ПРОИСШЕСТВИЕ НА ЧАЙН—РОД

Голосов пока нет

    — Надень синий галстук, — сказала миссис Хемфри, — этот слишком пестрый.
    Мистер Хемфри вздохнул. Он ненавидел синий галстук, ненавидел крахмальные воротнички, ненавидел воскресные чаепития у этой старой лошади Пэмбл, ненавидел выходить на улицу со своей добродетельной супругой, ненавидел... впрочем, довольно. Душевное состояние антиквара Джона Хемфри не нуждается в дальнейших уточнениях. С каким наслаждением он сейчас облачился бы в теплый халат, фетровые туфли и, вооружившись лупой, посвятил вечер изучению маленького тибетского божка, так удачно приобретенного сегодня у старого чудака, вломившегося в лавку, невзирая на закрытые ставни.
    Цена, запрошенная старичком, была смехотворно низкой, а подлинность божка не вызывала сомнений.
    — Ты готов?
    — Готов, дорогая. — Джон сунул божка в жилетный карман в тайной надежде улучить несколько минут, пока дамы будут обсуждать способы приготовления хрустящего печенья, чтобы тщательно рассмотреть свою покупку.
    Было пять часов сорок три минуты пополудни, когда супруги сели в автобус на остановке возле дома No 96 по Чайн-Род.
    Дальнейшие события развивались столь стремительно, что при изложении их требуется поистине хронографическая точность.
    В пять часов сорок шесть минут шофер резко затормозил автобус и, выйдя из кабины, направился вдоль прохода.
    Очевидно, у него внезапно возникло желание поближе познакомиться со своими пассажирами, иначе зачем бы он стал срывать с них шляпы и щипать за носы.
    Оставшись явно неудовлетворенным, он в самой решительной форме потребовал, чтобы "все двадцать шесть поганых морд" немедленно покинули автобус, потому что "он скорее сожрет свою голову, чем провезет подобных ублюдков хотя бы еще один ярд".
    В пять часов сорок девять минут шофер был атакован миссис Хемфри. Ловко пользуясь зонтиком и ногтями левой руки, она без особого труда загнала его под сиденье, после чего обратилась с краткой и энергичной речью к остальным пассажирам. К сожалению, обычными средствами печати невозможно воспроизвести все красоты этого образца ораторского искусства. Смысл же выступления престарелой жены антиквара сводился к тому, что "каждая сопля будет вправе считать ее, миссис Хемфри, последней швалью, если она сейчас не прокатит всех желающих с ветерком, пусть только ребята раздобудут ей чего-нибудь, чтобы промочить глотку".
    Верный добрым рыцарским традициям предков, Джон Хемфри первым выпрыгнул из автобуса. К сожалению, собравшаяся на тротуаре толпа уже закончила громить гастрономический магазин, и новоявленный сэр Ланселот вынужден был вызвать двух молодых леди на поединок за право обладания ящиком бренди.
    Беззаветная преданность даме, отвага и умение наносить комбинированные удары дали возможность Джону быстро обратить в бегство противниц и с победой вернуться в автоковчег.
    По данным полицейских протоколов, дальнейшее продвижение автобуса, ведомого твердой рукой миссис Хемфри, протекало под знаком соревнования со стопятидесятисильным шестиместным "монархом". Правилами игры, по-видимому, предусматривалось преодоление максимального количества препятствий в виде мотоциклистов и будок для афиш, не говоря уже о красных огнях светофоров.
    В шесть часов десять минут автобус остановился на углу Чайн-Род и Мейг-стрит. Вышедшая из него миссис Хемфри жаловалась мужу на сильное головокружение.
    Возвращаясь домой пешком, антиквар с супругой имели возможность наблюдать последствия таинственного шквала, обрушившегося на Чайн-Род. На протяжении всего пути им не попалось ни одной целой витрины. Особенно пострадали винные магазины и бары. Пешеходы, спешившие домой, имели столь же потрепанный вид, как и наша почтенная пара.
    Добравшись до спальни, миссис Хемфри залпом выпила три стакана воды и одетая повалилась ни кровать — случай, доселе не отмеченный в анналах тридцатилетнего супружества четы Хемфри. Ее муж несмотря на недомогание, решил посвятить вечер изучению божка. Увы! Жилетный карман, куда он его сунул, был пуст.
    Таинственное происшествие на Чайн-Род послужило темой многочисленных дискуссий между психологами.
    По наиболее распространенной версии волна безумия совпала по времени и направлению с маршрутом полицейского автомобиля, отвозившего в участок достопочтенного Хью Мэнсона — красу и гордость Телепатического общества.
    В этот день Великий Индуктор был пьян, как свинья.
    Правда, судья так и не смог предъявить ему обвинения в подстрекательстве из-за отсутствия соответствующего прецедента в судопроизводстве. Соединенного Королевства. Злые языки утверждают, что немалую роль в освобождении Мэнсона из-под стражи сыграло заступничество лорда X. — почетного члена Общества Телепатов.
    Что же касается мистера Хемфри, то он имеет собственную точку зрения относительно причин, вызвавших беспорядки на Чайн-Род, но, зная мстительный характер тибетских божков, никому ее не высказывает.