать сообщения о самоубийстве известных в деловых кругах лиг. Застрелился глава банкирского дома "Шварц и сыновья". Толпа обездоленных вкладчиков напрасно ломилась в запертые двери. Вскоре выяснилось, что банкирский дом вместо наличности теперь располагал лишь акциями "Золотой лед". И все заголосили: каждому было уже известно, что эти акции не стоили бумаги, на которой были напечатаны.

Еще хуже было в других конторах, менее известных, чем "Шварц и сыновья".

А господин Менкс-старший все еще не выходил из спальни. Он решил основательно отдохнуть в первый день нового года своей жизни. И когда ему доложили, что Чарлей Гастингс настоятельно просит принять его по неотложному делу, Менкс недовольно сказал:

– Разве он не знает, что я дома никого не принимаю? Скажите ему, чтобы приходил завтра в клуб... Может быть, вечером, часов около семи, он меня там застанет. Может быть...

В спальню был вызван господин Слебум, которому Менкс-старший доверял больше, чем кому бы то ни было.

– Слебум, – сказал он своему телохранителю, – возможно, что сегодня некоторые лица станут ломиться. Я никого не хочу видеть!

Телохранитель кивнул.

На все окна и двери особняка Менкса опустились внутренние шторы. С улицы они казались шелковыми, и никто не догадался бы, что у этого шелка – стальная подкладка. В парке появились свирепые бульдоги, способные разорвать человека. Слебум и его помощники неусыпно следили за улицей.

Дом стал крепостью.


В лихорадящем мозгу Чарлея Гастингса вдруг блеснула надежда. Может быть, еще не все потеряно. Миллиардеры могут позволить себе любые чудачества... Надо съездить к Райту Менксу. Возможно, ему даны указания не губить его, старого Чарлея... Неважно, что стоимость "Золотого льда" сейчас равна нулю. Биржевой барометр стоит на "переменно". О, если б иметь оборотные средства! Он в один день поправил бы дела...

Чарлей Гастингс вскочил в первый попавшийся таксомотор и помчался в контору консорциума "Ридон-Дил и К°", где постоянно восседал, как божок, Менкс-младший. Он взлетел на седьмой этаж, забыл закрыть за собой дверцу лифта и побежал в приемную.

Ему сказали, что господин Менкс-младший сегодня не принимает.

– Доложите, что это я, Чарлей Гастингс, – настаивал растрепанный старик с ввалившимися глазами. – Он меня хорошо знает.

Прилизанный служащий, осмелившийся доложить, вернулся и сделал Чарлею выговор:

– Зачем же вы обманываете и подводите людей? Мне за вас попало. Господин Менкс не имеет чести быть с вами знакомым. И он весьма занят. Он не уверен, что в этом месяце сможет найти время для беседы с вами.

– Ах, так?! – воскликнул Чарлей Гастингс, вытаскивая из кармана пистолет. Все бросились кто куда, прилизанный забился под стол. – Не бойтесь, каракатицы. Я умираю сегодня, я, а не вы! Но вы мне позавидуете!

Чарлей Гастингс сел в глубокое кресло, отвалился корпусом в угол, чтобы не упасть после смерти, и пустил пулю себе в висок.

Приход – расход

В Ивертонский центральный аэропорт войска прибыли еще ночью. Начальник аэродрома вынужден был уступить свой кабинет майору весьма молодцеватого вида. Этот майор вел себя так, словно ему предстояло вписать новую страницу в боевую славу своей родины. Он лично указал места танкам и броневикам.

Все было рассчитано так, чтобы прибывающие с бывшими военнопленными самолеты находились на прицеле танковых пушек и пулеметов.

Самолеты показались около полудня. Вот скользнул на бетонную дорожку первый самолет и побежал, теряя скорость. За ним коснулся земли второй, потом третий и четвертый.

Из машин вышли пассажиры. Майор прижал к глазам бинокль.

Никаких встреч, никаких демонстраций... Даже корреспондентов нет, их направили по ложному следу на другой аэродром.

Вдруг рассыпался белый рой листовок. Словно тысячи голубей, замелькали они, опускаясь на дорожку, на аллеи, на площадки. Прибывшие подхватывали их.

У самолетов начался митинг. Майор не заметил, когда на аэродром проникли посторонние. Но он не может приказать танкам открыть огонь. По инструкции он имеет право стрелять только в случае явной агрессии со стороны прибывших или же "если коммунисты попытаются начать беспорядки, использовав неосведомленность и недовольство освобожденных". Однако нет ни беспорядков, ни даже шума. Майор чувствует, что его карьера заканчивается.

Примчались машины с корреспондентами. Эти тоже не простят. Они не любят, когда их обманывают.

Майор идет туда, где мистер Генри Пейдж перед огромной толпой произносит с крыла самолета приветственную речь. Подставляя себя под объективы репортеров, он говорит полным достоинства голосом:

– Дорогие защитники родины, культуры и прогресса! Разрешите мне приветствовать вас от имени только что учрежденного в честь вашего освобождения "Общества помощи последним жертвам фашизма". Вас, несомненно, заботит мысль о том, как сложится ваша жизнь на родине после столь долгого отсутствия. Я уполномочен проводить каждого из вас в его собственный коттедж. Там вы найдете все необходимое для тихой и уютной жизни. Пусть вас не заботит также вопрос о работе. Работу вы получите все, как только "Общество" уточнит сведения о вашей профессии. Можете быть уверены, что патриоты Монии позаботятся о своих героях!

Герои переминались с ноги на ногу и мрачно глядели то на оратора, то на репортеров. Еще до того, как Пейдж начал свою речь, они успели прочесть листовки, разбросанные невидимыми руками.

"Друзья, вырвавшиеся из Подземного города! Будьте бдительны! Не поддавайтесь на провокацию! Ваш приезд хотят использовать те, кто держал вас в подземной каторге. Они хотели уничтожить вас, завезти в дикую Кардию и там замуровать в казематах форта Клайд. К счастью, русские друзья, случайно оказавшиеся в районе Подземного города, предали гласности эту позорную историю, и теперь монийским последователям Гитлера и Геббельса остается лишь притвориться вашими защитниками. Они делают вид, что ничего не знают о Подземном городе. Не верьте им! Разоблачайте преемников гитлеровцев, наших финансовых воротил! Не далее как сегодня они устроили грандиозную спекуляцию: они ограбили мелких держателей акции на сотни миллионов долларов! Приманкой служили ваша кровь, ваш пот – акции Подземного города "Золотой лед"! Приходите в девятнадцать часов на митинг в клуб портовых грузчиков. Там вы узнаете всю правду. Да здравствует братство тружеников! Да здравствует дружба нашего народа с народами СССР!"

Господин Пейдж слез с крыла самолета:

– А теперь прошу...

Запели клаксоны. Два десятка лимузинов врезалось в толпу. Кто-то подтолкнул к ним прибывших. Многие из них старались припомнить старые адреса. По мере того, как перед ними развертывались знакомые панорамы улиц, память стала проясняться. Машины вместо того, чтобы следовать на улицы новых коттеджей, повернули в разные стороны, углубляясь в дебри столицы.

Джим Пратт сначала погнал свою машину к берегу Зубзона, потом повернул на Аллею капитанов. Но черный лимузин, за которым он гнался, развил огромную скорость, и репортер потерял его из виду.

– Черт с ним! – решил Джим. – Сочиню трогательную встречу и без натуры. – И поехал домой.

Джим был несколько разочарован: от этих освобожденных он ждал большего. Простая зарисовка встречи его не устраивала. Сенсации – вот что требуется его газете. И он умел в любом, даже незначительном факте находить то, что действует на воображение. Иногда недоговоренность, иногда намек, шутка... Но читатели думают, их фантазия работает – и это связывается с его именем. Так ему удается сохранять популярность и гонорары.

Что можно состряпать из этого дела? Конечно, если бы заняться подлинными разоблачениями и если бы его газета согласилась их опубликовать, он мог бы кое-что поведать: например, о причине самоубийства марабу, о проделках биржевых воротил. Это подлинная сенсация. Но это не интересует газеты, да и его тоже. Однако можно намекнуть на кое-что. Это сделает статейку острее.

Во-первых, почему возвратившихся не встречали родные? Во-вторых, к чему каждому коттедж? Ведь среди прибывших имеются и такие, у которых есть семьи. Почему же им не поехать прямо домой?

Прежде чем Джим добрался до дому, план был уже готов.

Статья имела большой успех. Действительно, трудно было понять, почему новоиспеченное "Общество" обошлось столь ретиво, но и столь странно с освобожденными... Особенно эта статья понравилась господину Менксу-старшему. Она отлично отвлекала внимание читателей от Подземного города. В тот же вечер Пратт получил анонимный чек в дополнение к обычному гонорару.

Однако прекрасно начавшийся для Менкса-старшего день к вечеру несколько омрачился. Ему так и не удалось провести его дома.

Перед обедом Клавдия постучала к нему:

– Мой друг, шеф городской полиции только что осведомлялся, дома ли ты. Он ждет у телефона, говорит – весьма важное дело.

Господин Менкс-старший взял трубку. Начальник полиции' подобострастно сообщил, что на Площади биржи задержан молодой человек, открывший стрельбу из автомата по витринам биржи, по неоновым бюллетеням и даже по световой афише, рекламирующей кинобоевик "Притон коммунистов".

Господин Менкс перебил полицейского.

– Почему же об этом вы сообщаете мне?

Тот замялся.

– Дело в том, что этот дебошир оказался Джемсом Менксом.

– Где он сейчас?

– Пока в моем кабинете. Я бы очень просил...

– Ладно, сейчас приедем.

Господин Менкс-старший нервно бросил трубку.

Он нисколько не удивился, когда увидел, что Клавдия ждет его в вестибюле готовая к выходу. Развалившись на широких кожаных подушках автомобиля, Менкс закурил любимую сигару, и сизый дымок чуть заметной струйкой вился за машиной, оставляя на улице стойкий аромат.

– Кто-то в оркестре сфальшивил, сошел с тона, – сказал он жене. Подрагивание мчавшейся машины не помешало ему почувствовать, как при этих словах задрожала его безответная подруга. – Нет, нет, дорогая Клавдия, я не точно выразился. Оркестр исполняет все точно, но сфальшивил дирижер. Я! – он патетически шлепнул себя по лбу. – И как это я не учел такого пустяка. Все предусмотрел до мельчайшей детали. А об этом не подумал. Знал ведь, в каком состоянии мальчик. Эта повышенная возбудимость, раздражительность... Почему же я не помешал ему?

– Я, я виновата, милый Джошуа, – твердила Клавдия. – Коньяков и ликеров у нас не хватает, что ли? Он ведь мягок, как воск. Когда выпьет, позволяет делать с собой все, что угодно... Прости меня, Джошуа. Это я виновата...

Менкс выдохнул два синих штопора дыма.

– Чепуха. Все это чепуха. Однако мне предстоят довольно неприятные минуты.

Шеф полиции ждал у подъезда. Менксу-старшему это не понравилось. Но подобострастие начальника свидетельствовало о том, что полиции хорошо известны роль и значение господина Менкса.

– Прикажете вести к нему? – спросил шеф уже в лифте.

– Раньше всего я хотел бы видеть этого человека так, чтобы он не видел меня.

– О, это легко устроить.

Полицейский провел Менкса-старшего в небольшую комнату, где шум шагов утопал в мягком ковре.

– Звуконепроницаемая камера психологических, наблюдений, – шепнул полицейский не без гордости.

Он отодвинул в стене задвижку и жестом предложил господину Менксу воспользоваться глазком.

Лишь несколько секунд смотрел в глазок Менкс-старший. Одного взгляда было достаточно, чтобы убедиться, кто именно сидел неподвижно в кресле со скованными наручниками руками. Господин Менкс повернул равнодушное лицо к жене.

– Клавдия, дорогая, подожди меня в машине. Тебе не интересна наша сухая деловая беседа.

Госпожа Менкс вышла.

– Там ничего не слышно? – господин Менкс кивнул головой на стену..

– Ни звука!

Они сели на диван. Менкс-старший раскурил новую сигару.

– Много лет назад я был председателем "Общества содействия полиции и общественному порядку". Насколько я знаю, никто этого общества не распускал. Таким образом, я и теперь являюсь председателем этого впавшего в состояние спячки общества. Только что я имел случай убедиться, как много могло бы сделать это полезное учреждение, если бы не лень, заставившая меня уйти от всех дел. Сам я уже не смогу наверстать упущенного. Но, может быть, найдутся другие люди, более энергичные. На всякий случай, разрешите мне внести свою лепту. – Менкс вынул из бокового кармана чековую книжку. – Сто тысяч долларов на первое время, я думаю, достаточно. В ваше личное распоряжение. Посильная помощь, дань заслугам полиции.

Левой рукой шеф принял чек, а правую приложил к сердцу.

– Я уверен, господин Менкс, что молодчик, сидящий в моем кабинете, никак не может быть вашим сыном...

– Само собой разумеется, – улыбнулся мистер Менкс. – Никакого сходства.

– В таком случае, не сможете ли вы вручить вашему сыну вот этот документ, очевидно, найденный или украденный арестованным?

Не глядя, Менкс сунул в карман книжечку в лакированном кожаном переплете.

– Что еще?

– Все! – ответил шеф, прикладывая два пальца к козырьку.

– Подумайте! – глухо сказал Менкс-старший, вперив в него неподвижный взгляд. – Чтобы потом не было разговоров. Я не люблю возвращаться к пройденному. Вы должны это твердо знать. – Казалось, лицо его только что отлито из медленно остывающего чугуна. – И еще вот что. – Он заполнил второй чек и протянул шефу полиции. – Здесь пятьдесят тысяч долларов. Поместите несчастного в лучшую лечебницу, где его могли бы полностью изолировать от любопытных. Ему вредно видеть кого-либо, кроме лечащего врача и сиделки.

– Именно это ему и нужно! – ответил начальник, снова прикладывая два пальца к козырьку.

Госпожа Менкс ждала в машине. Она была очень бледна.

– Уж не начинается ли у тебя приступ малярии? – спросил ее муж, прищурившись.

– О, нет, нет. Я совершенно здорова! – в ужасе прошептала Клавдия. – Не беспокойся, мой друг. Это пройдет.

– То был не Джемс, – резко сказал господин Менкс и больше не проронил ни слова.

Он снова в своем кабинете, старый, одинокий, никому не нужный человек. Если перед ним заискивают, то только ради того денежного мешка, на котором он сидит. Ну и отлично...

Господин Менкс вглядывается в фотографию на матрикуле, врученном ему шефом полиции. Прядка волос на лбу. У него, Менкса-старшего, в молодости тоже была такая же, пока он не стал лысеть. Энергичный прямой нос... И безвольный подбородок Клавдии.

Несмотря на июльскую жару, в камине потрескивает огонь: господин Менкс не любит сырости. Матрикул Джемса долго не хочет гореть. Но, наконец, переплет вспыхивает, раскрывается сам собою, в последний раз мелькают знакомые черты. И вот все превращается в прах.

Господин Менкс-старший решительно направляется к сейфу. Щелкает замок. Менкс вынимает крохотную записную книжечку. В ней вся его бухгалтерия. Менкс садится к столу, раскрывает книжечку и слева, где "приход", заносит:

"Операция "Золотой лед" – 21.500.000".

Справа, где "расход" он пишет:

День рождения – 50000
Встреча болванов из Подземного города – 500000
На Джемса – 150000
Пратту – 100".

"Днепр" возвращается в СССР

Население поселков на восточном берегу Северной Земли в честь команды "Днепра" устроило большой бал. Двухэтажное здание клуба моряков сверкало электрическими огнями. Играл духовой оркестр. Молодежь танцевала. Из фойе доносились резвые аккорды баяна: там забавлялись детишки в обществе пушистого белого медвежонка. Это помощник капитана Валя Стах тряхнула стариной: привела с собой своего питомца и выступает в роли затейника.

– На собрание! На собрание! – крикнул кто-то.

Все поспешили в зал. Валя насилу отпросилась у ребят – отпустили с условием, что медвежонок остается с ними, а после собрания Валя придет опять.

Представители горняков благодарили команду "Днепра" за то, что она вовремя доставила снаряжение, продовольствие, технику. Предсудкома Василий Богатырев рассказал им о "Светолете" – новой чудесной советской машине, прилетевшей в трудный момент на помощь и пробившей дорогу во льду почти до самых поселков. В зале долго гремели овации в честь советских ученых и советской техники.

В этот момент в зале появился матрос с ледокола. Он поспешно прошел к сцене и протянул капитану Лунатову пакет. Все насторожились.

Капитан, быстро просмотрев содержимое пакета, обратился к собравшимся:

– Товарищи! Мы получили приказ срочно идти на северо-запад. Там бедствуют на льду тысячи людей. Мы обязаны выйти не позже завтрашнего утра. Теперь вы понимаете, какое огромное значение имеют каждый человек, каждая минута.

Все дружно заявили о своей готовности прямо из зала отправиться в порт на погрузку угля.

По широким улицам, похожим на площади, и по площадям, напоминающим пустыри, заметались яркие лучи автомашин. Со всех сторон двигались краны, подобные мастодонтам.

"Днепр" заревел, подвалил к портовой стене и раскрыл свои бункера.

Валя натянула на бальное платье теплый бушлат и приступила к обязанностям суперкарго:

– Вира! Майна! Так держать! Еще помалу!

Заскрипели тросы, зажужжали моторы лебедок, заворочались хоботы кранов.

К семи часам утра было погружено пять тысяч триста тонн угля – больше бункера не вмещали. На портовой стене появился оркестр – это молодежь, только что участвовавшая в погрузке, отложив лопаты, взяла в руки медные трубы.

"Днепр" развернулся, загудел на прощанье и пошел к выходу из залива. Его провожали звуки оркестра и напутственные крики друзей.

До чистой воды "Днепр" шел своей полыньей, не успевшей еще затянуться настоящим льдом. Трудностей ожидали на севере, в целине старого пака. Но, к удивлению команды, и там во льду была проложена широкая дорога.

Капитан Лунатов понял, кто позаботился о них, и послал радиограмму Солнцеву:

"Спасибо за легкий путь. Будем на месте через трое суток".

На третьи сутки впереди показались очертания неизвестного команде "Днепра" острова. Стеною поднимались вечные льды, в устьях фиордов кружились только что родившиеся айсберги. Навстречу "Днепру" плыли огромные ледяные горы.

Спустя два часа вахтенный крикнул:

– Огни прямо по носу!

С капитанского мостика ясно были видны тысячи темных фигурок, суетившихся вокруг костров на отмели. Лунатов приказал приветствовать людей гудком. Едва заревела сирена, люди кинулись на морской лед. "Днепр" стал у его кромки.

Первым поднялся на палубу Гарри Гульд и поспешил на мостик договариваться с капитаном о порядке посадки. По дороге он обогнал двух человек в ослепительно ярких халатах и шапочках. Это были доктор Кузьма Кузьмич Непокорный и кок Павел Игнатьевич Проценко. Оба шли докладывать о готовности к приему пассажиров: первый развернул больницу, второй приготовил для освобожденных вкусный обед. Они не замедлили поделиться с Гарри своими успехами, и каждый взял с него слово, что первую свободную минуту Гарри проведет в его обществе.

На палубу вынесли столы, спустили все трапы. Восемью потоками потянулись к кораблю освобожденные. Их регистрировали, затем подвергали санобработке, медицинскому осмотру и кормили обедом.

Гарри не ожидал, что "Днепр" сможет так быстро принять несколько тысяч пассажиров.

Затем были посланы радиограммы соответствующим правительствам об освобождении их граждан из подземной каторги. Отдельно сообщили о захваченных морскими пиратами уже по окончании войны.

Лунатов сообщил последние координаты "Мафусаила" и предупреждал, что судно это пользуется сигналом "SOS" для пиратских нападений на спешащие ему на помощь корабли.

Низкий басовитый гудок разлегся над ледяными горами – "Днепр" прощался с островом Бедствий.

– Полный вперед!

Жизнь на корабле постепенно вошла в свою колею. "Днепр" быстро шел домой, к советским берегам.

Грузовой помощник капитана Валя Стах спустилась в свою каюту. Не успела она умыться, как в дверь тихо постучали...

– Войдите...

На пороге стоял Гарри. На лице его сияла радостная улыбка.

– Здравствуйте, Валя. Я страшно рад вас видеть.

– Почему же "страшно"? – улыбнулась Валя.

Гарри вытащил из-под стола медвежонка.

– Ну, как он?

– Ничего, только плохо воспитан. Перегрыз ножку стола...

– Ай-ай... Как нехорошо! – проговорил Гарри, лаская звереныша. – Нельзя так, дорогой... Нельзя!

Медвежонок зевнул.

Некоторое время Гарри молчал, лишь изредка поглядывая на Валю.

– Валя...

– Что?

Гарри глубоко вздохнул.

– Как хорошо устроен мир...

– Да, очень хорошо!

Гарри надолго замолк.

– Вам нравится Арктика? – наконец спросил он.

– Она очень красивая.

Гарри набрал полную грудь воздуха и решительно выдохнул его.

– А я ею сыт по горло. И я счастлив...

Но в это время сверху донесся низкий гудок...

– Встречный! – крикнула Валя и выбежала из каюты.

Гарри поспешил за ней на палубу. Впереди покачивался на волне грязный, закопченный пароход. Он, по-видимому, не имел своего хода. На мачте мелькали флаги...

– Семафорит! – крикнула Валя и прочла вслух: – "Остался без угля. Терплю бедствие. Прошу помощи".

– "Мафусаил"! – воскликнул Гарри.

– А, пират? – протянула Валя. – Как же, и мы его знаем...

"Днепр" пошел своим курсом.

Провизии на корабле оставалось только на три обеда... Поэтому машинная команда довела скорость до рекордной – двадцать пять узлов в час...

Гарри и Валя стояли на корме. Они смотрели вдаль, туда, где в синей дымке расплылись очертания ледяных гор.

– Значит, вы счастливы, Гарри? – спросила Валя.

– Да. Раньше у меня не было друзей. А теперь у меня их столько... Отец и сын Солнцевы, Устин Петрович, капитан Лунатов, Надя, вы и много-много еще.

– У вас будет еще больше, – сказала Валя.

– Да, – уверенно кивнул Гарри. – И у меня теперь есть настоящая родина. Я постараюсь стать таким, как Раш, его сын, вы...

Валя крепко, по-мужски жмет большую руку Гарри.

За кормой ледокола – пенистая дорога. Багровое солнце висит низко над морем.

Впереди – Родина!

1948