ТРИ-ЧЕТЫРЕ

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.5 (2 голосов)
Обложка: 

- Давай-давай, - сказал Шапур довольно вежливо, принимая во внимание то обстоятельство, что он был демоном.
      - Ты тратишь мое время. И, должен добавить, также и свое собственное, поскольку у тебя осталось только полчаса. - И его хвост дернулся.
      - Это не дематериализация? - задумчиво спросил Айсидор Уэлби.
      - Я уже сказал, что нет, - ответил Шапур.
      Сотый раз Уэлби окинул взглядом бронзу, окружавшую его со всех сторон. Демон испытал нечестивое удовольствие (а в самом деле, какое же еще?), Отметив что пол, потолок и стены сложены из цельных бронзовых листов двухметровой толщины, между которыми не было заметно ни малейших следов шва.

      То была запертая комната в своем предельном варианте и у Уэлби оставалось только полчаса, чтобы убраться отсюда, а демон наблюдал за ним с возрастающей неприязнью.

      За десять лет до того (с точностью до дня, разумеется) Айсидор Уэлби поставил подпись.
      - Мы платим авансом, - убеждающе говорил Шапур, - десять лет ты получаешь все, что угодно - в разумных пределах - и потом ты - демон. Ты становишься одним из нас, с новым именем, демонической силой и множеством привилегий помимо этого. Ты едва заметишь, что произошло. А если не подпишешь, то можешь кончить в огне просто благодаря обычному ходу дел. Ты никогда не узнаешь точно... Вот, посмотри на меня. Мне совсем неплохо. Я поставил подпись, получил мои десять лет и вот он я. Неплохо.
      - Почему же ты так настойчиво добиваешься моей подписи, если я в любом случае могу оказаться погибшей душой? - спросил Уэлби
      - Не так уж легко вербовать адские кадры, - ответил демон, пожав плечами, что слегка усилило слабый запах двуокиси серы. - Все желают в конце концов выиграть Небеса. Плохая игра, но это так. Думаю, что ТЫ-то слишком разумен для нее. Однако пока у нас столько погибших душ, что мы не знаем, куда их девать и растущая нехватка администраторов.
      Уэлби только что расставшийся с армией и обнаруживший, что не имеет ничего, кроме хромоты и прощального письма от девушки, которую он тем не менее все еще любил, уколол палец и поставил подпись.
      Он, конечно, сначала прочитал небольшой листок. Взамен подписи, сделанной кровью, ему полагалась определенная часть демонических сил. Он не мог точно знать, как управлять этими силами, более того - он не знал даже, что это за силы, но тем не менее мог видеть, как его желания исполняются, причем таким образом, чтобы со стороны казалось, что все происходит совершенно естественно.
      Понятно, не могли исполняться желания, могущие войти в противоречие с высшими целями и устремлениями человеческой истории. Прочитав это, Уэлби поднял брови.
      Шапур кашлянул.
      - Предосторожность, навязанная нам э... Верхами. Но ты-то благоразумный человек. Тебе это ограничение не помешает.
      - Это попахивает казуистикой, - сказал Уэлби
      - Да, до некоторой степени. Кроме того, мы должны будем проверить твою пригодность. В документе, как видишь, сказано, что от тебя потребуется в конце этого десятилетия выполнить задание. Одна из демонических сил сделает его для тебя вполне посильным. Мы не можем сейчас сообщить суть этого задания, но у тебя будет десять лет, чтобы изучить природу твоих сил. Можешь смотреть на это, как на вступительный экзамен.
      - А если я не выдержу испытания, что тогда?
      - В таком случае, - сказал демон, - ты станешь всего лишь одной из обычных погибших душ - в конце концов. - И, поскольку он был демоном, при этой мысли в его глазах появился тусклый блеск, а когтистые пальцы скрючились, как будто он уже запустил их в тело собеседника. Но добавил он вкрадчиво: - Давай, подписывай, испытание будет несложным. Мы предпочтем иметь тебя сотрудником, а не просто еще одним рабом.
      Уэлби, отягченного печальными раздумьями о недостижимой возлюбленной, в тот момент довольно мало заботило, что может случиться через десять лет и он поставил подпись.
      Тем не менее десять лет минули достаточно быстро. Уэлби всегда действовал благоразумно, как и предсказывал демон, и дела его шли хорошо. Он поступил на службу и так как всегда оказывался в нужном месте в нужное время и говорил нужные слова нужным людям, он быстро продвинулся на весьма значительный пост.
      Его денежные вклады неизменно возвращались и, что важнее, к нему вернулась девушка, преисполненная самым искренним раскаянием и еще более искренним обожанием.
      Его супружеская жизнь была безоблачна и осчастливлена четырьмя детьми - двумя мальчиками и двумя девочками, замечательными, благоразумными и хорошо воспитанными. К исходу десяти лет он обладал прочной репутацией, авторитетом и завидным здоровьем, а его жена с приходом зрелости стала, пожалуй, еще краше.

      И через десять лет (с точностью до дня, разумеется) после подписания договора он, проснувшись, обнаружил себя не в своей спальне, но в ужасной бронзовой западне жуткой прочности в компании не с кем иным, как с нетерпеливым демоном.
      - Тебе достаточно убраться отсюда, и ты станешь одним из нас, - сказал Шапур. - Это можно сделать честно и логично, используя твои демонические силы, при условии, что ты точно знаешь, как они действуют. К теперешнему моменту ты уже должен был бы знать.
      - Жена и дети будут очень встревожены моим исчезновением, - сказал Уэлби, начавший раскаиваться.
      - Они найдут твой труп, - успокоил его демон. - С виду ты умрешь от сердечного приступа и у тебя будут роскошные похороны. Священник препоручит тебя Небесам, а мы не станем развеивать иллюзии у него или у его слушателей. Теперь давай, Уэлби, у тебя еще есть время до полудня.
      Уэлби, подсознательно готовивший себя к этому моменту десять лет, запаниковал меньше, чем того можно было бы ожидать. Он задумчиво огляделся.
      - Комната совершенно закрыта? Никаких потайных дверей?
      - Никаких отверстий в стенах, полу или потолке нет, - ответил демон с видом профессионала, гордящегося своей работой. - Как и на стыках этих поверхностей, кстати. Ты отказываешься?
      - Нет-нет. Дай мне подумать.
      Уэлби напряженно размышлял. Комната не казалась запертой. Чувствовалось даже движение воздуха. Воздух мог попадать сквозь стены путем дематериализации. Возможно, демон вошел сюда таким же способом и, возможно, сам Уэлби сможет покинуть комнату таким же манером. Он спросил.
      Шапур ухмыльнулся.
      - Дематериализация не является одной из твоих сил. Да и сам я не пользовался ею, чтобы попасть сюда.
      - Ты уверен?
      - Эта комната - мое собственное творение, - самодовольно сказал демон, - и она сконструирована специально для тебя.
      - И ты вошел снаружи?
      - Точно.
      - Используя доступные пониманию демонические силы, которыми я тоже обладаю?
      - Именно. Давай, будем педантичны. Ты не можешь пройти сквозь материю, но можешь перемещаться в любом измерении просто усилием воли. Ты можешь двигаться вверх, вниз, влево, вправо, под углом, ну и так далее, но не можешь пройти сквозь материю каким бы то ни было образом.
      Уэлби продолжал размышлять, а Шапур продолжал продолжал расхваливать абсолютно непробиваемую прочность бронзовых стен, пола и потолка; их совершенную цельность.
      Для Уэлби казалось очевидным, что Шапур, пусть даже сам верящий в необходимость рекрутирования кадров, явно еле сдерживал радость от возможности заполучить обычную погибшую душу, с которой он смог бы потешиться.
      - По крайней мере, - заметил Уэлби, делая жалкую попытку философски отнестись к случившемуся, - у меня были десять лет, о которых можно вспоминать. Несомненно, это утешение, даже для погибшей души в аду.
      - Вовсе нет, - возразил Шапур. - Ад не был бы адом, если бы тебе было позволено утешение. Все, что кто-либо получает на Земле, заключив сделку с дьяволом, как в твоем случае (или, кстати, в моем собственном) в точности равно тому, что он мог бы получить без такой сделки, усердно работая и веруя в... э... Верхи. Это делает все такие сделки поистине демоническими. - И демон разразился воющим хохотом.
      Уэлби возмущенно воскликнул:
      - Ты хочешь сказать, что моя жена могла бы вернуться ко мне, даже если бы я никогда не подписывал твой контракт?
      - Могла бы, - ответил Шапур. - Понимаешь, все, что происходит - воля... э... Верхов. Мы сами ничего не можем сделать, чтобы изменить это.
      Такое потрясение должно быть обострило ум Уэлби, так как именно в этот момент он исчез, оставив комнату пустой - если не считать пораженного демона. И изумление перешло в бешеную ярость, когда он взглянул на договор, который он до последнего момента держал в руке для завершающего действа - которое должно было свершиться в любом случае.

      Это случилось через десять лет (с точностью до дня, разумеется) после того, как Айсидор Уэлби подписал договор с Шапуром - демон вошел в кабинет Уэлби и сказал, очень сердито:
      - Смотри, здесь...
      Изумленный Уэлби, оторвавшись от работы, поднял взгляд.
      - Кто вы?
      - Ты очень хорошо знаешь, кто я, - сказал Шапур.
      - Вовсе нет, - возразил Уэлби
      Демон пронизывающе посмотрел на мужчину.
      - Вижу, что ты говоришь правду, но не могу уяснить детали. - Он живо обрушил на мозг Уэлби события последних десяти лет.
      - О да, - сказал Уэлби, - Я, конечно, могу объяснить, но вы уверены, что нам не помешают?
      - Нам не помешают, - хмуро отозвался демон.
      - Я сидел в запертой бронзовой комнате, - начал Уэлби, - и...
      - Незачем об этом, - поспешно прервал демон. - Я хочу знать...
      - Пожалуйста, дай мне рассказывать, как я хочу.
      Шапур стиснул челюсти и, не скрываясь, стал выделять двуокись серы, пока Уэлби не закашлялся.
      Он сказал:
      - Если бы вы немного отодвинулись... Благодарю... Итак, я сидел в этой запертой бронзовой комнате и припоминал, как вы усердно подчеркивали абсолютную несокрушимость ее четырех стен, пола и потолка. И я подумал: почему вы так на них сосредоточились? Что есть еще, кроме стен, пола и потолка? Вы описывали полностью закрытое трехмерное пространство.
      Вот оно: трехмерность. В четвертом измерении комната не была заперта. Она не существовала в прошлом неопределенно долго. Вы сказали, что сотворили ее для меня. Так что, если кто-то отправится в прошлое, он сможет, в конце концов, попасть в то время, когда комнаты еще не существовало и тогда он окажется вне ее.
      Более того, вы УТВЕРЖДАЛИ, что я могу двигаться в любом измерении, а время определенно можно рассматривать в качестве измерения. В любом случае, как только я решил двинуться в прошлое, я обнаружил, что моя жизнь в бешеном темпе прокручивается в обратном направлении и внезапно вокруг меня не стало бронзы.
      Неподдельно страдавший Шапур воскликнул:
      - Это-то я понял! Ты не смог бы сбежать никаким иным способом. Что меня интересует, так это твой контракт. Раз ты не стал обычной погибшей душой - очень хорошо, это часть игры. Но ты должен был стать по крайней мере одним из нас, войти в штат, за это тебе заплатили, и если я не доставлю тебя вниз, у меня будут большие неприятности.
      Уэлби пожал плечами.
      - Мне, конечно, жаль, но ничем не могу помочь. Вы должно быть, создали бронзовую комнату немедленно после того, как я поставил подпись на контракте, потому что когда я вырвался из комнаты, я оказался как раз в тот момент, в который я заключал с вами сделку. Там опять были вы, там был я; вы подталкивали мне контракт и стило, которым я должен был уколоть палец. Не сомневайтесь, по мере того, как я двигался во времени, моя память о том, что становилось будущем, улетучивалась. Но, похоже, не полностью. И пока вы пихали мне договор, я почувствовал какое-то неудобство. Я не полностью помнил будущее, но подвох почувствовал. И я не поставил подпись. Я категорически вам отказал.
      Шапур заскрежетал зубами.
      - Мне следовало бы догадаться. Если бы на демонов влияли флюктуации вероятности, то я мог бы попасть вместе с тобой в этот новый альтернативный мир. Раз так... Все, что я могу сказать, так это то, что ты потерял десять лет, которыми мы тебе заплатили. Это одно утешение. И - в конце концов - мы получим твою душу. Это другое.
      - Да ну? - сказал Уэлби - Разве в аду есть место утешению? В течение этих десяти лет, которые я прожил сейчас, я не знал ничего о том, чем бы мог обладать. Но теперь вы вложили в мой мозг воспоминание о десятилетии, которое могло бы быть. Я припоминаю, что в бронзовой комнате вы сказали, что заключив сделку с демоном, нельзя получить ничего, чего нельзя было бы добиться прилежным трудом и верой в Верхи. У меня есть и прилежание, и вера.
      Уэлби посмотрел на фотографию красавицы-жены с четырьмя прелестными ребятишками, потом окинул взглядом изысканную роскошь своего кабинета.
      - И, в общем, я могу избежать ада. Это решать также не в ВАШЕЙ власти.
      И демон с ужасным визгом исчез навсегда.