14. СПАСАТЕЛЬНАЯ КОМАНДА

Голосов пока нет

Хол КЛЕМЕНТ
 

ЗВЕЗДНЫЙ СВЕТ
 

Было бы неправдой сказать, что Бендж узнал Битчермарлфа с первого взгляда. На самом деле первым гусеницеподобным существом, вынырнувшим из воды и взобравшимся на корпус корабля, оказался Такуурч. И все же именно имя молодого рулевого прозвучало в четырех передатчиках на Дхрауне.

Один из передатчиков, расположенный на покинутом командном посту "Квембли", никем не был услышан. Два других находились в лагере Дондрагмера, в нескольких сотнях ярдов от широкой быстрой реки, которая сейчас заполняла долину. Четвертый стоял в вертолете Реффела, припаркованном рядом с корпусом "Гвельфа". 

Летательные аппараты оставались примерно в миле к западу от лагеря Дондрагмера, так как Кабремм не осмеливался подойти ближе, опасаясь повторения своей прежней ошибки. Наверное, он вообще бы не сдвинулся с места, где Стакенди обнаружил его, если бы не поднявшийся уровень реки. Кроме того, его задержал туман, и сейчас он не испытывал ни малейшего желания лететь. Еще менее хотел куда-нибудь двигаться Реффел.

Тем не менее, выбора не было, и Кабремм позволил своему аппарату спокойно подыматься вверх, в восходящих потоках, пока тот не оказался в чистом воздухе, над туманом. Реффел завис на своем вертолете так близко от позиционных огней другой машины, как только осмелился. Достигнув высоты в несколько ярдов над туманом, представляющим собой скопление крошечных капелек аммиака, они почувствовали, что машины поддаются управлению, и полетели в сторону огней лагеря Дондрагмера, пока командир вертолета не решил, что они уже находятся достаточно близко.

Позволить "Гвельфу" попасть в зону, доступную для наблюдения людям наверху, на орбитальной станции, было бы еще более серьезной ошибкой, чем та, которую он уже допустил. Кабремм по-прежнему пытался сообразить, что же он скажет Барленнану, когда они увидятся.

Кабремм и Реффел провели несколько неприятных часов, прежде чем пришли к заключению, что, похоже, Реффел, оказавшись в пределах видимости "Гвельфа", "захлопнул" свой передатчик достаточно быстро, не успев "засветить" Кабремма.

В любом случае Дондрагмер и Кабремм наконец-то обрели возможность почти прямого общения, и теперь могли, таким образом, скоординировать свои сообщения и действия на тот случай, если проявятся какие-нибудь последствия наблюдений Изи. Один груз свалился с плеч капитана. Тем не менее, он продолжал предпринимать шаги, связанные с этой ошибкой.

Выкрик Бенджа "Битч!" отвлек капитана от очередного такого занятия: он проверял, нет ли среди команды матроса, более или менее похожего на Кабремма. Поиски затруднялись еще и тем, что он не видел этого офицера уже несколько месяцев, да и вообще знал его не очень хорошо. Дондрагмер до сих пор еще не мог найти времени, чтобы посетить "Гвельф", а Кабремм тоже не подошел бы к лагерю близко, не желая обнаружить себя.

Придуманный Дондрагмером план состоял в том, чтобы все члены команды, которых издали можно было бы принять за Кабремма, как бы ненароком, время от времени появлялись в поле зрения камеры передатчика. Стоило испробовать любые попытки, могущие хоть как-то подорвать уверенность Изи Хоффман в том, что она видела именно Кабремма.

Однако ни разу за истекшие двенадцать часов - с тех пор, как растворились в ночи огни крейсера, судьба "Квембли" и его рулевых не переставала занимать мыслей Дондрагмера. И, услышав прозвучавшее из динамика имя, он замер.

- Капитан! - продолжал голос Бенджа. - Только что из реки вынырнули два месклинита, и сейчас они карабкаются вверх по корпусу "Квембли". Наверное, все это время они просидели где-то там, под кораблем, даже когда вы не смогли их найти. Это не может быть никто, кроме них - Битча и Така. С ними не удастся переговорить, пока они не доберутся до командного поста, но, похоже, в конце концов вы получите обратно свой корабль. Двое матросов ведь справятся с управлением, не так ли?

Мысли Дондрагмера лихорадочно заметались. Он не винил себя за решение оставить крейсер, несмотря на то что паводок стал для него причиной стольких неприятностей. В то время, с той информацией, какая имелась в их распоряжении, такое решение было единственно верным. И лишь позже, когда стала ясна природа потока, они поняли, что могли в полной безопасности оставаться на борту крейсера, но вернуться на борт "Квембли" уже не представлялось возможным. Будучи месклинитом, капитан не стал зря тратить времени на мысли типа "а что, если?". Покидая свой корабль, он сознавал, что шансы вернуть его весьма малы, а когда тот поплыл вниз по руслу потока в целости и сохранности, не превратившись в кучу бесформенного хлама, эти шансы стали еще меньше, и серьезно рассчитывать на них не приходилось.

А теперь неожиданно шансы сильно возросли. Не только "Квембли" оказался в порядке, но рулевые, оба, остались в живых, и к тому же находились на борту корабля. Что можно сделать, если...

- Бендж! - сказал Дондрагмер, приняв решение. - Не мог бы ты переговорить с вашими техниками, чтобы они постарались определить, и по возможности точнее, как далеко от нас находится сейчас "Квембли"? Вполне вероятно, что Битчермарлф справится с ним в одиночку, хотя есть кое-какие проблемы управления, которые будут держать его и Такуурча в постоянном напряжении. И все-таки они должны справиться с ними. В любом случае надо выяснить, какое примерно расстояние нас отделяет - пятьдесят миль или тысяча? Не думаю, что тысяча: вряд ли река успела унести их так далеко за двенадцать часов, но все же мы должны это знать. Пусть ваши люди этим займутся, и, пожалуйста, сообщи Барленнану, что происходит.

Бендж повиновался и быстро приступил к делу. Апатия сменилась подъемом. Он больше не чувствовал себя разбитым и усталым, забыл обиды и тревоги. Когда двенадцать часов назад экипаж оставил "Квембли", Бендж, окончательно потеряв надежду увидеть своего друга живым, покинул отсек связи, чтобы хоть немного выспаться. Он, правда, не думал, что сможет уснуть, но организм взял свое, и девять часов спустя юноша, отлично выспавшись, вернулся к обычным обязанностям в лаборатории аэрологии. И лишь чистая случайность привела его в отсек связи, к экранам, за несколько минут до появления рулевых. Его послал Макдевитт - собрать общие данные, полученные от других крейсеров, но он задержался на несколько минут, чтобы взглянуть на экран "Квембли". Метеоролог привык полагаться на Бенджа во всем, что касалось знания языка месклинитов.

Сон и неожиданное "воскресение" Битчермарлфа - все вместе заставило Бенджа забыть старые обиды, вызванные политикой Дондрагмера. Поэтому, выслушав просьбу капитана, он немедленно вызвал свою мать - сменить его у экрана - и поспешил на тот уровень станции, где располагались лаборатории, преодолевая ступени со всей доступной для его мышц скоростью.

Изи, которой тоже удалось немного поспать, связавшись с Дондрагмером, сообщила, что заступила на дежурство вместо Бенджа, потом, как было обещано, вызвала Барленнана, а затем снова переключилась на капитана, чтобы задать собственный вопрос:

- Дон, нашлись двое из пропавших. Тебе не кажется, что еще остается какой-то шанс найти пилотов вертолетов?

Дондрагмер чуть не сболтнул лишнее, хотя старался очень аккуратно выбирать слова. Он, конечно, знал, где находится Реффел, поскольку курьеры постоянно сновали между лагерем и "Гвельфом"; но вот никаких следов Кервенсера, к глубокому сожалению капитана, так до сих пор и не было замечено. Он действительно исчез, и вероятность того, что он еще жив, капитан считал очень низкой. Еще час назад он считал, что даже у "Квембли" больше шансов уцелеть. Конечно, говорить об этом можно было совершенно открыто, не делая секрета; промах заключался в том, что, разговаривая, он имел в виду одного лишь Кервенсера, забыв включить в число пропавших Реффела. Стеннийские формы, определяющие эквиваленты единственного и множественного числа столь же различались, как и в языке людей. И Дондрагмер несколько раз ловил себя на том, что использует единственное число, говоря о своих пропавших пилотах. Казалось, Изи ничего не заметила, но впоследствии он много думал над этим.

- Трудно судить. Я не видел никого, из них. Если он отправился вниз, в область, где сейчас разгулялся паводок, то не вижу, как они могли бы остаться в живых. Очень жаль, конечно, - и не только парней, но и машины, потому что даже с одним вертолетом удалось бы перебросить больше парней на "Квембли" и вернуть корабль назад гораздо быстрее. Естественно, большую часть оборудования таким путем переправить невозможно; с другой стороны, если окажется, что двое рулевых не смогут привести крейсер сюда по какой-то причине, обладание хотя бы одним из вертолетов имело бы большое значение для них. Очень жаль, что ваши ученые не могут засечь передатчик, который взял с собой Реффел, как они засекли тот, что на "Квембли".

- Не один ты испытываешь сожаление, - согласилась Изи, подумав, что этот вопрос начали обсуждать вскоре после исчезновения Реффела. - Я не слишком хорошо разбираюсь в машинах, чтобы понять, почему сила сигнала зависит от яркости изображения; я всегда считала несущую волну просто несущей. Но похоже, дело обстоит так: или передатчик Реффела находится в полной темноте, или он уничтожен. А ваша система жизнеобеспечения, как я вижу, уже установлена и работает?

Последняя фраза Изи не являлась попыткой сменить тему. Просто она впервые хорошенько разглядела оборудование, о котором так много говорили, и потому испытывала любопытство. Система жизнеобеспечения состояла из множества - более сотни - квадратных прозрачных цистерн, занимающих площадь примерно в дюжину квадратных ярдов, и каждая на треть была заполнена жидкостью, в которой пузырился почти чистый водород, служащий месклинитам для дыхания, - месклинитский "воздух", пузырьки которого, рождаясь в жидкости, поднимались наверх. Энергоблоки питали лампы, освещающие цистерны, но насосы, поддерживающие циркуляцию газа, приводились в движение мускульной силой. Растения, которые окисляли насыщенные гидрокарбонатами биологические отходы жизнедеятельности месклинитов и отдавали свободный водород, были представлены несколькими разнообразными одноклеточными организмами, соответствующими земным одноклеточным водорослям. Их отобрали для системы жизнеобеспечения также и потому, что они годились в пищу, но, как дали Изи понять, их вкусовые качества оставляли желать лучшего. Те секции оборудования, где выращивали растения более высокого порядка - эквиваленты фруктов и овощей, - оказались слишком громоздкими, и их нельзя было снять с крейсера.

Изи не знала, каким образом негазообразные продукты биологического цикла вводились в цистерны и выводились из них, но она с любопытством проследила, как заряжают патроны для гермокостюмов. Сначала с помощью мускульной силы приводили в движение насосы, а те, в свою очередь, нагнетали водород в цистерны, где лежали куски пористого твердого материала. Этот материал имел совершенно не месклинитское происхождение, по молекулярной структуре он, хотя и весьма отдаленно, напоминал цеолит, который адсорбировал водород на внутренних стенках, своих волосяных каналов, и в широком диапазоне температур поддерживал нужное парциальное давление водорода в газе, используемом месклинитами для наполнения гермокостюмов.

Дондрагмер ответил на замечание Изи:

- Да, нам, хоть и скромно, хватает еды и воздуха. Но что делать? - вот в чем настоящая проблема. Нам удалось спасти слишком мало вашего планетологического оборудования, и мы не можем продолжать работу для вас. Возможно, мы и смогли бы проделать обратный путь до Поселка - пешком, но пришлось бы поэтапно нести на себе оборудование жизнеобеспечения. Это означало бы, что через каждые несколько миль пришлось бы создавать новый лагерь, перебрасывать оборудование, перезаряжать патроны для дыхания, восстанавливать биоцикл - и так бесконечно. А так как расстояние до Поселка примерно тридцать тысяч... то есть, по-вашему, - двенадцать тысяч миль, то дорога заняла бы у нас годы. И это не метафора, я вовсе не имею в виду ваши короткие годы. Вот и получается: чтобы в дальнейшем мы смогли принести какую-то пользу для вашего проекта, надо постараться любым образом привести "Квембли" сюда, назад.

Изи осталось только согласиться, хотя она ясно видела альтернативу, о которой капитан не упомянул. Конечно же, Аукойн не одобрит этого, но, кто знает, может, и одобрит: ведь обстоятельства сильно изменились. Хорошо подготовленная команда исследователей - мощная и гибкая сила, в случае спора это нельзя упускать из виду.

Прошло несколько минут, прежде чем Бендж вернулся. Его информация вызвала прилив энтузиазма в ученых.

- Капитан, - позвал он, - "Квембли" по-прежнему движется, хотя и не очень быстро, его скорость где-то около двадцати кабельтовых в час. Он был засечен шесть минут назад в трехстах десяти наших милях от вашего передатчика. В вашем исчислении это примерно двести тридцать четыре тысячи кабельтовых, из-за довольно значительной разницы в уровнях между вами и "Квембли" надо ввести небольшую поправку. В общем, "Квембли" описал огромную дугу, и мы пока не располагаем данными о длине реки, хотя наши ученые засекли уже двадцать позиционных точек с тех пор, как ваш корабль начал дрейфовать, так что в лаборатории уже составлена приближенная, грубая карта русла.

- Благодарю, - пришел в должное время ответ капитана. - Вы уже вступили в устный контакт с рулевыми?

- Пока еще нет, но мы не спускаем с них глав, они уже забрались внутрь. Я уверен, очень скоро они обнаружат передатчик на командном посту, хотя, подозреваю, имеются некоторые другие места, которые они захотят посетить в первую очередь. Запас воздуха в гермокостюмах, должно быть, уже весьма мал.

Предположение оказалось верным. Всего лишь несколько минут ушло у рулевых на то, чтобы удостовериться: крейсер покинут, большая часть оборудования системы жизнеобеспечения исчезла. Следовало немедленно проверить состав воздуха на борту корабля: не проник ли туда кислород снаружи? Ни один из них не знал никаких, хотя бы самых приблизительных тестов, позволяющих убедиться в наличии кислорода, не знал, какие меры в подобном случае предпринимались Бордендером и его коллегами. Они уже были готовы проверить содержание кислорода весьма отчаянным способом - по запаху, когда до Битчермарлфа дошло, что, по чисто научным соображениям, на борту могли оставить один из передатчиков и что человеческие существа чем-то смогут помочь. В лаборатории его не оказалось, но командный пост - следующее наиболее вероятное место, и голос Битчермарлфа спустя всего десять минут после того, как рулевые оказались на борту корабля, уже мчался сквозь пространство к орбитальной станции людей.

Бендж не стал спешить с поздравлениями, когда услышал вопрос Битчермарлфа, и сразу же передал его Дондрагмеру. Капитан, созвав ученых, обрисовал ситуацию, и в последующие полчаса связь была исключительно насыщенной: Бордендер все объяснял Бенджу, Бендж - Битчермарлфу, Битчермарлф, повторив объяснения, отправлялся в лабораторию для проверки материалов и оборудования, затем возвращался обратно на командный пост, чтобы уточнить кое-какие детали...

В конце концов, все стороны, участвующие в беседе, почувствовали себя уверенными, что все инструкции поняты правильно. Во всяком случае, Бендж, оказавшийся центром переговоров, определенную уверенность испытывал. Он достаточно разбирался в химии и физике, чтобы понять: ничего, в принципе, взорваться не должно, даже если Битчермарлф и допустит какую-то ошибку. Единственно, о чем он беспокоился, так это о том, что его друг может провести тесты немного неаккуратно и не заметить опасную концентрацию кислорода. И какова степень риска - только опасность от отравления? Или смесь водорода с кислородом таила в себе еще что-нибудь? Да, Бендж был полностью уверен: смесь кислорода с водородом обладала и другими качествами.

И Бендж оставался в весьма сильном напряжении, пока Битчермарлф не вернулся на командный пост с сообщением, что оба теста завершены. Катализатор, связывающий свободный кислород путем ускорения его реакции с аммиаком, по-прежнему активно действовал, и концентрация паров аммиака в воздухе корабля оставалась достаточно высокой. Рулевые уже сняли гермокостюмы и не чувствовали запаха кислорода, хотя, конечно, это не слишком надежный показатель. Люди вот, например, не всегда ощущают запахи.

По крайней мере, оба рулевых могли прожить на борту корабля какое-то время. Прежде всего они вручную привели в действие насос, подающий в ферментную цистерну водород, и испытали громадное удовлетворение от того, что большая часть растений жива. Следующей проблемой была навигация.

Бендж сообщил своему другу все, что знал, об их нынешнем местоположении, о местоположении команды, а также о направлении и скорости движения "Квембли". Никаких проблем с использованием этой информации не возникло. Битчермарлф определил направление дрейфа достаточно легко, поскольку были видны звезды, и он располагал отличным магнитным компасом. Магнитное поле Дхрауна, в значительной степени более сильное, чем магнитное поле Земли, повергало в ужас ученых, разбивая устоявшиеся представления об определенном соотношении между магнитным полем и периодом обращения для обычных планет.

Дискуссия, вызванная разработкой детального плана действий, оказалась короче предыдущей, касавшейся теста на кислород, хотя и она прерывалась довольно длинными паузами. И Дондрагмер, и рулевые отлично понимали, что надлежало сделать и каким образом.

Битчермарлф был намного моложе Такуурча, но вопрос о том, кто занимает руководящее положение на борту, ни у кого не возникал. К тому же Бендж всегда обращался к Битчу по имени, а не просто формально вызывал "Квембли", что тоже добавляло авторитета молодому рулевому. Изи и некоторые другие подозревали, что Такуурч, несмотря на свою готовность обсуждать свои собственные прошлые достижения, вовсе не выказывал большого желания принимать на себя ответственность. Он более склонялся к тому, чтобы принимать предложения Битчермарлфа - или сразу же, или после не очень настойчивых возражений.

- Мы все еще дрейфуем, и если только у этой реки нет каких-нибудь странных изменений русла ниже по течению, мы так никогда и не приблизимся к остальным для оказания помощи, - наконец заключил младший рулевой. - Первейшая наша задача - установка лопастей на некоторые из тележек с энергоблоками. Если устанавливать лопасти на все тележки, мы никогда не закончим, так что возьмем пару тех, что поближе к корме, да несколько в центре - для контроля за движением. А поскольку энергоблоки останутся и на других тележках, у нас будет выбор: либо спокойно плыть, либо, подплыв к берегу, выбраться на сушу. Я и Так немедленно выходим наружу и начинаем работать. Присматривай за нами, как сможешь, Бендж. Передатчик мы оставляем там же, где он сейчас.

Битчермарлф не стал ждать ответа. Он и его спутник тут же надели гермокостюмы и достали лопасти, специально сконструированные для надевания на гусеницы. Их проверили на Месклине, но на Дхрауне еще никогда не использовали, поэтому никто не знал, как они будут работать в действительности. Площадь их была невелика, поскольку рабочее пространство для них ограничивалось небольшим зазором над тележками, и часть этого пространства занимал пластиковый шит, упираясь в который, лопасти, когда они скользили по верхней стороне тележки, опускались вниз, образуя плоскую поверхность. Тем не менее, считалось доказанным, что они обеспечивают какую-то тягу, какую именно - предстояло еще узнать. "Квембли", который сейчас дрейфовал в водоаммиачном растворе, имел более высокую посадку, чем в океане мира, где его собирали.

Установка лопастей и щита для двоих рабочих была делом весьма долгим и нелегким. Детали можно было брать лишь по одной за раз, поскольку не имелось места, куда бы их положить, - крейсер был на плаву. И страховочные фалы тоже постоянно мешали. Клешни месклинита не так удобны, как человеческие пальцы, хотя неудобство это частично восполнялось тем, что их обладатель мог использовать три пары одновременно и полностью согласованно: у него не существовало такой асимметрии, как правосторонняя или левосторонняя ориентация у людей.

Еще одной из причин беспокойства явилась необходимость в искусственном освещении. Как оказалось, установка двенадцати лопастей и одного щита на каждую из трех тележек заняла у них пятнадцать часов. А если бы на каждой из тележек работать вчетвером, то, как заверил Битчермарлф Бенджа, на все ушло бы два часа, не больше.

К этому времени стало ясно, что "Квембли", несмотря на то что продолжает двигаться, уже не удаляется от лагеря Очевидно, судно попало в некое подобие водоворота диаметром около четырех миль. Битчермарлф воспользовался этим, когда полностью подготовился к включению моторов: он выждал, пока люди-аналитики точно не подтвердили, что его уносит на юг, после чего запустил все три килевых двигателя. В течение нескольких секунд вроде бы ничего не происходило, но затем рулевые и люди вместе с ними заметили, как огромный корпус корабля мало-помалу начал двигаться вперед. Месклинитам, находящимся на мостике, была видна небольшая волна, расходящаяся от носа движущегося корабля, люди же, наблюдая за кормовой частью, различили легкую рябь сразу позади корпуса судна.

Битчермарлф заложил руль круто влево, нацеливая нос на Сол и Фомальгаут. Почти с полминуты он гадал, получилось или нет, но потом звезды над головой устремились вправо - длинный корпус корабля начал свой величественный разворот. Однако теперь пришлось приложить немало усилий, чтобы его остановить. Битчермарлф повторял эту процедуру не один раз, выворачивая руль то в одну, то в другую сторону, прежде чем почувствовал: судно слушается. Затем, в течение почти целого часа, ему удавалось удерживать движение корабля в южном направлении, хотя сначала он даже понятия не имел, каким курсом они идут. Исходя из информации, поступившей ранее, он мог лишь догадываться, что водоворот сначала нес бы "Квембли" в том же самом направлении, после чего, вероятнее всего, завернул его на восток.

Прошло какое-то время, - и вот антенны направленного действия, установленные на спутниках, и компьютеры на станции смогли подтвердить это предположение. Но едва лишь это подтверждение поступило, как нос "Квембли" мягко врезался в землю.

Битчермарлф тут же переключил тягу на два дальних Носовых мотора, которые обладали своими источниками энергии, что позволяло не занимать лопастные двигатели, и крейсер тяжело выбрался на берег.

- Я выбрался из озера, - доложил он. - Теперь новая проблема. Если я двинусь вперед по суше, не снимая лопастей, они быстро износятся. Если же выяснится, что я на острове, или мне еще по какой-то причине придется вернуться на воду, уйдет чертова уйма времени снимать их, а потом снова устанавливать. Я могу отправиться на разведку пешком, оставив судно на месте, чтобы выяснить, есть ли какие-нибудь шансы остаться на берегу. Это займет какое-то время, но, конечно, не столько, как если бы мне пришлось ждать рассвета. Я с удовольствием выслушаю советы от вас, люди, или приказы от капитана. Мы будем ждать.

Дондрагмер, как только ему передали сообщение, ни секунды не медлил с ответом:

- Никуда не выходи. Подожди, пока картографы там, наверху, не решат, на той ли ты стороне реки, что и мы, или нет. Насколько я представляю себе карту по их описаниям, существует большая вероятность, что водоворот отнес тебя на восточную сторону, и тогда ты на правом берегу, тогда как мы - на левом. Даже если они будут не совсем уверены в этом, спускайся обратно на воду и двигайся на запад, пока они не решат, что ты миновал реку... нет, подожди. Есть еще одна идея. Следуй на запад, пока они не решат, что ты находишься прямо напротив самого устья реки, а затем вновь поворачивай на юг. Мне хотелось бы выяснить, сможешь ли ты хоть с какой-нибудь скоростью двигаться вверх по течению. Я знаю, это будет довольно медленно, вполне может оказаться, что в некоторых местах у берега ты вообще не сможешь пройти.

- Я все передам, капитан, и Битчу, и картографам, - ответил Бендж. - Я также попытаюсь достать копию карты, его поможет нам спасти уйму времени.

Определить направление оказалось задачей не из легких. Вопрос о местоположении "Квембли" решился довольно быстро, но вот направление реки, по которой судно спустилось к озеру, осталось загадкой. Замеры были сделаны во многих местах, но они лишь показали, что река чрезвычайно извилиста. После некоторого обсуждения все сошлись на том, что Битчермарлфу лучше вернуться на воду и взять курс на запад, держась как можно ближе к берегу, предпочтительно не выпуская его на виду, насколько позволят прожекторы и наклон дна. Если ему самому удастся найти устье реки, то, как и сказал Дондрагмер, он должен идти вверх по течению; если же нет, следовало продолжать путь вдоль берега до тех пор, пока люди наверху не уверятся, что он миновал устье, после чего необходимо повернуть на юг.

Как выяснилось, не составило особого труда провести "Квембли" вдоль берега, и без всяких приключений через два с лишним часа судно достигло устья. Сама река, вытянувшись в западном направлении, образовывала широкую излучину, которую, пока отслеживали путь крейсера вниз по течению, почему-то совершенно выпустили из виду. Потом река снова поворачивала и впадала в озеро со стороны западного склона, в результате чего, вероятно, и появлялся тот самый, движущийся против часовой стрелки водоворот. Один из планетографов заметил, что в данном случае кориолисово ускорение ни при чем: озеро находилось всего лишь в семи градусах от экватора, да к тому же на южной стороне планеты, период оборота которой составляет два месяца.

В дельте, где береговая линия резко сворачивала на север, пришлось помучиться. Битчермарлф у руля и Такуурч на левом крыле мостика развернули судно, обходя то появляющийся, то исчезающий полуостров. Несколько раз, когда машины зарывались в мягкий донный ил, приходилось резко сбрасывать скорость, но, в конце концов, преодолев трудности, корабль вышел на чистую воду и устремился вверх по течению.

Течение на проверку оказалось не таким уж быстрым, но все же "Квембли" пока не давали полный ход. Месклиниты не спешили: Дондрагмер отпустил шесть часов, а если понадобится, и больше, чтобы определить истинную силу течения. За это время они продвинулись вперед на десять миль. При такой скорости крейсер должен был достигнуть лагеря через день или два, то есть где-то через неделю по земному времени.

Все планы рухнули из-за обыкновенного нежелания чуточку подождать. И в этом, естественно, ни в коем случае не следовало винить месклинитов. Именно Аукойн, от лица всех людей, решил, что полторы мили в час - скорость плавания - это, в общем-то, слишком мало. Дондрагмер так не считал, но согласился, что, так и быть, пусть крейсер выбирается на твердую почву и заодно проводит исследования. На основании общего решения, он приказал Битчермарлфу поворачивать на запад, к виднеющейся там земле, которая, очевидно, была берегом реки. На первый взгляд, земля казалась проходимой. Терзаемый дурными предчувствиями, капитан отдал рулевому приказ убирать лопасти.

Снимать лопасти было куда легче, чем ставить их, тем более что теперь крейсер находился на земле. Детали можно было складывать рядом, и автоматически отпадала надобность в страховочных фалах.

Бендж, когда в следующий раз посетил отсек связи, обнаружил, что "Квембли" уже плавно движется на юг со скоростью десять миль в час. Окружающий ландшафт был ровным, лишь изредка попадались случайные выходы на поверхность скальных пород, да еще то тут, то там виднелись группки низкорослого кустарника - наивысшей формы жизни, пока обнаруженной на Дхрауне. Почва в основном состояла из затвердевших осадочных пород - планетологи сочли, что равнина раньше была сокрыта водами озера или реки, и даже Бенджу это показалось довольно правдоподобным.

Как и прежде, Битчермарлф горел желанием поговорить, но сразу было видно, что теперь он стал каким-то рассеянным. И он, и Такуурч постоянно всматривались вперед, насколько позволяли их зрение и прожекторы "Квембли". Не было никакой гарантии, что сейчас впереди вдруг не возникнет огромный камень или какое-нибудь другое препятствие; без радара они могли позволить себе максимум десять миль в час. Чуть быстрее - и они ничего не успеют рассмотреть в свете прожекторов. Когда же возникала необходимость в ремонтных работах, например в починке генератора воздуха, они останавливали крейсер и совместными усилиями справлялись с возникшей проблемой. Одной пары глаз, как они считали, недостаточно, чтобы уследить за всем.

Но часы шли, и постепенно ими начинала овладевать предательская уверенность, что опасности никакой быть не может; что позади уже много миль, а они ни разу не сменили курс, разве что подошли поближе к реке, чтобы случайно не упустить ее из виду. Человек потихоньку начал бы прибавлять скорость. Но для месклинитов это был знак, что надо остановиться и немного передохнуть. Даже Такуурч понимал, что, когда им начинает овладевать искушение пойти против законов элементарного здравого смысла, значит, с ним происходит что-то не то.

Как-то, подойдя к экранам и увидев судно замершим на месте, Аукойн предположил, что это обычная остановка для починки в очередной раз вышедшего из строя генератора воздуха. Однако вскоре он заметил одного из месклинитов, лениво раскинувшегося на мостике; моторы все были выключены, вокруг раскинулась пустынная равнина. На вопрос, почему судно не движется, Такуурч, не долго думая, ответил, что он начал привыкать. Администратор покинул отсек связи в весьма задумчивом расположении духа.

Тем не менее, все эти меры до сих пор оправдывали себя, или, во всяком случае, так казалось.

Через несколько десятков миль на их пути все чаще стали встречаться выходы скальных пород, правда, не такие большие, как раньше, но теперь они теснились друг к другу и стали непонятно заостренными на вид. Планетологи строили догадки - ни на чем, как правило, не основанные из-за отсутствия элементарной информации о стратиграфии планеты. Основную часть ландшафта все еще составляли затвердевшие осадочные породы, но наблюдатели подозревали, что слой их вскоре может резко уменьшиться и что спустя некоторое время "Квембли" выйдет на тот же голый камень, на котором и был разбит лагерь Дондрагмера.

Теперь рулевому приходилось периодически сворачивать то вправо, то влево, чтобы объехать скальные обнажения, зачастую приходилось даже сбрасывать скорость.

Несколько раз за прошедшие пару часов планетологи жалобно просили остановиться, пока не поздно, и собрать образцы осадочной породы, по которой движется крейсер, и ничего, если камни будут слишком большие. Аукойн, сославшись на то, что прежде чем образцы достигнут станции, пройдет минимум год, а то и два, отказал в просьбе. Ученые возразили, что все-таки куда лучше ждать год, чем не получить образцов никогда.

Но в следующий раз "Квембли" остановился только по инициативе Битчермарлфа. Причиной остановки послужил, на первый взгляд, незначительный факт: почва впереди по курсу казалась чуточку темнее, однако граница между нею и поверхностью земли под судном была весьма четкой. На экране это практически было не видно, но месклиниты, одновременно заметив перемену в ландшафте, без лишних слов сошлись на том, что здесь следует провести небольшую разведку. Битчермарлф вызвал станцию и, сообщив людям и своему капитану, что он и Такуурч на время покидают корабль, кратко обрисовал ситуацию. Едва послание было переведено, как тут же два планетолога кинулись к Изи и попросили ее буквально настоять на том, чтобы месклиниты, возвращаясь на борт, захватили с собой образцы. Она признала, что в данных обстоятельствах даже Аукойн не стал бы возражать, и согласилась передать просьбу ученых, когда снова свяжется с Дондрагмером.

Тем временем капитан дал свое согласие на вылазку, внеся при этом две поправки: чтобы за месклинитами наблюдали через экран с мостика и чтобы прожекторы были включены на полную мощь. Отменить намеченную вылазку никто не решился: Аукойн при этом не присутствовал.

Как оказалось позднее, вылазка себя полностью оправдала. Примерно в сотне ярдов впереди, чуть дальше того места, куда достигал свет прожекторов, их путь пересекал небольшой ручей, впадающий затем непосредственно в реку. Переместив свет прожекторов вправо, рулевые заметили, что приток этот, появляясь откуда-то с севера, некоторое время идет параллельно курсу крейсера, потом огибает его и исчезает из виду на северо-западе. Таким образом, "Квембли" оказался на полуострове в двести ярдов шириной и примерно столько же длиной. С востока, то есть слева, несла свои воды река, а со всех других сторон судно окружал тот самый ручеек. И месклиниты, и люди пришли к выводу, что изменение в цвете почвы, которое, собственно, и привлекло внимание рулевых, произошло в результате ее увлажнения потоком.

Снаружи, даже при нескольких дополнительных прожекторах, линия раздела была еще меньше заметна, чем с мостика. Как рассудил Битчермарлф, во всем виновата ограниченность поля зрения. Команда, состоящая из Битчермарлфа и Такуурча, наскребла и рассовала по контейнерам взятые с той и с другой стороны границы образцу почвы, а затем рулевые направились взглянуть на поток. Он оказался довольно быстрым, но небольшим - шириной всего в три-четыре длины тела, уровень жидкости находился дюйма на два ниже почвы, в которой он пробивал свой путь. Быстро посовещавшись, двое месклинитов развернулись спиной к реке и пошли вверх по течению ручья. По виду они ничего не могли сказать о составе жидкости в ручье, но бережно наполнили бутылочку для дальнейшего исследования.

Спустя некоторое время они подошли к месту, где ручей сворачивал, и сразу поняли, что появился он здесь лишь недавно: даже невооруженным глазом было видно, как ручей буквально вгрызается в берега, унося с собой кусочки осадочных пород. Теперь, стоя на самом повороте, они не только увидели, но и ощутили, как ручей подтачивает их берег Битчермарлф, встав на самый край, вдруг почувствовал, что почва под ним начала обваливаться, кусок берега отделился, и мгновение спустя месклинит очутился в ручье.

Протока оказалась глубиной около дюйма, поэтому он воспользовался случаем и, прежде чем выбраться на сушу, взял еще один образец, теперь с самого дна ручья. Месклиниты решили еще минут десять пройти вверх по течению: Битчермарлф пошел прямо по воде, Такуурч следовал за ним по берегу. Еще до исхода отпущенного ими самим себе времени они наткнулись на источник, откуда брал свое начало поток. Это был родник, бьющий примерно в полумиле от "Квембли" и закручивающий яростные водоворотики там, где его подпитывало подземное течение. Битчермарлф, неосторожно решив исследовать центр источника, был сбит с ног и отброшен назад.

Итак, их маленькую экспедицию можно было считать законченной: камеры у них не было, а все возможные образцы уже собраны, поэтому они вернулись на "Квембли" и на словах описали увиденное ими.

Даже ученые согласились, что теперь пора возвращаться в лагерь, где Бордендер и его команда могли бы заняться образцами. Битчермарлф привел крейсер в движение.

Судно приблизилось к ручейку и начало переваливать через него, корабль слегка содрогнулся, когда двигатель угодил в зону родничка, но на мостике этого даже не почувствовали.

Следующие восемь секунд прошли спокойно.

"Квембли" уже почти перевалил через ручей, когда твердая почва вокруг него вдруг начала превращаться в грязь. Мостик слегка подкинуло, на экранах орбитальной станции это выглядело так, будто детали окружающего ландшафта чуть подпрыгнули.

Движение вперед почти сразу же прекратилось. И хотя винты продолжали работать, толку от них было мало: они беспомощно завязли в той липкой грязи, в которую вдруг превратилась почва. Ни тяги, ни опоры не было. "Квембли" начал оседать. Так он опускался до тех пор, пока полностью не исчезли двигатели, затем, плюхнувшись днищем, корабль начал тонуть, пока почти целиком не ушел в полужидкую трясину. Остановили движение судна два скальных обнажения - одно из них подцепило судно за корму, другое же врезалось справа по борту в десяти футах от главного шлюза. Раздался громкий скрежет, корпус крейсера качнулся вперед, потом налево и застрял окончательно.

  В тот же миг, как вовремя предупредило Битчермарлфа его обоняние, где-то лопнула обшивка. Внутрь заструился кислород.