Бал манекенов

Голосов пока нет

Бруно Ясенский


Бал манекенов

Пьеса в трех актах

Действующие лица:
 

  • Манекен 1 (мужской)
  • Манекен 2 (мужской)
  • Манекен 3 (мужской)
  • Манекен 4 (мужской)
  • Манекен 5 (мужской)
  • Манекен 6 (мужской)
  • Манекен размер 46 (мужской)
  • Манекен размер 48 (мужской)
  • Манекен размер 50 (мужской)
  • Манекен 1 (дамский)
  • Манекен 2 (дамский)
  • Манекен 3 (дамский)
  • Манекен размер 40 (дамский)
  • Депутат Поль Рибандель
  • Господин Арно – фабрикант автомобилей
  • Анжелика Арно – его дочь
  • Левазен – фабрикант автомобилей
  • Соланж Левазен – его жена
  • Девиньяр – банкир (Банк де Франс)
  • Делегат 1
  • Делегат 2
  • Господин 1
  • Господин 2
  • Господин 3
  • Господин 4
  • Господин 5
  • Господин 6
  • Комиссар полиции
  • Манекены и гости

 


Первый акт

Салон одного из первоклассных домов мод в Париже. Слышны придушенные звуки джаз-банда-танго. По сцене кружатся пары мужских и дамских манекенов. Манекены без голов, вместо головы – стержень.

Минуту длится танец. Потом музыка смолкает. Танцующие пары рассыпаются по сцене, частично исчезают в соседних комнатах. На авансцене прогуливаются под руку мужской манекен 1 и дамский манекен 1. Дамский манекен обмахивается большим страусовым пером.

Явление 1

Дамский манекен 1. Какое это блаженство шевелиться, кружиться в танце, упиваться движением! Можно ли выдумать большую муку, как заставить кого-нибудь стоять неподвижно, как камень, целые годы. Только люди способны на такую жестокость! Я удивляюсь сама, что еще не разучилась переставлять ноги. За эти долгие месяцы абсолютной неподвижности мне казалось уже не раз, что я приросла навсегда к полу, что уже не смогу никогда от него отделиться. За одну сегодняшнюю ночь я готова была отдать остаток своей жизни. Двигаться! Перемещаться в пространстве! Чувствовать сладкую истому в суставах рук и ног! Сгибать их, разгибать! Может ли быть счастье полнее? Я не хочу думать, что эта ночь пройдет, придет рассвет и снова надо будет превратиться в неподвижного истукана. При одной мысли об этом мне кажется, что я сойду с ума. (Хватает партнера за руку.) Слушай, 42, почему мы, собственно говоря, не можем устраивать таких балов чаще? Почему мы должны дожидаться карнавала? Почему бы нам не собираться каждую ночь?

Мужской манекен 1. Невозможно. Ты же знаешь, что мы связаны с этим помещением. В другом месте у нас не было бы музыки. Патрон первого этажа, под музыку которого мы здесь танцуем, устраивает бал только раз в году.

Дамский манекен 1. Разве это так уж важно? Разве мы не могли бы обойтись без музыки?

Мужской манекен 1. Могли бы, понятно, но где? У моего патрона – немыслимо. Ты не имеешь понятия, какого труда мне стоило сегодня оттуда ускользнуть. Патрон никогда не оставляет без надзора мастерской. Всегда кто-нибудь из подмастерьев да ночует. Надо выждать момент, когда тот уснет, чтобы выбраться. Но привести туда столько гостей, – разве это мыслимо? Разбудили бы всех!

Дамский манекен 1. Подумаешь, помеха – один человек. Его же можно убить, в крайнем случае.

Мужской манекен 1. Поднял бы шум. Прибегут люди, ничего путного не вышло бы. Люди стали бы нас опасаться. Навсегда приколотили бы к полу. Мы должны действовать крайне осторожно, если не хотим потерять этой капли свободы, которая у нас еще осталась. Нам негде собираться. И не только в моей мастерской: сторожат везде – и у Барклая, и у Сульки, и у Альбы, и у Эсдера, да и в дамских салонах тоже.

Дамский манекен 1.У нас, особенно в карнавал, работают по ночам. Заканчивают платья к балам для заказчиц. Ни на одну минуту не оставляют нас одних. В прошлом году в течение всего карнавала ничего не удалось устроить.

Мужской манекен 1. Если бы не забастовка в вашем ателье, то и в этом году ничего бы не вышло. Вам повезло, что забастовал как раз весь персонал, а патрон не захотел пойти на уступки. У нас в прошлом году, в это же время, тоже забастовали, но было столько срочных заказов, что патрон предпочел с места в карьер дать прибавку, лишь бы не бросали работы. Ничего мы от этого не выиграли.

Дамский манекен 1. Итак, опять мы будем пригвождены к полу, быть может, на целые годы. Теперь, после сегодняшней ночи, когда мы вкусили блаженство движения, нам это будет еще тяжелее...

Музыка начинает играть. Пары начинают танец.

Мужской манекен 1. Не будем отравлять счастья сегодняшней ночи раздумьями о будущих страданиях. Надо пользоваться моментом. (Обнимает партнершу.)

Танцуя, уходят в глубь сцены.

Явление 2

Мужской манекен 2 (ритмично движется вдоль рампы с дамским манекеном 2). Ну, как же? Завтра опять танцуем? Было бы непростительной глупостью упустить такой случай. Ведь, наверное, ваше ателье будет пустовать несколько ночей. Кто знает, через сколько лет нам еще раз представится такая возможность!

Дамский манекен 2 (меланхолично). Кто из нас проживет несколько лет? Моды сейчас меняются так быстро. Говорят, что плоские фигуры в будущем году будут уже не модны. Начинают опять входить в моду женщины с заметно обозначенным бюстом. Если это правда, то в будущем году всех нас выбросят на свалку.

Мужской манекен 2. Ну, а что же сделают в таком случае с плоскими женщинами? Ведь почти все женщины теперь плоски. Разве их тоже на свалку? А откуда возьмут других? Людей не делают так быстро, как нас. Мне рассказывал об этом как-то размер 42.

Дамский манекен 2. Некоторые женщины, вероятно, тоже попадут на свалку. Я слыхала, как хозяйка говорила это об одной заказчице с авеню Клебер. Но у людей, по-видимому, это делается иначе. Я видела, как эта клиентка приезжала потом неоднократно и заказывала себе новые туалеты. Впрочем, всех плоских женщин, наверное, не выкинут. Женщин можно переделывать. Есть, говорят, для этого даже какие-то специальные заведения или фабрики, где их переделывают совершенно заново. В зависимости от моды, их обстругивают или же приклеивают недостающие куски. По-видимому, это окупается. Нас не переделывают. Невыгодно. Новый манекен стоит дешевле. Вы в этом отношении счастливее нас – у вас мода меняется реже, живете дольше нас. Доживете и до следующего бала...

Мужской манекен 2. Что же вам мешает устроить следующий бал хотя бы завтра? Не будет музыки – обойдемся! Надо пользоваться случаем. Через несколько дней забастовка кончится.

Дамский манекен 2. Я опасаюсь, что уже кончилась. Я слыхала, как хозяйка говорила управляющей, что с завтрашнего утра здесь будет работать новый персонал. Ни одна из прежних мастериц не будет принята обратно. Хозяйка говорила, что новые приходят десятками и умоляют принять их на работу. С утра, наверное, пойдет все по-прежнему. По ночам будут заканчивать платья. Не удастся уж нам больше ничего устроить в этом сезоне...

Пара, танцуя, уходит в глубь сцены.

Явление 3

Мужской манекен 3 входит, таща под мышкой мужской манекен с руками, но бег ног, только на палке во фраке. Он ставит его у стены.

Мужской манекен 4 (обращаясь к вошедшему). Здорово, 44! Что это с 42? Не хватило ног? Тебе пришлось тащить его под мышкой?

Мужской манекен 3. Представь себе, не хватило. На все наше ателье прислали всего три пары ног. Рук еще кое-как набрали, хоть и дамских (показывает свою руку). А вот ног для него недостало. Бедняга, он так готовился на сегодняшний вечер, так выфрантился, а тут на тебе. Не пришли для него ноги, и делай что хочешь. Просил не оставлять его одного, захватить с собой; говорит, что хоть в уголке постоит, посмотрит, как другие ходят и танцуют. Жаль мне его стало. Взвалил на спину и притащил. Пусть себе бедняга постоит и посмотрит. Тоскливо бы ему одному было в пустом ателье. Может, здесь найдется пара лишних ног?

Мужской манекен 4. Где там! И речи быть не может. Из нашего ателье половина осталась дома – не на чем было прийти. А сколько хлопот было с руками! Мужских рук нет, говорят, во всем Париже. Люди, видимо, что-то подозревали и попрятали их от нас. Набралось немного дамских – у перчаточниц, у маникюрш. О ногах нечего и говорить: в чулочных магазинах только дамские. У сапожников кое-где нашлись мужские, но очень мало. Сам я должен был взять дамские, иначе вообще не попал бы на бал. (Показывает ноги в дамских туфлях на высоких каблуках.) Час я мучился, пока их пригнал как следует.

Мужской манекен 5 (прислушивавшийся к разговору, вмешивается). Вы даже и не воображаете, сколько хлопот было с организацией сегодняшнего бала. Ноги форменным образом отваливаются от усталости. Ведь нас, целых манекенов – с руками и ногами – немного, с каждым годом все меньше и меньше. С витрин шикарных магазинов нас убрали давно, держат еще только кое-где в магазинах с дешевым барахлом. Отовсюду вытеснили нас манекены с головами. А с этой бандой ни к какому соглашению не придешь. Они так горды, что люди посадили им на плечи фаянсовые головы по своему образу и подобию, что не хотят с нами иметь ничего общего. Им хватает и того, что зеваки толпами стоят у витрин и часами глазеют на них. От удовольствия они корчат рожи и задирают вверх носы. Издавна они отреклись от нас. Вся организационная работа по этому балу свалилась на нас. Весь вечер, разбитые на группы, мы носились по городу, как угорелые, притащили все руки и ноги, какие только нашлись, больше нет. Можете мне верить.

Мужской манекен 4. Пойдем! Музыка играет. На месте еще настоимся досыта: завтра, послезавтра, целые годы. Сегодня не хочу оставаться неподвижным ни минуты. Иду танцевать.

Расходятся.

Явление 4

Мужской манекен 6 (движется ритмично вдоль рампы с дамским манекеном 3). Кто тебя выучил так замечательно танцевать? Можно подумать, что по целым дням ты ничего другого не делаешь.

Дамский манекен 3. Я выучилась, наблюдая. Наши девушки из ателье, их тоже называют манекенами, проходят таким па, демонстрируя перед клиентками платья. Я смотрю на них ежедневно. У меня было время выучиться!

Мужской манекен 6. Не верю, чтобы у людей чему-нибудь можно было научиться. Я насмотрелся вдоволь на всех этих приезжающих к нам франтов. Все они – лишь ничтожные копии, сделанные по нашему образцу! Смех меня разбирает, когда я смотрю на этих скрюченных уродов. Они хотят во что бы то ни стало, чтобы платье, которое идеально сидит на нас, лежало бы хорошо и на них. К тому же они еще в претензии, что все то, что на нас, как влитое, на них корежится и морщится. Эти инвалиды заставляют ночами корпеть подмастерьев, заставляют ватой пополнять то, чего у них нет, лишь бы стать фигурой похожими на нас. Я не понимаю только, зачем им отдают наши платья? Все равно на них все будет лежать уродливо. И подумать только, что эта свора обезьян, единственная цель которых – стать похожими на нас, сравняться с нами, что эти обезьяны могут свободно с утра до ночи разгуливать и разъезжать, куда им заблагорассудится, в то время как мы вынуждены весь свой век торчать на палке!

Дамский манекен 3. Ты несправедлив и в своей злобе преувеличиваешь. Уж не во всем-то они нам так рабски подражают. Носят ведь, например, головы, которых мы не носим.

Мужской манекен 3. Носят на плечах эти бесформенные пустые дыни, которые называют головами. Они сидят на них так же уродливо, как и их платья. Не знаю, может быть, у других головы имеют какое-нибудь особое назначение, но этим тунеядцам они служат лишь подставками для их смешных трубообразных шляп. Скажи сама, разве кто-нибудь из нас надел бы на себя подобное сооружение?

За сценой шум.

Явление 5

Расталкивая танцующие пары, на сцену вбегает женский манекен в меховом манто, шарф окутывает стержень, создавая полную иллюзию головы. Пары останавливаются. Манекен-женщина начинает раскручивать шарф. Все окружают ее.

Мужской манекен 3. Что случилось? Почему ты не разделась в прихожей?

Дамский манекен в манто. Идет сюда... Идет за мной...

Манекены. Кто?

Дамский манекен в манто. Человек!

Манекены. Какой человек? Откуда человек?

Мужской манекен 4. Говори толково и быстро.

Дамский манекен в манто. Человек... Мужчина... Идет сюда за мной... Вбежал в ворота.

Мужской манекен 3. Какой человек? Откуда взялся?

Дамский манекен в манто. Понимаете... бегу от Шерлитта. Сторожиха копалась, возилась, я должна была дожидаться, пока она уснет. Поэтому я запоздала. Я окуталась этим шарфом, чтобы не отличаться от женщин на улице, и побежала сюда. Это недалеко. Всего десяток домов. Я не прошла и нескольких шагов, как ко мне привязался какой-то мужчина. Понимаете, он принял меня за женщину. Пристал, непременно хотел проводить. Я ускорила шаги. Он за мной. Я побежала. Он не отстает. На ходу мелет всякий вздор, что у меня чудесные ножки, что он в жизни таких не видел, чтобы я не была жестока и еще там что-то в этом роде, всего я даже не поняла. Я хотела его запутать и убежать, свернула в переулок, он обхватил меня за талию, я вырвалась. Обежала квартал кругом, чтобы вернуться назад. Он за мной, не отстает ни на шаг. Бежит и болтает. У меня не было уже больше сил бежать. Я кинулась в эти ворота и видела, что он бежал за мной. Я стремительно влетела на лестницу, захлопнув за собою дверь. Когда поднялась сюда, слышала, что он отворял дверь внизу. Сейчас он будет здесь. Что делать?

Дамские манекены (испуганно). Что делать?

Мужской манекен 5. Запереть немедленно двери, никого не впускать!

В ту же минуту в дверях показывается человек в пальто, кашне и цилиндре. Всеобщее смятение. Потом все остановились.

Явление 6

Человек (вбежал, остановился в изумлении в нескольких шагах от дверей. Удивленно обводит глазами манекены. Молчание). Извиняюсь... Я... Я ведь, кажется, не пьян... Две или три рюмки порто... Я ж не могу быть пьяным.

Мужской манекен 5. Ну, нечего делать. (К манекенам, которые появились в дверях за спиной человека.) Запереть дверь! Не впускать больше никого.

Два манекена запирают за спиной человека дверь. Один из них прячет ключ в карман. Оба становятся по сторонам двери, скрестив руки. Дамские манекены столпились в испуге в противоположном углу сцены. Два манекена запирают дверь справа и становятся тоже на страже, как первые. Молчание.

Человек. И... извиняюсь... Будьте любезны, объясните мне, пожалуйста, что это все означает? Маскарад? (Обрадовался, как будто нашел неожиданное объяснение. Уже свободным голосом.) Ну да, конечно, маскарад. Я догадался сразу, с первого взгляда. Оригинальная идея... Хе... хе...

Молчание.

Человек (перестает смеяться). Действительно, оригинально! Бал манекенов. И костюмы... того... И костюмы очень оригинальные... Хе... хе...

Молчание.

Человек. Я вам, господа, помешал нечаянно, вы меня извините. Я ошибся дверью. Вместо левой отворил правую. Совершенно одинаковые двери... И... не заметил дощечки... Рассеянность... Хе... хе... Вы меня извините. Я не стану вам больше мешать. (Поворачивается и хочет идти в ту дверь, через которую вошел, замечает двух манекенов, преграждающих ему путь. Теряется.) Э... э... Разрешите, господа... Не буду вам мешать...

Молчание.

Мужской манекен 5 (угрюмо). Что с ним сделаем?

Мужской манекен 4. Выпустить его отсюда сейчас не можем, это ясно.

Мужской манекен 6. Ни сейчас, ни никогда.

Мужской манекен 3. У нас нет другого выхода – его надо убить.

Мужской манекен 2. Подождите, коллеги, дело серьезное, нельзя его решать в три счета. Надо его рассмотреть всесторонне и только тогда вынести приговор. Я предлагаю немедленно организовать трибунал, который и решит этот вопрос.

Мужской манекен 6. Одна-единственная ночь в нашем распоряжении, и мы потеряем ее на обдумывание, что делать с этим кретином? Дело, по-моему, ясное, выпустить мы его отсюда не можем. Спрятать тоже нельзя. Итак?..

Мужской манекен 1. Нельзя такие дела решать с места в карьер. 46 прав: пусть рассудит трибунал.

Манекены. Правильно! Пусть рассудит трибунал.

Человек (к стоящим у дверей манекенам, пытаясь их отодвинуть и открыть дверь). Вы меня извините, господа, но я очень тороплюсь, меня дожидаются. У меня нет времени для шуток.

Один из манекенов (берет его за плечи и сажает на стул у стены). Сиди!

На двух стульях по обеим сторонам усаживаются два манекена.

Мужской манекен 3. В таком случае давайте действительно не терять времени. Жаль уходящей ночи. Пусть трибунал соберется немедленно.

Мужской манекен 2. Кто войдет в состав трибунала?

Мужской манекен 6. Как всегда. Согласно нашим обычаям, дело разберут большие размеры.

Мужской манекен 1. Сколько человек выберем?

Мужской манекен 5. Хватит четырех: трех судей и обвинителя. Какие у нас сегодня самые большие размеры?

Мужской манекен 2. 44, 46, 48, 50.

Мужской манекен 6. Столик! Нужен будет столик.

Мужской манекен 1. Столик и четыре стула.

Два манекена ставят на середину сцены стол и три стула. Четвертый стул – сбоку. Манекены больших размеров занимают места и начинают между собой совещаться шепотом.

Мужской манекен 50 (встает). Объявляю заседание трибунала открытым. Обвинять будет коллега 44.

Манекены придвигаются ближе. У левой стены остался лишь человек со стражей да безногий манекен.

Манекен 50. Коллеги, дело, которое вы поручили нам рассмотреть, столь же серьезно, сколь и трудно. На нашем балу очутился человек. Он пришел сюда непрошеный, чтобы испортить нам эти несколько часов свободы, которые мы выкроили для себя с таким трудом. Если этот человек вернется обратно к людям, завтра город будет знать о нашем бале. Люди, лишившие нас ног, чтобы мы не могли двигаться, узнав о нашей уловке, не замедлят лишить нас этой последней возможности, приколотив нас к полу навсегда. Допустить это – значило бы подписать себе приговор, обрекающий нас на вечную каторгу. Человек, который неблагоразумно ворвался на наш бал, живым уйти не может. (Садится.)

Мужской манекен 46. Номер 40, имеете ли вы что-нибудь сказать по этому делу? (Обращается к манекену-женщине в манто.)

Дамский манекен в манто. Я рассказала вам уже все. Он привязался ко мне на улице. Преследовал меня всю дорогу. Вбежал за мной сюда. Остальное вы видели сами.

Мужской манекен 46. Не имеете ли что-нибудь добавить?

Дамский манекен в манто. Нет.

Мужской манекен 46. Кто-нибудь из коллег имеет что-либо сказать о самой личности обвиняемого?

Мужской манекен 1. Да, я.

Мужской манекен 46. Просим...

Мужской манекен 1. Знаю его лично. У него тот же размер, что и у меня. Он носит мои костюмы. Даже в данный момент на нем мой фрак. Можете проверить. Правый рукав на полсантиметра короче левого. Я узнал его сразу, как только он вошел. Это – лидер, один из главных заказчиков моего патрона.

Лидер (вскакивает со стула). Позвольте...

Манекены-сторожа молча кладут ему руки на плечи, и лидер покорно опускается на стул.

Мужской манекен 50. Обвиняемый, вы не имеете слова. (К мужскому манекену 1). Как ты сказал? Лидер? Это его фамилия?

Мужской манекен 1. Так называет его за глаза патрон. В разговоре же с ним он называет его "господин депутат". Я полагаю, что это какой-то титул. Все люди в разговоре друг друга величают.

Мужской манекен 48. Не знаешь ли о нем еще чего-нибудь?

Мужской манекен 1. У него покатые плечи, и в пиджаках ему делают накладку из ваты. Он носит черный шелковый корсет. Костюмы примеряет по три раза и всякий раз находит в них по пятнадцати поправок. На прощанье подает руку подмастерьям. Патрон танцует перед ним на задних лапках и говорит, что это большая шишка. Подмастерья клянут его на чем свет стоит и за спиной называют его "социал-хлороформист". Он заказывает в сезон пять костюмов, все из настоящих английских материалов, и раз в четыре года один костюм из бумажного корда без примерки. Патрон специально посылает за этим материалом в универсальный магазин "Самаритэн". Ни от кого другого наш патрон не принял бы заказа шить костюм из такого материала. Для него он делает исключение, но ставит в счет, как за любой другой. Патрон заказ этот обычно выполняет вне очереди, задерживая по вечерам подмастерьев, и говорит: "Торопитесь, а то лидер останется без костюма на предвыборные митинги".

Манекен 50. Что можешь сказать о нем еще?

Мужской манекен 1. Могу сказать, что это не в первый раз он портит нам музыку. В прошлый карнавал он замучил всю мастерскую своим фраком: в талии, мол, плохо лежит. Всю ночь корпели над фраком три подмастерья. Ни один из нас не мог из-за этого уйти на наш бал к "Филиппу и Гастону". Теперь он нам опять всю обедню испортил.

Мужской манекен 50. Хорошо, можешь сесть. Хочет ли еще кто-нибудь высказаться по этому делу?

Молчание.

Мужской манекен 50. Слово имеет обвинитель.

Манекен 6 (встает). Коллеги-судьи! Ввиду всего сказанного здесь моими предшественниками мне остается лишь подытожить мнение моих коллег и вывести единственно возможное заключение. Собственно говоря, самого этого факта, что представитель наших угнетателей, причинивших нам столько обид и страданий, ворвался сегодня на наш бал, было бы достаточно, чтобы мы расправились с ним самым жестоким образом. Приговор наш, будучи актом законной самообороны, должен быть одновременно актом протеста против этой банды тунеядцев, заставляющих нас служить себе. Подражая нам, копируя рабски каждую линию наших безупречно гармонических форм, люди эти, несмотря на все свои усилия, не сумели, однако, уподобиться нам во всем. Их отличает от нас шишка, которую они носят на плечах. Требуя обезвредить этого наглеца, я вношу предложение, чтобы в знак нашего протеста против всей этой банды отрезать ему этот ненужный нарост. Я требую, чтобы отрезали ему голову. (Садится).

Лидер делает какие-то отчаянные жесты.

Мужской манекен 50 (встает). Трибунал удаляется для совещания. Приговор будет объявлен через несколько минут.

Трибунал уходит. Среди манекенов поднимается говор. Они окружают мужской манекен 6.

Явление 7

Голоса (перебивая друг друга).

– Отрезать ему голову!

– Непременно! Но чем? Надо бы нож!

– Лучше всего тесаком.

– Да, но откуда раздобыть?

– Если бы я знал, то принес бы от нас, с кухни...

– Кто же мог предвидеть?

– У вас чего-нибудь острого не найдется?

– А может, у него в кармане что-нибудь есть? Люди любят таскать при себе всякие острые предметы.

Лидер (вскакивая). Господа! Бросьте шутить. Поймите, меня там дожидаются. Я должен давно быть на балу у Арно.

Мужской манекен 4. Что он говорит?

Лидер. У Арно, у фабриканта автомобилей. Вы слыхали, наверное? Это не для развлечения, дело очень серьезное. Завтра в автомобильной промышленности вспыхнет забастовка. Поймите, господа, что как руководитель рабочей партии я не могу терять ни одной минуты. Я прошу вас, выпустите меня. Я проведу с вами охотно вечер в другой раз, только не сегодня. Шутка ваша действительно замечательна и остроумна, но все хорошо вовремя. Раз вы знаете, кто я, то вы должны отдавать себе отчет, что шутки, переходящие границы, перестают быть остроумными. Прошу выпустить меня немедленно.

Среди манекенов ропот.

Манекены. Тихо! Трибунал идет!

Входит трибунал и молча занимает места за столиком.

Явление 8

Мужской манекен 50 (встает, говорит торжественно). Трибунал в нашем составе, рассмотрев всесторонне дело, постановил: присутствующего здесь человека, именуемого лидером, приговорить к отрезанию так называемой головы. Ввиду позднего времени приговор надлежит привести в исполнение немедленно. Привести приговор в исполнение вызвались обвинитель и один из членов трибунала. (Обращаясь к толпе манекенов.) Прошу очистить место и сделать необходимые приготовления. В течение пяти минут приговор должен быть исполнен, и прерванный прибытием приговоренного бал возобновится.

Трибунал встает и вмешивается в толпу манекенов. Дамские манекены хлопают от радости в ладоши.

Голоса. Быстрее, быстрее!

Несколько манекенов убирают столик и стулья, очищая середину сцены.

Голоса. Хорошо, но чем же мы ему отрежем голову? Откуда раздобыть острый предмет? Без ножа не обойдемся.

В дверях справа галдеж.

Голоса. Расступитесь! Дорогу!

Мужской манекен 6 входит и вносит громадные портняжные ножницы. Ропот удивления, смешанного с восторгом.

Голоса. Есть ножницы! Есть ножницы! Ножницами!

Мужской манекен 5 (пробивая дорогу). Прошу посторониться. Прошу посторониться.

На середину сцены выходит мужской манекен 6 с ножницами и манекен-судья с громадным утюгом. Устанавливают на земле раскрытые ножницы так, чтобы они упирались одним ухом и одним острием в пол. Мужской манекен 6 держит верхнее ухо ножниц. Мужской манекен 3 держит верхнее острие ножниц. Манекен-судья встает наготове с утюгом.

Мужской манекен 5 (к сторожам-манекенам). Подавайте его сюда!

Манекены-сторожа хватают лидера под мышки и тащат его на середину сцены к раскрытым ножницам.

Лидер (отчаянно вырывается. Манекены стаскивают с него пальто). Пустите меня! Хватит этих глупостей! Это насилие! Я вызову полицию! (Отбиваясь, он рванул изо всех сил за руку одного из манекенов-сторожей. Рука осталась в руках лидера. Лидер обалдел, выпускает руку, которая с шумом падает на пол.)

Манекен-сторож нагибается, поднимает свою руку и как ни в чем не бывало начинает ее приделывать.

Лидер. Во имя отца и сына и святого духа! Что это значит?

Несколько манекенов бросаются на него, тянут его к ножницам.

Лидер (в ужасе). Пустите меня! Хватит этого маскарада! Я понимаю все! Это какой-то политический заговор. Вы заманили меня сюда, чтобы меня скомпрометировать. Если вы не выпустите меня немедленно, завтра же я буду интерпеллировать в палате. Отпустите! Полиция!.. Полиция!..

Два манекена ловко ставят его на колени, просовывая голову в раскрытые ножницы.

Мужской манекен 6. Бей!

Манекен-судья замахнулся утюгом и ударил изо всех сил по острию ножниц. Отрезанная голова покатилась по полу.

Лидер. Моя голова! Моя министерская голова! (Подпрыгивает, стараясь схватить катящуюся голову. Манекены оттягивают его в сторону.)

Лидер (вырываясь). Моя голова! Украли голову! (Кружась, выбегает в правую дверь.)

Мужской манекен 5. Держи – убежит!

Мужской манекен 4. Без головы пусть бежит куда хочет. Может болтать хоть до утра, все равно ему никто теперь не поверит. Подумают, что потерял голову по пьяной лавочке. Не примут его трепотни всерьез.

Мужской манекен 5. Унесите ножницы, бал продолжается.

Несколько манекенов уносят ножницы и утюг. Кое-кто уже танцует.

Мужской манекен 2 (поднимает голову лидера и поворачивает ее, как бы рассматривая). А что сделаем с головой?

Манекены. С головой? Правильно! Что сделаем с головой?

Мужской манекен. Дайте ее мне.

Манекен-судья. Почему же тебе? Мне! Я ему ее отрезал, мне она принадлежит по праву.

Манекен 3. Чем ты ее отрезал? Утюгом? Ведь мы отрезали ее ножницами. Я держал ножницы. Голова принадлежит мне.

Мужской манекен 6. Подумаешь, держал ножницы! Всякий мог держать. Я эти ножницы разыскал под столом в мастерской. Без ножниц вы бы ему вовсе головы не отрезали. Кому принадлежит голова? Ясно, что мне.

Мужской манекен 4. Мне принадлежит, я ее воткнул между ножниц.

Мужской манекен 46. Коллеги, не будем ссориться, время бежит. Чтобы не было раздора из-за того, кому принадлежит голова, предлагаю выбросить ее в мусорный ящик.

Мужской манекен 2. Почему выбросить? Давайте кинем жребий: кто выиграет, тому и отдадим голову.

Голоса. Правильно. Давайте жребий.

Мужской манекен 1. Манекены-дамы не участвуют – на что им мужская голова?

Мужской манекен 6. Конечно.

Мужской манекен 2. Давайте начинать. У кого есть коробка спичек?

Мужской манекен 3. Я видел коробку спичек на трюмо.

Мужской манекен 5. Есть.

Мужской манекен 2. Давай. Сколько нас? Хватит. Я отламываю головку у одной спички. Теперь внимание! Кидаю вверх. Ловите! Кто поймает спичку без головки, тот выиграл голову. Раз, два три! (Кидает спички.)

Манекены ловят спички, кидаются на землю, общая свалка.

Мужской манекен 1 (кричит). Я! Есть. Без головки!

Мужской манекен 2. Покажи!

Мужской манекен 1 показывает.

Мужской манекен 2. Правильно. Выиграл. На голову, бери.

Мужской манекен 1 берет голову, повертывает, подходит к зеркалу.

Мужской манекен 6. Зачем она тебе? Что с ней сделаешь?

Мужской манекен 1 (перед зеркалом примеряет голову, насадив ее на стержень, ладонью прихлопывает сверху. Любовно приглядывается в зеркало. Поворачивается к остальным). А знаете, не плохо!

Дамский манекен 1. Совсем как человек. Если бы я не видела, как ты ее надевал, я могла бы поклясться, что это лидер.

Мужской манекен 1 (прохаживается с довольным видом, поглядывая в зеркало). Как влитая!

Мужской манекен 6 (в глубине сцены). Здесь на полу лежит бумажник. Должно быть, его потерял лидер, когда с нами боролся.

Манекены подают из рук в руки элегантный бумажник с монограммой, разглядывают его с интересом.

Мужской манекен 1. Покажи! (Ему подают бумажник; он раскрывает его, просматривая содержимое.) Деньги... Визитные карточки... (Читает.) Поль Рибандель, депутат... Фотография. Еще одна фотография. Еще одна... Все голые женщины... Бесплатный железнодорожный билет. Счет. Еще счет. Еще счет. Два от Пакена, один от "Филиппа и Гастона". (Читает.) Бальное платье, амазонка, двенадцать дамских гарнитуров. (Вкладывает все обратно в бумажник; вытаскивает из другого отделения членский билет. Читает.) Членский билет – Лига защиты прав человека и гражданина. Чековая книжка. Билет. (Читает.) Французская социалистическая партия, парламентская фракция... (Вытаскивает еще один билет, тоже читает.) Приглашение. Господин Арно имеет честь пригласить господина депутата Поля Рибанделя на бал, который состоится в четверг, 17 января, в 11 часов вечера. Париж. 12 января. Елисейские поля, 17. (Держит в руках билет.) Ага, это приглашение на бал к этому фабриканту автомобилей, куда сегодня так торопился наш лидер. (Вдруг ударяет себя ладонью по лбу.) Иду!

Манекены (изумленно). Куда?

Мужской манекен 1. Куда? А вы что думаете, что я затем выиграл голову, чтобы оставаться здесь с вами? Дождаться рассвета и утром пробираться обратно в ателье? Дрожать, чтобы не заметили патрон и подмастерья? Опять превратиться в истукана на палке? Примерять изо дня в день костюмы, которые шьют не для меня? Дожидаться, что когда-нибудь, может, через год-два, а может, через десять случится опять оказия, смогу собрать в кучу отсутствующие члены и убежать на несколько часов в город? Нет! Нет дураков! Хватит с меня! Я задыхаюсь от такой жизни! Конец! Я выиграл голову. Понимаете? Голову! Паспорт, с которым могу разгуливать по всему миру. Ходить, куда захочу, когда захочу! Ключ, который откроет передо мной все двери. Иду! Лечу! Пальто! Перчатки! Цилиндр!

Манекены. Подожди, куда ты?

Манекен 1 (уже в дверях). До свиданья! Веселитесь! Иду туда, где меня ждут. Иду на бал к людям!

Занавес

Второй акт

Фойе во дворце фабриканта Арно. В глубине широкая стеклянная дверь, через которую виден бальный зал, наполненный танцующими парами. С левой стороны окно, выходящее в сад, и дверь в глубине. С правой стороны дверь в вестибюль. Мягкие большие кресла, диваны, столы, пальмы. В правом углу одетый в латы рыцарь. Музыка за сценой – танго.

Явление 1

Из бального зала на сцену входят Арно и Девиньяр.

Арно (протягивая Девиньяру портсигар). Настоящие турецкие, привезли из Константинополя.

Закуривают.

Девиньяр. Кстати, сегодня на бирже циркулировали упорные слухи, что на ваших заводах завтра вспыхнет забастовка. Видимо, вы будете не в состоянии выполнить к сроку принятый вами заказ. Ваши акции сильно заколебались. Если завтра с утра известие не будет опровергнуто, надо ожидать дальнейшего падения...

Арно. Известие будет опровергнуто.

Девиньяр. Тем лучше... (Пауза.) Если бы забастовка вспыхнула, ваше положение было бы незавидно. Нет никакого сомнения, что Левазен в тот же день бросит на биржу пачку ваших акций, чтобы вызвать панику. Вы должны быть к этому готовы.

Арно. Забастовки не будет.

Девиньяр. Буду рад... Однако я слышал, что она будто бы уже объявлена. Быть может, меня плохо информировали?

Арно. Забастовка решена только коммунистами. Большинство рабочих на моих заводах объединены в реформистском синдикате и приказам коммунистов не подчиняются. Без участия реформистского синдиката каждая забастовка у меня заранее обречена на неудачу. А реформистский синдикат к забастовке не приступит.

Девиньяр. Вы в этом уверены? Политическая конъюнктура данного момента такова, что при сильном давлении снизу реформистский синдикат, не желая терять своего авторитета, не сможет не присоединиться к забастовке. Говорят, стачечное настроение среди рабочих довольно сильно.

Арно (иронически). Я вижу, что у вас информация из первоисточника.

Девиньяр. Помилуйте, вращаешься среди людей, слухи сами лезут в уши. Вы понимаете, что Банк де Франс должен быть обо всем осведомлен понемногу. Ваше дело к тому же интересует меня лично. Вы сделали довольно рискованный ход. В настоящий напряженный момент, когда в воздухе пахнет стачкой, урезывать рабочим заработок почти на пять франков в день – для этого надо много отваги... или капитала. Что ж, смелый города берет. Буду очень рад.

Арно. Вижу, что вас успели настроить довольно пессимистически. Я слыхал, что у вас был сегодня Левазен. Вы с ним имели полуторачасовую конференцию.

Девиньяр. Конференцию? Это преувеличено. Скажем просто, беседу, дружескую беседу. Вы знаете, что у меня с ним издавна такие же теплые отношения, как и с вами.

Арно. Воображаю, сколько он на меня собак навешал.

Девиньяр. Ну, не так уж... Конечно, он не очень вам признателен. Как-никак, а вы у него из-под носа выхватили заказ на полмиллиарда. В наше время такие заказы на улице не валяются.

Арно. Я думаю, пусть он пеняет на себя. Мог бы предложить смету дешевле, заказ не выскользнул бы из его рук.

Девиньяр. Видите ли, предложить дешевую смету не трудно, вся штука в том, чтобы ее выполнить. Забастовка, которая вспыхнет у вас, может повлечь забастовки во всей металлургии.

Арно. Я вам уже сказал, что забастовки не будет. Реформистский синдикат выступит решительно против. Коммунистические подстрекатели останутся в ничтожном меньшинстве. Вам нужны доказательства? Пожалуйста! Вы можете убедиться в этом наглядно. Сегодня у меня на балу будет депутат Поль Рибандель, лидер социалистической партии, с которым мы еще вчера пришли к определенному соглашению по этому поводу. Реформистский синдикат сегодня же выпустит воззвание против забастовки. Ваши сомнения все еще не рассеяны?

Девиньяр. У меня их и не было. Я знаю вас как опытного коммерсанта и уверен, что вы не предприняли бы ни одного рискованного хода, если бы не обеспечили себе тыла. Вы говорите, что Рибандель будет сегодня здесь? (Вынимает часы.) Уже начало третьего. Не кажется ли вам странным, что его до сих пор нет? Я знаю, что Рибандель чрезвычайно аккуратен. Не думаете ли вы, что за это время могло произойти что-нибудь, что изменило его первоначальные планы?

Арно. Невозможно! (Поглядывает нервно на часы.) Меня самого удивляет, почему его до сих пор нет. По-видимому, его что-то задержало. По всей вероятности, партийные дела. Это – большая голова! Даю руку на отсечение, если он при ближайшей смене правительства не получит министерского портфеля. Вы можете быть покойны, раз он дал слово, то явится наверное. Вы увидите, какое лицо скорчит Левазен, когда встретит его здесь.

Девиньяр. Ну, давайте вернемся к дамам. А то там готовы подумать, что мы здесь с вами обсуждаем финансовые дела. (В дверях поворачивается к Арно.) A propos, что касается этих пяти миллионов, в которых вы нуждаетесь, то в случае забастовки, вы понимаете сами, банк наш не сможет их вам предоставить. Впрочем, мы поговорим об этом позже. (Девиньяр выходит в бальный зал. В дверях сталкивается с Анжеликой Арно.)

Явление 2

Анжелика (Девиньяру). Что же это вы, господа, уединились? Вечно эти дела. Хотя бы в карнавал оставили их в покое.

Девиньяр. Почему дела? Какое обидное подозрение! Кто же из нас посмеет в присутствии прекрасных женщин говорить о делах? Мы беседовали как раз об охоте. Левазен предполагает устроить во второй половине месяца большую охоту с борзыми. Надеюсь, вы удостоите ее своим присутствием?

Анжелика. Он приглашал меня только что. Предлагает даже уступить своего лучшего коня. Кстати, он спрашивал меня, куда вы пропали. Я оставила его в курительной комнате.

Девиньяр уходит.

Явление 3

Арно вытирает платком лоб.

Анжелика. Почему ты не в духе, папа? У тебя был с ним неприятный разговор?

Арно (посматривает нервно на часы). Не понимаю, почему лидера до сих пор нет? Что могло случиться? Боюсь, что этот мошенник Левазен уже успел с ним снюхаться сегодня. Девиньяра тоже настроил против меня. Скряга колеблется, как флажок.

Анжелика. Да, это неприятно, особенно сейчас, когда он тебе так нужен.

Арно. Еще бы! Девиньяр – это Банк де Франс. Без этих пяти миллионов, которые они мне обещали, я не смогу произвести очередных выплат в эту субботу. Понимаешь, чем это пахнет?

Анжелика. Но ведь, если забастовки не будет, то у них нет оснований отказать тебе в этих деньгах. Ты же вчера договорился с лидером насчет позиции его синдиката. Так в чем же дело?

Арно. А в том, что я опасаюсь – не раздумал ли он. Иначе, чем объяснить его отсутствие. Левазен готов стать на голову, чтобы не допустить нашего соглашения. Боюсь, не напортил ли он уже чего-нибудь. Распускает направо и налево слухи, что забастовка на моих заводах решена бесповоротно. Я должен опровергнуть эти слухи и успокоить Розенталя и Банк де Франс. Мне необходимо, чтобы лидер появился на моем балу. (Пауза.) Если он придет, ты должна быть с ним очень ласкова. Ты можешь помочь мне в этом деле. Понимаешь, ты даже можешь ему позволить там какой-нибудь пустяк. Впрочем, это твое женское дело, я в это не вмешиваюсь. Рибандель слывет своим пристрастием к прекрасному полу. А к тебе он всегда был особенно внимателен. Ты должна постараться связать его с нами как можно крепче. Этот человек еще не раз нам будет нужен.

Анжелика. Понимаю, понимаю... Не бойся. Сделаю все, что надо. Я даже не могу сказать, чтобы он мне совсем не нравился. Он, правда, потрепан, но, видно, в женщинах толк понимает...

Арно. Это уж твое дело, дитя мое. Я в это не вмешиваюсь. Повторяю тебе, для меня это очень важно.

Анжелика. А ты подаришь мне новую машину? Из тех восьмицилиндровых с внутренним управлением, которые ты хочешь выпустить в ближайшее время?

Арно. Подарю все, что захочешь. (Посматривает на часы.) Что такое? Его все нет.

Анжелика. Когда придет, ты меня позовешь, да? Иду танцевать. (В дверях останавливается, смеется.) Знаешь, Левазен за мной приударяет. Приглашал меня сегодня посмотреть как-нибудь его коллекцию китайских гравюр. (Выбегает, смеясь.)

Арно (один, нетерпеливо подходит к телефону). Элизе, 47-82. Да.

Входит лакей.

Лакей (докладывает). Господин депутат – Поль Рибандель.

Арно бросает трубку, бежит навстречу Рибанделю.

Явление 4

Манекен-лидер входит, несмело оглядываясь по сторонам.

Арно (подбегает к нему). Ну, наконец-то! Дорогой лидер заставляет себя ждать. (Пожимает руку.) Понимаю, обязанности, партийные дела. Конечно, конечно... Что бы делали эти бедные рабочие без своего лидера? Но ведь и нам, непролетариям, в конце концов тоже что-нибудь причитается – хотя бы крошка вашего времени. Когда человек является, как вы, олицетворением союза двух сил, движущих миром, – труда и капитала, предаваясь без остатка труду, не надо забывать и о презренном капитале. (Тянет его к креслам.) Пожалуйста, дорогой лидер. (Указывает на кресло.)

Манекен-лидер смущенно садится.

Арно. Раньше чем перейдем в зал, решим наше дело. Не правда ли? Прежде общественное дело, а потом развлечение. Этот ваш девиз – всегда был и моим. Положение не терпит отлагательств. Коммунисты на моих заводах уже объявили забастовку. Вы, конечно, об этом осведомлены? Больше медлить нельзя. Реформистский синдикат, во имя разумно понятого интереса самих же рабочих, должен решительно выступить против стачки. В настоящий момент, когда наша страна переживает острый хозяйственный кризис, все мы вынуждены приносить жертвы. Без этих нескольких франков, которые каждый рабочий потеряет из своего дневного заработка, завод вообще должен перестать работать. При сегодняшней безработице все очутились бы на мостовой. Лучше, я думаю, потерять пять франков, чем весь заработок. Вам не трудно будет растолковать это вашим рабочим. Не так ли? Мир в промышленности и проистекающее отсюда благополучие страны базируются на взаимном понимании интересов рабочего и предпринимателя. В этой области ваша партия дала доказательства неутомимого труда и поистине гражданского понимания блага страны. Я отнюдь не являюсь принципиальным врагом стачек. Если фабрикант при благоприятной конъюнктуре зарабатывает действительно очень много, почему бы ему не прибавить и рабочим? Но одно дело – стачки рациональные, а другое дело – стачки вредительские, единственная цель которых – подорвать основы существующего строя. Мне известно, с какими трудностями приходится бороться вашей партии, парализуя возрастающее влияние коммунистов, снабжаемых золотом из Москвы. Как благодарный член этого общества, для блага которого вы, господа, трудитесь, я позволю себе передать в ваше распоряжение эту скромную сумму. Пусть она пойдет в фонд первой рациональной забастовки, руководимой вашей партией. (Оглядывается на дверь, вырывает из чековой книжки чек и передает манекену-лидеру.)

Манекен-лидер (нерешительно берет чек). Да... Но...

Арно. Никаких "но", дорогой лидер! Никаких "но"! Можно мне, я думаю, как гражданину нашей страны радеть о ее рациональном развитии и способствовать, хотя бы в ничтожной мере, облегчению условий работы тех, которые общественному благу посвящают все свое время и силы. Не о чем говорить. (Встает.) Ну, а теперь идемте к гостям. Я не имею права лишать их вашего общества. Моя дочь мне бы этого никогда не простила. (Берет манекена-лидера под руку и направляется с ним к дверям, ведущим в бальный зал. Двери бального зала открываются, и навстречу выходят Анжелика, Девиньяр и Левазен.)

Явление 5

Анжелика (в дверях, к Левазену и Девиньяру). Вы не верите? Давайте спросим папу. (Замечает отца с лидером. К. лидеру.). Наконец-то! (Подает ему руку.) Мы потеряли уже надежду видеть вас сегодня. (С упреком.) Как можно так опаздывать?

Арно (поглядывая победоносно на Левазена и Девиньяра, демонстративно берет лидера под руку). Обязанности, обязанности... (В сторону Девиньяра и Левазена значительно.) Такие люди, как наш лидер, в столь трудный момент должны посвящать все свое время на то, чтобы предотвратить зло, угрожающее социальному равновесию страны.

Левазен и Девиньяр предупредительно здороваются с лидером.

Анжелика. Папа, господин Левазен не верит, что у меня будет восьмицилиндровая машина. Он говорит, что ты не производишь и в настоящий момент не можешь выпускать машины этого типа. Скажи ему, пожалуйста, чтобы он со мной не спорил.

Арно (в сторону Левазена, подчеркнуто). Господин Левазен ошибается. Теперь как раз я могу выпускать любые машины.

Анжелика (Левазену). Ну, что я говорила? Кто был прав? Вы проиграли пари! (К отцу и лидеру.) Да к тому же пари a discretion. Трепещите! Кто знает, что я от вас потребую.

Левазен. Извините, не считаю еще, что я проиграл. Людям свойственно ошибаться. Подождемте фактов. Я признаюсь в проигрыше в тот день, когда вы заедете за мной на своей новой машине захватить меня на партию гольфа.

В дверях из бального зала появляется жена Левазена – Соланж.

Соланж. Господа, что же это за разговоры? Каждую минуту вы исчезаете по каким-то закоулкам! Бойкотируете остальное общество.

Левазен (к лидеру). Вы незнакомы? Господин депутат Поль Рибандель – моя жена.

Соланж (без всякого интереса, трафаретно). Очень рада, много о вас слышала.

Арно. Идемте!

Анжелика. Лидер, вы у меня просите танго, не правда ли? (Берет его за руку и уводит в бальный зал.)

Соланж садится на поручни кресла, обмахиваясь пером. Арно уступает в дверях место Девиньяру.

Девиньяр (в дверях). A propos, что касается этих пяти миллионов, то, собственно говоря, дело решенное. Завтра же вы их сможете получить. (Уходят.)

Явление 6

Соланж (осталась на сцене одна с Левазеном). Бедный Фредерик, крутишься вокруг мадемуазель Арно, как кот вокруг миски, а она не обращает на тебя ни малейшего внимания. Мне тебя искренно жаль. Хочешь, могу тебе помочь. Поговорю с ней. За успех не ручаюсь, но все-таки женщина женщине лучше как-то умеет это представить.

Левазен. Глупости болтаешь. Нужна мне мадемуазель Арно, как прошлогодний снег. Вот если хочешь мне помочь, помоги по другой линии: закрути лидера. Арно, кажется, совсем его опутал. Обделал уже с ним, наверное, чтобы реформисты выступили против забастовки. Без их участия забастовка на его заводах провалится. Арно сможет выполнить заказ к сроку и на тех условиях, на каких он за него взялся.

Соланж. А мне какое дело? Ты смешон. Надоедаешь мне своими забастовками и социалистами. Знаешь, что мне от этого ни холодно, ни жарко. Я не пошевелила бы для всех этих глупостей даже пальцем. Я предлагаю тебе уговорить мадемуазель Арно, чтобы она взглянула на твое ухаживание благосклонно. Но вмешиваться в какие-то забастовки... Даже и во сне не снилось.

Левазен (рассерженно). Дело не в забастовке, дело в полмиллиарде франков, которые Арно выхватит у меня из-под носа.

Соланж. Да мне-то какое дело? Ты, я думаю, на старости лет не будешь требовать от меня, чтобы я переживала все твои финансовые дела и неурядицы. Вырвешь ли ты полмиллиарда у Арно, или Арно у тебя – все это в конце концов не имеет ко мне никакого отношения.

Левазен (злобно). Предпочитаешь даже, кажется, чтобы Арно у меня.

Соланж. Это мне совершенно безразлично.

Левазен. Сомневаюсь!

Соланж. Ты, я вижу, в кислом настроении и хочешь во что бы то ни стало спровоцировать разговор на темы, которых тебе следовало бы избегать. Не хватает только, чтобы ты мне устроил сцену ревности. Роль ревнивого мужа тебе была бы даже к лицу. (Смеется.) Ой, не могу! (Смеется сильнее.) Давай пригласим сюда зрителей. Я не так эгоистична, чтобы одной наслаждаться таким необычайным зрелищем.

Левазен. В твои дела я не вмешиваюсь и не вмешивался никогда. Меня это мало интересует. Я от тебя не требую взамен ничего, кроме одного, чтобы ты не вмешивалась в мои.

Соланж. Разве я вмешиваюсь? Если я предложила тебе помочь в твоем флирте с мадемуазель Арно, то только потому, что ты принимаешься за дело не с того конца. Ты постарел просто. Я хотела оказать тебе товарищескую услугу.

Левазен. Оставь меня с твоей мадемуазель Арно! Если она мне понадобится, то не забуду воспользоваться твоим посредничеством. В данный момент у меня в голове хлопоты немного поважнее. Могу потерять полмиллиарда франков.

Соланж. Милый мой, если кто-то сумел выхватить у тебя из-под носа такую сумму, то это доказывает только, что ты глупеешь и стареешь с каждым днем. Почему же ты их не выхватил у него?

Левазен. Это-то я и намереваюсь сделать.

Соланж. Ну и делай, кто же тебе мешает?!

Левазен. Ты можешь мне в этом помочь. Я не просил тебя никогда ни о чем, хотя, быть может, был бы вправе. Благодаря твоим тратам за последний месяц я чуть не вынужден был задержать выплаты на прошлой неделе.

Соланж. Мой милый, жена – это дорогое удовольствие. Тебе пора было бы к этому привыкнуть.

Левазен. Я и не требую от тебя никакой жертвы, дело лишь в том, чтобы ты закрутила лидера. Понимаешь, ты даже можешь ему позволить там какой-нибудь пустяк, впрочем, это твое женское дело, я в это не вмешиваюсь. Главное, повлиять на него, чтобы он толкнул свой синдикат на забастовку на заводах Арно. Как видишь, дело чисто женское и простое. Если бы не то, что я в этом заинтересован, наверное, ты сама была бы не прочь пофлиртовать с лидером. Мужчина в соку, пользуется у женщин феноменальным успехом, задача вовсе не из тяжелых.

Соланж. Не в моем стиле. Игра не стоит свеч.

Левазен. Неизвестно еще, оказалась ли бы ты в его стиле! (Подзадоривая.) Когда я представлял его, он не обратил на тебя ни малейшего внимания. Кажется, успех у женщин успел ему уже надоесть. Ты видела, как на него "падает" мадемуазель Арно? Я не спорю, тебе было бы трудно с ней соперничать. Как-никак, она немного моложе тебя.

Соланж. Хочешь меня спровоцировать? Может быть, хочешь пари, что в течение двух часов я окручу его вокруг пальца?

Левазен. Очень сомневаюсь.

Соланж (задорно). Пари! Впрочем, плевать на пари. Знаешь, какую струну задеть. Хочу тебе просто доказать, что десять таких свистулек, как твоя мадемуазель Арно, не доросли еще до моего каблука. К тому же лидер, хотя и не в моем стиле, нельзя сказать, чтобы мне совсем не нравился. Он, правда, потрепан, но в нем что-то есть! Он должен быть циничен до невозможности. Что ж, ты меня уговорил. Почему бы нет? (Встает и направляется к дверям.)

Левазен. Подожди, ты не знаешь ведь даже толком, чего тебе от него требовать... Дело в том...

Соланж. Чего мне требовать, тебе нет надобности меня учить. Для тебя я требовать ничего не собираюсь. Требуй сам. (Уходит. Левазен остается в недоумении и растерянности.)

Явление 7

Манекен-лидер появляется из двери с левой стороны, закрывает за собой тихо дверь. Мгновение прислушивается, не идет ли кто за ним. Не замечает Левазена, стоящего в углу. Вынимает из кармана платок и отирает лоб. Истомленный, тяжело опускается в кресло, обмахиваясь платком.

Левазен (приближается к нему сзади). Измучили, лидер, а?

Манекен-лидер (от испуга подскочил на месте. Быстро прячет платок в карман.) Меня? Да нет, что вы!

Левазен. Воображаю, как лидер перегружен работой за последнее время. Давно у нас в стране не было такой поганой ситуации. В промышленности застой. Конъюнктура никудышная. Дороговизна растет. Что ж тут удивительного, что наши рабочие волнуются, требуют увеличения заработка! Вы думаете, что я их не понимаю? Понимаю отлично. Я первый бы увеличил у себя на заводе заработок, если бы было из чего. Заказов никаких, продукцию приходится сокращать до минимума. Как тут прибавлять? Сам только и мечтаешь, как бы просуществовать этот трудный период. А тут, в такой тяжелый момент, находятся промышленники, – да что тут далеко искать, взять хоть нашего уважаемого хозяина, господина Арно, – которые пускаются на явную провокацию обозленной рабочей массы. Урезывать сегодня заработки! Скажите сами, разве это не провокация? Не открытый вызов к забастовке? (Пауза.)

Манекен-лидер (поспешно). Да, да, конечно. (Оглядывается, как будто ищет двери, через которые мог бы уйти.)

Левазен. Я знал заранее, что вы не сможете иначе оценивать такого рода безответственные поступки. Единицы, вроде господина Арно, ставят под удар безопасность и покой целого государства. Против таких единиц социалистическая партия должна выступить самым решительным образом, так же, как она выступает против всяких подстрекателей, легкомысленно подносящих фитиль к бочке с порохом. Умело и своевременно проведенная забастовка, как средство призвания к порядку зарвавшихся одиночек, – лучший метод и гарантия действительного мира в промышленности, действительного союза расторопного труда с гуманным капиталом. Не прав ли я?

Манекен-лидер (как будто только сейчас проснулся). Да, да, конечно.

Левазен. Вы понимаете сами, если в случае с Арно реформистский синдикат не приступил бы к забастовке, пытался бы удержать рабочих, он совершил бы крупнейшую ошибку. Руководство стачкой захватят в таком случае коммунисты, обращая все раздражение рабочих, предметом которого в данном случае является только Арно, против вашего синдиката. Они представят вас как союзников Арно и приверженцев урезывания заработков. Возмущение среди рабочих на заводах Арно настолько сильно, что нет сомнения, забастовка удастся так или иначе. Вы потеряли бы на этих заводах, а тем самым и во всем округе, то влияние, которым вы сейчас там пользуетесь. Реформистский синдикат должен приступить к забастовке, должен взять инициативу в свои руки, и должен он это сделать немедленно, в эту же ночь, иначе вас опередят коммунисты. Как вы полагаете?

Манекен-лидер. Я? Конечно, конечно.

Левазен (обрадованно). Итак, реформистский синдикат приступает к забастовке? Ну, да, ясное дело! Вас, должно быть, удивляет, что я вообще задаю вам такого рода вопросы. Зная непреклонные принципы вашей партии, я не сомневался в этом ни одной минуты. (Быстрым движением вытаскивает из кармана чековую книжку.) Мне известно, с какими трудностями приходится бороться вашей партии, парализуя возрастающее влияние коммунистов. Как благодарный член этого общества, для блага которого вы, господа, трудитесь, я позволю себе передать в ваше распоряжение эту скромную сумму, в забастовочный фонд. (Выписывает чек и подает его манекену-лидеру.)

Манекен-лидер (нерешительно берет чек). Да, но...

Левазен. Никаких "но", дорогой лидер! Никаких "но"! Можно мне, я думаю, как гражданину нашей страны радеть о ее рациональном развитии и способствовать хотя бы в ничтожной мере успеху начинаний тех, кто общественному благу посвящает все свое время и силы. Не о чем говорить!

В дверях бального зала появляется Арно.

Явление 8

Арно (заметил лидера с Левазеном. Неприятно удивлен.) А, лидер здесь? Вас там спрашивают дамы.

Левазен (колко). У нас с лидером был как раз очень интересный разговор об экономической ситуации. Удивительно, до чего наши точки зрения совпадают. (Входит Соланж.)

Соланж. Лидер здесь?

Анжелика Арно (появляется в дверях с левой стороны). Нет ли здесь лидера?

Обе одновременно замечают лидера и подходят к нему.

Соланж. Лидер, я танцую с вами чарльстон?

Анжелика. Лидер, вы у меня просили чарльстон?

Арно. Ей-богу, вы разорвете его на части.

Соланж. Лидер, вы заставляете себя ждать.

Анжелика. Лидер, вы просили у меня этот танец.

Левазен (иронически). Без жребия не обойдется!

Соланж. Пусть лидер решит сам.

Анжелика. Лидер, вы просили у меня этот танец?

Манекен-лидер (растерянно). Действительно... Да...

Анжелика. Идемте. (Вытаскивает его за руку.)

Манекен-лидер (на ходу, к Соланж). Действительно... кажется... да... может быть... следующий...

Арно (добродушно). Утащила! Хе-хе. Удивительно, как к этому лидеру липнут женщины.

Левазен. Очаровательный человек! Какая меткость суждений, какая дальновидность, какая холодная расчетливость и быстрота решений. Все качества большого политического мужа.

Арно. Несомненно, несомненно.

Левазен. Иду кончить партию бриджа. Не хотите ли принять участие в следующей партии? Сидим с Девиньяром в третьей комнате, налево, за колонной.

Арно. К сожалению, обязанности хозяина лишают меня удовольствия иметь вас своим партнером. Я должен еще отдать кое-какие распоряжения. (Идет направо и что-то говорит лакею.)

Левазен (направляясь к левой двери, по дороге кидает жене). Кстати, ты можешь не беспокоиться. Я уже обделал все сам. Вижу, впрочем, что мне это удалось лучше, чем тебе.

Соланж. Кретин!

Левазен уходит в левую дверь.

Явление 9

Арно (закуривает папиросу. Пауза.) Что же это за дело, которое тебе не удалось для него обделать?

Соланж. Не будь таким любопытным, можешь еще случайно подслушать какую-нибудь супружескую тайну.

Арно. Супружеские тайны меня не интересуют. Гораздо больше интересует, о чем говорил твой муж с лидером. Я застал их врасплох. Они конфиденциально о чем-то беседовали. Не упоминал он об этом в разговоре?

Соланж. Отстаньте от меня раз и навсегда со своими грязными делами. Сперва тот, теперь этот! Повесьтесь оба со своим полмиллиардом. Жульничайте, делайте, что вам угодно, только мне не надоедайте. Знаешь, что мне это неинтересно.

Арно. Конечно, тебя может это не интересовать. Кто бы из нас двоих ни сгреб эти полмиллиарда – для тебя выйдет одно и то же.

Соланж. То есть как?

Арно. А так! Твое легкомыслие и привычка не считаться ни с чем меня уже допекли. Не знаешь, когда и что можно себе позволить. Твой последний счет от ювелира перешел всякие границы. Если ты намереваешься вести такой образ жизни в дальнейшем, я буду вынужден закрыть заводы и объявить себя банкротом.

Соланж. Мой милый, любовница – это дорогое удовольствие. Пора бы тебе к этому привыкнуть. Кстати, хорошо, что ты мне напомнил, у меня к тебе маленькая просьба. Позавчера мы были с Девиньяром в Довиле. Я играла в рулетку, как назло, довольно неудачно.

Арно (злобно). Ну?

Соланж. Проиграла около ста пятидесяти тысяч. Должна Девиньяру. Обещала, что верну в течение недели.

Арно. Ты с ума сошла?! Сто пятьдесят тысяч?

Соланж. Поверь, что первый раз в жизни мне так не везло. Судя по этому, я должна иметь феноменальный успех в любви!

Арно. И ты воображаешь, что этот долг заплачу я?

Соланж. Не воображаю, а уверена. Я тебя всегда считала джентльменом, у меня нет основания в этом сомневаться. Ты понимаешь сам, что я не могу просить об этом Левазена. Я исчерпала свой бюджет у него за три месяца вперед.

Арно. Ты шутишь, моя дорогая! Сейчас не может быть и речи, чтобы я мог предоставить тебе эту сумму.

Соланж. Что значит "сейчас"? Ведь ты же заработал полмиллиарда.

Арно. Во-первых, я еще не заработал ни гроша, а только получил пока что заказ. И еще неизвестно, как я смогу с этим заказом развязаться. Впрочем, минуту тому назад я слыхал, что тебя мои финансовые дела не интересуют и что тебе совершенно безразлично, кто сгребет эти полмиллиарда – я или Левазен.

Соланж. Ты понимаешь мои слова уж очень буквально.

Арно. Короче говоря, уплата твоего долга целиком зависит от того, останется ли заказ у меня или его перехватит Левазен. Его шушуканье с лидером меня сильно беспокоит. Ты можешь мне помочь.

Соланж. Знаю, уж знаю. Дело в том, чтобы я закрутила голову лидеру, позволила ему кое-какой пустяк и повлияла на него, чтобы он толкнул рабочих к забастовке.

Арно. Ты с ума сошла! Как раз наоборот! Он должен выступить против забастовки.

Соланж. Ах, наоборот? Хорошо – пусть будет наоборот.

Арно. Тебе не надо даже у него этого вымогать. У меня есть уже определенные гарантии. Выпытай у него, если можешь, о чем с ним говорил Левазен и какие у них отношения. Тебе, как жене, будет это легко. Перед тобой лидер не будет скрытничать.

Оба направляются к дверям, ведущим в бальный зал.

Соланж. Хорошо, хорошо, сделаю.

Арно (у дверей). Только не спутай чего-нибудь. Он может подумать, что ты хочешь от него что-нибудь для Левазена. Ты можешь все испортить.

Соланж. Не бойся! Лидер не дурак. Он сразу поймет, чего я от него хочу.

Уходят.

Явление 10

Справа из дверей выходит лакей, за ним два господина. Они в темных костюмах, ярко-желтых полуботинках, цветных носках, ярких галстуках, из карманчика пиджака торчит яркий шелковый платочек, Первый идет смело, второй более робко, оглядываясь по сторонам. С удивлением, неловко пряча за спину огрубелые руки, свидетельствующие о рабочем происхождении. Видно, что в одежде и движениях подражает первому.

Лакей. Как прикажете доложить?

Делегат 1. Попросите, гражданин, лично товарища депутата Поля Рибанделя и скажите ему, что пришли товарищи из синдиката за инструкциями. Не забудете? Товарищи из синдиката металлистов за инструкциями.

Лакей. Господин депутат Рибандель находятся в бальном зале и никакими делами сейчас не занимаются.

Делегат 1. Идите, гражданин, и повторите то, что я вам сказал. Товарищ депутат сам велел нам отыскать его здесь в три часа утра и вызвать в вестибюль. Скажите ему только, что товарищи из синдиката металлистов – за инструкциями. Товарищ Рибандель будет уже знать.

Лакей. Прошу обождать здесь. Дальше не проходить. (Уходит в дверь бального зала.)

Делегат 2 (первому, с восторгом). Какой паркет! А? Сами ноги так и скользят. С непривычки можно лоб разбить.

Делегат 1. Это еще что! Ты бы посмотрел в бальном зале! Сами ноги танцуют! Не надо и зеркала – можешь оглядеться с ног до головы.

Делегат 2. Не может быть! А вы там, товарищ, были когда-нибудь, в бальном зале у капиталистов?

Делегат 1. Известное дело! Не здесь, не у Арно, у других бывал. Фактически, по партийным делам. (Оглядывается, замечает кресла. Ко второму делегату.) Садись! Не будем же ожидать стоя, на то и кресла, чтобы сидеть.

Делегат 2. Еще кто-нибудь войдет.

Делегат 1 (садится). Так что из этого, что войдет? Сидеть нам нельзя, что ли? Учись уважать свое партийное достоинство, тогда и капиталист, фактически, будет относиться к тебе с уважением. Сам попросит тебя сидеть.

Делегат 2 (щупает руками кресло, потом садится. Самодовольно). Ничего себе, живут патентаты капитала! А? Одно такое кресло чего стоит!

Делегат 1. При социализме у каждого партийного работника будет, фактически, такое кресло. И теперь уже у некоторых есть. Лучшее доказательство, что приближаемся к социализму. Думаешь, что у лидера квартирка хуже этой? Ого! Да разве у него одного?! Социальная эволюция, фактически, чтоб ты знал, всегда идет сверху. Пока дойдет до низу, известное дело, пройдет немало времени. Только единицы могут идти ей навстречу. Общество, чтоб ты знал, это, как бы тебе сказать, ну, здание. Разные классы подымаются наверх разными путями. Богачи, капиталисты – въезжают наверх с комфортом, на лифте, не шевеля даже ногами. Для не имеющих капитала, но принадлежащих к привилегированным классам есть парадная лестница – широкая, устланная коврами. Для пролетариата тоже имеется лестница, отдельная, только поуже – черная лестница. Многим на этой лестнице сразу не поместиться. Такая черная лестница, фактически, – это наша партия. Весь пролетариат гурьбой по ней наверх не вскарабкается, а те, кто поумнее, помаленьку пролезут.

Делегат 2. Товарищ секретарь со своей головой наверняка пролезет.

Делегат 1. Всякий пролезет, у кого голова на плечах. Молод ты еще, в партии недавно, гляди на старших и учись. Политика для начинающего, чтоб ты знал, это, как катание на лодке. Сядешь в первый раз – в голове начинает кружиться. Правишь вправо – едешь влево, правишь влево – едешь вправо. Все тебе кажется наоборот. Только тогда, когда приноровишься, начинаешь понимать: чтобы ехать в том направлении, в каком хочешь, надо править в обратном. Сначала, пока не поймешь этого секрета, все тебя будет удивлять. Начнешь мудрить – пропал, пойдешь ко дну. Первое дело в политической карьере – ничему не удивляться, смотреть, что делают старшие. Хотя бы тебе сто раз казалось, что нужно не так, – молчи и делай, как приказано. Потом поймешь. Политика, брат, это хитрая штука.

Делегат 2. Да ведь иногда бывает, что и высокие партийные работники делают ошибки и ломают себе шеи. Как же тут понять тогда, что это – ошибка или политика?

Делегат 1. Пока такой лидер сломает себе шею, тебя давно съедят черви. Знай, что если вот такой лидер ломает себе шею, то и в этом у него свой политический расчет. Побудешь дольше в партии – поймешь.

Явление 11

Лакей (в дверях). Здесь, господин депутат!

Манекен-лидер входит, оба делегата вскакивают.

Делегат 1. Слуга товарища лидера. (Протягивает несмело руку.)

Манекен-лидер (подает руку). Добрый вечер.

Делегат 2 (подает тоже несмело руку.) Слуга товарища лидера.

Манекен-лидер (подает руку). Добрый вечер.

Делегат 1. Мы пришли, как велел товарищ лидер, за инструкциями. Три часа ровно.

Манекен-лидер. За инструкциями?

Делегат 1. Так точно! Коммунисты выпустили уже воззвание, призывающее к забастовке. У нас оттиск. Прямо из типографии. (Вынимает из кармана листок и подает.) А вот текст нашего воззвания против забастовки. (Подает другой листок.) Читать товарищу лидеру нет надобности. Текст тот же, что и всегда. Достаточно подписать.

Манекен-лидер. Ага... (Развертывает первый листок и читает вслух.) "Товарищи, правление заводов Арно, издеваясь над тяжелым положением рабочих, урезывает и без того голодные заработки на 5 франков в день, обрекая рабочие семьи на медленную голодную смерть. Провокация эта тем гнуснее, что заводы господина Арно получили заграничный заказ на сумму в полмиллиарда франков. Попытка Арно, если она увенчается успехом, послужит толчком для снижения зарплаты во всей металлургической промышленности. Товарищи, унитарный профсоюз металлистов, изучив детально положение, решил призвать вас всех к активному выступлению. На наглую провокацию зарвавшегося эксплуататора рабочие всех заводов должны ответить солидарной забастовкой. Рабочие всех убеждений! В защиту ваших элементарных прав – сплачивайтесь для общего выступления! Создадим единый фронт снизу, который заставит уступить кровожадных акул капитала! Долой капиталистическую эксплуатацию! Даешь наши пять франков! Да здравствует единый рабочий фронт! Долой диктатуру буржуазии! Да здравствует диктатура пролетариата!" (Кончил читать, сложил бумажку. К делегатам.) Совершенно верно! Сейчас подпишу.

Делегат 1. То есть... товарищ лидер подпишет наше воззвание? Это воззвание коммунистов. Наше вот это, другое, которое у товарища лидера в руках, – против забастовки.

Манекен-лидер. А зачем же другое, раз это очень хорошее? Может быть, они только очень мало требуют. Всего пять франков. Раз этих заработков не хватало на прокормление рабочих и их семей, пусть требуют больше. Десять франков, по меньшей мере. Арно раздает деньги направо и налево. Почему бы ему и не прибавить.

Делегат 1. Это... да... но... завтра в таком случае забунтуют рабочие на заводах Левазена и потребуют в свою очередь прибавки.

Манекен-лидер. Пусть требуют. Будут совершенно правы. Почему бы им зарабатывать меньше?

Делегат 1 (растерянно). В таком случае... если я правильно понимаю товарища лидера... Мы приступаем к забастовке. К тому же не только у Арно, но одновременно объявляем забастовку и у Левазена.

Манекен-лидер. Ясное дело.

Делегат 1. И воззвание печатать с тем же текстом, что и коммунистическое?

Манекен-лидер. А зачем же менять, раз это хорошее. Поставьте только вместо пяти – десять франков.

Делегат 1 (с возрастающей растерянностью). Мы превышаем требования коммунистов? Тем самым становимся во главе забастовки. Тогда необходимо печатать воззвание и к рабочим Левазена. Того же самого содержания, только с соответствующими изменениями? Так ли я понял?

Манекен-лидер. Ага!

Делегат 1. Это все, что товарищ лидер хотел нам передать?

Манекен-лидер. Да, все. Впрочем, я чуть было не забыл. (Вынимает бумажник и достает чеки.) Возьмите эти чеки, я получил их от Арно и Левазена в забастовочный фонд.

Делегат 2. Чеки от Арно и Левазена? В фонд забастовки на их заводах?

Манекен-лидер. Ага! (Все еще держит бумажник в руках и видит деньги Рибанделя в бумажнике. Достает их и подает первому делегату.) А вот и еще деньги передайте в тот же фонд. Это деньги депутата Рибанделя. Ну, до свиданья. Там меня ждут. Иду танцевать. (Уже на месте начинает выделывать па и, так, танцуя, выходит в бальный зал.)

Явление 12

Оба делегата минуту стоят в остолбенении. Длинная пауза.

Делегат 2. Ущипните меня, товарищ! Или мне снится, или я ничего не понимаю. Да нет, не может сниться. Он оставил ведь чеки. Вы держите их в руках! Что там написано?

Делегат 1 (рассматривает чеки). Двести пятьдесят тысяч – Арно и двести пятьдесят тысяч – Левазен. Чеки формальные. Нет никакого сомнения. А вот еще тысяч десять банкнотами.

Делегат 2. Если бы вас не было, то я поклялся бы, что сошел с ума. Мы приступаем к забастовке у Арно, перепечатываем воззвание коммунистов, превышаем в два раза их требования, объявляем забастовку на заводах Левазена, где пока и речи не было ни о какой забастовке. И на все это дают деньги – Арно и Левазен. Голова кругом идет!

Делегат 1 (чешет затылок). Надо было взять у него хотя бы письменное распоряжение, чтобы потом не пришлось мне одному расхлебывать всей каши. Впрочем, ты ведь свидетель. Говорил при тебе. Не может быть никаких сомнений. Говорил совершенно ясно. Ты ведь слышал?

Делегат 2. Слышал, но не понимаю во всем этом ни черта. Или мы помешались, или он с ума сошел.

Делегат 1 (овладевая собой, уже с миной как бы посвященного во что-то человека). Дурак ты! Не разбираешься ни в чем. Говорил я тебе, что политика – это хитрая штука. Смотри, что делают старшие, и не мудри. Раз лидер отдает такие распоряжения, а не другие, значит, у него есть какие-то высшие политические соображения. Начинаю уже кое-что понимать.

Делегат 2 (с удивлением). Вы в самом деле что-нибудь во всем этом понимаете?

Делегат 1. Раз тебе говорю, что начинаю понимать, значит начинаю понимать. Что это высшая политическая игра, – в этом нет никакого сомнения. Иначе, фактически, не давали бы на это деньги Арно и Левазен. Дело в новом и решительном ходе против коммунистов. Мы бьем их же собственным оружием. Ясно как шоколад. Берем руководство забастовкой в свои руки, компрометируем коммунистов мизерностью их требований. Арно и Левазен дают деньги, потому что им это выгодно. С нами они потом легче столкуются. Еще не понимаешь? Давай не терять времени. Надо действовать молниеносно.

Делегат 2 (с отчаянием в голосе). Никогда, видно, из меня не выйдет политика...

Делегат 1 (в дверях справа). Побудешь в партии столько, сколько я, отучишься удивляться чему бы то ни было. Не такие загадки приходилось отгадывать в моей партийной практике. Идем. (Уходят.)

Лакей входит справа, оглядывает неодобрительно место, где сидели делегаты. Переставляет мебель.

Соланж (выходит из левой двери). Нет ли тут господина Рибанделя?

Лакей. Были, мадам, минуту тому назад. Вернулись в бальный зал.

Соланж выходит в бальный зал. Лакей уходит в правую дверь.

Явление 13

Почти одновременно в дверях слева появляется Анжелика Арно, таща за руку лидера.

Анжелика. Идемте сюда. Тут, по крайней мере, никого нет. Измучили меня все эти люди. Хочется отдохнуть немного от этого шума. Сядемте здесь. Очень яркий свет режет глаза. (Поворачивает выключатель, в салоне полумрак. Садится на шезлонг, увлекая за собой лидера-манекена.) Я так устала... (Опирается на плечо лидера.)

Манекен-лидер. Может, вам принести подушку? (Приподнимается).

Анжелика (усаживает его на прежнее место). Сидите. (Прижимается к нему.) Какой вы странный! Вам, наверное, очень надоели женщины?

Манекен-лидер. Мне? Женщины? Да нет, что вы!

Анжелика. Бросьте, знаем вас. Всем известно, что они не дают вам покоя. Даже сегодня нас не оставляют наедине ни одной минуты. Эта несносная мадам Левазен форменным образом рвет вас из рук. Навязывается на каждом шагу. Она смазлива, ничего не скажешь, но в ней есть что-то вульгарное, у нее слишком широкий рот. Терпеть не могу женщин этого типа. Вам она нравится?

Манекен-лидер. Да... Она относительно неплохо сложена, хотя для сорокового размера несколько плоска в бедрах.

Анжелика. Как вы детально разбираете женщин! Вы обнажаете их с первого взгляда. В отношений ее, однако, вы ошибаетесь. У нее чересчур короткие ноги. В платье этого не видно, она носит довольно высоко талию. Но если вы увидите ее раздетую, а я не сомневаюсь, что это будет в самое ближайшее время, вы убедитесь в этом сами. К тому же эта женщина не занимается никаким видом спорта, кроме любви. А это не влияет на гармоническое развитие форм. Она играет только в гольф, да и то неважно.

Манекен-лидер (уверенно). Нет женщин, сложенных безупречно. У каждой не тот, так иной недостаток.

Анжелика. Вы меня провоцируете! Если бы не то, что кругом столько людей, я доказала бы вам, что вы ошибаетесь.

Манекен-лидер. Вы? (Окидывает ее глазом.) Неполный тридцать восьмой размер.

Анжелика. Откуда вы знаете?

Манекен-лидер. Я разбираюсь в этом...

Анжелика. Это изумительно! Когда же вы находите время в таком случае заниматься политикой? Ведь чтобы знать женщин так, как вы, на это надо ухлопывать уйму времени.

Манекен-лидер. Вы преувеличиваете. Когда уже имеешь в этом кое-какую практику...

Анжелика. Вы, кажется, не высказали своего мнения? Какие же недостатки заметили во мне?

Манекен-лидер (пристально осматривает ее). У вас нет почти бюста. Поэтому платье на вас и лежит не совсем складно.

Анжелика (обиженно). Что-о-о? Это уж наглость! (Порывисто сбрасывает с плеча бретельку и обнажает грудь, повернувшись спиной к зрительному залу.) Ну? Вы смеете еще оставаться при своем мнении?

Манекен-лидер (очень спокойно окидывает ее взглядом знатока, правой рукой слегка ее поворачивает, касаясь пальцами лопаток). Лопатки немного выдаются...

Дверь бального зала открывается настежь, и появляются Арно, Девиньяр и Левазен, мадам и месье.

Явление 14

Арно. Почему так темно? (Поворачивает выключатель, освещая ярко сцену.)

Анжелика. Ах! (Хватает лидера и заслоняется им.)

Арно, Девиньяр, Левазен, мадам и месье (хором). А!

Манекен-лидер (Анжелике, спокойно). Вы оборвали бретельку. Не надо никогда так порывисто снимать платья.

Анжелика (прижимаясь к нему). Молчи!

Мадам и месье пятятся и уходят опять в бальный зал.

Арно. Как раз... То есть... Того...

Анжелика (уже спокойно, поправляя платье). Папа, объяви, пожалуйста, в конце концов гостям о нашей помолвке. (Пальцами впивается в руку лидера.)

Манекен-лидер. Вы отломите мне палец.

Анжелика (полушепотом). Молчите! Если вымолвите хоть слово, я скажу, что вы силой разорвали на мне платье. Я всегда считала вас джентльменом.

Арно. Да, именно! Я совсем забыл! То есть не забыл... только хотел это сделать позже... Но раз вы этого хотите, можем это сделать сейчас. (К Левазену и Девиньяру.) Господин Рибандель и моя дочь... именно сегодня мы решили объявить... то есть объявляем их помолвку.

Левазен (колко). Мы видели. Надо это объявить тем, которые еще этого не видели.

Девиньяр (подходит к лидеру и крепко пожимает руку). Поздравляю.

Манекен-лидер (пожимает руку). Слуга.

Левазен (подходит и в свою очередь пожимает руку лидера). Поздравляю! (Тихо.) Я надеюсь, что вы не забыли о нашем разговоре?

Манекен-лидер. Понятно, все уже сделано.

Арно (к дочери, обнимая ее). Пойдем, дитя мое, пойдемте, господа. Надо сообщить эту радостную новость гостям.

Девиньяр. И поднять бокалы за здоровье нареченных.

Все выходят. На сцене остается один Манекен-лидер.

Явление 15

Манекен-лидер один, осматривает себе пальцы.

Соланж (появляется в дверях слева). Лидер здесь, и один? Наконец-то она выпустила вас из своих рук, эта неукротимая Анжелика! Первый раз за всю ночь нам удается побыть минуту наедине. А знаете, мне нравится ваша циничная складка около губ. Очень уж вам, должно быть, надоели женщины?

Манекен-лидер. Женщины? А знаете, действительно, немного! Не дают мне ни одной минуты покоя.

Соланж. Какое самомнение! А мне это в вас нравится. Вы умеете третировать женщин. Воображаю, как надоела вам, должно быть, за весь вечер Анжелика Арно. Навязывается каждую секунду. Вырывает вас из рук форменным образом. Не дает мне побыть с вами десяти минут. Она смазлива, слов нет, но в ней есть что-то рыбье. Не говоря уже о том, что у нее слишком широкий рот. Впрочем, вы это, наверное, сами заметили.

Манекен-лидер. Мадемуазель Арно говорила то же самое минуту назад о вас.

Соланж. Обо мне? Какая наглость! Воображаю, как она меня расписывала! Это старый прием провинциальных барышень, опасающихся конкуренции. Что же она вам еще тут успела наболтать?

Манекен-лидер. Сказала, что у вас очень короткие ноги. Говорит, что в платье не видно, потому что вы носите довольно высоко талию.

Соланж. У меня короткие ноги?! Наглость этой дурехи превосходит всякие границы! У меня слишком короткие ноги?! Ну, а вы? Что же вы ей на это ответили? Или вы того же мнения, что и она?

Манекен-лидер. Что касается ног, я воздерживаюсь. На мой взгляд, для сорокового размера вы немного плоски в бедрах. Впрочем, нет женщин, сложенных безупречно. У каждой не то, так другое.

Соланж. Если бы не народ кругом, я доказала бы вам тут же, на месте, что вы ошибаетесь.

Манекен-лидер. Мадемуазель Арно мне уже это доказывала, но я остался при своем мнении.

Оркестр за сценой играет туш.

Соланж. Вы меня провоцируете. Хорошо! Плевать мне на людей! (Быстро отстегивает брошь и распахивает платье, стоя спиной к зрительному залу.) Ну, как? Вы осмеливаетесь еще упорствовать?

Манекен-лидер (окидывает ее взглядом знатока). Линия бедер маловыпукла. Что касается ног, то нет ничего проще, как померить. (Становится на колено и начинает мерить четвертями от бедра.)

Двери бального зала распахиваются настежь, и в дверях появляются с бокалами в руках – Арно, Девиньяр, Левазен, Анжелика, толпа гостей.

Гости (хором). Где жених?

Явление 16

Все (увидя Манекена-лидера на коленях перед Соланж). А!

Звон уроненных бокалов. Анжелика выпускает бокал и падает в обморок. Арно подхватывает ее.

Манекен-лидер (встает с колен медленно и спокойно). Очень плоские бедра!

Соланж. Как вы смеете?!

Девиньяр. Хорошенькая история!

Левазен (бледный, приближаясь к Манекену-лидеру). Что вы сказали?

Манекен-лидер. Очень плоские бедра!

Левазен замахивается и ударяет Манекена-лидера по щеке.

Все. Ах! (Сбились в одну кучу. Посредине остался только Манекен-лидер.)

Манекен-лидер. Извините, но, собственно говоря, почему?

Арно. Господин депутат Рибандель, я думаю, что после всего того, что произошло, вам не остается ничего больше, как покинуть мой дом.

Манекен-лидер (удивленно). Мне?

За сценой стук запираемых дверей.

Лакей (появляется с правой стороны. Становится навытяжку). Господин директор!

Арно. Что случилось?

Лакей. Комиссар полиции.

Через правую дверь стремительно входит комиссар полиции. Общая суматоха.

Комиссар полиции (вытянувшись, как высшему чину, рапортует). Простите, господа, но обстоятельства не терпят отлагательства. На ваших заводах объявлена забастовка. Рабочие пытаются организовать демонстрацию. Сборным пунктом назначена площадь перед вашим особняком. Для охраны вас и ваших гостей префектом полиции выслан отряд под моей командой. Приказ закрыть все входы и выходы и не выпускать никого ни под каким предлогом, пока не удастся очистить улицу. Гости будут принуждены не покидать вашего дома впредь до получения новых распоряжений.

Занавес

Третий акт

То же фойе во дворце Арно, что и во втором акте. Сцена пустая.

Явление 1

Окно с левой стороны, выходящее в сад, начинает подрагивать, кто-то пытается его отворить. Наконец открывает настежь. В окне появляется верхняя часть туловища без головы, потом весь человек. Человек влезает через подоконник в фойе и, очутившись в комнате, отряхивает платье. Это настоящий лидер Поль Рибандель из первого акта.

Лидер осторожно подкрадывается к дверям бального зала.

 

Манекен (одетый в рыцарские доспехи, стоявший до сих пор неподвижно в углу, вдруг пошевелился). Тс-с!

Лидер останавливается как вкопанный.

Манекен-рыцарь. Тс-с! Куда идешь? Ты с ума сошел. Заблудился, что ли? Тут люди живут. Улепетывай поскорей, а то заметят.

Лидер поворачивается, ошеломленный.

Манекен-рыцарь. Откуда ты возвращаешься? Наш бал уже кончился? Много было наших? Я тоже собирался, но отсюда выбраться невозможно. Да в этой скорлупе и не пройдешь по улицам, обязательно соберется толпа зевак. И танцевать в таком снаряжении никому не пожелаю. Пришлось отказаться. Ну, как же там? Бал удался? Ног хватило для всех?

Лидер (яростно). Молчи! Я тебе не манекен! Я вас всех выведу на чистую воду. Жулики! Где моя голова?

Манекен-рыцарь. Какая голова? Что ты бредишь? Ты нализался, как человек.

Лидер. Не знаешь, какая голова? Та, которую вы у меня украли, бандиты! Подождите, я доберусь до вас. (Направляется решительно к дверям, ведущим в бальную залу.)

Манекен-рыцарь (загораживая дорогу рукой в железной перчатке). Не смей! Обалдел! Увидят. Засыпешь всех нас.

Лидер (яростно). Прочь!

Короткая борьба. Оторванная железная перчатка с лязгом падает на пол. В правую дверь входят лакеи, осматривая подозрительно комнату. Манекен-рыцарь застыл неподвижно в прежней позе.

Явление 2

Лакей 1. Это что такое?

Лакей 2 (к лидеру). Кто вы такой? Что вы здесь делаете? Откуда вы явились?

Лидер. Я депутат Поль Рибандель. Мне необходимо видеть немедленно господина Арно.

Лакей 1. Попал пальцем в небо. Господин депутат Поль Рибандель как раз у нас. Он сейчас в бальном зале. Назовитесь как-нибудь иначе.

Лакей 2. Где же это вы себе такой замечательный костюм выкопали?

Лидер. Депутат Рибандель здесь? Пустите меня, я должен с ним немедленно повидаться.

Лакей 1. Только что вы говорили, что депутат Рибандель – это вы, а сейчас вы уже хотите говорить с депутатом. Видно, потеряли по пьяной лавочке голову и забыли, кто вы такой.

Лидер. Я депутат Рибандель и хочу говорить с тем, кто здесь выдает себя за меня.

Лакей 2. Вот шут гороховый, как он сюда попал!

Лакей 1. Должно быть, перелез через забор в сад, не видишь, что ли, что окно открыто.

Лидер. Я не могу терять ни одной минуты! Доложите обо мне немедленно господину Арно. Или вызовите господина Арно сюда.

Лакей 2. То вы хотите видеть депутата Рибанделя, то господина Арно. Сами вы не знаете, кого вам надо. Идите-ка поищите свою голову, да подставьте ее под кран. Может, вам это поможет немного.

Лидер. Пустите меня сию минуту. Как вы смеете разговаривать со мной таким тоном!

Лакей 1. О-го-го! Как же нам с вами, милостивый граф, разговаривать, раз вы не хотите даже сказать, с кем имеем честь?..

Лидер. Уже сказал. Я – депутат Поль Рибандель!

Лакей 2. Это мы слыхали. У графа, наверное, имеется по крайней мере какая-нибудь визитная карточка, без карточки доложить не можем.

Лидер. Нет, у меня, к сожалению, все украли.

Лакеи покатываются со смеху.

Лакей 1. Украли?

Лакей 2. Кто же это у вас украл?

Лидер. Я не обязан отдавать вам отчет! Прошу вызвать господина Арно.

Лакей 1. Эй вы, не делайте скандала! Убирайтесь-ка лучше, откуда пришли!

Лидер. Граждане, поймите ж, дело не терпит... Речь идет о забастовке, которая может вспыхнуть на заводах у господина Арно.

Лакей 2. Не беспокойтесь, господин депутат Рибандель уже это обделал. Забастовка будет и без вашей помощи.

Лидер. То есть как? Этот прохвост говорил что-нибудь по этому поводу?

Лакей 2. Говорил, говорил. Все сделано. Не беспокойтесь. Были здесь у него делегаты из синдиката металлистов. Отдал распоряжения, вас не дожидался.

Лидер. Что вы говорите! Какие распоряжения?

Лакей 2. Какие надо, такие и отдал. Молодец парень, этот ваш депутат. Только к концу что-то оскандалился и получил по морде.

Лидер. Это невозможно! Вы ошалели! Пустите меня сию минуту к господину Арно, я должен все это выяснить. (Борьба с лакеями, которые его не пускают.)

Лакей 1 (лакею 2). На кой черт ты с ним треплешься? Тоже нашел кому рассказывать. Язык у тебя чешется. Не видишь разве, что тип пьян как стелька. Будут еще какие-нибудь неприятности.

Лидер (кричит). Пустите меня, пустите меня немедленно!

Лакей 1. Тише, черт возьми! Скандалить будете на улице. Мало того, что влез в чужую квартиру, так будет еще здесь дебош устраивать. (Подталкивает лидера к окну.) Убирайтесь-ка, пока целы. Не то позову полицию. (Лакею 2.) Помоги ему выйти в парадное.

Выталкивает лидера в окно.

Лидер (в окне). Люди, граждане, товарищи, поймите же...

Лакей (выталкивая его). Понимаем, понимаем. (Захлопывают окно.)

Лакей 1. Хорош гусь, а? Первый раз в жизни вижу до такой степени нахлебавшегося.

Лакей 2. Наверное, с какого-нибудь маскарада. Мало ли таких, нахлеставшихся до чертиков, бродят утром по городу и никак не могут попасть домой. На то ведь у них и карнавал.

Явление 3

Манекен-лидер (выходит из левой двери. Один. Меланхолично прохаживается по сцене. К уходящим лакеям). Дверь внизу закрыта? Нельзя выйти?

Лакей 2. Никоим образом, господин депутат. Приказ полиции – никого не выпускать. На улицах беспорядки.

Оба лакея уходят в правую дверь.

Манекен-лидер, меланхолически посвистывая, прохаживается по сцене. Из бального зала выходит Арно. Одновременно с ним из левых дверей выходит Левазен. Оба они хотят в первую секунду направиться к лидеру, но, увидав друг друга, как ни в чем не бывало, медленным, нарочито рассеянным шагом направляются к противоположным дверям. Посвистывают.

 

Арно (Левазену при встрече). Не видели ли случайно Девиньяра?

Левазен. Девиньяр играет в бридж, третья комната налево.

Арно. Спасибо.

Расходятся, притворяясь, что не замечают Лидера-манекена. Оба уже достигли дверей.

Манекен-лидер (к Арно). Больше танцевать не будут?

Арно остановился в дверях, как бы хотел ответить. Левазен остановился тоже. Арно, заметя Левазена, без слов, посвистывая, уходит. Левазен исчезает в противоположной двери.

Манекен-лидер (пожимает плечами). Нет, так не надо...

Явление 4

Из бального зала входят два господина, направляются в сторону манекена-лидера.

Господин 1. Господин депутат Рибандель? Мы хотели бы, если никому еще эта честь не выпала, предложить вам свои услуги.

Манекен-лидер. Спасибо, а какие именно услуги?

Господин 2. В качестве ваших секундантов.

Манекен-лидер (заинтересовавшись). Каких секундантов?

Господин 1. Ваших секундантов. В вашей дуэли с господином Левазеном.

Манекен-лидер. Дуэли? В какой дуэли?

Господин 2. Этого мы как раз и не знаем – будете ли вы с господином Левазеном стреляться или драться на шпагах. Выбор оружия принадлежит вам как стороне оскорбленной.

Господин 1. То есть установление того, кто именно является стороной оскорбленной – что в данном случае вопрос спорный, – берем заранее на себя. Раз дело касается оскорбления первой степени, муж соблазненной, как нанесший оскорбление, не пользуется правом выбора оружия.

Манекен-лидер. О какой соблазненной вы говорите?

Господин 2. Хе-хе-хе. Технический термин. В данном случае – госпожа Левазен. Женщина как лицо, не могущее дать сатисфакции, согласно кодексу чести, не может быть соблазнительницей. Она всегда только соблазненная, независимо от того, какие обстоятельства сопровождали сцену in flagranti.

Манекен-лидер. Как вы сказали?

Господин 2. In flagranti. В вопросах чести вы можете всецело положиться на нас.

Господин 1. Полковник слывет в обществе лучшим знатоком правил чести и арбитром в самых запутанных конфликтах, возникших на этой почве. Вы можете абсолютно спокойно доверить ему дело.

Манекен-лидер. О каком деле вы все говорите, господа? Откуда вы взяли, что я намерен стрелять в господина Левазена или бить его шпагой?

Господин 1. Мы понимаем великолепно, что, как социалист, вы считаете, и не без основания, поединки феодальным пережитком. Тем не менее в подобных случаях это самый простой и наименее хлопотливый способ разрешения вопроса. Я думаю, что самое лучшее было бы отделаться от поединка на месте, еще сегодня же, в каком-нибудь из уединенных салонов господина Арно. Два выстрела, две дыры в воздухе – и вопрос будет исчерпан. Отношения между вами и господином Левазеном вернутся автоматически к прежней близости, к величайшему удовольствию господина Левазена, и я полагаю, что не ошибусь, если скажу – к обоюдному.

Манекен-лидер. Извините, господа, но я не совсем понимаю, почему это вам так важно, чтобы я обязательно выстрелил в господина Левазена, и почему, собственно говоря, я должен это сделать? Не потому ли, что господин Левазен меня ударил, и вы думаете, я сержусь на него за это? Я совсем не сержусь, уверяю вас. Вы думаете, может быть, что мне было больно? Могу сказать вам по секрету, что ни капли! Если господин Левазен хотел своим ударом причинить мне боль, то он сам себя обманул. Я не понимаю, почему, вдобавок ко всему прочему, я должен еще в него стрелять.

Господин 1. Хе-хе-хе... Господин депутат изволит шутить. Мы понимаем, что вам как социалисту неудобно подчиняться нашим буржуазным предрассудкам. Но ведь все это дело в интересах обеих сторон не выйдет за пределы этих стен. Дело ведь не только в том, чтобы вы – разрешите мне воспользоваться вашим остроумным выражением – "выстрелили в господина Левазена", но и в том, чтобы, перефразируя ваше выражение, и "господин Левазен выстрелил в вас". В этом удовольствии вы ему отказать не можете!

Манекен-лидер. Что? Я должен согласиться на то, чтобы господин Левазен стрелял в меня ради своего удовольствия? Даже и не намереваюсь!

Господин 2. Господин депутат, я думаю, не принимает всего этого дела всерьез. Господин Левазен не имеет ни малейшего намерения стрелять в вас, так же как и вы ведь не будете стрелять в него, надеюсь. Речь идет просто о сохранении видимости. Оба фукнете по одному разу в воздух, и дело в шляпе.

Манекен-лидер. Откуда же вы можете знать, какие замыслы питает по отношению ко мне господин Левазен? Раз он ни с того ни сего ударил меня по голове, почему бы ему не выстрелить в меня? Особенно, если это ему доставит удовольствие?

Господин 1. Господин депутат любит шутить. Хе-хе-хе. Хорошенькое – ни с того ни с сего. Он застал как-никак в ваших объятиях свою супругу, да к тому же довольно основательно раздетую. Все мы, говоря между нами, знаем, что госпожа Левазен не отличалась никогда особой суровостью нрава. Но одно дело, если бы он застал вас без свидетелей. Можете быть уверены, что, как человек культурный, он не делал бы никакого шума из-за такой мелочи. Другое дело – в присутствии стольких свидетелей. Ему не оставалось ничего другого, как реагировать именно таким образом, как он это сделал. Господин Левазен при случае просил нас выразить вам его глубокое огорчение по поводу всего этого неприятного инцидента. Господин Левазен хотел бы как можно скорее, во имя общности ваших интересов, ликвидировать это неприятное происшествие. Поэтому поединок необходимо организовать немедленно. После дуэли вы пожмете друг другу руки, и вопрос будет исчерпан. Вы, право, не должны питать к нему неприязни. Понятно, если вы сохраните ее по отношению к господину Арно, который как-никак публично отказал вам от дома. Такого оскорбления не может смыть даже выстрел из пистолета.

Господин 2. Итак, вы разрешите нам от вашего имени передать ваш вызов господину Левазену. Выбор оружия и все мелочи, связанные с дуэлью, спокойно предоставьте нам. Пистолеты с ненарезным стволом, двадцать пять шагов – простая формальность. На таком расстоянии пуля, если даже когда-либо и попадет в цель, в лучшем случае продырявит костюм.

Манекен-лидер. Хорошее дело! Я совсем не намереваюсь возвращаться в ателье, то есть, я хотел сказать, домой, в дырявом фраке.

Господин 1. Господин депутат изволит все еще шутить. Я догадываюсь, что нас опередили, по-видимому. Ваше дело вы поручили уже кому-то другому. Так ли я понял?

Манекен-лидер. Понимайте, как вам угодно.

Господин 1. Итак, я не ошибся. Разрешите в таком случае извиниться перед вами за нашу навязчивость и поспешить успокоить господина Левазена, повторив ему ваши заверения, что вы совсем на него не сердитесь.

Манекен-лидер. Не сержусь совсем. Можете ему это сказать.

Господа 1 и 2 откланиваются и уходят в бальный зал.

Явление 5

Почти одновременно в дверях слева появляются господа 3 и 4. Оба направляются к лидеру.

Господин 3. Господин депутат Рибандель? Я опасаюсь, что нас опередили. Мы хотели бы, если не выпала эта честь на долю других, предложить вам свои услуги.

Манекен-лидер. А вы с какими услугами?

Господин 4. Мы хотели бы предложить свои услуги в качестве секундантов в предстоящем поединке.

Манекен-лидер. А вы откуда это взяли?

Господин 4. Мы пришли в некоторой степени по поручению господина Арно. Господин Арно, как вы и сами великолепно понимаете, очень огорчен неожиданным оборотом дела. Он утешает себя тем, что вы понимаете, что при стольких свидетелях он не мог поступить иначе. Ни на минуту не думайте, что он отказал вам от дома всерьез. Господин Арно очень хотел бы, чтобы это прискорбное происшествие было исчерпано возможно скорее. Проведенная быстро дуэль исчерпает этот вопрос.

Манекен-лидер. Что-о-о? Господин Арно тоже хочет в меня стрелять?

Господин 3. Отнюдь нет. Дело в вашем поединке с господином Левазеном. Смывая оскорбление и удовлетворяя общепринятые светские обычаи, вы даете тем самым возможность господину Арно взять свои слова обратно. Верьте, что такое положение вещей тяготит Арно не меньше, чем вас.

Манекен-лидер. Зачем же кого-то что-то должно тяготить? Господин Арно требовал, чтобы я покинул его дом? С величайшим удовольствием! Пусть только отопрут двери и выпустят меня отсюда. Я уйду немедленно.

Господин 3. Господин Арно будет крайне огорчен и удручен, если мы повторим ему ваши слова. Они свидетельствуют о том, что вы питаете к нему обиду, не учитывая исключительного положения, в котором он очутился. Право, вы несправедливы к господину Арно. Понятно, если вы питаете неприязнь к господину Левазену. Оскорбление, нанесенное им, не может смыть даже выстрел из пистолета.

Господин 4. Время самое подходящее, гости устали и частично расположились спать в отдаленных комнатах. Пистолеты и шпаги мы найдем в кабинете господина Арно. Площадка? (Оглядывается по сторонам.) Что ж, эта комната, например, подходит великолепно. (Измеряет сцену шагами.) Двадцать пять шагов с лишним. Среди гостей – три врача, один из них хирург. Как предугадано.

Манекен-лидер. А зачем же врачи? Разве кто-нибудь заболел?

Господин 4. Как же, поединок и вдруг без врача? Я не согласился бы быть секундантом, если бы не было доктора. Какая-нибудь царапина или ранка, врачебная помощь должна быть на месте. Я принципиально не еду на дуэль без опытного врача.

Манекен-лидер. Э-ге. Очень хороший принцип.

Господин 4. Вы можете в этом случае всецело положиться на меня. Вы владеете шпагой?

Манекен-лидер. Чем?

Господин 4. Шпагой. Нет? В таком случае, лучше всего огнестрельное оружие. Ненарезные стволы, двадцать пять шагов, пустяк. Оставьте уж это нам. Вы извольте сесть и отдохнуть после бессонной ночи. Вот здесь, лучше всего в кресло. Я пришлю вам для освежения с лакеем бокал шампанского. (Сажает Манекена-лидера насильно в кресло.) Извольте больше не беспокоиться. Все будет мигом сделано.

Оба господина быстро идут к двери справа.

Господин 4 (уже в дверях). Через пять минут мы будем уже с пистолетами.

Манекен-лидер (вскакивает). То есть как это с пистолетами? Извиняюсь! Минуту!

Оба господина уже ушли.

Манекен-лидер (в ярости ударяет кулаком по столу и нечаянно попадает в кнопку электрического звонка). Не быть по-вашему!

Явление 6

Лакей 1 (появляется в дверях справа). Господин депутат, изволили звонить?

Манекен-лидер (смущенно). Кажется, да... Нечаянно... Облокотился рукой о звонок...

Лакей 1. Не извольте беспокоиться! (Пауза.) Господин депутат разрешит нам убрать мебель?

Входит лакей 2. Оба они начинают отодвигать мебель к стенам, очищая середину сцены.

Манекен-лидер. Что вы, собственно говоря, делаете?

Лакей 1. Господин Де-ля-Гранж приказал нам отодвинуть мебель к стенам и очистить середину салона на двадцать пять шагов в длину.

Манекен-лидер. Двадцать пять шагов? Когда же он успел вам это сказать?

Лакей 1. Только что. Побежал наверх и по дороге распорядился. "Очистите, – говорит, – фойе, уберите мебель, не впускайте никого из гостей в смежные комнаты. Стоять в дверях и сторожить. Бегу за пистолетами".

Манекен-лидер (лакею 1). Мой дорогой, прежде чем господин Де-ля-Гранж вернется, мне надо на минуту выйти по делу. Откройте мне двери.

Лакей 1. Ни в коем случае, господин депутат. Если бы мы и выпустили господина депутата, все равно вас задержит полиция. Приказ – никого не выпускать ни под каким предлогом.

Манекен-лидер (суетится, явно нервничая. После небольшой паузы). Скажите, что у вас здесь в доме – часто стреляют?

Лакей 1 (изумленно). Стреляют?

Манекен-лидер. Ну, да! Стреляют друг в друга или дерутся шпагами?

Лакей 2 (удивленно). Шпагами?

Лакей 1. Господин депутат хочет спросить, был ли у нас в доме когда-нибудь поединок?

Манекен-лидер. Вот-вот, именно! Разве это обязательно на каждом балу?

Лакей 1. Да нет, что вы! Здесь, у господина Арно, – никогда. Исключительный случай. А вот у моих прежних хозяев, у графа д'Арменанвиль, там не было месяца, чтобы кто-нибудь с кем-нибудь не стрелялся. То из-за женщин, то из-за лошадей, то из-за того, то из-за другого. Раз даже из-за собаки, которая лучше прыгает. У сына графа один испанец отстрелил на дуэли два пальца...

Манекен-лидер (нервно оглядывает руку). Пальцы?

Лакей 1. А когда, бывало, барчуки чем свет уезжали в лес – драться на шпагах, то потом кое-кто и кусков недосчитывался. Молодому графу Де-ля-Тур один маркиз руку оттяпал, будто косарем на доске. Пришивали ее, пришивали, да так и не срослась.

Манекен-лидер. Руку оттяпал? Совсем? (Нервно щупает левую руку и проделывает несколько гимнастических упражнений кистью.)

Лакей 1. Напрочь.

Манекен-лидер. А вам когда-нибудь приходилось стреляться?

Лакей 1. Мне? (Смеется.) Господин депутат большой шутник! Мы люди простые. У нас такие дела решаются по-простецки. Дал тебе кто-нибудь в морду, так ты его так звездорезни, чтобы у него искры из глаз посыпались. И дело с концом.

Манекен-лидер. Дорогие мои, у меня очень срочное дело, я сейчас же вернусь обратно. Отоприте мне, пожалуйста, двери. С полицейскими я уж сам как-нибудь договорюсь.

Анжелика (входит из левой двери; к лакеям). Можете уйти!

Лакеи уходят.

Явление 7

Анжелика. Месье Рибандель, послушайте меня. После – всего того, что произошло, вы, наверное, не думали, что я захочу с вами говорить. Вы удивитесь, если я вам скажу, что я на вас не сержусь. Я знаю, что во всем виновата она. Не принимайте всерьез слов папы. На его месте вы поступили бы точно так же. Все это уладится. Теперь, когда вы послали Левазену секундантов...

Манекен-лидер. Я? Да я, вовсе...

Анжелика. Не отрекайтесь. Я знаю все! Вы поступили, как подобает джентльмену. Оскорбление, нанесенное Левазеном, зачеркивает раз и навсегда всякую возможность каких бы то ни было отношений между вами. Тем легче будет устроить ваше примирение с папой. Ваша дуэль с Левазеном открывает перед папой дверь к миру с вами.

Манекен-лидер. Очень рад. Но прежде всего я хотел бы, чтобы передо мной открыли дверь, которую ни за что не хотят открыть.

Анжелика. Ее откроет перед вами поединок.

Манекен-лидер. Спасибо за милость, тогда уже может быть слишком поздно.

Анжелика. Почему же? Разве вопрос нескольких часов играет какую-нибудь роль?

В дверях из бального зала появляется Арно. В двери с левой стороны одновременно появляется Левазен. Оба они не видят друг друга и не замечают в первую минуту Анжелики, которую заслоняет спинка кресла. Оба направляются к Манекену-лидеру.

Арно и Левазен (одновременно). Месье Рибандель!

Замечают друг друга, покашливают. Арно видит дочь.

Арно. Анжелика, уйди отсюда, дитя мое!

Анжелика (встает и уходит. Проходя мимо отца, говорит). Зачем прилез? Кто просил? Я бы обделала его до конца...

Манекен-лидер, демонстративно посвистывая, уходит в левую дверь.

Явление 8

Арно (около окна, после небольшой паузы). Дождливый будет сегодня день. Пасмурно...

Левазен. Интересно, как долго мы будем вынуждены сидеть в этой осаде. Забавная история, не правда ли?

Арно. Так или иначе, вы не смогли бы добраться до дома. Полиция отправила все автомобили от подъезда, чтобы они не заграждали улицы и не дразнили чернь.

Левазен. Мне кажется, что полиция переборщила несколько в своем рвении. Можно было бы без шума ликвидировать все эти мелкие заварушки и не раздувать их до бог весть каких размеров. То, что на ваших заводах должны были бастовать, так об этом даже воробьи чирикали... Однако сомневаюсь, чтобы вашему дворцу угрожала какая-нибудь опасность.

Арно. Конечно. Тем более, что забастовки на моих заводах не будет, как бы этого ни жаждали некоторые... До утра все это будет ликвидировано.

Левазен. До утра? Это предположение несколько оптимистично. Впрочем, если дирекция удовлетворит требования рабочих, и это, конечно, возможно.

Арно. Не обязательно. Бывает и иначе. Хватит и того, если рабочие откажутся от своих требований.

Левазен. Бывает, конечно, однако в последнее время все реже и реже. Чудеса, правда, случаются, но это скорее вопрос веры.

Арно. Бывают "чудеса", в которых нет ничего сверхъестественного.

Звонит телефон.

Арно (подходит и берет трубку). Да!.. Что?.. Вы с ума сошли!.. Какое воззвание?.. Кто подписал? Когда это было?.. Сколько?.. Вы ошалели?.. Этого быть не может! Что? Алло!.. Алло!.. Алло!.. А, черт возьми! (Ударяет с яростью по вилкам.) Алло!.. (Кидает трубку.) Разъединили...

Левазен (ядовито). Ну, и как? Все еще верите в чудеса?

Арно. Это невероятно. Где этот человек?

Левазен (цедит слова). При нашей теперешней экономической ситуации вера в чудеса, даже не в сверхъестественные, вещь, как вы видите сами, довольно обманчивая. Вы припоминаете, как я предостерегал вас от такого рода головоломной игры и предлагал вам сделать это дело в компании со мной. В своих расчетах вы забыли одну простую истину, что пословицы – это мудрость народа и что существует старая поговорка: "Хорошо смеется тот, кто смеется последний".

Звонок телефона.

Арно (стремительно подбегает). Алло!.. Кого?.. Левазена? (Передает трубку Левазену.) Вас.

Левазен (берет из рук Арно трубку). Слушаю... Да!.. Кто говорит?.. Что?.. Вы с ума сошли?.. Какое воззвание? Подписал Рибандель? Когда это было?.. Пять франков прибавки?.. Вы очумели?.. Объявлена? У вас горячка!.. В котором часу это было?.. В три?.. В полтретьего... я беседовал с ним лично!.. Ну, да! Он мне дал самые верные гарантии... Что делать?.. Разве я знаю, что делать?.. Нет, не уходил. Он здесь... Позвоните через десять минут. Я выясню это немедленно. (Бросает трубку.) Это невероятно! Где этот человек?

Арно. Был здесь минуту тому назад.

Левазен. Вышел в эту дверь.

Оба кидаются в левую дверь, на пороге сталкиваются с входящим Манекеном-лидером.

Явление 9

Манекен-лидер (вежливо уступает им дорогу). Извините!

Арно (хватает его за плечи). Господин Рибандель! Произошло какое-то недоразумение. Минуту тому назад мне звонили с завода. Ваш синдикат приступил к забастовке, выдвинув требования, превышающие в два раза требования коммунистов. Утверждают, будто бы вы отдали это распоряжение. Говорят, будто бы еще до всего того, что тут произошло, в три часа утра у вас здесь были делегаты за инструкциями. Правда ли это?

Левазен (вырывает Манекена-лидера из рук Арно и трясет его). Господин Рибандель, произошло какое-то недоразумение. Мне звонили, что ваш синдикат объявил будто бы забастовку на моих предприятиях. Требуют прибавки. Утверждают, что все это произошло по вашему распоряжению. Правда ли это?

Манекен-лидер (освобождается из его рук, отряхивается). Извините, господа, держите руки при себе, пожалуйста. Еще минуту назад вы не хотели со мной разговаривать!

Арно. Господин Рибандель, сейчас не время для глупостей. Скажите, что все это неправда.

Левазен. Скажите, что это не так!

Манекен-лидер (пятится от наступающих на него Арно и Левазена). Господа, пожалуйста, прошу вас, держите руки при себе. Что раз было хорошо, то во второй раз перестает быть остроумным. Если вы еще раз ударите меня по голове, я вас так звездорезну, что у вас искры из глаз посыплются.

Арно (рычит). Так это правда?

Левазен. Это правда? Говорите немедленно!

Манекен-лидер. А разве я вам когда-нибудь говорил неправду? Разумеется, правда.

Арно. Что-о-о? А деньги, которые вы у меня взяли?

Левазен. А у меня?

Арно. Отдайте деньги!

Левазен. Верните мне немедленно деньги.

Манекен-лидер. Минутку. Деньги я вернуть не могу, потому что отдал.

Арно. Кому отдали?

Левазен. Это просто шантаж!

Манекен-лидер. Извините! Я отдал их на то, на что вы мне их дали. Я отдал их в забастовочный комитет.

Арно и Левазен (вместе). Что-о-о?

Манекен-лидер (Левазену). Вы же сказали сами, что даете эти деньги в забастовочный фонд!

Левазен. Не прикидывайтесь идиотом!

Манекен-лидер (к Арно). А вы разве не давали мне их в фонд первой рациональной стачки на ваших заводах?

Арно. Жулик!

Левазен. Мошенник!

Арно и Левазен (вместе). Сволочь!

В эту минуту из бального зала выходят шестеро господ: четыре секунданта, арбитр и врач. Секунданты несут ящик с пистолетами.

Явление 10

Секунданты кидаются и разнимают ругающихся.

Господин 5. Господа!

Господин 3. Господа!

Господин 4. Где же это видано, чтобы противники разговаривали и даже ругались перед самой дуэлью!

Господин 5. Спокойно, спокойно. Владейте, господа, собой!

Господин 6 вбегает с двумя стаканами воды. Подает один стакан Левазену, а другой Лидеру.

 

Манекен-лидер. Спасибо. (Берет стакан.)

Левазен (отталкивает грубо господина со стаканом). Отстаньте! Довольно комедий!

Господин 5. Господин Левазен, вы оскорбляете секундантов. Я полагал, что перед поединком вы обнаружите более выдержки.

Левазен (в ярости). Дайте мне эту поганую пушку, я застрелю его как собаку.

Господин 5. Господин Левазен, всякие восклицания и угрозы на дуэльной площадке – это проявление дурного тона. Я призываю вас к порядку. (Ко всем.) Господа, будьте добры занять свои места. Я отмеряю площадку. (Меряет сцену шагами.) Раз, два, три... (Потом про себя.) Двадцать четыре, двадцать пять. Пожалуйста, по местам.

Манекен-лидер. Да я отнюдь... Я вовсе...

Господа 3 и 4 ставят его насильно на место.

Господин 3. Вот здесь, господин депутат.

Господин 4 (сует ему в руку пистолет). Курок взведен, пожалуйста, не нажимайте.

Господин 3. Будем считать до трех. Ваш первый выстрел!

Господин 4. Поднимите, пожалуйста, пистолет вверх. Вот так. При счете "три" вы опускаете пистолет и стреляете. Потом опустите пистолет дулом вниз и стойте неподвижно, пока не выстрелит ваш противник.

Манекен-лидер. Стоять, пока не выстрелит?

Господин 4. Абсолютно неподвижно. Это минутка. (Поднимает лидеру отвороты фрака.) Теперь, по данному знаку, вы стреляете первым.

Манекен-лидер. Да, но я же не умею стрелять!

Господин 4. Это ничего, не надо вовсе уметь. Вы нажимаете указательным пальцем собачку. (Хватает его за руку.) Только не сейчас, упаси боже! Когда услышите "три".

Манекен-лидер. А он умеет стрелять?

Господин 4. Наверное, не умеет тоже. Я же говорю вам, что это не играет никакой роли. Те, которые не умеют, попадают обыкновенно лучше умеющих.

Манекен-лидер. Ничего себе перспектива!

Господин 5. Внимание!

Манекен-лидер. Хоть бы он попал в голову, было бы полбеды.

Господин 4. Наоборот! Что вы говорите! В голову – боже упаси!

Манекен-лидер. Если бы знать наверное, что в голову, то это пустяк.

Господин 5. Готово! Начинаю считать. При слове "три" – стреляет господин Рибандель.

Господин 4 (шепотом). Внимание! Дам вам знак.

Господин 5 (считает). Раз... Два... Три. (Тишина.)

Господин 4 (отчаянным шепотом). Да стреляйте же!

Манекен-лидер (стреляет; пауза). Ну, конечно, не попал. Я так и знал. Он в меня попадет наверняка. Только бы в голову!

Господин 4 (укоризненно). Господин депутат, откуда же такие мрачные мысли? Опустите руку с пистолетом. Так. Теперь минуту вы должны стоять совершенно неподвижно.

Господин 5. Готово? Начинаю считать. При слове "три" стреляет господин Левазен. Внимание! Прошу ни под каким видом не менять положения. Раз...

Внезапно потухает электричество, на сцене мрак.

Голоса во мраке. Электричество! В чем дело?

Голос лакея. Господа, не волнуйтесь. Электростанция перестала работать.

Голос господина 3. Дайте сюда свечи!

Голос господина 2. Это пахнет всеобщей забастовкой!

Голос Левазена. Эти мерзавцы коммунисты, как видно, не спят.

Голос господина 4. Дайте сюда свет!

Голос лакея. Сию минуту, господа.

Входят лакеи с канделябрами. При свете видно, что Манекен-лидер открыл тем временем окно и собирается в него выпрыгнуть. Его хватает за фалду фрака господин 1.

Господин 1. Господин депутат, куда вы?

Манекен-лидер. Я? Я на минутку, за спичками.

Господин 1. Есть уже свечи. Освещение вполне достаточное. Можем продолжать.

Манекен-лидер. Я боюсь, что ему будет плохо видно.

Господин 3. Ничего-ничего. Освещение достаточное, видно прекрасно.

Лакеи вносят еще канделябры.

Манекен-лидер. Может быть, все-таки отложим?

Левазен. А, сукин сын! Заварил кашу, а теперь ему темно! Нет, голубчик, живьем отсюда не уйдешь!

Господин 5. Господин Левазен, я вас предупреждал, что на дуэльной площадке всякие угрозы неуместны. В первый раз в жизни участвую в таком поединке. Господа, прошу занять прежние позиции. Начинаю считать. При слове "три" стреляет господин Левазен. Раз.

В эту минуту окно с треском раскрывается настежь, и в комнату вскакивает человек без головы – настоящий лидер Поль Рибандель.

Господин 5. Два...

Лидер. Стойте! (Общее замешательство.) Господа, не верьте! Это мистификация! Я – депутат Поль Рибандель. Тот, кто выдает себя за меня, – это не человек, а манекен. Эти мошенники украли у меня голову. Я – депутат Поль Рибандель!

Лакеи (появляются в дверях справа). Просим господ не обращать на него внимания. Это пьяный. Возвращается, видимо, с маскарада. (Подходят к лидеру и хотят его схватить.)

Манекен-лидер (подымает руку). Минутку! Этот господин прав! (К лидеру.) Дорогой лидер! В самый раз! Я чуть было вас не узнал. (Сует ему в руку пистолет и толкает его на свое место.) Пожалуйста, ваше место. (Быстрым жестом снимает голову, как шляпу). Пожалуйста! Ваша голова! (Подает голову лидеру.) Берите ее. Берите поскорее! С меня хватит. Зря польстился! Выиграл голову – обрадовался. Думал – клад нашел. А ну вас с вашей головой! Теперь-то я знаю, для чего она вам нужна. Не напрасно мы решили отрезать ее этому фрукту. (Указывает на лидера.) Да что ж? Всем вам разве отрежешь? Ножниц не хватит. Да и не наше это дело. Придут такие, которые это сделают получше нас. Мы думали, что вы нас только допекали. Оказывается, есть еще кому с вами рассчитаться. По-видимому, на этот раз взялись за вас не на шутку. Долго вам ждать не придется! Ну, а пока, раз они все с головами, почему вам одному отличаться? Получайте. (Насаживает голову лидеру на плечи. Прихлопывает ее сверху ладонью, чтобы лучше сидела, поправляет галстук и поднимает отвороты фрака. К присутствующим.) Господа, можете продолжать. Лидер, вы уже стреляли. Прошу стоять абсолютно неподвижно. Господин арбитр! (Машет рукой.) Три. Стреляет господин Левазен. (Выпрыгивает в окно.)

Занавес 

1931 год

По изданию: Ясенский Б. Главный виновник: романы, повести, рассказы - М.: Правда, 1986 - 464с. (стр.129-189)