Станислав Лем

Голем XIV

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 голосов)

Послесловие

I.

Эта книжка появляется с восемнадцатилетним опозданием, и она не завершена. Задумал её мой, уже покойный, друг Ирвинг Крив (Irving Creve). Он хотел включить в неё то, что ГОЛЕМ поведал о человеке, о себе и о мире. Этой, третьей части не достаёт. Крив предложил ГОЛЕМУ список вопросов, сформулированных так, чтобы достаточным ответом на каждый было “да” или “нет”. Именно к этому списку относились слова последней лекции ГОЛЕМА, о вопросах, которые мы задаём миру, а мир на них отвечает непонятно, ибо ответы имеют другой вид, чем мы полагаем. Крив надеялся, что ГОЛЕМ не удовлетворится такой отповедью. Если вообще мы могли на что-нибудь рассчитывать, то только на особую доброжелательность ГОЛЕМА.

Послесловие

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (1 голос)

Возвратимся […] к фиктивным предисловиям и рецензиям […], они кажутся не только "забавой", "пародией" или — в текстах более серьёзных — поиском соответствующего тона, а также — актом защиты суверенности писательского "я". Рецензируя чужие тексты, Лем одновременно устанавливает свою особую позицию, оценивающего и выбирающего, а также сохраняет дистанцию по отношению к взглядам и явлениям, которые распознаются как чужие. Эти феномены становятся тогда "зеркалом", в котором автор разборов может увидеть себя. Кроме того выбор фиктивных персонажей в качестве субъектов высказанных суждений имеет характер "ценностных высказываний". В этом смысле вложение рассуждений о гитлеризме в уста сообразительного немца приобретает также и аксиологическое значение: это именно немец, в большей степени чем поляк, приветствует написание такой книги как произведение Асперникуса.

Одна минута

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

J. JOHNSON and S. JOHNSON: One Human Minute Moon Publishers, London — Mare Imbrium — New York 1985

 

Эта книжка представляет то, что все люди делают в течение одной минуты. Так сообщает введение. Удивительно, что никто не наткнулся на эту мысль раньше. Она сама напрашивалась после Трех первых минут Космоса, Секунды Космоса и Книги рекордов Гиннеса особенно, если учесть, что они стали бестселлерами, а ничто так не возбуждает сегодня издателей и авторов как книжка, которую никто не должен читать, но каждый должен иметь. После появления этих книжек концепция была уже готова и лежала прямо на улице, достаточно было её подобрать. Любопытно, являются ли Дж. Джонсон и С. Джонсон супругами, братьями или это только псевдоним? Охотно посмотрел бы на фотографию этих Джонсонов. Хоть это и не просто объяснить, но часто бывает, что ключом к книжке является облик автора. По крайней мере со мной уже не раз так бывало. Чтение требует занятия определенной позиции по отношению к тексту, если текст не является конвенциональным. Лицо автора может тогда многое разъяснить. Думаю, однако, что эта пара Джонсонов не настоящая, а инициал С перед фамилией второго Джонсона служит для аллюзии на Сэмюэля Джонсона. Впрочем, может быть это опять не так важно.

Системы оружия двадцать первого века или Эволюция вверх ногами

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 голосов)

WEAPON SYSTEMS OF TWENTY-FIRST

CENTURY OR THE UPSIDE-DOWN EVOLUTION

I

Получив — как именно, я говорить не вправе, — доступ к сочинениям по военной истории XXI века, я прежде всего задумался, как бы получше скрыть полученные таким образом сведения. Это было для меня важнее всего, ведь я понимал, что тот, кто знает эту историю, подобен беззащитному открывателю клада: вместе с кладом он запросто может лишиться и жизни. Я знал, что эти факты известны мне одному — благодаря книгам, которые одолжил мне на короткое время доктор Р.Г. и которые я вернул ему незадолго до его безвременной смерти. Я знаю, он сжёг их и тем самым унёс свою тайну в могилу.

Созидательный принцип уничтожения. Мир как Холокост

Голосов пока нет

Вступление

Книги, снабженные таким или подобным названием, начинают появляться на закате 20-го века, но содержащийся в них образ мира распространяется только в следующем веке, когда открытия, пуская ростки во взаимно удаленных отраслях науки, соединяются в целое. Провозглашение этого целого — скажем сразу — будет антикоперниканским переворотом в астрономии, опровергнет наше представление о месте, какое мы занимаем во Вселенной.

Докоперниканская астрономия поселила Землю в центре мира, Коперник же сверг ее с такого выделенного положения, так как обнаружил, что Земля — одна из многих планет, окружающих Солнце. Вековое развитие астрономии подтвердило коперниканские законы, признавая, что не только Земля не является центральным телом Солнечной системы, но, что эта система находится на периферии нашей Галактики, или Млечного пути: оказалось, что мы проживаем в Космосе "где-то", в каком-то звездном предместье.

Библиотека XXI века

Голосов пока нет

Станислав Лем является гуманистом, обострённое нравственное сознание которого находит надёжную опору в обширных и основательных научных знаниях о переменах и угрозах нашей цивилизации. В своих книгах, особенно таких, как "Голем XIV", "Провокация", а сейчас и "Библиотека XXI века" он очерчивает картины этих перемен и указывает проблемы, которые будут иметь решающее значение в вопросе "быть или не быть" человеческому роду. Он при этом понимает, что его предостережения и пророчества не изменят судеб мира, но не смотря на это он считает их своим писательским долгом.

"Библиотека XXI века" это книга, в которой автор объявляет и обосновывает возникновение в недалёком будущем сочинений, изображающих отличный от нашего образ научной и социальной действительности.

Exodus

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (1 голос)

рассказ

Он стоял на углу и удивлялся всему, что его окружало. Вклиниваясь в поток приземистых машин, двигались большие жёлтые автобусы, трещали мотороллеры, яйцевидные малолитражки, размалёванные словно попугаи (чем меньше машина, тем фантастичнее краски), нагло толкались перед сверкающими серебром уличными лайнерами. Мигали огни светофоров, перекрёсток работал, как насос, то наполняясь крышами автомобилей, то массой людских голов, а он всё смотрел и удивлялся. Его пальцы машинально вертели в кармане треугольный камушек, крупицу скалы, унесённую из тех краёв, куда, как он надеялся, ещё не ступала ничья нога. Ему было немного жарко в клетчатой фланелевой рубахе. Ремни доверху набитого рюкзака врезались в плечи. И башмаки, тяжёлые, на ребристой резиновой подошве, были как-то не на месте среди этой вереницы ног, обутых легко и просто. Но его занимало другое. Значит, перекрёсток существовал всё это время, шагали люди, жёлтые автобусы курсировали от остановки к остановке, стада машин рывком бросались на зелёный свет — всё действительно шло своим чередом, хотя его и не было?

Загадка

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (1 голос)

рассказ

Отец Цинконий, доктор Магнетикус, сидел в своей келье и, поскрипывая, ибо нарочно не смазывался ради умерщвления металлической плоти, изучал толкования Хлорентия Всеянского, и прежде всего знаменитое Рассуждение шестое — "О Сотворении Роботов". Он как раз дошёл до конца раздела о программировании Бытия и теперь сосредоточенно водил взглядом по страницам, испещрённым разноцветными буковками, кои повествовали о том, как Господь, возлюбив среди иных металлов железо, вдохнул в него животворящий дух; тут в келью тихо вошёл отец Хлориан и скромно встал у окна, дабы не мешать прославленному богослову в его размышлениях.

ТРИНАДЦАТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ИЙОНА ТИХОГО

Голосов пока нет

(ИЗ КНИГИ «ЗВЕ3ДНЫЕ ДНЕВНИКИ ИЙОНА ТИХОГО»)

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

    Творчество Лема (родился в 1921 году), фантаста и философа, хорошо известно всем любителям фантастики. В нашей стране издавались такие его книги, как «Облако Магеллана», «Эдем», «Солярис», серия рассказов о навигаторе Пирксе и о роботах, — вещи, безусловно, фантастические, но в них заключены глубокие философские и нравственные проблемы. Лем всегда и прежде всего —  гуманист.
    Несколько особняком в творчестве Лема стоят «Звездные дневники Ийона Тихого». Эта книга относится к раннему периоду творчества писателя, вышла в свет в конце пятидесятых годов. Цикл новелл о трагикомических приключениях «великого звездопроходца» может на первый взгляд показаться лихой пародией на фантастику, чем-то вроде космического Мюнхауаена; но для более внимательного читателя приключения Тихого раскрываются как цепь гротескных антиутопий, к каждой из которых какая-либо черта реальности доводится до фантастического абсурда.
    Ярким примером такого приема может служить предлагаемое здесь «Тринадцатое путешествие»; оно написано с присущим Лему блеском и остротой, и, быть может, именно эта острота явилась причиной того, что оно долго оставалось практически неизвестным широкому читателю и а вышедшие у нас сборники не включалось.

ОДИНОКИ ЛИ МЫ В КОСМОСЕ?

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.5 (2 голосов)
 
Знание - сила, 1977, № 6.       Знание - сила, 1977, № 7.

И. С. ШКЛОВСКИЙ
ОДНИ ВО ВСЕЛЕННОЙ?

Станислав ЛЕМ
ОДИНОКИ ЛИ МЫ В КОСМОСЕ?

И. С. ШКЛОВСКИЙ
ОТВЕЧАЮ ЛЕМУ

     Уже не раз на страницах журнала мы обсуждали проблемы, связанные с поиском внеземных цивилизаций, попытками вступить с ними в контакт, гипотезами о следах, оставленных на Земле пришельцами из космоса. Часто при этом упоминалось имя видного советского астрофизика, члена-корреспондента АН СССР И. С. Шкловского, автора известной книги «Вселенная, Жизнь, Разум», неоднократно переиздававшейся и переведенной на многие языки. Велик вклад исследователя в научную постановку проблемы CETI — связи, с внеземными цивилизациями. И вот теперь он выступает со статьей (мы публикуем ее с сокращениями; целиком статью под названием «О возможной уникальности разумной жизни во Вселенной» можно прочесть в журнале «Вопросы философии» № 9, за 1976 год), где он доказывает, что связь с внеземными цивилизациями скорее всего невозможна — потому, что таких цивилизаций, по-видимому, нет вообще.
     В этом номере вы познакомились с доводами ученого, в следующем номере с некоторыми контрдоводами выступит польский фантаст и философ Станислав Лем в статье, написанной для нашего журнала. Там же будет помещен ответ ему И. С. Шкловского.

Ленты новостей