В. Михановский. "Удача"

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

Рис. А. Чуракова

     Шеф, вертя в руках мельхиоровую зажигалку, бросил наметанный взгляд на посетителя. Странный субъект! Нагрудный номер, антенна — все как положено. Плечи квадратные. Такие атлеты теперь в цене. Можно бы, конечно, взять его. В закрытый отсек, поближе к излучению. И подальше от инспекции, которая в последнее время лезет куда не следует. Слушая монотонный, будто сонный голос посетителя, шеф с привычной злобой подумал о своих исконных врагах из инспекции. Их, видите ли, волнует безопасность этих белковых истуканов! Не хватает солдат для армии республики! А кто же полезет под нейтронные пучки?
     Положим, заставить белкового болвана не так уж сложно. Несколько катодных разрядов — желательно на затылке, — и он становится послушным как овечка. Хотя это и не совсем по правилам, зато выгодно.
     Но чтобы добровольно, как этот?..
     Шеф снова глянул на посетителя. Чертовски нужен фокусировщик на новую схему. Автоматика на нейтрино влетит в копеечку. Человек? Их сколько угодно, предлагающих свои услуги. И недорого... И инспекцию обмануть с ними куда легче. Но слишком уж это недолговечный материал — человек. А обучить новичка — не так-то просто.
     Конечно, для участка «тот свет» наиболее подходящая фигура — белковый балбес. Но куда там! Послушать только этих демагогов из инспекции, так нужно отдать последнюю сорочку «нашим младшим братьям».
     Попробовать, что ли, в самом деле?
     Шеф наморщил лоб. Похоже, что не провокатор. Пожалуй, бледноват — видно, сердце на исходе. Ну, это ничего — лишний аккумулятор для него найдется. В крайнем случае потом отработает. И все-таки странный он, этот белковый...
     — Кстати, как твоя кличка? — спросил шеф.
     — Кличка? — растерянно переспросил посетитель, качнув антенной.
     — Ну да, как тебя нарекли на биоцентре, после того как слепили?
     — Простите, босс... я не расслышал... энергия на исходе... моя кличка — Рыжик.
     — Странная кличка. Мне подобные не встречались, — заметил шеф.
     — Меня прозвал так человек-воспитатель еще на учебном полигоне, — торопливо пояснил Рыжик, жалко улыбнувшись, — с тех пор кличка и прилипла.
     «На его щеки пошел первоклассный пластик, — подумал шеф. — Какая тонкая мимика! Она отражает малейшие движения мысли». Шеф даже почувствовал некое подобие жалости при мысли о том, что так здорово обученный робот вскоре попадет под смертоносное облучение.
     — Работать придется в две смены, — сказал босс. — У компании пока нет второго фокусировщика на нейтрино. Зато жетонов будешь получать вдвое больше. А отдых тебе ни к чему, верно?
     — Не совсем, мистер...
     — Как это? — глаза шефа округлились от удивления.
     — Мне нужно иногда расслаблять мышцы, чтобы не терять равновесия.
     — И часто?
     — Нет, хотя бы раз в сутки...
     — Ну, это не беда. Ладно, я беру тебя, робби, — заключил щеф. — За оплатой компания не постоит. Завтра с шести утра можешь заступать.
     Но Рыжик не спешил уходить.
     — Нельзя ли мне сейчас получить аванс? — сказал он. — Хотя бы с десяток жетонов...
     — Гм... аванс, — повторил шеф и подозрительно посмотрел на собеседника. — А зачем он тебе?
     — Видите ли, человек... Я думал зайти в радиомастерскую... Блок памяти пошаливает.
     — А! Это похвально, — одобрил шеф. — Работник должен наниматься в полном здравии. «И тебя не придется ремонтировать за счет компании», — мысленно добавил он.
     Рыжик глядел на шефа, ожидая ответа.
     — Ладно, ступай в кассу за своими жетонами, — великодушно разрешил босс. — С богом, до завтра! — И он потянулся к видеофону, чтобы отдать соответствующее распоряжение.
     Из холла административного корпуса медленно вышла фигура с квадратными плечами. Придерживаясь за выщербленные гранитные перила, она опустилась вниз и, покачивая на ходу головной антенной, двинулась к выходу.
     — Глянь-ка, — подтолкнул Гунмор подчаска, — вышагивает, словно он здесь хозяин.
     — Много воли они забрали, эти белковые скоты, — сказал рослый подчасок, сплюнув.
     — А людей, пожалуйста, выбрасывают за ворота, — добавил Гунмор.
     — Где уж человеку за ними угнаться. Мне рассказывал парень из четвертого отдела, что они, белковые идолы, устали не знают.
     — Они вкалывают, пока не разорвется сердце.
     — А ты что, разве не так трудишься на Уэстерн-компани? — неожиданно ухмыльнулся подчасок.
     — Не болтай лишнего, — строго оборвал Гунмор. — Кругом ищейки компании... Ишь, походочка!..
     Последнее восклицание относилось к фигуре, которая, обогнув клумбу с огненными настурциями, направилась прямо к ним.
     Безучастно скользнув по лицам двух людей тусклым блюдцем фотоэлемента, фигура миновала турникет и вышла за высоченные ворота.
     — Эх, моя бы воля, — сквозь зубы процедил подчасок, нацеливая лазерник в спину уходящего робота. — Вот его поставят к конвейеру, а какого-нибудь парня наладят назавтра в три шеи...
     — Не дури, — сказал Гунмор, толчком отведя в сторону узкий, словно соломинка, ствол оружия. — Пистолет по пустякам не включают. Может, и не они во всем виноваты...
     Выйдя на крупнозернистый тротуар, фигура зачем-то оглянулась и остановилась.
     По приморскому шоссе бесконечной лавиной мчались реабили, пузатые лимбусы на воздушных подушках, одноместные гоночные мальки.
     Робот несколько минут стоял, видимо изучая характер движения.

     — Отчего бы ему не перепрыгнуть дорогу? — удивился Гунмор, — каких-то двадцать ярдов. Я видел у нас на учебном полигоне — они прыгают, что твои кузнечики.
     — Видно, старая конструкция, — откликнулся подчасок.
     Робот все не решался пересечь поток.
     — А может, у него слишком много этого... как его... инсти... Ну, того, что им прививают, как слепят... — глубокомысленно заметил Гунмор.
     — Инстинкта самосохранения? — подсказал более образованный подчасок.
     — Ага. Знаешь, бывает такое. Попадаются и среди них бракованные экземпляры.
     — Отчего же их не уничтожают?
     — Зачем? — сказал Гунмор. — Они могут работать как остальные. А платят им поменьше, вот и все.
     В этот момент на шоссе образовался просвет, которым робот удачно воспользовался.
     Выйдя на противоположную сторону, он прошел шагов двадцать, свернул налево и углубился в чахоточный скверик.
     — Аминь, — произнес Гунмор, когда квадратная фигура скрылась из виду.
     Между тем поведение робота резко изменилось. Он все ускорял шаг и наконец побежал по пустынной платановой аллее.
     Сразу за поворотом на садовой скамейке сидела женщина. Услышав быстрый шорох опавших листьев, она поднялась навстречу бегущему.
    — Удача! — выкрикнул робот в ответ на безмолвный вопрос, светившийся в ее глазах. Он сунул руку в боковой клапан и протянул женщине горсть жетонов. — Наконец-то мы сможем полностью рассчитаться с долгами, и еще кое-что останется...
     — Как много, боже!
     — Двадцать, — небрежно уронил он.
     — Но это роб-жетоны, — разочарованно протянула женщина. — А денег не дали?
     — К чему они роботу? Но не огорчайся, Рейч, жетоны тоже неплохо, мы их обменяем два к одному.
     Молодое лицо женщины осветилось улыбкой.
     — Видишь, Рыжик, моя идея торжествует, — сказала она. — И недаром ты испортил все мои картонки.
     — Я всегда говорил, что ты у меня умница.
     — Да, а что там за работа? — спохватилась Рейч.
     — Что-то связанное с дешифровкой, — сказал он, отводя глаза в сторону.
     — Когда приступишь?
     — Завтра.
     — Как чудно! А работа не опасная?
     — Пустяки, — громко сказал он. — А знаешь, до чего тяжелы эти доспехи, что мы сварганили, черт бы их побрал!
     Он сорвал с головы и с отвращением швырнул наземь массивный шлем с антенной. Затем туда же полетели бутафорские плечи, серая робохламида и картонные кружки, разрисованные под фотоэлементы.
     — Уф, конец, — сказал он, пнув ногой кучу хлама. — Меня прямо мутит от голода. Пошли скорее в автомат, отметим нашу Удачу!..
     По дороге они старательно обсуждали, на что в первую очередь можно истратить жетоны.

     Шеф Уэстерн-компани отложил в сторону зажигалку и потянулся. «Ну и чудак, — подумал он благодушно. — Обмануть вздумал. На мякине провести...» Он закурил и прошелся по кабинету.
     Трудные времена. Закрытые отсеки требуют все новых рабочих рук. Неважно в конце концов каких. Лишний работник не валяется. Тем более за полцены.
     Правда, кое-что придется подкинуть инспекции.
 

На суше и на море. Повести. Рассказы. Очерки. Статьи. Ред. кол.: Н.Болотников (Сост.) и др.; Оформл.худож. В.Сурикова. - М.: Мысль, 1968. С. 448 — 452.