Эрик Ф. Расселл. "Кружным путем"

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.3 (3 голосов)


Рис. В. Карабута

 

Если передать андромеданскую мысль на человеческом языке, его звали Хараша Ванаш. Самое страшное в нем было — самомнение. Оно было опасным, ибо обоснованным. Природные способности андромеданина были испытаны на пятидесяти планетах и оказались непобедимыми.
     Величайшее оружие, которым может обладать живое существо, — это мозг, наделенный воображением. Это его сильная сторона, средоточие его мощи. Но для Ванаша разум противника был его слабым местом, тем, что можно использовать. Ванаш был «гипно» чистейшей воды, отшлифованный по всем граням. На любом расстоянии, почти до мили, он мог за долю секунды убедить мыслящий мозг, что черное — это белое, что верное — неверно, что солнце стало ярко-зеленым, а полисмен на углу — это король Фарук. Все, что он внушал, сохраняло силу, пока он не находил нужным снять внушение.
     Было лишь одно безусловное ограничение, имевшее, по-видимому, характер универсального закона: Ванаш не мог заставить ни одну форму жизни уничтожить самое себя. Здесь всеобщий инстинкт самосохранения отказывался уступать.
     Однако можно было сделать нечто приближенное, примерно то, как змея поступает с кроликом: внушить жертве, что она парализована и совершенно не способна бежать от верной смерти.
     Да, у Хараша были все основания для самомнения. Кто побывал на пятидесяти планетах и остался невредимым, тот может чувствовать себя спокойно и на пятьдесят первой. Опыт — это верный и преданный слуга, всегда готовый по первому требованию дать хороший, бодрящий глоток самоуверенности.
     Итак, Хараша беспечно высадился на Землю. Накануне он бегло осмотрел всю планету, и его появление вызвало обычные слухи о летающих блюдцах, хотя корабль совсем не напоминал такого предмета.
     Никем не замеченный, он опустился среди холмов, вышел и отослал корабль туда, откуда автоматические механизмы поведут его по отдаленной орбите и превратят в крошечную луну. Среди камней он спрятал маленький, компактный аппарат, чтобы вызвать корабль, когда понадобится.
     Там, высоко в небесах, кораблю никто не помешает. Если землянам и удастся обнаружить его, они ничего не смогут сделать. У них нет ракетных кораблей. Они смогут только смотреть, удивляться и тревожиться.
 

     Предварительные наблюдения почти ничего не позволили разузнать о форме и размерах преобладающего вида жизни. Для этого он подходил недостаточно близко. Ему хотелось только выяснить, заслуживает ли эта планета более тщательного исследования и обладает ли высшая форма жизни разумом, который можно использовать. Очень скоро он убедился, что нашел особенно лакомый кусочек — планету, заслуживающую внимания андромеданских полчищ.
     Физические характеристики обитателей планеты были для него неважны. По своему облику он несколько походил на них, но были, разумеется, и существенные отличия. Но тревогу или удивление он не вызовет. Потому что обитатели планеты никогда не увидят его истинного облика. Только таким, как он внушит им. Он сможет стать в их мыслях похожим на что угодно и на кого угодно.
     Поэтому прежде всего ему нужно было отыскать какую-либо обыденную личность, которая могла бы легко затеряться в толпе.
     Контакт с обитателями планеты не был проблемой. Он сможет воспринимать любые вопросы, внушать ответы, а необходимую форму им придаст собственный разум собеседника. Сообщаются ли они, издавая звуки ртом или ловко виляя хвостами, — безразлично. Подчинившись, воображение собеседника поймет его информацию и само снабдит ее звуками и движениями рта или вилянием хвоста.
     Покинув место своей посадки, Хараша направился через холмы к дороге, которую видел во время спуска и движение на которой было довольно оживленным.
     У дороги находилась маленькая бензостанция с четырьмя насосами. Ванаш наблюдал за нею, укрывшись в густом кустарнике. Гм-м! Двуногие, в общем похожие на него, но с полужесткими конечностями и гораздо более волосатые. Один работал насосом, другой сидел в автомобиле. Он не мог получить полное представление о втором, так как видны были только голова и плечи. Что до первого, то на нем была блестящая шапка с металлической бляхой и форменный комбинезон с ярко-красным значком на кармане.
Он не годится для копирования, решил Ванаш. Те, кто носит форму, обычно получают приказания, выполняют определенные задания, их могут заметить и допросить, если они окажутся в необычном месте. Лучше выбрать субъекта, который может передвигаться свободно куда захочет.
     Автомобиль уехал. Блестящая Шапка вытер руки ветошью и стал разглядывать дорогу. Через несколько минут остановился другой автомобиль. На крыше у него торчала антенна, и в нем сидели двое, одетые одинаково; остроконечные шапки, металлические пуговицы и бляхи. Лица у них были жесткие, глаза холодные, вид официальный. Эти тоже не годятся, подумал Ванаш. Чересчур заметны.
     Один из сидевших в машине обратился к Блестящей Шапке:
     — Ничего примечательного, Джо?
     — Ничего, все в порядке.
     Полицейская машина рванулась вперед и уехала. Джо ушел внутрь станции. Достав из пакетика ароматное зерно, Ванаш жевал его и размышлял. Значит, они говорят ртом, не телепагичны, склонны к рутине, готовые марионетки для любого «гипно», которому вздумается подергать их за ниточки.
     Однако их автомобили, реактивные самолеты и другие штучки показывали, что у них бывают случайные вспышки вдохновения. По андромеданской теории, опасными для «гипно» могут быть только редкие вспышки гениальности, так как ничто другое не может помочь обнаружить присутствие андромеданина и проследить за его действиями.
     Это было логичное предположение — на языке другого мира. Все, чем обладала андромеданская культура, было порождением бесчисленных вспышек вдохновения на протяжении веков. Но вспышки вдохновения нельзя заранее спланировать, как бы велика ни была необходимость в них. Любой вид разумной жизни может впасть в идиотизм, если ему не хватит одного-единственного гениального озарения.
     Всякая чужая культура опасна тем, что ни один пришелец извне не может заранее знать всех ее подробностей. Ванаш не знал, да и не мог даже подозревать, что на Земле существует размеренный и обычно не получающий должной оценки суррогат гениальных озарений. Это медленная, унылая, упорная и незаметная работа, но, когда нужно, она дает хорошие результаты.
     Ее называют по-разному: совершать обход, двигаться помаленьку, копаться в мелочах или попросту идти кружным путем. Кто и когда слыхал о такой вещи?
     Ванаш не слыхал, да и никто из его сородичей тоже. Поэтому он ждал за кустами, пока не появилась еще одна машина; оттуда вышел незаметный, серенький человечек. Он выглядел именно такой посредственностью, какие попадаются во множестве на любой шумной городской улице. Ванаш мысленно сфотографировал его под всеми углами, запомнил и остался доволен.
 

     В пяти милях севернее находился небольшой городок, а в сорока милях за ним — крупный город. Ванаш видел их во время спуска и решил, что городок послужит ему местом тренировки перед тем, как перейти в город. Теперь он мог смело выйти из укрытия и заставить свою модель везти его, куда он захочет.
     Мысль была соблазнительной, но неразумной. Пока он кончит свои дела на этой планете, ее обитатели могут заметить, что творится что-то необъяснимое, и было бы безопаснее, если первое из таких событий произошло не так близко от места посадки корабля. Блестящая Шапка будет, может быть, говорить слишком много и слишком громко о том, что его клиент посадил в машину своего двойника. Сама жертва, может быть, будет смущенно бормотать о своем точном зеркальном отражении. Несколько таких случаев — и вспышка интуиции объединит все в истинную картину.
     Ванаш подождал, пока машина уехала и Джо вошел в здание. Тогда он вылез из кустов, прошел полмили к северу, остановился и посмотрел на юг.


     Первую машину, которая ему попалась, вел коммивояжер, никогда никого не подвозивший. Он слыхал о случаях, когда такие бесплатные пассажиры грабили водителя. Пока дело касалось его, пешеходы у обочины могли «голосовать» хоть до будущей недели.
     Он остановился и взял Ванаша в машину, не имея ни малейшего понятия, почему сделал это. Он знал только, что по рассеянности изменил своим привычкам и посадил к себе худощавого, унылого, молчаливого пешехода, больше всего похожего на похоронного факельщика средних лет.
     — Далеко вам? — спросил коммивояжер, внутренне досадуя на собственное решение.
     — До ближайшего города, — ответил Ванаш. Его собеседник ясно слышал, что он сказал это, и на смертном ложе поклялся бы, что это было сказано. Прочитав название города в мыслях водителя, Ванаш внушил ему, что он услышал также «В Нортвуд».
     — А в какое место?
     — Безразлично. Это маленький городок. Высадите меня, где найдете удобным.
     Водитель ворчливо согласился и не разговаривал больше. Приехав в Нортвуд, он остановил машину.
     — Этого достаточно?
     — Да, благодарю вас. — Ванаш вышел. — Я очень тронут.
     — Не стоит, — сказал коммивояжер и уехал, не убитый и не ограбленный.
     Ванаш поглядел ему вслед, потом пошел осматривать Нортвуд.
 

     Городок был незначительный. В нем были магазины на главной улице и двух других поменьше, железнодорожное депо с сортировочной станцией, четыре заводика средних размеров, три банка, почтовое отделение, пожарное депо, несколько муниципальных зданий. По оценке Ванаша, в Нортвуде было 4 — 5 тысяч жителей и не меньше трети их работало на пригородных фермах.
     Он медленно шел по главной улице. На него никто не обращал внимания. Приобрести необходимый опыт не составляло труда; он делал это так часто, что уже привык и считал почти скучным. В одном месте его увидела собака, отчаянно взвыла и стремглав кинулась прочь, поджав хвост. Никто этого не заметил. Он тоже.
     Первые нужные сведения он получил в магазине, заинтересовавшись тем, как покупатели получают то, что им нужно. Средством обмена служили печатные листки бумаги и металлические кружочки. Ванаш решил, что избавит себя от больших хлопот и неудобств, если запасется этими материалами.
     Двигаясь в толпе, наполнявшей магазин, он вскоре получил понятие об их покупательной способности. Тогда он раздобыл себе небольшой запас их, и сделал это чужими руками.
     Стоя в стороне, он сосредоточил внимание на немолодой, полной, явно респектабельной покупательнице. Она вытащила кошелек у захлопотавшейся женщины. Выбравшись с добычей из магазина, она уронила кошелек где-то на пустыре, вернулась домой, вспомнила все происшедшее и схватилась за голову.
     В кошельке оказалось 42 доллара. Ванаш тщательно пересчитал деньги, вошел в кафетерий, истратил какую-то сумму на хороший завтрак. Он мог бы, конечно, получить еду и бесплатно, но такая тактика слишком бросалась в глаза и могла вызвать нежелательные последствия. Ванашу одни блюда показались отвратительными, другие приемлемыми.
     Неразрешенной проблемой оставался ночлег. Ванаш нуждался в сне так же, как и любая низшая форма жизни, и ему нужно было найти для этого удобное место. Ночевки в полях или амбарах казались немыслимыми; не годится господину спать на сене, пока слуги храпят на шелках.
     С помощью наблюдений, чтения мыслей встречных он установил, что может найти ночлег в отеле или в наемных комнатах. Первое его не прельщало. Слишком много народу, и потому трудно скрываться. В отеле у него будет меньше возможностей передохнуть и побыть самим собой, а это была самая приятная форма отдыха.
     А в своей собственной комнате он сможет вернуться к нормальному, без напряжений, состоянию мысли, спать, разрабатывать без помех свои планы.
     Подходящую комнату он отыскал без труда. Пышная женщина с четырьмя бородавками на цветущем лице показала его убежище и попросила 12 долларов вперед, так как он был без вещей. Ванаш сообщил, что его зовут Уильям Джонс, что он приехал по делам на недельку и не любит, чтобы его беспокоили.
     Хозяйка ответила, что ее дом — это рай для джентльменов и что всякий, кто приведет сюда женщину, будет выгнан с позором. Он уверил ее, что такое ему даже не снится; и это было верно.
     Ванаш сел на край кровати и обдумал все. Было бы до смешного просто заплатить ей полностью, не истратив ни цента. Он мог бы заставить ее поверить, что за квартиру заплачено. Но все-таки 12 долларов хозяйке не хватило бы, и она стала бы ломать голову над загадочной потерей. Если он останется здесь, то нужно будет обманывать ее снова и снова, пока самый факт, что его выплаты в точности совпадают с потерями, не станет ясным как день.
     Можно было бы, «заплатив» за неделю, по истечении этого срока съехать и найти другую квартиру. У такой тактики были свои недостатки. Если за обманщиком начнут охотиться, придется переменить личность.
     Он ничего не имел против обмана и перемены личности, если будет необходимо. Досадно было бы делать это слишком часто, по ничтожным причинам, не стоящим такого усилия. Стать постоянной жертвой мелких случайностей — значит признать, что обитатели планеты ставят ему свои условия. Его гордость возмущалась при этой мысли.
     Так или иначе, ему нужно было примириться с очевидными предпосылками и с неизбежными выводами из них. Чтобы в этом мире все шло гладко и без неприятных осложнений, нужны деньги.
     Следующий день Ванаш посвятил тому, чтобы выследить денежный поток до его истока. Найдя источник, он потратил еще немного времени на тщательное изучение. На языке преступного мира, он «обставил» банк.
 

     Человек, лениво шагавший по коридору, весил два с половиной стона, и у него были двойной подбородок и порядочное брюшко. На первый взгляд — попросту ленивый толстяк. Однако первое впечатление нередко бывает обманчивым. Не менее полудюжины людей такого же сложения были чемпионами мира — борцами-тяжеловесами. Эдуард Г. Райдер не входил в эту категорию, но в редких случаях и ему приходилось применять силу.
     Он остановился у матовой стеклянной двери с надписью: «Казначейство США — отдел расследований». Постучав в стекло кулаком, похожим на молот, он вошел, не дожидаясь ответа, и сел без приглашения.
     Остролицый тип за столом, взглянув на него с легким неудовольствием, сказал:
     — Эдди, у меня есть для вас кое-что интересное.
     — А разве вы давали мне когда-нибудь что-либо другое? — Райдер положил свои крупные руки на массивные колени. — Что на этот раз? Опять какой-нибудь незарегистрированный гравер и на свободе?
     — Нет. Ограбление банка.
     Райдер нахмурился, его широкие брови зашевелились.
     — Я думал — мы интересуемся только фальшивыми деньгами и незаконными перемещениями капитала. Какое нам дело до этого? Это для полиции, верно?
     — Полиция в нем запуталась.
     — Если банк был застрахован, они могут вызвать Федеральную.
     — Он не был застрахован. Мы предложили свою помощь. И окажете ее вы.
     — Но почему?
     Его собеседник, глубоко вздохнув, быстро заговорил:
     — Какой-то хитрец обчистил 1-й Нортвудский банк примерно на 12 тысяч, — и никто не знает как. Капитан Гаррисон из нортвудской полиции говорит, что это трудная загадка. Он говорит — очень похоже, что кто-то наконец-таки нашел способ совершить неразгадываемое преступление.
     — Он, видимо, попал в тупик. А как случилось, что и нас сюда впутали?
     — Гаррисон узнал, что из похищенных денег 40 бумажек по 100 долларов были последовательно перенумерованы. Эти номера известны. Остальные — нет. Он сообщил нам об этом, надеясь, что билеты могут очутиться у нас и что мы сможем проследить за ними. Эмблтон заинтересовался этой теорией «нераскрываемого преступления».
     — И что же?
     — Он посоветовался с нами. Мы согласились, что если кто-то научился забирать монету таким способом, то он для экономики такая же угроза, как и любой фальшивомонетчик крупного масштаба.
     — Да, — подтвердил Райдер.
     — Баллантайн сам решил, что мы должны вмешаться, просто на тот случай, если началось что-то могущее зайти слишком далеко. Я выбрал вас. — Он подвинул к себе какие-то бумаги, взял перо. — Отправляйтесь в Нортвуд и помогите Гаррисону.
 

     Начальник полиции Гаррисон был высок и худощав. Он сказал:
     — Зачем я буду рассказывать вам о случившемся? Прямой допрос лучше, чем информация из вторых рук. Я вызвал важнейшего свидетеля, как только узнал, что вы едете. — Он повернул переключатель на настольном телефоне. — Пошлите Ашкрофта сюда.
     — Кто это? — спросил Райдер.
     — Главный кассир банка. Он сейчас очень расстроен. — Гаррисон подождал, пока свидетель войдет, представил его. — А это мистер Райдер, специальный расследователь. Он хочет услышать вашу историю.
     Ашкрофт сел, устало потер лоб. Это был седой, хрупкий человечек лет шестидесяти.
     — Я уже рассказывал это раз двадцать, — пожаловался Ашкрофт, — и каждый раз оно звучит все более неправдоподобно. У меня просто голова кругом идет...
     — Не расстраивайтесь, — мягко посоветовал Райдер. — Только дайте мне факты, точные факты.
     — Каждую неделю мы выдаем жалованье для стеклозавода Дэйкина. Сумма колеблется от 10 до 12 тысяч долларов. Накануне выдачи фирма присылает курьера с ведомостью на нужную сумму и с обоснованием ее. Тогда у нас есть время приготовить деньги к следующему утру.
     — А потом?
     — Фирма получает их. Присылает кассира с несколькими охранниками. Он всегда приходит около 11. Не раньше, чем без десяти 11, и не позже, чем 11.10.
     — Вы знаете кассира в лицо?
     — Их двое, мистер Суэйн и мистер Летсерн. За деньгами может прийти любой из них. Время от времени они сменяют друг друга. Оба хорошо мне знакомы уже много лет.
     — Хорошо, продолжайте.
     — Кассир приносит с собой запертый кожаный саквояж, ключ от которого лежит у него в кармане. Он отпирает саквояж, подает мне. Я наполняю саквояж так, что он может проверить содержимое, и подаю ему вместе с распиской. Он запирает его, кладет ключ в карман, подписывает расписку и уходит. Я кладу расписку на место, вот и все.
     — Мне кажется, довольно неразумно, что и саквояж и ключ находятся у одного и того же человека, — заметил Райдер.
     Гаррисон вмешался:
     — Мы проверили это. Ключ несет один из охранников. Он отдает его кассиру при входе в банк и отбирает, когда они уходят.
     Нервно облизнув губы, Ашкрофт продолжал:
     — В прошлую пятницу мы должны были выдать заводу Дэйкина 12 182 доллара и приготовили их. Мистер Летсерн пришел с саквояжем. Было ровно 10.30.
     — Откуда вы знаете? — быстро спросил Райдер. — Вы взглянули на часы? Что вас заставило?
     — Я взглянул на часы потому, что немного удивился. Он пришел раньше обычного. Я ожидал его минут через 20.
     — И было половина одиннадцатого? Вы уверены в этом?
     — Совершенно уверен, — твердо сказал Ашкрофт. — Мистер Летсерн подошел к окошку и подал мне саквояж. Я поздоровался, сказал что-то о его раннем приходе.
     — Что он ответил?
     — Не помню в точности. У меня не было причин запоминать его слова, и я был занят тем, что наполнял саквояж. — Ашкрофт нахмурился, усиленно вспоминая. — Летсерн сказал нечто вроде того, что лучше раньше, чем позже.
     — А что произошло потом?
     — Я подал ему саквояж и расписку. Он запер саквояж, подписался и ушел.
     — И это все? — спросил Райдер.
     — О нет, — ответил Гаррисон и ободряюще кивнул Ашкрофту.
     — Без пяти 11, — продолжал свидетель, немного запнувшись, — мистер Летсерн вернулся, положил саквояж на мое окошко и посмотрел на меня выжидающе. Я спросил: «Что-нибудь не в порядке, мистер Летсерн?» Он ответил: «Насколько мне известно, все в порядке. А что вы имеете в виду?»
     Ашкрофт приостановился, снова потер лоб. Райдер посоветовал ему:
     — Не торопитесь. Я хочу, чтобы вы рассказали все как можно точнее.
     Кассир банка взял себя в руки.
     — Я сказал ему, что нет причин для недоразумений, так как деньги пересчитаны трижды. Тогда он проявил некоторое нетерпение и сказал, что ему все равно, пусть пересчитывают сколько угодно, но чтобы я вручил их побыстрее.
     — Полагаю, это порядком ошеломило вас, — заметил Райдер с мрачной улыбкой.
     — Да, я был ошеломлен. Сначала я подумал, что это какая-то шутка, хотя Летсерн не из тех, кто шутит подобным образом.
     Я сказал, что уже отдал ему деньги с полчаса назад. Он спросил, уж не сошел ли я с ума. Тогда я позвал Джексона, младшего кассира, и он подтвердил мои слова. Он видел, как я укладывал деньги в саквояж.
     — А видел ли он, как Летсерн уходил?
     — Да, сэр. Он так и сказал.
     — И что же Летсерн сказал на это?
     — Он захотел повидать директора. Я проводил его в кабинет мистера Олсена. Через минуту Олсен потребовал расписку. Я взял ее из ящика и только тогда увидел, что подписи на ней нет.
     — Она была пустая?
     — Да. Не могу этого понять. Я сам видел, как он подписывался. А на ней все-таки ничего не было, никаких следов. — Ашкрофт помолчал, заново переживая это событие, потом закончил: — Мистер Летсерн настаивал, чтобы вызвали полицию. Меня задержали в кабинете директора, пока не пришел мистер Гаррисон.
     Райдер обдумал услышанное, потом спросил:
     — Охранники были с Летсерном одни и те же оба раза?
     — Не знаю. Ни в первый, ни во второй раз я их не видел.
     — Значит, он пришел без охраны?
     — Охранники не всегда показываются персоналу банка, — вмешался Гаррисон. — Я проследил эту ниточку до конца.
     — Что же вы узнали?
     — Они намеренно каждый раз меняют свое поведение, чтобы злоумышленники не могли заранее составить план действий. Иногда оба охранника провожают кассира до кассы, иногда ждут на улице у главного входа. Бывает, что один остается в машине, а другой ходит у банка взад и вперед.
     — Они, вероятно, вооружены?
     — Конечно. — Гаррисон озадаченно взглянул на Райдера. — И оба клянутся, что в пятницу утром сопровождали Летсерна в банк только один раз. Это было в 10.55.
     — Но он был там в 10.30, — запротестовал Ашкрофт.
     — Летсерн отрицает это, — ответил Гаррисон. — Охранники тоже.
 

     — Видели ли охранники, как он входил в банк? — спросил Райдер, надеясь на противоречивые показания.
     — Да, но сами не входили. Они оставались у главного входа, но, когда Летсерн задержался в банке больше положенного времени, подняли тревогу и вошли в здание с револьверами наготове. Ашкрофт не видел их, так как был в то время в кабинете Олсена.
     — Ну вот как получается, — произнес Райдер, пристально глядя на несчастного Ашкрофта. — Вы говорите, что отдали деньги Летсерну в 10.30. Он утверждает, что этого не было. Показания противоречат друг другу. Что вы скажете?
     — Вы, значит, не верите мне? — жалобно спросил Ашкрофт.
     — Ни верю, ни не верю. Я воздерживаюсь от суждения. Пока что я установил явное противоречие в показаниях. Отсюда не вытекает, что один из свидетелей — лжец и потому наиболее подозрителен. Можно говорить чистую правду и все же добросовестно заблуждаться.
     — Вы говорите обо мне?
     — Возможно. Никто не может быть непогрешимым. — Райдер подался вперед, заговорил подчеркнуто: — Примем главные факты за чистую монету. Если вы говорите правду, то деньги были выданы в 10.30. Если правду сказал Летсерн, то получил их не он. Сложите вместе то и другое, что получится? Ответ: деньги получены кем-то, кто не был Летсерном. А если ответ окажется правильным, то вы сильно ошиблись.
     — Я не ошибся, — возразил Ашкрофт. — Это был Летсерн, и никто другой. Иначе я не могу верить собственным глазам.
     — Вы уже признали это, — заметил Райдер.
     — О нет, не признавал.
     — Вы же сказали, что видели, как он подписывает расписку. Собственными глазами вы видели, как он ставит свою подпись — Он подождал возражения, которого не последовало. — А на расписке ничего не стояло.
     Ашкрофт промолчал, угрюмо размышляя.
     — Если вы были обмануты насчет подписи, то могли быть обмануты и относительно подписавшегося.
     — Я не страдаю галлюцинациями.
     — По-видимому, — сухо произнес Райдер. — Как же вы объясняете отсутствие подписи?
     — Мне не нужно объяснять, — заявил Ашкрофт с внезапной горячностью. — Я дал факты. Искать объяснений — ваше дело.
     — Совершенно верно, — согласился Райдер. — Мы ничего не имеем против того, чтобы нам об этом напомнили. Надеюсь, что вы не будете возражать, чтобы вас расспрашивали еще и еще раз. Благодарю за помощь.
     — Я рад был помочь. — Ашкрофт вышел, явно обрадованный тем, что допрос кончился.
     Гаррисон взял зубочистку, погрыз ее и сказал:
     — Вот чертовская история. Еще день или два, и вы пожалеете, что вас прислали сюда.
     Задумчиво посматривая на начальника полиции, Райдер произнес:
     — Я прислан сюда не учить вас. Я пришел помочь, так как вы сказали, что вам нужна помощь. Две головы лучше одной. Сто голов — лучше, чем десяток. Но если вам не нравится, я могу и вернуться...
     — Бросьте, — сказал Гаррисон. — В такие дни, как этот, я злюсь на всех. У меня положение иное, чем у вас. Когда кто-то обчищает банк у меня под носом, он выставляет меня на посмешище. А разве можно быть одновременно и посмешищем, и начальником полиции?
     — Вы признаете себя побежденным?
     — Ни за что в жизни.
     — Тогда сосредоточимся на нашей работе. В этом деле с распиской есть что-то очень неясное и странное.
     — Для меня оно ясно, как гвоздь, — произнес Гаррисон. — Ашкрофта обманули или одурачили.
     — Не в этом дело, — возразил Райдер. — Загадка состоит в том, зачем его обманули. Если предположить, что ни Ашкрофт, ни Летсерн не виновны, то деньги взяты кем-то другим, кем-то неизвестным. Я не вижу никаких разумных объяснений тому факту, что преступник рисковал испортить все дело, подсовывая кассиру пустую расписку. Обман ведь можно было обнаружить тотчас же. Все, что ему нужно было бы сделать, это нацарапать имя Летсерна. Почему он этого не сделал?
     Гаррисон минуту подумал.
     — Может быть, он боялся, что Ашкрофт признает подпись поддельной и поднимет адский шум?
     — Если он смог притвориться Летсерном, то должен уметь и подделать достаточно хорошо подпись.
     — Возможно, он не подписался потому, — предположил Гаррисон, — потому что не умел писать. Я знаю нескольких мошенников, научившихся грамоте только в тюрьме.
     — В этом что-то есть, — согласился Райдер. — Во всяком случае наиболее подозрительными кажутся сейчас Ашкрофт и Летсерн. Виновность обоих необходимо исключить, прежде чем искать кого-то другого. Я полагаю, вы уже проверили их?
     — Да еще как! — Гаррисон взял трубку телефона. — Пошлите сюда картотеку Первого банка. — Получив ее, он стал перебирать листки. — Возьмем сначала Ашкрофта. Материально обеспечен хорошо, в прошлом ничего подозрительного нет, превосходная репутация — словом, никаких мотивов грабить банк. Джексон, младший кассир, подтверждает его показания, хотя не полностью. Ашкрофт никуда не мог бы спрятать деньги, предназначенные для Дэйкина. Мы обыскали банк сверху донизу, пока Ашкрофт неотлучно находился в кабинете директора. И ничего не нашли. Дальнейшие поиски дали еще кое-что в его пользу... Подробности я сообщу позже.
     — Вы уверены в его невиновности?
     — Почти, но не совсем. Он мог передать деньги сообщнику, до некоторой степени похожему на Летсерна. Мне хотелось бы поискать в его жилище. Одной бумажки с записанным номером было бы достаточно, чтобы убедиться в его виновности. — Он сделал гримасу. — Судья Мэксон отказался дать ордер на обыск из-за недостатка улик. Он говорит, что нужно чем-нибудь подтвердить подозрения. И я вынужден сознаться, что судья прав.


     — Что вы скажете о кассире фирмы, Летсерне?
     — Это убежденный холостяк, лет около шестидесяти. Не буду утомлять вас полным отчетом о нем. К нему не придерешься.
     — Вы в этом уверены?
     — Судите сами. Машина фирмы оставалась у конторы все утро до 10.30. Она не могла оказаться у банка менее чем за 20 минут. У Летсерна попросту не было времени, чтобы поехать туда на какой-нибудь другой машине, вернуться на завод, захватить охрану и поехать вторично.
     — Да еще к тому же спрятать добычу, — вставил Райдер.
     — Нет, он не мог сделать этого. Далее, в конторе Дэйкина было человек сорок, и все они, вместе взятые, смогли рассказать о каждом шаге Летсерна с той минуты, как он пришел на работу в 9 часов, и до той, когда он уехал в банк в 10.35. Такого алиби ни один прокурор не поколеблет!
     — Значит, это полностью исключает его виновность?
     Гаррисон нахмурился;
     — Конечно, но мы нашли пятерых свидетелей, которые видели его близ банка в 10.30.
     — То есть, они подтверждают сказанное Ашкрофтом и Джексоном?
     — Да. Немедленно после случившегося я послал всех, кого мог, чтобы расспрашивать встречных по всей улице и по примыкающим к ней переулкам. Обычный проклятый кружный путь. Мои люди нашли троих, готовых присягнуть, что видели, как Летсерн входил в банк в 10.30. Они не знают его в лицо, но опознали по фотографии.
     — А заметили ли они его машину и могут ли описать ее?
     — Они не видели, чтобы он приехал в машине. Он шел все время пешком и нес саквояж. Свидетели заметили и вспомнили его только потому, что какой-то щенок завизжал и кинулся от него сломя голову. Они подумали, не пнул ли он щенка и зачем.
     — Они говорят, что он пнул его?
     — Нет.
     Райдер задумчиво поглаживал свой двойной подбородок.
     — Тогда непонятно, почему щенок вел себя так. Собаки обычно не визжат и не кидаются бежать без причины. Что-то должно было испугать щенка или сделать ему больно.
     — Какая разница? — сказал Гаррисон, у которого и так уже было довольно забот. — Ребята нашли также человека, видевшего, как Летсерн выходил из банка со своим саквояжем. Он не заметил, чтобы поблизости были охранники. Летсерн шел по улице совершенно беспечно, но ярдов через 50 остановил такси и уехал.
     — Вы разыскали водителя?
     — Да. Он тоже опознал фотографию, когда мы показали ее. Сказал, что отвез Летсерна к театру «Камея» на 4-й улице, но не заметил, вошел ли он гуда. Он просто высадил пассажира и уехал. Мы допросили весь персонал театра, обыскали здание, но все напрасно. Поблизости есть автобусная станция. Мы перетрясли там всех, но ничего не узнали.
     — И это все, что вам удалось добиться?
     — Не совсем. Я позвонил в Казначейство, сообщил номера сорока билетов, поднял тревогу в восьми штатах, чтобы там искали преступника, похожего на Летсерна. Уже сейчас ребята вооружились копиями его портрета и обходят отели и дома, где сдаются комнаты. Он может скрываться в этом городе. Но теперь я в тупике.
     Райдер откинулся в кресле, он довольно долго размышлял, пока Гаррисон грыз свою зубочистку. Потом сказал:
     — Прекрасная репутация, материальная обеспеченность и отсутствие мотивов — все это менее убедительно, чем показания свидетелей. У человека может найтись тайный мотив, достаточно сильный, чтобы сойти с рельсов. Может быть, ему отчаянно понадобились 10 — 12 тысяч наличными, и гораздо быстрее, чем возможно получить путем законной реализации полисов или облигаций. Что, например, если ему дали 24 часа на то, чтобы внести выкуп?
     Гаррисон вытаращил глаза.
     — Вы думаете, мы не проверили всех родичей у Ашкрофта и Летсерна и не разузнали, пропадал ли недавно кто-нибудь из них?
     — Как вам угодно. Я лично думаю, что этим заниматься не стоит. Зачем похитителю рисковать головой ради жалких 12 тысяч, если он рискует не больше, выбрав жертву пожирнее и назначив сумму побольше? Кроме того, если даже мы найдем мотив, то не узнаем, как была совершена кража.
     — Верно, — согласился Гаррисон. — Но проверить все равно стоит. Это обойдется мне даром. Кроме жены Ашкрофта, все родственники обоих живут в других местах. Мне нужно только договориться с начальниками полиции.
     — Делайте, как считаете нужным. А пока вы шарите в темноте, пусть кто-нибудь узнает, нет ли у Летсерна какого-нибудь беспутного братца-близнеца.
     — Если и так, — проворчал Гаррисон, — это нам ничего не даст, потому что он может догадаться что к чему и запереть рот на замок.
     — Это с точки зрения закона. Но есть еще и человеческая. Люди не все одинаковы, и слава богу. — Райдер сделал нетерпеливое движение. — До сих пор мы занимались двумя известными подозрительными лицами. Посмотрим теперь, что мы можем сделать с третьим, неизвестным.
     Гаррисон сказал:
     — Я говорил вам, что разослал объявления о человеке, похожем по описанию на Летсерна. Но преступник может оказаться мастером перевоплощения. Если так, то он выглядит теперь совсем иначе, чем в день грабежа. Но если сходство окажется настоящим и неизменным, то описания помогут найти его.
     — Правильно. Однако если кровного родства нет — а это тоже надо установить, — то сходство едва ли будет настоящим. Это будет скорее совпадением. Скажем, чем-то искусственным... Что это нам дает?
     — Оно было большим, — возразил Гаррисон. — Достаточно большим, чтобы обмануть нескольких свидетелей. Слишком большим, чтобы мы чувствовали себя спокойно.
     — Вы так и сказали, — подтвердил Райдер. — Больше того, такой искусный актер может проделать все это снова и снова, принимая внешность людей более или менее похожих на него по сложению. Не исключено, что в действительности он походит на Летсерна не больше, чем я — на дрессированного тюленя. У нас нет его подлинного описания, и это большая помеха для нас. Откровенно говоря, я не приложу ума, на кого он похож в данную минуту.
     — Я тоже, — ответил Гаррисон и помрачнел.
     — Однако у нас есть одна возможность. Ставлю десять против одного, что сейчас он выглядит так же, как и до своего фокуса. У него нет причин менять внешность, пока он обдумывал свое дело и составлял планы. Кража прошла так хорошо и гладко, что должна была быть спланирована в совершенстве. А для этого нужно было немало предварительно понаблюдать.
     Значит, в течение некоторого времени перед кражей у преступника должно было быть убежище в этом городе или поблизости. С полсотни человек или больше могли видеть его неоднократно и смогут описать внешность. Задача состоит теперь в том, чтобы найти его убежище и узнать, как он выглядит.
     — Легче сказать, чем сделать.
     — Дело трудное, шеф, но давайте держаться этой линии. В конце концов она приведет нас куда-нибудь, пусть даже в сумасшедший дом.
     Райдер умолк и глубоко задумался. Гаррисон сосредоточенно смотрел в потолок.
     Наконец Райдер сказал:
     — Чтобы притвориться Летсерном, злоумышленник должен был не только выглядеть, как он, но и одеваться, как он, ходить, как он, двигаться, как он, пахнуть, как он.
     — Он был Летсерном до последнего волоска, — ответил Гаррисон. — Я расспрашивал Ашкрофта, пока нам обоим не надоело до тошноты. Он был Летсерном во всех подробностях, вплоть до башмаков.
     Райдер спросил:
     — А как насчет саквояжа?
     — Саквояжа? — на худощавом лице Гаррисона отразилось изумление, потом запоздалое сожаление. — Вот это как раз то, что нужно. Как это мне раньше не пришло в голову?
     — Это может оказаться и несущественным. Но лучше все-таки расспросить о нем.
     — Я могу узнать сейчас же. — Гаррисон схватил трубку, набрал номер, сказал: — Мистер Ашкрофт, у меня к вам есть еще один вопрос. Относительно саквояжа, куда вы укладывали деньги: был ли это тот самый, с которым всегда приходили сотрудники Дэйкина?
     Ответ был отчетливым:
     — Нет, мистер Гаррисон, это был новый саквояж.
     — Что такое? — Лицо у Гаррисона побагровело, и он закричал: — Почему же вы не сказали сразу?
     — Вы у меня не спрашивали, так что я о нем и не думал. А если бы и подумал, то счел бы, что это совершенно несущественно.
     — Что существенно и что не существенно, решаю я, — крикнул Гаррисон и продолжал слегка раздраженным тоном: — Ну, так выясним, раз и навсегда. Кроме того, новый саквояж был точно такой же, как всегда у Дэйкина?
     — Нет, сэр. Но он был очень похож. Тот же тип, тот же медный замочек, тот же общий вид. Но он был чуть длиннее и примерно на дюйм глубже. Я помню это потому, что, укладывая деньги, удивился, зачем они купили новый саквояж. Видимо, потому, чтобы у мистера Летсерна и у мистера Суэйна было по отдельному саквояжу.
     — Заметили ли вы на нем какую-нибудь примету, ярлычок с ценой, марку фирмы, инициалы, номер серии или еще что-нибудь такое?
     — Нет, ничего. Мне не пришло в голову присматриваться. Я не знал, что произойдет, и...
     Гаррисон гневным движением повесил трубку и пристально взглянул на Райдера, который не произнес ни слова.
     Гаррисон тяжело вздохнул, взял трубку внутреннего телефона:
     — Есть там кто-нибудь?
     Чей-то голос ответил:
     — Кастнер, шеф.
     — Пошлите его сюда.
     Детектив Кастнер вошел. Это был аккуратно одетый человек, умевший, по-видимому, быть своим в злачных местах.
     — Джим, — сказал ему Гаррисон, — ступайте на завод Дэйкина и возьмите у них денежный саквояж. Удостоверьтесь, что это именно тот, с которым они ходят каждую неделю. Пройдите по всем магазинам, продающим кожаные вещи, и узнайте обо всех покупках подобных саквояжей за последний месяц. Если найдете покупателя, пусть он докажет, что саквояж еще находится у него, и сообщит, где он был и что делал в прошлую пятницу, в половине одиннадцатого утра.
     — Есть, сэр.
     — Звоните мне, если узнаете что-нибудь существенное.
     Когда Кастнер ушел, Гаррисон сказал:
     — Саквояж был куплен специально для этого дела. Значит, покупка была сделана недавно и, вероятно, в этом городе. Если мы не найдем, кто купил саквояж в здешних магазинах, придется поискать подальше.
     — Правильно, — согласился Райдер. — Тем временем я сделаю еще кое-что.
     — А именно?
     — Мы живем в эпоху техники. У нас есть обширная сеть связи и подробные картотеки. Давайте используем то, что у нас уже есть.
     — Что вы имеете в виду? — спросил Гаррисон.
     Райдер пояснил:
     — Кража, совершенная гак гладко, чистенько и аккуратно, сама напрашивается на повторение. Может быть, он уже проделывал это раньше. Весьма вероятно, что он проделает это снова.
     — Так что же?
     — У нас есть его описание, но оно немногого стоит. — Он подался вперед. — У нас есть также все подробности его метода, а это вполне надежно!
     — Да, вы правы.
     — Ну так давайте сведем описание преступника к неизменным элементам — росту, весу, сложению, цвету глаз. Все прочее не стоит внимания. Резюмируем также его технику, сведем ее к голым фактам. Все это можно будет выразить в полутысяче слов.
     — А тогда?
     — В стране насчитывается 6280 банков, из которых немногим более 6000 входят в Ассоциацию банков. Я добьюсь в Вашингтоне, чтобы там выпустили необходимое количество бланков для Ассоциации. Ее нужно предостеречь против подобного фокусника и попросить, чтобы нам сообщили все подробности, если какой-нибудь банк будет обокраден, несмотря на предупреждение, или уже был обокраден.
     — Хорошая мысль, — одобрил Гаррисон. — У какого-нибудь начальника полиции могут оказаться детали, которых у нас нет, а у нас — такие, которые могут понадобиться ему. Если мы соберем все данные вместе, они могут оказаться достаточными, чтобы раскрыть оба преступления.
     — Есть и еще кое-что, — произнес Райдер. — Преступник уже может быть занесен в картотеку. Если нет, то нам не повезло. Но если он уже делал такое и раньше и был пойман, то мы сможем найти его карточку мгновенно. — Он подумал и добавил: — Эта картотека в Вашингтоне — действительно хорошая вещь.
     — Я знаю о ней, конечно, но не видел, — вставил Гаррисон.
     — Один мой приятель, почтовый инспектор, недавно убедился в ее полезности. Он выслеживал преступника, продававшего по почте поддельные нефтяные акции. Описания его не было. Никто из жертв не видел его во плоти.
     — Неважное начало.
     — Да, но это был стреляный воробей, что само по себе уже является уликой. Такой опытный обманщик должен был находиться в картотеке.
     — И что же?
     — Опытный специалист закодировал имеющиеся данные и подал их в скоростной экстрактор, как дают след собаке. Электронные пальцы промчались по отверстиям и вырезам в миллионе карточек гораздо быстрее, чем вы успеваете высморкаться. Отбросив шантажистов и другую мелочь, пальцы выудили тысячи четыре мошенников. Из них они отобрали около шестисот продавцов акций, а из этих последних — сотню тех, что специализировались на нефтяных акциях. А из сотни они отобрали дюжину действовавших только по почте.
     — Это сузило поиски, — вставил Гаррисон.
     — Машина выдала 12 карточек, — продолжал Райдер. — Какой-нибудь добавочный факт позволил бы ей выбросить одну-единственную. Но ничего больше она не могла сделать. Да это и не было нужно. Быстрая проверка показала, что четверо из двенадцати уже умерли, а еще шестеро сидят за решеткой. Из оставшихся двоих одного арестовали, но тому удалось доказать, что он ни при чем. Остался только один. Теперь у почтовых властей были его имя, портрет, описание, привычки, сообщники — все, кроме разве девичьей фамилии его матери. Не прошло и трех недель как его поймали.
     — Чисто сделано. Не могу только понять, зачем они сохраняют в картотеке покойников.
     — Это потому, что иногда — порой через целые годы — появляются сведения, доказывающие, что они виновны в старых, нерасследованных до конца преступлениях. Зло, которое люди делают, живет и после них, добро, если оно и есть, приходится хоронить вместе с ними. — Он прищурился на собеседника и добавил: — Работники картотеки не любят оставлять дела незаконченными. Им нравится делать на них окончательную пометку, хотя бы для этого требовалось полжизни. Они — люди аккуратные, знаете ли. Тот, кого мы разыскиваем, проделает такой же фокус, запаситесь терпением и убедитесь сами. — Он указал на телефон. — Ничего, если я поговорю по междугородному? — Ухмыляясь самому себе, Райдер схватил трубку. — Дайте мне Казначейство США, Вашингтон, линия 417, мистера О'Кифа.
 

     В течение последующих 24 часов земная техника продолжала свое упорное, утомительное, но неумолимое дело. Патрульные расспрашивали лавочников, местных сплетников, трактирщиков, гуляк, клерков — всех и всякого, кто, хотя бы случайно, мог дать какие-либо крохи ценной информации. Детективы в штатском стучались в двери, задавали множество вопросов всякому, кто отвечал, проверяли тех, кто не хотел ответить. Местная полиция шарила по мотелям и грейдерным паркам, расспрашивала владельцев, администрацию, служащих. Шерифы и их помощники побывали на фермах, где, как было известно, иногда бывала постояльцы.
     В Вашингтоне из одной машины вышло 6 тысяч листовок, пока другая машина надписывала 6 тысяч конвертов. Электронные пальцы разыскивали заданную комбинацию из дырочек и прорезей среди миллиона самых различных карточек.
     Как всегда, первыми результатами были пачки отрицательных ответов. Никто из родственников Ашкрофта не исчезал ни теперь, ни раньше. В семействе у Летсерна не оказалось темных личностей, у него не было близнеца, его единственный брат, на 10 лет моложе, пользовался прекрасной репутацией, не отличался особенным сходством и во всяком случае мог представить безукоризненное алиби.
     Ни один банк не был обокраден ловким притворщиком. В меблированных домах, отелях и прочих вероятных укрытиях преступника человек, похожий на Летсерна, не появлялся.
     Однако с дедуктивной точки зрения определенное количество отрицательных ответов может дать несколько положительных. Гаррисон и Райдер изучили полученные сведения и пришли к одним и тем же выводам. Ашкрофт и Летсерн действительно оказались ни при чем. Неизвестный преступник был новичком в грабежах, и его первый успех, несомненно, должен заставить его предпринять еще одну попытку. Такой мастер перевоплощения, видимо, до преступления скрывался под какой-то другой личиной, чем та, которую он сейчас принял.
     Первые интересные сведения поступили в конце дня. Кастнер вошел, сбил шляпу на затылок и сказал:
     — Кажется, у меня что-то есть.
     — Например? — жадно спросил Гаррисон.
     — На такой тип саквояжей мало спроса, и в городе их продает только один магазин. За последний месяц продано три штуки.
     — С уплатой по чеку?
     — Самыми что ни на есть наличными. — Кастнер ответил мрачной улыбкой на разочарованный взгляд своего начальника и продолжал: — Но двое из покупателей — местные жители, которых все знают. Оба сделали свою покупку недели три назад. Саквояжи еще при них, и они могут рассказать о каждом своем шаге в пятницу утром. Я проверил показания, они вполне надежны.
     — А третий покупатель?
     — К этому я и веду, шеф. Он мне кажется подходящим. Он купил саквояж вечером, накануне кражи. Никто его не знает.
     — Чужак?
     — Не совсем. Я получил подробное описание его от Гильды Кассиди, продавшей ему саквояж. Это человек средних лет, худощавый, робкий.
     — Почему вы говорите, что он не совсем чужак?
     — Потому, шеф, что магазинов, торгующих теми или другими кожаными вещами, наберется с дюжину. Я живу здесь довольно давно, но мне долго пришлось искать, где продаются такие саквояжи. Я и подумал: этому негодяю тоже приходилось делать такой же обход. Я пошел по всем магазинам второй раз, давая это новое описание...
     — И что же?
     — В трех из них вспомнили этого человека, — он интересовался, чем у них торгуют. — Кастнер помолчал и добавил; — Сол Бергман, из «Друга путешественника», говорит, что лицо этого человека ему немного знакомо. Он не знает, кто он, но уверен, что уже видел его два или три раза.
     — Может быть, случайный клиент издалека?
     — Похоже, шеф, на то.
     — «Издалека» может означать любой пункт в радиусе ста миль, — Проворчал Гаррисон. — Или еще дальше. — Он кисло взглянул на Кастнера. — Кто видел его дольше и ближе всех?
     — Продавщица Кассиди.
     — Вы бы привели ее, да поскорее.
     — Я и привел. Она ждет за дверью.
     — Хорошо, Джим, — одобрил Гаррисон, светлея. — Давайте ее сюда.
     Кастнер вышел и вернулся с высокой, тоненькой девушкой лет двадцати. Она сидела, холодная и сдержанная, сложив руки на коленях, и отвечала на вопросы Гаррисона, старавшегося получить возможно более полное описание заподозренного.
     — Опять чертов кружный путь, — пожаловался Гаррисон, когда она кончила. — Теперь ребятам придется проделать все заново, чтобы найти следы этого человека!
     Райдер вмешался:
     — Может быть, мы облегчим им задачу. — Он пытливо взглянул на девушку через стол. — То есть если мисс Кассиди поможет нам.
     — Я сделаю все, что могу, — заверила она.
     — Наш штатный художник Роджер Кинг в свободное время рисует карикатуры. Он мастер, большой мастер. — Райдер снова обратился к девушке: — Мистер Кинг покажет вам множество фотографий. Просмотрите их повнимательнее и выберите примечательные черты, соответствующие чертам человека, купившего саквояж. Подбородок на одном снимке, рот — на другом, нос — еще на каком-нибудь. Кинг сделает составной портрет и будет изменять его по вашим указаниям, пока вы не скажете, что достаточно. Подумайте, сможете ли вы сделать это.
     — О, разумеется, — сказала она.
     — Есть еще Сол Бергман, — заявил Кастнер. — Он очень хочет помочь.
     — Тогда давайте сюда и его.
     Копии рисунка Кинга были разосланы вместе с описанием и требованием ареста. Не прошло и нескольких минут, как раздался телефонный звонок. Гаррисон схватил трубку:
     — Полиция Нортвуда.
     — Я сержант Уилкинс, говорю из казарм полиции штата. Мы только что получили ваш листок насчет розыска. Я знаю этого типа. Он живет как раз на моем участке.
     — Кто он?
     — Его зовут Уильям Джонс. Он держит питомник акров в 20 у дороги номер 4, в нескольких часах пути от вас. Мрачноватый субъект, но против него нет никаких улик. Хотите, мы сцапаем его?
     — Уверены ли вы, что это именно он?
     — На картинке его лицо, и это все, что я знаю. Я работаю так же давно, как и вы, и в лицах не ошибаюсь.
     — Ну конечно, сержант. Мы будем благодарны, если вы доставите его к нам для допроса.
     Гаррисон откинулся в кресле, рассеянно созерцая стол и обдумывая последние новости. Через некоторое время он сказал:
     — Я бы не удивился, если бы этот Джонс был когда-то водевильным актером или трансформистом. Но он держит питомник где-то в глуши, и вот это для меня загадка. Мне как-то трудно представить, чтобы он мог проделать такую ловкую кражу.
     — Не исключено, что он только сообщник. Заранее купил саквояж, потом спрятал деньги, возможно, стоял на страже, пока преступник совершал кражу.
     Гаррисон кивнул.
     — Мы разберемся, когда его доставят сюда. У него будут неприятности, если он не сможет доказать, что его покупка здесь ни при чем.
     — А что, если он докажет это?
     — Тогда мы очутимся там же, откуда начали. — Гаррисон помрачнел при этой мысли. Телефон зазвонил снова.
     — Нортвуд, полиция.
     — Говорит патрульный Клинтон, шеф. Я только что показал этот рисунок некой миссис Бастико, которая держит меблированные комнаты по улице Стивенс, 157. Она клянется, что нарисован Уильям Джонс, проживавший у нее 10 дней. Он приехал без багажа, но позже приобрел новый саквояж вроде дэйкиновского. В субботу утром он уехал, захватив саквояж. Он заплатил за четыре дня лишних, но не вернулся больше.
     — Оставайтесь там, Клинтон. Мы сейчас будем. — Гаррисон алчно облизнулся и обратился к Райдеру: — Поехали.
     Они поспешили на улицу Стивенс, 157. Это был старенький каменный дом с истертыми ступеньками.
     Миссис Бастико, женщина с несколькими бородавками на лице, возмутилась:
     — У меня никогда не было полисменов. Ни разу за 20 лет.
     — А теперь будут, — успокоил ее Гаррисон. — Это придаст вашему дому респектабельность. Ну, что вы знаете об этом Джонсе?
     — Ничего особенного, — ответила она, все еще ворчливо: — Он держался особняком. А я не пристаю к постояльцам, если они ведут себя прилично.
     — Говорил ли он, откуда приехал или куда едет?
     — Her. Он заплатил вперед, сообщил свое имя и сказал, что здесь по делам. Вот и все. Он уходил каждое утро, возвращался вечером, не очень поздно, всегда был трезвым и ни с кем не ссорился.
     — Посетители у него бывали? — Гаррисон извлек фотографию Летсерна. — Кто-нибудь вроде вот этого, например?
     — Офицер Клинтон показывал мне ваш снимок еще вчера. Я этого человека не знаю. Никогда не видела, чтобы мистер Джонс разговаривал с кем-нибудь.
     — Гм-м! — Гаррисон был явно разочарован, — Нам хотелось бы взглянуть на его комнату. Вы не возражаете?
     Она сердито повела их наверх, отперла дверь, ушла и предоставила им рыться сколько они захотят. Весь ее вид показывал, что она не терпит полиции.
     Они тщательно обыскали комнату, сняли простыни, сдвинули мебель, подняли ковры, даже отвинтили и опорожнили сифон умывальника. Патрульный Клинтон извлек из узенькой щели между досками на полу маленькую прозрачную розовую бумажку, а также два странных зернышка, похожих на миндальные и издававших сильный приятный запах.
     Они отвезли эти ничтожные улики к себе, чтобы отправить в Государственную криминологическую лабораторию на анализ и заключение.
     Еще через 3 часа явился Уильям Джонс. Он не обратил внимания на Райдера, но обрушился на затянутого в мундир Гаррисона и спросил:
     — С какой стати меня сюда притащили? Я ничего не сделал дурного.
     — Тогда не о чем беспокоиться. — Гаррисон строго спросил:
     — Где вы были утром в прошлую пятницу?
     — На это ответить легко, — произнес Джонс с оттенком досады.— Я был в Смоукн Фоллз, искал гам запчасти к культиватору.
     — Это в 80 милях отсюда.
     — Ну так что же? От меня это гораздо ближе. И я не мог найти эти запчасти больше нигде. Если здесь в Нортвуде есть такая фирма, покажите мне ее.
     — Не будем говорить об этом. Долго вы там пробыли?
     — Приехал в 10 утра, уехал к вечеру.
     — Вам понадобилось столько времени, чтобы найти несколько запасных частей?
     — Я побродил по городу. Покупал кое-что. Пообедал и несколько раз выпивал.
     — Значит, в городе найдется много людей, которые смогут подтвердить ваше пребывание там?
     — Ну, разумеется, — ответил Джонс с обезоруживающей уверенностью.
     Гаррисон взял трубку телефона, сказал кому-то:
     — Введите сюда миссис Бастико, девушку Кассиди и Сола Бергмана. — Он снова переключил внимание на Джонса. — Расскажите мне в точности, где вы были с момента приезда в Смоукн Фоллз до отъезда и кто видел вас там.
     Услышав эту фразу, Джонс не выказал ни тревоги, ни смущения:
     — Могу я уйти? У меня есть дело.
     — У меня тоже, — возразил Гаррисон. — Где вы спрятали кожаный саквояж?
     — Какой саквояж?
     — Новый, тот что купили вечером в четверг.
     Глядя на него с изумлением, Джонс произнес:
     — Эй, что вы хотите мне пришить? Я не покупал саквояжа. Зачем он мне? Никакого саквояжа мне не нужно.
     — Вы еще скажете, что не прятались в меблированном доме на улице Стивенс?
     — Не прятался. На улице Стивенс я никого не знаю, я там никогда не был.
     Они спорили еще минут двадцать. Джонс упрямо твердил, что весь четверг работал у себя в питомнике. Он никогда не слышал о миссис Бастико, не покупал саквояжа, похожего на дэйкиновский. Если они хотят обыскать его ферму, то — в добрый час; а если найдут у него такой саквояж, то, значит, сами и подбросили его.
     В дверь просунул голову патрульный, доложил:
     — Они здесь, шеф.
     — Хорошо.
     Минут через десять Гаррисон повел Джонса в соседнюю комнату, поставил его в ряд вместе с детективами и полудюжиной ничем не примечательных личностей, взятых прямо с улицы. Сол Бергман, Гильда Кассиди и миссис Бастико вошли, взглянули на всех этих людей и одновременно указали на Джонса.
     — Это он, — сказала миссис Бастико.
     — Тот самый человек, — подтвердила мисс Кассиди.
     — Больше некому, — добавил Сол Бергман.
     — Они с ума сошли, — заявил Джонс.
     Позвав троих свидетелей в свой кабинет, Гаррисон спросил их, не ошибаются ,ли они. Но все свидетели настаивали, что не ошибаются. Разыскиваемый человек — это и есть Уильям Джонс, решительно и окончательно.
     Он отпустил свидетелей и задержал Джонса до получения сообщений из Смоуки Фоллз. К концу законного 24-часового срока задержания поступили результаты проверки. Не менее 32 человек полностью подтвердили слова задержанного, указавшего, где он был с 10 часов утра до 3.30 пополудни. Дорожные посты тоже видели его на всем пути в город и обратно. Полиция штата обыскала ферму Джонса. Саквояжа не было. Не обнаружили сколько-нибудь крупной суммы денег.
     — Все пропало, — проворчал Гаррисон. — Мне остается только отпустить его с самыми нижайшими извинениями. Что это за проклятое дело, где каждого принимают за кого-то другого!
     Райдер погладил свои подбородки и предложил:
     — Может быть, нам стоит проверить и эту линию. Давайте, поговорим с Джонсом еще раз, прежде чем отпустить его.
     Джонс выглядел теперь гораздо более покорным. Он был готов на все, лишь бы его поскорее отпустили домой.
     — Простите, что мы беспокоим вас, мистер Джонс, — кротко заговорил Райдер. — Но в данных обстоятельствах это неизбежно. Мы решали очень трудную проблему. — Он подался вперед, устремив на собеседника властный взгляд. — Вы окажете нам большую услугу, если подумаете хорошенько и скажете нам, не принимали ли вас когда-нибудь за кого-то другого.
     Джонс открыл рот, закрыл, снова открыл:
     — Господи, именно это и случилось со мной недели две назад.
     — Говорите! — произнес Райдер, и глаза у него заблестели.
     — Я приехал в город, пробыл там около часа, и тут какой-то парень на другой стороне улицы окликнул меня. Это был незнакомый человек, и я подумал сначала, что он окликает другого. Но он обращался ко мне.
     — Продолжайте, — поторопил его Гаррисон.
     — Он спросил меня как-то озадаченно, как я сюда попал. Я сказал, что приехал на своей машине. Он не хотел верить.
     — Почему?
     — Он сказал, что я шел пешком и голосовал по дороге. Он взял меня и привез в Нортвуд. Больше того, высадив меня, он поехал прямо в город и ехал так быстро, что никто не мог перегнать его. Потом он поставил машину, пошел по улице, и первый, кого он увидел, был я на противоположном тротуаре.
     — Что вы сказали ему?
     — Сказал, что это наверняка был не я и что его собственный рассказ доказывает это.
     — И он был сбит с толку, верно?
     — Он совершенно обалдел. Повел меня к своей машине, спросил: «Значит, вы в ней не ехали?» Я, конечно, подтвердил, что нет, и ушел. Сначала я подумал, что это розыгрыш, потом стал подозревать, что у него не все в порядке с головой.
     — Так вот, — осторожно заговорил Райдер, — мы должны найти этого парня. Расскажите все, что вы о нем знаете.
     Сосредоточенно подумав, Джонс сказал:
     — Ему не меньше 35 лет, он хорошо одет и складно говорит, похож на коммивояжера. На заднем сиденье лежало множество листовок, цветных таблиц и банок с красками.
     — Вы хотите сказать — в багажнике? Вы заглядывали туда?
     — Нет. Они лежали на заднем сиденье.
     — А сама машина?
     — «Флаш» последней модели, темно-зеленая с белыми стенками, есть радио. Номера я не запомнил.
     Гаррисон расспросил Джонса еще о внешности, манерах, одежде владельца «Флаша», потом вызвал городскую полицию и попросил найти след этого человека.
     — Ищите скорей всего в магазинах, торгующих красками. Он похож на коммивояжера, совершающего свой объезд.
     Джонс с большим облегчением отправился домой. А через два часа позвонили из города.
     — Этого типа в магазинах хорошо знают. Его зовут Бердж Киммелмен, он представитель фирмы «Акме» в городе Мерион, Иллинойс. Местопребывание в настоящий момент неизвестно. Хозяева смогут разыскать его для вас.
     Гаррисон позвонил в фирму «Акме» и обратился к Райдеру:
     — Он где-то в сотне миль к югу. Сегодня вечером ему позвонят в отель, и завтра он будет здесь.
     — Хорошо.
     — Хорошо ли? — спросил Гаррисон с оттенком горечи. Мы тратим все свои силы, выслеживая разных людей, а нас ведут от одного к другому. Это может продолжаться бесконечно.
     — Человек находит истину не сразу, но находит обязательно, — возразил Райдер.
 

     А совсем в другом месте, миль 700 западнее, шел к цели кружным путем и некто другой.
     Его звали Артур Форрел, он был газетным репортером, работал в маленьком «капустном листке». Кто-то в редакции сунул ему клочок бумаги.
     — Вот вам. Еще один блюдечник. Ступайте!
     Он неохотно отправился по адресу, указанному на клочке. Ему открыл молодой человек, смышленый на вид.
     — Вы Джордж Ламот? Я из «Клича». Вы говорили, что у вас есть что-то о летающем блюдце. Верно?
Ламот поморщился:
     — Это не блюдце. Это сферический предмет, искусственного происхождения.
     — Когда и где вы его видели?
     — Прошлой и позапрошлой ночью. Высоко в небе.
     — Прямо над городом?
     — Нет, но его было видно отсюда.
     — Я не видел. Пока, насколько я знаю, вы единственный обнаружили его. Как вы это объясните?
     — Его очень трудно увидеть невооруженным глазом. У меня есть восьмидюймовый телескоп.
     — Сами построили?
     — Да.
     — Вот это дело! — восхищенно заметил Форрел. — Покажите-ка мне его, а?
     Ламот, поколебавшись, повел репортера наверх. Там стоял настоящий телескоп, задрав свою любопытную морду к съемному люку на крыше.
     — И вы действительно видели предмет в эту штуку?
     — В течение двух ночей, — подтвердил Ламот. — Надеюсь наблюдать его и сегодня.
     — Что вы о нем думаете?
     — Это только догадки, — уклончиво ответил молодой человек. — Я только хочу сказать, что он находится на круговой орбите, что он шарообразен и, кажется, сделан из металла.
     — У вас есть снимок?
     — К сожалению, у меня нет аппарата.
     — Может быть, кто-нибудь из наших фотографов сможет вам помочь.
     Форрел задал еще десятка два вопросов и закончил с сомнением:
     — То, что видели вы, смог бы увидеть всякий, у кого есть телескоп. Мир полон телескопов, некоторые такие большие, что сквозь них мог бы пройти локомотив. Как случилось, что об этой новости никто не кричит?
     Слегка улыбнувшись, Ламот ответил:
     — Всякий, у кого есть телескоп, не смотрит в него 24 часа в сутки. А если и смотрит, то изучает какую-нибудь определенную область звездного неба. Думаю, что мне посчастливилось. Вот почему я позвонил в «Клич».
     — Совершенно верно, — согласился Форрел, наслаждаясь сочным ароматом маленькой сенсации.
     — Далее, — продолжал Ламот, — предмет видели и другие. Прошлой ночью я позвонил троим друзьям-астрономам. Они проверили мое открытие. Двое сказали, что будут звонить в ближайшие обсерватории, чтобы привлечь их внимание. Сегодня я отправил полный отчет в одну обсерваторию и в научный журнал.
     — Черт возьми! — вскричал Форрел, у которого зачесались пятки. — Мне лучше поспешить с этой новостью, пока о ней не напечатали где-нибудь еще. — Потом он добавил: — Я сам не видел этого шарообразного сооружения, так что мне нужно проверить ваше заявление по другому источнику. Это не значит, что я вам не доверяю. Я должен проверять сведения или искать себе другую работу. Можете ли вы дать мне имя и адрес одного из ваших друзей-астрономов?
     Ламот оказал ему эту любезность. Когда Форрел мчался к телефонной будке, по улице проехал полицейский джип. Он затормозил перед домом Ламота. Форрел узнал полисмена в мундире, сидевшего за рулем, но коренастые люди в штатском рядом с ним были ему незнакомы. Это показалось Форрелу странным, так как, будучи репортером, он был знаком со всеми местными детективами. Двое неизвестных вышли из машины, подошли к двери Ламота и позвонили.
     Быстро обогнув угол, Форрел вбежал в будку, вызвал междугородную, втиснул монеты в аппарат.
     — Алан Рид? Меня зовут Форрел, я пишу в газетах на астрономические темы. Говорят, вы видели в небе странный металлический предмет... Э? — Он нахмурился. — Не говорите мне этого! Ваш друг Джордж Ламот тоже его видел. Он сам сказал мне, что звонил вам вчера ночью. — Он помолчал, фыркнул в трубку. — Зачем вы повторяете «Ничего не могу сказать», как попугай? Послушайте, или вы видели его, или не видели, а вы до сих пор не отрицали, что видели. — Снова пауза, потом, вкрадчиво: — Мистер Рид, это вам кто-нибудь велел молчать?
     Форрел гневно повесил трубку, осторожно выглянул из будки, сунул в аппарат еще несколько монет, сказал кому-то:
     — Говорит Арт. Если вы хотите иметь этот материал, вам придется поторопиться. — Он прислушался к щелканью включенной пленки, быстро заговорил и продолжал говорить минут пять.
     Вскоре на город обрушился мощный прибой «Клича». Одновременно длинная цепь газет в мелких городах получила одни и те же новости по телеграфу и запестрела двухдюймовыми заголовками:

КОСМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА В НЕБЕСАХ!
МЫ ИЛИ ОНИ?

     На следующий день, в полдень, Гаррисон угрюмо расправлялся с текущей работой. Райдер сидел в стороне, вытянув свои столбообраэные ноги, и медленно, тщательно перечитывал пачку напечатанных на машинке листков.
     Пачка была результатом кружного пути, проделанного многими людьми. Час за часом, с немногими пробелами прослеживались передвижения некоего Уильяма Джонса, о котором было известно, что это не настоящий Уильям Джонс. Его видели бродившим по Нортвуду в роли ленивого туриста. Его несколько раз видели на главной улице. Его видели в большом магазине самообслуживания как раз в то время, когда у одной посетительницы был украден кошелек. Его видели в кафе и ресторанах, в барах и тавернах.
     Ашкрофт, Джексон и другой кассир вспомнили, что примерно за неделю до кражи незнакомец, похожий на Джонса, расспрашивал их о каких-то пустяках. Летсерн и его охранники вспомнили, что во время предыдущей поездки за деньгами поблизости маячило зеркальное отражение Уильяма Джонса. В общей сложности кропотливо собранные данные охватывали почти все проведенное заподозренным в Нортвуде время — что-то около 10 дней.
     Закончив чтение, Райдер закрыл глаза, обдумывая полученные данные и стараясь найти какой-нибудь новый след. Пока он занимался этим, приглушенное радио бубнило непрерывно, наполняя кабинет сдавленным голосом возмущенного комментатора:
     «Теперь всему миру известно, что кому-то удалось запустить в небо искусственный спутник. Его может увидеть ночью всякий, у кого есть телескоп или хороший бинокль. Почему же тогда власти продолжают делать вид, что ничего не происходит. Если это дело рук потенциального врага, то пусть нам так и скажут. Если это сделали мы, то пусть нам тоже об этом скажут: враг уже достаточно информирован. Кто из высокого начальства приписывает себе право решать, о чем нам можно сообщать, а о чем нельзя? Долой его! Пусть правительство выскажется!»
     — Да, — заметил Гаррисон, отрываясь от своей работы. — На этот раз я с ним согласен. Почему нам не скажут прямо, наш это предмет или чужой? Кое у кого появились очень преувеличенные представления о своем значении. Славного пинка, вот чего им не хватает... — Он прервал себя, схватил трубку телефона:
     — Нортвуд, полиция. — Его худое лицо приняло целый ряд странных выражений, пока он слушал. Потом он положил трубку и сказал: — Час от часу не легче!
     — В чем дело?
     — Эти семена. Лаборатория не может определить их.
     — Не удивительно. Нельзя ожидать, чтобы они знали абсолютно все.
     — Они знают достаточно, но семена совершенно неизвестны. — Он фыркнул и добавил: — Они просят нас прислать еще с дюжину, чтобы их можно было прорастить.
     — Забудьте об этом, — посоветовал Райдер. — Семян у нас больше нет, и где их достать — неизвестно.
     — Но у нас есть еще кое-что очень странное, — продолжал Гаррисон. — Вместе с семенами мы послали прозрачную розовую обертку, помните? Сначала я думал, что это — кусочек цветного целлофана. Лаборатория говорит, что нет. Она говорит — это органический материал клеточной структуры с прожилками и на срезе похож на кожицу какого-то неизвестного плода.
     «...тактика, о которой давно рассуждают и считают ее секретной, — бубнило радио. — Кто добьется этого первым, тот получит стратегическое преимущество с военной точки зрения...»
     Телефон у него на столе заквакал и объявил:
     — Бардж Киммелмен ждет вашего вызова, шеф.
     — Пусть войдет.
     Киммелмен вошел. Хорошо одетый, самоуверенный, он, казалось, рассматривал свою помощь законности как приятное разнообразие. Он сел, скрестил ноги, устроился поудобнее и начал рассказывать.
     — Это было самое удивительное дело, кэптен. Прежде всего я никогда не беру в машину незнакомых. Но я остановился и подобрал этого типа и до сих пор не могу понять, почему я сделал это.
     — Где вы его подобрали? — спросил Райдер.
     — Примерно в полумиле от бензостанции Сигера. Он стоял у обочины, и я не успел опомниться, как остановился и впустил его. Я отвез его в Нортвуд, высадил и поехал прямо в город. Я ехал быстро. Приехал, поставил машину и — черт меня возьми, если он не был тут же, на другой стороне улицы! — Он остановился, ожидая комментариев.
     — Продолжайте, — поторопил его Райдер.
     — Я тут же кинулся к нему, мне хотелось узнать, каким образом он обогнал меня. Он вел себя так, словно понятия не имел, о чем я говорю. С тех пор я обдумывал это множество раз и до сих пор не могу понять. Я уверен, что взял в свою машину этого типа или его брата-близнеца. Но будь у него близнец, он догадался бы о моей ошибке. Но он не сказал ничего. Он просто был уклончиво-вежлив, как поступили бы и вы, встретившись с сумасшедшим.
     — Когда вы подобрали его на дороге, — спросил Гаррисон, — говорил ли он что-нибудь примечательное? Упоминал ли свою фамилию, занятие, куда направляется, откуда едет?
     — Ни слова, ни словечка. Насколько я понимаю, он мог бы свалиться прямо с неба.
     — Как и все прочее, что сюда относится, — заметил Гаррисон. — Неизвестные семена и неопознаваемые кожицы и... — Он осекся, приоткрыв рот.
     «...наблюдательный пункт, откуда каждая часть света будет в пределах досягаемости, — продолжало бубнить радио. — Имея такую базу для телеуправляемых самолетов, любая нация сможет диктовать свою политику так, что...»
     Райдер встал, пересек комнату, выключил радио, сказал:
     — Попрошу вас подождать за дверью, Киммелмен. — Когда тот ушел, он обратился к Гаррисону: — Ну же, решайтесь, будет у вас удар или нет.
     Гаррисон закрыл рот, открыл снова, но не произнес ни звука. Глаза у него выкатились из орбит. Правая рука сделала несколько бессмысленных движений: это было все, на что он был способен.
     Подойдя к телефону, Райдер вызвал междугородную, спросил:
     — О'Киф, как там у вас дела с этим искусственным спутником?
     — Вы звоните, только чтобы спросить об этом? А я сам хотел позвонить вам.
     — Зачем?
     — Нашлись одиннадцать из этих бумажек. Первые девять поступили из двух городов. Остальные две — из Нью-Йорка. Тот, кого вы ищете, передвигается с места на место. Держу десять против одного, что если он снова ограбит банк, то это будет в районе Нью-Йорка.
     — Вполне возможно. Но забудьте об этом пока. Я спрашивал у вас насчет искусственного спутника. Как на него реагируют там, где вы сидите?
    — Шумят как потревоженный улей. Ходят слухи, что профессиональные астрономы сообщали о нем за неделю до того, как новости появились в газетах. Если это верно, то кто-то наверху пытался задержать информацию.
     — Почему?
     — Не спрашивайте меня! — крикнул О'Киф. — Откуда мне знать, почему другие делают то, в чем нет никакого смысла?
     — Вы думаете, они должны были сказать, наш он или чужой, так как истина все равно обнаружится рано или поздно.
     — Конечно. Но какое дело до этого вам, Эдди?
     — Меня заставляет говорить одна мысль, которая на Гаррисона произвела противоположный эффект. Он лишился речи.
     — Какая мысль?
     — Что искусственный спутник может и не быть спутником. И что власти не говорят ничего потому, что экспертам не хочется высказываться Они не могут ничего сказать, пока им нечего говорить, не правда ли?
     — Зато я могу сказать кое-что, — заявил О'Киф. — Посоветовать вам заниматься вашими собственными делами. Если вы кончили помогать Гаррисону, то возвращайтесь.
     — Послушайте, я говорю по междугородному не для собственного удовольствия. В небе есть что-то, и никто не знает, что это такое. В то же самое время что-то есть и на земле, и оно рыскает вокруг, передразнивает людей, грабит банки, оставляет мусор неземного характера, и о нем тоже никто ничего не знает. Дважды два — четыре. Подсчитайте сами.
     — Эдди, вы рехнулись?
     — Я дам вам все подробности, можете судить. — Он быстро перечислил их и закончил: — Примените все свое влияние, чтобы заинтересовать нужных людей. Это дело слишком крупное, чтобы нам вести его в одиночку. Вы должны найти людей, достаточно сильных и влиятельных. Растормошите их!
     Он взглянул на Гаррисона, который наконец справился с голосом, и сказал:
     — Я не могу поверить. Как только я скажу мэру, что виноват марсианин, в Нортвуде будет новый начальник полиции. Мэр отправит меня на психическое обследование.
     — У вас есть теория получше?
     — Нет. В том-то все и дело.
     Выразительно пожав плечами, Райдер снова кликнул Киммелмена.
     — Весьма возможно, что вы понадобитесь здесь завтра, а может быть, еще два-три дня. — Пока еще один вопрос. Этот тип, которого вы подобрали, — у него был какой-нибудь багаж?
     — Нет.
     — Даже чемоданчика или свертка?
     — Ничего, кроме того, что было в карманах, — уверенно ответил Киммелмен.
     Глаза у Райдера сверкнули:
     — Ну что ж, это может помочь.
 

     К середине следующего дня окольными дорогами, удачно избежав внимания прессы, в Нортвуд приехало множество важных лиц. Контора Гаррисона оказалась набитой до отказа.
     Здесь были: крупный чин из Казначейства, генерал, адмирал, начальник разведки, крупная шишка из контрразведки, три районных руководителя ФБР, опытный контрразведчик, все их помощники, секретари и технические советники плюс букет из ученых различных специальностей, включая двух астрономов, эксперта по радарам, эксперта по телеуправляемым ракетам и даже специалиста по муравьям.
     Они молча — кто с интересом, кто скептически — слушали Гаррисона, читавшего полный отчет по этому делу. Он кончил, сел и стал ждать высказываний.
     Первым выступил важный, седой человек. Он сказал:
     — Я лично присоединяюсь к вашей теории, что вы охотитесь за каким-то инопланетным пришельцем. Однако всякие рассуждения кажутся мне просто потерей времени. Дело можно решить так или иначе, только поймав виновного. Вот какова поэтому наша единственная проблема. Как его изловить?
     — Этого нельзя сделать обычными способами, — сказал один из директоров ФБР. — Нелегко поймать существо, которое может стать чьим угодно двойником.
     — Даже инопланетный чужак не станет красть деньги, если они ему не нужны, — вмешался один быстроглазый слушатель. — Деньги в космосе бесполезны. Поэтому можно допустить, что они ему действительно были нужны. И когда он их истратит, ему понадобится еще. Если каждый банк превратить в ловушку, наверняка какой-нибудь из них поймает его.
     — А как вы поймаете того, кто, на ваш взгляд, является вашим лучшим и крупнейшим клиентом? — возразил директор ФБР. Потом, криво улыбнувшись, добавил: — Если быть последовательным, то откуда вы знаете, что тот, кого мы разыскиваем, — не я?
     Такое предположение никому не понравилось. Все тревожно зашевелились, потом затихли, стараясь найти какое-нибудь решение.
     Заговорил Райдер:
     — Откровенно говоря, я тоже считаю потерей времени поиски существа, могущего притворяться разными людьми. Я думал об этом, пока у меня голова не пошла кругом, но не могу решить, как выследить и схватить его. Он просто неуловим.
     — Было бы полезно точно узнать, как он делает это, — вмешался один ученый. — Есть у вас какие-нибудь указания на его технику?
     — Нет, сэр.
     — Похоже на гипноз, — сказал ученый.
     — Возможно, — согласился Райдер. — Но пока что у нас нет доказательств этому. — Он поколебался, потом продолжал: — Насколько я понимаю, есть только один способ поймать его. Чрезвычайно маловероятно, чтобы он прибыл сюда навсегда. Кроме того, есть и эта штука в небесах. Чего она ждет? Мне кажется, она должна увезти его обратно, как только он будет готов к этому.
     — Итак? — поторопил кто-то.
     — Чтобы взять его обратно, шар должен спуститься с высоты нескольких тысяч миль. Это значит, что его потребуется вызвать, когда он понадобится. Нужно поговорить с его командой, если там есть команда. Или, если ее нет, нужно прибегнуть к дистанционному управлению. Так или иначе, нужен какой-то передатчик. Мы знаем, что он прибыл в Нортвуд без багажа. Так говорят и Киммелмен и миссис Бастико. Множество свидетелей видели его в различное время, но никто не заметил, чтобы у него было с собою что-нибудь, кроме денежного саквояжа. Если даже инопланетная цивилизация создает электронное оборудование вдесятеро меньше и легче, чем можем сделать мы, передатчик дальнего действия будет все-таки слишком громоздким, чтобы его можно было спрятать в карман.
     — Вы думаете, он спрятан где-нибудь? — спросил остроглазый слушатель.
     — Я считаю это очень вероятным. Если он спрятал свой передатчик, то свобода его действий сильно ограничена. Ему придется вернуться туда, где этот передатчик спрятан.
     — Но это может быть где угодно! Мы узнали ничуть не больше, чем знали раньше.
     — Напротив. — Райдер взял доклад Гаррисона, прочел несколько избранных мест и добавил пылко: — Я могу и ошибаться. Но я надеюсь, что прав. Есть одно, чего он не может скрыть, кем бы он ни притворялся. Он не может скрыть своего поведения. Если ему придет в голову притвориться слоном, а потом стать любопытным, то он может оказаться слоном очень правдоподобным, но все же явно любопытным.
     — К чему вы клоните? — спросил у него генерал с четырьмя звездочками.
     — Он был слишком неопытным, чтобы находиться здесь долго. Посмотрите по рапортам, как он разглядывал все вокруг. Он был новичком. Он вел себя как человек, которому все в диковину. Если я прав, то Нортвуд был его первым пристанищем. А это значит, что место его посадки — которое является также местом будущего отлета — должно находиться довольно близко от того пункта, где Киммелмен подобрал его.
     Они спорили с полчаса, потом приняли решение. Результатом был кружный путь такого масштаба, каким может управлять только какая-нибудь высокая власть. Киммелмен указал точное место, и оно стало центром дальнейших действий.
     Служащие бензостанции Сигера были расспрошены подробно, но безрезультатно. Были прослежены и выспрошены водители машин, которые регулярно пользовались этой дорогой, мотоциклисты, шоферы грузовиков, фермеры, бродяги, вообще все обитатели окружающих холмов.
     После нескольких дней упорных трудов и бесчисленных расспросов нашлись три человека, у которых было смутное впечатление о том, что недели три назад что-то не то поднялось в небо, не то упало с него. Один фермер думал, что видел издали летающее блюдце, но не сказал ничего, боясь насмешек. Другой как будто заметил яркую вспышку за холмами. Водитель грузовика уловил уголком глаза какой-то неопределимый предмет, но, когда он взглянул в ту сторону, предмета уже не было.
     Этих троих людей повели на указанные ими места, чтобы они посмотрели в теодолиты и как можно точнее поймали в перекрест трубки участки горизонта, где они заметили странные явления. Все трое хотели сделать все, что было в их силах.
     В результате получился вытянутый треугольник площадью почти в квадратную милю. Из центра треугольника был описан круг радиусом в две мили. Затем полиция, депутаты, войска, агенты и все прочие начали поиски, продвигаясь фут за футом. Это была целая маленькая армия. У некоторых были миноискатели и другие приборы для обнаружения спрятанных металлических предметов.
     За час до сумерек громкие возгласы заставили Райдера, Гаррисона и нескольких крупных начальников поспешить к месту, где уже собралась возбужденная толпа. Один из участвовавших в поисках, руководствуясь слабым тиканьем своего детектора, отвалил в сторону большой булыжник и нашел во впадине под ним какой-то прибор.
     Это был ящичек из темного металла размерами 12 на 10 и на 8 дюймов. Наверху находилось несколько серебряных концентрических колец, вероятно направленные антенны. Были также четыре шкалы с указателями в различных положениях и маленькая кнопка.
     Специалисты сфотографировали ящичек под всеми углами, измерили его, взвесили, положили обратно в прежнем положении и прикрыли булыжником так, как он лежал до того.
     Вокруг этого места на значительных расстояниях разместились замаскированные снайперы с ноктовизорами и скорострельными ружьями. Данные о внешнем виде ящичка спешно отправили в город, а между тайником и дорогой спрятали микрофоны, провода от них вели к людям в засаде, чтобы они могли услышать самые осторожные шаги.
     Еще до рассвета четыре прожекторные группы и полдюжины зенитных батарей заняли позиции среди холмов и замаскировались. На одинокой ферме был устроен командный пункт с радиостанцией.
     Через несколько дней из города привезли совершенно точную копию предмета, лежавшего под булыжником. И оригинал был заменен копией, не способной ничего вызывать с неба.
     Ни у кого не зачесались руки, чтобы нажать на кнопку настоящего прибора. Для этого было еще рано. Пока корабль остается в небе, его хозяин на земле будет наслаждаться чувством ложной безопасности и — рано или поздно — попадет в ловушку.
     Нужно было ждать. Ничего другого не оставалось. Ожидание продолжалось четыре месяца.
 

     Один банк в Лонг-Айленде был ограблен на 18 000 долларов. Техника та же: преступник вошел, взял деньги, вышел, исчез. Один высокопоставленный офицер осматривал Бруклинскую верфь в то же самое время, когда присутствовал на совещании в Ньюпорте. Один чиновник инспектировал телевизионную студию на двадцатом — двадцать четвертом этажах небоскреба, одновременно занимаясь своими делами на десятом. Соглядатай набрался достаточно опыта, чтобы стать наглым.
     Он рылся в чертежах, входил в бронированные камеры, осматривал лаборатории. Он тщательно, не спеша изучал металлургические заводы и арсеналы. Директор крупного машиностроительного завода провел его по всем цехам и дал все технические разъяснения.
     К 21 августа он кончил. Во всяком случае он узнал достаточно для андромеданских целей. Обладая всей этой информацией, «гипно» могут захватить еще одну планету без всяких хлопот.
     Близ бензостанции Сигера он вышел из машины, вежливо поблагодарил водителя, так и не понявшего, зачем ему было делать такой крюк ради человека, ничего для него не значившего. Он постоял у обочины, следя за автомобилем, исчезающим вдали.
     Держа небольшой портфель, битком набитый заметками и зарисовками, Ванаш оглядел местность и увидел, что все осталось таким же, как и было. Для всякого находившегося в сфере его гипнотических влияний он был только кругленьким и несколько напыщенным дельцом, рассеянно оглядывающим холмы. За пределами этой сферы он на таком расстоянии казался достаточно похожим на человека, чтобы не вызывать подозрений.
     Но для тех, кто наблюдал за ним в оптические приборы, он выглядел существом из иного мира. Они могли бы покончить с ним сразу же, но считали, что торопиться нет нужды.
 

     Крепко держа свой портфель, он свернул с дороги и направился прямо туда, где был спрятан передатчик. Ему нужно было только нажать кнопку, вернуться в Нортвуд, спокойно выпить в баре несколько стаканчиков, проспать всю ночь и вернуться сюда утром. Корабль прибудет, управляемый лучом передатчика, опустится только здесь, и нигде больше, но для того, чтобы приземлиться, ему понадобится 18 часов 20 минут.


Дойдя до этого места, Ванаш огляделся. Вокруг не было видно ни души. Он сдвинул булыжник и увидел спокойно лежащий прибор. Наклонившись к нему, он нажал кнопку.
     Раздалось громкое «пуфф», и из прибора вырвалось облако ядовитого газа. Это было ошибкой: газ не подействовал на Ванаша так, как было задумано. Метаболизм у него оказался совершенно иным. Ванаш преодолел приступ тошноты и вихрем помчался прочь.
     Из-за скалы в 600 ярдах от него выскочили четверо. Они прицелились, крикнули ему, чтобы он остановился. Еще десятеро выскочили слева, прокричали ту же команду. Ванаш ухмыльнулся, показывая зубы, которых у него не было.
     Он не мог приказать им застрелиться, но мог заставить перестрелять друг друга. Не снижая скорости, он изменил направление, чтобы уйти с линии огня. Четверо послушно подождали, пока он не исчезнет, а потом открыли огонь по десятерым. А десятеро начали поливать свинцом четверых.
     Он продолжал бежать как можно быстрее. Он хотел поскорее вернуться окольным путем к дороге, сесть в первый попавшийся автомобиль и снова затеряться среди людей. Как связаться с кораблем? Эта проблема могла подождать, пока он не обдумает ее в безопасном убежище. Она не была неразрешимой, по крайней мере для того, кто мог притвориться самим президентом.
     Но эти планы не осуществились. В 1200 ярдах от центра событий сидел в засаде коренастый джентльмен по имени Хенк. Выдержки у него было немного, зато он располагал тяжелым пулеметом. Он находился вне сферы досягаемости беглеца и не получал его гипнотических приказов. Хенк пробормотал какое-то ругательство, развернул пулемет, прицелился, надавил гашетку обеими руками. Пулемет затрещал, патронная лента запрыгала и зазвякала.
     Несмотря на расстояние, прицел был точным. Хараша Ванаша отбросило вбок, он упал и не вставал больше. Его распростертое тело подпрыгивало под градом пуль. Он был мертв.
 

     Гаррисон схватил трубку телефона и позвонил Райдеру.
     — Он... или оно... убито... почти час назад.
     — Гмм! Жаль, что его не взяли живым.
     — Легче сказать, чем сделать. Как вы смогли бы схватить того, кто мог приказать вам снять с него наручники и самому надеть их?
     — Эту проблему, — ответил Райдер, — должны решать парни из полиции, в частности. Я работаю в Казначействе.
     А в это же самое время в нескольких сотнях миль южнее несколько человек поставили на землю какой-то странный ящик, нажали кнопку. Потом они стали смотреть в небо и ждать.
     Андромеданская цивилизация была очень, очень старой. Вот почему она смогла продвинуться так далеко. Вспышки вдохновения накапливались в течение бесчисленных веков, пока не дали ей ключей к космосу.
     Как многие из стариков, андромедане презирали молодых и пылких. Но их презрение превратилось бы в ужас, если бы они увидели, как методично горсточка специалистов кружного пути начала разбирать их металлический шар на части. Или как Земля начала планировать строительство большого флота из таких кораблей.
     Но гораздо крупнее.
     И со множеством усовершенствований.

Перевод с английского
3. Бобырь

 

На суше и на море. Повести. Рассказы. Очерки. Статьи. Ред. кол.: Н.Болотников (Сост.) и др.; Оформл.худож. В.Сурикова. - М.: Мысль, 1968. С. 462 — 500.