МЫ ОДНОЙ КРОВИ – ТЫ И Я! Часть 5

Голосов пока нет

А я к Ивану Ивановичу отправился чуть не с утра. Но сначала, конечно, накормил Барса, удостоверился, что он за ночь забыл вчерашние переживания, а потом зашел еще к Соколовым навестить Мурчика.

Мурчик сидел на подоконнике неподвижно, как черная статуя, глядел в окно и ужасно тосковал.

– До чего же кот смирный и воспитанный! – с одобрением сказала про него Ксения Павловна. – Ни тебе ни крику, ни баловства. Ваш-то красавчик всю мебель вам ободрал и орать тоже здоров – как найдет на него, так, не смолкая, на все голоса кричит, а чего хочет, не поймешь.

Я хотел было поэкспериментировать с Мурчиком, но при Ксении Павловне счел это неудобным, а поэтому только взял Мурчика на руки, погладил его, почесал ему баки, поговорил с ним по-хорошему и ощутил, что кот несколько успокоился.

– Лег бы ты, брат, да поспал как следует! – сказал я вслух, а про себя начал внушать Мурчику, что он хочет спать, очень хочет спать, долго и спокойно лежать и спать.

Мурчик вскоре зевнул, блестящие глаза его затуманились.

– Гляди-ка, и в самом деле уговорили! – засмеялась Ксения Павловна. – Кладите его сюда, что ли, на Валеркин диван.

Кот свернулся клубком в тени у валика, защитив голову от света, и немедленно уснул, а я отправился к Ивану Ивановичу.

Я позвонил в дверь его квартиры и, пока стоял, ожидая, отчетливо слышал, как там переговариваются.

– Кто пришел? Кто пришел? – спрашивал кто-то резким, высоким голосом.

И. рокочущий басок отвечал ему:

– Карпуша пришел!

Однако дверь никто не открыл. Я позвонил еще раза два и, недоуменно пожав плечами, вышел во двор. И тут из ворот показался Иван Иванович с сеткой, битком набитой всякими пакетами.

– Ох, извините! – сказал он, увидев меня. – Очередь откуда-то собралась в магазине, я и задержался. Идемте-идемте, я вас кстати со своим населением познакомлю... Почему не открыли? – Он хитро усмехнулся. – А я им велел никому не открывать без меня.

Открывать-то было некому, это я вскоре понял. Едва мы ступили за порог светлой однокомнатной квартирки, как я услышал из комнаты те же голоса.

– Кто там? – крикнул резкий, насмешливый голос. – Кто пришел? Зачем?

– Дуррак! – ответил ему другой голос, низкий, рокочущий. – Я ррад, я ррад!

Однако никто из комнаты не вышел, а из кухни выбежала снежно-белая пушистая лайка и, восторженно повизгивая, стала ластиться к Ивану Ивановичу. Потом бесшумно появились оттуда же два роскошных пушистых кота – голубовато-серый и палево-желтый – и, брезгливо морщась, принялись обнюхивать мои ботинки и брюки. Покончив с этим занятием, они переглянулись, пренебрежительно фыркнули и, задрав пышные хвосты, направились в комнату.

– Пушок! Лютик! Это что за манеры! – окликнул их Иван Иванович.

Коты остановились, как по команде, и слабо мяукнули.

– А ну-ка, идите сюда, невежи пушистые! – сказал Иван Иванович.

Коты важно подошли к нему и, оттеснив лайку, начали тереться о его ноги. Я смотрел на них с удовольствием – красивые, здоровые, ухоженные звери и живут привольно. Это сразу видно, что они не обиженные, не запуганные, привыкли к доброте и ласке и сами добрые и ласковые. И не сидят день-деньской в одиночку, как мой Барс...

– Поздоровайтесь! – скомандовал Иван Иванович и показал на меня. – С гостем поздоровайтесь, вот с ним!

Коты с сомнением поглядели на меня и недовольно мяукнули.

– Пушок! Лютик! Здоровайтесь! – повелительно повторил Иван Иванович, указывая на меня.

Коты неохотно подошли ко мне, поднялись на задние лапы и, опираясь на меня передними лапами, слегка потерлись лбами о мои ноги. Я хотел было погладить котов, но они укоризненно поглядели на меня и опустились на пол.

– Молодцы! – похвалил их Иван Иванович. – Ах, молодцы ребята! Сейчас я вас за это почешу.

Он достал из стенного шкафчика узкую щеточку с густой нейлоновой щетинкой и почесал котов за ушами. Коты совершенно одинаково изогнули шеи, прижмурили глаза и слегка оскалили острые белые клычки, выражая высшую степень блаженства. Мурлыкали они зато по-разному: Лютик глухо урчал, как мотор, а Пушок всхлипывал и тоненько стонал.

В комнате кто-то резко захохотал:

– Ха-ха-ха!

И ему ответил мрачный, рокочущий басок:

– Дурраки! Рредкие дурраки!

Резкий, насмешливый голос отозвался:

– Молодец, Карпуша! Умница, Карпуша! Ха-ха-ха!

Иван Иванович усмехнулся, видя, что я недоумеваю, потрепал котов по загривку и спрятал щетку. Коты провожали ее алчными, затуманенными глазами и даже облизывались, как при виде мяса.

– Постепенно я вас со всей своей компанией познакомлю, – сказал он. – Но сейчас пойдемте-ка на кухню: мне нужно свою поклажу распаковать и всей этой публике завтрак приготовить. А потом уж мы с вами спокойненько усядемся и обо всем побеседуем.

Мы пошли на кухню, светлую и очень чистенькую: трудно было поверить, что хозяин тут холостяк да еще с целой компанией зверей.

Иван Иванович действовал так быстро, точно и аккуратно, что любая хозяйка позавидовала бы: укладывал продукты в шкафик и в холодильник, резал и обдавал горячей водой треску для котов, доваривал и остужал похлебку для лайки, крошил в нее куски колбасы, готовил сложную смесь "для птахов" и другую – "еще для одной гражданки". Коты ходили за ним по пятам и беззвучно открывали розовые рты, а лайка улеглась на пороге кухни, улыбаясь и слегка высунув язык.

– Сейчас, сейчас! – сказал им Иван Иванович. – Вчера я вечер-то у вас просидел и на утро им ничего заранее не купил и не приготовил... Ну вот, с этими молодцами вы уже знакомы. Ее зовут Тайга! (Лайка, услышав свое имя, слегка вильнула хвостом, который лежал свернутый у нее на спине, напоминая громадную снежно-белую хризантему.) Кто из котов Лютик, кто Пушок, ясно по масти. В комнате еще трое – Карпуша, Сережа и Соня: две птицы и черепаха. Ну, кроме того, рыбы. Семейство у меня, как видите, большое и пестрое, не с моим бы здоровьем его заводить... Нет, я возни не боюсь, это мне приятно, а вот только – если что со мной случится, куда им всем деваться?

Я тут же высказал свою идею насчет убежищ для животных. Иван Иванович, оказывается, об этом уже думал и даже статью написал в ту же "Вечерку", но она так и не пошла.

– Я сначала и не думал заводить такую уйму зверья, – говорил он, накладывая порции котам и собаке. – Вот Тайгу взял намеренно, еще щенком, на Карпушу тоже польстился сам – очень уж он интересное создание. Ну, рыб завел. А остальные все-подкидыши. Эти два красавчика – Пушок и Лютик – тоже. У каждого из них своя история, очень невеселые обе и, знаете, словно специально подобраны как иллюстрации к нашему вчерашнему разговору. С Лютиком дело было так. Поехал я в Мневники навестить мамашу моего покойного однополчанина. Она там хорошую комнату с балконом получила в новом доме, а то жила в ужасной развалюхе. Поит она меня чаем, разговариваем, то да се. И вдруг моя Надежда Леонтьевна вскакивает, бежит в переднюю, тихонько открывает дверь на лестницу, а потом появляется. И на руках у нее вот этот самый Лютик. Она ему молочка наливает в блюдечко, котлетку кладет. Он ест вовсю, а она стоит над ним, охает и причитает: "И что с гобой будет, горемыка ты мой, зима ведь на носу, пропадешь ты!" А все дело в этом идиотском суеверии, что за последние годы каким-то образом распространилось по Москве: как переезжают в новую квартиру, так стремятся достать кошку и первой ее пустить через порог. Идиотизм тут, можно сказать, двойной. Во-первых, вообще откуда такой взрыв суеверия в нашей стране, в наши дни? А во-вторых, это ж надо так переиначить народное поверье! Ведь прямо наизнанку его вывернули! Верно: по народной примете кошку надо первой на порог пускать, чтобы она счастье с собой внесла. Но ведь свою кошку! А эти берут чужих кошек либо взаймы, либо воруют и потом выбрасывают на улицу! Так по смыслу-то поверья выходит, что они, наоборот, несчастье на себя накликают! Как же: получается, что счастье-то у них заемное либо краденое – да и в доме не задерживается, сами они его тут же гонят. И кто только сочинил этот злобный и вредный вздор! А что получается – ведь ужас! По дворам и лестницам больших новых домов бродят десятки бездомных кошек. В масштабах Москвы, наверное, счет идет на тысячи, не меньше. Погибают они от холода и голода, их бьют, увечат, мучают. Но ведь этим негодяям, которые украли кошку у хозяина, причинили горе человеку, а теперь, потешив свою злобную темную дурь, выгнали несчастное животное подыхать, – им хоть бы что! Наказания за такую кражу и за издевательство над беззащитным существом им бояться нечего, – это нашим законодательством не предусмотрено. Знаете, Игорь: я ходил к новым домам, когда они заселялись. Специально взял командировку от газеты. Беседовал с новоселами, разъяснял им все и про извращение поверья, и про нелепость суеверий, и про то, что красть вообще некрасиво, а красть живое существо, чтобы потом бросить его на медленную мучительную смерть, – это уж просто подлость. Так ведь что удивительно! Воруют кошек, заведомо чьих-то – холеных, породистых, – не только какие-нибудь полуграмотные старухи, а кто угодно – солидные деловые люди, студенты, научные работники. Просто болезнь какая-то, повальный идиотизм! Но если б они из суеверия воровали, скажем, чужие солонки или пепельницы, это было бы ну смешно, ну гадко, годилось бы для фельетона, самое большее. Так нет же – бесцельно, бессмысленно мучают и животных, и их хозяев, и даже в голову им не приходит, что это – преступление! Вот это-то и есть самое скверное! Вы себе представляете, что делалось бы в Москве, если бы новоселы из суеверия начали красть у знакомых и незнакомых солонки, пепельницы или любые другие предметы, хотя бы рваные наволочки? Да тут и милиция немедленно включилась бы, и на работу сообщали бы: мол, ваш сотрудник такой-то совершил кражу, а что из суеверия, так это еще усугубляет его вину. А тут, подумаешь, кошка! Подумаешь, хозяева горюют, ищут ее, а она подыхает где-то! Пускай себе подыхает! Вот они мне в таком духе и отвечали, новоселы. Просто никак не могли понять, чего это я расстраиваюсь, – было бы, мол, из-за чего! Один дяденька, солидный такой, мне начал лекцию читать на ту же тему, что Роберт вчера: мол, все в человеке и все для человека! Но я нашел сочувствующих. Собрали мы всех котов, потом прошли по квартирам, опросили, кто какого кота привез, где взял. А потом развезли их по домам – либо во двор, либо даже на квартиру. Но такие вещи я делал, когда попадал в самый момент вселения, а дальше... дальше мало что удавалось сделать.

Вот и с этим Лютиком. Привезли его, кто и откуда неизвестно, бродит он бездомный уже с неделю. Надежда Леонтьевна моя его тайком подкармливает, а взять к себе не может – соседи даже слышать про кошку не хотят. Подумал я, подумал, жаль мне стало и кота и старушку, решил, что как-нибудь приучу его и Тайгу жить в мире и дружбе. Вот и взял его к себе. А через полгода еще и Пушок появился. Его я тоже у старушки забрал. Только это была совершенно другая старушка, можно сказать –противоположная. Прихожу я как-то с Тайгой в ветеринарную поликлинику. Гляжу: сидит такая миленькая, чистенькая старушка и всем ласково улыбается. И этот красавец у нее на коленях. Я прямо залюбовался. Спрашиваю: чем он болен? "А ничем, ничем, голубчик, – отвечает старушечка. – Здоровенький он. Укольчик вот принесла сделать". – "А какой же, спрашиваю, укольчик, если он здоров?" – "А чтобы помер он, значит. Ненужный он, кот-то. Хозяйку его вчерась неотложка в больницу забрала без памяти. А сегодня справлялись мы – инсульт у нее, говорят, не то будет жива, не то нет, а из больницы все одно не скоро выйдет. А она, голубчик, видишь, одинокая. Муж у ней помер, сыновей на войне убило. Мне соседи и говорят: "Ты, Сергевна, как наиболее свободная, снеси кота в поликлинику, пускай его ликвидируют, а то выгонишь его на улицу, так он откуда хочешь опять придет". Это верно – придет! Мы его уж год назад уносили, когда она, Наталья-то Петровна, болела. Далеко увезли, в Измайловский парк, а он все равно к нам на Неглинную через неделю дорогу сыскал". Я и взял кота: что ж было делать! Узнал, в какой больнице лежит хозяйка, пошел ее навестить, сказал, что кот у меня и я о нем позабочусь. Но она через месяц умерла, а Пушок так у меня и остался. И вот ничего, сжились – и коты и пес, будто всю жизнь вместе... Ну, поели, братцы? – сказал он, потом вымыл и убрал в шкафчик под раковиной тарелку и миску. – Идемте, Игорь, с другими моими ребятами знакомиться, а то Карпуша уже нервничает, слышите?

Из комнаты доносились странные лязгающие удары и крики:

– Дурраки, дурраки! Я прротив, прротив!

– Ну, Карпуша, чего расходился? – с порога спросил Иван Иванович. – Сейчас завтракать дам!

Солнечная комната была вся в зелени – деревянные решетки на стенах оплетены вьющимися растениями, цветы в ящиках на балконе и на подоконнике, в углу – кадка с большим кустом японского жасмина. На письменном столе сидел громадный, иссиня-черный ворон и яростно долбил клювом откидную металлическую крышку чернильницы. Увидев нас, он захлопал крыльями и укоризненно пророкотал:

– Порра, порра!

Со шкафа слетела другая птица, тоже черная, но куда поменьше ростом, с нарядными оранжево-желтыми сережками. Она отрывисто захохотала и уселась на плечо к Ивану Ивановичу, весело и требовательно заглядывая ему в глаза.

– Кашка готова? – деловито спросила она. – Кашку, кашку Сереже дай, дай!

Иван Иванович достал из кармана конфету "Старт" и, разломив пополам, отдал одну половинку Сереже, а другую показал ворону.

Ворон, тяжело взмахнув крыльями, снялся с подоконника и перелетел поближе к нам, на полку с книгами. Там он взял конфету и деловито склевал ее, держа в лапе, а потом склонил голову набок и стал очень внимательно разглядывать меня своими темно-карими глазами.

– Здравствуй! – сказал я.

– Здрравствуй, бррат! – четко проговорил ворон. – Я ррад, я ррад!

Сережа вдруг каркнул по-вороньи, потом захохотал и крикнул:

– Карпуша умница, Карпуша друг!

– Дуррак! – басовито прокаркал Карпуша. – Я воррон! Я Каррпуша!

– Что ж, продолжаем знакомиться, – усмехаясь, сказал Иван Иванович. – Ворон Карпуша и майна Сережа. О майнах слыхали? К нам их из Индии привозят. Вот и мне подарили-привезли для себя, а потом... ну, словом, в семье обстоятельства изменились очень. Говорить он умеет здорово, но грубиян ужаснейший и вот Карпушу мне испортил: такой был вежливый птах, просто прелесть, а теперь что ни слово, то "дурак" да "дураки".

Карпуша раскрыл клюв и с удовлетворением проговорил:

– Дуррак!

– Именно, что дурак ты, брат! – укоризненно заметил Иван Иванович. – Нет бы чему хорошему поучиться у товарища, а ты одну ругань усвоил, Карпуша, а? Ну, как живешь?

– Хоррошо, хоррошо! – с готовностью отозвался Карпуша. – Я воррон! Я ррад!

– Ладно, я тоже рад, – сказал Иван Иванович. – Молодец, Карпуша!

Сережа азартно завопил:

– Сережа хороший, Сережа умница! Моя умница... кхе-кхе!

И тут я понял, что он подражает Ивану Ивановичу – его резковатому, будто надтреснутому голосу, его короткому покашливанию. Иван Иванович, насыпая им корм в продолговатую деревянную кормушку, усмехнулся:

– Ну да, манны ведь удивительно переимчивый народ. Всё повторяют. Сережа вам любую мелодию насвистит, если услышит ее по радио. Я как-то простудился, неделю проболел, так он потом еще недели две кашлял, чихал и сморкался – очень натурально получалось. Ну вот, такое мое семейство. Еще – рыбы и черепаха Сонька. Вон она, под кресло забилась, голову высовывает. Она-то сыта, есть не хочет. И рыбы тоже.

Я посмотрел на змеиную голову небольшой черепахи, потом – на просторный аквариум, очень здорово организованный: с зеленью, с рельефным дном, с пещерками из половинок глиняного горшка, с камнем, изображающим подводную скалу, и сказал:

– Я не понимаю теперь, чем вас так уж особенно удивил мой Барс.

– Это вы бросьте! Барс – дело совсем другое! – живо ответил Иван Иванович. – Вот давайте сядем и побеседуем. Я – в свое любимое кресло... Сонька, убери голову, а то наступлю! А вы садитесь вот сюда, здесь тоже удобно.

Он подвинул мне рабочее полукресло с мягким сиденьем и с подлокотниками, действительно очень удобное, а сам уютно расположился в большом старомодном мягком кресле. Пушок немедленно вскочил ему на колени. Лютик разлегся на спинке кресла, и его пышная золотистая шерсть ореолом окружила седеющий ежик Ивана Ивановича. Тайга, сдержанно улыбаясь, приткнулась у ног хозяина.

– Это что, их постоянные места? – спросил я, любуясь живописной группой.

– Да, это уж они поделили сферы влияния на кресле. Но Пушка все же придется отучить, куда-нибудь перебазировать. Он все тяжелее становится год от году, а у меня ноги и без того болят и млеют – раны плюс спазмы сосудов... Сиди пока, сиди! – сказал он, видя, что Пушок поднял голову и уставился на него своими великолепными светло-зелеными глазищами. – Нет, вы не думайте, что он слова понял, для него это слишком сложно, а вот настроение мое и физическое состояние они все трое, коты и пес, понимают достаточно хорошо. Пушок еще и почувствовал, что у меня ноги подергиваются... Вот эти, – он повел глазами на черных птиц, мирно сидевших на открытой балконной двери, – эти мной интересуются куда меньше. На и то – было мне на днях плохо с сердцем, так Сережа меня просто извел своими воплями:

"Что ты? Что ты? Тебе плохо? Тебе плохо? Тебе плохо, милый? Ой, не закрывай глаза! Ой, я боюсь!"

Причем все это очень натуральным женским голосом, таким, знаете, тоненьким и пришепетывающим слегка. Это он от своей прежней хозяйки перенял: ее муж тяжело заболел, а она молоденькая, балованная, ну вот и паниковала, видимо. Если он еще к кому перейдет, то и вовсе с толку собьется: Сережа теперь мяукает, мурлыкает, лает, каркает, кашляет...

– Неужели вы его отдадите? – глупо удивился я.

– Я-то не отдам, – серьезно ответил Иван Иванович, – пока жив буду...

Я украдкой глянул на него и тут только заметил, что он человек больной и старый. То есть я и не принимал его за молодого, я же видел, что он седой, что лицо у него в морщинах. Но держался он очень бодро, двигался уверенно, быстро, несмотря на легкую хромоту, и мне в голову не приходило, что у него здоровье не в порядке, что в легких осколки, что ноги перебиты. Такой высокий, широкоплечий, подтянутый мужчина с военной выправкой. А тут я увидел, что у него лицо землистое, под глазами – мешки и дышит он довольно-таки неважно. "А ведь он один-одинешенек; если что случится, так не коты же будут звонить в неотложку", – подумал я.

Иван Иванович, пожалуй, догадался, о чем я думаю.

– Если что... ко мне дочка заходит, – поспешно сказал он. – Ребята постоянно крутятся поблизости. Валерка Соколов в особенности... О зверях моих позаботятся, конечно. Да я и сам пока помирать не собираюсь. Хоть книгу бы закончить... Ну ладно, о книге потом. Вы сначала расскажите, что там у вас случилось. Я по телефону толком не понял.

Выслушав историю Герки, Мурчика и злой бабки, Иван Иванович озабоченно покрутил головой.

– Паскудная история. Подлая. Даже не очень понятно, с какого конца к ней подступиться.

– Кота Соколовы предлагают к себе взять, – сказал я. – Но Герка против.

– Если б дело было только в том, куда устроить кота, это бы еще ничего. Но тут и с пареньком неизвестно как повернется. Ну ладно, пойдем к ним, поговорим, хоть не очень я верю в такие разговоры. Как явятся ребята из школы, позвоните мне, приду поглядеть и на парня, и на кота. Не знаю, сможет ли сегодня Лида зайти, а хорошо бы...

– Удивительно все же, – сказал я, – за всю жизнь я не видал такой массы гениальных зверей и птиц, как за эту неделю. Мой Барс, потом этот Мурчик, а тут еще ваши коты и птицы...

– Ну, мои-то коты и птицы – ничего особенного. Коты чуточку более дрессированные и послушные, чем у большинства, но это в основном за счет моего характера – все же я привык к дисциплине, вот и их приучил, да это и нетрудно. А Карпуша и Сережа – тем более. Вороны и майны очень охотно разговаривают, с ними даже специально заниматься не приходится. Потом я с ними много времени провожу, да и сами они составляют целую компанию, а это развивает интеллект. Пушок появился здесь позже всех, он сначала очень пугался, особенно птицы его ужасали. А когда привык, то начал умнеть очень быстро.

– Но телепатической связи у вас с ними нет? И вы им ничего не внушаете?

– Нет! – поспешно ответил Иван Иванович. – И вот что... Может, вы сочтете, что это с моей стороны непоследовательно или, скажем, эгоистично, а только очень я вас прошу, Игорь: вы с моей публикой не экспериментируйте, ладно? Очень уж я боюсь нарушить равновесие, потом мне с ними не сладить. Телепатический контакт, гипноз и тому подобное – это все же шок, и кто как на него будет реагировать, угадать трудно. Вон ваш Володя говорит, что Барри заболел...

– Странно! – сказал я, вспомнив сразу все: и тон Володи, и мимолетную реакцию Гали. – Очень даже странно, Барри такой спокойный, уравновешенный пес. Может, он вообще заболел не от этого?

– Уж не знаю, – возразил Иван Иванович. – Но, во всяком случае, пока, прошу, не трогайте вы мою публику! Поглядите раньше, что с Барсом будет, с Барри, с Мурчиком этим. Да и еще, я знаю, приносили вам ребята всяких зверей. Как с ними, кстати, было?

– Да по-разному. В общем-то, малоинтересно. Один кот совсем отказался от контакта. Он вроде и воспринимал мои команды, но какие-то у него, что ли, тормоза включились: он все дрожал и плакал, и я велел мальчишкам его поскорей унести и напоить валерьянкой. Другой кот слушался неплохо, но очень уж он вялый. Старый, толстый, равнодушный ко всему на свете котище. Я с ними, впрочем, подолгу не возился: энергии затрачиваешь на это много, а зачем, неизвестно. Мне уже и так ясно, что я не на одного Барса действую, и вообще не только на животных, а и на людей... – Тут я слегка покраснел, вспомнив всякие свои дурацкие выходки.

– Я думал, что вам понадобится материал для демонстрации, – осторожно заметил Иван Иванович. – Одного Барса мало...

– Да не знаю я еще, как с этой демонстрацией, то ли соглашаться на нее, то ли нет. Если такие же умники там будут, как те, что ко мне на днях приходили, так, ей-богу, не стоит. Что толку им показывать и доказывать, если они заранее убеждены, что все это чепуха?

Иван Иванович некоторое время молчал и гладил Пушка. Потом он спросил, что я вообще думаю с этим делать – с тем, что случилось? И тоже, как я понял, осуждающе спросил, совсем как Володя: мол, что ж я за питекантроп такой, только о себе думаю, а о науке и о человечестве ни-ни... Такой примерно подтекст. Я слегка все же разозлился: значит, его зверей трогать не моги, а сам из кожи вон лезь неизвестно ради чего.

– Чего мне, собственно, лезть не в свое дело? – сказал я. – В этой области я профан полнейший. Не хотят – не верят, а я что могу поделать? Вон их пятеро у меня сидело, специалистов этих, и все на одном уперлись: не говорит ничего кот, им это кажется, и все тут! Докажи им, попробуй!

– Положим, можно было бы голос Барса на магнитофон записать.

Я сначала решил, что это блестящая идея, но потом вспомнил, как невропатолог говорил насчет гипнотических ожогов и что если Барс его укусит, то это все равно не будет доказательство, – и остыл. Они вполне могут сказать, что это мой голос записан, а вовсе не кота. И что ты с ними поделаешь?

Иван Иванович вздохнул, снял Пушка с колен и переложил на широкий поручень кресла.

– Давайте-ка я вам покажу, над чем работаю, – сказал он.

Работа его, насколько я смог понять при таком беглом ознакомлении, очень и очень интересная и перспективная. Написана она тогда была примерно наполовину, но материалы Иван Иванович все уже собрал. Материалов этих у него гора, и все так аккуратно подобрано; все на карточках, с четкой и детальной классификацией – просто залюбуешься! Название он пока придумал такое: "История и перспективы наших взаимоотношений с соседями по планете". Вернее, это подзаголовок, а название он еще подыскивал: что-нибудь краткое, броское, интригующее; не знаю, нашел ли теперь... И уж чего там только не было – бионика, педагогика, освоение космоса и проблема контакта с иными цивилизациями, борьба против фашизма и мещанства, мифология и геральдика!.. То есть такая уйма работы за всем этим стояла, что я от души позавидовал: мне бы так уметь! Сидит человек и пишет. Никто его не заставляет, никто ему не помогает, не финансирует работу, не гарантирует хоть в какой-то степени издание...

– А зачем мне это? – удивился Иван Иванович. – На свою персональную пенсию я как-нибудь проживу со всей этой компанией. Тянуть я с этим делом долго не намерен – максимум еще месяцев десять потребуется, по моим расчетам. Здоровье у меня не очень-то надежное, а возраст такой, что с каждым годом к могиле ближе, это понимать надо. Значит, тянуть особенно нельзя. С другой стороны, и гнать через силу не следует. И зачем же мне при таких условиях договор?

А потом он начал объяснять мне, почему считает таким принципиально важным мой контакт с Барсом или вот контакт Герки с Мурчиком:

– Мы вчера говорили о многом, и Виктор очень интересные прогнозы делал. Но одно мы безусловно опустили, очень важное. Вот, предположим, все будет примерно так, как обрисовал Виктор: абсолютно мирное сосуществование и дружба людей как между собой, так и с животными. Синтетическая пища для всех плотоядных, а также нейрохимия снимут всякие хищнические инстинкты. Размножение будет продуманно регулироваться при помощи той же нейрохимии и гормональных препаратов. Отлично! Тогда остается вопрос: а что же будут делать животные?

– Ну... жить в свое удовольствие, вероятно! – предположил я.

– Нда... Смотря что считать удовольствием. Подумайте! Будет снято все, что сейчас наполняет жизнь животного в естественных условиях: поиски пищи, нападение или защита, охрана потомства. Нормальный человек скучает без работы; здоровое животное тоже будет скучать. Это хорошо знают, например, в зоопарках. Да и в домашних условиях это заметно. Ваш Барс наверняка очень скучает. Кстати, иначе он и не рвался бы так к контакту с вами! Кошки – животные не стадные, они обычно живут в одиночку, кроме периодов, когда воспитывают детей. И вот, если мы заранее не продумаем эту проблему, она в будущем может обернуться серьезной опасностью.

Я пока не очень-то понимал, что из этого следует. Но Иван Иванович разъяснил, что, по его мнению, путь тут один – развивать и разумно использовать врожденные способности и склонности животных. Воспитывать их. А для этого нужен полноценный контакт. И тут телепатия – один из самых естественных и надежных путей. До сих пор этим совершенно фактически не занимались. Да и вообще психика животных только начинает всерьез изучаться, и потенциальные возможности каждого вида нам фактически неизвестны.

– Ничего мы тут толком не знаем, – говорил он. – Не решен и вопрос, мыслят ли животные. Этот вопрос в советской науке пока не разработан по-настоящему. Да и во всем мире тоже. Животное ведет себя не так, как человек, и приписывать ему человеческие побуждения, пытаться анализировать его психику, исходя из человеческой логики, действительно нельзя. Но методика анализа пока очень несовершенна, нет надежных критериев. Например, знаменитый естествоиспытатель Фабр наблюдал, как жуки-могильщики ловко закапывают дохлого крота, устраняя всякие препятствия. А потом он им подстроил штучку: прикрепил труп крота к металлическому пруту, наискось вбитому в землю. Перегрызть этот прут жуки, естественно, не смогли, а подкопать не догадались: в природе не существует таких прочных прутьев без глубоких корней в почве. Фабр считал, что это доказывает отсутствие разума у жуков. Не знаю, есть ли у жуков разум, но знаю, что это не доказательство его отсутствия. Польский зоопсихолог Ян Дембовский совершенно справедливо замечает, что и человека можно поставить в условия, где он будет вести себя аналогично этим жукам. Например, если его запереть в комнате, дверь которой откроется лишь при условии, что он почешет левое ухо. Даже самый хитроумный человек не додумается до такого решения, потому что оно с нашей точки зрения алогично. А если он случайно почешет левое ухо и при этом откроется дверь, то вряд ли он даже сможет обнаружить связь между этими двумя фактами. Понимаете? Мы пока просто не имеем достаточных оснований для ответа на вопрос: могут ли животные мыслить? А ответить на него надо. От этого зависит, можно ли всерьез думать о воспитании и дальнейшем развитии животных. И как проводить это воспитание?

– А вы-то как думаете: они мыслят? – спросил я. – Вот я вам говорил, что ощущал психику Мурчика: так это было что-то аморфное, на уровне эмоций.

– Опять никакое не доказательство! – возразил Иван Иванович. – При спонтанном телепатическом контакте между людьми тоже передаются обычно лишь эмоции или конкретные образы. Что касается меня, то я думаю, что животные способны мыслить. По-своему, не так, как человек. Впрочем, смотря, с каким человеком сравнивать. А если, например, с обитателем эпохи каменного века? Или с ребенком двух-трех лет от роду, который усвоил уже слово "стол", но не способен понять, что такое "стол вообще" или "мама вообще" – для него существует именно этот стол, "моя мама", "Петина мама" и так далее? Взрослого от ребенка, цивилизованного человека от дикаря отделяет гигантская дистанция. Но ребенок, развиваясь в цивилизованном обществе, эту дистанцию преодолевает. Ну, а дикарь? Какой-нибудь абориген Новой Зеландии, живущий на уровне каменного века, – ведь есть там такие племена? Ребенка из этого племени можно взять и обучить чему угодно наравне с маленьким жителем любой европейской столицы. Но взрослого уже мало чему обучишь, его психика сложилась вне цивилизации, и многие возможности необратимо потеряны. Так что же, они не мыслят, что ли? Мыслят не так, как мы с вами, – это да. А вообще? Но насчет людей мы никогда не усомнимся в принципе, что они мыслят, хотя бы из спеси. А животные? Разве можно утверждать наверняка, что их нельзя поднять на более высокую ступень развития? Считается, что нельзя; но действительно нельзя или мы просто пока не умеем? Не подозреваем, что это возможно, и не пробуем потому искать? А что, если пути к этому существуют, но давно забыты, затоптаны перекрестными маршрутами? Думаете, так не бывает? Ого, еще как бывает! Мало разве в истории науки таких заброшенных путей – то ли по нехватке сил, то ли из-за чьего-то авторитетного заблуждения, которое надолго перекрыло путь к истине? А путь-то иной раз до того очевиден и прост, что люди, потом вернувшись к нему, диву даются: ну как же можно было этого не видеть! И этот забытый путь – умение общаться с животными, – возможно, является нашей расплатой за высокую сложность. Мы ведь все время платим чем-то за повышающийся уровень технической цивилизации: слабеет зрение, слух, обоняние, чувство ориентировки. Вот подумайте: откуда взялись мифы, сказки, легенды об умных, говорящих животных? Откуда взялись тотемы, основанные на вере в животных-покровителей? Неужели вот так, без малейших оснований, взяли люди в разных концах планеты да напридумывали все это? Ведь уже не раз оказывалось, что у древних легенд и мифов существует прочная реальная подкладка. Генрих Шлиман поверил явно фантастической "Илиаде", где боги сражаются вместе с людьми, – и нашел древнюю легендарную Трою! А миф о певце Арионе, которого спас дельфин, – разве он не подтверждается в наши дни? Так почему бы не думать, что говорящие коты и собаки в сказках, хотя бы и в наших, русских, тоже имеют свое реальное обоснование? Тогда Барс и Мурчик – не исключение, не чудо природы, а заново открытая возможность общаться с животными!

– Д-да... То есть вы думаете, в принципе каждое животное можно будет обучить... ну... общаться с людьми?

– В принципе да. Конечно, будут гении и тупицы, трудяги и лентяи, как и у людей. И можно будет путем селекции вывести и воспитать таких котов, собак, лошадей, которые будут так отличаться от обычных, как современный цивилизованный человек отличается от своего предка – обитателя пещер. А начинать это надо будет скорее всего с домашних и прирученных животных, потому что они живут в принципиально изменившихся условиях и, надо полагать, сами изменились. Мы пока умеем наблюдать лишь внешние изменения, а ведь психика тоже не могла не измениться в совершенно иной обстановке. То, что было наиболее рациональным для дикой кошки или дикой собаки, могло оказаться ненужным и даже вредным в домашней обстановке. Какие мутации тут имели больше шансов закрепиться? Те, которые обеспечивали максимальное взаимопонимание и взаимодействие с людьми; в том числе, возможно, и телепатические способности...

Все это мне показалось очень занятным и заманчивым, я поддакивал. Ну потом Иван Иванович мне начал втолковывать, что мой долг, мол, всячески пропагандировать свой опыт в первую очередь среди ученых, а поэтому я должен и к демонстрации посерьезнее подготовиться, и все записывать, что делаю за день, и статью написать об этом. Я опять все поддакивал и даже не из вежливости, а потому что поверил ему – так он убедительно и умно говорил. Но вообще-то я начал на часы поглядывать: Володя хотел позвонить насчет этой же самой демонстрации, да и ребята из школы скоро вернутся.

Поэтому я ушел к себе и поговорил с Барсом, который очень расстроился, что от меня опять пахнет чужими котами и собаками. Потом зашел проведать Мурчика. Он уже проснулся, поел рыбы, но состояние у него было по-прежнему тревожное и грустное, и я начал внушать ему, чтобы он успокоился. Мурчик успокоился, и я решил с ним хоть немножко поработать.

Это был действительно гениальный кот! Он на лету схватывал мои команды, выполнял самые сложные задания без запинки, легко и грациозно. И, как я чувствовал, с удовольствием! А вдобавок проявлял инициативу: послал я его на подоконник, чтобы он там взял в зубы карандаш и принес мне, так Мурчик, спрыгнув с подоконника, подошел ко мне с этим карандашом в зубах, на задних лапах. Вообще он довольно уверенно ходил на задних лапах, и, видимо, ему это было не так уж трудно. И говорил свободнее, чем Барс, и больше слов мог произнести, даже целую фразу сказал, довольно четко. Я был так увлечен этим необыкновенным котом, что не заметил, как вошла Ксения Павловна. И только когда она взвизгнула: "Ой, батюшки светы!", я вскочил и покраснел до ушей. Кот тоже разволновался. Но мы-то что, а Ксения Павловна за сердце схватилась. Еще бы! Представьте картину: громадный черный кот расхаживает по комнате на задних лапах, а в передних держит карандаш и листок из моей записной книжки и, словно что-то обдумывая, басом говорит: "Мало мяса мама мне дала!" Фантасмагория в духе Булгакова! Но, между прочим, Барс потом тоже обучился эту фразу произносить, хоть и менее четко. И на задних лапах он ходит, только ему почему-то труднее держаться, чем Мурчику.

Отпоил я Ксению Павловну водой и валерьянкой, она отсиделась немножко – и как начнет хохотать! Я сначала испугался, – вижу, у нее слезы на глазах, думал: истерика с перепугу началась. Но ничего подобного: до нее лишь теперь дошло, что именно сказал кот.

– "Мало мяса мне мама дала!" Надо же! Ой, батюшки, не могу, уморил ты меня, Игорь, с этим котом! В цирке вам выступать, народ валом валить будет!

– Вот видите, какой кот замечательный, а Пестряковы хотят его истребить! – назидательно сказал я.

Ксения Павловна утерла слезы фартуком и уже серьезно ответила:

– Ну, на бабку-то я теперь нисколечки не удивляюсь: если в черта верить, такого кота до смерти испугаться можно! Да если даже и не верить. Это у меня такой характер веселый да отходчивый, а к иной бабе пришлось бы тебе неотложку вызывать.

– Он там, у них, не разговаривал, это я его только сейчас обучил, – сказал я. – Но вы-то его согласны у себя оставить? Не побоитесь? Хотя бы на время?

– Как мой Николай Семеныч еще скажет... – уклончиво проговорила Ксения Павловна, искоса поглядывая то на меня, то на кота, смирно сидевшего на диване.

И тут Мурчик еще раз показал, что он – гений. Он сам, без внушения, встал на задние лапы и прошелся перед Ксенией Павловной, помахивая листком из записной книжки и лихо поворачиваясь. Ксения Павловна обмерла от восторга.

– Это что ж такое делается, батюшки-матушки! Ну и кот, ну и кот!

Мурчик подошел к ней, положил лапы на колени и умильно сказал:

– Мам-ма!

Ксения Павловна ойкнула и покатилась со смеху.

Тут пришли мальчишки из школы. Герка кинулся к своему любимцу, и тот сразу ошеломил его заявлением, что мама мало мяса дала. Валерка, услыхав это, сел прямо на пол и так завопил от восторга, что мать дала ему подзатыльник. А Герка побледнел, глаза у него заблестели от слез, и он все смотрел на Мурчика, который ластился к нему изо всех сил.

– Он... он теперь говорить будет? – хрипло прошептал он наконец. – Все, все будет говорить?

Мне очень не хотелось его разочаровывать, но пришлось сказать, что нет, не все, а, наоборот, очень немного, но что мой Барс еще меньше умеет.

– Котенька мой!.. Мурчик!.. – шептал Герка, обнимая кота.

Сцена была трогательная, но посмотрел я на эту парочку, и что-то у меня сердце екнуло. Конечно, я тревожился, что с ними будет – и с Геркой, и с Мурчиком – в такой дурацки усложнившейся ситуации. Но сейчас, при дневном свете, мне очень не понравилось, как Герка выглядит. Я и вечером видел, что он хиленький и какой-то неустойчивый, и голос странный, и глаза слишком блестят. А сейчас понял, что мальчишка болен, и похоже, что туберкулезом. Недаром ведь я из семьи врачей. Родители считали, что у меня верный глаз и легкая рука и что зря я не стал врачом. Туберкулез сейчас у нас болезнь редкая, про нее сразу и не подумаешь, но неестественный, лихорадочный блеск глаз, пятна румянца на скулах при общей бледности, худоба – именно болезненная, а не от быстрого роста, как бывает у долговязых подростков, – это все смахивало на туберкулез.

– Герка, ты как себя чувствуешь? – спросил я. – Спал хорошо?

Герка пробормотал что-то невнятное. А Валерка сказал, что спал он беспокойно: все стонал, бормотал, кашлял...

– Ты чего кашляешь и хрипишь? Простудился, что ли? – спросил я, беря его за руку.

Пульс очень частил. Рука была горячая.

– Не-а! – сказал Герка. – Так что-то охрип.

– А у меня такое впечатление, что ты нездоров, – осторожно сказал я. – У врача ты давно не был?

– У нас в школе осмотр был. В апреле, что ли, – неохотно ответил Герка и, схватив Мурчика на руки, сел на диван; дышал он тяжело.

– И что тебе сказали? Рентген делали?

– Рентген всем делали. Ничего не сказали. Говорят, питаться надо лучше. Витамины чтобы есть. А я и того не съедаю, что сейчас. Неохота... А что Мурчик еще умеет?

Я показал сцену с карандашом и бумагой. Герка обмирал от восторга и гордости за своего любимца. Валерка плакал от смеха и держался за живот.

– У тебя какие болезни были раньше? – продолжал я допытываться, когда окончился "номер" Мурчика.

– Корь была, – подумав, сказал Герка. – А больше не знаю. Гриппом вот часто болею.

– А последний раз когда болел?

– Перед самыми праздниками.

– Насморк, кашель?

– Не-а. Так просто. Жар был, болело все, потом вроде прошло.

Эпидемии гриппа в Москве в апреле не было. Может, это все же был вирусный грипп, вызвавший обострение туберкулезного процесса, а может, и сам туберкулез под маской гриппа. На рентгене, да еще в условиях профилактического школьного осмотра, могли проморгать небольшое затемнение. Впрочем, перед этим "гриппом" затемнения, возможно, и не было. Но сейчас надо было думать даже и не об этом в первую очередь, а о том, как уладить семейный конфликт.

– Лидия Ивановна что сказала? Записку ей передали?

– Ага. Сказала, что постарается прийти, – отрапортовал Валерка. – Я ей на перемене все по секрету объяснил про Мурчика и про бабку.

Ксения Павловна угостила нас всех обедом. Потом ребята сели готовить уроки, а я пошел к себе. Поговорил с Володей по телефону. Он сказал, что договорился насчет демонстрации – состоится она 6 июня в одиннадцать часов – и что в связи с этим он хочет со мной кое о чем посоветоваться. И опять мне показалось, что тон у него какой-то странный.

– А кого будем демонстрировать-то? Одного Барса? Барри, что ли, вправду болен?

– Барри выздоравливает. Наверное, обоих будем демонстрировать. Договоримся при встрече. Нужно кое-что уточнить. Зайду к тебе вечером, часов в восемь. Ты где был, в библиотеке? Я тебе уже дважды звонил.

"В библиотеке, как бы не так! – с досадой на себя подумал я потом. – Трачу считанные дни отпуска неизвестно на что. Ну, завтра уж обязательно засяду за чтение! Воспользуюсь, кстати, библиографией Ивана Ивановича... Ну да, сразу ты, конечно, не додумался это сделать... А все же с Володей что-то странное творится. Ладно, сегодня поговорим по душам. Я ему, кстати, Мурчика покажу. Можно еще того старого белого кота взять, из пятьдесят четвертой квартиры... как его? Хозяин – Марик, а кот?.. Ага, Пушкин! Нашли же как назвать этого лентяюгу... а он даже и не пушистый особенно, так полукровка... В общем, сегодня же вечером я примусь за дело, хватит этого разгильдяйства!"

Возможно, и прав тот мудрец, который утверждал, что судьба человека – в его характере (сегодня Славка ко мне приходил, я выяснил: оказалось, это Корнелий Непот, древнеримский историк, живший в I веке до нашей эры). Но интересно все же: какую такую роль мог сыграть мой характер вот в этот вечер, 3 июня? Я действительно твердо решил, что поговорю с Володей, потом зайду к Ивану Ивановичу, посоветуюсь с ним насчет библиографии, какие-то книги, возможно, одолжу у него, а остальные завтра буду читать в Ленинке. И обязательно так и сделал бы... Нет, тут уж скорее подходит что-нибудь из области религиозного дурмана и всякой мистики. "Человек предполагает, а бог располагает", например. Или же: "Судьба играет человеком".

Я это так, шуточки дешевые отпускаю, а все потому, что неприятно и страшно мне вспоминать тот вечер, и как-то даже ни рука, ни ручка (авторучка, конечно) не слушаются, писать об этом тяжело. Но никуда не денешься, писать надо.

Значит, дальше события пошли так. Часов в пять прибежал ко мне Валерка и сказал, что пришла Геркина мать, плачет, ругается и требует, чтобы он немедленно шел домой. А Герка без нас боится идти: как бы с Мурчиком чего не сделали.

– Да он бы шел пока один, без кота! – посоветовал я: не очень-то мне хотелось идти говорить с этой мамашей.

– Ну, Игорь Николаевич, пойдемте! – умоляюще сказал Валерка; и я, тяжело вздохнув, поднялся.

Геркина мама сидела действительно вся заплаканная, вообще замусоленная какая-то и ужасно злая. Злилась она, как я понял, сразу на всех, без разбора: и на бабку, и на Герку, и на кота, и на мужа, а заодно и на Соколовых. Как я пришел, она и меня включила в этот свой комплекс: злости у нее был вагон, – я так думаю, еще человек на десяток хватило бы. Правда, злость была какая-то ненастоящая, бестолковая, больше от растерянности. Кипятится, кричит, плачет, а чего она хочет и кого винит, толком не поймешь. Бабка такая-сякая, ведьма лютая, а Герка – неслух и фокусник, а кот – обжора и на черта похож, пришибить его давно пора, это бабка верно говорит, а муж в доме не хозяин, а мы тут тоже все хороши, сманиваем мальчонку от родителей, вот Ксения Павловна хотя бы, сама мать, а такое себе позволяет. Ксения Павловна не выдержала и сказала, что именно она мать и никогда бы не допустила, чтобы ее сына об стенку швыряли и вообще вот так терзали. Шуму, в общем, получилось много, а толку мало, а Герка и Мурчик сидели рядышком на диване и молча всё слушали, и глаза у них были какие-то очень похожие и по цвету, и по выражению. Я тоже молчал, потому что говорить было без толку: с ней разве столкуешься! Но когда она завопила: "Герка, паршивец, кому я говорю, домой иди!" – и Герка как-то весь сжался и обхватил кота, я решил, что надо же как-то вмешаться, и мрачно сказал, не глядя на Татьяну:

– А если он сейчас пойдет домой, то отец опять будет на него кидаться? И опять вы будете требовать, чтобы он кота убил?

– А ваше какое дело?! – со злостью крикнула она. – Ваш, что ли, сын? И кот не ваш! Вот в милицию пойду, пожалуюсь, что хулиганите, в чужую семью без спросу лезете!

– Мама! – вдруг вскрикнул Герка. – Постыдилась бы!

Тут и Ксения Павловна разозлилась.

– Ты вот что, иди хоть в милицию, хоть еще куда, а мы тоже знаем, где на вас, дуроломов, управу искать. Небось мужья-то наши на одном заводе работают. Мой уж и то высказывался утром, что, мол, безобразие, чего Пестряков у себя в доме допускает, – религиозный дурман насчет кота разводит, а еще коммунист. И придется, говорит, мне, как парторгу, этим заняться, если не осознает сам. Вот взгреют твоего мужика по партийной линии, тогда закается муть разводить...

Татьяна сразу стихла, высморкалась и, с опаской поглядывая на нас, жалобно попросила:

– Герка, сынок, пойдем домой, не стыдно тебе людям-то глаза мозолить!

– Иди, что ли, а Мурчика здесь пока оставь, – посоветовал я.

– А чего я один пойду? – глядя в пол, прохрипел Герка. – Я, мама, от Мурчика не отступлюсь, как хочешь. Либо нас обоих принимайте, либо я с ним вместе от вас уйду.

– Это куда же ты от матери-отца уходить метишь? Фокусник! – опять раскричалась Татьяна. – Куда ни пойдешь, а мы тебя через милицию сыщем и кота твоего пришибем.

– Кота вы не имеете права трогать! – вдруг взвился Валерка. – Кот для науки нужен!

– "Для науки"! – скептически отозвалась Татьяна. – А наш-то фокусник чего в науке понимает? Вот отец ему и велел, чтобы для науки отнес кота куда след... там разберутся! А он, неслух, из дому сбежал, мать-отца позорит перед людьми.

– А ну-ка, ребята, идите в ту комнату! – приказала Ксения Павловна и, когда они ушли, вздохнув, сказала: – Сами же вы себя и позорите, а не он вас! Что я тебе скажу, Татьяна: иди-ка ты домой да с мужем поговори раньше, между собой это дело уладьте. А Герку мы к вам приведем через часок-другой, он тут пока с моим парнем уроки приготовит. И дурь всякую от себя отстраняйте, по-человечески думайте, а не как бараны бессмысленные... Что это, правда, заладила чего не след: пришибем да пришибем! Постыдилась бы! Вон до чего мальчонку довели – глаза да зубы, а лица и вовсе нет.

– Мы его, что ли, плохо кормим! – возмутилась Татьяна. – Да он только с виду некрепкий, а так ничем не болеет.

– Надо же! – удивилась Ксения Павловна. – Мать ты или чурка с глазами? Да он же больной совсем, в чем душа только держится! А твой-то еще об стену его шмякает! Жалко, меня там не было, я б его самого, дурака, так шмякнула, что до утра бы не прочухался! Иди-иди, Татьяна, не пущу я с тобой мальчонку, не надеюсь на тебя нисколечки, не оборонишь ты его. Уж ты сердись не сердись, а как я сказала, так и будет. И Петру передай, что мой про него говорил, не забудь.

– Болен ваш Герка, неужели вы вправду не видите? – сказал тут и я. – Очень возможно, что у него активный туберкулезный процесс. А вы его еще мучаете, вместо того чтобы к врачу сводить.

– Туберкулезный, скажете тоже! – недоверчиво и испуганно возразила Татьяна. – Не в свои дела встреваете, своих, видно, нету!

– Иди, иди, Татьяна, не мели языком попусту! – скомандовала Ксения Павловна. – Люди тебе добра хотят, а ты их же и облаиваешь, как шавка вздорная!

Она обхватила Татьяну за плечи и шариком выкатилась с ней в переднюю. Но вернулась она хмурая.

– Кто еще-то с вами пойдет? – спросила она. – Ну, если Иван Иваныч с дочкой вместе, это тогда ладно. А может, и наш отец пойдет урезонивать охламонов-то этих. Ох, Игорь, сколько же на свете дураков живет – удивительно прямо! А почему и зачем – непонятно. И от них столько бедствий! Вот и тут – боюсь я, беды боюсь! Когда у человека в голове пусто, туда какая хочешь дрянь влезет безо всякой задержки.

Мне и самому эта история чем дальше, тем больше не нравилась. Дураков я считаю явлением социально опасным. А эта история вся сплошь основывалась на дурости и невежестве.

Глава четырнадцатая

Невежество – это демоническая сила, и мы опасаемся, что оно послужит причиной еще многих, трагедий.
Карл Маркс
Я считаю, что хуже ожесточения сердца есть лишь одно качество – размягчение мозга.
Теодор Рузвельт

Пошли мы туда в семь часов целой компанией. Сначала поднялись на лифте Герка с Мурчиком, Соколов-отец и Иван Иванович с дочерью. А нас потом с Валеркой даже и пускать в квартиру не хотели – бабка через щелочку таким противненьким голоском пропела:

– Идите себе с богом, молодые люди, вам тут делать совсем нечего!

Но потом кто-то ей велел дверь открыть, и мы вошли, да так в передней и стояли все скопом – хозяин в комнату не хотел приглашать. Он был большой, неповоротливый, грузный, как медведь, стоял, упершись спиной в дверь, и бурчал, что сами они во всем разберутся, а чужих им не надо. Сначала с ним Лидия Ивановна пробовала говорить, потом Иван Иванович, а он все ни в какую: мой сын, а не ваш, и катитесь вы все горошком. Наконец, Соколов вступился, начал его по партийной линии воспитывать. И Лидия Ивановна тут поддакнула, что, мол, в случае чего, школа это дело так не оставит. Он дурак-дурак, а хитрый все же. Слушал-слушал все это, а потом вдруг так спокойненько, рассудительно заговорил:

– А об чем речь-то, граждане? Ну, стукнул я Герку разок, виноват, сознаю, больше не повторится... Герка, бил я тебя раньше когда?

– Не-а, – сказал Герка.

– Ну вот. Когда маленький он был, верно, шлепнешь иной раз по мягкому месту, а чтобы бить, этого у нас не водится. А тут он про мамашу очень нехорошо сказал, вот я и осерчал. Но и он больше не будет мамашу мою обзывать, и я его пальцем не трону. Верно я говорю, Герка, сынок?

– Не-а! – упрямо потупившись, ответил Герка. – Если она Мурчика будет преследовать, я с ней мириться не могу.

– Вот! – с некоторым даже удовлетворением произнес папаша Пестряков. – Вы тут из школы пришли, из парторганизации, значит, чтобы мою семью укреплять, а на деле что получается? Вы его грубиянить старшим учите, отца не слушаться, бабку не уважать.

– А чем это тебе кот помешал, интересно все же? – спросил Соколов.

– Ах, во-он оно что! – издевательски протянул Пестряков. – Котом, значит, заинтересовалась наша заводская парторганизация? До каких, значит, тонкостей жизни она проникает! Только насчет кота вам прикажете объяснить, товарищ парторг, или же насчет мышей и тараканов тоже?

Соколов начал медленно багроветь.

– Несообразный ты человек, Пестряков! – сказал он с досадой. – Тебе дело говорят, а ты хиханьки да хаханьки. Ты вот что скажи: дашь мальчонке спокойно вздохнуть или так и будете с бабкой его мучить? Мы тут тоже не маленькие все и тебя очень даже отлично поняли. Будет у тебя в доме дальше этот неподобный религиозный дурман или же ты решаешься немедленно его пресечь, как положено коммунисту?

Пестряков опять заговорил рассудительным тоном:

– А при чем же тут я? Мамаша вот приехала, человек она темный, конечно, старый, в бога верует. Что ж, я ее силой перевоспитывать буду? Нельзя – насилие над личностью получится.

– Грамотный ты, оказывается. А если мальчишку терзать – это, по-твоему, не насилие над личностью? – сердито сказал Соколов, и видно было, что ему больше всего хочется поскорей уйти отсюда, из этой темной, грязной, дико захламленной передней.

– А кто ж его терзает? – удивился Пестряков. – Сами же вы все и придумали! Гера, сынок, скажи им!

– А что я скажу? – Герка так и стоял, не выпуская корзинку с Мурчиком из рук. – Ты лучше скажи, как насчет Мурчика.

– Мурчик этот ему дороже отца-матери! – откуда-то из-за спины Соколова пропела бабка. – Ох, неспроста это, неспроста, господи!

Пестряков слегка покривился, но промолчал. А Герка вздрогнул и попятился к двери. Заметив это, Пестряков перевалился спиной к двери на лестницу.

– Нет уж, ты дома останься, сынок! – ласково улыбаясь, сказал он. – Хватит гулять-то!

Герка беспомощно оглянулся. Я стоял к нему ближе всех и чувствовал, что он весь дрожит. И кот в корзине хоть и лежал тихо, как мертвый, но тревожился все сильней. Я понимал, что все мы в дурацком каком-то положении: ничего будто не происходит, а мы тут целой толпой ввалились, добиваемся, в общем-то, неизвестно чего, лезем в чужую семейную жизнь, и надо бы вроде поскорей кончать эту бестолковую канитель, извиниться перед хозяином и уйти. А уж я-то вовсе тут с боку припека: не парторг, не учитель, а жильцов в нашем доме сотни три-четыре наберется, и если все начнут вот так, без спросу лазить к соседям, то никому житья не будет.

Все я это понимал. А ноги будто к месту приросли, и не мог я уйти и бросить тут Герку и Мурчика. Доказать ничего нельзя было, а я отчетливо чувствовал: приближается беда. И не знал, как ее избежать. Больше всего мне хотелось взять Герку за руку и увести отсюда, но я понимал, что из этого ничего не выйдет, кроме скандала. Другим тоже, видимо, было не по себе, но даже отойти и посовещаться нельзя было, и мы бессмысленно стояли, сбившись в кучу между какими-то старыми сундуками и обтрепанными картонными футлярами, доверху набитыми грязным бельем, тряпьем, рваной обувью. "Черт те во что превратили квартиру, неряхи!" – брезгливо подумал я и уловил то же брезгливое и недоумевающее выражение в глазах у Соколова.

Соколов сейчас же отвел глаза и, будто рассердившись на себя, громко сказал:

– Ну, Пестряков, раз уж я за это дело взялся, я его и до конца доведу. Ты меня не первый год знаешь, так что не надейся, чтобы я ни с чем ушел. А давай-ка ты напиши мне, а также представителям от школы и от домовой общественности обязательство, что берешься в кратчайший срок покончить с религиозным дурманом у себя в семье и тем самым перестанешь препятствовать коммунистическому воспитанию и счастливому детству своего сына, Пестрякова Германа, ученика седьмого класса...

– Про Мурчика пускай напишет! – прохрипел Герка.

– Умолкни, чертенок! – яростно воззвала бабка из-за угла коридора. – Нет бы о душе думать, а он все о своем нечистике печется! Тьфу, сгинь, сатана!

– Мамаша, вы бы на кухне пока посидели! – с досадой посоветовал Пестряков. – Не встревайте в разговор без надобности.

– Нет, погоди-ка, Пестряков! – почти весело сказал вдруг Соколов. – Дай мамаше высказаться. Ты же нам тут объяснял насчет насилия над личностью, а сам что? И чего это ты, кстати, гостей в передней держишь? Некрасиво ведь получается! В какую комнату нам идти, показывай! И вы, мамаша, с нами зайдите, поговорим.

– Я с безбожниками разговаривать не желаю! – вызывающе заявила бабка.

– Вот те на! – изумился Соколов. – А с ним как же, с сыночком родным?.. Или ты, может, верующий, Пестряков? Выскажись откровенно!

– Да болтает она всякое по старости, слушайте вы ее! – досадливо и растерянно сказал Пестряков. – Давайте сюда, что ли... А вы, мамаша, шли бы, говорю, на кухню. Мешаете вы нам своими высказываниями.

– Нет, почему? Мне лично твоя мамаша очень даже помогла! – возразил Соколов. – Идемте, идемте, мамаша! Безбожников сейчас всюду полным-полно, и не можете вы так построить свою жизнь, чтобы с ними совсем не разговаривать.

Из раскрытых дверей комнаты в переднюю легла широкая полоса света, и тут мы впервые разглядели зловещую Геркину бабку.

Я, признаться, несколько даже опешил. Голос у нее был какой-то въедливый, елейно-скрипучий, как у настоящей старухи-богомолки. А оказалось, что никакая она не старуха – невысокая, но крепкая, поворотливая и очень моложавая. Сыну, надо полагать, было лет сорок, а ей тогда шестьдесят, что ли, – но она вполне сошла бы за его ровесницу, тем более, что Пестряков огрузнел и выглядел старше своих лет. И одета она была не на деревенский лад, как я себе представлял, а по-городскому и очень аккуратно – синее платье с белым воротничком, капроновые чулки, туфли на каблучках. Волосы, темные, с еле приметной проседью, аккуратно подобраны в пучок, на плоском желтоватом лице почти нет морщин. Все на нее уставились, как и я, а она только ехидно усмехалась да нас, в свою очередь, глазами сверлила. А глаза светлые, пронзительные, тошнотворные какие-то.

– Со всякими, конечно, приходится в жизни говорить, это правильно вы заметили, – елейно проскрипела она этим своим некомплектным голосом. – Но это ежели по надобности. А с вами, извините уж, мне разговаривать никакой надобности нет. Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых!

– Ну, тогда минуточку только, – остановил ее Соколов. – Вас как по имени-отчеству?.. Ах, Клавдия Николаевна? Скажите, Клавдия Николаевна, вы всю жизнь вот так к богу привержены были или же только в последнее время увлеклись?

– Исповедоваться я вам не намерена! – надменно заявила она. – А к богу обратиться, между прочим, никогда не поздно: он милосерден, господь-то наш...

– Вот именно! – глухо кашлянув, сказал вдруг Иван Иванович. – Бог милосерден, а христианин должен быть кроток, смиренен и любить ближнего своего. Я это еще в детстве усвоил, на уроках закона божия. А в вас, Клавдия Николаевна, что-то не вижу я ни любви к ближнему, ни кротости и смирения. Впрочем, может, вы не принадлежите к официальной православной церкви, а разделяете взгляды какой-либо секты?

Клавдия Николаевна продолжала елейно и ехидно усмехаться, но улыбка ее будто пригасла, а в глазах мелькнуло что-то – не то страх, не то злоба.

– И опять же не ваше это дело! – отрезала она. – В грехах я богу исповедуюсь, но не безбожникам окаянным.

– Только богу? А не священнику? – задумчиво спросил Иван Иванович. – Понятно. А какая секта, это все же секрет? Не знал я, что есть такие верования, которые нельзя исповедовать открыто, на благо ближних...

– Изыди, сатана! – яростно прошипела вдруг Клавдия Николаевна.

Лицо ее так исказилось, что я инстинктивно отшатнулся от нее, слегка толкнув Герку. Мурчик в корзине глухо мяукнул от ужаса, а Герка совсем позеленел и еле держался на ногах.

– Да она сумасшедшая! – с ужасом прошептала Лидия Ивановна.

Мне тоже показалось, что она не в себе. Но кто ее знает, то ли она сумасшедшая, то ли просто характер такой подлый.

Соколов все смотрел на нее, слегка сощурив глаза, с тем брезгливым и опасливым любопытством, с каким посетители Зоопарка разглядывают ядовитых змей или крокодилов. Теперь он вдруг потерял к ней интерес, повернулся на каблуках и отрывисто бросил:

– Ну, хватит. Садись, Пестряков, вон туда, за стол, писать будешь!

Пестряков, потный, грузный, в грязной голубой майке и мятых брюках, послушно и растерянно уселся за стол, локтем подвинул неубранную с обеда хлебницу, сдунул с клеенки крошки и ладонью растер лужицу пролитого супа.

– Свинюшник развели... – виновато пробормотал он. – Ленка! Бумаги дай и чернильницу!.. Ушли они, что ли, пока я спал? – удивился он, видя, что никто не появляется на его зов.

"Они, наверное, и ночью преспокойно спали, хотя не знали, где Герка, – подумал я. – Ну народец!"

Герка поставил корзинку на пол, поспешно достал из портфеля тетрадку и авторучку, выдрал из середины тетрадки две странички в клетку, положил на стол перед отцом и тут же отступил к корзинке.

– Ну, говори, чего мне писать-то! – хмуро сказал Пестряков, неуклюже зажав ручку в толстых, негнущихся пальцах.

Соколов четко продиктовал текст обязательства, а после слов о счастливом детстве Пестрякова Германа добавил:

– "А также обязуюсь по мере сил помогать моему сыну Герману в изучении природы, к которой он имеет научный интерес, а именно – оберегать от разных посягательств дрессированного ученого кота, по кличке Мурчик, поскольку сын мой Герман проводит с ним опыты..." Какие опыты, Игорь Николаевич, обозначьте поточнее? – обратился он ко мне.

– "...представляющие серьезную ценность для науки!" – закончил я.

– Все, что ли? – спросил Пестряков.

– Нет. Напиши еще вот что: "И в этом я даю свое твердое и несокрушимое партийное слово".

– Насчет кота – партийное слово? – жалобно и недоверчиво протянул Пестряков. – Вот пойду я в партком, расскажу, что ты вытворяешь. Тебя там по головке за такие штучки не погладят!

– Уж я-то раньше тебя в парткоме побываю и сам все расскажу, не трудись попусту, – усмехнулся Соколов. – Пиши, пиши, Пестряков, и дурачка из себя не строй. Не насчет кота даешь слово, а насчет науки и воспитания детей, ясно тебе? Развел у себя дома всякий дурман и туман да еще брыкаешься. Тебе же польза будет от такого обязательства: глупостей меньше наделаешь, как вспомнишь, что пообещал партии.

Я не знаю, правильно ли поступал Соколов с точки зрения устава, но мне очень нравились его решительность и находчивость и этот странный стиль обязательства, неуклюжий и торжественный, чем-то напоминающий декреты местных революционных властей в первые годы после Октября. И сам Соколов мне понравился – невысокий, коренастый, очень широкоплечий и крепкий, с такими же смешливыми голубыми глазами, как у Валерки. Я его вообще-то в тот вечер впервые разглядел, а то мы с ним встречались мимоходом, больше на лестнице.

Соколов внимательно прочел обязательство и положил на стол.

– Подпишись теперь, Пестряков, и номер партийного билета проставь... Так! Дату поставь... Теперь пускай сын ознакомится с текстом, поскольку ты о нем пишешь. Парень, ты где?

Я-то знал, где Герка. Многотерпеливый Мурчик минут пять назад начал глухо подвывать в корзине. И я и Герка отлично поняли, что ему нужно. Герка развязал корзину и пошел вместе с Валеркой провожать кота. Я выглянул в коридор – так и есть, мальчишки стоят в почетном карауле у дверей уборной, а на кухне яростно шипит бабка.

– Герка, пойди сюда на минутку! – позвал я.

Герка опасливо покосился на кухню и очень неохотно пошел в комнату. Каюсь: я просто постеснялся подменить его на посту, а ведь чувствовал, что беда близка.

А дальше все уложилось в какие-то секунды. Что-то злобно пробурчала бабка, хлопнула дверь, послышался испуганный крик Валерки. Я уже бежал по коридору, за мной Герка. Мы влетели на кухню, кинулись к окну, оттолкнув старуху, увидели, как Мурчик отчаянно цепляется за карниз передними лапами, Герка бросился животом на подоконник, перегнулся вниз, протянул руку к коту... в ту же секунду когти кота царапнули по краю и соскользнули. Мурчик упал на карниз седьмого этажа, перевернулся, скатился с него, тщетно пытаясь уцепиться за что-нибудь когтями, глубоко внизу были какие-то провода, он летел прямо на них, и я понимал, что провода разрежут его насквозь, но он проскользнул между ними, уцепился когтями одной лапы за провод, секунду раскачивался, пытаясь ухватиться, но опять сорвался и полетел вниз, на неровный, растресканный асфальт двора.

Я до сих пор не уверен, что действительно видел все это. Скорее это была телепатема, очень яркая и точная. Я не мог смотреть туда, вниз, потому что в то мгновение, когда когти Мурчика сорвались с карниза, Герка потерял равновесие и кувырнулся через подоконник головой вперед. Я успел наклониться и крепко схватить его за ноги, но сам чуть не упал, резко перегнувшись вперед, а Герка ударился лицом о стену и потерял сознание. Еще немного, и мы оба сорвались бы, но меня уже держали за пояс, за плечи и тянули назад. Кухня была полна народу, кто-то пронзительно кричал, кто-то громко навзрыд плакал, кто-то командовал:

– Неотложку! Напротив, у Малаховых есть телефон!..

Кто-то тревожно спрашивал:

– Глаза целы? Почему так много крови?

Мне подсунули стакан с водой, я выпил, поглядел на Герку, сказал, чтобы его пока не трогали и ждали неотложку, а сам кинулся вниз сломя голову, забыв про лифт, прыгая через ступеньки. Я знал, что Мурчик жив – пока жив, – что ему очень плохо, очень больно и страшно, и он ждет помощи. "Я иду, я иду, котенька!" – молча кричал я, сбегая по бесконечным маршам лестницы. Кто-то уже подошел к Мурчику, это я почувствовал в последние секунды... Скорее, скорее!

Мурчик лежал, бессильно распластавшись на боку, его яркие глаза помутнели. Он дышал с клокочущим хрипом, и на губах его пузырилась кровавая пена, вздуваясь и опадая от дыхания. Валерка сидел перед ним на корточках и с ужасом глядел на эту шевелящуюся красно-розовую пену.

Я осторожно взял Мурчика на руки: он глухо застонал, но слегка прижался ко мне, даже попытался уцепиться за рукав стесанными до крови когтями, и это меня немного успокоило. Да и вообще мне почему-то казалось, что Мурчик останется жить; может быть, сам Мурчик это знал или, вернее, его организм знал.

– Я отнесу его к твоей маме и попробую дозвониться одному ветеринару, он живет в соседнем доме, – сказал я Валерке. – А ты беги к Пестряковым и, если Генка пришел в себя, скажи ему, что Мурчик жив. Он действительно, по-моему, выздоровеет.

– Ой, вряд ли! – усомнился Валерка. – У него все внутри отбито, я же вижу. Но Герке-то я совру, а то и он помрет, от одного горя даже.

– Постой! – окликнул я его. – Как бабка добралась до Мурчика?

– Он на кухню пошел воды напиться. Боялся, а пошел все же. Миска с водой тут же стояла, у двери. Он пьет, я стал на пороге, смотрю на него, а она как толкнет меня локтем в грудь – я в коридор отлетел, а она как замахнется на Мурчика чугунной сковородкой, а в дверь его не пропускает, а он от нее и на подоконник, а она опять к нему. Тут я как закричу, а кот уже на самом краешке, она его сковородкой спихивает, а он упирается, и тут вы с Геркой прибежали.

Уложили мы Мурчика на мягкую подстилку. Ксения Павловна все плакала и себя ругала: не надо было, мол, отпускать туда Герку. Вызвал я ветеринара. Он тут же пришел, осмотрел Мурчика и сказал, что переломов вроде никаких нет. Неплохо бы завтра свозить кота на рентген в поликлинику; но вообще, скорей всего, он отлежится недельку и встанет. Вправил вывихнутую лапу, смазал зеленкой израненные подушечки на лапах, прописал какие-то лекарства. Ксения Павловна пошла в аптеку, а я укрыл Мурчика куском фланели и помчался к Пестряковым. Карета неотложки уже стояла у их подъезда.

Герка пришел в себя, но еле дышал и был пугающе бледен. Кровь у него с лица смыли, а ссадины замазали зеленкой – выглядело это фантастично и страшно. Крови было так много, потому что он нос разбил, – нос теперь распух, посинел и, видимо, очень болел. Лоб был рассечен наискось, уж я не знаю, обо что Герка так ударился: может, в стене оказалась неровность, шов какой-нибудь, – все лицо в ссадинах и царапинах, и руки тоже. Я сказал ему, что у Мурчика был врач, что кот скоро выздоровеет. Герка скривил рот – не то он улыбнуться хотел, не то заплакать.

– Ничего, до свадьбы все заживет, – говорил молодой очкастый доктор, но лицо его было озабоченным.

Пока он мыл в ванной руки, я, на правах докторского детища и почти коллеги, расспрашивал, что с Геркой.

– Не нравится мне его состояние, – серьезно сказал врач. – Все ушибы и ссадины и даже то, что он головой ударился довольно сильно, – это полбеды. У него рвоты нет, резкой головной боли тоже – значит, обошлось без сотрясения мозга. Ну, полежал бы два-три дня, потом ходил бы разукрашенный, как индеец, только и всего. А тут почему-то резкая слабость, бледность, почти коллапс... не пойму, в чем дело. Нервный шок, что ли?

Я подтвердил, что нервный шок наверняка есть, и вкратце обрисовал, как было дело; доктор чертыхался сквозь зубы, слушая мой рассказ. Но меня заботило еще другое, и я сказал доктору о своем подозрении насчет туберкулеза.

Доктор неопределенно пожал плечами.

– Не исключено... Анализ у него действительно соответствующий, а я не так уж внимательно прослушивал легкие. Но это все равно не объясняет его теперешнего состояния.

– А если травма разрушила уже измененную легочную ткань, если там... ну... разрыв, внутреннее кровоизлияние? – предположил я, чувствуя противное посасывание под ложечкой.

– Ну-ну! – чуточку покровительственно возразил доктор. – Сразу видно, что никто из ваших родителей не был фтизиатром. Внутреннее легочное кровоизлияние создало бы пневмоторакс, а клиническая картина пневмоторакса слишком характерна, ошибиться невозможно. Мальчик лежит спокойно, на острые боли не жалуется, дышит без затруднений... Впрочем, я его сейчас еще послушаю, только сбегаю вниз, позвоню.

Из соседней комнаты слышались всхлипывания и причитания Татьяны – она появилась, пока я бегал за Мурчиком, – и ровный голос Лидии Ивановны, что-то говорившей Пестрякову. Иван Иванович и Соколов уже ушли. Бабка куда-то исчезла – я ее не видал с той минуты, когда мы с Геркой ворвались в кухню и она попятилась от окна, держа сковородку в руке, – и никто о ней вроде не поминал, а может, просто я не слыхал, не до того было. Сейчас меня все же заинтересовало, куда она делась, и когда Пестряков появился на пороге, я его невежливо спросил:

– А бабка-то ваша куда исчезла?

Лицо у Пестрякова было скорбное и постное, и весь он стал какой-то несчастненький, вроде пришибленный, даже будто ссохся немного. Но я не верил ему и не сочувствовал ничуть. Мне казалось, что он не столько Герку жалеет, сколько себя, что такой вот скандал в доме произошел, да еще при парторге, и теперь неприятностей не оберешься. И насчет бабки он ответил в таком духе, что я с трудом удержался от... ну, от физического воздействия, что ли.

– Ушла она... ушла помолиться за его здоровье! – Он кивнул на Герку. – Переживает она очень. Хоть он ей и грубиянил с первого дня, но все же внук родной.

Лидия Ивановна вышла вслед за ним из комнаты. Она была высокая, русоволосая, румяная, очень спокойная с виду молодая женщина, но этот визит и ей дорого, видать, обошелся. На скулах у нее проступили багровые пятна, и голос слегка срывался.

– Я не верю, что вы всего этого не понимаете, Петр Васильевич! – гневно сказала она. – Вы мне говорите неправду, не знаю даже, с какой целью!

– Какая ж у меня может быть цель, сами посудите! – приниженно и заискивающе ответил Пестряков, но мне в его тоне почудилась скрытая насмешка. – Неприятность такая, голову я потерял, может, чего и не понимаю, потом разберусь. Вы уж не досадуйте на меня, человек я простой, рабочий...

Лидия Ивановна ничего не ответила и ушла. Меня тоже замутило от этого елейно-лицемерного тона. Я посмотрел на Герку и увидел, что глаза у него полуоткрыты, а по лицу пробегают словно легкие судороги: он, видно, слышал разговор. Я подошел к нему, он слабо пошевелил пальцем, подманивая меня поближе, и, когда я нагнулся, прошептал мне на ухо:

– Мурчик... правда... жив?

– Жив, честное слово, жив! И врач у него был, сказал, что он скоро встанет. Как ему будет получше, я принесу его тебе показать! – горячо убеждал я Герку.

Вдруг я увидел, что зрачки у Герки слегка расширились и по лицу опять пробежала судорога. Я обернулся: за мной стоял Пестряков и сладенько улыбался Герке.

– Ничего, ничего, ты это... отлеживайся. Урок тебе будет наперед, чтобы не баловал, родителей слушался. Они тебе добра желают, а ты от них по чужим людям бегаешь, на тварь поганую сменять готов, вот и достукался, теперь зато умнее будешь...

Я как-то сначала растерялся, прямо остолбенел, слушая всю, эту елейную, бессмысленно-жестокую болтовню. Я даже не заметил, как вернулся доктор, а вернулся он как раз вовремя...

Слушая слова отца, Герка сначала мучительно морщился и судорожно вздыхал, а когда тот сказал про Мурчика "тварь поганая", он рванулся, пытаясь встать, но тут же упал обратно и будто стал давиться чем-то. Глаза у него помутнели, а в горле забулькало и изо рта поползла густая алая кровь. Доктор кинулся к нему.

– Анна Наумовна, адреналин у нас есть? Быстренько! – говорил он сестре. – Марлевую салфетку дайте! – Он приложил салфетку к подбородку Герки, она сразу набухла кровью. – Льду дайте, хозяева!.. Что, льду нет? Толково!

– Валерка, на тебе ключ, принеси льду из моего холодильника, – сказал я.

Дальше я чуть не силой выталкивал Пестряковых из комнаты. Татьяна все порывалась к Герке и выла:

– Дайте ж я хоть поцелую его, родненького, перед смертью!

А Пестряков бессмысленно бубнил:

– Приглядеть... имею полное право приглядеть...

Может, он и вправду думал, что чужих людей нельзя оставлять в комнате без присмотра – так, по крайней мере, объяснила мне потом его слова Ксения Павловна.

Как только унялось кровотечение, Герка слабо поманил меня пальцем.

– Нельзя тебе говорить! – строго сказал доктор.

Но Герка еле слышно, одними губами, прошелестел:

– Заберите меня отсюда... скорее!..

Глава пятнадцатая

Вода в сосуде прозрачна; вода в
море темна.
Рабиндранат Тагор
Скрывая истину от друзей – кому
ты откроешься?
Козьма Прутков

История Герки и Мурчика заняла у меня много времени и места, но это потому, что до сих пор она меня мучит и терзает. И вдобавок мне кажется, что все неудачи и несчастья начались после этого дня. Конечно, кажется, потому что на самом-то деле и раньше никаких особых удач не наблюдалось, и на быстрый успех рассчитывать было, в сущности, смешно: к телепатии отношение пока очень сложное, а тут еще припуталась другая "роковая" проблема – могут ли животные мыслить?

Все-таки любопытно устроена человеческая психика – средняя, усредненная, что ли. Совсем я не хочу выдавать себя за представителя духовной элиты, но вот чего у меня нет – это исконного, прямо-таки зоологического высокомерия и претензий на исключительность, которые характеризуют вид Homo sapiens. Может, это присуще не только человеку, а вообще любой цивилизации (все же, я надеюсь, лишь до определенного уровня развития!), но смотрите, до чего упорно и отчаянно цепляется человечество за иллюзию своей исключительности! Нет, не то слово, пожалуй. Исключительность – это бы еще полбеды, в этом есть какая-то истина: ведь любое проявление жизни по сути своей неповторимо, и чем оно сложнее, тем это очевиднее, – нет двух абсолютно одинаковых сосен, синиц, сусликов, собак, селезней, стариков, солдат, сестер (даже если они близнецы), сумерек, снегопадов, – ничего вообще нет полностью одинакового, даже если сходство очень велико. Но тут речь идет об исключительности в смысле центрального, главного, командного положения, которое якобы предназначено человечеству неизвестно когда и кем (раньше хоть считалось, что богом, а теперь уж и вовсе непонятно, на чем держится это почти инстинктивное представление). Поэтому человечество с громадным трудом согласилось, что Земля – не центр Вселенной и что Солнце вокруг нее не ходит, а дело обстоит совсем наоборот.

То же и с происхождением человека. Очень всем нравилась такая история. Жил да был бог Саваоф. Слепил он из глины мужчину, а что этому мужчине одному будет скучно, сообразил с некоторым опозданием, когда израсходовал на это дело весь свой запас глины. И пришлось ему оперировать беднягу Адама, изымать у него ребро и на этот примитивный каркас наращивать, уж совсем неизвестно из чего, Еву. История жутко нелогичная и неубедительная, а вот выдумали же ее и верили свято и ужасно обижались на Дарвина, когда тот совсем иначе обрисовал генеалогию Homo sapiens. Ну как же! Одно дело, когда бог собственноручно лепит человека (и только человека) из весьма скудных наличных запасов: это подтверждает, что мы главные, мы – цари природы. А тут оказывается, что мы находимся в довольно близком родстве с такими безответственными созданиями, как обезьяны, а в более отдаленном – вообще невесть с кем, включая любую инфузорию из грязной лужи. Цивилизованному человечеству этот удар перенести было нелегко. Но ничего – устояло.

Современные иллюзии этого плана опять-таки кажутся большинству неоспоримой истиной, и разрушить ее не так-то легко. Ну, например, вроде и нельзя уже всерьез оспаривать утверждение, что обитаемых планет во Вселенной по самым скромным подсчетам должно быть весьма и весьма много и что среди них наверняка имеются такие, где уже возникла разумная жизнь и существуют цивилизации различного уровня (в том числе и гораздо более высокого, чем наш). А проверьте-ка: многие ли ваши знакомые всерьез верят в это (оставим в стороне любителей научной фантастики – это категория все же особая)? Наверняка получите любопытные результаты.

А уж если они допускают существование иных цивилизаций, то представляют их во всем подобными нашей.

"Возможно ли, чтобы где-нибудь существовал разум, отличный от нашего? Возможно ли, чтобы на Юпитере и на Марсе считалось несправедливым и отвратительным то, что у нас считается справедливым и достойным похвалы? Поистине, это невероятно и даже невозможно". Христиан Гюйгенс сказал это в XVII веке.

Но и в наши дни человек подсознательно убежден, что все разумные существа непременно должны быть подобны ему.

"Мы не допускаем, чтобы другие планеты были населены иными существами, чем мы; мы полагаем, что там живут еще другие существа, более или менее подобные нам", – говорит Людвиг Фейербах в "Сущности христианства", рассуждая об исконной ограниченности человеческого воображения.

Но о братьях по разуму в космических далях большинство думает как-то отвлеченно: то ли есть они, то ли их нет, и вообще – есть ли жизнь на Марсе, это меня не касается.

"Какого блаженства могу я ожидать от того, что узнаю об источнике Нила или о бреднях физиков относительно неба?"

Это сказал христианский писатель Лактанций, живший чуть ли не два тысячелетия назад, но многие и сейчас думают примерно так же. И слова его современника и коллеги Арнобия Старшего тоже совпадают по духу с ощущениями многих наших современников: "Знать все это – бесполезно, а не знать – безвредно".

А вот если тут же, на планете Земля, и сейчас, на наших глазах, что-то начинает угрожать трону царя природы, это вызывает гораздо более бурные эмоции. А что угрожает – известно: мыслящие машины! "Не может машина мыслить!" – кричат истерически даже иные доктора наук. И это мне кажется очень забавным. Конечно, любое новшество вызывает сопротивление по самой своей природе. Но вроде никто не утверждал, что, например, самолет или электрическая лампочка унижает человека. А "мыслящие машины" воспринимаются как оскорбление личности. То есть как это: вот он я, такой образованный, такой умный – и вдруг какой-то ящик с кнопками заменит меня?! Почему эти граждане так опасаются, что именно их заменят машинами, я в точности сказать не могу. Пожалуй, тут подойдет один афоризм из Славкиной коллекции (только не помню, кто это сказал): "Человек, настойчиво повторяющий, что он не дурак, обычно имеет некоторые сомнения по этому вопросу".

Так вот: разговор о мыслящих животных вызывает у многих людей такую же утробную ярость, как и разговор о мыслящих машинах, – и по той же причине, о которой я сказал выше. "Ум восстает против некоторых взглядов, подобно тому, как желудок отвергает некоторую пищу". Это я тоже выписал из Славкиной коллекции, но по рассеянности не везде записал, кто автор. "Я, слушая, наполнился из чужих источников наподобие сосуда, но по своей тупости позабыл, как и от кого слышал все". Это я, по крайней мере, помню откуда: это говорит Сократ в "Федре" Платона.

Нет, хватит цитат! Я уж действительно уподобляюсь Славке (хотя не все, что я тут приводил, взято из его арсенала). Думаю, это оттого, что я боюсь, все еще боюсь вспоминать об этом вечере. После смерти отца и болезни мамы это было первое серьезное потрясение в моей жизни. Но там горе и тревога были иными – более высокими, что ли, не унижающими; все было пронзительно ясным, резким, обжигало холодом и болью, но не пачкало, не оставляло в душе липкий, отвратительный след, будто по свежим ссадинам прополз какой-то мерзкий слизняк. А в квартире Пестряковых все мы сразу ощутили что-то нечистое. Пыльная, захламленная передняя, обрюзгший, неряшливый мужчина и чистенькая злобная богомолка. И все эти разговорчики, густо приправленные лампадным маслом, подлые и лицемерные. И ладно бы одни разговоры – а то ведь с самого начала ощущалось приближение катастрофы! И предотвратить мы ее не сумели. Уж слишком все это выглядело нелепо, бессмысленно – вот мы и спасовали.

Ну, что мы, четверо взрослых людей, могли сделать заранее, за полчаса или за пять минут до трагедии? Мы ведь понимали – в случае чего, никому даже не объяснишь, что существовала какая-то реальная и близкая опасность: никаких разумных доводов не было, а на ощущения не сошлешься.

Так что же – взять и увести мальчика от матери, от отца? Какое мы имеем право? И какие реальные основания? Что мы могли бы сказать, например, в милиции? Что отец однажды в жизни ударил сына и теперь раскаивается? Что бабка верит в бога? Что они не хотят держать кота в квартире? Вы себе представляете, что нам на это ответили бы и в милиции, и где угодно? А больше-то ведь и сказать было нечего.

Соколов и то придумал очень смело и изобретательно с этим письменным обязательством – другой бы и не сообразил, и не решился бы.

Все это будто правильно, а ощущение вины у меня остается. Знал же я, что все упирается в Мурчика, – значит, надо было не отходить от него ни на шаг, а я постеснялся, на мальчишек это дело бросил...

Ладно. Чтобы покончить с историей Пестряковых, скажу вот что. Герка все еще в больнице, но ему уже лучше, он выходит в сад, и Валерка таскает к нему Мурчика на свидания. Мурчик давно выздоровел, живет пока у Соколовых.

Герку из больницы отправят в санаторий, а там видно будет. Что-нибудь мы скопом обязательно придумаем. Одно-то можно и сейчас сказать наверняка: мамашу свою преподобную Пестряков теперь и на порог не пустит (она пока что в деревню к родственникам поехала). Я думаю также, что ни Герку, ни кота он пальцем не тронет. Другое дело, что жить в такой семье довольно противно, но для Герки это все же отец и мать, и до приезда бабки как-то они ведь уживались...

Ладно, вернемся к рассказу о событиях.

Как вы понимаете, в тот вечер с Володей я не встретился. Он звонил-звонил, все впустую, а я оказался дома поздно и был до того вымотан, что, только постояв под холодным душем минут десять, немного ожил и смог позвонить Володе и уговориться на завтра.

Володя пришел, как всегда, точно в назначенное время и, как всегда, был элегантен и невозмутим. Но я к нему присматривался исподтишка и видел: что-то в нем есть необычное.

Ну, например, я рассказывал ему о Мурчике. И во всем этом он оценил в первую очередь то, что Герка сам, без моей помощи, установил телепатический контакт с Мурчиком. Я тогда не понял, почему его именно это обстоятельство так заинтересовало и не то обрадовало, не то огорчило. Потом он, видимо, некоторое время вообще меня не слушал. Я ему рассказываю, как бежал вниз, к Мурчику, а он вдруг спрашивает:

– Так ты что же, хочешь демонстрировать этого кота вместе с Барсом?

Нашел действительно время спросить об этом! Я обозлился, говорю:

– Ты бы хоть сперва поинтересовался, жив ли он!

Он смутился, слегка покраснел даже.

– Извини, – говорит, – я задумался и плохо слушал, повтори.

Ну дальше он уже и слушал внимательно, и вправду интересовался, не только для виду, – впрочем, кто бы не заинтересовался такой историей! Но тут уж он насчет Мурчика осознал вполне, что тот через неделю еще не будет в состоянии выступать перед ученой аудиторией. Я это и сам только тогда осознал. И очень мне горько стало и жутко, а почему, даже не знаю. Ведь я не успел еще толком и подумать, что Мурчик очень пригодился бы для демонстрации, как случилась вся эта беда. А тут мне начало казаться, что ничего у меня вообще не выйдет. Это, конечно, из-за того, что Володя вел себя как-то странно, а я не понимал, в чем дело, и все больше тревожился.

Наконец Володя начал объяснять, в чем дело. Сказал сразу, что Барри, вообще-то говоря, не болен, а просто он отключил пса от работы со мной, чтобы попробовать иной путь.

– Это какой же иной? – изумился я.

Володя явно смущался и мямлил – по крайней мере, вначале.

– Ну, видишь ли, я ознакомился практически со всеми опубликованными материалами по этому вопросу. Их, кстати, не очень-то много, не утонешь в бездне информации. Кое о чем беседовал и с телепатами. Правда, не с теми, кто у тебя был, но тоже люди вполне компетентные. У меня сложилось такое впечатление, что твой путь недостаточно надежен...

– Да какой же это "мой путь"? – спросил я, начиная все больше нервничать: вот уж и Володя в открытую говорит, что затея пустая!

– Ну да, вот именно, это даже и не путь вообще, и не твой, в частности, а просто случайность. У тебя оказались эти способности, а у большинства их нет. На это нельзя полагаться. Ты вот обиделся на этого рыженького Сергея, а он правильно сказал, что такой эксперимент не удастся воссоздать в массовой серии... ну, в цикле.

– Я совсем не потому на него обиделся, – несколько разозлившись, возразил я. – И вообще: к чему ты мне все это излагаешь? Я что, просил-умолял тебя насчет этих самых циклов, демонстраций и прочего? Ты же сам все это затеял, а я рад-радешенек буду, если меня оставят в покое!

Говорил я это не на сто процентов искренне. Но так примерно на семьдесят-восемьдесят. Однако Володя меня тут же срезал. Это он умеет.

– Ты, может быть, и вправду мечтаешь, чтобы тебя оставили в покое, это на тебя похоже. Ну, а Барс? А Мурчик? А другие звери и птицы?

Я попробовал отшутиться – что, мол, они только по недостатку информации жаждут контакта с людьми, а им бы всячески сторониться такого опасного соседа, – но несколько сконфузился. Володя это, конечно, заметил и немедленно добавил, что опять я проявляю какой-то детский наивный эгоизм и что даже трудно понять, как это ученый может...

– Да какой я ученый! – жалобно взвыл я, и вот тут уж искренне: ученый я пока лишь по названию, и неизвестно еще, что из меня получится.

– Ладно, пошли дальше! – уже более уверенно заговорил Володя. – В чем состоит цель наших с тобой усилий? В том, чтобы наладить контакт с животными, верно? Цель серьезная, принципиально важная. Кустарными способами тут работать невозможно. Гипнотизеров не так уж много, а этим делом большинство из них не захочет и не сможет заниматься: все они заняты, и далеко не каждый любит и понимает животных и способен наладить с ними контакт. Тем более, что речь идет не просто о гипнозе, а о гипнотическом внушении на базе телепатического контакта, – а это еще больше ограничивает круг возможных участников. Если же к этому добавить, что даже у тебя с Барсом контакт, в сущности, ненадежен, – ты ведь пока не знаешь, как все это получится в других условиях, – то выходит...

– Выходит, дело это надо бросить, – уныло сказал я. – А я что говорил?

– Совсем не то выходит. Что у тебя за характер, Игорь! Отключи временно свою звуковую сигнализацию и не ной, как шакал осенью.

У нас в Зоопарке шакалы действительно здорово завывают осенью по вечерам. Хором, и так жалобно: "Ах, ах-ах-ах!" Я кисло ухмыльнулся, но решил молчать. И Володя объяснил, что, взвесив все эти обстоятельства, он стал искать более надежный и общедоступный путь к контакту. А путь этот, как он считает, – применение некоторых нейрохимических препаратов, стимулирующих телепатические и гипнотизерские способности. Например, псилоцибина, мескалина, ЛСД... Не надо ужасаться, ЛСД принимают для этой цели в микродозах, от них галлюцинаций никаких не бывает и вообще сохраняется полный контроль сознания... А зато психический потенциал подопытного увеличивается в этом смысле весьма существенно.

 

 

Временный перерыв и перемена декораций. Лирический дивертисмент и цирковые номера. Пришла мама под окно и принесла Барса. Мы с Леней (это мой сосед по палате, я уже о нем говорил) уговорили дежурную сестру не сердиться и не мешать нам. Впрочем, она заядлая кошатница, и я правильно рассчитал, что при виде Барса она растает. Мы с Барсом крепко обнялись, он долго наговаривал мне что-то на ухо и попеременно то обнюхивал, то целовал меня. А потом, слегка откинув голову, с явным удовольствием сказал:

– Мам-ма! Мурра!

И это – без всякого внушения... во всяком случае, без сознательного, четкого внушения, потому что, наверное, я об этом все же думал. Я ведь не был уверен, что способности Барса действительно вернулись, что миновали последствия психического шока, хотя мама и сказала недавно, что он с ней разговаривает. Да, я еще не говорил о том, что это за шок был, но скоро расскажу об этом – в следующей главе.

Какой восторг вызвали эти два слова, объяснять не к чему: для Лени и для нашей медсестры Полины Семеновны это было потрясающее переживание. А дальше они и вовсе начали ойкать от восхищения. Барс поднялся на задние лапы и, гнусавя, произнес:

– Мама мало мяса дала!

Говорил он последние два слова не так четко, как Мурчик, получалось нечто вроде "ммяха ндала-а!", но разобрать все же можно было. И Полина Семеновна даже на ногах не устояла, чуть было не села с размаху на мою койку (тут бы я взвыл, как волк, – нога еще болит основательно!), потом как-то дотянулась до табурета и шлепнулась на него без сил. Леня только гудел:

– Ох! Ох! Не могу!..

Да и мама до слез смеялась, стоя в раме настежь распахнутого окна, на фоне больших старых тополей и залитой солнцем зеленой лужайки: она ведь ни разу еще не видела Барса вместе со мной и обо всех его фокусах знала лишь понаслышке.

Да, надо добавить, что хоть Ольга и обругала меня за тот дурацкий опыт гипноза, а все же какое-то действие он возымел. Может, и не сам гипноз, а весь разговор. Ведь это я впервые с Ольгой так говорил, в открытую. А может, она испугалась, когда я ей представил, как выглядела мама во время болезни. В общем, Ольга нашла приходящую домработницу, и маме стало куда легче. А сейчас они все на даче. И домработница эта с ними уехала, а мама пока живет у меня. Конечно, ей бы надо в санаторий, но это придется организовать позднее, когда я выздоровлю, а то она меня не бросит, да и Барса одного оставлять жалко, хоть Ксения Павловна и не даст ему пропасть с голоду.

Ну вот, показал я им всякие фокусы. Барс ходил с бумагой и карандашом в передних лапах. Делал он это не так здорово, как Мурчик, но никто, кроме меня, Мурчика не видел, и Барс их потрясал до глубины души. Потом он по моим мысленным приказам прыгал, ложился, переворачивался, обходил мою койку на задних лапах, придерживаясь и мелко перебирая передними, а у каждого поворота останавливался и гордо вскидывал правую лапу, будто салютуя. Но и кот, и я устали гораздо быстрее, чем раньше. Я оттого, что вообще порядком ослабел, валяясь в больнице; ну, плюс боли, температура, малоприятные перевязки, уколы и тому подобное. А Барс, скорее всего, просто отвык. Впрочем, может быть, и последствия шока еще не полностью сгладились, имеется повышенная утомляемость. Ну, это-то полбеды, пройдет. А нервы у него после курса витаминных инъекций стали определенно крепче: например, раньше он не вел бы себя так непринужденно в незнакомом месте, да еще после долгой дороги – он ведь очень боится ездить в такси.

До чего я рад, что повидал своего белобрюхого красавчика! Такой милый, ласковый кот – и все же умный. Не философ, как Мишка, и не гений с утонченной психикой, вроде Мурчика, но этакий славный кошачий парень, толковый и надежный. Достойный представитель кошачества. И на душе у меня стало легче, что он выздоровел, – тем более, что сам ведь я его довел до нервного срыва, хотя вовсе того не желал.

 

 

...Ну, вернемся к рассказу. Суть была в том, что Володя решил провести опыты с нейростимуляторами на себе и на Барри. И результаты получились обнадеживающие. У Гали тоже, кстати.

Я все это слушал-слушал, и мне было ясно, что Володе все же неловко передо мной. Да и мне было бы неловко на его месте. Что это, в самом-то деле, за тайны мадридского двора! Ну, решил, что нейростимуляторы надежнее или вообще что следовало бы попробовать, как будет со стимуляторами; что ж тут такого, почему и не попробовать! И почему не сказать мне прямо: мол, так-то и так-то, ты продолжай действовать в этом направлении, а я попробую еще иначе, тем более что у меня без стимуляторов не очень-то получается.

Вот в том-то все и дело, что у Володи не очень-то получалось! А если сравнивать со мной, так результаты и вовсе были чепуховые. В моем присутствии можно еще было сваливать на вольные и невольные помехи, идущие от моего сознания. Но Володя, уж конечно, позанимался дома с Барри и обнаружил, что корень неудач – не в моей силе, а в его собственной слабости. И это его расстроило. С того и пошли тайны...

Не подумайте, что я считаю Володю мелким завистником! Вовсе нет. Тут дело сложнее. Я попытаюсь объяснить, как я это понимаю.

Значит, так. Я ведь уже рассказывал, что Володя в наших с ним взаимоотношениях всегда представлял силу, солидность, надежность. А я – легкомысленный, неустойчивый, такой-сякой (я без сарказма говорю, это же правда!). Я случайно делаю что-то необычайное. Это ничего, это даже вполне укладывается в прежние рамки. Я ведь случайно достиг успеха, и сам этого испугался, и прежде всего зову на помощь Володю. Все нормально. Он приезжает, анализирует факты, делает выводы, намечает программу деятельности, я слегка трепыхаюсь по присущему мне легкомыслию и анархизму, но, конечно, тут же сдаюсь.

А вот дальше начинает получаться явный перекос. Как же это – я могу, а он, Володя, не может? Это же нелогично. Если б я раньше тренировался, учился гипнозу, а то ведь прямо так, ни с того ни с сего. А воля-то у Володи куда сильнее – он собранный, он дисциплинированный. Значит, и гипнотическое внушение у него должно получаться не хуже, а гораздо лучше, чем у меня. А не получается. Почему же? Да ясно – потому что путь ненадежный.

Нет, все это выглядит слишком упрощенно и, в общем-то, некрасиво. Даже боюсь давать это читать Володе – обидится, вполне может обидеться. А как быть? Если без всяких объяснений описать, что получилось с демонстрацией наших опытов, будет непонятно. Такая была дружба и вдруг вроде рассыпалась, и каждый действует фактически в одиночку, хотя это вредит общему делу.

Так вот, еще раз скажу: дело не в зависти. Дело в логике соотношения наших с ним характеров. Володя так привык командовать, быть первым, главным, умным, умелым, что просто не смог занять хоть в чем-то иную позицию. Он преотлично понимал, что его поступки выглядят и не слишком красиво, и не очень-то умно, что он может вообще сорвать все дело, – ведь я нервный, неустойчивый, меня надо поддерживать, а не пугать своим внезапным отчуждением и таинственным молчанием. Если же я сорвусь на демонстрации, а у него получится неплохо, то как же он-то будет выглядеть передо мной и перед другими, кто знает эту историю с самого начала? Ясно, что многие его сочли бы именно завистником и нечестным типом, который готов потопить друга, лишь бы самому блеснуть. И никакие объяснения тут не помогли бы. Вот он и старался переломить себя. И отмалчивался так упорно. Кстати, он потому и злился так на мои дурацкие выходки – особенно по отношению к нему, – что при этом уже совершенно ясно обнаруживалась полная перемена позиций: я командую, и команды-то дурацкие, а он вынужден подчиняться! И Галя смеется – уж ясно, над кем.

Все это я здесь уже, в больнице, обдумал. Не знаю, насколько убедительно я это изложил, но факты проанализировал, мне кажется, точно. И теперь будет более или менее понятно то, о чем я расскажу в следующей главе.

О том, как именно проходили опыты Володи с Барри, я подробно рассказывать не буду, потому что я их не наблюдал, а то, что видел на демонстрации... ну, об этом позже. Но общая суть примерно такова: Володя применял экстракт пейотля. Пейотль – это такой мексиканский кактус, в нем содержится мескалин, который повышает способность воспринимать внушение.

Загвоздка была в том, что опыты со стимуляторами до сих пор проводились только на людях-добровольцах. Да оно и понятно: ведь все эти снадобья резко возбуждают зрительную зону коры больших полушарий мозга. Закроет испытуемый глаза – и перед ним проплывают необыкновенно яркие, красочные образы. И вообще наступает приятное нервное возбуждение, становится весело, хочется петь, смеяться. Но человек при тех небольших дозах, которые применяются для эксперимента, сохраняет контроль над сознанием и потом может все это описать. И раз он добровольно согласился на опыт и заранее осведомлен об особенностях воздействия стимулятора, то все эти побочные явления не пугают его, не причиняют психической травмы. А пса или кота таким опытом можно, по-моему, вообще с ума свести. Никогда бы я Барсу такой штуки не дал, хоть и мог бы кое-что объяснить ему заранее.

А Володя решился попотчевать пейотлем своего Барри. Конечно, Барри – пес спокойный и выдержанный, но все же... Нет, нет, я бы нипочем не рискнул. Ну мне-то и незачем.

И ничего выдающегося у него явно не получилось. Главное – ничего надежного. Барри эти эксперименты обходились слишком дорого, часто их повторять было нельзя, а результаты сильно менялись от опыта к опыту. И не улучшались, а скорее наоборот. В этом Володя сначала боялся себе признаться. Ну, а когда заблуждаться больше нельзя было, он сказал себе, что теперь поздно, придется идти на демонстрацию с очень скромными результатами – да еще и опасаться, что там, на публике, эти результаты вообще сведутся к нулю. Почему он не попробовал передвинуть срок демонстрации? Кто его знает! Володя вообще все это мне изложил пост-фактум, и то неохотно, бессвязно, урывками. Конечно, я понимаю, что говорить о переносе сроков было просто неудобно: раззвонил о выдающемся событии, чуть ли не силой добился обсуждения, а потом вдруг дает задний ход. Почему? Да нечего демонстрировать! Как он тогда будет выглядеть и кто с ним после этого захочет разговаривать? Это же не только не плановая работа – это вообще неизвестно что, бредятина какая-то! Ну, скажут ученые мужи, и надул же нас этот Лесков, а мы тоже хороши, развесили уши, как дошкольники, поверили в сказочку о говорящих котах и собаках! И никуда они передвигать это дело не стали бы, а просто отказались бы тратить время на такие штучки. Так что у Володи были веские основания избегать этого разговора. Да и в лучшем случае, если бы даже согласились отодвинуть демонстрацию, это означало бы оттяжку минимум на три-четыре месяца, до осени.

Так или иначе, и Володя и я в день демонстрации опытов чувствовали себя до крайности неуверенно и тревожно. А этого одного было достаточно, чтобы поставить под сомнение успех всей затеи...