15. СУТЬ

Голосов пока нет

Хол КЛЕМЕНТ
 

ЗВЕЗДНЫЙ СВЕТ
 

- В общем, все сводится к тому, - заявил Аукойн со своего места во главе стола. - Что у нас есть выбор: послать баржу вниз, на поверхность планеты, или не послать. Если не пошлем, "Квембли" и два месклинита, оставшиеся на борту, потеряны для нас, а Дондрагмер и его команда будут пребывать в бездействии до тех пор, пока спасательный крейсер, например "Каллифф", не доберется до них из Поселка. К сожалению, если мы и попытаемся посадить баржу, велика вероятность, что это не поможет: мы не знаем, почему почва не выдержала веса "Квембли", и нельзябыть уверенным, что то же самое не произойдет с баржей где-нибудь поблизости.

Потеря баржи была бы совершенно некстати. Даже если сначала сделать посадку у лагеря Дондрагмера и переправить его с командой на крейсер, мы все же рискуем потерять баржу, а ведь неизвестно, сможет ли команда отремонтировать свой корабль. Доклады Битчермарлфа в этом смысле не обнадеживают: они нашли и законопатили места основных протечек, но по-прежнему, время от времени, кислород проникает внутрь корпуса, и уже несколько цистерн системы жизнеобеспечения непоправимо отравлены. До сих пор рулевые справлялись с очисткой, а также латали дыры с помощью других, уцелевших деталей, но это не может длиться до бесконечности, пока существуют протечки. И кроме того, ни Битчермарлф, ни Такуурч ничего не предложили насчет того, как высвободить крейсер из этой жижи, в которой они застряли. 

Есть и еще один веский аргумент против высадки баржи на Дхрауне. Если использовать дистанционное управление, придется учитывать шестидесятисекундное запаздывание на любую команду - тогда о каком же управлении вообще можно говорить? Так что этот вариант исключается. Можно, конечно, запрограммировать бортовой компьютер на автоматическое управление, но, как уже было в свое время доказано - когда кое-кто пытался совершить автоматическую посадку вдали от Земли, - риск очень велик. С таким же успехом можно преподать быстрый урок управления этой штукой месклинитам!

- Только не надо упирать на то, что последнее предложение выглядит нелепым. Алан, - мягко сказала Изи. - "Квембли" - просто первый из крейсеров, который, кажется, попал в непоправимую беду. Дхраун - очень большой мир, нам мало известно о нем, и, подозреваю, скоро, рано или поздно, у нас не останется лэнд-крейсеров для проведения спасательных и любых других работ. Кроме того, даже я знаю, что управление баржей сдублировано с компьютером, то есть с управлением типа "нажми-на-ту - кнопку-куда-хочешь-лететь". Я признаю, что даже и в этом случае шансы на успех невелики - один к десяти или даже ниже, что любой, кто попытается на этой машине совершить перелет от одного места к другому на Дхрауне, да еще не имея при этом никакого опыта полетов, скорее всего погибнет, но есть ли у Битчермарлфа и Такуурча хотя бы и такие шансы остаться в живых, не располагая ничем другим?

- Мне кажется, есть, - тихо ответил Аукойн.

- Какие же, во имя всего сущего? - не выдержал Мерсерэ. - Мы уже здесь немало...

Изи подняла руку, и либо жест, либо выражение ее лица заставили Бойда замолчать.

- Вы можете порекомендовать другой способ, дающий реальные шансы на спасение? И кому - "Квембли", или двум его рулевым, или команде Дондрагмера?

Аукойн имел совесть, поэтому густо покраснел, однако голос его прозвучал твердо.

- Я уже упоминал об этом ранее, если Бойд помнит, - заявил он. - Надо послать "Каллифф" из Поселка, чтобы подобрать их всех.

Последовало несколько секунд молчания. На лицах сидевших за столом мелькнуло выражение удивления. Наконец заговорил Иб Хоффман.

- Вы полагаете, Барленнан одобрит это решение? - с невинным видом спросил он.

- В общем, все сводится к тому, - сказал Дондрагмер Кабремму. - Что мы можем оставаться здесь и ничего не делать, пока Барленнан не пришлет спасательный крейсер из Поселка. Полагаю, он сумеет придумать причину, которая не покажется людям слишком притянутой за уши, поскольку он не поступил точно так же в случае с "Эскетом".

- Ну, это нетрудно, - согласился первый офицер "Эскета". - Тогда одно из человеческих существ было против посылки крейсера, и командир просто позволил ему выиграть спор. На этот раз он может повести себя тверже.

- Похоже, тогда у некоторых из людей зародились кое-какие подозрения. Впрочем, неважно. Если ждать здесь, то неизвестно, сколько продлится ожидание: ведь мы не знаем, имеется ли наземный путь от Поселка к этому месту. Ты прибыл сюда с шахт по воздуху, а мы часть пути проплыли.

Если же мы решим не ждать, то нам остаются две возможности. Во-первых, можно поэтапно передвигаться к "Квембли", неся оборудование систем жизнеобеспечения на себе, останавливаясь для его установки и подзарядки. Думаю, со временем мы доберемся до корабля. Вторая возможность - двигаться таким же образом к Поселку, чтобы встретить спасательный крейсер, если таковой выйдет нам навстречу, или добраться до Поселка пешим порядком, если спасательного крейсера не будет. Уверен, когда-нибудь мы доберемся даже туда, в конце концов. Но если мы и достигнем "Квембли", что толку? Нет никакой уверенности, что удастся отремонтировать его; если люди полностью адекватно передали ощущения Битчермарлфа, это кажется сомнительным. В общем, мне не нравятся обе эти возможности, потому что они подразумевают огромные затраты времени впустую. Есть кое-что получше, чем тащиться по поверхности этого мира.

- Что ты имеешь в виду? - оживился Кабремм.

- По-моему, было бы гораздо лучше использовать твой воздушный шар - либо для спасения моих рулевых, если будет принято решение бросить "Квембли", либо для переправки моей команды и оборудования к тому месту, где он сейчас находится.

- Но это...

- Конечно, это, так сказать, "потопит весь плот", поскольку напрямую коснется "Эскета". Но использование вертолета Реффела произведет то же впечатление: какую бы ложь мы ни придумали, как объяснить, что произошло с передатчиком, установленным на вертолете, чтобы люди не поняли, что случилось? И я просто не уверен, что наш план стоит такой жертвы, как жизни месклинитов, хотя и признаю, что он стоит риска, конечно; в ином случае я бы не согласился с планом.

- Я слышал об этом, - ответил Кабремм. - Никто так и не смог убедить тебя, что существует весьма серьезная опасность оказаться в полной зависимости от существ, которые просто не могут, наверное, воспринимать нас как разумный вид, как себе подобных.

- Совершенно верно. Но помни и то, что некоторые из них так же отличаются друг от друга, как они сами - от нас. У меня уже сложилось свое мнение о чужаках к тому времени, когда один из них ответил на мой вопрос о дифференциальном подъемнике четко, в деталях, и подготовил для меня первый урок по использованию математического аппарата в науке - даром. Я понимаю, что люди различаются между собой, как и мы сами. И, конечно же, тот, кто отговорил Барла от посылки помощи "Эскету", должен весьма отличаться, в пределах вида, от миссис Хоффман или Чарльза Лэкленда, но никогда и ни за что я не стану испытывать к ним недоверия, как, похоже, испытываешь ты. И если уж на то пошло, Барленнан, по-моему, тоже не испытывает такого недоверия; он не раз уже менял свое мнение по этому поводу, вместо того чтобы спорить со мной, а Барленнан - просто не Барленнан, если не уверен, что он прав. И мне кажется, что самая правильная идея - "прикрыть парусами" весь наш план и прямо попросить помощи у людей в деле с "Квембли". По крайней мере, можно рискнуть обнаружением всех трех воздушных шаров неподалеку от крейсера.

- Их больше уже не три.

Кабремм, хоть и понимал, что это не относится к делу, был рад сменить тему.

- Карфренгин и четверо матросов пропали на "Элше" вот уже два дхраунских дня назад, - добавил он.

- Эти новости до нас еще не дошли, - произнес Дондрагмер. - И как же прореагировал командир? Я склонен думать, что, если мы начнем терять персонал по всем точкам карты, у него появится соблазн попросить помощи у людей.

- Он сам еще об этом не слышал. Мы направили поисковые наземные партии, используя тележки, которые сняли с "Эскета", и, пока все тщательно не проверим, пока не подготовим подробный и полный доклад, не хотим ничего сообщать.

- И сколько же ждать, пока он не станет полным? Карфренгин и его экипаж к этому моменту уже могут погибнуть. На воздушных шарах оборудование жизнеобеспечения не протянет так долго.

Кабремм сделал волнообразное движение, соответствующее человеческому пожиманию плечами:

- Поговори об этом с Дестигметом. У меня хватает и своих забот.

- А почему твой воздушный шар не использовали для поисков?

- Использовали. Вплоть до наступления темноты. Надвигается какая-то новая река, очень медленно, но скоро она все-таки накроет весь второй поселок, если только не остановится. Она уже достигла "Эскета", и тот начал заваливаться, именно поэтому мы смогли так быстро и легко снять тележки. Дестигмет послал меня назад, чтобы я проследовал по маршруту ледника и попытался определить, будет ли он наступать долгое время или это наступление кратковременное. Мне, по всей видимости, не следовало забираться так далеко, но я не смог заставить себя остановиться. И на всем протяжении река ведет себя с завидным постоянством: то она твердая, то - жидкая; это самое поразительное, с чем до сих пор мне приходилось сталкиваться на этой планете. Нет никакого шанса на то, что лед остановит свое наступление, и с поселком у "Эскета" практически покончено.

- И, конечно же, Барленнан об этом тоже еще не слышал?

- Не было никакой возможности сообщить ему. Мы обнаружили, что лед надвигается, лишь перед самым наступлением ночи. А до тех пор он был всего лишь утесом в нескольких дюжинах кабельтовых от шахты.

- Другими словами, мы потеряли не только моего первого офицера и вертолет, но еще и воздушный шар с пятью членами экипажа, а заодно уж и весь проект с "Эскетом", и, наверное, мой "Квембли" впридачу. И ты по-прежнему считаешь, что мы не должны прекратить этот обман, не должны рассказать всю правду людям и попросить у них помощи?

- Да. Стоит им узнать, что у нас здесь столько разных неприятностей, они, наверное, решат, что мы бесполезны для них и бросят нас здесь.

- Чепуха. Никто не бросает вот так, на ветер, проекты, в которые вложена такая уйма затрат. Впрочем, ладно, не стоит спорить: так или иначе, это бесполезно. Я хотел бы...

- Что ты действительно хотел бы, - перебил его Кабремм, - так это найти какой-то предлог, чтобы "выплеснуть всю бочку" своим кислорододышащим друзьям.

- Ты же знаешь, я бы этого не сделал. Я полностью готов полагаться на свои собственные суждения, однако достаточно разбираюсь в истории, чтобы с опасением относиться к сиюминутным изменениям самых основ утвержденной политики.

- И то хорошо. Ничего плохого нет в том, что тебе нравится кое-кто из людей, но не все они такие, как Хоффман. Ты сам это признал.

- В общем, все сводится к тому, - обратился Барленнан к Бендивенсу, - что мы здорово поторопились с посылкой Дисленвера к "Эскету" с приказом "захлопнуть" все передатчики, находящиеся на его борту. Казалось, вопрос с "Эскетом" как-то утих, но это снова вдохнет в него жизнь. Мы все еще пока не готовы для основного дела, и этот момент наступит через год, не ранее. Я не сожалею о том, что пришлось вынудить людей задуматься об опасности со стороны аборигенов, однако команда Дестигмета не сможет сыграть свою роль, пока они не изготовят как можно больше механического и электрического оборудования собственной конструкции - оборудования, которого, как считают люди, у нас нет. И, конечно, пока опасность со стороны аборигенов не станет казаться вполне реальной, вряд ли люди предпримут шаги, которых мы от них хотим. Если бы имелась какая-то возможность отправиться вслед за Дисом и отменить приказ, я бы это сделал. И еще я сожалею о том, что не осмелился одобрить твои эксперименты с радио и установить передатчик на "Диди".

- Ну, последнее вполне поправимо, и я буду рад поработать над этим, - ответил Бендивенс. - Конечно, люди могут засечь радиоволны, но если мы ограничимся короткими и редкими передачами и будем использовать простые коды типа "да - нет", то они, наверное, не сумеют определить источник радиоволн. Тем не менее, уже поздно: Дисленвера не догнать.

- Правда. Хотелось бы мне знать, почему никто там, наверху, более ни слова не сказал о Кабремме. Последний раз, когда я разговаривал с миссис Хоффман, у меня создалось впечатление, что она уже не так сильно уверена, что и в самом деле видела именно его. Ты не думаешь, что она действительно сделала ошибку? Или, быть может, человеческие существа пытаются проверить нас, как я хотел проверить их? Или Дондрагмеру удалось сделать нечто такое, что сняло нас с этого рифа? Если она действительно ошиблась, то нам снова придется обдумывать все с самого начала...

- А как насчет того, другого, сообщения, о котором мы более ничего не слышали, - о том, что по палубе "Эскета" что-то прокатилось? - вопросом на вопрос ответил ученый. - Что, если это был еще один тест? Или, быть может, там действительно происходит нечто подобное? Помнишь, у нас же не было никакого контакта с этой базой в течение ста пятидесяти часов? И если на "Эскете" в самом деле что-то передвигается, то очень плохо, что у нас нет никаких сведений и мы не можем предпринять никаких разумных действий. Знаешь, я не имею ничего против самого плана с "Эскетом", но все-таки ужасно надоедает, когда не можешь доверять своим данным.

- Если с "Эскетом" что-то случилось, нам просто придется положиться на суждения Диса, - ответил командир, игнорируя последнюю фразу ученого. - На самом деле главная проблема - "Эскет". Настоящий вопрос в том, что делать с Дондрагмером и с "Квембли". Думаю, у него имелась весьма веская причина покинуть корабль и позволить ему дрейфовать дальше, но результаты этого решения оказались несколько неуклюжими. Тот факт, что пара его матросов осталась на борту, еще более осложняет ситуацию. Если бы не это, мы могли бы просто забыть о "Квембли" и выслать "Каллифф", чтобы он подобрал всех.

- А почему нельзя выслать его сейчас? Разве человек Аукойн не предложил это?

- Предложил. Я ответил, что должен подумать.

- Почему?

- Потому что один шанс из десяти, а может быть, один из ста, что "Каллифф" доберется туда вовремя, что для двух матросов будет от этого какая-то польза. Помнишь то снежное поле, которое пересекал "Квембли" еще до первого паводка? Как ты полагаешь, на что похоже вся та территория сейчас? И как долго, ты думаешь, двое месклинитов, хотя и компетентных в своем деле, но не имеющих специального технического или научного образования, смогут протянуть в этом постоянно протекающем корпусе? Конечно, мы могли бы признаться во всем, рассказать людям, как связаться с Дестигметом через вахтенных, которых он держит у передатчиков "Эскета"; тогда люди могли бы сказать ему, чтобы он послал на помощь воздушный шар.

- Могли бы. И выкинули бы на ветер огромную проделанную работу. И разрушили бы то, что по-прежнему кажется многообещающей операцией, - задумчиво ответил Бендивенс. - И ты не хочешь этого. Во всяком случае, ничуть не больше, чем я сам. Но, конечно же, нельзя бросить и этих двух рулевых.

- Нельзя, - медленно согласился Барленнан, - но я вот о чем подумал: не слишком ли мы будет велик риск, если подождать еще одной возможности?

- Какой же?

- Если люди будут убеждены, что мы не в состоянии провести спасательную операцию, то, возможно, особенно если участие в обсуждении примут оба Хоффмана, они решат предпринять какие-то действия сами.

- Какие действия? Корабль, который они называют "баржей", может приземлиться только здесь, у Поселка, с помощью своего автоматического управления, если я правильно понял Спасательный План Номер Один. И, конечно же, баржа не может облететь всю планету, вылетев с орбитальной станции: если на исправление ошибок будет уходить по целой минуте, она тут же разобьется. И люди не могут спуститься на ней лично: баржа приспособлена для того, что спасти нас, там наш воздух и температура, да и тяготение на Дхрауне просто размажет человеческое существо по палубе.

- Только не недооценивай этих чужаков, Бен. Может быть, они и на самом деле не слишком изобретательны, но у их предков имелось предостаточно времени на то, чтобы продумать множество годных к употреблению идей, о которых мы вообще не имеем никакого представления. Я бы не стал рисковать матросами, если бы не чувствовал, что есть реальная возможность заставить людей воспринять мысль, будто они сами должны провести спасательную операцию. Это гораздо лучше, чем отказаться от нашего плана.

- В общем, все сводится к тому, - сказал Битчермарлф Такуурчу, - что каким-то образом мы должны найти время между затыканием дыр и очисткой нашего воздуха от отравы, чтобы убедить людей, что "Квембли" стоит спасения.

Лучше всего было бы привести его в движение нам самим, но сомневаюсь, что у нас это получится. И именно крейсер окажет решающее влияние на принятие решения. Твоя жизнь и моя не слишком много значит для людей, за исключением, быть может, Бенджа, который не командует там, наверху. Если корабль уцелеет, если мы сможем удержать в рабочем состоянии все эти цистерны, чтобы они снабжали нас едой и воздухом, и сами каким-то образом удержимся от случайного отравления кислородом, да еще при этом совершим что-нибудь невозможное в деле ремонта и высвобождения крейсера, только тогда, может быть, они убедятся, что стоит предпринять спасательную операцию. Если же спасательной операции не будет, нам придется проделать все это самим, хотя бы ради себя. Но если мы сможем через людей сообщить Барленнану, что "Квембли" на свободе и в полном порядке, это осчастливит многих, и особенно командира.

- Ты считаешь, что мы справимся? - спросил Такуурч.

- Ты и я - первые, кого необходимо убедить в этом, - ответил более молодой рулевой. - После этого убедить весь остальной мир будет куда как легче.

- В общем, все сводится к тому, - обратился Бендж к своему отцу, - что мы не станем рисковать баржей для спасения двух жизней, даже если именно для этого она здесь и находится.

- Ну, не совсем так, как ни смотри, - ответил Иб Хоффман. - Все-таки это часть аварийного оборудования, она предназначалась для использования в случае провала всего проекта, если придется эвакуировать Поселок, и такая вероятность не исключена. Есть также и много всякого другого, чего нельзя было проверить заранее. Например, выравнивание давления внутри крейсеров и в термокостюмах путем добавки аргона казалось вполне оправданным решением, но мы не могли быть полностью уверены в том, что при этом сами месклиниты не будут испытывать какие-нибудь побочные эффекты. Аргон инертен по земным стандартам, но то же касается и ксенона, являющегося довольно эффективным анестезирующим средством для людей. Живые организмы слишком сложны для безоговорочной экстраполяции, хотя месклиниты, кажется, имеют гораздо более простую физиологию, чем мы сами. Это может служить одной из причин, по которой они в состоянии переносить столь большие температурные перепады.

Но, главное, баржа настроена так, что может совершить посадку, только нацелившись на лучевой маяк рядом с Поселком; она не сможет приземлиться где-нибудь еще на Дхрауне. Конечно, ею можно управлять с помощью дистанционного управления, но только не с такого расстояния.

- Но разве нельзя изменить программу бортового компьютера баржи, так, чтобы он мог посадить корабль и в других местах, по крайней мере на достаточно плоской поверхности? Ответь мне: если бы речь шла о твоем друге, ты посадил бы баржу с помощью введенной программы или с помощью дистанционного управления, с такой задержкой?

- Помни, что на барже стоят протонные реактивные двигатели, ее масса покоя двадцать семь тысяч фунтов, и это создаст довольно-таки значительный всплеск даже при очень аккуратной посадке - при сорока-то "g", особенно если учесть, что реактивные двигатели настроены для уменьшения разброса.

Бендж нахмурился, задумавшись.

- Но почему мы не можем хотя бы немного приблизиться к Дхрауну и, таким образом, снизить запаздывание для дистанционного управления? - спросил он после нескольких секунд раздумий.

Иб удивленно взглянул на своего сына:

- Ты же знаешь - почему. Во всяком случае, должен бы знать. Масса Дхрауна примерно в три с половиной раза больше массы Земли, а его период обращения вокруг оси примерно пятнадцать сотен часов. И синхронная орбита, на которой мы находились бы над одной и той же долготой на экваторе, таким образом, чуть превышает шесть миллионов миль. Если, например, использовать орбиту высотой в сто километров над поверхностью планеты, то ты должен был бы двигаться со скоростью порядка девяноста миль в секунду и вращаться вокруг Дхрауна с периодом где-то около сорока минут. И ты смог бы наблюдать какую-то точку на его поверхности в течение одной-двух минут из этих сорока. А поскольку эта планета имеет площадь поверхности, равную примерно восьмидесяти семи площадям поверхности Земли, то сколько контрольных спутников тебе бы потребовалось для выполнения хотя бы одной посадки и взлета?

Бендж нетерпеливо отмахнулся.

- Все это я знаю, но ведь там уже целый рой этих станций - теневых спутников. Даже я знаю, что на них имеется ретрансляционное оборудование, поскольку они постоянно сообщают данные для компьютеров, находящихся здесь, на станции, и в любой момент по меньшей мере половина из них находится по другую сторону Дхрауна. Почему бы контролер, находящийся на одном из них, или корабль, примерно на той же высоте, не мог бы подключиться к их оборудованию и управлять посадкой и взлетом оттуда? Задержка в этом случае была бы не больше секунды или около того, даже если бы спутник и баржа оказались на противоположных сторонах планеты.

- Потому что... - начал было Иб и умолк.

И молчал он целых две минуты. Бендж не мешал его мыслям, занятый своими, которые проносились у него в голове весьма быстро.

- Придется на несколько минут прервать поток поступления нейтринных данных, пока идет перенастройка ретрансляционного оборудования, - наконец ответил Иб.

- И сколько уже лет они собирают одно и то же? - Бендж обычно не позволял себе проявлять иронию в отношении кого-то из своих родителей, но сейчас его чувства начали накаляться.

Отец молча кивнул, согласившись с замечанием, и продолжал думать.

Прошло, должно быть, минут пять, хотя Бендж мог бы поклясться, что гораздо больше, когда старший Хоффман неожиданно встал.

- Идем, сын. Ты совершено прав. Этого вполне достаточно для посадки с орбиты на поверхность и последующего старта с поверхности на орбиту. Для перелетов над поверхностью, правда, много даже задержки в одну секунду, но мы обойдемся без нее.

- Конечно! - с энтузиазмом подхватил Бендж. - Стартовать на орбиту, перевести дух, изменить орбиту, чтобы выбрать подходящую точку для посадки, и приземлиться.

- Это сработало бы, но пока говорить об этом преждевременно. Вот если ввести такие старты в привычку, тогда, действительно, произойдет значительный перерыв в поступлении нейтринных данных. И, помимо всего остального, я хотел найти какой-то предлог для подобных действий еще с того момента, как подключился к проекту. А теперь у меня таковой есть, и я собираюсь его использовать.

- Предлог для чего?

- Для исполнения того, ради чего, как мне кажется, Барленнан с самого начала пытался маневрировать нами: дать барже пилотов-месклинитов. Полагаю, со временем он захочет получить и межзвездный корабль, чтобы начать вести ту же жизнь в межзвездном пространстве, к какой он привык на океанах Месклина, но ему придется удовольствоваться лишь одним большим прыжком за раз.

- Так ты думаешь, именно этого он намеревался добиться с самого начала? Зачем ему беспокоиться, будут или нет у него собственные пилоты-месклиниты? А если и так, то почему было не реализовать идею сразу? Ведь для месклинитов такая задача вполне по силам?

- Конечно. Нет никаких сомнений, что они могут научиться управлению.

- Тогда почему же было не сделать это с самого начала?

- Не хочу читать тебе лекцию именно сейчас. Я был бы рад испытывать только гордость за свою расу, но, боюсь, объяснение поубавит твое уважение к самой человеческой сути, во всяком случае - к возможностям человека контролировать свои эмоции.

- Что ж, могу себе представить, - заметил Бендж. - Но тогда что заставляет тебя думать, что сейчас мы можем изменить ситуацию?

- Придется для пользы дела сыграть на наименее добропорядочных свойствах человеческого характера. Я направляюсь вниз, в лабораторию планетологии, и затеваю авантюру. Я собираюсь спросить химиков, что именно захватило в тиски "Квембли", и когда они ответят, что не знают, поскольку у них нет образцов этой дряни, я спрошу - как же так? Я спрошу: почему они до сих пор удовольствовались лишь сейсмическими нейтринными данными, когда с таким же успехом можно было анализировать минеральные образцы, доставленные сюда с каждой из точек, где останавливался, хотя бы минут на десять, месклинитский крейсер?

Если ты предпочитаешь воззвать к более высоким человеческим эмоциям, то заранее подготовь душераздирающие реплики о жестокости людей по отношению к твоему другу Битчермарлфу, оставшемуся по нашей вине медленно задыхаться в чужом мире, находящемся во многих парсеках от родного дома. Мы используем и эти аргументы, если придется вынести спор на более высокий уровень - скажем, на суд общественного мнения. Не думаю, что дело дойдет до этого, но сейчас я не в настроении ограничивать себя цивилизованной борьбой и чисто логическими аргументами.

И если Алан Аукойн начнет ворчать насчет цены управления баржей (мне кажется, он чрезмерно благоразумен), я собираюсь попинать его обеими ногами. Энергия у нас практически даровая - с тех пор, как мы получили термоядерные двигатели, так что о ценности чего идет речь? Может быть, о ценности его личных заслуг? Так или иначе, но ему придется использовать команды месклинитов. Ведь, позволяя барже впустую дрейфовать неподалеку от станции, он попусту растрачивает ее собственную стоимость. Я знаю, что в моей логике имеется маленькая брешь, но если ты укажешь на нее в присутствии доктора Аукойна, я отшлепаю тебя впервые с тех пор, как тебе исполнилось семь лет, а последнее десятилетие, по-моему, не слишком ослабило мою руку. Пусть Аукойн соображает все сам.

- Не нужно раздражаться в отношении меня, па.

- Я и не раздражаюсь. В действительности я не столько раздражен, сколько напуган.

- Напуган? Чем же?

- Тем, что может случиться с Барленнаном и его группой, на этой, как твоя мама называет, "ужасной планете".

- Но почему? Почему ты испугался только сейчас?

  - Потому, что понемногу начал понимать: Барленнан - разумное, волевое, вдумчивое и честолюбивое существо, к тому же неплохо обученное - примерно такое, каким был мой единственный сын шесть лет назад, и я еще очень хорошо помню твой эксперимент с прибором для подводного плавания. Идем. Нам нужно организовать школу астронавтов и отобрать в нее парочку студентов.