ПЛЮШЕВЫЙ МИШКА

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.7 (3 голосов)
   Описывать утопию всегда  очень  трудно.  Как  скучны  для  писателя  мир,
радость и счастье! Любое повествование опирается на движение - какое  угодно
и где угодно. Вот почему  для  автора  столь  привлекательны  антиутопии,  и
первой на ум сразу приходит "1984".  Однако  короткий  рассказ,  описывающий
утопию,  не  станет  скучным,  поскольку  окажется   единичным   инцидентом,
использующим мир  утопии  как  фон.  Так  сказать,  ухаб  на  ровной  дороге
существования, зависящий от ее качества, но неспособный на него повлиять.
   Наши дети в 1963 году были совсем маленькие, и каждый привык  засыпать  в
обнимку с плюшевым медведем - даже когда мы путешествовали всей  семьей  или
ночевали  на  природе.  Так  появилась  идея  этого  рассказа,   выросла   и
воплотилась  на  бумаге.  Мой  агент  нашел  для  него  весьма  неожиданного
покупателя: "Журнал таинственных историй Эллери Куина". Этот журнал всегда с
удовольствием публиковал фантастику, лишь бы она укладывалась в  прокрустово
ложе детективного жанра. Я тоже оказался доволен,  поскольку  мне  заплатили
вдвое больше, чем удавалось получить за рассказ в самых щедрых  НФ-журналах.
Но возникла и закавыка - меня попросили переделать рассказ.
   Я не противник переделки как таковой.  Если  редактор  указывает  мне  на
ошибку в сюжете или подсказывает, какие  изменения  пойдут  произведению  на
пользу, я с радостью прислушиваюсь к доброму совету. Но от меня  потребовали
радикальной хирургии - совершенно  нового  окончания,  изменившего  бы  весь
рассказ. После переписки мне предложили компромисс - единственное  изменение
окончания, менявшее весь рассказ, но не весь его замысел. И все же конец мне
упорно не нравился. Неверный, и все тут. Родился внутренний  конфликт  между
Деньгами и Искусством. В те времена жизнь в  Дании  была  очень  дешевой,  и
гонорара за этот рассказ хватило бы на оплату жилья на месяц вперед  да  еще
осталось бы достаточно, чтобы прожить две-три недели. Что же выбрать?
   Я преклонил колени - разрешил журналу  изменить  окончание  и  рыдал  всю
дорогу до банка. Правильное окончание вы сейчас прочтете, но я  до  сих  пор
сожалею о той журнальной публикации.
   Такого со мной больше никогда не повторялось.  С  тех  поря  смог  всегда
немного опережать кредиторов, а  выживание  перестало  зависеть  от  продажи
единственного рассказа. Когда мы с редакторами не сходились  во  мнениях,  я
забирал спорную рукопись и со  временем  продавал  ее  кому-нибудь  другому.
Иногда даже выгоднее, чем мне предлагали в первый раз, - возможно, тут  есть
над чем задуматься.

   Маленький мальчик  спал  в  своей  кроватке.  Искусственный  лунный  свет
струился в широкое окно спальни, освещая бледным сиянием  безмятежное  лицо.
Одной рукой мальчик обнимал  плюшевого  мишку,  крепко  прижимая  игрушечную
круглую голову с черными  глазами-пуговками  к  щеке.  Его  отец  и  высокий
мужчина с черной бородой,  бесшумно  ступая,  крались  по  ковру  спальни  к
кроватке.
   - Вытащи мишку из-под руки, - прошептал бородач, - и подсунь другого.
   - Нет, он проснется и начнет плакать, - так же тихо ответил отец Дэви.  -
Не мешай мне, я сделаю так, как надо.
   Осторожным движением он  положил  еще  одного  плюшевого  мишку  рядом  с
мальчиком, и теперь две игрушки лежали по обе стороны  нежного  лица.  Потом
отец приподнял руку ребенка и взял первого мишку. Мальчик зашевелился, но не
проснулся. Он перевернулся на  другой  бок,  обнял  только  что  подложенную
игрушку, прижал к щеке - и через несколько секунд его  дыхание  снова  стало
глубоким и размеренным. Отец ребенка поднес к губам палец, бородатый мужчина
кивнул в знак согласия  -  и  оба  вышли  из  детской  неслышными  шагами  и
беззвучно закрыли за собой дверь.
   - Теперь за  работу,  -  сказал  Торренс,  протягивая  руку  за  плюшевым
медведем.
   Его  тонкие  красные  губы  резко  выделялись  на  фоне   бороды.   Мишка
шевельнулся у него  в  руках,  пытаясь  вырваться,  и  темные  глаза-пуговки
забегали из стороны в сторону.
   - Хочу обратно к Дэви, - произнес плюшевый мишка тоненьким голоском.
   - Отдай его мне, - сказал отец мальчика. -  Он  знает  меня  и  не  будет
капризничать.
   Отца звали Ньюмен, и он, как  и  Торренс,  был  доктором  политологии.  В
настоящее время оба доктора оказались без работы -  правительство,  несмотря
на их очевидные заслуги и научные достижения,  не  желало  принимать  их  на
службу. В этом ученые походили друг на друга; внешне же они резко отличались
один от другого. Торренс был невысоким, коренастым  и  походил  на  медведя,
хотя  и  маленького.  Он  весь  зарос  черными  волосами  -  пышная  борода,
начинавшаяся от ушей и падавшая  на  грудь,  кисти  рук,  покрытые  обильной
растительностью, ползущей из-под рукавов рубашки.
   Торренс был брюнетом, а Ньюмен - блондином; первый - низкий и коренастый,
второй - высокий и худой. Ньюмен  сутулился  -  характерная  черта  ученого,
привыкшего проводить долгие часы за письменным столом, - и уже начал лысеть,
оставшиеся тонкие волосы кудрявились  золотистыми  завитками,  напоминавшими
кудряшки мальчика, спавшего сейчас в своей кроватке на втором этаже. Он взял
игрушечного мишку из рук  Торренса  и  пошел  к  двери.  Там,  в  комнате  с
задернутыми шторами на окнах, их ждал Эйгг.
   - Давай скорее, - резко  бросил  Эйгг,  когда  они  вошли  в  комнату,  и
протянул руку за плюшевым мишкой.
   Эйгг  всегда  отличался  поспешностью  и  несдержанностью.  Его   широкую
тяжеловесную фигуру туго обтягивал белый халат. Он  не  нравился  Ньюмену  и
Торренсу, но обойтись без него было невозможно.
   - Зачем так... - начал Ньюмен,  но  Эйгг  уже  выхватил  игрушку  у  отца
ребенка. - Ему не понравится такое обращение, я знаю это...
   - Отпустите меня! Отпустите  меня...  -  в  отчаянии  взвизгнул  плюшевый
мишка.
   - Это всего лишь машина, - холодно ответил Эйгг, положил игрушку на  стол
лицом вниз и протянул руку за скальпелем. - Ты - взрослый человек  и  должен
вести себя более сдержанно, разумно, сдерживать свои эмоции. А  ты  поддался
чувствам при виде плюшевого медведя, вспомнив, что  в  детстве  у  тебя  был
такой же, друг и верный спутник. Это всего лишь машина.
   Быстрым движением он  раздвинул  искусственный  мех  на  спине  плюшевого
медведя и прикоснулся к шву - в тельце игрушки открылся широкий разрез.
   - Отпустите.., отпустите... - молил мишка, и лапы беспомощно дергались.
   Торренс и Ньюмен побледнели.
   - Господи...
   - Эмоции. Держи себя в руках, - произнес  Эйгг  и  ткнул  внутрь  разреза
отверткой.
   Послышался  щелчок,  и  игрушка  прекратила  двигаться.   Эйгг   принялся
отвинчивать пластинку, закрывавшую доступ к сложному механизму.
   Ньюмен отвернулся и вытер платком мокрое от пота  лицо.  Эйгг  совершенно
прав. Нужно держать себя в руках, не поддаваясь эмоциям. В конце концов, это
действительно всего лишь игрушка. Как можно терять контроль над собой, когда
на карту поставлено так много?
   - Сколько времени тебе потребуется? - спросил  он,  глядя  на  часы.  Они
показывали ровно девять вечера.
   - Мы уже обсуждали данный вопрос несколько раз,  и  это  никак  не  может
изменить положение дел. - Голос Эйгга был бесстрастным,  лишенным  всяческих
чувств, - все его  внимание  сосредоточилось  на  механизме  внутри  корпуса
игрушечного медведя. Он уже снял защитную пластинку и рассматривал  механизм
через увеличительное стекло. - Я провел  эксперименты  с  тремя  украденными
плюшевыми мишками, фиксируя время, потраченное на каждый этап работы. В  мои
расчеты не входит время, необходимое, чтобы  извлечь  ленту  и  вставить  ее
обратно, - для этого требуется всего несколько минут. А вот на прослушивание
ленты и изменение записи на отдельных  участках  уйдет  чуть  меньше  десяти
часов. Мой лучший результат отличался от худшего всего на пятнадцать  минут,
что не имеет большого значения. И можно с уверенностью  сказать...  А-а-а..,
вот они... - Эйгг замолчал, осторожно извлекая крошечные бобины с  магнитной
лентой, - что на всю операцию уйдет десять часов.
   - Это слишком долго. Мальчик обычно просыпается в семь утра,  и  к  этому
времени нужно успеть вернуть плюшевого мишку на место.  Дэви  ни  при  каких
обстоятельствах не должен заподозрить, что игрушка отсутствовала всю ночь.
   - Ответственность за эту  часть  операции  ложится  на  тебя  -  придумай
что-нибудь. Я не могу спешить и потому рисковать испортить работу. А  теперь
молчите и не мешайте.
   Оба доктора политологии сидели и молча смотрели, как Эйгг вставлял бобину
в сложный аппарат, который был тайно собран в этой комнате.  Ничего  другого
им не оставалось, поскольку они ровным счетом ничего не смыслили в этом.
   -  Отпустите...  -  донесся  из  динамика  пронзительный  голосок,  затем
последовали помехи. - Отпустите.., бззт.., нет, Дэви, ты не  должен..,  папе
это не понравится.., вилку нужно держать в левой руке,  нож  -  в  правой..,
бззт.., тебе придется вытереть.., хороший мальчик, хороший мальчик,  хороший
мальчик...
   Голосок шептал  и  уговаривал;  часы  шли  один  за  другим.  Ньюмен  уже
несколько раз ходил на кухню за кофе, и перед  рассветом  Торренс  заснул  в
своем кресле и тут же проснулся, виновато глядя по сторонам. Один лишь  Эйгг
продолжал работать без малейших  признаков  усталости  или  напряжения:  его
пальцы двигались точно  и  размеренно,  подобно  метроному.  Тонкий  голосок
доносился из динамика в тишине ночи, словно голос призрака...

***

   -  Готово,  -  произнес  Эйгг,   зашивая   мохнатую   ткань   аккуратными
хирургическими стежками.
   - Так быстро у тебя еще никогда не получалось.  -  Ньюмен  с  облегчением
вздохнул. Он взглянул на экран, на котором была видна детская.  Мальчик  все
еще спал - это было отчетливо видно в инфракрасных лучах. - Все  в  порядке.
Теперь мы сможем без труда подменить плюшевого  мишку.  А  с  лентой  все  в
порядке?
   - Да, ты же слышал. Сам задавал вопросы и получал  ответы.  Я  скрыл  все
следы изменений, и если ты не знаешь,  где  искать,  не  найдешь  ничего.  В
остальном банк памяти и инструкции не  отличаются  от  других  таких  же.  Я
изменил только одно.
   - Надеюсь, нам  никогда  не  придется  воспользоваться  этим,  -  заметил
Ньюмен.
   - Я даже не подозревал, что ты такой сентиментальный.
   Эйгг повернулся и взглянул на Ньюмена. Лупа все  еще  торчала  у  него  в
глазу, и увеличенный в пять раз зрачок смотрел прямо в лицо.
   - Нужно побыстрее положить плюшевого мишку на место, - вмешался  Торренс.
- Мальчик только что пошевелился.

***

   Дэви был хорошим мальчиком, а  когда  подрос,  стал  хорошим  учеником  в
местной школе. Даже начав учиться, он не забросил своего плюшевого  друга  и
каждый вечер разговаривал с ним, особенно когда делал уроки.
   - Сколько будет семью семь, мишка? Мохнатая игрушка  закатывала  глаза  и
хлопала короткими лапами.
   - Дэви знает.., не надо спрашивать своего мишку, когда Дэви знает сам.
   - Знаю, конечно, - просто хочу убедиться, что и  ты  знаешь.  Семью  семь
будет пятьдесят.
   - Дэви.., правильный ответ сорок девять.., тебе нужно больше  заниматься,
Дэви.., мишка дает хороший совет...
   - А вот и обманул тебя! - засмеялся Дэви. - Заставил дать верный ответ!
   Мальчик все легче обходил ограничения, введенные в достаточно примитивный
банк памяти робота, поскольку он взрослел, а плюшевый мишка был предназначен
для того, чтобы отвечать на  вопросы  маленького  ребенка.  Словарный  запас
игрушки и ее взгляд на жизнь были рассчитаны на малышей, потому  что  задача
плюшевых  медведей  заключалась  в  том,  чтобы  научить  ребенка  правильно
говорить,  познакомить  с  историей,  помочь  усвоить  моральные   принципы,
пополнить словарный запас, обучить грамматике и  прочему,  необходимому  для
проживания в человеческом обществе. Эта задача решалась  очень  рано,  когда
взгляды ребенка и его отношение  к  жизни  только  формировались,  а  потому
плюшевые медведи говорили просто, ограниченно. Однако такое воспитание  было
весьма эффективным - дети навсегда запоминали уроки, преподанные им любимыми
игрушками. В конце концов дети перерастали своих любимцев, и плюшевых  мишек
выбрасывали за ненадобностью, но к этому времени работа уже была закончена -
детское мировоззрение сформировано окончательно.
   Когда Дэви превратился в Дэвида и ему исполнилось восемнадцать,  плюшевый
мишка уже давно лежал за рядом книг на полке. Он был старым другом,  и  хотя
Дэвид больше не нуждался в нем, мишка все-таки оставался другом, а от друзей
не отказываются. Впрочем, нельзя сказать, что  Дэвид  задумывался  над  этой
проблемой. Его плюшевый мишка был всего лишь плюшевым  мишкой,  вот  и  все.
Детская превратилась в кабинет, кроватка уступила место обычной  кровати,  и
после своего дня рождения  Дэвид  упаковывал  вещи,  готовясь  к  отъезду  в
университет. Он застегнул сумку и в это мгновение услышал  звонок  телефона.
Дэвид обернулся и увидел на маленьком экране лицо отца.
   - Дэвид...
   - Да, отец?
   - Ты не мог бы сейчас спуститься в библиотеку? Есть важное дело.
   Дэвид  взглянул  на  экран  повнимательнее  и  заметил,   что   выражение
отцовского лица было мрачным, почти больным. Сердце юноши тревожно забилось.
   - Да, папа, спускаюсь.
   В библиотеке, кроме отца, находились еще двое - Эйгг, сидевший  в  кресле
прямо, со скрещенными на груди руками, и Торренс, старый друг отца, которого
Дэвид всегда называл "дядя Торренс", хотя тот и не был родственником.  Дэвид
тихо вошел в библиотеку, чувствуя, что внимательные взгляды следят за каждым
его шагом. Он пересек большую комнату и опустился в свободное кресло.  Дэвид
во всем был похож  на  отца  -  высокий,  стройный,  со  светлыми  волосами,
невозмутимый, добродушный.
   - Что случилось? - спросил он.
   - Ничего особенного, - ответил отец. - Ничего страшного, Дэви.
   Должно быть, подумал Дэвид, произошло нечто  действительно  из  ряда  вон
выходящее - отец давно не называл его этим детским именем.
   - Впрочем, кое-что и впрямь случилось, но не сейчас, а много лет назад.
   - А-а, ты имеешь в виду панстентиалистов, - облегченно вздохнул Дэвид.
   Он слышал от отца о пороках панстентиализма  с  самого  детства.  Значит,
речь снова пойдет о политике; а он уж  было  подумал,  что  произошло  нечто
личное.
   - Да, Дэви, ты, по-видимому, теперь все знаешь о них. Когда мы  разошлись
с твоей матерью, я дал обещание, что воспитаю тебя  должным  образом,  и  не
жалел сил на это. Ты знаком с нашими взглядами и, я надеюсь, разделяешь их.
   - Конечно, папа. Я придерживался бы этой точки зрения,  как  бы  меня  ни
воспитали. Панстентиализм -  философия,  подавляющая  свободные  устремления
человека, - вызывает у меня отвращение. К тому же она навсегда сохраняет  за
собой власть в обществе.
   - Совершенно верно, Дэви. А  во  главе  этого  порочного  движения  стоит
человек по имени Барр. Он возглавляет правительство и отказывается  уступить
кому-нибудь свою власть над народом. И отныне, когда операции по  омоложению
организма стали широко распространенными, он останется  на  этом  посту  еще
сотню лет.
   - Барра нужно убрать! - резко бросил Эйгг. - Вот уже двадцать три года он
правит миром и запрещает мне продолжать эксперименты.  Молодой  человек,  вы
представляете себе, что Барр остановил мои исследования еще до того, как  вы
родились?
   Дэвид молча кивнул. О работе  доктора  Эйгга  в  области  бихевиористской
человеческой эмбриологии он знал мало, но этого  было  достаточно,  чтобы  у
него возникло отвращение к экспериментам ученого, и в глубине  сердца  юноша
был  согласен  с   запретом,   наложенным   Барром   на   исследования.   Но
панстентиализм представлял собой нечто совершенно иное, и Дэвид был согласен
с отцом. Эта философия, ядром которой была бездеятельность,  лежала  тяжелым
удушающим бременем на всем человечестве.
   - Я говорю не только от своего имени, - продолжал Ньюмен. Его  лицо  было
бледным и каким-то искаженным. - Этой точки зрения придерживаются  все,  кто
выступает против Барра и его философии. Я не  занимал  никакой  должности  в
правительстве на протяжении более двадцати лет - и Торренс тоже, - однако не
сомневаюсь, он согласится,  что  данное  обстоятельство  не  имеет  никакого
значения. Если бы это пошло на пользу народу, мы  с  радостью  выдержали  бы
все. Или если  бы  то,  что  Барр  преследует  нас  за  наши  взгляды,  было
единственной отрицательной чертой его системы, я даже пальцем  не  пошевелил
бы, чтобы остановить его.
   - Я полностью согласен с тобой, - кивнул Торренс. - Судьба двух людей  не
имеет никакого значения по сравнению с судьбой народа, равно  как  и  судьба
одного человека.
   - Совершенно верно! - Ньюмен вскочил и принялся расхаживать по комнате. -
Я не проявил бы никакой инициативы, если бы лишь это лежало  в  основе  всей
проблемы. Конечно, если бы Барр завтра  умер  от  сердечного  приступа,  все
решилось бы само собой.
   Трое пожилых мужчин не сводили  пристальных  взглядов  с  Дэвида.  Он  не
понимал, что происходит, но чувствовал, что они ждут ответа.
   - Да, пожалуй, я согласен с вами. Закупорка кровеносного сосуда пошла  бы
на  пользу  всему  миру.  Мертвый  Барр  принесет  гораздо   больше   пользы
человечеству, чем живой.
   Тишина затянулась и стала неловкой. Наконец ее нарушил сухой механический
голос Эйгга:
   - Значит, мы все  придерживаемся  единой  точки  зрения  -  смерть  Барра
принесет колоссальную пользу. В этом случае, Дэвид, ты должен согласиться  с
нами, что было бы неплохо.., убить его.
   - Действительно хорошая идея, - произнес Дэвид, не понимая, к чему  ведет
весь этот разговор. - Правда, осуществить ее физически  невозможно.  Прошли,
должно быть, многие столетия с тех пор, как было совершено последнее..,  как
это называется... "убийство". Воспитательная психология давным-давно  решила
эту проблему. Разве это не было открытием, окончательно разделившим человека
и существа, стоящие на более низких ступенях развития, доказательством того,
что мы можем обсуждать мысль об  убийстве,  однако  воспитание,  которое  мы
получили в раннем детстве,  делает  невозможным  практическое  осуществление
такого акта? Если  верить  учебникам,  человечество  достигло  колоссального
прогресса, после  того  как  проклятие  убийства  было  навсегда  устранено.
Послушайте, мне хотелось бы знать - что здесь происходит?
   - Барра можно убить, - произнес Эйгг едва слышно.  -  В  мире  существует
человек, способный на это.
   - Кто этот человек? - спросил Дэвид, каким-то ужасным  образом  уже  зная
ответ еще до того, как его отец дрожащими губами произнес:
   - Это ты, Дэвид.., ты...
   Юноша  замер,  его  мысли  вернулись  в  прошлое:  то,  что  раньше  было
непонятным и беспокоило его,  теперь  стало  ясным.  Его  мнение  по  разным
вопросам всегда слегка отличалось от точки зрения  друзей  -  скажем,  когда
один  из  роторов  вертолета  случайно  убил   белку.   Незначительные,   но
беспокоящие мелочи, которые не давали заснуть до глубокой ночи,  когда  весь
дом уже давно спал. "Да, это правда, - понял Дэвид, ничуть не  сомневаясь  в
словах отца. - Интересно, почему это никогда не  приходило  мне  в  голову?"
Такая мысль словно ужасная статуя, похороненная в грунте под ногами,  -  она
всегда была здесь, но никто не видел ее, пока он не  откопал.  И  теперь  он
отчетливо различал злобную гримасу на страшном лице.
   - Значит, вы хотите, чтобы я убил Барра? - спросил он.
   - Лишь ты в состоянии сделать это... Дэви.., ты один.., и это необходимо.
Все эти годы я надеялся, что такой шаг не понадобится, что  твоя  уникальная
способность.., не будет использована. Но Барр продолжает жить. Ради всех нас
он должен умереть.
   - Я не понимаю только одного, - сказал Дэвид, вставая и глядя в  окно  на
знакомые деревья и шоссе вдали под прозрачной  стеклянной  крышей.  -  Каким
образом было изменено мое  воспитание?  Почему  я  не  заметил  изменений  в
процессе того, что было нормальным путем развития?
   - Мы воспользовались твоим плюшевым медведем, - объяснил Эйгг. - Об  этом
не принято говорить, но отвращение к акту  лишения  другого  человека  жизни
вводится в сознание ребенка на протяжении его первых лет с помощью магнитных
лент в игрушке, находящейся у каждого мальчика или  девочки.  Более  позднее
воспитание всего лишь закрепляет выработанный рефлекс, который не  действует
без первоначального этапа.
   - Значит, мой плюшевый мишка...
   - Я изменил его банк памяти лишь в этом отношении. Во всем остальном твое
воспитание ничем не отличалось от воспитания других детей...
   - Теперь мне все понятно,  доктор.  -  В  голосе  Дэвида  звучал  металл,
которого не было раньше. - Как я смогу убить Барра?
   - Вот этим. - Эйгг достал из ящика стола пакет и осторожно развернул его.
- Это старинное примитивное оружие, которое я взял в музее. Я отремонтировал
его и зарядил метательными устройствами -  их  называют  патронами.  -  Эйгг
держал в  руке  черный,  матово  поблескивающий  пистолет.  -  Он  действует
автоматически. Когда нажимают на этот выступ - спусковой крючок, - в патроне
начинается химическая реакция, в результате которой из  переднего  отверстия
пистолета вылетает предмет из свинца с медной оболочкой,  называемый  пулей.
Она двигается вдоль воображаемой линии, проходящей через эти два  выступа  в
верхней части пистолета. Разумеется,  под  воздействием  силы  тяжести  пуля
постепенно опускается, но на минимальном расстоянии - несколько метров - это
можно не принимать во внимание. - Он положил пистолет на стол.
   Дэвид медленно протянул руку  и  взял  пистолет.  Он  удивительно  удобно
поместился в руке,  словно  был  создан  для  нее.  Дэвид  поднял  пистолет,
прицелился и, когда передний выступ оказался в центре выемки в задней  части
пистолета, нажал на  спусковой  крючок.  Раздался  оглушительный  грохот,  и
пистолет подпрыгнул у него в руке. Пуля ударила Эйгга в грудь,  прямо  туда,
где находится сердце, причем с такой  силой,  что  и  мужчина,  и  стул,  на
котором он сидел, опрокинулись на пол.
   - Дэвид! Что ты делаешь? - послышался испуганный крик отца.
   Юноша отвернулся от мертвого тела, распростершегося на полу, и  посмотрел
на отца равнодушным взглядом.
   - Неужели ты не понимаешь, папа? Барр со своими  панстентиалистами  душат
свободу в мире, многие люди страдают от этого; происходит много другого, что
все мы считаем не правильным. Но разве  ты  не  замечаешь  разницы?  Ты  сам
сказал, что после смерти Барра положение  изменится.  Жизнь  снова  двинется
вперед. Как же можно сравнить преступление Барра с  преступлением  тех,  кто
опять воссоздал вот это?
   Не успел Ньюмен осознать весь смысл слов сына и понять, что его ждет, как
тот быстро выстрелил в отца. Торренс закричал и бросился к  выходу,  пытаясь
отпереть дверь. Дрожащие от ужаса пальцы не  слушались.  Дэвид  выстрелил  в
него, но Торренс был  далеко,  и  потому  пуля  лишь  ранила  его  в  спину.
Несчастный упал. Дэвид подошел к нему и, не  обращая  внимания  на  стоны  и
мольбы о пощаде, прицелился и точным выстрелом раздробил ему череп.
   Пистолет вдруг показался  Дэвиду  очень  тяжелым,  и  юноша  почувствовал
какую-то странную усталость. Лифт поднял его на второй этаж. Дэвид  вошел  в
кабинет и, встав на стул, достал с верхней полки из-за ряда  книг  плюшевого
мишку.
   Маленькая  пушистая  игрушка  сидела  посреди  широкой  постели,   махала
короткими лапами и смотрела на Дэвида черными глазками-пуговками.
   - Мишка, - обратился к нему юноша, - я хочу сорвать цветы на газоне.
   - Не надо, Дэви.., рвать цветы нехорошо.., не рви цветы...
   - Мишка, сейчас я разобью окно.
   - Нет, Дэви.., бить окна плохо.., не надо бить окна...
   - Мишка, я собираюсь убить человека.
   ...Тишина, мертвая тишина. Замерли даже лапы и глаза.
   Грохот  выстрела  разорвал  тишину,  и  масса  шестеренок,   проводов   и
изувеченного металла вылетела из  тельца  разорванного  на  части  плюшевого
медведя.
   - Мишка.., о, мишка.., почему ты не рассказал мне об этом? - Дэвид уронил
на пол пистолет и разрыдался.