Виктор Усов. "ТАЙНА КОСМИЧЕСКОГО ТЕРМИНАЛА"

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

      В водопаде информации, низвергающейся на человека с улицы, Африка занимает далеко не последнее место. Однако для большинства она по-прежнему остается во многом загадочным и уж во всяком случае самым экзотическим континентом на земном шаре. Мало кто реально представляет, какой это невообразимо пестрый конгломерат племен, народностей и народов со своей историей, обычаями, верованиями, психологией. Поэтому собирательный образ негра, жителя Черного континента, не имеет ничего общего с действительностью. Даже по характеру балуба или мутетеле так же отличается от амхара или фулбе, как скандинав от итальянца, а немец от испанца.


     И все-таки есть нечто такое, что объединяет их всех, какими бы разными они ни были. Это нечто в разных районах называется по-разному. В Восточной Африке — ньянга; в Западной — джу-джу, а в общем — гри-гри. Волшебство, магия, колдовство, знахарство — любое определение применимо к гри-гри, хотя полностью не исчерпывает его. Как, впрочем, и суть того, чем занимаются чудотворцы-профессионалы из таинственной касты посвященных. В каждой деревне, не говоря уже о городе, есть собственный джу-джу, ньянга или гри-гри. Считается, что они знают и могут все: предсказывают будущее и дают советы местным политикам, вызывают дождь и отыскивают воров, возвращают зрение слепым, поднимают на ноги паралитиков, даже воскрешают из мертвых.
     Свои тайны африканские чудотворцы оберегают от посторонних не менее ревностно, чем нью-йоркские маклеры секреты биржевых сделок. Издающиеся же на Западе книги с интригующими заголовками, якобы раскрывающие эти тайны, несмотря на клятвенные заверения авторов, за редким исключением, просто-напросто плоды их фантазии.


     К такому неутешительному выводу пришел Мишель Дебре, когда взялся за изучение «свидетельств очевидцев» и трактаты «исследователей» гри-гри. Сам он был известен среди африканистов серьезными работами по этногенезу кочевых племен Сахеля, обширного района, примыкающего к Сахаре. Поэтому «неистовый Мишель» немало удивил коллег, вдруг переключившись на столь несолидную тему, как африканское колдовство. Кое-кто даже многозначительно крутил пальцем у виска, с притворным сожалением высказывая предположения о губительных последствиях слишком длительного пребывания под палящим солнцем пустыни.
     Между тем за новым увлечением Дебре крылась дерзкая мысль: попытаться найти корни гри-гри и тем самым дать ответ на давно занимавшую его этнографическую загадку. Испокон веков колдовство в различных видах существовало у всех народов, но нигде не получило такого распространения, как в Африке. Причем с одной особенностью. Если на Севере и Юге континента количество колдунов не выходило за рамки, так сказать, общемировых параметров, то по мере приближения к экватору оно быстро нарастало, достигая на нем своего максимума.
     Первая встреча с реальным, а не книжным гри-гри произошла у Дебре буквально на пороге Африки, в кенийском аэропорту Эмбакаси. Едва он шагнул из кондиционированной прохлады аэровокзала в душный тропический зной, как к нему тут же подскочил худой негр, протянул серую ладонь и затараторил на ломаном английском:
     — Положи, чужестранец, свою белую руку на мою, и я расскажу, что ты пережил вчера и что предстоит испытать завтра...
     Волосы у прорицателя были выкрашены в огненно-рыжий цвет, а зубы спилены в острые клыки, отчего рот выглядел устрашающе, словно миниатюрная крокодилья пасть. Пока Дебре ждал такси, ньянга продолжал осаждать его. Всего за одну сигарету он обещал рассказать что-то очень важное, и в конце концов Мишель сдался.
     — Тебе придется преодолеть много трудностей, — он сказал: «переступить много упавших деревьев», — а в конце пути тебя ждет большое изумление...
     Тогда, в Эмбакаси, Дебре не придал значения предсказанию красноволосого прорицателя, и, как потом выяснилось, совершенно напрасно.
     ...За год скитаний по бушу и тропическим лесам этнографу действительно пришлось «переступить» через множество «упавших деревьев». Зато в бандеролях, которые он периодически отправлял в Париж, каждый раз улетали вполне реальные результаты его экспедиции — слайды и диктофонные кассеты. За время затянувшегося путешествия Дебре присутствовал на всевозможных колдовских ритуалах, познакомился с десятками гри-гри. Ничего сверхъестественного в их искусстве он не обнаружил. Исцеление от различных недугов вполне можно было объяснить применением снадобий из растительных и животных компонентов и гипнотическим внушением. Тем более что в отменном знании колдунами лечебных свойств местной флоры, всяких там трав, листьев, цветов, Дебре убеждался неоднократно. Например, невзрачные корешки, которыми ньянга в Танзании лечат боли в сердце, оказались знаменитой раувольфией, подарившей цивилизованному миру раунатин, резерпин и серпазил.
      Однако если быть честным до конца, то кое с чем необычным, бросающим вызов общепринятым в западной науке представлениям он все же столкнулся. Так, рацион кенийских масаев почти целиком состоит из мяса, молока и крови животных, то есть практически из сплошного холестерина, не щадящего сердечно-сосудистую систему. А вот больных, страдающих соответствующими заболеваниями, у масаев нет. И тут Дебре встал в тупик. Их гри-гри объясняют это покровительством «высших сил». Но если отбросить это иррациональное покровительство, то следовало признать невероятное: сила мысленного внушения у масайских колдунов такова, что они способны изменить биохимизм человеческого организма!
     Не менее загадочным, если не сказать большего, выглядело воскрешение из мертвых...
      В Руанду Дебре привело желание проникнуть в замкнутый мирок пигмеев-тва, чьи ньянга прослыли чуть ли не самыми могущественными в Восточной Африке. К сожалению, никто из них не хотел дать аудиенцию приезжему этнографу. Прошло две недели, прежде чем Мишелю удалось найти проводника по имени Мубонго, имевшего связи среди колдунов. За несколько десятифранковых бумажек он взялся выхлопотать французу разрешение присутствовать на обряде воскрешения из мертвых человека, на которого напал злой дух.
     Из Кибуе, где все это время изнывал Дебре, они выехали затемно. После трех часов тряски по некоему подобию дороги, когда «лендровер» въехал в теснину меж двух лесистых холмов, Мубонго дал знак остановиться. Дальше предстояло идти пешком, так как, по его словам, добрые духи, покровительствующие ньянга, не любят «железных зверей» белых людей. Если же они, духи, будут не в настроении, таинство может сорваться.
      Проводник повел Дебре по узкой тропинке, то и дело нырявшей под низко нависшие ветви, хотя рядом было достаточно прогалин. «Это путь, которым ходят тва. Нам тоже нужно идти по нему, чтобы не сердить их духов», — объяснил Мубонго, когда Мишель спросил о причинах столь явной нелепицы. Возможно, для низкорослых пигмеев тропинка была удобна, потому что пролегала в тени деревьев, но Дебре скоро устал беспрерывно нагибаться. Ему чудилось, что они не продвигаются вперед, а выписывают бесконечные петли вокруг одних и тех же деревьев.
      На исходе часа в ветвях над ними раздалось громкое цоканье, Мубонго замер и ответил криком, похожим на птичье щебетание. Цоканье повторилось. Внимательно выслушав его, проводник торжественно сообщил французу, что им разрешается проследовать к месту предстоящей магической церемонии. Охрана предупреждена, и поэтому можно не опасаться отравленных стрел и ловушек.
     После двух или трех поворотов тропинка наконец вывела на поляну, где собралась толпа мужчин-пигмеев ростом немногим больше метра. Весь их наряд состоял из узких набедренных повязок да плетеных травяных браслетов. В стороне на земле лежал человек, пораженный злым духом, вокруг которого стояло человек пять колдунов с бритыми головами. Главным, очевидно, был старик с ожерельями из шариков слоновой кости на шее и запястьях. Держался он с величественным достоинством да к тому же в отличие от остальных был одет в выцветшую армейскую рубашку, свисавшую ниже колен наподобие мантии. Звали его Нгамба.
      Воспользовавшись тем, что обряд воскрешения еще не начался, Дебре через служившего переводчиком Мубонго постарался установить контакт со стариком ньянгой. Чтобы польстить ему, Мишель сказал, что специально приехал из очень далекой страны, куда дошла слава о его, Нгамбы, могуществе.
     В ответ тот лишь слегка наклонил голову.
     — Я тоже доктор и хотел бы проверить, на самом ли деле этот человек мертв. Можно это сделать? — напрямик спросил француз, хотя и не очень надеялся на положительный ответ. Конечно, выдавать себя за врача было преувеличением, поскольку медицинская подготовка Дебре ограничивалась всего тремя семестрами, но в данном случае это не имело значения. Чтобы убедиться, жив или мертв человек, хватило бы и одного.
     Нгамба опять лишь молча наклонил голову в знак согласия.
     Не мешкая Дебре опустился на колени возле лежавшего на земле молодого парня с широкой грудью и мускулистыми руками. На всякий случай он повернулся спиной к колдунам и быстро приподнял веки жертвы. Остекленевшие зрачки были неподвижны. Затем этнограф попытался нащупать пульс, но его не оказалось. Поднесенное к губам зеркальце осталось незатуманенным. Вне всякого сомнения, человек был мертв. Хотя Дебре не заметил никаких следов насилия на теле пигмея, не исключалось, что он стал жертвой не злого духа, а преступления, например отравления. Поэтому по возвращении в Кибуе следовало уведомить полицию.
     Свои сомнения француз оставил при себе. Поднявшись, он коротко сказал, что никаких признаков жизни не обнаружил. Ньянга с бесстрастными лицами выслушали перевод его заключения. Только глаза Нгамбы, как показалось Мишелю, на какое-то неуловимое мгновение хитро блеснули.
     По знаку старика начался обряд воскрешения. Два колдуна принялись бить в большие тамтамы, изготовленные из стволов деревьев. Над поляной поплыл низкий вибрирующий гул. Двое других стали пронзительно выкрикивать какие-то заклинания в такт ударам. А главный ньянга, что-то бормоча нараспев надтреснутым старческим голосом, начал замысловатый танец вокруг распростертого тела.
     Ритмическая мелодия все убыстрялась. Подчиняясь ей, Нгамба с неожиданной для его возраста прытью носился вокруг мертвеца, кривляясь и размахивая руками. При каждом прыжке его рубашка развевалась, словно пачка у балерины, обнажая черные ягодицы. Зрелище было настолько комичным, что Дебре с трудом сдерживал смех.
     Но вот ньянга остановился и нагнулся над лежащим. От напряжения его перекошенное гримасой лицо превратилось в страшную маску. Остальные четверо колдунов хором затянули пронзительную мелодию. Ее сила постепенно нарастала, так что Дебре стало казаться, будто она проникает прямо в мозг, словно бы сверлит его.
     Чтобы избавиться от неприятного ощущения, француз заткнул уши и закрыл глаза. А когда вновь открыл их, то с изумлением увидел, как «мертвец» неожиданно провел рукой по груди. Потом попытался перевернуться. Крики ньянга слились в оглушительный вопль. Все так же согнувшись, Нгамба проделал над лежащим несколько пассов. Еще быстрее забили барабаны. Наконец веки парня затрепетали. Он повернулся, поджал под себя ноги и медленно встал на четвереньки. Его глаза были широко раскрыты и, казалось, с удивлением смотрели на окружающее.
     В этот момент главный ньянга выпрямился, вскинул руку. Крики и дробь тамтамов сразу же смолкли. Все застыли, словно статуи. В повисшей над поляной гробовой тишине было слышно, как воскресший что-то тихо пробормотал. Тотчас к нему по знаку Нгамбы кинулись четверо его ассистентов, подхватили на руки и куда-то понесли.
      На протяжении всей этой сцены Дебре наблюдал за происходящим, не веря своим глазам. Увиденное просто не укладывалось в сознании. И только сейчас, очнувшись, этнограф попросил у Нгамбы разрешения осмотреть недавнего мертвеца. Но Мубонго даже не стал переводить его просьбу. Если чужеземец коснется тела бывшей жертвы, злой дух опять вселится в нее, и несчастный умрет, объяснил он Мишелю.
     — В таком случае я хочу поговорить с ньянгой, — как можно решительнее потребовал француз.
     После недолгих переговоров со старцем Мубонго перевел его ответ:
     — Придется подождать до вечера. Сейчас ньянга слишком устал.
     ...Если чудо с воскрешением еще поддавалось, хотя и с трудом, рациональному объяснению — ньянга могли предварительно дать жертве какой-нибудь алкалоид, вызвавший каталептическое состояние, или же погрузить в глубокий гипнотический транс, — то интервью, которое вечером дал Дебре старик колдун, было вызовом не только современной науке, но и здравому смыслу.
     Нгамба принял француза в своей официальной резиденции — крошечной круглой хижине со стенами из жердей и остроконечной соломенной крышей, одиноко стоявшей на прогалине в глубине леса. Судя по высокому навесу из широченных банановых листьев перед входом, услугами ньянги пользовались не только его соплеменники. Во всяком случае с белым чужестранцем он беседовал в этой несколько необычной приемной.
     Первое, что отметил Дебре, это продуманность обстановки, сделавшей бы честь театральному постановщику. Маленький костер, разложенный у ног ньянги, бросал неровный пляшущий отсвет на его изрезанное глубокими морщинами лицо, отчего оно то и дело меняло свое выражение. Со всех сторон, словно стенами, их окружала плотная чернота тропической ночи, наполненной таинственными шорохами и звуками. При таких декорациях можно было смело ставить любой сюрреалистический спектакль со стопроцентной гарантией успеха.
     Мубонго, проводивший француза к резиденции ньянги, сразу же ушел, и Дебре ломал себе голову, как он будет объясняться со старцем. Однако первые же слова Нгамбы рассеяли его сомнения. Пигмей говорил на кошмарной смеси суахили и французского с добавлением английских слов, но, к удивлению Дебре, вполне понятно. Впрочем, вскоре Мишель вообще забыл, на каком языке идет их беседа, настолько невероятные вещи он услышал от колдуна.
     — Я знаю, что ты ищешь приобщения к истине, но пока тебе не хватает веры, — заявил Нгамба и с невозмутимым видом принялся перечислять места, которые посетил этнограф за минувший год.
     Если бы дело происходило в Европе, Дебре наверняка бы решил, что за ним все время следили. Но здесь, в африканской глуши, это исключалось. И потом, если бы даже кто-то знал маршрут экспедиции, как он мог сообщить о нем колдуну-пигмею, живущему в лесных дебрях и не поддерживающему никакой связи с внешним миром?
     Видимо, сочтя, что достаточно ошеломил заезжего бвану, старик перешел к текущим делам:
     — Ты не веришь, что человек, которого видел днем, был мертв. Но это так. Его убил злой дух, насланный врагом и проникший в тело обреченного. Однако, если после этого прошло немного времени, можно вернуть в тело душу человека, изгнав оттуда злого духа.
     В изложении Нгамбы техника воскрешения выглядела предельно простой.
     — Выходит, это может сделать каждый: наслать злого духа или изгнать его? — с невинным видом спросил Дебре, чтобы подзадорить старика.
     — Конечно, нет. Существуют четыре силы, которым подвластно все. Чтобы бороться со злыми духами, нужно знать их.
     Дебре спросил, что это за силы, но Нгамба не смог или не пожелал объяснить ему. Сколько Мишель ни бился, тот упорно уходил от ответа. Единственное, что рассказал он, так это легенду о неком божестве по имени Иман, в незапамятные времена раскрывшем людям тайну всемогущества. Это случилось где-то у самого края Земли, за который прячется Солнце. Оттуда избранные, или приобщенные, колдун назвал их «риянгомбе», разошлись по всей Африке, чтобы делать людям добро. Их потомки стали ньянга или гри-гри.
     Однако, если верить старцу, божественное провидение дало сбой. Сокровенные знания попали в руки плохих людей, которые с их помощью стали повелевать злыми духами. Поэтому ньянга теперь и не доверяют никому свои секреты.
     Впрочем, колдун-пигмей все же оставил Дебре некоторую надежду.
     — Тебе, ищущий приобщения к истине, предстоит пройти четыре испытания, чтобы проверить чистоту твоих помыслов. Если ты выдержишь их, то узнаешь великую тайну всемогущего Имана, — пообещал он французу.
     — А что это за испытания и где я их буду проходить? — поинтересовался заинтригованный столь туманным предсказанием этнограф.
     — Об этом ты узнаешь, когда придет время, — опять ушел от ответа хитрый старец.
     После такой неконкретной информации Дебре оставалось лишь уповать на то, что испытания, если они действительно предстоят — в это верилось с трудом, — окажутся ему по силам. Более определенным представлялось место, где следует искать истоки африканского гри-гри: «у самого края Земли, за который прячется Солнце», очевидно, означало западное побережье Африки.
 

 

Единство противоположностей

     Заранее прошу у читателей прощения за некоторую схематичность моего повествования. Причина этого до смешного тривиальна. Наш главный редактор потребовал, чтобы в понедельник утром он мог прочесть материал на экране своего дисплея. Мои робкие возражения, что сегодня уже пятница, а научные редакторы, согласно КЗОТу, тоже имеют право на нормальный отдых, не произвели на Ван Ваныча никакого впечатления.
     — Нормальные научные редакторы имеют право на нормальный отдых. Но они и ведут себя нормально. Во всяком случае не ввязываются в сверхсенсации межгалактического масштаба, — глубокомысленно изрек он, пожевав мясистыми губами, словно смаковал на вкус свою остроту. — В понедельник вы изволите отбыть в Твелу, а что прикажете делать нам?
     — Но ведь я лечу туда по персональному приглашению ЮНЕСКО, — запротестовал я, поскольку при всем внешнем добродушии шеф обожал такие ударчики ниже пояса, спускать которые было не в моих правилах.
     — Вот в этом-то все и дело, — поморщился Ван Ваныч. — Иначе, не сомневаюсь, Академия наук и Союз журналистов нашли бы более сознательного журналиста, понимающего свою ответственность перед десятками миллионов телезрителей, не говоря уже о собственном телевестнике. В преддверии величайшего события в истории человечества...
     Нравственные проповеди на темы прописных истин были излюбленной отмычкой Ван Ваныча, которой он запросто вскрывал даже непробиваемую флегму нашего спецкора Валеры Ястребова. Что уж тут говорить обо мне, слаб человек.
     — Хорошо, Ван Ваныч, — кисло согласился я. — Только не уверен, что у меня получится.
     — Получится, получится, если постараешься. Я уже дал Люде указание подобрать дискеты по теме космического терминала. Дома посмотрите. Поймите же, Витя, я на вас надеюсь, — сменил он назидательный тон на проникновенно доверительный. — Только вы можете подготовить нашу аудиторию к такому эпохальному событию, если удастся осуществить сеанс межгалактической связи. Ведь вы же первым из журналистов сумели не просто понять сущность теории Прянишникова, а — и это главное — понятно рассказать о ней. Вам, как говорится, и дискетки в руки...
     Что ж, возможно, шеф прав, поскольку история космического терминала действительно начинается с того памятного для меня интервью. Точнее, с моего увлечения парапсихологией и экстрасенсами. Это уж потом, после знакомства с теорией Прянишникова и гипотезой Дебре, я переключился на ВЦ (внеземные цивилизации). А два года спустя Прянишников и Дебре получили Нобелевскую премию. Втайне я льщу себя мыслью, что в этом есть самая-самая капелюшечка и моих заслуг. Не подумайте, будто мне хочется примазаться к их славе. Я говорю об этом просто, чтобы было понятно, почему ЮНЕСКО сочла необходимым направить персональное приглашение научному обозревателю телевестника «Мир вокруг нас» Виктору Горину, хотя «киты» и «волки» нашего журналистского корпуса не на жизнь, а на смерть дрались за право освещать предстоящий эксперимент. Впрочем, для тех, кто не слишком внимательно следил за ходом событий в области межгалактических контактов, постараюсь вкратце рассказать их предысторию.
     На Бориса Михайловича я вышел совершенно случайно. Почти три года назад в американском журнале «ЭСП-ревью» мне попалось маленькое сообщение о том, что советский доктор физико-математических наук Прянишников разработал оригинальную теорию, объясняющую чуть ли не все феномены парапсихологии, начиная от экстрасенсов и дальновидения и кончая телекинезом. «ЭСП-ревью» пользовалось репутацией солидного издания. Поэтому у меня родилась идея взять у Прянишникова интервью для еженедельной телепанорамы, хотя я и не испытывал большой уверенности в проходимости подобного материала. После того как наше начальство на самом высоком уровне разочаровалось в телецелителях, Ван Ваныч тоже охладел к моим любимым темам из области парапсихологии. В конце концов попытка не пытка, решил я и, узнав в ЦАБе адрес Прянишникова, отправился на проспект Вернадского.
     Судя по далеко выдававшемуся перед фасадом подъезду, физик-теоретик жил в доме повышенной комфортности, что уже само по себе должно было внушать доверие к его научным открытиям. Правда, этот же факт можно было расценить и как свидетельство склонности принимать желаемое за действительное, ибо повышенная комфортность в кооперативном исполнении в основном сводилась — это я знал по собственному опыту — чуть ли не к двойной стоимости метра площади.
     Я успел со всех сторон рассмотреть сей наглядный пример диалектического единства противоположностей, пока сравнительно новый на вид, но уже старчески покряхтывающий лифт — еще один повод для сомнения в солидности научной базы теории Прянишникова — не спеша поднимал меня на двадцатый этаж.
     Дверь нужной мне квартиры открыл невысокий худощавый подросток. Поздоровавшись, я спросил, дома ли отец, с которым по телефону мы говорили о встрече.
     — Проходите, пожалуйста, — пригласил мальчик и, проведя меня коротким коридором, любезно распахнул дверь комнаты.
     Не знаю, каким я ожидал увидеть кабинет ученого, занимающегося парапсихологией, но во всяком случае не таким, как эта, похожая на пенал, комната. Ближний к двери конец занимали маленький кабинетный рояль и угловой диван с разбросанными на нем нотами, дальний, у окна, — простенький письменный стол с жестким вращающимся креслом. Если бы не вытянувшиеся вдоль стен стеллажи с книгами, комната больше подошла бы ученику музыкальной школы, чем доктору физико-математических наук.
    Вдоволь подивившись на столь необычную обстановку, я обернулся к нетерпеливо ожидавшему в дверях Прянишникову-младшему и осторожно поинтересовался, скоро ли будет Борис Михайлович. В том, что его нет дома, я не сомневался, ибо в противном случае хозяин давно бы появился.
     — Я к вашим услугам, — улыбнулся подросток, из деликатности сделав вид, что не заметил моего замешательства.
     Впрочем, состояние, в котором я находился, правильнее было бы назвать полной растерянностью, граничащей с паникой: принять доктора наук за школьника! Если бы я сразу повнимательнее вгляделся в удивительно моложавое лицо Прянишникова, наверняка бы заметил седину на висках и понял, что передо мной отнюдь не мальчик, хотя и с юношеской комплекцией и угловатой порывистостью движений. «Еще одно единство противоположностей», — машинально отметил я.
     Пока ко мне возвращалось утерянное было самообладание, Прянишников успел сдвинуть в кучу ноты на диване и, подождав, когда я сяду, устроился напротив. Диван оказался очень удобным, и мне подумалось, что хозяин, видимо, хорошо играет, раз на его домашние концерты собираются слушатели — эта микроложа явно предназначалась для них. Но о музыке можно будет поговорить потом. Сначала следовало разобраться с теорией Прянишникова, которую я и попросил его изложить по возможности популярно, чтобы было понятно и неспециалисту.
     Однако прежде хочу сделать маленькое пояснение. Поскольку парапсихология, по мнению Ван Ваныча, потеряла актуальность, нечего было пытаться получить у него разрешение на внеплановую видеосъемку. Приходилось обходиться диктофоном. Воспользовавшись начавшейся конверсией, я достал через приятелей отличный аппарат размером в пачку сигарет с емкостью на четыре часа. Микрофоном служила булавка для галстука в виде птичьей головы. Это было очень удобно, так как есть немало людей, страдающих «микрофонной болезнью» — излишней скованностью, когда они знают, что их записывают. С «Разведчиком» же, как именовалась ранее в соответствующем учреждении эта хитрая техника — о ней я обычно предварительно предупреждал, — не видя перед собой микрофона, собеседник быстро забывал о записи и вел себя непринужденно.
     Кстати, когда я сказал о диктофоне Прянишникову, тот безразлично махнул рукой: «микрофонной болезнью» он не страдает, так как помимо основной работы в Институте высшей нервной деятельности по совместительству преподает на вечернем факультете коммерческого института.
     — Итак, прежде чем перейти к изложению моей теории, давайте выясним степень вашей подготовленности, — в строгой академической манере начал Борис Михайлович. — Что вы знаете о Гельмгольце?
     — Крупнейший немецкий физик второй половины девятнадцатого века, математически обосновавший закон сохранения энергии, — с готовностью выложил я, уверенный, что попал в десятку. Не зря же все лето сидел над энциклопедией, готовясь к участию в телеигре «Что, где, когда?».
     — Не только физик, но и психолог, физиолог, биофизик. У него есть фундаментальные работы по физиологии слуха и зрения. К тому же он первый измерил скорость распространения нервного импульса. Но дело не в этом. При всей своей гениальности Гельмгольц говорил, что никогда не поверит свидетельству всех членов научного королевского общества и даже самому себе в любом случае, связанном с возможностью передачи мысли от одного человека другому без помощи органов чувств или внешних аксессуаров, то есть технических средств. Собственно, тут он лишь повторил Аристотеля, утверждавшего, что в нашем мышлении не может быть ничего, чего бы не было до этого в чувственном восприятии. Согласны?
     — Конечно, нет. Ведь помимо достоверно зафиксированных случаев спонтанной передачи мыслей поставлено достаточное число научных опытов, подтверждающих это.
     Возможно, мое утверждение прозвучало излишне категорично, но мне не раз доводилось участвовать в дискуссиях об ЭСВ — экстрасенсорном восприятии, и аргументы его противников были хорошо знакомы.
     — И правильно делаете, — подхватил Борис Михайлович, — Аристотель и Гельмгольц не знали того, что известно нынешней науке о физических полях и проникающей радиации. Какой вывод можно сделать из данных явлений?
     — Существует особое биополе, и оно способно не только воздействовать на человека, но и передавать информацию, — повторил я общепринятую гипотезу, которой сторонники парапсихологии объясняют возможность восприятия без участия органов чувств и мысленного воздействия на физические явления, например телекинез.
     — Не совсем так, хотя доля истины здесь есть. При взаимодействии живой материи тоже проявляются характерные признаки поля и проникающего излучения. Только их физическая природа абсолютно иная. Чтобы установить ее, нужно сначала разобраться, что собой представляет мысль и как функционирует наш мозг. Мы, к сожалению, больше знаем о спутниках Нептуна, чем об этой важнейшей проблеме. Некоторые ученые сводят процесс мышления к биотокам мозга. Кое-каких успехов при таком подходе добиться удалось. Например, специальные видеоочки для слепых различают простейшие геометрические формы и с помощью коротковолнового излучения передают информацию непосредственно в центр зрения в коре головного мозга.
     Но это объяснение справедливо только для частного, упрощенного случая. — Прянишников энергично рубанул рукой воздух, как бы ставя восклицательный знак. — Вообще же подобно тому, как свет одновременно и квант и волна, так и мысль по своей природе двойственна. Это является ключом к пониманию всей проблемы.
     Слова Прянишникова о единстве противоположностей заставили меня вздрогнуть. В этом было что-то мистическое. Неужели перед встречей с Борисом Михайловичем они не случайно приходили на ум? Может быть, я стал объектом передачи мыслей на расстоянии, хотя раньше никогда не замечал за собой никаких экстрасенсорных способностей в качестве рецепиента? Или все дело в индукторе, в силе его мысленного посыла?
     — ...Прежде всего нужно подчеркнуть, что процесс мышления носит квантовый характер, — вернул меня к действительности голос Прянишникова. — Догадку на сей счет впервые высказал создатель квантовой механики Нильс Бор. Но он не привел никаких доказательств в ее подтверждение. Между тем они, как говорится, лежат на поверхности. Главное — это нарушение мыслительного процесса при его самоконтроле. В отношении элементарных частиц существует принцип неопределенности. Он заключается в том, что слишком точное измерение неизбежно ведет к возмущению измеряемой системы, увеличивая тем самым разброс результатов измерения и уменьшая объективную информацию, которую оно дает...
     Мой школьный курс физики остался в далеком прошлом. Поэтому я с повышенным вниманием следил за ходом рассуждений Бориса Михайловича, опасаясь упустить малейшую деталь. К счастью, ничего сверхспецифического в них не было, а логичная последовательность изложения делала его вполне доступным моему гуманитарному восприятию.
     — ...На практике, в нашей повседневной жизни, мы имеем подобный же эффект и в отношении мыслительного процесса. Предположим, человек думает и одновременно пытается проследить за своими мыслями. Так вот, чем старательнее он это делает, тем больше отвлекается от того главного, что обдумывает. И наоборот, глубокое и плодотворное проникновение мысли в предмет нельзя проследить во всех деталях. Очевиден лишь конечный результат мышления — умозаключение. Отсюда и проистекают так называемые озарения, когда решение трудной проблемы приходит внезапно, без логического обоснования. Подобное озарение соответствует квантовому скачку в физике элементарных частиц.
     Пока все понятно? — вдруг озабоченно спросил Прянишников и явно обрадовался, услышав утвердительный ответ. — Тогда пойдем дальше...
     Да, пока все было понятно, однако квантовая теория мышления оказалась не совсем тем, что я ожидал услышать от Прянишникова. Разгадками феноменов Джуны Давиташвили и Кулешовой, Кашпировского и Чумака, которые, исходя из сообщения в американском журнале, я надеялся получить, увы, пока и не пахло. Оставалось набраться терпения и выслушать импровизированную лекцию до конца. А потом учинить ученому мужу допрос с пристрастием.
     Впрочем, до этого дело не дошло. У меня даже возникло подозрение, что Прянишников умеет не только внушать свои мысли, но и читать чужие. Во всяком случае не успел я подумать о моих несбывшихся надеждах, как Борис Михайлович прервался на полуслове:
     — Я вижу ваш жребий на хмуром челе. Запомните ныне вы слово мое: искателю трудная слава, — шутливо продекламировал он и погрозил мне пальцем: — Боюсь, что вам предстоит выслушать не одну мою ученую проповедь, прежде чем вы получите ответы на все ваши вопросы. Многое мне и самому еще не до конца ясно. Будем искать ответы вместе. Согласны?
     — Конечно. Только боюсь, что от меня, неспециалиста, будет мало толку, — откровенно признался я. Потом уже, значительно позже, до меня дошло, что Прянишникову был нужен не столько помощник, сколько критический слушатель для обкатки своей теории.
     — Не скажите, — живо возразил он. — Логика и здравый смысл у вас есть. А настоящих специалистов в области парапсихологии на данный момент вообще не существует. Поэтому я предлагаю сделать тайм-аут, послушать музыку, а потом еще немного поработать...
     Играл Прянишников хорошо. Чьи это были вещи, я не знаю. При всей непохожести — бурные, бравурные и тихие, задумчивые — в его исполнении их роднила одна особенность: аккорды звучали четко, раздельно, словно он старался даже музыкой убедить меня в дискретности человеческой мысли.
     Для восприятия вторая часть лекции оказалась гораздо труднее первой. Речь пошла о весьма специфических вопросах, в которых мои познания не выходили за рамки популярных брошюр. Так что в силу этого я буду излагать их лишь в общих чертах.
     Выяснение квантовой природы мышления было первым шагом в разработке теории Прянишникова. Затем предстояло разобраться с материальной базой самого процесса. Что является носителем участвующих в нем битов информации? Если это только слабые биотоки, тогда большинство феноменов парапсихологии оставались без объяснения.
     Разгадку подсказала высокотемпературная сверхпроводимость. При ней переносчиками электрического заряда выступают не привычные нам электроны, а молекулы. Стоило продолжить аналогию, и все становилось на свои места. Оказывается процесс мышления реализуется при помощи молекул ДНК в клетках мозга и имеет сложную электрохимическую природу. Причем для него существенны столь малые количества энергии, что вся система и с этой стороны ведет себя как квантовая, а само мышление сводится к ее изменению.
     Однако этим дело не ограничивается. Будучи энергетически заряженными, молекулы ДНК излучают безмассовые частицы, похожие на нейтрино, — «кванты разума», как назвал их Прянишников, и создают собственное дальнодействующее поле — «поле разума». Эта двойственность и объясняет парапсихологические феномены, такие, как экстрасенсорное восприятие, дальновидение, лечение путем мысленных установок и многое другое. Главное же отличие экстрасенсов от остальных людей кроется в количественных характеристиках их мозга вследствие врожденных особенностей ДНК, то есть в сверхвысокой чувствительности к мысленному излучению других или в значительно большей силе собственного излучения.
     За окном уже стемнело, когда Борис Михайлович счел, что заложил достаточно исходного материала для моего мыслительного процесса:
     — Предлагаю составить расписание наших встреч и на этом сегодня закончить. Каково ваше мнение?
     — Положительное, — согласился я, только сейчас почувствовав, что изрядно устал. Сказалось напряжение, с которым я слушал Прянишникова.
     ...Позднее, когда я познакомился с Мишелем Дебре и выслушал его рассказ о путешествии по Западной Африке и общении с могонами, то, проведя сложные расчеты, с помощью старых календарей установил поразительную вещь: в тот самый день, когда я впервые встретился с Прянишниковым, он сидел в хижине местного колдуна Тиваренга и обсуждал со старцем космогонические проблемы! Что это — простое совпадение или?.. О том, что может скрываться за ним, я не решаюсь признаться себе даже сейчас.
 

 

Ищущий да обрящет

     Впоследствии это библейское изречение не раз приходило на ум Мишелю Дебре, когда он вспоминал о выпавших на его долю приключениях...


     Из опасения прослыть легковерным чудаком, а еще хуже — фантазером Дебре решил до поры до времени никому не рассказывать о воскрешении из мертвых. Скорее всего, это бы ему удалось, если бы по пути в Киншасу он не встретил Ганса Фиша, много лет проработавшего врачом католической миссии в Чинкасе, а теперь возвращавшегося домой, в Европу. Его можно было без всяких оговорок отнести к числу настоящих знатоков Африки, познакомившихся с ней не из окна туристского автобуса. Сыграла свою роль и медицинская профессия немца. Одним словом, после недолгих колебаний этнограф поделился с ним увиденным у пигмеев-тва.
     Фиш воспринял услышанное вполне серьезно.
     — Что ж, ничего невозможного тут нет. Хотя, как и вы, я могу лишь строить догадки относительно биологического механизма подобных чудес, — заметил он. — У меня самого был почти такой же случай...
     То, что Дебре узнал от немца, заставило его срочно изменить маршрут и отправиться в Чинкасу.
По словам Фиша, неподалеку от этого городка жил гри-гри, славившийся на всю округу как искуснейший лекарь. Однажды, рассказывал доктор, в миссию принесли маленького мальчика с явными признаками запущенного столбняка. Несмотря на все усилия Фиша, состояние малыша быстро ухудшалось и вскоре стало критическим. Тогда мать, которой врач сказал о неминуемом летальном исходе, забрала ребенка, чтобы отнести его к гри-гри.
     Через два дня, будучи в полной уверенности, что мальчик умер, немец навестил эту семью, намереваясь дать матери денег на похороны. К своему огромному изумлению и не меньшей радости, он обнаружил малыша живым, больше того — его состояние значительно улучшилось. А спустя неделю мальчик полностью выздоровел.
     После этого Фиш неоднократно ездил к колдуну — его звали Обете — и свел с ним близкое знакомство. Конечно же тот утверждал, что ему помогает верховное божество. Однако не склонный к мистике немец был убежден, что секрет кроется в весьма мощном гипнотическом воздействии на пациента самого гри-гри, которое мобилизует все жизненные силы организма. Различные снадобья, применяемые им, играют только вспомогательную роль.
     — Передайте Обете от меня привет, и, я уверен, он ответит на все ваши вопросы, — предложил Фиш, когда Мишель сообщил о своем намерении обязательно повидать столь искусного знахаря-врачевателя.
     ...В Чинкасу Дебре приехал уже под вечер. Со слов доктора-немца он знал, где живет гри-гри, и решил не терять времени, а сразу отправиться к Обете, рассчитывая переночевать у него. За долгие месяцы, проведенные в африканской глуши, Мишель привык обходиться без всяких удобств, которых, кстати, было бы глупо ожидать в крохотном мотеле захудалого городка, больше похожего на большую деревню.
     Взятый им в Чинкасе проводник, просивший называть его на европейский манер — так ему по крайней мере казалось — Папо Волде, хорошо знал дорогу. Поэтому до места обитания гри-гри они добрались без приключений.
     Тукуль Обете состоял из нескольких приземистых хижин с коническими крышами, в свете луны напоминавших обнесенные изгородью гигантские термитники. Почти вплотную к ним подступал густой кустарник. Подъезда к тукулю не было. Поэтому Дебре пришлось остановиться на дороге метрах в пятидесяти от жилища.
     Первое, что привлекло его внимание, был странный всхлипывающий крик, периодически нарушавший ночную тишину. Сперва протяжное «у-у-у!» на одной ноте, затем звук постепенно повышался, пока не обрывался резким «уп!». Как будто кто-то вдруг затыкал рот кричавшему. «Гиены», — пренебрежительно махнул рукой Папо Волде и отправился на переговоры с хозяином.
     Дебре присел на лежащий у обочины большой камень. И тут же, словно по команде невидимого наблюдателя, в ночи возникли новые звуки. Никто из известных этнографу живых существ так кричать не мог. Больше всего это походило на падающую с деревьев на крышу весеннюю капель: «тук-тук-тук». Пауза. И снова: «тук-тук-тук». Минут через пять в кустах мелькнули зеленые огоньки. Вглядевшись, Мишель увидел, как из сплетения ветвей показалась курносая морда с круглыми стоячими ушами. Потом другая, еще одна и еще.
     Страха Дебре не испытывал, поскольку твердо знал, что гиены никогда не нападают на человека. Правда, вели они себя более чем странно: бесшумно выплывали из темноты и медленно обступали его живым полукругом.
     Между тем непонятный стук стал громче и чаще. Хотя этого, конечно, не могло быть, но французу показалось, что он каким-то неведомым образом воздействует на зверей. Словно бы подгоняемые им, из кустов выходили все новые и новые гиены. В считанные минуты их набралось, наверное, несколько десятков.
     В физике есть понятие критической массы, когда начинается цепная реакция. Нечто сходное сейчас происходило с гиенами. По мере того как нарастало их возбуждение, скопище пятнистых тел стало все заметнее колебаться взад-вперед, как бы намереваясь броситься на человека, но в последний момент все же не решаясь сделать это. То тут, то там возникали мимолетные завихрения, мелькали тяжелые лапы и оскаленные зубы.
     Напряжение перед приближавшейся схваткой, казалось, наэлектризовало сам воздух подобно тому, как это бывает перед грозой. Не в силах больше вынести его, Дебре хотел закричать, бросить что-нибудь, чтобы отогнать гиен, но горло перехватил спазм, а руки отказались повиноваться. «Только этого мне и не хватало: быть разорванным трусливыми собаками у дверей африканского колдуна. Жаль, если тайна гри-гри останется нераскрытой...» — успел подумать этнограф, и в ту же секунду непонятный стук внезапно смолк. Донесся чей-то протяжный крик, похожий на зов о помощи: «А-а-ать!»
     Звери замерли как вкопанные. У Дебре мелькнула мысль, что он слышал предсмертный вопль проводника, разорванного гиенами. Сейчас они лавиной ринутся на него. Отсрочка истекла.
     Однако произошло нечто неожиданное. По массивным телам пробежала дрожь. Звери буквально отряхивали с себя наваждение подобно вылезшим из воды собакам. Затем, не издав ни единого звука, они исчезли в кустах.
     Только теперь француз почувствовал, как его покидает оцепенение. Он поднял руку и вытер выступивший на лбу холодный пот. Ему еще никогда не случалось быть так близко от неминуемой смерти. Можно сказать, он спасся просто чудом.
     Не успел Дебре прийти в себя, как со стороны тукуля по земле заплясал яркий луч электрического фонаря. Когда свет приблизился, француз разглядел, что фонарь нес высокий худой африканец, за которым торопливо семенил Папо Волде. Обете — а кроме гри-гри здесь больше некому было быть — остановился в двух шагах от Мишеля и довольно бесцеремонно направил на него луч фонаря.
     Вид у этнографа, очевидно, был испуганный, потому что колдун, успокаивающе подняв вверх ладонь, пробасил:
     — Вам нечего бояться. Испытание вы выдержали. Ваши помыслы чисты.
     Он произнес эту фразу поочередно на киконго, лингала и суахили. Последнюю Мишель понял без перевода. От неожиданности у него отвисла челюсть: здешний гри-гри каким-то необъяснимым образом узнал то, о чем говорил ньянга у пигмеев! Но ведь это невозможно!
     Дебре зажмурился и изо всех сил ущипнул себя за руку, чтобы убедиться, что все происходящее не пригрезилось ему. От острой боли, током отдавшейся в мозгу, Мишель невольно вздрогнул. Однако, когда он вновь открыл глаза, ничего не изменилось. По-прежнему перед ним стоял колдун с фонарем, а рядом переминался с ноги на ногу проводник.
     За ужином, который, несмотря на поздний час, сноровисто собрал на стол гостеприимный гри-гри, Дебре был настолько поглощен обрушившимися на него событиями этой ночи, что даже не почувствовал вкуса юума — похожего на пудинг местного деликатеса из арахиса и бананов со специями, обильно политых пальмовым маслом.
     Он продолжал думать о загадочных здешних феноменах и лежа в гамаке, который хозяин приготовил для гостя в одной из хижин тукуля. Прежде всего следовало попытаться классифицировать их. С гиенами дело вроде бы было ясно. Африканцы верят, будто гри-гри обладают властью над зверями, которые выполняют их мысленные приказы. В действительности ничего сверхъестественного тут нет. Это всего лишь результат длительной оригинальной дрессировки, основанной на знании повадок диких животных. Кстати, по словам Папо Волде, когда он подошел к тукулю, гри-гри сидел с тамтамом у входа. Некоторое время он играл на нем, не обращая внимания на пришедшего, а потом вдруг поднялся и сказал, что пора идти к приехавшему с ним белому человеку. Откуда Обете стало известно о французе, Папо Волде не представлял, но клялся, что сам ничего не говорил колдуну о Дебре.
     Ему можно было поверить, так как гри-гри оказался осведомлен о куда более поразительных вещах — содержании беседы этнографа с ньянгой и его предсказаниях относительно ждущих его, Мишеля, испытаниях. Причем первое из них явно устроил Обете. Единственное объяснение выглядело слишком неправдоподобным. Получалось, что африканские колдуны способны поддерживать друг с другом телепатическую связь. Если все же допустить это, то выходит, что он находится на верном пути и остальные пророчества пигмея тоже рано или поздно сбудутся.
     Когда утром Дебре спросил об этом Обете, тот лишь загадочно улыбнулся. Но поскольку француз продолжал расспросы, гри-гри разразился длинной тирадой на суахили, в которой прозвучало предупреждение против поспешных выводов. Белый человек слишком нетерпелив. Настоящая мудрость заключается в умении ждать. Никто не смеет торопить высшее божество. Оно само решает, когда наступает время свершиться предначертанному судьбой.
     Этнограф возразил, что слишком трудно ждать неизвестно чего, да к тому же следующее испытание может окончиться не столь благополучно, как с гиенами. Однако больше ничего от колдуна так и не добился.
     Зато он посвятил Дебре в некоторые секреты своего врачебного искусства. Его главный постулат сводился к принципу подобного. Например, для лечения болезней, при которых на коже выступают пятна, нужны пятнистые листья, а при заболеваниях глаз в лекарство добавляют порошок из сушеных глаз грифов. Ну и, конечно, нужно знать магические заклинания и обряды, иначе, по уверению Обете, любые снадобья окажутся бесполезными.
     В отношении последнего приходилось верить гри-гри на слово, ибо строго научных методов проверки просто не существовало. В реальности остального Дебре мог убедиться сам. На полках просторной аптеки-амбулатории, которой служила колдуну специальная хижина, лежали кипы каких-то листьев, стеблей, корешков, мешочки с семенами, стояли металлические банки с порошками и склянки с настойками. В углу кучей были сложены сушеные ящерицы, а с потолочной балки свисали вяленые обезьяньи хвосты, похожие на черные резиновые шланги.
     Гри-гри был настолько любезен, что предложил пожить у него несколько дней, если француз хочет поближе познакомиться с его способами лечения. Однако Дебре, поблагодарив, отказался. Дел у него и без того много, а научиться чему-нибудь за такой короткий срок все равно невозможно. Колдун понимающе кивнул головой и, как показалось этнографу, с затаенной иронией пожелал ему счастливого пути.
     Первое время после встречи с повелителем гиен Дебре пребывал в постоянном напряжении, поскольку новое испытание могло последовать в любой момент. Но дни проходили за днями, таинственные силы, вознамерившиеся проверить его, никак не проявляли себя, и Мишель постепенно успокоился. Чему быть, того не миновать, философски решил он и с головой ушел в экспедиционные дела.
     Еще в Париже этнограф наметил попробовать разобраться в таком загадочном, чисто африканском феномене, как люди «львы», «леопарды», «гепарды», «гиены», «крокодилы». По всей Тропической Африке местные жители верят в то, что члены подобных тайных обществ не только могут на расстоянии отдавать приказы диким зверям, но и сами способны перевоплощаться в них. Ученые, исследовавшие эти легенды, пришли к выводу, что речь идет об особом психическом состоянии человека — они назвали его линкатропией, — при котором происходит кратковременное помешательство в результате самовнушения. Надев на себя шкуру какого-нибудь зверя, участник магического обряда воображал себя им и абсолютно точно копировал его повадки. По свидетельству очевидцев, он даже внешне становился похожим, скажем, на льва или леопарда.


     Однако это не объясняло другую сторону проблемы: почему звери-покровители порой ведут себя так разумно, словно бы в них действительно перевоплотился человек или же они выполняют его приказы. Взять хотя бы гиен, не на шутку испугавших Дебре. Возможно ли вообще парапсихологическое общение с дикими животными? Или же речь идет только о технике, пусть более тонкой и изощренной, но аналогичной той, которой пользуются укротители? Короче, вопросов оставалось предостаточно.
     ...Атлантическое побережье Камеруна издавна пользуется мрачной славой «страны леопардов». И вовсе не из-за того, что тут в изобилии водятся эти грозные хищники — их хватает и в других районах Африки, — а потому, что здесь процветали тайные союзы людей-зверей, прежде всего «мамбела», секта «людей-леопардов».
     Когда по приезде в Дуалу этнограф стал расспрашивать о них, то попал в тупик. Все — и правительственные чиновники, и миссионеры, и европейцы, прожившие в Камеруне десятки лет, — подтверждали, что «люди-леопарды» существуют до сих пор. Но вот как выйти на них, не знал никто. Не менее обескураживающими были и суждения о том, чем занимаются мамбела. Одни говорили, что это тайная секта ритуальных убийц; другие считали их обыкновенными бандитами, рядящимися в леопардовые шкуры, чтобы переложить ответственность за убийства на безвинных зверей. Третьи вполне серьезно уверяли, будто мамбела — это колдуны, которые с помощью магии превращаются в леопардов и держат в страхе местное население.
     После недельного пребывания в Дуале Дебре начал было отчаиваться, когда счастливый случай свел его с принцем Бика Акиа. Этот потомок одного из знатнейших здешних родов да к тому же выпускник Сорбонны, преподававший в местном университете, слыл знатоком психологии африканцев, причем помимо звания профессора, вероятно, обладал и иными более экзотическими титулами. Во всяком случае у него были связи с мамбела, и он сумел уговорить их предводителя побеседовать с французом. Тайная встреча была назначена в полночь на лесной поляне, неподалеку от деревни Эдеа.
     ...Машина едва ползла, осторожно проталкиваясь сквозь плотную стену дождя. Свет фар разбивался на мелкие светящиеся осколки, так что дорогу почти не было видно. Наконец принц Бика Акиа свернул на обочину и заглушил мотор.
     — Пожалуй, лучше переждать, — предложил он. — Ливень скоро кончится.
     — А мы не опоздаем? — озабоченно спросил Дебре, которому вовсе де улыбалось из-за дождя упустить столь важную встречу.
     — Не беспокойтесь, тут рукой подать, а времени еще много, — заверил Бика Акиа.
Его прогноз сбылся. Действительно, ливень вскоре прекратился так же внезапно, как и начался. Когда они добрались до обусловленного места, стрелки часов показывали без двадцати двенадцать. Значит, встреча состоится, с облегчением подумал этнограф.
     Стоило Дебре вылезти из машины, как на него обрушилась невообразимая какофония всевозможных звуков. Ночные джунгли кричали, свистели, ревели, хохотали, жалобно скулили на разные голоса. Шумовое оформление сопровождало их до самой поляны, так что казалось, будто они идут не по лесу, а по какому-то фантастическому лабиринту, населенному невидимыми таинственными существами. И Мишель подумал, что если каждое появление мамбела перед людьми вызывает такой концерт, то вполне понятно, почему африканцы наделяют душами диких зверей.
     Француз со спутниками остановились посередине небольшой поляны, и тут же от темных зарослей отделилось светлое пятно. Когда человек приблизился, этнограф даже вздрогнул, так он был похож на вставшего на задние лапы леопарда. Морду зверя образовывал капюшон, все тело закрывала пятнистая шкура, а хвост волочился по земле.
     Подойдя к принцу, «человек-леопард» произнес какую-то длинную фразу и лишь после этого удостоил своим вниманием Дебре.
     — Все в порядке, — перевел Бика Акиа. — Он советовался с высшим духом. Оказывается, тот, уж не знаю, за какие такие заслуги, проникся к вам симпатией. — Не иначе сыграло свою роль испытание гиенами, усмехнулся про себя Мишель. — Ваши помыслы чисты, вам можно доверять. Поэтому мамбела готов ответить на ваши вопросы.
     Их у Дебре было припасено немало.
     — Прежде всего, кто такие «люди-леопарды»? — выпалил он первый из них и, не дожидаясь ответа, поспешил выложить остальные.
     Принц стал переводить. «Человек-леопард» слушал не перебивая, лишь время от времени понимающе кивая скрытой мордой-капюшоном головой. Потом начал отвечать:
     — Мы — стражи Мбока, создателя и защитника людей...
     — Что это значит? — в недоумении остановил Бика Акиа этнограф.
     Тот улыбнулся:
     — Чтобы вам было понятно, я буду не просто переводить, но и постараюсь объяснять сказанное доступными для вас понятиями.
     У Дебре возникло ощущение, что «человек-леопард», напряженно прислушивавшийся к незнакомой ему речи, тем не менее каким-то образом уловил смысл их слов. Во всяком случае все, что он говорил потом, оказалось вполне понятным этнографу:
     — Мбок — это вся наша земля и все, что есть на ней: люди, звери, леса, реки, законы, охота, торговля, вера. Мбок — наш прародитель. Чтобы оберегать установленный им порядок, нужны те, кто зовется посвященными. Например, одни из нас, охраняющие реки, зовутся «людьми-крокодилами», потому что крокодил — хозяин реки. За всем, что связано с имуществом и деньгами, следят «люди-змеи», ибо змея — это символ мудрости. Мы же, мамбела, — карающая десница Мбока. Нас называют еще багенге, баймам, вахоке-хоко, нье-нгват и даже симба — «люди-львы», там, где они водятся. Везде, когда нарушаются законы Мбока, мы восстанавливаем справедливость и караем нарушителя. Наши законы расходятся с привезенными тумбола, белыми людьми. Поэтому мы держимся в тени. Но мамбела были и будут всегда, пока существует Африка...
     Беседа с предводителем «людей-леопардов» затянулась надолго. Ночь была уже на исходе, и сквозь обступившие поляну деревья стал пробиваться слабый свет, когда мамбела встал и бесшумно исчез в лесной чаще. Под конец Дебре сидел как на иголках, ожидая, что в любой момент подвергнется еще одному испытанию. И кто знает, выдержит ли он его на сей раз. Однако, к счастью, эти опасения не оправдались.
     На обратном пути этнограф задал Бике Акиа давно вертевшийся у него на языке вопрос, с которым не решился обратиться к стражу Мбока:
     — Неужели они сами верят в то, что могут перевоплощаться в леопардов?
     — Речь идет не об этом. Коротко не объяснишь, но я все-таки попробую. Вы, европейцы, различаете в человеке тело и душу или, иными словами, материальное начало и мысль. Африканцы же считают, что он состоит из четырех элементов. Три из них присущи всем: тело, сердце и дыхание. Четвертый элемент — привилегии только посвященных, колдунов и людей-зверей. Он зовется «У». Это — некая таинственная сила, дающаяся человеку от рождения. Именно она позволяет ему общаться с дикими животными.
    — А вы сами как считаете? — Возможно, спрашивать об этом было не совсем удобно, но Дебре очень уж хотелось узнать, как относится к африканскому гри-гри не кто-нибудь, а университетский профессор-африканец.
     — Вы, тумбола, не можете устоять против соблазна, мерить все привычными европейскими мерками. Однако в Африке они годятся далеко не всегда, — ничуть не обиделся принц. — Я вам расскажу о таком случае. Как-то мне пришлось остановиться в хижине одного джу-джу. Я уже начал дремать в гамаке, когда за тонкой стенкой послышался какой-то шум, вернее, шелест травы. Я приподнял голову и увидел, как в дверь вползает огромная черная мамба, чей укус смертелен. Я схватил стоявшее у изголовья ружье, прицелился. Змея, очевидно потревоженная моим резким движением, поднялась на хвосте, готовая к атаке. В этот момент в хижину вбежал джу-джу и схватил мамбу в объятия. Он прижал ее к груди, лаская, как ребенка, а затем вместе с ней выскочил из хижины. Позже колдун объяснил, что эта змея его побратим...
     — Кто? — Дебре показалось, что он ослышался.
     — Побратим. Видите ли, сами посвященные верят не в перевоплощение в животных, а в то, что могут вступать с ними в кровное родство. Делается это так. Человек, чувствующий в себе силу «У», выбирает какое-нибудь животное, неважно, зверя, птицу или пресмыкающееся, с которым хочет породниться. С помощью других посвященных он отлавливает его. Потом делает ножом порез на теле этого животного и себе на руке, а затем прикладывает ранку к ранке, чтобы их кровь перемешалась. Отныне между ними заключается союз, который никто не в силах разрушить. Животное отпускают, но впредь оно будет по-прежнему безжалостно ко всем, кроме своего кровника. Стоит тому позвать, и дикий побратим тут же прибежит, приползет, прилетит и будет всячески помогать ему. Причем африканцы уверены, что, если побратима убить, умрет и человек.
     Признания «человека-леопарда», дополненные принцем-профессором, давали обильную пищу для размышлений. По-видимому, гри-гри имело хотя и весьма своеобразную, но все-таки материальную основу. Правда, неясной оставалась природа «У», но тут Бика Акиа был бессилен помочь этнографу. Кстати, Дебре очень заинтересовала вера африканцев в четыре элемента, присущих человеку. Уж не поэтому ли ему предстоит пройти не два и не три, а именно четыре испытания? При случае нужно обязательно выяснить это, подумал он.
     А пока... пока он решил непременно повидать «людей-крокодилов», благо принц снабдил их точным адресом в Габоне. Если они действительно могут поддерживать контакт с рептилиями, это будет неопровержимым свидетельством в пользу существования загадочной силы «У». Ведь, по мнению зоологов, дрессировка змей и крокодилов невозможна. Сколько лет на аренах цирков выступают укротители львов, тигров, пантер, даже белых медведей. Но до сих пор не было еще никого, кто бы сумел заставить аллигатора сделать что-либо более содержательное, чем сожрать дрессировщика на глазах у публики. Ни ласка, ни страх на пресмыкающихся не действуют.
     Словно в ответ на мысли Дебре в тот же вечер в садике перед отелем появился заклинатель змей. Редкое для камерунской столицы зрелище собрало всех постояльцев. В отличие от индийских факиров он работал с похожими на пестрые ленты шумящими гадюками. Впрочем, это тоже был очень серьезный противник, быстротой не уступающий королевским кобрам. Как-то давно Дебре снимал бой мангусты с такой гадюкой: Хотя он поставил минимальную выдержку в одну пятисотую, все кадры вышли расплывчатыми.
     На сей раз номер с мангустой в программу не входил. Тем не менее собравшиеся с интересом наблюдали, как танцевали змеи, повинуясь волшебной флейте. Секрет этого трюка был Мишелю неизвестен, но он твердо знал, что змеи лишены органов слуха и поэтому игра на флейте тут ни при чем. Он так и сказал об этом заклинателю, когда после представления они остались в садике одни.
     — Я дам двадцать франков, если ты объяснишь, каким образом заставляешь змей повиноваться, — пообещал этнограф.
     Африканец лишь вежливо улыбнулся.
     Когда сумма вознаграждения дошла до ста франков, заклинатель раскрыл французу свой секрет. Оказалось, что все змеи были... его побратимами и поэтому выполняли любые приказы. Да, на самом деле они глухи, но зато хорошо видят и подчиняются дирижерской палочке — флейте, которой он задает им ритм танца. Если бвана не верит, заклинатель готов дать ему возможность убедиться в этом самому. Пусть он возьмет в руки любую из змей, и она не укусит его.
     Естественно, этнограф предпочел отказаться от смертельно опасного опыта, на что, видимо, и рассчитывал заклинатель. Однако дальше последовало нечто неожиданное.
     — Если бвана боится моих младших братьев, он может попробовать то же самое со старшим. Он совершенно безобиден. — С этими словами африканец извлек из плетеной корзины трехметрового удава и, прежде чем Дебре успел запротестовать, обвил змею вокруг его шеи.
     Француз хотел сбросить с себя холодного гада, но, как и тогда с гиенами, руки у него словно отнялись. Он с ужасом почувствовал, что кольца змеи начали сжиматься — сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. К лицу прилила кровь, в висках застучало, глаза полезли из орбит.
     От страха он, наверное, потерял бы сознание, если бы не спасительная мысль, что заклинатель не может спокойно дать питону удавить белого бвану. Ему придется отвечать за это преступление. Так или иначе, он обязан выручить его.
     Мутнеющим взором Дебре увидел, как африканец поднял флейту. В тот же миг змея ослабила свои кольца, и он смог глотнуть толику воздуха.
     — Ты выдержал испытание. Твои помыслы чисты, — услышал француз знакомую формулу.
     От денег заклинатель отказался, заявив, что лишь исполнил волю Мбока.
     Нельзя сказать, чтобы после пережитых неприятных минут Дебре горел желанием поближе познакомиться с «людьми-крокодилами». Однако отступать было поздно. Кто знает, не сочтет ли это всемогущий Мбок позорной трусостью и не устроит ли ему еще худшее испытание...
      ...Первое, что отметил этнограф, когда добрался до Пого, деревни, где жили братья рептилий, была необычная для тропической Африки местность. Холмистая, поросшая кустами и редкими деревьями, она вся была изрыта, как оспинами, множеством стоячих прудов. Очевидно, телепатический телеграф действовал безотказно, потому что Дебре встретил главный «человек-крокодил». «Пакунда, секретарь по крокодилам», — важно представился он. Это был босоногий мужчина маленького роста со вздыбленной шевелюрой и быстрыми движениями, сносно говоривший по-французски.
     Без всяких наводящих вопросов он рассказал, что в Пого находится «школа-интернат» для отмеченных печатью «У» мальчиков, решивших избрать себе в побратимы крокодилов. Такое родство — дело далеко не простое, поэтому без учебы не обойтись. Относительно учебной программы Пакунда не сказал ни слова, лишь намекнул, что к этой тайне допущены только посвященные. В заключение «секретарь по крокодилам» взялся продемонстрировать приезжему бване, какие добрые отношения существуют у них с побратимами.
     Для этого в сопровождении ватаги мальчишек они отправились на берег ближайшего озера. В неподвижной воде не было намека на крокодилов. Зато на песке Дебре безошибочно узнал следы их длинных тел и когтистых лап. По знаку Пакунды его ученики зашли в воду и разом тоненько засвистели. Этнограф решил помочь им и тоже начал подсвистывать. Однако «секретарь» немедленно остановил его, строго-настрого велев соблюдать тишину.
     Прошло минут пятнадцать — двадцать, но крокодилы не появлялись.
     — Они спят, — сделал вывод Пакунда. — Придется мне самому их разбудить.
     Он быстро разделся и бросился в озеро. Французу показалось, что его не было целую вечность. Наконец метрах в десяти от берега вынырнула лохматая голова.
     — Сейчас придут, — буднично сообщил африканец. Вода едва успела успокоиться, как ее гладь в самом центре словно трещиной разрезало нечто похожее на полувсплывшее бревно. И сейчас же неподалеку появились похожие обрубки. Крокодилы были на подходе.


     Первым на берег вылезло трехметровое чудище. Широко раскрыв пасть, усаженную страшными зубами, и неуклюже ковыляя на коротких лапах, оно подошло к Пакунде и улеглось у его ног, словно домашняя собачонка. На задранной кверху морде явственно читался вопрос: чего вам от меня, собственно, надо? Зачем звали? Внизу так отлично спалось...
     — Его зовут Авампанго. Он мой брат, — объяснил «секретарь».
     Потом нагнулся над крокодилом и принялся что-то тихо нашептывать ему. Он нежно гладил вытянутую морду, не страшась зубастой пасти, способной в мгновение ока отхватить руку побратима. Впрочем, крокодил не проявлял ни малейшего желания сделать это, а лишь умиротворенно вздыхал у ног Пакунды. На глазах изумленного этнографа происходил диалог — полунемой, невнятный, — но все-таки диалог. И хотя невозможно было поверить в способность человека общаться с крокодилом, эти двое явно общались!
     Будто ожидая результатов беседы, прекратили свист и сгрудились вокруг мальчишки, вынырнули и покачивались вблизи от берега два других крокодила. Но вот «секретарь» выпрямился и решительным шагом направился к воде. Тотчас навстречу ему устремилась пара рептилий, тоже вылезших на берег. Последовала отрывистая команда Пакунды, и ученики вступили с ними в игру. Они садились на крокодилов верхом, ложились на них ничком, пускали страшенных чудищ в рысь, нимало не опасаясь ни мощных хвостов, ни оскаленных пастей. Возможно, в этой сцене не крылось ничего таинственного, а здешние крокодилы были давным-давно приучены к таким номерам, однако леденящее кровь зрелище потрясло Дебре.
     Приблизительно через полчаса, когда этнограф убедился в миролюбии рептилий, Пакунда предложил Мишелю тоже поиграть с Авампанго.
     — Не бойтесь, я сказал ему, что вы мой друг, — заверил он Дебре.
     Не без опаски француз приблизился к крокодилу. Тот никак не среагировал. Тогда он рискнул сесть на спину пресмыкающегося. И тут из его глаз хлынул целый поток слез, словно Авампанго горько сожалел, что нельзя пообедать столь аппетитным гостем. Осмелев, Дебре ухватил крокодила за хвост. Рептилия оказалась тяжелой, как бревно, но он все же ухитрился метров пять протащить ее по песку.
     Когда Дебре вернулся к Пакунде, «секретарь по крокодилам» вытянулся перед ним, словно новобранец перед капралом, и торжественно произнес долгожданную фразу:
     — Вы выдержали испытание. Ваши помыслы чисты.
     На этом радостном известии знакомство Дебре с «людьми-крокодилами» закончилось.
     Итак, экспедиция близилась к завершению. Оставалось найти тот очаг, откуда, судя по легендам, слышанным этнографом от колдунов, пошло гри-гри. Вот только как это сделать, он не представлял. И тут на помощь опять пришел счастливый случай. Впрочем, с некоторых пор у Дебре закралось сомнение относительно кажущейся случайности происходящего. Скорее это было похоже на умысел. Словно кто-то все время наблюдал за ним и в нужный момент вмешивался в ход событий. Еще немного, и Мишель поверил бы во всемогущего Мбока не хуже африканцев.
     ...Визитную карточку необычного колдуна Дебре углядел рядом с рекламными проспектами на стойке портье в гостинице с трафаретным названием «Африканское сафари», между прочим, одной из лучших в Либревиле. На карточке изящным шрифтом было напечатано: «Люсьен Гванкве, джу-джу, бакалавр искусств. Лечение и советы».
     Не мешкая француз отправился по указанному адресу. Приемная африканского колдуна ничем не отличалась от стандарта европейских психоаналитиков: письменный стол, кушетка, два кресла возле журнального столика, какие-то таблицы на стенах.
     — Белых не лечу, — сразу предупредил джу-джу. — Я только предсказываю им будущее. Если вы нуждаетесь в моих услугах, будьте любезны уплатить заранее. — Посмотрев на свои часы, надетые на правую лодыжку, он назвал сумму гонорара за тридцатиминутную беседу.
     Дебре согласился и вручил деньги, которые колдун спрятал под ступню. После этого прозвучало вступление к разговору:
     — Я — джу-джу, чье искусство сотворено высшей силой. Я успокаиваю боль, дарю радость, раскрываю перед человеком судьбу, заставляю его петь, даже когда он на краю могилы. Что нужно тебе? — с вежливого «вы» колдун перешел на снисходительное «ты».
     Когда он говорил, на его лице, как у чревовещателей, не двигался ни один мускул. Перед Дебре сидела точная копия знаменитого Фантомаса. Только физиономия колдуна была черная, да к тому же изрезана ритуальными шрамами.
     — Я хочу знать, где мне найти родину силы «У», — этнограф решил сразу же взять быка за рога: если для этого джу-джу с дипломом бакалавра действительно нет тайн, пусть укажет точный путь к цели. Иначе нет смысла терять время.
     — Ты неправильно спрашиваешь. Родина силы «У» — Вселенная...
     Дебре разочарованно хмыкнул. Как он и опасался, колдун намеревался отделаться космической болтовней, поскольку не знал ответа.
     — ...Но я могу указать тебе, где найти Бот ба Нгуа, того, с кем говорит Всемогущий...
     Этнограф чуть не подпрыгнул от радости. Это было то, что надо!
     — ...Но прежде ты должен пройти четвертое испытание. Разве ты забыл об этом?
     Француз даже не удивился, что джу-джу в габонской столице знает о пророчестве пигмея-ньянги за тысячи километров отсюда. Главное, что он наконец-то окажется у цели.
     — Где и когда оно мне предстоит? — с опаской, спросил этнограф.
     — Здесь и сейчас.
     Джу-джу поднялся с кресла и направился к письменному столу. При этом француз машинально отметил, что спрятанные под ступню колдуна деньги куда-то исчезли. Он достал из ящика стола длинный капроновый передник и накинул его на клиента, как это делают парикмахеры и зубные врачи. Дебре весь напрягся, приготовившись к какой-нибудь болезненной процедуре. Но африканец всего лишь вручил ему четыре маленьких птичьих яичка и велел легонько зажать их в кулаке левой руки. Потом с неожиданной силой сдавил кулак своими ладонями.
     Этнограф ожидал, что раздастся хруст и содержимое потечет ему на колени. Ведь не зря же джу-джу предусмотрительно закрыл его передником. Однако случилось нечто невероятное. Он почувствовал, что его пальцы словно одеревенели и не поддаются внешнему давлению.
     Секунд через тридцать колдун отпустил руку Мишеля и разрешил разжать пальцы. Все четыре яичка целехонькие лежали на ладони.
    — Возьми любое из них правой рукой и сдави, — предложил джу-джу.
     Не понимая, для чего это нужно, Дебре выполнил его указание. Но стоило ему чуть-чуть сдавить яичко большим и указательным пальцами, как скорлупа треснула и что-то клейкое потекло по ладони.
     — Ты выдержал и четвертое испытание, — объявил колдун. — Помыслы твои чисты. Поэтому я могу открыть тебе, где найти Бот ба Нгуа. Его зовут Тиваренг. Он — могон и живет в деревне Винай-сен...
 

 

Где вы, братья по разуму?

     Лекции-занятия с Бур Муром — так по примеру его коллег я стал называть Прянишникова, когда мы перешли на «ты», — растянулись на всю осень. Совершенно неожиданно для меня они в основном были посвящены... проблемам космических контактов.
     Опыты американских астронавтов с телепатической связью или дальновидением, как ее стали теперь именовать, показали, что посылка мысленного импульса с Луны и его прием на Земле происходят одновременно. Свету же и другим электромагнитным колебаниям требуется больше секунды, чтобы пройти этот путь. Отсюда следовал вывод, что кванты разума по своей природе отличны от фотонов, электронов, нейтрино и других частиц, а поле разума — от известных электромагнитных полей.
     — Тебе знакомо имя Козырева? — однажды спросил Прянишников.
     Об этом ленинградском физике я, конечно, слышал, однако, чтобы не попасть впросак, молча пожал плечами. Впрочем, для Бур Мура это не имело значения.
     — У него есть блестящие работы по парамагнитному резонансу, — не дожидаясь ответа, продолжал он. — Но дело не в этом, Козырев высказал интересную мысль о природе времени. Философы определяют его как форму существования материи, а современная физика вообще не знает, что оно собой представляет. Так вот, Козырев полагает, что времени присущи некоторые физические характеристики и одна из них заключается в мгновенном распространении в нем информации.
     Мой откровенно ошарашенный вид развеселил Прянишникова.
     — Невероятно? А ты представь, что она распространяется не вдоль, а поперек потока времени. То есть любая появляющаяся в мире информация сразу охватывает его в целом, а не дискретно, по частям.
     — Теоретически, возможно, это положение правомерно, но в реальном мире так не бывает, — я чуть не добавил: «...Потому что не может быть никогда». Ибо мой здравый смысл отказывался признать подобное утверждение, идущее вразрез с практическим опытом.
     — Еще как может. Вспомни об американских астронавтах.
     И правда, ведь результаты их телепатических сеансов в свое время вызвали сенсацию в научном мире! Как же я мог упустить это из виду?
     — Вот-вот. — Бур Мур откровенно наслаждался своим маленьким розыгрышем. — Просто мы не допускали, что может существовать соответствующий материальный передатчик информации, и не пытались измерить время ее распространения. Американцы же, сами того не подозревая, поставили такой эксперимент. Из него, кстати, вытекает, что, подобно времени, мысленное излучение обладает еще и пространственной бесконечностью...
     В тот раз, когда Прянишников изложил мне основные выводы из своей теории, я даже немного испугался: правильно ли я понял Бур Мура, или он шутит? Мысль, не знающая границ во времени и пространстве! Это было настолько грандиозно, что в порыве восторга я сравнил его квантовую теорию мышления с теорией относительности Эйнштейна.
     Он смущенно хмыкнул и сказал, что до Эйнштейна ему дальше, чем мне до Льва Толстого, и если уж я никак не могу обойтись без сравнений, то должен поискать кого-либо более сопоставимого. И все-таки, когда мы перешли к проблеме ВЦ, я еще больше уверовал в правильность моей оценки.
     ...Стремительный выход человека в космос и выдающиеся достижения современной науки вновь поставили на повестку дня извечный вопрос, одиноки ли мы во Вселенной, или под чужими солнцами тоже существует жизнь, разум, цивилизации? Увы, длительные поиски искусственных радиосигналов с других миров, а также проявлений «космических чудес» — следов астроинженерной деятельности «сверхцивилизаций», далеко обогнавших нас в своем развитии, не дали результатов. Если, конечно, не принимать во внимание НЛО. Но с ними пока больше споров и сомнений, чем реальных доказательств их космического происхождения.
     Поскольку практика оказалась бессильна, на авансцену вышли ученые, попытавшиеся истолковать отрицательные результаты поисков.
     Оптимисты исходят из теории «населенной Галактики» американца Дрейка. Согласно ей, жизнь возникает везде, где для этого есть подходящие условия. Причем число ВЦ, учитывая размеры и возраст Вселенной, должно достигать порядка десятков миллионов. Более скромные оценки колеблются от ста тысяч до миллиона. Все оптимисты твердо верят в «принцип нормальности», который гласит: «Мы, земляне, не слишком хороши и не слишком плохи. Мы просто типичны и поэтому представительны». Ненаблюдаемость же технологических цивилизаций можно объяснить разными причинами. Например, срок жизни ВЦ в «коммуникативной фазе» слишком мал. Они гибнут еще в «младенческом возрасте», не успев установить межгалактические контакты. Или же посылаемые ими сигналы настолько сложны для нас, что не поддаются расшифровке.
     Другие полагают, что нужно отказаться от положения о непрерывности возникновения жизни. Она зародилась сразу во многих местах на определенном этапе эволюции Вселенной, когда для этого создались соответствующие физико-химические условия. Далее началась эволюция от простейших форм к сложным вплоть до разума. Однако пока ВЦ, как и наша земная цивилизация, еще не достигла столь высокого развития, чтобы иметь возможность посылать достаточно мощные сигналы в межзвездное пространство, которые были бы услышаны другими.
     Пессимисты, напротив, считают, что Земля — единственный очаг жизни во Вселенной. Следы деятельности сверхцивилизаций в космосе нельзя не заметить. А раз мы их не видим, значит, ВЦ просто нет. Этой точки зрения, в частности, придерживается известный советский ученый И. С. Шкловский.
     Я лично не согласен с ним, хотя скорее всего разумную жизнь в Галактике обнаружить действительно легче, чем простейшую. Разум в стадии технологической цивилизации не может не дать о себе знать, не проявить себя. Взять хотя бы искусственное электромагнитное излучение Земли, не говоря уже о посылке в космос радиосигналов и межпланетных станций. Поэтому представьте мою радость, когда выяснилось, что Прянишников тоже не усматривает в землянах нечто исключительное и уникальное. Если же нам до сих пор не удалось установить контакт с братьями по разуму, то, по его словам, виноваты в этом мы сами.
     — Наша принципиальная ошибка в том, что мы закостенелые технократы и по своему образу и подобию приписываем это прискорбное качество другим, — запальчиво доказывал Прянишников. — Мы считаем, что контакт возможен лишь с такими формами жизни, которые пошли по линии совершенствования технологии, а «цивилизацию рыб», например, на покрытых водой планетах можно обнаружить, только побывав там. В итоге эта закостенелость привела к напрасной трате времени и колоссальных интеллектуальных и материальных средств...
     В отношении последнего я был осведомлен, пожалуй, даже лучше Бур Мура. После Международной конференции в Бюрокане я увлекся проблемой поиска ВЦ и подготовил серию материалов об этом. Время тогда было такое, что, казалось, еще шаг, еще усилие — и мы мысленно обнимемся с нашими братьями по разуму. В течение пяти лет исследовательский центр НАСА в Пасадене обследовал четыре пятых видимого неба на всех частотах «радиоокон». Стартовал проект «ОЗМА», программа наблюдений двух похожих на Солнце звезд — тау Кита и эпсилон Эридана, — находящихся от нас на удалении всего нескольких световых лет. Затем в работу включился самый большой в мире радиотелескоп «Аресибо» в Пуэрто-Рико, прослушавший шестьсот пятьдесят звезд уже на расстоянии семидесяти пяти световых лет. В Огайо-Веслейоне составили каталог из двадцати тысяч радиоисточников. Однако, сколько ни билась гигантская ЭВМ над расшифровкой их сигналов, ничего похожего на признаки внеземного маяка обнаружить не удалось. Оставалось утешаться тем, что отсутствие доказательств не есть доказательство отсутствия. Не исключено, что мы — «младенческая цивилизация», которой нужно еще расти и расти, чтобы быть принятой в «Галактический клуб для взрослых».
     Вообразите охватившие меня чувства, когда я познакомился с гипотезой Прянишникова в отношении ВЦ:
     — Смешно думать, будто можно наладить космическую связь с помощью радиосигналов, света, инфракрасного или рентгеновского излучения. Слишком велика будет временная пауза между посылкой первоначального импульса и получением ответного, чтобы всерьез заниматься этим. Мы не хотим понять, что ни одно разумное существо не станет пытаться завязывать диалог, если продолжать его будут в лучшем случае далекие потомки. Представь себе, что на заре туманной юности ты звонишь кому-нибудь по телефону и спрашиваешь, как у него дела. Потом, прожив жизнь, из ответного звонка вдруг узнаешь, что у собеседника полсотни лет назад они обстояли хорошо. А ты уже вообще забыл этого человека. Ну не глупо ли? — смеялся Бур Мур. — Единственная возможность космических контактов — это мысленное излучение с его мгновенным переносом информации. Именно здесь нужно сконцентрировать усилия и вести интенсивный поиск, если мы хотим добиться результатов...
     За несколько лет до моего знакомства с Прянишниковым, когда вышел первый номер журнала «Феномен», он наделал много шума сенсационными материалами о безграничных возможностях экстрасенсов, легко читающих прошлое и предсказывающих будущее, исцеляющих любые болезни и чуть ли не овладевших левитацией, не говоря уже об элементарном телекинезе. Во всяком случае знаменитый Геллер рассказывал в журнале о том, как он мысленным усилием остановил лондонский Биг Бен, а потом во время телесеанса заставил пойти тысячи сломанных часов в Советском Союзе.
     Достать «Феномен» можно было только на «черном рынке» за пять номиналов, да и то в ксерокопии. Ясно, что я тут же решил перейти на работу в его редакцию, благо ответственный секретарь был моим приятелем. И лишь категорическое «нет» мудрого Ван Ваныча спасло меня от опрометчивого шага. «Сенсации рождаются и умирают, а наше «Всемирное обозрение» было и будет всегда», — изрек он с апломбом дельфийского оракула или, если хотите, бабы Ванги, известной болгарской прорицательницы. И оказался прав. О «Феномене» сегодня никто не помнит, а «Вокруг да около», как называем мы между собой в шутку наш телевизионный вестник, передается не только по первой всесоюзной программе, но и по каналам «Интервидения», «Евровидения» и «Уорлд нет».
     Правда, такую популярность он приобрел лишь после того, как советскому физику Борису Михайловичу Прянишникову и французскому этнографу Мишелю Дебре была присуждена совместная — заметьте: впервые в истории представителям столь разных наук! — Нобелевская премия. Этому знаменательному событию предшествовала мало кому известная предыстория, в которую входит все, что я рассказал раньше. Но не только это. Накануне Нового года в программе «Мир вокруг нас» вышла в эфир часовая передача с участием Прянишникова. Она была повторена «Евровидением» и «Уорлд нет». А через три дня в Москву прилетел Мишель Дебре.
 

 

Так повелел Всемогущий

     Мне повезло присутствовать при первой встрече физика Прянишникова с «лириком» Дебре в Институте высшей нервной деятельности. Ее без преувеличения можно назвать исторической, хотя педанта, признающего только строгие правила протокола, она наверняка бы разочаровала. Француз ворвался в кабинет Бур Мура подобно маленькому вихрю.
     — Парле ву франсе? — прямо с порога вместо приветствия требовательно спросил «Неистовый Мишель». Позднее, когда я узнал его прозвище, то нашел, что оно как нельзя лучше подходит экспансивному французу.
     — К сожалению, нет, — в голосе Прянишникова прозвучали непривычные извиняющиеся нотки. — Оунли инглиш.
     — Оу, сплендид! — перешел на английский Дебре. — Я привез материальное доказательство вашей теории. Мысленный контакт с внеземной цивилизацией не только возможен, он уже установлен! — выкрикнул француз, торжествующе глядя на Прянишникова.
     Выдержке Бур Мура можно было позавидовать. Нет, он не вскочил и не бросился обнимать Дебре, не забросал его вопросами, а лишь довольно безразлично — во всяком случае так мне показалось — спросил, где и когда это произошло.
     — В Африке, у могонов, на протяжении тысяч лет. — Этнограф, видимо, решил проучить или же расшевелить физика-флегматика. Но это было не так-то просто.
     — И кто же зафиксировал этот контакт? В чем он выражался? — Прянишников по-прежнему делал вид, что сообщение Дебре его не слишком интересует.
     — Я и многие поколения могонов. Ну, а в результате это крошечное племя по своим познаниям в области астрономии не уступит нашей новейшей науке. — Об африканском гри-гри Дебре тогда предусмотрительно умолчал.
     — Так рассказывайте же, дорогой Мишель, — сбросил напускное безразличие Бур Мур и кинулся обнимать француза.
     ...До Твелы, административного центра небольшой территории, где обитало тридцатитысячное племя могонов, этнограф добрался сравнительно легко. А вот Винайсен, крошечную деревню, спрятавшуюся в глубине тропического леса, без помощи Жака Ру, вызвавшегося быть проводником, не разыскал бы ни за что. Но оказалось, что Бат ба Нгуа — «тот, с кем говорит Всемогущий» жил не в самой деревне, а километрах в семи от нее.
     Дебре потерял счет лесным тропинкам, приводившим к резиденциям африканских колдунов. Они не были похожи друг на друга, говорили на разных языках, однако все без исключения селились подальше от соплеменников. Своим местоположением их одинокие хижины напоминали засекреченные атомные объекты с повышенной радиацией. Дебре даже подумалось, что у этой закономерности, вероятно, есть веская причина. Чем черт не шутит, вдруг гри-гри на самом деле образуют вокруг себя особое поле, схожее с радиационным, которое влияет на окружающих и представляет для них опасность.
     Тиваренг встретил гостей у порога небольшого, но вполне европейского на вид коттеджа под оцинкованной крышей, опоясанного широкой верандой. Не иначе, отметил про себя этнограф, высшая ступенька в африканской колдовской иерархии приносит неплохой доход тому, кто говорит со Всемогущим.
     Внешность Бат ба Нгуа тоже оказалась нетипичной для гри-гри. Это был худой, словно бы изголодавшийся человек с необычайно красивым, благородным лицом и черными искрящимися глазами. Вместо пояса талию стягивала полоска черной потрескавшейся коры какого-то неизвестного этнографу дерева. С плеч на спину ниспадала великолепная мантия из пышного серебристого меха. Голову закрывала маленькая шапочка из шкуры леопарда, а на руках и ногах при малейшем движении пощелкивали браслеты из львиных клыков.
     Однако вовсе не этот пышный наряд больше всего поразил Дебре в первые минуты знакомства. Стоило проводнику чихнуть, как Тиваренг моментально зажал пальцами нос. Старец тут же отвел Жака в сторону и минут пять держал ладонь на его переносице. После чего совершенно серьезно объяснил удивленному этнографу, будто с этим человеком к ним хотел проникнуть злой дух, сопутствующий белым, но он вовремя прогнал его. Если злонамеренность духа еще можно было оспаривать, то знание старцем элементарных правил гигиены не вызывало сомнения. Больше того, как показали последующие дни, его ладонь подействовала на насморк Ру куда лучше, чем патентованные средства, которыми этнограф пытался вылечить его.
     Если не считать маленькой заминки в самом начале, посещение Бат ба Нгуа проходило подобно настоящему дипломатическому визиту. Каждая из сторон имела своего переводчика: гость — Жака Ру, хозяин — паренька лет четырнадцати по имени Покор, внука Тиваренга. Первым делом старец предложил приезжим привести себя в порядок и отдохнуть с дороги. Потом он готов поделиться всем, что интересует француза. Причем Тиваренг даже не спросил, зачем приехал Дебре, очевидно наперед зная, что именно его интересует.
     Когда же тот направился к рюкзаку, в котором была припасена канистра с водой, старец задержал Дебре и поманил за собой. В дальнем конце веранды стоял большой глиняный чан. Тиваренг зачерпнул из него пригоршню и выпил.
     — Бери воду отсюда. Она целебная, лечит все болезни, — перевел Покор.
     За годы скитаний по Африке Мишель взял за правило пить только кипяченую воду, в крайнем случае растворять в ней обеззараживающие таблетки. Но сейчас не оставалось ничего другого, как последовать предложению хозяина. Вода оказалась прохладной — это при здешней-то жаре! — и очень вкусной, с легким пряным запахом. Этнограф заглянул в чан. Все дно заросло тонкими коричневыми стебельками, которые, по-видимому, служили естественным фильтром.
     Послеобеденный отдых затянулся почти до вечера. Солнце клонилось к закату, когда Тиваренг вышел на веранду, где внук уже расставил легкие плетеные кресла для деда и француза и низенькие табуретки для себя и проводника. Первым делом Дебре включил диктофон, положив его на пол между креслами, и стал регулировать уровень записи. Старец, с насмешливой улыбкой наблюдавший за манипуляциями француза, в конце концов посоветовал оставить машинку в покое. Она ему не понадобится: Дебре навсегда запомнит все, что скажет Бат ба Нгуа.
     — Но ведь другие могут не поверить мне, — возразил Мишель, ничуть не удивившись тому, что лесной отшельник знаком с диктофоном.
     — А откуда они узнают, кто говорит из этой машинки, если они не будут видеть меня? — Аргумент был неопровержим.
     Впоследствии, чем больше Дебре вдумывался в услышанное от Тиваренга, тем больше убеждался, что ему фантастически повезло. Шутка ли сказать: быть посвященным в космическую тайну могонов, которая имела поистине планетарное значение!
     ...Когда-то не существовало ничего, а весь мир был сжат в крошечное зернышко «по», во много раз меньше просяного. Оно состояло из четырех — «Опять это магическое число!» — подумал Дебре — элементов: вода — «ну», воздух — «оньо», огонь — «яу» и земля — «минне». Потом бог Амма, чье имя значит «крутящийся вихрь», вызвал взрыв, сотворивший Вселенную. Тиваренг назвал ее описательно: «То, что не имеет границ». Потом творческий процесс у Аммы — в изложении Бат ба Нгуа — продолжается довольно оригинально. Этнограф отметил про себя, что в отличие от Христа африканский бог смотрел в корень и поэтому начал создавать «знаки», придающие всему, что есть в мире, материальность, форму и цвет. Первыми появились два «направляющих знака», затем восемь «главных» и двадцать две семьи «низших». Совокупность этих знаков составляет сущность вещей, или «невидимого Амму».
     В целом космогоническая система могонов вполне соответствовала научным теориям и гипотезам. В ней были и Большой взрыв, и эволюция Метагалактики, и Периодическая система элементов, и даже два из них, наиболее распространенные в космосе, — водород и гелий. Впрочем, независимо от этого Дебре не мог не восхититься, глядя на чернокожего мудреца. Благородные черты его лица, и особенно мерцающий свет бездонных черных глаз, который дается только абстрактным умам, делали старца похожим не то на Декарта, не то на Архимеда.
     Если с космосом все обстояло более или менее понятно, то, когда Тиваренг спустился на Землю, голова у этнографа пошла кругом. И было от чего: Иман, Мбок, «У», а теперь еще и Амма. Кто есть кто? Какую роль играет тот или иной бог в гри-гри и различных его проявлениях, начиная с дальновидения — Дебре успел убедиться, что африканские колдуны, без сомнения, владеют им — и кончая таинственной властью над животными? Мишелю пришлось прервать плавно журчащую речь Тиваренга, чтобы спросить об этом.
     Последовавшая затем сцена напомнила Дебре школьный урок, когда терпеливый учитель вынужден объяснять бестолковому ученику прописные истины. Четыре имени — лишь четыре ипостаси Всемогущего: Амма — это начало всего, то есть, насколько понял Дебре, энергия; Мбок — порядок в широком смысле этого слова, в частности проявляющийся в разуме, которым Всемогущий наделил людей; «У» — частица его самого, коей он в лице Имана одарил избранных. Поэтому не имеет значения, каким именем называть высшее божество.
     По версии Тиваренга, в незапамятные времена, когда на месте пустыни росли густые леса, люди были совсем дикими и жили стаями, подобно зверям. Но здесь, на плато Твела, где обитали предки могонов, Всемогущий вдохнул в них разум, научил говорить и понимать друг друга. После этого они стали расселяться по всей Африке, неся с собой знание. Так появились риянго-мбе, что значит «избранные». Правда, теперь их чаще называют приобщенными или посвященными, потому что Иман раскрыл риянго-мбе многие тайны. Например, им доступен древний магический язык «сиги-со», с помощью которого можно общаться на любом расстоянии.


     Дебре был настолько захвачен рассказом Тиваренга, что не заметил, как наступила ночь и на черном бархатном небе зажглись крупные яркие звезды. Зато Жак Ру с трудом удерживал налитые свинцом веки. Он вообще не понимал, зачем понадобилось чудаку парижанину слушать сказки черномазого колдуна. Хорошо еще, что ему почти не приходилось переводить, поскольку с этим неплохо справлялся сопляк Покор, знавший французский, как выяснилось, куда лучше, чем Ру — мого-со.
     Немного развлекли Ру лишь фокусы, которые стал показывать старик: каким-то образом заставил без огня кипеть воду в чаше и обугливаться концы палочек. Потом принес две смешные пирамидки, подвешенные на нитке, а когда они завертелись, ввинчиваясь одна в другую, начал уверять, будто с их помощью говорит со своим богом. Впрочем, когда он принялся тыкать пальцем в небо и перечислять названия звезд, Ру перестал слушать Тиваренга.
     Отправиться с этнографом в Винайсен Жака Ру соблазнил не столько щедрый гонорар, обещанный Дебре, сколько намерение провести рекогносцировку в этом глухом районе, где, по слухам, водилось много слонов. Раньше Ру хорошо зарабатывал на контрабанде слоновой кости. Но в последнее время добывать ее стало трудно. Слонов сильно повыбили, да и власти всерьез взялись за браконьеров. Здесь же лесной охраны пока вроде бы не было. Значит, позднее можно будет специально приехать сюда за бивнями.
     Занятый этими приятными мыслями, Ру незаметно задремал и чуть не свалился с табурета. После чего Мишель сжалился над проводником и отпустил его спать. Сам он совершенно не ощущал усталости, хотя перевалило далеко за полночь. Они с Тиваренгом проговорили до самого утра. А когда верхушки деревьев позолотили первые лучи солнца, старец встал и, глядя на порозовевшее небо, с явным облегчением сказал:
     — Теперь ты знаешь тайну Всемогущего. Можешь открыть ее людям, потому что для них настало время тоже говорить с ним.
     Под вечер Дебре с проводником покинули гостеприимный дом Бат ба Нгуа. Высокий, прямой, с проседью в жестких курчавых волосах, он стоял на веранде, задумчиво глядя им вслед. Таким и запомнился мудрый старец французу.
     — ...И знаете, что меня больше всего убедило в реальности рассказанного Тиваренгом? — Дебре посмотрел на нас с Прянишниковым лукавым взглядом: — Его потрясающие познания в астрономии. После возвращения в Париж я специально консультировался с видными астрономами, и они были изумлены не меньше моего. Посвященным известно множество звезд, в том числе целые галактики, например «спиральный звездный мир» — Йалу ула, который мы называем Млечным Путем. Кстати, старец сообщил даже точный период обращения белого карлика Сириуса-В вокруг главной звезды — пятьдесят лет, хотя он вычислен сравнительно недавно.
     Француз помолчал, наслаждаясь зрелищем наших растерянных физиономий. Потом продолжил:
— О строении Солнечной системы нечего и говорить. Тиваренг не только перечислил планеты, вращающиеся, по его словам, вокруг Солнца, причем не забыл упомянуть кольца Сатурна и спутники Юпитера, но и сказал, что Земля при своем движении крутится, как волчок, а Луна — Ие пилу — «суха и мертва» и вертится вокруг нас.
     Впрочем, это еще не все. Допустим, звездное небо можно изучать, наблюдая его в самодельный телескоп, хотя само по себе это тоже невероятно. Однако я столкнулся с такими вещами, которые вообще не поддаются рациональному объяснению. Ну скажите, как риянго-мбе могли прийти к выводу о бесконечности Вселенной? Или о том, что она населена не просто различными живыми, а разумными существами? Тиваренг говорил о «рогатых, хвостатых, крылатых, ползающих людях» на других землях как о чем-то само собой разумеющемся...
     И все-таки главный сюрприз Дебре приберег напоследок. Заключался он в следующем. Советский академик Казначеев выдвинул гипотезу о том, что в человеческом организме с нашей белково-нуклеиновой формой жизни сосуществуют и другие формы — так называемые полевые сообщества. Благодаря им, к тому же без всяких мутаций, появился гомо сапиенс. Случилось это три-четыре миллиона лет назад, когда во внешней среде возникла некая физическая аномалия, давшая толчок процессу превращения протогоминида в человека разумного.
     Так вот, французский этнограф пришел к заключению, что такой аномалией был мысленный импульс, посланный из космоса внеземным разумом. Причем это произошло только там, где геофизические условия существования далеких предков человека оказались наиболее благоприятными для приема нейронами их мозга излучения внеземного разума. Могоны почитают его как Всемогущее божество и полагают, что это эпохальное событие имело место лишь на их плато Твела. Однако современная наука считает, что человек возник на Земле одновременно в нескольких очагах — в Экваториальной Африке, у Полярного круга и в Южной Азии. Значит, таких контактов было несколько. Не случайно во всех религиях фигурирует бог-творец, некий высший разум, то есть по сути дела не что иное, как внеземная цивилизация.
     — Конечно, все это только косвенные доказательства. Но Бат ба Нгуа продемонстрировал мне и прямое. Я затрудняюсь определить, что это такое, но, если исходить из вашей теории квантового характера мышления, мсье Прянишников, его устройство или приспособление можно назвать усилителем мысли. — Дебре положил на стол лист бумаги с простеньким чертежом. — Как вы видите, он состоит из двух тетраэдров, висящих на тонкой нити так, что один немного входит в другой. Если пристально смотреть вот в эту точку, — ручка француза коснулась красного значка на нити-оси, — то постепенно они начинают вращаться, причем нижний как бы ввинчивается в верхний.
     И вот в определенный момент, когда совмещаются какие-то центры тетраэдров — Тиваренг называет их «мана толо», что можно перевести как «пуп мира», — у вас в мозгу возникают странные видения. Старец утверждал, что это — послания Всемогущего. Я не могу однозначно истолковать их, потому что контакт был весьма неопределенным и непродолжительным, а наведенные мысленным излучением образы слишком необычны. Но я уверен, что, если провести достаточное число сеансов, они в конце концов поддадутся расшифровке. Поэтому предлагаю вам вместе отправиться к тому; кто говорит со Всемогущим, и заняться этим.
     Когда Дебре кончил, я сразу и безоговорочно принял его гипотезу, такой стройной и логичной, а главное, объясняющей феномен экстрасенсорного восприятия она мне показалась. Однако преодолеть скептицизм Прянишникова было не так-то просто. Его спор с Мишелем продолжался почти неделю, прежде чем Бур Мур окончательно признал абсолютную корректность выводов французского этнографа. Уже после этого в «музыкальном кабинете» Прянишникова на проспекте Вернадского — не сомневаюсь, что когда-нибудь на его доме появится в честь этого события мемориальная доска, — родилось то, что теперь известно как «теория Прянишникова — Дебре». Чтобы проверить ее, они решили поехать в Винайсен.
 

 

Космическое «ухо» могонов

     Сколько себя помнил Покор, мужские поля всегда находились далеко, в низине у реки, что в полудне ходьбы от Винайсена. Правда, дедушка рассказывал, будто когда-то они были совсем рядом, но теперь возле деревни остались лишь женские поля, где сажали маниоку, яме, сорго — одним словом, то, что идет на стол каждый день. В нынешнем году Покор впервые наравне со взрослыми участвовал в весенних полевых работах и очень гордился этим. А когда они закончились, вскоре вернулся сюда с ребятами оберегать всходы. Целыми днями они сидели на высоких помостах, криками и шестами с пальмовыми листьями отгоняя птиц. Дело это очень ответственное: стоит чуть зазеваться, и урожая не видать.
     Покор спрашивал у дедушки Тиваренга, нельзя ли побрататься с грифом, чтобы поручить тому стеречь поля. Но в ответ услышал, что настоящий мужчина никогда не станет взваливать свою работу на другого, тем более на вольную птицу. Конечно, дедушка, как всегда, был прав. Если когда-нибудь он, Покор, будет знать столько же, возможно, ему тоже доверят говорить со Всемогущим. Дедушка уже начал учить, как это делать, и уверен, что у внука получится.
     Обычно, когда Покор думал о деде, его охватывало светлое, радостное чувство. Но сегодня с самого рассвета все было не так. Стоило вспомнить старика, как на сердце становилось тоскливо. Потом мальчику стало казаться, что дедушка зовет его и, если он не придет, случится что-то ужасное. Бороться с этим страшным предчувствием было невозможно, и Покор решился оставить свой пост.
     ...Он всем телом ощущал раскаленный добела диск солнца, казалось застывший в выцветшем от зноя небе. Сегодня солнце было его врагом. На открытом плато, заросшем пожухлым калином с острыми, как бритва, листьями, палящие лучи, словно копья, вонзались в него, молотом били по голове. Но Покор бежал. Бежал легкими, размеренными и на первый взгляд неторопливыми шагами. Ритму его бега позавидовали бы лучшие олимпийские марафонцы.
     Лишь изредка, когда от обжигающего воздуха начинало резать легкие, он позволял себе перейти на шаг. Впрочем, Покор никогда не слышал об Олимпийских играх, а чемпионы мира просто не поверили бы, если бы им сказали, что человек может четыре часа подряд бежать в таком пекле.
     Впереди, у края леса, он заметил раскидистую мсасу. Ее ствол у самой земли расщеплялся на три части, и густая листва обещала желанную тень. Конечно, можно было бы вытерпеть и до леса и там устроить привал, но Покор знал, как обманчива его прохлада. Ее там просто нет. К тому же стоит опуститься на землю, и разгоряченное тело тут же окружит звенящее облако москитов. Нет, лучше уж устроиться под мсасой на открытом месте, где изредка обдувает хоть что-то похожее на ветерок. Если сейчас не передохнуть, скоро он будет ковылять словно водяная антилопа ситатонга, когда ее выгонят на сушу.
     Под мсасой Покор остановился. Развязав узелок, достал ломоть вяленого мяса, отломил кусок маисовой лепешки и через силу съел их, запивая теплой водой из калебаса. Потом прилег на землю. Измученное тело даже не заметило ее твердости, и он сразу погрузился в сон без сновидений, больше похожий на обморок.
     Его разбудил рев леопарда. Правая рука мгновенно сжала рукоять острой панги, мускулы напряглись, но Покор остался неподвижно лежать под деревом. Пока главным было не обнаружить себя. Как гиену, криком пятнистую кошку не испугаешь. Если же леопард учуял его и теперь подкрадывается в высокой траве, остается единственный выход: успеть увидеть, как метается из зарослей гибкое тело, и, увернувшись, всадить в бок лезвие панги. Иначе стальные когти моментально разорвут жертву, и лениво парящие в вышине грифы, как по команде, круто спикируют к месту трапезы леопарда.
     Медленно тянулись бесконечные минуты. Покор продолжал лежать, напряженно вглядываясь в подступавшую к пятачку под мсасой пожелтевшую траву. Наконец со стороны леса донесся злобный рык леопарда. Покор облегченно вздохнул. Видимо, зверь охотился где-то в чаще и разбудивший его рев был просто яростью из-за упущенной добычи. Обычно леопард нападает молча и лишь в последнюю долю секунды перед прыжком яростно хлещет себя хвостом.
     Поднявшись, Покор несколько минут стоял в раздумье, решая, как поступить. Идти через лес, рискуя столкнуться с хищником, или взять подальше в сторону? Если бы его не подгоняла тревога за деда, он бы не колебался. Хотя могоны славятся своей смелостью, безумцев среди них не бывает. Жизнь быстро учит тому, что тропический лес не маисовое поле. Тот, кто слишком безрассуден или беззаботен, никогда не увидит своих внуков.
     И все-таки мальчик направился прямо через лес. Он осторожно пробирался между стволами деревьев, изредка пуская в ход пангу, когда путь преграждала сплошная стена лиан. Вскоре Покор вышел на небольшую прогалину, на дальней стороне которой начиналась звериная тропа, выводившая почти к самому дому Тиваренга. Он остановился и стал внимательно рассматривать свежие следы.
     — Подними лапы, черномазый! — раздался сзади повелительный окрик.
     Покор мгновенно обернулся, правая рука скользнула к рукояти панги, которую он только что неосмотрительно засунул за пояс, но, увидев толстенное дуло крупнокалиберной винтовки, направленное на него, замер.
     Из кустов вышел широкоплечий, коренастый мужчина. Одет он был в выгоревшую зеленую куртку, такие же шорты и длинные гольфы до колен. На голове — широкополая матерчатая шляпа. Внешне он ничем не отличался от других белых охотников, изредка появлявшихся в их местах. И все же Покор сразу узнал в нем проводника, который полгода назад приводил к деду приезжего бвану. Звали его Жак Ру. Зачем он оказался здесь?
     — А, это ты. — Проводник тоже узнал Покора. — Что, решил выследить меня? — В голосе белого прозвучала угроза.
     Откровенно говоря, Жак Ру не знал, как поступить с подростком. Если бы он не был внуком Тиваренга, Ру просто-напросто прогнал бы его, приказав держать язык за зубами. Но после ссоры со стариком не стоило рисковать. Этот Тиваренг потребовал, чтобы Ру немедленно убрался восвояси, и даже набрался наглости угрожать, что сообщит в полицию, если он вздумает убить хотя бы одного слона. Пришлось слегка пристукнуть старика, а потом связать, заткнуть кляпом рот и на всякий случай спрятать в кустах. Если кто-нибудь сегодня-завтра и наведается к колдуну, то сразу не найдет. А послезавтра Ру будет уже далеко отсюда. Судьба Тиваренга его мало волновала. Повезет — останется жив. Ну а от диких зверей пусть старика оберегает его африканский бог, раз он такой всемогущий.
     Жак Ру не был суеверным человеком. Но после того, как целый день напрасно проблуждал по плато, так и не встретив ни одного слона, хотя их следы попадались повсюду, он готов был поверить, что здесь не обошлось без проклятого колдуна. Даже леопард, на которого он случайно наткнулся в лесу, после выстрела исчез в чаще. Промахнуться с десяти метров было невозможно. Однако сколько Ру ни лазил по зарослям, никаких следов зверя так и не обнаружил. А тут еще этот мальчишка, с которым нужно что-то делать.
     — Молчишь? Перестал понимать по-французски или от страха язык проглотил? Ну? — Жак вскинул винтовку и прицелился.
     Черномазый продолжал молчать. Это было уже вызовом. Следовало припугнуть упрямого сопляка. Ру нажал на спусковой крючок.
     Пуля просвистела у самого плеча, но Покор даже не вздрогнул. Он сразу понял, что от этого белого можно ожидать самого худшего, и сейчас лихорадочно искал выход. До кустов на краю прогалины было слишком далеко. Если он резко отпрыгнет в сторону, а потом кинется в чащу, это не спасет его. Ру наверняка успеет выстрелить раньше, чем Покор достигнет леса.
     — Значит, все-таки не хочешь объяснить, зачем шлялся по лесу? Тогда я расскажу, что тебя ожидает. Может быть, тогда станешь поразговорчивее. Так вот, сначала я прострелю тебе правую руку, потом левую. Потом продырявлю твои поганые ноги. А если и это не поможет, то размозжу твою дурацкую башку прикладом. Ясно?
     Покор не слушал Ру. Теперь он был уверен: не зря его томило ужасное предчувствие — дедушка попал в беду. Что бы он ни сказал белому, это ничего не изменит. Дело все равно добром не кончится. Поэтому нужно попытаться перехитрить его. Иначе кто же поможет деду? Пожалуй, есть шанс спастись: нужно следить за пальцем Ру на спусковом крючке и, как только он начнет давить им, отпрыгнуть в сторону и метнуть в него пангу.
     — Даю тебе пять минут сроку, если ты знаешь, что такое минута, — продолжал угрожать Жак.
     Все его внимание сосредоточилось на никак не хотевшем говорить мальчишке. В этом упорном молчании Ру чувствовал какую-то смутную опасность и решил во что бы то ни стало сломить упрямца. Захваченный поединком, он не услышал едва уловимого шелеста у себя за спиной. Зато Покор заметил, как чуть колыхнулась листва на толстой ветви дерева позади белого, хотя воздух был неподвижен. Раздался тихий скребущий звук острых когтей по коре. Мальчик облизал внезапно пересохшие губы. Сейчас белый обернется, на какое-то время выпустив его из поля зрения, и тогда нужно бросаться в кусты.
     Но Жак Ру не обернулся. Он охотился в основном на слонов и не привык обращать внимание на шелесты и шорохи. Откуда было ему знать, что преследуемый леопард обязательно постарается оказаться позади охотника.
     Что-то огромное и тяжелое рухнуло ему на спину. В следующее мгновение он почувствовал, как в плечи и бедра вонзаются острые гвозди. От непереносимой боли из горла вырвался отчаянный вопль, но колкая трава кляпом забила рот. «Проклятый колдун!» — успел еще подумать Ру, прежде чем острые клыки сомкнулись у него на шее.
     Когда леопард молнией обрушился с ветки на белого и его винтовка от удара отлетела в сторону, Покор в акробатическом прыжке успел схватить ее раньше, чем она коснулась земли. Он тут же вскочил на ноги и прицелился в пятнистую кошку, злобно рычавшую на спине у своей мертвой, поверженной жертвы.
     Однако зверь вовсе не думал нападать на мальчика. И тогда его осенило: не иначе леопарда прислал Тиваренг, чтобы спасти внука. Ведь дед же обещал, что через два года, когда ему исполнится шестнадцать лет и он сможет выбрать себе побратима, им будет леопард. Осторожно пятясь и на всякий случай не спуская глаз со своего спасителя, Покор отступил в лес.
     Обогнув прогалину, он вышел на тропу. Леопарда можно было не бояться. От своей добычи зверь никуда не уйдет, пока не сожрет ее. Поэтому, повесив тяжеленную винтовку на сук, Покор изо всех сил припустил к дому деда.
     И все-таки он опоздал. Когда, тяжело дыша, мальчик выскочил на знакомую лужайку, там уже собрались почти все мужчины Винайсена. В комнате, куда тихонько пробрался Покор, на кровати, в окружении стариков лежало бездыханное тело того, кто еще совсем недавно говорил со Всемогущим и обещал обучить этому внука. На пепельно-сером лице старика застыла чуть заметная улыбка, словно Бат ба Нгуа радовался, что в последний момент перед смертью сумел спасти своего любимца. «А может быть, это сделал сам Всемогущий, успевший собрать сюда столько людей?» — подумал Покор, с трудом сдерживая готовые брызнуть слезы.
     Вот такую грустную историю поведал мне Бур Мур по возвращении в Москву. Правда, ее финал был более оптимистическим.
     ...Когда Прянишников с Дебре добрались до Винайсена, там только что кончился длившийся две луны дама-на — «большой запрет», которым сопровождается смерть весьма почитаемого человека. Тиваренга похоронили в потайном склепе — пещере, где никто не мог нарушить его покой. За лесным домом и находящимися в нем магическими талисманами временно доверили присматривать Покору, пока все африканские гри-гри сообща не решат, кому быть новым Бат ба Нгуа.
     Дебре опасался, что мальчик откажется показать им «усилитель мысли». Однако Покор не стал возражать против того, чтобы приезжие бваны попытались послушать, что говорит Всемогущий. Оказывается, после первого посещения этнографа Тиваренг сказал внуку, что этот француз обязательно вернется к ним еще раз.
     Около месяца Прянишников и Дебре поочередно и вместе в разное время суток экспериментировали с таинственным устройством. Причем результаты у Бур Мура были прямо-таки фантастическими. Подробно он не рассказывал мне, что именно узнал из мысленного излучения внеземного разума, так как для многого, по его словам, у нас нет соответствующих понятий. Впрочем, это было не столь уж важно, поскольку Прянишников привез главное: чертежи космического терминала, с помощью которого можно установить мысленный контакт с ВЦ.
     К этому остается добавить совсем немного, ибо остальное известно едва ли не каждому человеку на Земле. Почти два года ушло на создание композитных материалов, необходимых для терминала, — настолько сложными оказались привезенные Бур Муром спецификации. Дело значительно ускорилось после того, как физику и «лирику» была присуждена Нобелевская премия; в их проект поверили серьезные спонсоры.
     На последнем этапе под эгидой ЮНЕСКО к его осуществлению подключились ведущие научные институты и всемирно известные фирмы. За считанные месяцы возле крошечной африканской деревни Винайсен взметнулась ввысь гигантская ажурная пирамида, фотографии которой сегодня знакомы любому. В ней на прочнейшей композитной нити, во много раз более эластичной, чем каучук подвешены два многометровых тетраэдра. Нижний служит кабиной оператора, на роль которого отобраны пятеро самых сильных экстрасенсов на земном шаре. Еще двадцать будут «облучать» установку.
     Ровно через неделю состоится первый сеанс мысленной связи с нашими внеземными братьями по разуму. Но репортаж о нем я буду писать уже в Винайсене.

На суше и на море, 1991-92. Повести. Рассказы. Очерки. Статьи / Б. Т. Воробьев (сост.) и др. — М.: Мысль, 1992.С. 396 - 439