КОНЕЧНАЯ СТАНЦИЯ

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.6 (5 votes)
   Выйдя из экрана передатчика материи, Джомфри сразу понял,  что  произошла
ужасная ошибка. Во-первых, он почти ослеп от головной  боли  -  классический
симптом разгадки ПМ. А во-вторых, он явно попал н" туда - в  какую-то  серую
пыльную камеру, а направлялся домой. Пошатываясь и прикрывая рукой глаза, он
ощупью добрался до привинченной к стене скамейки и сполз  на  нее.  Обхватив
голову руками, он стал ждать, когда же стихнет боль.
   Худшее было позади, и стоило благодарить судьбу  за  то,  что  он  вообще
остался в живых. Джомфри многое  знал  о  неисправностях  ПМ,  насмотревшись
фильмов по стереовизору, поскольку такие драматические случаи, хотя и  очень
редкие,  служили  естественным  материалом  для  роботов-сценаристов.   Сбой
единственной микросхемки - и несчастный  путешественник  попадал  не  в  тот
приемник,  да  еще  получал  легкое  повреждение  нервной  системы,  которое
вызывало  резкую  головную  боль.  Работники   системы   ПМ   называли   это
"минимальной разладкой". Когда боль проходила, пострадавший мог набрать  код
ближайшей аварийной станции,  сообщить  о  разладке  и  отправиться  дальше.
Худшее же, что могло случиться,  страшно  было  даже  вообразить:  прибывали
люди, вывернутые наизнанку  или  вытянутые  в  тонкие  многометровые  трубки
кровоточащего мяса. Или еще хуже. Джомфри сжал голову руками и сказал  себе,
что хорошо отделался...
   Свет больно ударил в приоткрытые глаза, но  Джомфри  вытерпел.  Ноги  еще
дрожали, но стоять он  мог,  глаза  немного  отошли  -  пора  обращаться  за
помощью. На аварийной станции должно найтись средство от  головной  боли.  И
нужно сообщить о разладке передатчика, пока кто-нибудь еще не пострадал.  Он
несколько  секунд  ощупывал  онемевшими  пальцами  гладкую  стену,   пытаясь
отыскать панель с кнопками.
   - Не может быть! - вскрикнул Джомфри и широко открыл глаза, забыв о боли.
- Здесь должна быть панель!
   Но панели не было! Экран оказался только  приемником.  Хотя  теоретически
существование однонаправленного экрана ПМ было возможно, Джомфри никогда еще
подобного видеть не приходилось.
   - Надо выйти отсюда, - сказал он себе, отворачиваясь от пустого экрана  в
пустой комнате.
   Держась за гладкую стену, Джомфри вышел за  дверь  и  побрел  по  пустому
коридору. Повернув направо, коридор вывел его на пыльную улицу. Ветер нес по
ней обрывки пластикового мусора и теплый запах гнили.
   - Чем скорее я отсюда выберусь, тем лучше. Нужно найти другой передатчик.
Солнце ударило ему в глаза, и он застонал от резкой  боли  в  темени.  Зажав
глаза руками и глядя сквозь узкую щелочку между  пальцами,  он,  спотыкаясь,
выбрался на улицу. Из глаз бежали слезы, и сквозь их мутную пелену он тщетно
рассматривал унылые серые стены, отыскивая знакомую  эмблему  ПМ  -  красную
двуглавую стрелу. Но ее нигде не было.
   У дверей сидел человек, на его лицо падала тень.
   - Помогите, - попросил Джомфри, - мне плохо. Где  тут  станция  ПМ  -  не
подскажете?
   Человек подобрал одну ногу и вытянул другую, но ничего не сказал.
   - Вы что, не понимаете? - раздраженно продолжал Джомфри. - Я  болен!  Ваш
гражданский долг...
   По-прежнему не говоря ни слова, человек подцепил Джомфри  сзади  пальцами
ноги за лодыжку, а другой ногой ударил в колено. Джомфри упал, а  незнакомец
сразу поднялся.
   - Гееннец, сука, - сказал он, с размаху пнул  Джомфри  в  пах  и  зашагал
прочь.
   Джомфри долго лежал, скорчившись, тихо постанывая и  боясь  шевельнуться,
словно яйцо с треснувшей скорлупой: тронь - и растечется.  Наконец  он  смог
сесть, осторожно вытирая горечь с губ, - и обнаружил, что все это время мимо
него шли люди, но ни один из них не остановился. Нет, ему не  нравилось  это
место, этот город, эта планета - или куда еще он попал. Он  хотел  выбраться
отсюда. Стоять  было  больно,  идти  -  еще  больнее,  но  он  пошел.  Найти
ПМ-станцию, выбраться, найти врача. Убраться отсюда.
   В другой ситуации Джомфри мог бы заметить, что  город  выглядел  каким-то
пустынным, что на улицах совсем нет машин, обратить  внимание  на  бесцельно
слоняющихся пешеходов и полное  отсутствие  дорожных  знаков  и  табличек  с
названиями  улиц,  как  будто  неким  указом   была   установлена   всеобщая
неграмотность.  Но  сейчас  его  интересовало  только  одно  -  как   отсюда
выбраться.
   Проходя мимо какой-то арки, он остановился, осторожно - один удар  научил
его быть неназойливым - заглянул внутрь и увидел  двор  с  расставленными  в
беспорядке грубыми  столами.  Скамьями  служили  доски,  прибитые  к  ножкам
столов. На некоторых сидели  люди.  На  центральном  столе  стоял  маленький
бочонок, и сидевшие шестеро мужчин и женщина наполняли из него  кружки.  Все
присутствующие выглядели так же уныло, как и окружавшие  их  стены,  и  были
одеты по большей части в какую-то серую униформу, хотя некоторые  детали  их
одежды были сделаны из коричневого холста.
   Вдруг Джомфри заметил,  что  к  нему  направляется  косматая  старуха,  и
отпрянул в страхе. Но старуха прошаркала мимо, глядя себе под ноги  и  держа
обеими руками  пластиковую  кружку.  Усевшись  на  ближайшую  скамейку,  она
припала к своей кружке.
   - Вы не могли бы мне помочь? - спросил Джомфри, остановившись у  дальнего
угла стола, где она не могла достать его ни рукой, ни ногой и откуда он  при
необходимости мог легко удрать.
   Она посмотрела на него с удивлением и подвинула к  себе  кружку.  Увидев,
что он не пытается подойти, старуха моргнула воспаленными веками и  облизала
потрескавшиеся губы.
   - Помочь можете? - повторил он, чувствуя себя пока в безопасности.
   - Новенький, - прошамкала она. - Не нравится?
   - Нет. Разумеется, мне здесь не нравится, и я хочу уехать.  Если  вы  мне
скажете, как пройти к ближайшей ПМ-станции...
   Старуха хихикнула и шумно отхлебнула из кружки.
   - В одну сторону, гееннец. Ты это знал до того, как  тебя  сюда  послали.
Здесь Геенна! Оставь надежду всяк сюда входящий.
   От этих знакомых слов у него перехватило  дыхание  и  вдруг  стало  очень
холодно.  Вспомнился  священник  с  поднятым  в  угрозе  пальцем:  так  отец
обращается к заблудшей дочери. Неужто здесь Геенна?
   - Не может быть,  -  произнес  он,  безуспешно  пытаясь  убедить  себя  в
обратном и затравленно озираясь по сторонам, точно загнанный зверь.
   - Здесь Геенна, - повторила  женщина.  Ему  показалось,  что  она  сейчас
уронит голову на стол и заплачет, но она только отхлебнула снова.
   - Но это ужасная ошибка! Я не должен был попасть сюда.
   - Все так говорят, -  презрительно  сказала  старуха,  махнув  скрюченной
рукой. - И ты скоро  перестанешь.  Мы  все  здесь  преступники,  отвергнутые
своими мирами, осужденные на жизнь и на вечность -  и  забытые.  Раньше  нас
убивали. Это было милосерднее.
   - Я слыхал о Геенне, -  торопливо  сказал  Джомфри.  -  Мир,  находящийся
неизвестно где. Вечный полдень. - Он  бросил  испуганный  взгляд  на  улицу,
залитую  неизменным  светом,  и  опустил  глаза.  -  Лишних,  приговоренных,
грешников, неисправимых преступников - всех посылают туда.  Ладно,  сюда,  -
добавил он, увидев ее кривую и  невеселую  ухмылку.  -  Я  не  буду  с  вами
спорить. Наверное, вы правы. Но в любом случае произошла большая  ошибка,  и
она должна быть исправлена. Я не преступник. Я возвращался с  работы  домой.
Меня жена ждала. Я набрал свой номер и попал.., сюда.
   Она больше не смотрела на него, уставившись в свою кружку. Джомфри  вдруг
почувствовал, что у него пересохло в горле.
   - Что вы пьете? Можно мне тоже попить?
   Старуха вскочила, прижав кружку к высохшей груди.
   - Мое! Я это заработала. Можешь пить воду,  как  все  гееннцы.  Я  рубила
дрова и поддерживала огонь на краю болота, пока он капал. Моя доля!
   Кружка была почти пуста. От старухи разило перегаром.
   - Вон туда иди. Вниз по улице. Давай отсюда! Еда и вода у Стражи. Катись!
   Она потеряла к  нему  всякий  интерес.  Он  тяжело  поднялся  и  поплелся
восвояси, от греха подальше.
   "Стража, ну конечно же! - сказал он себе, ощутив теплый прилив надежды. -
Я им все объясню, и они что-нибудь предпримут".
   Джомфри пошел быстрее. Улица упиралась в пологий пыльный  склон  холма  с
круглой вершиной,  окруженного  одинаковыми  низкими  невзрачными  зданиями.
Вершину холма венчал гладкий купол из дюробетона,  твердого,  как  алмаз,  и
вечного, как алмаз. Впереди  тащился  тощий  человек  в  грязных  лохмотьях.
Джомфри крался за ним, готовый в любой миг броситься наутек.
   Из дюробетонной трубы непрерывно струилась вода  и  уходила  в  отверстие
внизу. Тощий закрепил на трубе пластиковый пакет,  а  пока  тот  наполнялся,
достал из глубокой ниши рядом какой-то большой сверток. Дождавшись, когда он
снимет пакет с водой и скроется за куполом, Джомфри подошел поближе. Неясную
тишину нарушал только плеск падающей воды, и Джомфри вдруг почувствовал, что
у него пересохло в горле. Он сунул голову под струю и стал пить,  подставляя
под воду лицо и руки. Напившись, он отдышался  и  обнаружил,  что  чувствует
себя гораздо лучше. Он протер глаза и  заглянул  в  нишу.  Она  была  пуста.
Справа висела истертая блестящая металлическая пластина, а  в  глубине  ниши
виднелось темное отверстие, в которое можно было просунуть руку. На пластине
едва  различалась  полустертая   надпись:   "НАЖАТЬ".   Эта   надпись   была
единственной повстречавшейся ему здесь.  Он  нерешительно  коснулся  пальцем
холодной  поверхности  металла.  Что-то  скрипнуло,  послышался  нарастающий
скрежет. Джомфри быстро  отдернул  руку;  из  отверстия  вывалился  какой-то
сверток в пластиковой обертке и мягко  шлепнулся  на  дно  ниши.  Он  поднял
сверток - это был пакет с пищевой пастой.
   - Давай ешь, я тебя не трону.
   Джомфри обернулся и едва не выронил пакет: перед ним стоял тощий. Джомфри
не слышал, как он вернулся.
   - Ты здесь новенький, как я вижу, - сказал тощий с притворной улыбкой  на
морщинистом и рябом лице. - Поздоровайся со Стариком Рури,  он  может  стать
твоим другом.
   - Возьмите, - сказал Джомфри и протянул пакет с пастой,  словно  отвергая
любую возможность какой бы то ни было связи между собой и  Геенной.  -  Это,
должно быть, ошибка. Машина дала мне чью-то порцию по ошибке.  Я  вообще  не
местный.
   - Разумеется, юный гееннец, - замурлыкал  Старик  Рури.  -  Многих  жизнь
загублена политиками, невинных  людей  сюда  пославших.  Однако  машине  все
равно, кто здесь живет, или кто ты такой, или кто такой я. У нее  память  на
пять часов, и пока они не пройдут, второй порции она  тебе  не  выдаст.  Она
кормит любого, каждые пять часов,  бесконечно.  Не  правда  ли,  эффективное
средство, чтобы человек почувствовал себя червяком?
   Джомфри судорожно вцепился в мягкую оболочку пакета.
   - Да нет, я серьезно. Я попал сюда из-за сбоя ПМ. Если вы и в самом  деле
хотите мне помочь, скажите, как связаться с властями.
   Старик Рури сокрушенно пожал плечами.
   - Невозможно. Они запечатаны в этом гробу,  а  появляются  и  исчезают  с
помощью собственного ПМ. С нами они не общаются. Мы кормимся с этой  стороны
Стражи - а уходим с той.
   - Уходите? Значит, это возможно? Отведите меня туда.
   Сморкнувшись, Старик Рури вытер нос пальцем,  тщательно  его  осмотрел  и
вытер о борт куртки.
   - Если трупоедом хочешь стать, это можно устроить. Пошли туда.
   Он показал пальцем  на  подножие  холма,  где  появилось  четверо  людей,
несущих лицом вниз женщину: двое за ноги и двое за  руки.  Они  волокли  ее,
пока не заметили на склоне Рури и Джомфри. Тогда двое, что несли женщину  за
ноги, бросили свою ношу в грязь, повернулись и ушли.
   - Гражданский долг, - с отвращением сказал Старик Рури,  -  единственный,
который мы выполняем. Если мы будем их  бросать  где  попало  или  топить  в
болоте, они будут вонять, а это очень противно.
   Они подошли поближе. Старик Рури  молча  указал  Джомфри  на  левую  ногу
трупа, а сам взялся за правую. Джомфри заколебался, и трое гееннцев  подняли
на него холодные взгляды. Вспомнив поучительный пинок, он быстро наклонился,
взялся за обнаженную лодыжку и чуть не уронил, почувствовав нечто холодное и
твердое, не похожее на плоть. Они пошли дальше вверх  по  холму,  и  Джомфри
пытался не смотреть на эту ногу с пятнами грязи и  голубыми  веревками  вен.
Может быть, это та женщина, с которой он разговаривал.  От  этой  мысли  его
передернуло. Нет, та была одета по-другому, да эта и мертва уже давно.
   Подножье Стражи огибала глубоко протоптанная в грязи тропа, и  они  брели
по, этой тропе, пока, обойдя примерно  половину  холма,  не  дошли  до  того
места, где на высоте колена  в  стену  была  встроена  металлическая  полоса
шириной сантиметров тридцать и длиной примерно два с половиной  метра.  Один
из шедших впереди нагнулся и, сунув руку в паз  в  металле,  потянул  вверх.
Полоса медленно отошла, открыв V-образный бункер из трехдюймового  броневого
сплава. Весь его край был иззубрен и поцарапан. Каким же отчаявшимся  должен
быть тот, кто всю жизнь прожил в таком месте?  Тело  закинули  в  бункер,  и
кто-то захлопнул ногой крышку.
   - Непревзойденная эффективность,  -  заметил  Старик  Рури,  настороженно
глядя вслед двоим напарникам, которые  повернулись  и  ушли,  не  сказав  ни
слова. - Ни общения, ни контакта. Конец. Тела  и  старая  одежда.  Тела  они
увозят, а вместо старых тряпок дают новую мешковину. Вспомни об этом,  когда
твой новый костюм поизносится.
   - Но этого не может быть! - закричал Джомфри, пытаясь  оттянуть  запертую
крышку. - Мне надо связаться с теми, кто внутри, и объяснить  ошибку.  Я  не
должен быть здесь!
   Внезапно крышка завибрировала - он  ощутил  это  кончиками  пальцев  -  и
открылась. Бункер был пуст. Джомфри торопливо забрался внутрь и улегся вдоль
стенки.
   - Закройте крышку, умоляю, закройте крышку!
   Старик Рури склонился над ним.
   - Это бессмысленно, - ответил он; однако, вняв мольбам Джомфри, захлопнул
крышку.
   Свет превратился в узкую полоску и исчез. Воцарилась полная темнота.
   - Я не покойник! - закричал Джомфри, вдруг охваченный  паникой.  -  И  не
лохмотья! Вы меня слышите? Я хочу сообщить об ошибке. Я направлялся домой, и
вдруг...
   Мягкие рычаги - казалось, что их было очень много,  -  охватили  все  его
тело. Он слабо вскрикнул. Какая-то щетка прошлась ему по голове и  по  лицу.
Он закричал громче. В темноте раздалось тонкое жужжание.
   - Я не правильно набрал номер, произошла разладка ПМ. Я здесь по  ошибке,
поверьте мне...
   Рычаги, охватившие его тело, пропали так же бесшумно, как и появились. Он
пощупал вокруг, но всюду был только металл, словно в запаянном гробу.  Затем
что-то щелкнуло, появилась  полоска  света,  и  от  неожиданного  сияния  он
зажмурился. Открыв глаза, он увидел Старика Рури, который высасывал  остатки
пасты из его пакета.
   - Твое, - сказал он. - Я подумал, что тебе не захочется. Давай вылезай  -
она не закроется, пока ты там.
   - А что произошло? Меня что-то держало.
   - Это машины. Они проверили, что ты не мертвый, не больной и не лохмотья.
Если бы ты был болен, тебе  бы  сделали  укол  и  вышвырнули  назад.  Их  не
обдурить. Выходят только мертвые.
   - Они меня даже не слушали, - сказал Джомфри, выбираясь наружу.
   - В этом весь смысл. Современная  пенология.  Общество  более  никого  не
убивает и не наказывает за нарушение законов. Преступников лечат.  Некоторые
не поддаются лечению. В более  варварские  времена  они  были  бы  повешены,
сожжены, колесованы, четвертованы, обезглавлены,  расстреляны,  посажены  на
электрический стул, распяты на кресте  и  так  далее.  А  теперь  их  просто
изгоняют  из   цивилизованного   общества,   предоставляя   им   возможность
наслаждаться  обществом  себе  подобных.  Что   может   быть   справедливее?
Приговоренные получают билет сюда в один  конец.  Их  удаляют  из  общества,
законы которого ими нарушены, и они не обременяют его собой, как  обременяли
бы в тюрьме. Все миры, пользующиеся этой службой, делают минимальные  взносы
на питание, одежду и организационные расходы. Высланные и забытые  не  могут
отсюда бежать. Мы находимся  на  примитивной  планете,  вечно  обращенной  к
невидимому за облаками солнцу, где нет  ничего,  кроме  болот.  Вот  и  все.
Некоторые выживают, некоторые быстро погибают. Места здесь хватит, чтобы без
тесноты расселить в сотни раз больше народу. Мы едим, спим  и  убиваем  друг
друга. Единственные наши совместные усилия - работа на перегонных  кубах  на
краю болота. Местные плоды несъедобны, но их сок бродит, а спирт - он  везде
спирт. Поскольку ты новичок, я тебя угощаю и приглашаю в нашу банду  пьяниц.
У нас многие умерли за последнее Время, и некому собирать дрова.
   - Нет. Я не хочу связываться с твоими каторжниками-алкоголиками.  Я  сюда
по ошибке попал. Не то что вы.
   Старик Рури улыбнулся и с быстротой, не вязавшейся с его годами, выхватил
блестящее лезвие и приставил его к горлу Джомфри.
   - Быстро выучи правило, сынок. Никогда не спрашивай у человека, почему он
здесь, и сам ему об этом не напоминай. Это скверный вид самоубийства.  Я  то
тебе расскажу, потому что сам этого не стыжусь. Я был  химиком  и  знал  все
формулы. Я сделал яд, не имеющий вкуса, и отравил свою  жену  и  восемьдесят
три  ее  родственника.  Итого  восемьдесят  четыре.  Немногие  здесь   могут
похвастаться таким числом.
   Он спрятал нож в рукав, и Джомфри отпрянул,  потирая  красную  полосу  на
шее.
   - Вы вооружены! - поразился Джомфри.
   - Это не тюрьма," это мир. Мы делаем  все,  что  можем.  Частицы  металла
собирают годами, и  из  них  куется  оружие.  Этот  нож  пережил  уже  много
поколений. Говорят, что он был сделан из железного метеорита. Все  возможно.
Его прежнего владельца я убил, загнав ему в мозг через ухо кусок заостренной
проволоки.
   - Я бы сейчас выпил. Благодарю за ваше предложение. Вы очень  любезны.  -
Джомфри тщательно подбирал слова, боясь сказать что-нибудь обидное.
   Старик двинулся вниз по склону, и Джомфри потащился за ним. Они пришли  в
дом, похожий на все остальные...
   - Хороший напиток, - сказал Джомфри, давясь над стаканом едкой кислятины.
   - Свиное пойло, - ответил Старик Рури. - Я мог бы его улучшить.  Добавить
натуральный вкус. Но другие мне не дают. Они меня знают.
   Джомфри сделал глоток побольше. Он тоже знал старика. Когда он  допил,  в
голове у него загудело, а из желудка поднялась тошнота. Лучше ему не  стало.
Он понимал, что, приведись ему остаться на Геенне, он окажется в числе  тех,
которые погибают быстро. Такая жизнь была хуже смерти.
   - Больной! Вы сказали, что они осмотрели бы меня, если бы я был  больной!
- воскликнул Джомфри, вскакивая.
   Старик Рури не обратил на него внимания, но в голову Джомфри  уже  ударил
хмель, и он, осмелев, схватил старика за одежду. Собутыльники не обращали на
них внимания до тех пор, пока вновь не сверкнуло  длинное  зловещее  лезвие.
Джомфри отпустил старика и отшатнулся. Взгляд его был  прикован  к  стальной
полосе в полруки длиной.
   - Я хочу, чтобы вы порезали меня этим ножом.
   Старик Рури остановился, озадаченный: раньше ему не приходилось  получать
такие просьбы от будущих жертв.
   - Где тебя порезать?
   Он окинул собеседника взглядом, выбирая подходящее место.
   - Где?
   И в самом деле - где? В какое место ты хотел бы получить нож? Какую часть
своего собственного тела тебе не жалко?
   - Палец... - неуверенно предложил он.
   - Два  пальца  -  или  ничего.  Старик  Рури  торговался,  как  настоящий
лавочник.
   - Тогда - вот. - Джомфри упал на стул и протянул руки. - Два  мизинца.  -
Он сжал кулаки и положил на край деревянного стола два мизинца. - Оба сразу.
Сможете?
   - Конечно. Точно на втором суставе. Заметив, что вся комната  смотрит  на
него, Старик Рури радостно ухмыльнулся и  стал  демонстративно  разглядывать
лезвие ножа; новичок наблюдал за ним влажными кроличьими глазами. Неожиданно
нож взлетел и вонзился глубоко в дерево. Пальцы отскочили,  брызнула  кровь.
Только взвизгнув, новичок бросился к двери. Вслед за ним в распахнутую дверь
понеслись громовые раскаты всеобщего хохота.
   - Ура Старику Рури! - крикнул кто-то. Подобрав с пола  один  из  пальцев,
старик скромно улыбнулся...
   - Я ранен - теперь вы обязаны мне помочь! -  кричал  Джомфри,  карабкаясь
вверх по холму в бесконечный полдень. - Я не знал, что  это  так  больно.  Я
кровью изойду! Мне нужна ваша помощь. Мне очень больно.
   Когда  он  потянул  за  металлическую  крышку,  боль  усилилась.   Бункер
разверзнулся, и Джомфри свалился в него.
   - Я ранен, - скулил он, глядя, как исчезает полоска света. В  темноте  на
нем сомкнулись рычаги, и он почувствовал, как кровь течет  по  запястьям.  -
Это кровь! Остановите ее, или я умру.
   - Механизм поверил. Джомфри почувствовал укол в шею,  и  сразу  наступило
онемение. Боль оставила его, но и все другие ощущения тоже. Он мог говорить,
слышать и двигать головой, но все  тело  ниже  шеи  оказалось  парализовано.
Бежать из Геенны было невозможно.
   Что-то загрохотало, и  он  затылком  ощутил,  что  его  несет  куда-то  в
сторону. В темноте ничего не было видно - если он вообще еще мог  видеть,  -
но по движению воздуха и по звукам он догадывался, что  перед  ним  одна  за
другой  распахиваются  двери,  как  в  многокамерном  воздушном  шлюзе.   Уж
наверняка двери толстые и  металлические.  Последняя  из  них  скользнула  в
сторону, и он оказался в ярко освещенной комнате.
   - Опять членовредительство, - сказал человек в белом, склонившись над ним
- Старая история.
   За доктором стояли трое охранников с массивными дубинками.
   - Может быть, это инициация, доктор. Он наверняка новичок. Я  его  раньше
не видел.
   - И одежда  у  него  новая,  -  добавил  доктор,  роясь  среди  бинтов  и
инструментов.
   - Я здесь по ошибке. Я не заключенный!
   - Лиха беда начало, доктор. Теперь ампутации пойдут одна за другой. У них
всегда все идет сериями.
   - Ошибка передатчика материи...
   -  Вы  правы.  В  моей  книге  будет  несколько  графиков,  которые   это
доказывают.
   - Выслушайте, вы должны меня выслушать. Я  направлялся  домой.  Я  набрал
номер, вошел в ПМ - и  оказался  здесь.  Это  страшная  ошибка.  Я  пальцами
пожертвовал, чтобы с вами увидеться. Посмотрите по записям, вы увидите,  что
я прав.
   - Записи у нас  есть,  -  сказал  доктор,  впервые  признавая  в  Джомфри
человеческое существо. - Но ошибок никогда до сих пор не было, хотя в  своей
невиновности клялись многие.
   - Доктор, будьте добры, посмотрите. Я умоляю вас. Хотя бы  ради  приличия
просто посмотрите записи. Компьютер сразу вам ответит.
   Доктор на минуту заколебался, потом пожал плечами.
   - Ладно, для приличия. Посмотрим, пока накладывают повязки.  Ваше  имя  и
гражданский номер?
   Он набрал данные Джомфри на клавиатуре и бесстрастно посмотрел на экран.
   - Видите! - радостно закричал Джомфри. - Это была ошибка. Но я ни на  что
не жалуюсь. Я только прошу меня освободить.
   - Вы виновны, - спокойно сказал доктор. - Вас сюда послали.
   - Не может быть! - Джомфри испытывал  вполне  объяснимую  злость.  -  Это
недоразумение. Скажите мне тогда, за что я осужден!
   Доктор посмотрел на приборы.
   - Артериальное давление и энцефалограмма в норме.  Эти  приборы  не  хуже
любого детектора лжи. Вы говорите искренне. Травматическая амнезия  в  такой
ситуации вещь весьма вероятная. Неплохое примечание для моей книги.
   - В чем меня обвиняют? - закричал Джомфри и попытался шевельнуться.
   - Лучше бы вам не знать. Я вас возвращаю обратно.
   - Вы должны сказать. Иначе я  вам  не  поверю.  Я  направлялся  домой,  к
жене...
   - Вы убили свою жену, - сказал доктор и включил механизм возврата.
   Закрывшаяся дверь отрубила жуткий, воющий вопль.
   Вспышка памяти: посиневшее лицо, безумный взгляд, кровь, кровь, кровь...
   Открылась крышка металлического гроба, и Джомфри сел, борясь с  тошнотой.
Его накачали наркотиками, его мутило. Раны были перевязаны.
   - Но они же мне не помогли.  Они  даже  в  записи  не  посмотрели,  чтобы
проверить. А это ошибка. Ошибка передатчика материи, и  я  расплачиваюсь  за
нее.
   Он посмотрел на окровавленные бинты, и его поразила  страшная  мысль.  Он
всхлипнул:
   - Теперь я никогда не вернусь домой, к жене.