Г. Метцнер. " Встреча в потоке света"

Ваша оценка: Нет Средняя: 2.5 (2 голосов)

   

 

Заставка М. Худатова

Неподвижно стоял Раальт у счетных автоматов. Сложив крест-накрест руки за спиной, приподняв голову, он вглядывался в экран, в центре которого ярко блестела небольшая звездочка — Солнце.
     Цифры набегали друг на друга, выстраивались колонками, гасли и, слегка измененные, появлялись снова.
     Солнце медленно покидало центр, и на экране появлялись другие звезды. Затем вспыхнула светлая точечка. Метеорит, летящий вдалеке от корабля своим путем. Да... но этот путь через несколько часов пересечет их собственный.
     Разбудить остальных? Нет, пожалуй, не стоит. Кораблю ничто не угрожает. Просто ситуация несколько необычна. Они уже не раз встречались с космическими телами, но то были небольшие осколки с незначительными скоростями. На сей раз метеорит двигался даже чуть быстрее корабля, а тот развил наибольшую для себя скорость.
     Здесь, вблизи орбиты Нептуна, два космических тела мчались к Солнцу по очень близким орбитам.
     Раальт сбросил оцепенение, нажал на несколько клавиш, и на главном экране еще раз возникли данные о приближающемся теле. Опускаясь в кресло, Раальт успел заметить, как перед ним обозначилась расчетная кривая метеорита.
     «Ну и шутник, — подумал Раальт, — срезает нашу траекторию под дьявольски острым углом, причем настолько малым, что несколько часов будем находиться в непосредственной близости». Для проведения точных наблюдений этого достаточно, не придется даже будить остальных членов экипажа — все сделает автоматика.
     Пробежали часы, и время наибольшего сближения обоих космических тел наступало. Раальт сидел за телескопом и всматривался в подлетающий объект. Прибор не позволял видеть изображение космического тела, но колебания в яркости звездного фона точно фиксировали прохождение объекта.
     На борту корабля все было спокойно. Ничего не произошло. Раальт приглушил свет в центральной рубке и устроился за командным пультом. Несколько движений руки — и оба зонда, отделившись от корабля, взяли курс к незнакомому объекту.
     Чуть слышно пощелкивали дистанционные измерители, экраны показывали знакомую звездную мозаику. Прожекторы зондов были давно включены, но свет их все еще терялся в бесконечной дали Вселенной, не касаясь объекта. До сих пор спокойный, Раальт начал волноваться: когда же наконец автоматы подведут оба зонда достаточно близко к незнакомому гостю?
     Пробурчав про себя что-то вроде «самому надо все делать, ни на кого не надейся», он еще раз отрегулировал мощность посылаемых сигналов и стал ждать событий, которые должны были последовать.
     И они последовали. Изображение появилось так внезапно, что он отшатнулся в испуге. Экран мерцал, по нему носились во всех направлениях радужные искорки.
     Изображение стабилизировалось, проступили четкие контуры. Вновь отпрянул от экрана Раальт и тут же резко нажал тумблер «Тревога».
     В отсеках затрещали сигнальные позывные, аварийные роботы спешили занять свои места, помеченные знаком «Опасность». Автоматически включались дополнительные компьютеры, разогреваясь, они ждали приказаний от людей.
     Над спальными сетками завыли сирены, и проснувшиеся морщились, как от боли. В течение одной-двух минут они должны собраться в центральной рубке в полной готовности.
     Раальт был человеком, трезво мыслящим и хладнокровно действующим, его не так просто было вывести из себя, но то, что он только что четко увидел перед собой, возбудило его в высшей степени.
     Он не мог точно сказать, что это было. Скорее всего, бессистемное соединение шаров, вдвинутых один в другой, и других геометрических тел. А все вместе... все вместе выглядело, как груда развалин, озаренная в лучах прожекторов обоих зондов ярким зеленоватым светом.
     Раальт чуть откинулся, зеленый отсвет пугал его. Медленно вращаясь на фоне звездной россыпи Вселенной, удивительное образование приближалось к обоим зондам. Изумрудно-опаловое свечение усилилось, оно уже задевало арматуру перед видеоэкраном. Возникла призрачная, нереальная атмосфера.
     Нетерпеливо и беспокойно ждал Раальт своих спутников. Он не признавался себе в этом, но был испуган. Испуган этим неожиданным, жутким, загадочным объектом здесь, на расстоянии многих миллиардов километров от Земли.
     Что делать ему? Он больше не сомневался, что образование — искусственное тело, но он не знал, были ли это обломки какого-либо сооружения, или оно было обитаемым. Может быть, оно управляется автоматами. Ну это мы еще увидим.
     Да, это было искусственное творение, об этом свидетельствовали четкие геометрические формы. Теперь, узнав кое-что, он приблизил оба зонда к объекту. Однако увеличение изображения ничего нового не дало, только еще отчетливее стала видна сложность всей конструкции.
     Неужели внутри нее находятся живые существа? Если они там, то как они могут выглядеть? На все эти вопросы пока нет ответа. Где его товарищи, чего они медлят? Раальт то и дело оборачивался и смотрел в сторону центральной переборки. Но там пока не было движения.
     В нетерпении постукивая одной рукой по пульту, другой он включил блок коммуникации. Хорошо, что он вовремя вспомнил о коде сопонимания, а то пришлось бы опять кое-что неприятное выслушать от Леона.
     Впервые на земном космическом корабле зажегся красный треугольник. Красный треугольник — знак желания людей вступить в контакт с инопланетянами, готовности к взаимопониманию. Радиостанция корабля посылала в эфир программу, содержавшую самую различную информацию, составленную из пиктограмм и дешифрирующих их математических кодов.
     Раальту было любопытно, что там навыдумывали эксперты на Земле, заряжая этой программой бортовые информагазины, но он не так уж верил в успех дела, ведь ничего не известно было о средствах коммуникации и образе мышления неведомых мыслящих существ. Ведь не было ни малейшего опыта в этом деле.
     Позади Раальта с грохотом откатилась на амортизаторы переборка. В центральную рубку ворвался Леон. Его космический костюм начал отсвечивать зеленоватым. Шлем тихо упал возле него, когда он разжал пальцы. Леон провел рукой по лбу, голова еще болела от внезапного пробуждения. Сперва он бросил взгляд на цветные круги на потолке — это была информация о техническом состоянии и энергетическом режиме корабля. Энергобаланс показывал нормальные данные, гравиметры сигнализировали об обычной нагрузке, защитные поля гоже не показывали никаких отклонений. Судя по приборам, все было в порядке. Это успокоило Леона, но он еще не мог после глубокого сна четко управлять своим телом. Неуклюже передвигаясь, он направился к Раальту, но внезапно остановился. Только теперь он увидел хаотическую, медленно вращающуюся груду металла на большом обзорном экране. Безмолвно взирал он на изображение, ни одно слово не слетело с его губ. Он пока пытался постичь увиденное. Позади обоих вновь пришла в движение переборка.
     — Успокойтесь, ребятки, наша баржа в порядке, но, наверное, у нас будут гости, — говорил Леон, не оборачиваясь.
     Раальт не без удивления и невольного восхищения отметил, как быстро Леон сориентировался в этой явно необычной ситуации. И еще подумал о том, что пройдет еще немало времени, прежде чем он сам вот так же рассудительно и хладнокровно будет встречать неожиданности, как Леон.
     Появились двое. Предупрежденные, они оценили положение с первого взгляда. Удивившись, но овладев собой, сразу же подошли к пульту. Они перешептывались, словно боялись спугнуть чужой корабль громкими словами.
     Сигналы сопонимания успеха не принесли. Никакой реакции. Никакой.
     Что было делать? Безмолвный этот вопрос был написан на лицах космонавтов. Четыре члена экипажа чувствовали беспокойство: чужой объект медленно, но верно удалялся от их корабля по законам небесной механики.
     Точка максимального сближения обоих космических тел была уже позади, но оба зонда могли бы позволить еще долго держать связь — если бы она была — с другим объектом.
     — Возможно, это необитаемая колымага, — заметил Раальт, — тогда нам ничего не остается, как поточнее измерить курс, чтобы определить координаты ее старта и финиша.
     — Нам ничего другого делать и нельзя, проникнуть внутрь нее мы не можем, потому что наверняка там есть «сюрпризы» для защиты от разрушений, — сказал Леон. — Достаточно вспомнить о нашем собственном корабле.
     На фронтальной стене центральной рубки мелькали цифры, они медленно росли, приближаясь к сотням. Расхождение тел все увеличивалось. Наступит момент, когда незнакомый объект растворится во Вселенной навсегда.
     — Нам надо изменить курс!
     Леон повернулся вполоборота, посмотрел на Эллиота с удивлением, потом улыбнулся.
     — Уж кому-кому, а не тебе это говорить, ты лучше других должен знать, что это не годится. После последнего приключения мы уже залезли в резервы неприкосновенного запаса, и немного энергии, которая еще осталась, нам нужна для последней коррекции. У нас слишком большая скорость, и, если мы пойдем сейчас на изменение курса, пусть даже незначительное, вырулить на орбиту Земли нам просто не удастся. — Леон жестом дал понять, что не намерен больше обсуждать этот вопрос. Он помолчал и добавил: — В течение ближайших часов мы должны установить контакт с объектом, если нет, тогда...
     Каждый понял, чего не договорил Леон, и Раальт подумал:
     «...тогда не так уж скоро повторится такая уникальная возможность...»
     Не дожидаясь команды, Раальт подошел к рулевому блоку одного из зондов и заставил последний еще ближе придвинуться к космическому незнакомцу. Не оборачиваясь, он спросил Эллиота:
     — Радиосвязи все еще нет?
     — Увы...
     Один из зондов парил теперь в непосредственной близости от крутящихся сложных структур объекта.
     — Если они выглядят точно так же, как их корабль, — заметил Рауль, — тогда нам будет нелегко наладить контакт.
     Тем временем Леон установил объективы на максимальное увеличение, при этом он увидел, что один из сегментов вовсе не вращался вместе со всей конструкцией, а неизменно был направлен в сторону движения корабля. Тогда Леон поймал его целиком на экране и стал посылать лучи прожектора зонда с ритмичными интервалами: включал, гасил, включал, гасил. Прошли минуты.
     И вот внезапно что-то переместилось на передней стороне сегмента, отодвинулась назад какая-то пластина, вместо нее появился обзорный иллюминатор. А может, это был видеоэкран? На земном корабле уже давно работали агрегаты-накопители, подключенные к радиопульту.
     Вспышка на экране иноземного корабля тотчас же приковала внимание четырех космонавтов. Однако экран опять оставался темным. Никаких силуэтов, теней, намеков на движение. Раальт попробовал другими комбинациями фильтров поймать хоть что-нибудь. Ничего. Оставалось ждать.
     Вдруг появилось размытое изображение, становившееся постепенно четче. Леон снова попробовал разные фильтры перед объективами и добился четкого изображения. Невероятное существо появилось на экране. Его нельзя было сравнить с землянами, вообще с гуманоидами. Никто не ожидал увидеть нечто знакомое — но такое? Четверо мужчин стояли недвижно и глядели на это явление жизни. У каждого были свои представления, как могли выглядеть неземные существа, но этого не в силах был представить никто.
     Раальт, тяжело дыша, облокотился на радиопульт, а Рауль с легким вздохом упал в кресло.
     Фигура, с точки зрения землян, выглядела ужасно, однако никто на корабле не чувствовал и следа страха, отвращения или брезгливости, скорее выражение лиц отражало неуверенность. Но и она исчезла.
     В центральной рубке воцарился даже дух величия, гордости увиденным. Никто не нарушал тишины. Подобное на корабле было только однажды, когда они стартовали и завороженно смотрели на свою далекую цель, когда Вселенная взяла их в свои крепкие объятия. Тогда они тоже стояли все четверо перед экраном, очарованные величием космоса. На сей раз стояла такая же тишина, только они об этом и не думали. Им казалось, что фигура перед их глазами как бы выплывает из космоса. Сомнений не было, они видели перед собой мыслящее существо.
     Вот это существо задвигалось. В верхней части фигуры, которую можно было бы сравнить с морщинистым яйцом, поблескивали два темных глаза. Обозначилось несколько складок, и появилось отверстие, которое то увеличивалось, то уменьшалось. Не было видно ни рук, ни чего-либо подобного, хотя они могли располагаться где-то внизу.
     Итак, встретили инопланетянина, который мог оказаться другом. Раальт повернулся к Леону, шепнул ему, что самое время сейчас что-нибудь предпринять.
     Но что?
     — Мы можем послать им несколько наших капсул, — предложил Леон. — С информационным материалом, который мы оставляли на малых планетах. Может, нам повезет и они примут информационные капсулы, тогда бы мы уже многого достигли...
     Но прежде чем они осуществили свое намерение, экран залило яркое свечение, пробежала волна, и фигура исчезла. Однако немного погодя на экране целыми сериями стали появляться изображения, рисунки, но так быстро, что никто не смог разобрать деталей. Картинки повторялись.
     Раальт сказал, что он определенно разобрал очертания знакомого ему созвездия. Но внезапно передача прервалась. Снова над видеоэкраном выдвинулась большая бленда, и все замерло, словно ничего и не произошло.
     Тем временем автоматика уже начала катапультировать снаряды с инфоркапсулами. Пять раз раздался в командном отсеке сигнал гонга, означавший старт пяти вспомогательных ракет. Четверо космонавтов видели, как пять светлых точек устремились к чужому кораблю, резко затормозили на большом удалении от него и перешли на круговую орбиту.
     — Почему ты не подрулишь их ближе, Леон? — спросил Рауль.
     — Рауль, а что бы ты сделал, если с незнакомого, чужого корабля на тебя пошли бы пять блестящих снарядов и подлетали все ближе, не останавливаясь?
     — Применил бы противометеоритное оборонительное оружие, — тихо ответил пилот.
     — Ну вот ты и ответил на свой вопрос, Рауль.
     По команде Леона из каждой ракеты-снаряда были выпущены капсулы в направлении чужого корабля. Капсулы медленно входили в оптическое поле зрения обоих зондов. На заднем фоне временами можно было видеть длинный тающий газовый шлейф от двигателей ракет.
     Орбитальные кривые лишенных двигателей капсул, попавших в слабое поле тяготения чужого корабля, медленно изменялись. Затем капсулы прибавили хаоса на экране, закружив вокруг корабля. Только одна из них из-за неточности при катапультировании взяла другое направление. Она проскользнула наискосок под кораблем и теперь удалялась все дальше. Однако тут же она была словно невидимой рукой остановлена, помчалась к незнакомцу и исчезла. Куда? Этого никто не видел.
     Леон положил Раальту руку на плечо и сказал:
     — Подействовало. В будущем установим контакт.
     — А мы... мы, может, установим место их старта, их родину, — постучал Раальт по накопителю информации, — но захотят ли они вступить с нами в контакт?
     — Если они даже приблизительно думают так же, как и мы, то пусть выглядят как угодно, но пойдут на это! — подчеркивая каждое слово, ответил Леон. Он хотел, чтобы его голос звучал уверенно, но это ему не совсем удалось. Все же были сомнения: могло ведь и не получиться.
     — Сначала мы навестим их, — решил Рауль.
     — Да, возможно.
 

     Чужой корабль медленно исчезал с экранов. Команда снова приступила к обычным делам. Только один раз прибегли к метеоритной защите. Лучами сожгли ненужные капсульные носители, которые могли бы разбрестись по космосу, после того как истощили бы запас горючего в двигателях. Это было бы опасно для космической навигации.
     Оба зонда оставили чужеземцу в качестве подарка.

Перевод с немецкого Ю. Новикова

 

       На суше и на море. Повести. Рассказы. Очерки. Статьи. Ред. коллегия: В. И. Бардин и др. Сост. С. И. Ларин. М., «Мысль», 1978. С. 375 — 380.