Айзек Азимов

В Четвертом поколении

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.2 (10 votes)

Вскоре после выхода "Современного волшебника" Роберт П. Милл сменил мистера Бушера на посту редактора журнала "Фэнтези и научной фантастики" ("F&SF").
      Мистер Милл оказал мне величайшую в моей писательской карьере честь, предложив вести в "F&SF" ежемесячную колонку. Подобное случалось лишь однажды, когда мистер Кэмпбелл развернул дискуссию, приведшую к появлению "Сумерек". Начиная с ноябрьского номера за 1958 год, в котором вышла моя первая статья, я трудился не покладая рук месяц за месяцем, и сейчас, когда я пишу эти строки, близится десятая годовщина моей деятельности в качестве ведущего ежемесячной колонки.

Штрейкбрехер

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.3 (7 votes)

Сюрпризы бывают разные. Во введении к "Приходу ночи" я объяснял, что успех этого рассказа оказался для меня неожиданным. Что ж, в случае со "Штрейкбрехером" я был уверен, что написал настоящий бестселлер. Вещь, на мой взгляд, получилась свежей и оригинальной, я верил, что она поднимает волнующую, глубокую и патетическую социальную тему. Увы, рассказ безмолвно канул в читательское море, не вызвав на поверхности даже легкой ряби.
      Но в подобных вопросах я нередко проявляю упрямство. Если рассказ мне нравится, значит он мне нравится, и я включаю его в следующий сборник, в надежде дать ему еще один шанс.

Современный волшебник

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (3 голосов)

Меня частенько (к огромному моему удивлению) обвиняют в том, что я пишу с юмором. О, я, конечно, пытаюсь, но очень осторожно, и мне долго казалось, что никто этого не замечает.
      Дело в том, что юмор не имеет четких критериев. Можно сочинить загадочный рассказ и не дотянуть до нормы; тогда у вас получится сравнительно загадочный рассказ. По аналогии, можно написать сравнительно романтический рассказ, сравнительно интересный, сравнительно жуткий и даже сравнительно научно-фантастический рассказы.
      Но что получится, если вам не удастся юмористический рассказ? Выйдет ли в результате нечто сравнительно смешное? Конечно, нет! Сравнительно смешное замечание, не совсем остроумная реплика и недостаточно ироничный эпизод на деле соответственно означают: скучное замечание, глупая реплика и нелепый эпизод.

Благое намерение

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.2 (6 votes)

  Isaac Asimov. "In a good cause -", 1951
      Перевод М. Гутова

      Читатели часто спрашивают, совпадают ли изложенные в повести взгляды со взглядами автора. Отвечаю: "Не обязательно". Тем не менее, следует добавить короткую фразу: "...но чаще всего - да".
      Когда я пишу повесть, в которой противоположные характеры выражают противоположные взгляды, я делаю все, что в моих силах, чтобы дать каждому из них возможность высказать свою точку зрения.

Хозяйка

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 голосов)

Isaac Asimov. "Hostess", 1951
      Перевод М. Гутова

      В конце 1950 года мы с женой пришли к печальному и неприятному заключению, что детей у нас не будет. Врачи никаких отклонений не находили, а детей все не было и не было.
      Супруга моя помаленьку смирилась с бездетностью и готовилась посвятить себя моей писательской карьере. Работая в команде, казалось нам, мы добьемся больших результатов. Предполагалось, что я буду диктовать свои рассказы, а она станет их печатать.
      Затея вызывала определенные сомнения. Теоретически все звучало великолепно, на деле же мне никогда не приходилось диктовать. Я привык печатать свои рассказы и видеть, как предложения выползают на бумагу слово за словом. Поэтому я не стал сгоряча покупать диктофон, а уговорил продавца отдать его мне на тридцать дней на пробу.

Световирши

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.7 (3 голосов)

Чтобы миссис Эвис Ларднер оказалась убийцей -- в это просто невозможно было поверить. Кто угодно, только не она. Вдова астронавта-великомучени­ка, она занималась благотворительностью, коллекцио­нировала произведения искусства, считалась потряса­юще гостеприимной хозяйкой и, по общему признанию, талантливой художницей. К тому же это было добрей­шее и милейшее существо на свете.
      Муж ее, Уильям Дж. Ларднер, погиб, как известно, от радиации, когда он добровольно остался в космосе, чтобы дать возможность пассажирскому кораблю бла­гополучно добраться до Пятой космической станции. Миссис Ларднер получила за мужа щедрую пенсию, которой весьма удачно распорядилась и в свои далеко еще не преклонные годы стала очень богатой женщиной.

Странник в раю

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

1

      Они были братьями. Не потому, что оба принад­лежали к роду человеческому, и не потому, что воспи­тывались в одном интернате. Они были братьями в древнем, биологическом смысле этого слова. К ним, безусловно, относился старинный термин "родственни­ки" -- слово, появившееся много веков назад, задолго до Катастрофы, когда архаичное племенное образова­ние -- семья -- еще имело некоторую ценность.
      Как же это было неприятноПравда, Энтони почти совсем забыл огорчения детских лет, а в иные периоды своей жизни даже вовсе не вспоминал об этом досад­ном обстоятельстве. Но случилось так, что Энтони оказался неразрывно связан с Вильямом, и жизнь пре­вратилась в цепь непрерывных мучений.

Первый Закон

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.7 (3 голосов)

Майку Доновану стало скучно. Он поглядел на пустую пивную кружку и решил, что наслушался пре­достаточно.
      -- Если уж разговор зашел о странных роботах, -- сказал он громко, -- так мне однажды довелось иметь дело с таким, который нарушил Первый Закон.
      Это было настолько невероятно, что все сразу замол­чали и повернулись к Доновану.
      Донован тут же пожалел, что распустил язык, и попробовал переменить тему:
      -- Вчера я слышал забавную историю о...
      -- Ты что, знал робота, который причинил вред человеку? -- перебил сидевший рядом Макферлейн.

Настоящая любовь

Голосов пока нет

Меня зовут Джо. Именно так называет меня мой коллега Милтон Дэвидсон. Он программист, а я -- компьютерная программа. Я вхожу в комплекс Мультивак и связан с другими его частями во всем мире. Я знаю все. Почти все.
      Я -- персональная программа Милтона. Его Джо. Он понимает в программировании больше, чем кто-либо на свете, а я -- его экспериментальная модель. Благо­даря ему я разговариваю лучше любого другого ком­пьютера.
      -- Все дело в том, чтобы звуки соответствовали символам, Джо, -- сказал он мне. -- Так работает че­ловеческий мозг, хотя мы до сих пор не знаем, какими символами он пользуется. А твои символы мне извест­ны, и я могу к каждому подобрать слово.
      Итак, я умею говорить. Мне кажется, что говорю я хуже, чем думаю, но Милтон считает, что я говорю очень хорошо.

Мнимые величины

Голосов пока нет

Телекоммуникатор разбрасывал судорожные вспышки, пока психолог с Ригеля Тан Порус неторопливо устраивался перед экраном. В глазах Тана появился блеск, возбуждение передалось всем членам его худенького тела. И даже не­обычная его поза -- Порус уселся, водрузив ноги на стол, -- подчеркивала неординарность происходящего. Наконец коммуникатор ожил, засветился, и на экране появилось широкое лицо жителя Арктура, глядевшего раздраженно и хмуро.
      -- Сейчас середина ночи! Ты вызвал меня сюда прямо из постели, Порус!
      -- А у нас самый что ни на есть день, Финал. Но мое сообщение у тебя начисто прогонит мысли о сне.

Ленты новостей