13. АСТРОНОМИЯ; КСЕНОЛОГИЯ

Голосов пока нет

Хол Клемент
 

Огненный цикл
 

Бот, который доставил астрономам доклад геологов, перенес на борт “Альфарда” также Нильса Крюгера и Дар Лан Ана. Накануне Дар внимательно прослушал доклад, но ему было не понятно, каким образом астрономы могут проверить выводы специалистов по породам. Его любопытство ко всему, что связано с естественными пауками, достигло такого уровня, на котором редко удерживается человеческое существо, вышедшее из детского возраста.

Вместе с астрономами он вновь прослушал запись доклада, но не услышал ничего нового, чего бы не запомнил в первый раз. Он внимательно следил за дискуссией между этими новыми для него учеными и под конец принялся задавать настойчивые вопросы. Ему и в голову не пришло, что эти вопросы могут счесть неуместными. И действительно, большинство астрономов так не считало.

— Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду, когда говорите, что Аррен, возможно, “захватил” Тиир и Абьёрмен? — недоуменно спрашивал он.

— Мне казалось, молодой Крюгер должен был рассказать тебе о законах Ньютона, — ответил один из астрономов. — Дело в том, что, согласно определенному закону, любые два тела притягивают друг друга, и это притяжение плюс простая инерция — а это такая штука, которая заставляет камень лететь после того, как он оторвался от швырнувшей его руки, — вынуждает эти тела двигаться по определенным и предсказуемым путям, как вот в настоящий момент “Альфард” движется вокруг твоей планеты. Под “захватом” мы подразумеваем просто тот факт, что вначале Тиир не кружился вокруг Аррена, а двигался в пространстве сам по себе; потом это движение привело его в окрестности Аррена, а уже силы притяжения этой звезды изменили путь Тиира таким образом, что сейчас Тиир и Аррен кружатся один вокруг другого.

— Теперь мне ясно. Но, насколько я понял, кое-кто из вас находит эту идею несостоятельной?

— Еще бы. “Захват”— явление очень редкое; для него требуется благоприятное стечение многих обстоятельств.

— Почему же? Если эта сила, как вы говорите, зависит от расстояния, то, по-моему, этим двум объектам остается только подойти друг к другу поближе. Признаться, если все, что ты сказал, правда, то я не понимаю, как это Тиир и Аррен давным-давно не упали друг на друга?

— В том-то и дело! Когда два объекта падают друг другу навстречу, их скорости возрастают. Надеюсь, тебе понятно? Так вот, если они с самого начала не нацелены точно друг на друга, они не столкнутся, а раз они не столкнулись, они начинают расходиться, причем их скорости замедляются в том же порядке, как до того нарастали. Пути, по которым они расходятся, имеют точно такую же форму, что и пути сближения, поэтому никакого спирального движения не происходит. Пойдем, я тебе покажу.

Поскольку “Альфард” пребывал в свободном падении, демонстрация не представляла трудностей. Астроном поместил два шарика из смолы, заряженных электричеством, в кессонный отсек, из которого откачали воздух, и их поведение окончательно разъяснило все любознательному абьёрменцу.

— Как же все-таки случаются захваты? — спросил он, едва его учитель вернулся во внутреннее помещение корабля и стянул с себя скафандр. — Они, наверно, все же возможны, иначе ты бы о них не говорил...

— Да, возможны, и только. Если рядом находится третий объект, который движется строго определенно по отношению к первым двум, то захват может и произойти, хотя вероятность подобного события не ахти какая. Например, если бы я минуту назад впустил в кессонный отсек воздух, трение заставило бы шарики закружиться по спирали.

— Значит, ты имеешь в виду, что какая-нибудь из звезд в этом скоплении могла послужить третьим телом?

— Я бы не сказал столь категорично, ведь расстояния между звездами слишком велики, но идея вполне соответствует существующему положению.

— Во всяком случае, не исключено, что именно это послужило началом горячих периодов на Абьёрмене...

— Возможно. Больше мне нечего добавить.

Этим и пришлось удовлетвориться абьёрменцу — разумеется, временно.

Не удивительно, что ответы, включающие слова “вероятно” и “возможно”, очень скоро привели Дара к вопросам типа “откуда вы знаете”. Даже тогда астрономы еще пытались некоторое время терпеливо ему разъяснять непонятное, но в конце концов со всей возможной тактичностью предложили обратиться к Крюгеру и взять у него несколько уроков элементарной алгебры.

Дару и в голову не пришло обидеться. Он лишь подосадовал на себя за то, что не подумал об этом раньше, — ведь так много ответов на его вопросы включали в себя элементы математики! Он охотно отправился разыскивать Крюгера, который больше не сопровождал его повсюду с тех пор, как Дар сделал такой скачок в английском языке.

Дар не заметил, в какое смятение повергла Нильса его просьба; он тут же уселся и пожелал учить алгебру незамедлительно. Крюгер старался изо всех сил, но, увы, он не был лучшим в мире учителем. Впрочем, возможно, он справился бы со своей задачей гораздо лучше, если бы не страх, что алгебра отобьет у Дара всякий интерес к науке.

Его опасения оказались напрасными. Большинство людей, страдающих из-за математики, мучаются потому, что они при изучении ее вынуждены зазубривать правила, но для Дар Лан Ана заучивание не представляло каких-либо трудностей. Возможно, именно по этой причине он необычайно медленно усваивал основополагающую идею об алгебре, как об инструменте для решения проблем; он с легкостью заучивал правила, но, решая конкретную задачу, испытывал те же трудности, что и многие первокурсники.

И все же именно Крюгеру, а не Дару удалось в конце концов найти выход из положения.

Отыскать новый предмет, который бы заинтересовал Дара, было нетрудно, но по личным соображениям Крюгеру хотелось, чтобы на сей раз предмет не был связан с математикой. Он разделял общепринятое мнение, что таким предметом является биология, и решил, что теперь самое время выяснить, что же узнали об Абьёрмене специалисты.

Оказалось, что группа биологов уже некоторое время пытается разрешить проблему, как обследовать единственно доступных представителей “горячей” расы — Учителей — в их обогреваемых вулканами убежищах. Существо у деревни на поляне гейзеров все еще не склонялось к полному сотрудничеству, но они чувствовали, что знают его лучше, нежели остальных. Именно этому существу предназначали роль хозяина, который должен будет принять у себя оборудованного телевизором робота, сконструированного инженерами “Альфарда”. При виде робота Дар моментально заинтересовался, и Крюгеру пришлось давать объяснения по вопросам телевидения и дистанционного управления. Он все еще продолжал объяснять, когда члены экспедиции принялись грузиться на посадочный бот.

Дар уже понял, что достаточно полно представляет себе возможности этой машины; в то же время он начал понимать, сколь мало у него надежд выяснить принципы ее устройства. И пока бот шел на посадку, он слушал, как Крюгер разговаривает с Учителем по радио, но не произнес ни слова.

— Мы были бы очень рады, если бы ты позволил нашему роботу проникнуть в твое убежище, — сказал Нильс. — Мы уверены, что он выдержит твои условия.

— С какой стати я должен позволить? Что хорошего даст это тебе и мне?

— Ты видел нас и, должно быть, составил о нас какое-то мнение. Не кажется ли тебе, что мы можем пересмотреть некоторые наши суждения, когда увидим тебя? В конце концов, ты неоднократно утверждал, будто мы вас не понимаем, так как не соглашаемся с твоими взглядами на распространение знаний. По-моему, ты должен был бы только радоваться всему, что способствует нашему взаимопониманию.

— Откуда ты взял, что я когда-либо тебя видел? Я же сказал тебе, что не знаю вещества, которое могло бы оградить мое окружение от твоего и в то же время позволяло бы нам видеть друг друга.

— Значит, ты чего-то не договариваешь — у тебя, очевидно, есть что-то вроде телевизора. Ты видел нас достаточно ясно, чтобы задать вопрос о железных пряжках Дар Лан Ана.

— Допустим. Но как я могу знать, что, если вы и увидите меня, это наставит вас, чужаков, на истинный путь?

— Понятия не имею. Как я могу обещать, что мы сделаем такие-то и такие-то выводы из фактов, о которых нам ничего не известно? Во всяком случае, ты узнаешь о нас больше.

— Я не особенно в этом заинтересован.

— Ты был заинтересован, когда несколько лет назад задавал мне вопросы.

— Вот тогда я и узнал все, что мне было нужно.

— Сейчас очень многие получают представление о наших науках, не один только Дар Лан Ан. Целые толпы смотрели, как мы исследуем пещеры далеко на юге.

— Тут я ничего не могу поделать.

— Но если ты тоже захочешь учиться у нас, ты мог бы по крайней мере получить какое-то представление о том, чему учатся остальные, и тогда ты смог бы осуществлять некоторый контроль над тем, что узнает твой народ, когда наступит время его жизни.

Последний аргумент несколько смутил Дара; он не совсем понимал, к чему стремится Нильс, и еще меньше были ему понятны намерения далекого Учителя. И он не знал, удивляться ли ему или нет, когда аргумент этот, вероятно, убедил невидимого собеседника, зато он ясно видел, что Крюгер доволен результатами.

Как ни мал был робот, он все же оказался слишком велик для люка в том месте, где Дар и Крюгер некогда беседовали с Учителем. По указаниям последнего бот опустился возле кратера, в котором так долго были заперты наши два путника, и робота перенесли к зданию с генераторами. Люди вернулись в бот и сгрудились вокруг экрана телевизора, настроенного на передатчик робота.

— Что дальше? — спросил Учителя оператор.

— Пустите вашу машину по наклонному ходу. Оператор повиновался; маленький ящик на гусеницах покатился вниз по скользкой поверхности. Свет померк, когда он достиг нижней площадки хода, и на верхушке робота вспыхнула лампа.

— Вперед по этому коридору. Никуда не сворачивать; там будут другие проходы.

Машина шла вперед. Коридор был длинный и вел, по-видимому, глубоко в толщу горы; прошло немало времени, прежде чем путь преградила массивная дверь.

— Ждать, — прозвучала команда. Они повиновались, и через несколько секунд дверь отворилась.

— Быстро вперед.

Робот перекатился через порог, и дверь позади него захлопнулась.

— Продолжать движение; ответвлений больше не будет. Я выйду навстречу вашей машине, но я буду идти медленно, потому что должен нести на себе рацию. Я все еще возле деревни.

— Вам незачем беспокоиться и выходить навстречу — разве что вы не хотите, чтобы робот увидел часть вашей станции — заметил один из биологов. — Машина может прекрасно пройти все расстояние сама.

— Очень хорошо. Я буду ждать здесь, и тогда с вами смогут говорить и мои товарищи.

Должно быть, здание с генераторами и участок под деревней у поляны гейзеров соединял один длинный туннель. Робот двигался долго, но в конце концов коридор вывел его в большое помещение футов восемь высотой, куда выходило множество других туннелей. Биолог, знавший абьёрменский язык достаточно, чтобы почти не зависеть от Дара и Крюгера, объяснил Учителю местоположение робота и запросил дальнейших указаний.

— Вы уже совсем близко; теперь легче просто проводить вас. Ждите там, и я выйду к вам через секунду.

Люди возле телеэкрана напряженно ждали. Через несколько секунд в одном из туннелей что-то задвигалось и мгновенно приковало к себе всеобщее внимание. И вот уже это что-то движется по направлению к роботу.

Никто не был особенно удивлен. Все, кроме Дара, имели опыт работы на исследовательских кораблях Земли и в свое время повидали существ самого разнообразного обличья, оказавшихся на поверку и разумными, и цивилизованными.

Но абьёрменец за всю свою жизнь не видал ничего подобного. Дынеобразное тело держалось на шести конечностях, у основания толстых и сливавшихся одна с другой, а там, где они касались пола, сужавшихся до толщины иглы. Наблюдателям пришла на ум чудовищно растолстевшая морская звезда, которая разгуливает на кончиках своих лучей, вместо того, чтобы лежать, распластавшись. В свете лампы, установленной на роботе, верхняя треть ее тела представлялась человеческому глазу ярко-алой, и такие же ярко-алые полосы тянулись вдоль каждой конечности; все остальное было черного цвета. Не было заметно ни глаз, ни ушей, ни других органов чувств, только на самой верхушке тела виднелось какое-то пятно, которое с равным успехом могло оказаться и сжатым ртом, и игрой красок. По телевизионному изображению Дар не мог судить о размерах существа, но оператор, манипулируя фокусировкой, определил расстояние до него и нашел, что оно ростом примерно с Дара и должно весить тридцать — тридцать пять килограммов.

— Я полагаю, вы меня видите...

Дар явственно ощутил иронию в тоне Учителя. Сомневаться, что это Учитель, не приходилось; голос, транслируемый аппаратурой робота, они много раз слышали прежде.

— Если вы пошлете вашу машину следом за мной, нам можно будет расположиться с удобствами, и тогда вы спросите обо всем, что желаете знать.

Не поворачиваясь, Учитель двинулся в обратный путь; робот последовал за ним. Короткий коридор заканчивался комнатой около пяти футов высотой, совершенно такой нее, какие Дар и Крюгер видели в городе. Дар наблюдал с жадностью — ему хотелось узнать назначение поразивших его в свое время предметов.

Кое-что прояснилось сразу же. Три куполообразные тумбы с желобками были заняты существами, подобными Учителю. Их тела покоились на верхушках, а конечности свешивались вдоль желобков. Учитель же проследовал в дальний конец комнаты и расположился в одном из неглубоких “тазиков”, выложив свои конечности радиально по всем направлениям. По внешнему виду существ трудно было судить, на что устремлено их внимание, но вряд ли приходилось сомневаться в том, что они рассматривают робота.

Учитель на “ложе” возобновил беседу.

— Итак, ваше желание исполнено. А теперь вы, быть может, выскажетесь более конкретно, с какой целью вы добивались увидеть нас и почему это должно вынудить вас относиться к нашим идеям более положительно?

— Мы рассчитываем узнать, как вы живете, что едите, каковы ваши физические и умственные возможности и ограничения. Нам хотелось бы узнать как можно больше о ваших связях с “холодной” расой, с существами, которые являются вашими предками и потомками. Тогда мы наверняка лучше поймем, почему вы возражаете против распространения технических знаний на этой планете. Должен признаться, что сейчас ваше поведение напоминает нам кое-что из истории нашей собственной планеты. И на Земле в прошлом делались попытки запретить или взять под контроль распространение знаний. И если народ Абьёрмена настолько отличен от нас, что опасаться скверных результатов не приходится, мы хотели бы об этом знать.

— Как реагировал народ, наблюдавший вас за работой, на новую информацию?

— Почти все без исключения проявляли большой интерес. По крайней мере один из них узнал уже многое и его пример убедил нас, что ваш народ столь же разумен, как и наш.

— Очевидно, ты имеешь в виду Дар Лан Ана. И он, несомненно, собирается расширить убежище своих Учителей или сконструировать летающую машину, подобную вашей?

— Нам он ничего не говорил об этом, но ты можешь спросить его самого. Он здесь, вместе с нами.

Подобный поворот беседы ошеломил Дара, но он ответил не колеблясь:

— Ни о чем подобном я и не думал! Во всяком случае, у меня нет для этого достаточных знаний.

— Будем надеяться, что эти существа не дали тебе и кое-каких других знаний, которые дал мне твой друг Крюгер. Впрочем, очень скоро все твои знания не будут иметь ровно никакого значения.

— Я знаю, — произнес Дар и замолчал. Разговор перешел на другую тему. Один из Учителей, восседавших на куполообразных “креслах”, заметил:

— Видимо, вы управляете вашей машиной при помощи какой-то модификации радио? (Биолог признал, что это так.) Какие же волны вы используете? Как могут они с такой легкостью проникать сквозь толщу грунта? Аппаратура, посредством которой мы разговаривали с вами, имеет на поверхности передающую антенну.

— Я затрудняюсь подробно рассказать об этом, — ответил биолог. — Это не моя область. Знаю только, что у робота есть антенна, но она почти незаметна; если вы присмотритесь к нему повнимательней, то увидите множество проволочных колец, намотанных на верхнюю часть сразу под башенкой, где расположен его глаз...

Учитель, задавший вопрос, сполз со своего “кресла” и, ступая всеми шестью конечностями, направился к роботу. Дар отметил, что в движениях его нет неуклюжести или затрудненности, которая все чаще проглядывала, особенно в последние годы, в движениях Учителей в Ледяной Крепости. Приблизившись к роботу, существо подняло пару конечностей и принялось ощупывать ими поверхность машины. При этом на кончиках щупальцев стали видны пучки маленьких усиков, служивших, по-видимому, чем-то вроде пальцев.

— Я ощущаю обмотку, — после минутного молчания сказал Учитель, — хотя она слишком узкая... во всяком случае, отдельные ее проволочки слишком тонкие и их не видно.

— Очень жаль, но кажется, источник света расположен не совсем удобно для этой цели — отозвался биолог. — Мы, собственно, устанавливали его исключительно в расчете на себя...

— Ты хочешь сказать, что эта машина тоже имеет источник света? Я думал, ты имеешь в виду наш. Если вы подведете робота поближе к нашему источнику света, я, возможно, буду видеть лучше, хотя это весьма сомнительно — слишком тонкие провода.

Биологи сразу поняли, в чем дело, и тот, что вел беседу, смиренно произнес:

— Да, на самой верхушке робота имеется источник света, маленький цилиндр, который можно пощупать, если он вам не виден. А где источник света, о котором ты говоришь?

— Там.

Еще одна конечность отделилась от пола и указала в сторону. Дар Лан Ан взглянул в этом направлении и увидел в стене трубку с насадкой, которую Крюгер в свое время назвал устройством для газового освещения.

— Ты имеешь в виду трубку? — осведомился биолог. Крюгер, опередив Дара, торопливо изложил свои соображения.

— Но если это газовая горелка, почему она не зажжена? — возразили ему.

— По-моему, это все-таки горелка. Может, они используют водород и пламени его мы не видим из-за робота.

Оператор тотчас выключил лампочку на роботе, но в комнате воцарился полный мрак, и тогда он снова включил ее. Между тем Учитель подтвердил, что источником света является именно трубка.

— Вероятно, мы с вами воспринимаем различные части спектра, — сказал биолог. — Вы этого не знали? Ваша “холодная” раса слегка отличается от нас в этом отношении, но все же мы можем пользоваться одними и теми же устройствами для освещения, так что вы, очевидно, отличаетесь и от них.

— Нам известно, что они могут видеть более мелкие предметы, но каким образом — не знаем. Мы и не подозревали, что существуют различные части спектра.

— Разве вы не знаете, что волны, на которых работает радио, только длиной отличаются от волн видимого света?

— Какая чепуха! Радиоволны распространяются со скоростью, не поддающейся измерению, а быть может, и мгновенно, тогда как волны видимого света, если только это вообще волны, распространяются лишь немногим быстрее звука.

— Н-да-а... — Биолог на минуту задумался, а затем спросил: — Не мог бы ты объяснить, как действует ваш источник света?

— Это просто струя пара, извергаемая через насадку определенной формы. Описать форму насадки я затрудняюсь, во всяком случае словами, известными нам обоим.

— Не надо, ты сказал достаточно. Но вот что тогда мне в высшей степени непонятно: каким же образом вы смогли узнать о ваших солнцах? Ведь “видеть” их вы не в состоянии!

— Разумеется, их можно только чувствовать.

Дар Лан ан не уловил, о чем шла речь, и Нильс торопливо зашептал:

— Дело в том, что “горячая” раса видит совсем не так, как мы; различие между нами и ими еще глубже, чем между тобой и мной. По крайней мере природа зрения и у нас, и у вас основана на одном и том же: мы видим электромагнитные волны. А из слов этого Учителя можно заключить, что они используют какую-то форму звука — видимо, звук очень высокой частоты, поскольку он упомянул о том, будто световые волны и у них распространяются быстрее, чем “обычный” звук.

— Но разве можно видеть звуки?

— Мне кажется, в известном смысле можно видеть любые колебания которые распространяются прямолинейно. Звук так и распространяется, если ему ничто не препятствует. Очень короткие звуковые волны — мы называем их ультразвуковыми — в этом отношении удобнее тех, что передают нашу речь. Но они не позволяют рассмотреть слишком мелкие предметы; ты же слышал, он сказал, что проволочки слишком тонкие, и он их не видит.

С этими словами Нильс вновь обратился в слух. Дар же, по своему обыкновению, задумался над услышанным.

— Вам, должно быть, пришлось немало поразмыслить, прежде чем вы сумели разгадать эту планетную систему, — продолжал биолог. — Ведь за пределами атмосферы Абьёрмена вы способны заметить лишь такие объекты, которые излучают большое количество тепла.

— То, о чем я говорил в свое время Нильсу Крюгеру, — это лишь одна из развитых нами теорий, — невозмутимо отозвался Учитель.

— В основе своей она оказалась правильной. Но если вы обладаете столь блестящими способностями к научному мышлению, почему вы так предубеждены против него?

— Я бы хотел, чтобы ты перестал без конца повторять этот вопрос. Ну, хорошо. Что нам это дает? Разве нам стало лучше оттого, что мы узнали, как Абьёрмен движется вокруг Тиира, а Тиир — вокруг Аррена? Я готов признать, что знание это безвредно, оно не влечет за собой опасных поступков, но это же пустая трата времени.

— Иными словами, вы делите научные знания на бесполезные и вредные.

— В основном да. Но бывают и исключения; например, личность, которая изобрела эти источники света, разумеется, принесла известную пользу. Но каждое новое научное знание необходимо подвергнуть проверке, дабы увериться, что оно не принесет вреда.

— Понятно. Надеюсь, вы не станете возражать, если мы потратим наше время на то, чтобы узнать о вас побольше.

— Это ваше дело, меня оно не касается. Что вас интересует? Можете спрашивать.

Ученые задавали вопрос за вопросом, и постепенно Дар Лан Ан стал постигать, что представляют собой его предки и его потомки.

Их города были разбросаны по всему Абьёрмену, но все они непременно селились в вулканических районах, где небольшие группы обитателей могли отступить под землю и пережить холодный период; никто из поколения Дара ни разу не появлялся в их окрестностях — так обеспечивалось табу на огонь. Похоже (хотя Учитель ни разу не признал этого открыто), что само табу было одним из примеров проявления власти Учителей “горячей” расы над “холодной”. Для “горячей” расы не существовало подобных запретов, и они жили и умирали, где им заблагорассудится; вот откуда брались металлические предметы вроде пряжек Дара, которые часто встречались поблизости от городов “холодного” народа в начале холодных периодов. Подобно соплеменникам Дара “горячий” народ всячески старался обеспечить передачу знаний из поколения в поколение, хотя при этом полагался не столько на книги, сколько на память своих Учителей. На вопрос Дара, не лучше ли было бы, если бы знания передавались от расы к расе, чтобы обе они помогали друг другу в развитии, Учитель терпеливо разъяснил, что при подобном положении дел они были бы лишены возможности контролировать распространение информации.

Они были неплохими электриками и превосходными строителями. Химия у них была, по-видимому, на высоте, что казалось особенно удивительным для расы, чьи химики полагались главным образом на зрение. Астрономии, естественно, почти не существовало, и они пока еще не знали физики микромира. Разумеется, им приходилось иметь дело с радиоактивными элементами, но они и понятия не имели, в чем причина радиоактивности.

Большинство вопросов, которые задавали люди, повергало Дара в состояние растерянности и это далеко не всегда объяснялось его невежеством. Насколько он мог судить, люди старались выяснить, как Учителя относятся к народу Дара — любят ли его, уважают ли,, презирают ли как нечто низшее, без чего нельзя обойтись, или терпят как досадную, но необходимую для существования мелочь. Дар не забыл, что один из Учителей заявил о своих дружественных к нему, Дару, чувствах, ссылаясь на родственные отношения, но он и не догадывался, каков истинный характер этих отношений.

Об этом же подумал и один из биологов, тот, кто в свое время слушал перехваченную по радио беседу Крюгера с Учителем и затем попросил перевести ее. К немалому удивлению Дара, Учитель ответил и на этот вопрос.

— Мы подготавливаем смерть или, во всяком случае, место смерти большинства наших предков. Вскоре жители этой деревни получат приказ спуститься в кратер, где мы однажды держали Дара и Крюгера; там мы сможем вести наблюдение за их смертью и за появлением новых жизней и, таким образом, будем иметь возможность проследить, кто от кого произошел. Напротив, перед наступлением “холодного” периода мы заранее выбираем места, где будем умирать сами, и стараемся выяснить у Учителей “холодной” расы, где они намерены разместить новые группы для отлова своих соплеменников, как только те появятся на свет, — ведь в это время они представляют собой просто диких животных, не более.

— Но они, верно, многих упускают.

— Насколько нам известно, да. У нас то и дело объявляются соплеменники, иногда даже небольшие группы, чьи родители, должно быть, прожили весь “холодный” период в диком состоянии. По крайней мере, у нас они нигде не значатся.

— Сколько детей может иметь одна особь?

— Определить это решительно нет никакой возможности; это зависит от многого, в частности от веса.

— Вряд ли весовые различия столь уж значительны.

— В период нормальной жизни они действительно незначительны, но перед смертью кто-то может длительное время голодать, а кто-то, напротив, регулярно наедаться, причем до последнего момента. Все зависит от обстоятельств. Кроме того, невозможно подсчитать, сколько детей было съедено дикими зверями, прежде чем их успели отловить, хотя это относится только к расе Дар Лан Ана; они в отличие от нас не обеспечивают должного надзора за детьми.

— Я понял.

Дар тоже понял. У него была превосходная память, но от того короткого периода перед тем, как он был “отловлен”, в ней сохранилось немногое; впрочем, и это немногое совпадало с объяснениями Учителя. Он стал раздумывать, почему же его собственные Учителя не принимали должных мер предосторожности, как эти, а затем понял, что для них это было просто невозможно: здесь либо требовалась помощь “горячей” расы (чего они явно делать не желали), либо же его раса на протяжении “горячего” периода должна была держать под своим контролем группу этих существ, подобно тому, как сами они правили жителями деревень на протяжении “холодного” периода. А это, мягко выражаясь, было бы нелегко; народ “горячей” расы в своем техническом развитии ушел достаточно далеко. Дар начал подозревать, что этот Учитель не был с ними откровенен; помимо личной неприязни к науке, у него были и другие причины возражать против распространения человеческих знаний.

  По мере того как продолжалась беседа, росли и его подозрения. Поэтому, когда робот двинулся в обратный путь к посадочному боту, Дар Лан Ан предложил людям побеседовать еще с какой-нибудь группой “горячих” Учителей, засевших в своих обогреваемых вулканами укрытиях. И даже Крюгер, знавший его лучше, чем кто-либо другой, не понял, к чему он клонит.