Последний пешеход

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

Наука и жизнь, 1979, № 3.

Клеман ВОТЕЛЬ

ПОСЛЕДНИЙ ПЕШЕХОД

Французский писатель и журналист Клеман Вотель (1876—1954) — его настоящее имя Клеман-Анри Воле — мало известен советским читателям. В нашей стране была переведена только одна его книга — роман «Я ужасный буржуа» (Ленинград, 1926), острая карикатура на буржуазное общество послевоенной Франции.
В издававшемся в Париже Анри Барбюсом научно-популярном журнале «Я все знаю» в середине 20-х годов был опубликован рассказ Клемана Вотеля «Последний пешеход». В нем писатель предстает не только как остроумный, занимательный рассказчик, но и как философ, пытающийся осмыслить последствия научно-технического прогресса для человека, представить себе завтрашний день буржуазной цивилизации.

К 2199 году почти все обитатели девятимиллионного Парижа ездили в автомобилях, летали на самолетах и неслись на электрических самокатах по никелированным тротуарам. Ходьба как способ передвижения безнадежно устарела. Человечеству хотелось все быстрее и быстрее мчаться вперед, не затрачивая на это ни малейших физических усилий. Только 20 000 жителей французской столицы еще продолжали ходить пешком. Эти немногочисленные пешеходы были людьми далеко не молодыми и, возможно, поэтому отличались своеобразными странностями, только чудаки могли сохранить в наше время непонятную привязанность к допотопной, дедовской привычке. Посудите сами: переставлять одну ногу за другой, чтобы с риском для жизни мучительно, медленно пробираться бесконечными лабиринтами, скоростных магистралей... Разве можно представить себе что-нибудь более абсурдное?
Некогда славное и могучее, племя пешеходов неумолимо вымирало, как динозавры. Одни из его членов завершили свой пеший жизненный путь под колесами многочисленных аппаратов, бегавших по земле. Другие — под обломками не менее многочисленных аппаратов, летавших по воздуху, и по непонятным для ученых причинам иногда наотрез отказывавшихся летать... Впрочем, нескольким счастливцам удалось все-таки умереть естественной смертью, но это в порядке исключения.
В 2215 году в Париже насчитывалось 40 пешеходов. Эти бодрые старички основали свою академию, которая тотчас же стала неиссякаемым источником тем для любителей анекдотов. Увы! Не прошло и нескольких лет, как над поклонниками веселой шутки нависла угроза навсегда лишиться этого неподражаемого объекта для остроумия: из «последнего каре» отважных пехотинцев в неравной борьбе с пропеллерами, колесами и гусеницами уцелели только трое. Один из них заседал в никому не нужной литературной академии, другой читал в музее лекции о существовавших на Земле в незапамятные времена майских жуках, третий ловил на удочку между Мостом Искусств и Новым Мостом. Год спустя именно этот последний уже единолично представлял неисчислимых в древности пешеходов.
Последнего пешехода звали Пласид Дюран. В прошлом самый обыкновенный служащий, а теперь тихий, безобидный старичок, он жил на острове Сен-Луи в маленькой квартирке старого шестиэтажного дома, совершенно незаметного рядом с иглами парижских небоскребов. Пласид Дюран не считал свои ноги бесполезными придатками к телу. Он упрямо продолжал ходить пешком и из-за этой диковинной привычки сделался очень скоро главной парижской достопримечательностью. Не успев еще спуститься с трапов сверхскоростных воздушных лайнеров, иностранные туристы с жадностью спрашивали у поджидающих их гидов:
— Что обязательно нужно увидеть в этом городе? Через полчаса мы летим дальше...
Расторопные чичероне отвечали в один голос:
— Венеру Милосскую, Джоконду и Пласида Дюрана!..
— Пласида Дюрана?
— Да, Последнего пешехода!
— О'кэй, начнем с этого феномена...
Стоило лишь Пласиду Дюрану появиться на улице, как его окружали толпы машин, тучи аэропланов собирались над ним.
— Невозможно!.. Он передвигается с помощью ног!
— Он ползет не быстро, однако все же движется вперед!
— Чертовски любопытно! Обрати внимание, дорогая, как этот тип подтягивает ту из своих ног, которая у него отстает. Да, это по-настоящему занятно...
Чтобы посмотреть на Пласида Дюрана, школы устраивали экскурсии. Педагоги объясняли своим ученикам:
— Перед вами наглядный пример того, как передвигались наши предки... Они никогда не спешили. Их вполне устраивало, что они умеют переставлять ноги со скоростью 4 или 5 километров в час.
Многочисленные цирки, где ловкость, сила, смелость и другие давно уже никому не нужные человеческие качества демонстрировались только искусными автоматами, сулили Пласиду Дюрану горы золота и платины, если он согласится пройтись пару раз по арене. Кто-то даже предусмотрел заранее выпустить сенсационные афиши:
 

«АТТРАКЦИОН ВЕКА!
САМЫЙ ОТЧАЯННЫЙ АКРОБАТ
СОВРЕМЕННОСТИ:
ПЛАСИД ДЮРАН,
ЧЕЛОВЕК, ПЕРЕДВИГАЮЩИЙСЯ НА
НОГАХ.
Выступление Последнего пешехода
подвергается самому строгому
  научному контролю».

Но, к сожалению любителей острых ощущений, Пласида Дюрана не прельщала слава звезды цирка.
— Нет, за деньги я никуда не пойду! — твердо и непреклонно отвечал он бойким менеджерам.
Группа депутатов вынесла на обсуждение проект нового закона:
«Статья первая. — Пласид Дюран, именуемый у нас Последним пешеходом, помещается в музее (Палеонтологическая секция).
Статья вторая. — Решительно запрещается сбивать Пласида Дюраиа или же давить его под каким бы то ни было предлогом; на префекта полиции, получившего звание «хранителя Последнего пешехода», возлагаются почетные обязанности принимать все необходимые меры по обеспечению безопасности Пласида Дюрана от столкновений с механическими средствами передвижения.
Статья третья. — После смерти Пласида Дюрана тело вышеназванного передается факультету Медицины, где в интересах науки будут подвергнуты тщательному анатомическому обследованию ноги необычайного индивидуума».
Докладывая с трибуны о проекте нового закона, депутат правящей партии заявил:
— Господа, если бы нам посчастливилось обнаружить в какой-нибудь пещере живого игуанодона, плезиозавра или диплодока, мы бы в кратчайшие сроки учли огромную ценность для науки этого обломка доисторических времен и предприняли бы все от нас зависящее, чтобы сохранить его как можно дольше. Сейчас же в самом Париже мы обладаем уникальным образцом человечества, которое некогда карабкалось по земле, используя для этого две подставки, именуемые «ногами». В интересах естествознания и истории предлагаю объявить этот феномен достоянием государства.
Во время этой волнующей речи немногочисленные, но очень шумные депутаты ультралевой оппозиции топали ногами и неоднократно прерывали оратора:
— Этот ваш Пешеход никому не нужен!
— Набейте это чучело соломой — и дело с концом!
— Мы разделаемся с ним так же, как и с другими!
Тем не менее смелый и своевременный закон был принят абсолютным большинством голосов. Префект полиции явился к Последнему пешеходу и ознакомил его с содержанием этого важного государственного документа. Сначала Пласид Дюран решительно отказался оставить свою маленькую квартирку в Сен-Луи и переселиться к диплодокам и птеродактилям. Только тогда, когда слуга закона деликатно напомнил Пласиду Дюрану о его гражданском долге, бедняге не оставалось ничего другого, как перебраться на новое место жительства — рядом с чучелом динозавра.
В тот день, когда Пласид Дюран стал одним из экспонатов Палеонтологической секции, с ним встретился корреспондент «Сан-Филь», одной из влиятельнейших в мире газет. Вот отрывок из этого любопытного интервью:
«Внешне совершенно незаметно, что Последний пешеход утомлен постоянным использованием нижних отростков своего тела. Осмелюсь даже сказать, что выглядит он гораздо лучше многих наших современников, незнакомых с таким примитивным способом передвижения, как ходьба.
— Я уже немолод, но чувствую себя так же хорошо, как в юношеские годы: по-прежнему гибок, бодр и полон сил, — заявил мне Пласид Дюран, попыхивая трубочкой. — Если бы я последовал примеру других людей, у меня давно бы вырос огромный живот, члены мои налились бы свинцом, малейшее физическое усилие доставляло бы мне адские боли...
Не замечая моей скептической улыбки, великий оригинал продолжал:
— Конечно, современные средства передвижения великолепны. Всего за два часа 45 минут перенестись из Парижа в Нью-Йорк! Это прекрасно! Но страшное безумие — забывать, что прежде всего мы созданы двуногими и должны передвигаться, прилагая для этого физические усилия. Нельзя изменять пропорций, заложенных в нас самой природой. Иначе произойдет трагедия... Например, ноги, которые вы не желаете утруждать, постигнет участь всех человеческих, органов, переставших быть нужными организму: они ослабнут, сделаются вялыми и медленно отомрут...
Тихо усмехнувшись, Пласид Дюран разжег потухшую трубку и саркастически добавил:
— Иногда задаешь себе вопрос: какими будут наши потомки? Червяками, безногими уродцами!..
Долго еще забавный старичок нес подобную околесицу. Я ушел, не решившись из уважения к его сединам напомнить ему мудрую пословицу: «Когда нет головы, остается уповать на ноги!»
  После этого разговора Последний пешеход прожил еще несколько лет. Он пользовался у современников самым большим вниманием, каким только может пользоваться музейный экспонат. Дата его смерти относится примерно к 2232 году. Пренебрег ли своими служебными обязанностями префект полиции, удостоенный чести быть хранителем Последнего пешехода? История этого не помнит. Может, у почтенного центуриона именно в этот злосчастный день сломался автомобиль или не взлетел самолет? Никаких сведений об этом у нас тоже нет. Известно только, что как-то прекрасным утром Пласид Дюран отправился пешком на традиционную прогулку один и у самого музея его переехал восьмидесятиколесный автобус, мчавшийся по набережной Сены со скоростью 120 километров в час.

Перевел с французского
К. Привалов.


Наука и жизнь, 1979, № 3, С. 118 - 119.

OCR В. Кузьмин
Dec. 2001
Проект «Старая фантастика»