Евгений Седов. "СЮРПРИЗЫ КАРЕНЫ"

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

 

1.
«Всемирное обозрение» № 6, 2179 год:

     ...Наш корреспондент, находящийся на юге Франции, сообщил о странном явлении, получившем название «изумрудной чумы».
     Огромные участки виноградников заражены сорняковым кустарником неизвестного происхождения с необычно яркой окраской листьев. Кустарник стремительно распространяется, заглушая плантации винограда, поля пшеницы и других сельскохозяйственных культур.

«Агробиология» № 324, июнь 2179 года:

     По мнению английского ботаника Питера Снейдла, совокупность признаков нового растения, получившего название «изумрудной чумы», не позволяет отнести его ни к одному из известных видов.

«Флора и фауна Южной Америки» № 7, 2179 год:

     ...Масштабы бедствия, известного читателям нашего журнала под названием «изумрудная чума», стали очевидными после того, как наш корреспондент вместе с членами Специальной комиссии обследовал на вертолете территорию южноамериканских стран.
     Языки неизвестной ярко окрашенной растительности движутся с юга на север. По приблизительным оценкам, общая площадь, занимаемая «изумрудной чумой» в южноамериканских странах, составляет около 14 миллионов гектаров.

     — Ну, что ты скажешь по этому поводу? — спросил Кир, протягивая пачку журнальных статей.
     — Скажу, что этой проблемой пора заняться серьезно, — ответил Юл.
     — И только-то? Немного. Ты повторил то, о чем твердят все газеты мира. От большого ученого я вправе был ожидать чего-нибудь пооригинальнее и поновее.
     — Тебе, Кир, как руководителю научного комплекса, — невозмутимо ответил Юл, — могу сообщить: я посылал запрос в центр искусственной памяти.
     — Что же ответил ЦИП?
     — К сожалению, у меня пока слишком мало сведений о свойствах этих растений. Я собрал по крохам все, что сообщалось о них в научных журналах, и попросил сличить эти сведения с теми, что имеются в картотеках ЦИП. Оттуда пришел ответ, что растения, обладающие такой совокупностью признаков, исследовал профессор Корш.
     — Ну, это уже кое-что, — заметил Кир. — А откуда они попали к нему?
     — По данным Корша, это растение было привезено в прошлом году экипажем космолета «Экватор».
     — Когда Корш скончался? В июле?
     — Увы, да. Он не успел изучить даже вегетационный цикл. Так что сведения самые скудные. Корш успел узнать о Карене не больше, чем пишут сейчас в журнальных статьях.
     — О чем узнать? О Карене?
     — Да, я забыл сказать, что Корш назвал это растение Кареной Аргосской. Аргос — планета, откуда ее привезли.
     — Все-таки есть, за что зацепиться, — произнес Кир задумчиво, откинулся на спинку кресла и прищурил глаза.
     За годы совместной учебы и работы с ним Юл хорошо усвоил эту его манеру. Кир сейчас думает, и лучше его не беспокоить.
Но на сей раз молчание слишком уж затянулось, и с каждым мгновением руководитель научного комплекса становился мрачнее.
     — У тебя неприятности, Кир? Может, я могу чем-то помочь?
     — Боюсь, что помочь тут не сможет никто. Ладно, не будем об этом. Может быть, все это и ерунда. Ответь-ка лучше на мой вопрос. Ты хорошо знал Корша? Каким он был на твой взгляд?
     — По-моему, настоящим ученым. Взять хотя бы северный хлопок...
     — Если мне не изменяет память, он его вывел из какого-то инопланетного сорта?
     — Из дикого растения с какой-то планеты.
     — А поющее дерево? Музыканты утверждают, что струнные инструменты из него превосходят шедевры всех известных в истории мастеров.
     — Об этом лучше всего спросить у Элл.
     — Она по-прежнему увлекается скрипкой? Не забудь передать от меня привет. Да, так вот: не мог же такой зубр, как Корш, столько лет отдавший проблеме адаптации инопланетных растений, пустить гулять бесконтрольно по белу свету эту самую Карену Аргосскую, не проверив в лаборатории всех ее свойств.
     — Может быть, смерть ему помешала, — сказал Юл задумчиво. — Неизвестно, к кому попала Карена после него.
     — Ну допустим, что кто-то из сотрудников Корша по халатности вынес из лаборатории семена. За год Карена могла распространиться в районе лаборатории Корша. Но как попала она во Францию? И в Аргентину? Откуда взялась Карена в Канаде? Для этого нужно было специально завозить туда ее семена. Кому мог понадобиться подобный диверсионный акт?
Юл согласился с собеседником:
     — Это действительно кажется странным. Но мы гадаем пока на кофейной гуще. Надо исследовать Карену всерьез.
     — Вот ты и займешься этим, — сказал Кир тоном, не терпящим возражений.
     — Это приказ? — уточнил Юл.
     — Можешь считать так. Образцы и семена растения будут доставлены тебе во вторник утром.
     — А сколько выделишь площади?
     — А сколько просишь?
     — Полгектара.
     — Ничего себе аппетит! Ты знаешь, сколько энергии идет на кубический метр оранжереи со специальным микроклиматом?
     — Около четырехсот ватт.
     — Прикинь, сколько энергии потребуется для того, чтобы упрятать полгектара под герметический колпак?
     — Проделки Карены обходятся во много раз дороже.
     — Вот вымогатель! Ладно, пиши заявку на треть гектара!
 
 

2.

     — Ну как, — спросил Юл, — ты не очень устал в дороге?
     — Нет, нет, рассказывай, — нетерпеливо бросил Кир.
     — Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Если ты в состоянии с корабля прибыть прямо на бал...
     Кир опять проявил нетерпение:
     — Брось церемонии. Я готов.
     — Ну, прекрасно. Кстати, дезинфицирующий душ очень бодрит.
     После душа они окунулись в мягкие волны воздушной сушилки. Наблюдая, с каким удовольствием Кир массирует свои мощные мышцы. Юл подумал, что сегодня он особенно энергичен.
     — Ты уладил свои неприятности? — спросил Юл, ожидая, что Кир даже не вспомнит, о чем тогда шла речь. Но по лицу Кира пробежали тени.
     — Нет, не уладил. Решил о них просто не думать.
     — Тогда извини, что напомнил.
     Кир промолчал.
     Из душевой они прошли в оранжерею.
     — Я предлагаю отправиться в прошлое, — сказал Юл, пропуская Кира вперед.
     — Как это? — не понял тот.
     — Все очень просто. Вся территория, где посеяна Карена, разбита мной на 10 равных участков. Каждый следующий участок засевался на неделю позже, чем предыдущий. Участок № 10 был засеян на прошлой неделе, а участок № 1 — десять недель назад. Мы обойдем участки в обратном порядке, то есть начнем с № 10, а кончим № 1. Тогда перед нами, словно на киноленте, развернутся все стадии развития Карены за эти десять недель.
     — Остроумно, — заметил Кир. — С детских лет мне внушали, что время необратимо, а ты взял и «обратил».
     — Теперь ты понял, зачем я просил у тебя полгектара?
     — Но трех соток хватило?
     — Только-только.
     — Ну и прекрасно. Экономия — прежде всего.
     — Итак, начнем с участка за номером десять, — сказал Юл, нажимая кнопку. Прозрачная дверь медленно поползла в сторону. Они миновали отсек герметизации, и в глаза Киру ударил пронзительный изумрудно-зеленый цвет.
     — Красиво, — произнес он и прищурился.
     — Любуйся, любуйся, — откликнулся Юл. — Только не забывай, что это и есть чума, напугавшая всех агрономов и биологов мира.
     — Неужели ты думаешь, что я могу хоть на минуту об этом забыть?
     — Это первая стадия ее развития, — сказал Юл, жестом приглашая Кира проследовать с ним в следующий герметичный отсек. — Мне удалось установить, что за десять недель Карена проходит две фазы. Первая длится месяц. Она представлена участками с десятого по седьмой. На участке № 6 начинается новая фаза, на которую следует обратить особое внимание. Я сейчас все покажу.
     Они обошли четыре участка, наблюдая за тем, как Карена с каждой неделей увеличивается в размерах и набирается сил. На седьмом участке она достигла высоты в два человеческих роста.
     — А вот начало следующей фазы, — произнес Юл, нажимая кнопку у новой прозрачной двери.
     Изменения, характерные для новой фазы жизни Карены, сразу бросались в глаза: ствол и ветви растения покрылись множеством крупных наростов, похожих на разрезанный пополам ананас. На пятом, четвертом и третьем участках эти наросты слегка увеличивались в размерах, меняя цвет от светло-зеленого до темно-бурого.
     На третьем участке...
     Кир не поверил своим глазам! Отделившиеся от растения наросты, покрыв почти все пространство между стволами Карены, медленно ползали по земле!
     — Вот это сюрприз! — произнес Кир, не отрывая глаз от копошащихся у его ног странных существ. — Это растения или животные?
     — Понимай, как хочешь! — возбужденно отозвался Юл. Вид у него был такой, будто он сотворил это чудо собственными руками.
     — Интересные ежики, — сказал Кир, наклоняясь к ближайшему медленно двигающемуся комочку.
     — Скорее не ежики, а броненосцы.
     — Потрогать их можно?
     — Да. Они не кусаются и не выделяют никаких токсичных веществ.
     — Не поверил бы, — произнес Кир, — если бы не увидел все это собственными глазами.
     Юл произнес назидательно:
     — К сожалению, мы не можем привыкнуть к мысли, что изобретательность природы неисчерпаема. Но и это далеко не все. В таком состоянии Карена существует всего две недели. А на участке № 1 она снова становится настоящим растением. Прожив две недели, эти ползающие шишки замирают, пускают корни в дают ростки.
     — А дальше? — спросил Кир с нетерпением.
     — Дальше? Дальше покажет время. Приезжай через месяц — получишь ответ.
 
 

3.

     Едва Кир появился на пороге. Юлу бросилось в глаза его изменившееся лицо. Не то, чтобы он похудел или постарел за месяц, прошедший после их встречи, но как-то весь сник и посерел.
     — У тебя опять неприятности? — спросил Юл.
     — С чего ты взял?
     — Неважно выглядишь.
     — Утомился в дороге.
     — Отдохнешь?
     — Нет, сначала в оранжерею.
     — Ладно, идем.
     «Не хочет делиться, — думал Юл по дороге к оранжерее. — Гордый. Привык, что у него все в лучшем виде. А что-то явно не так».
     — Ло здорова? — спросил Юл осторожно.
     — Да. Передавала тебе привет.
     — Обход всех участков делать не нужно, — говорил по дороге Юл. — Я сразу поведу тебя посмотреть, что стало с самой зрелой Кареной на участке № 1.
     Перед глазами Кира предстали ряды невиданных растений, не имеющих ничего общего с той Кареной, которую он видел месяц назад. Вместо рослых, устремившихся кверху растений ярко-зеленого цвета перед ним теперь расстилался густой низкорослый кустарник с узкими желтовато-зелеными листьями, усыпанными множеством красных плодов величиной с грецкий орех.
     — Куда же делась зеленая Карена?
     — Засохла. Очевидно, вся ее миссия заключалась в рождении ползающих шишек. А из шишек выросли эти кусты.
     — Плодоносят? — спросил Кир, указывая на красные шарики.
     — Да. В этих плодах и заключен главный секрет Карены. Вот, посмотри!
     Юл сорвал один красный шарик и рассек его скальпелем пополам. Одну половину протянул Киру. Тот увидел множество белых зернышек, заполнивших внутреннюю полость ореха, разделенную множеством перегородок наподобие пчелиных сот.
     — Семена? — спросил Кир.
     — Семена. Только еще не зрелые. А теперь взгляни на более зрелый плод.
     Юл сорвал плод темно-бордового цвета, разрезал пополам и бросил обе половины на стол.
     Готовый ко всему, Кир не удивился, заметив, что зернышки начали шевелиться. Но Карена все же сумела припасти для него новый сюрприз. Зернышки начали покидать свои соты и расползаться по столу. Те, что первыми добрались до края, стали вдруг раскрывать крошечные крылышки и взлетать прямо под потолок!
     — Осторожно! — воскликнул Кир. — Мы их упустим!
     — Не беспокойся, — ответил Юл. — Отсюда они никуда не денутся. Выпускать их на волю нельзя. Это и есть та опасная стадия жизни Карены, которой не дождался покойный Корш. Как ты думаешь, какое расстояние может преодолеть за, сезон эта мушка?
     — Километров двести?
     — По моим оценкам около пятисот.
     — Да, но есть ведь и океаны.
     — А кто мешает этим крошечным мушкам стать безбилетными пассажирами на водных или воздушных трассах?
     — Потрясающе! — произнес Кир. — Выходит, у нее есть и тактика и стратегия. Тактика — это «живые шишки». С их помощью Карена овладевает пространством в ближайшей округе. А «живые семена» позволяют ей завоевать весь земной шар! Да, хитрое создание. Но мы с тобой должны доказать, что люди все же хитрее. Ведь все стадии ее жизни подчиняются жесткой программе. Надо придумать контрпрограмму. Поставить Карену в такие условия, чтобы все эти хитрости стали работать против нее.
     — И это все, на что тебя вдохновила Карена? — в голосе Юла прозвучали грустные нотки.
     — Я сформулировал ту задачу, которую тебе предстоит решить прежде всего.
     — А нельзя ли эту задачу поручить кому-то другому, чтобы я мог заниматься тем, что кажется важным мне?
     — Борьба с «изумрудной чумой» — это, по-твоему, недостаточно важно?
     — На этот вопрос я отвечу только что произнесенными тобой словами. То тактическая задача. А есть еще и стратегия. Перед тобой удивительное творение, продукт неземной биосферы. С таким буйным порывом к жизни! Разве можно не преклоняться перед этим неудержимым стремлением выжить любой ценой!
     — Но ведь тебе должно быть известно, что две недели назад вспышку «изумрудной чумы» зафиксировали в Австралии. Что в Канаде эта прекрасная Карена уже слизнула почти половину посевов! Так что же! Позволить ей резвиться и дальше? Нет, ее нужно беспощадно уничтожать.
     — Не изучив ее возможности? Например, можно предполагать, что жизнеспособность Карены объясняется повышенным КПД биосинтеза, тем, что она значительно эффективнее, чем земные растения, превращает лучистую солнечную энергию в органические вещества. Представляешь себе, что будет, если эта гипотеза подтвердится? Мы изучим биохимические и биофизические механизмы Карены, а затем сможем перенести их на нужные нам земные растения. Один процент повышения КПД биосинтеза даст нам миллиарды тонн полезной растительной массы!
     — А я разве против изучения? — возразил Кир. — Но ведь такие исследования могут длиться годами. А у нас счет идет на недели и дни. Пока мы будем заниматься фундаментальными исследованиями Карены, она может вызвать необратимые изменения в растительном покрове Земли.
     — Но ведь обе проблемы можно решать параллельно!

 


 

  

   — Да, разумеется. Только тебя нельзя разорвать на две части. А ты мне нужен в первую очередь здесь. И потом речь ведь не о тебе одном, а о целом исследовательском коллективе. Тебе нужны биохимики?
     — И генетики!
     — Вот видишь, уже почти институт! Слушай, давай заключим джентльменское соглашение: ты к концу года даешь мне средство борьбы с Кареной, а я в будущем году передам в твое подчинение институт! Принимаешь мои условия?
     — Нет, не принимаю.
     — Почему?
     — Потому, что мне нужны не должности, а результат. Карена порождает во мне чувство глубокого восхищения, а ты предлагаешь мне искать способ, как ее уничтожать!
     — Да ты просто влюблен в эту Карену! — неожиданно заключил Кир. — А я, кажется, тебя к ней немного ревную. Однако это все лирика. А мир ждет от нас эффективных мер.
     Кир присел у прозрачной перегородки, отделявшей их от внешнего мира, и стал смотреть вдаль. И опять Юл почувствовал, что помимо Карены Кира волнует что-то другое.
     — Пойми, Юл, — сказал он неожиданно, — у меня просто нет выхода. Я не могу поручить проблему Карены людям, которые с ней не знакомы. Это будет непростительной потерей времени. А к тому же и подбирать людей не могу. Надо ложиться в больницу на лечение.
     — А что с тобой, Кир?
     — Рак.
     — Рак теперь уже излечивают, как ты знаешь.
     — К сожалению, не любой. Тридцать пять его разновидностей излечивают довольно успешно. Но у меня тридцать шестая, К-40, очень редкая форма.
     — Кир! — Юл присел рядом. — Надо найти специалистов. Не может быть, чтобы к этому К-40 не подобрали ключей. Я наведу справки.
     — Не беспокойся. Юл. Специалист нашелся.
     — Кто?
     — Пранов.
     — Альберт? Он занимается этой проблемой? Тогда можешь считать, что тебе повезло. Альберт — большой ученый!
     — Одержимый. Вроде тебя. Пусть пробует. Мне ведь терять-то нечего. Буду держать тебя в курсе событий. А ты занимайся своей Кареной. Пока. Я еще успею на дневной дальнолет.
 
 

4.

«21 октября 2180 года.

Дорогой Юл!
     Не удивляйся, что обращаюсь к тебе с этим грустным посланием: здесь, в клинике, у нас масса свободного времени, лезут в голову всякие мысли, и многое хочется переоценить. В частности, наши с тобой отношения, в общем-то довольно неровные, в чем я склонен теперь усматривать свою собственную вину. Признаюсь честно и прямо: со студенческих лет и до самого последнего времени я испытывал жгучую зависть. Завидовал твоим блестящим статьям, остроумным экспериментам, даже твоим стихам.
     Старая, как мир, история. Ты — талант, я — всего лишь администратор. Ты — творец, я — робот. Ты — Моцарт, я — Сальери. И только совсем недавно я понял, какая это все чепуха. Каждый должен делать то, на что способен. Лишь бы хватало для этого сил.
     А мои силы уходят. Альберт колдует возле меня неустанно, но... Надо же было судьбе из всех злокачественных вирусов выбрать для меня именно этот злополучный К-40, который до сих пор не научились лечить! Остается надеяться на медицину. Неизвестно только, кто сделает свое дело быстрее — К-40 или Альберт.
     Извини, что испортил тебе настроение. Если сможешь на пару дней прервать свои изыскания, буду рад с тобой повидаться.

Кир».

Журнал «Пищевая промышленность» № 10, 2180 год:

     ...В результате проведенных Институтом питания исследований Карены Аргосской выявлены высокие качества изготавливаемых из этого растения пищевых продуктов. Листья, формирующиеся на ранних стадиях развития Корены, обладают приятным кисловатым вкусом и имеют почти полный набор витаминов. Могут быть рекомендованы для приготовления салатов и зеленых супов.
     Мякоть формирующихся на следующих стадиях плодов может быть использована для приготовления блюд, которые в зависимости от способа приготовления напоминают по вкусу мясо птицы или кроликов. Самым приятным вкусом обладают еще не отделившиеся от ствола молодые плоды.
     Плоды второй (кустарниковой) фазы развития Карены богаты растительными жирами. В будущем году намечено промышленное изготовление новых сортов растительных масел, обладающих высокой калорийностью и тонким ароматом.

Журнал «Сельское хозяйство» № 10, 2180 год:

     ...Большие возможности повышения продуктивности животноводства открываются при использовании Карены Аргосской в качестве корма для крупного рогатого скота. Проведенные эксперименты показали следующее. Привесы молодняка повышаются на 17,6%, удой коров на — 23,2, жирность молока на — 3,1%. Заболеваемость животных снижается на 42,6%.
     Однако Координационный совет по культивированию инопланетных растений отложил рассмотрение вопроса о создании опытных полей для выращивания Карены Аргосской до получения результатов обследования предложенных биологами защитных мер.
     Председателем Комиссии по мерам пресечения распространения Карены Аргосской за пределы отведенных для ее культивирования территорий назначен действительный член французской Академии наук Жак Терье.

 

 

5.

«16 ноября 2180 года.

Дорогой Юл!
     Представляю себе, какое удручающее впечатление я произвел на тебя в больнице! Небось решил: скис старина Кир!
     А я и впрямь уже почти потерял надежду. Но на днях Альберт открыл мне один профессиональный секрет. Теперь он, собственно, перестал быть секретом: успех метода столь очевиден, что в него поверил даже я.
     В общем все развивалось так. Альберт доказал теоретически, что вирус К-40 может быть уничтожен без повреждения тканей в том случае, если найдется вещество, дающее с ним биохимическую реакцию Д-ТМ8-S. Оставалось найти само вещество.
     Альберт обследовал К-40 и все его биохимические параметры направил в ЦИП. Там смоделировали реакцию Д-ТМ8-S, получили биохимические параметры реагента и сличили их по картотеке центральной искусственной памяти с показателями всех известных существ. Нужными параметрами обладает... Наверное, ты уже догадался? Ну да, конечно же, она! Твоя Карена! Помнишь, ты говорил о ее «буйной жизненной силе». Мне пришлось вспомнить эти слова, когда Альберт показал мне волнующую картину встречи К-40 с клетками Карены Аргосской на экране с увеличением в миллион раз. Ты бы видел, с каким аппетитом клетки Карены пожирают злосчастных К-40! Более волнующего кинофильма мне не приходилось видеть за всю мою жизнь!
     Как видишь, все сложилось по-твоему: твою обожаемую Карену будут теперь на всех широтах культивировать и беречь. Мы ведь еще не знаем, на что способно это замечательное растение, какими еще чудесами Карена сможет нас удивить!
     Вот так-то. Юл! Нельзя предвидеть заранее, что и как обернется. Кстати, чтобы закончить исповедь, начатую в моем прошлом послании, признаюсь, что я наконец-то понял, почему ты — крупный ученый, а я только администратор, организатор, менеджер или как там еще называют тех шефов, которые эксплуатируют твой талант. Дело тут не в твоей эрудиции (согласись, я тоже в какой-то мере ей обладаю), не в твоей целеустремленности (этого и у меня хоть отбавляй!). Ты наделен интуицией (подчеркнуто), даром научного предвидения (подчеркнуто дважды). А вот я этих качеств лишен.
     Вот, читаю последние номера журналов и думаю: понадобился всего год, чтобы человечество пришло в себя от неожиданного вторжения в нашу жизнь Карены Аргосской и потихоньку начало приспосабливать ее для своих целей.
     Горячий привет твоей Элл. Низкий поклон Карене Аргосской.

 Кир.

     P.S. Я уже собирался отправить тебе это письмо, когда мне принесли весточку из Франции от Жака Терье. Он пишет о колоссальном эффекте, который дает предложенный тобой способ борьбы с «изумрудной чумой». Тысячи ползающих шишек устремляются на приманку, как мухи на мед!
     Поздравляю! Это ведь тоже грандиозный успех!
     Но, знаешь, странное дело: умом-то я радуюсь, а душой... Только представлю себе, как эти глупые шишки ползут навстречу собственной гибели к источнику ультрафиолетовых излучений, так их жалко становится, хоть плачь!

Кир».

 

6.

     — Если бы все было так просто и очевидно, я не примчался бы к тебе за помощью, — сказал Альберт Пранов и устало опустился в кресло, которое заботливо придвинул Юл. — Все красиво, пока эксперимент ведется в пробирке. К сожалению, в организме больного все протекает совершенно не так. Карена мгновенно теряет активность. По-видимому, ее угнетают какие-то участвующие в этом процессе гормоны, которые необходимо нейтрализовать.
     — Да, но для этого нужно знать, какие именно гормоны угнетают Карену! А на этот вопрос нельзя ответить без полных исследований всех ее биохимических свойств!
     — Вот потому-то я к тебе и приехал.
     — Пока ничем тебе не смогу помочь.
     — То есть как?
     — А вот так! — Юл вскочил и стал возбужденно ходить перед Альбертом, чеканя каждое произносимое слово: — Все, что мы знаем сейчас о Карене, — это капля в море по сравнению с тем, что нам предстоит изучить! Можешь считать, что мы не знаем о ней ни-че-го! Три месяца назад я с пеной у рта доказывал необходимость всесторонних исследований Карены. А Кир считал, что этим не поздно заняться и через год! Где я теперь возьму необходимые данные?
     Юл устало прикрыл глаза и ясно представил себе осунувшееся, покрытое жесткой щетиной лицо. Кир лежал, запрокинув голову. Говорил медленно, монотонно и тихо, казалось, слова произносит за него кто-то другой.
     — Надо его спасти! — произнес Юл, как заклинание. — Я сделаю все, что от меня зависит. Будем работать в три смены. Я подключу лучшие силы. Через месяц, надеюсь, сможем сказать что-нибудь определенное.
     — Месяц... — длинные пальцы Альберта пробежались по подлокотнику кресла.
     — Будет уже поздно? — с тревогой спросил Юл.
     — Может быть, и не поздно. Но кто может ручаться! Месяц назад мне казалось, что дни его сочтены. Тогда я решился на один психотерапевтический эксперимент.
     — Какой?
     — Я показал ему тот самый фильм, который вселил в него столько надежды. Хотя сам я тогда уже знал, что в его организме все протекает совершенно не так... Психотерапевтический эксперимент оказался удачным. Надежда сейчас ему помогает. Но ведь не остановлен процесс перерождения тканей! Пока не будет активизирована Карена, он будет все время жить под дамокловым мечом! Ладно! — Альберт решительно поднялся с кресла. — Надо работать. У меня есть кое-какие идеи.
     Юл проводил Пранова до машины. Лучи фар перерезали опустевшую к ночи улицу, и через мгновение бесшумный мотор унес Пранова за поворот.
     Юл долго смотрел вслед скрывшейся за углом дома машине и думал о том, как Пранов, вернувшись в клинику, будет пытаться разгадать еще одну тайну природы. Потом снова представил себе осунувшееся лицо Кира и тут только по-настоящему понял, как дорог ему этот человек.
     «Я постараюсь, Кир, — прошептал он. — Я буду сидеть дни и ночи. Мне нужен только месяц... Я понимаю, что значит месяц борьбы с недугом. Ты сможешь на этот месяц мобилизовать все оставшиеся силы? Ты постараешься выдюжить, Кир?»
 
 На суше и на море. Повести. Рассказы. Очерки. Статьи. Ред. коллегия: С. И. Ларин (сост.) и др. — М.: Мысль, 1979. С. 364 — 374.