Глава 20 (ПОЛЕТ “БРИ”)

Голосов пока нет

 Хол Клемент
 

ЭКСПЕДИЦИЯ „ТЯГОТЕНИЕ"
 

Сверкающий металлический скелет возвышался на восемь футов над плоским курганом из камней и грунта. Одни месклиниты деловито атаковали новый ряд пластин, верхние болты которых только что очистили от насыпи. Другие оттаскивали разрытую землю и камешки к подножию кургана. Третьи сновали взад и вперед по хорошо утоптанной дороге, ведущей в пустыню; те, что двигались к яме, волокли плоские тележки на колесиках, нагруженные припасами, а те, что двигались обратно, тащили порожние тележки. Здесь царила деловая суета; в сущности, у каждого был свой участок работы. Теперь тут работало два радиоаппарата; один на кургане, где землянин с далекого наблюдательного пункта руководил разборкой, а другой на некотором расстоянии в стороне.

Дондрагмер перед этим вторым аппаратом вел оживленный разговор с далеким невидимым собеседником. Солнце продолжало совершать бесконечные круги по небу, но оно уже постепенно спускалось к горизонту и медленно, очень медленно увеличивалось в размерах.

— Боюсь, что с опытами по преломлению света у нас все сложилось неудачно, — говорил помощник. — Отражение я понял хорошо; зеркала, которые я изготовил из металлических пластин, помогли мне во всем разобраться. Очень жаль, что устройство, с которого вы разрешили нам снять линзы, упало и разбилось; ведь у нас нет ничего похожего на стекло...

— Подойдет любой достаточно крупный осколок линзы, Дон, — отвечал аппарат. Это не был голос Лэкленда. Лэкленд оказался талантливым преподавателем, но время от времени уступал место у микрофона специалисту. — Любой осколок преломляет свет и даже дает изображение... Впрочем, об этом позже. Постарайся найти, что осталось от этого кусочка стекла, Дон.

Дондрагмер сказал, что сейчас этим займется, и повернулся было, чтобы уйти, но остановился.

— Может быть, ты мне скажешь, из чего делается это самое “стекло” и много ли для него требуется тепла? Ты же знаешь, у нас есть очень хороший огонь. Да, и еще этот материал, которым накрыта Чаша, — кажется, Чарлз называет его льдом. Он подойдет?

— Про огонь ваш я знаю, хотя будь я проклят, если понимаю, каким образом у вас горят растения в водородной атмосфере, даже если вы прибавляете туда кусочки мяса. Что же до остального, то лед, конечно, подойдет, если ты сумеешь его достать. Я не знаю состава песка в вашей реке, но ты попробуй расплавить его на самом жарком огне и посмотри, что получится. Заметь, успеха я не гарантирую; я только хочу сказать, что на Земле и на других известных мне планетах обычно стекло изготовляют из песка, в который для пользы дела добавляют некоторые другие вещества. Только будь я проклят, если знаю, как объяснить тебе, что это за вещества и где их искать...

— Благодарю тебя; я сейчас отряжу кого-нибудь для работы с огнем, а сам тем временем поищу кусочек линзы, хотя боюсь, что после такого удара остались только крошки. Зря мы стали разбирать этот прибор на краю кургана; эта штука, которую вы называете “цилиндр”, так и покатилась вниз...

Помощник наконец отошел от радио и сейчас же натолкнулся на Барленнана.

— Твоей вахте пора заступать к пластинам, — сказал капитан. — Я сейчас спускаюсь к реке. Тебе что-нибудь нужно для работы?

Дондрагмер рассказал о предложении насчет песка.

— Если можно, принесите немного песка, большого огня я разводить не собираюсь. Или у вас и без того будет полно груза?

— Никакого груза у меня не будет; просто я намерен развлечься. Сейчас, когда весенний ветер улегся, и отовсюду опять дуют старые добрые бризы, самое время попрактиковаться в навигации. Что толку от капитана, который не умеет управлять кораблем?

— Это уж точно. Что, Летчики не рассказали, зачем у них этот машинный отсек?

— Рассказали и очень много. Только я проглотил бы эти их объяснения гораздо легче, если бы смог уверовать во все эти штучки насчет искривления пространства. И закончили они старой песней, что-де словами этого не объяснишь. Чем же, кроме слов, можно еще объяснять, скажи на милость?

— Я и сам об этом подумывал; полагаю, здесь речь идет о другом аспекте их количественного кода, который они называют математикой. Мне-то по душе больше механика; с ее помощью можно прямо начинать с чего-то полезного. — Одной рукой он указал на тележки, а другой — на подъемник.

— Ясное дело. Ох, сколько нам всего придется везти домой... а ведь кое о чем, наверное, дома лучше не распространяться. — Он жестом показал, что он имеет в виду, и помощник молча с ним согласился. — Сейчас-то, конечно, можно заниматься этим сколько душе угодно.

И капитан отправился своей дорогой, а Дондрагмер посмотрел ему вслед со смешанным чувством уважения и легкой насмешки. Хотел бы он, чтобы сейчас здесь оказался Риджаарен; островитянин никогда ему не нравился, я теперь Риджаарена можно было бы окончательно убедить, что команда “Бри” не состоит из одних лгунов.

Впрочем, тратить время на такие размышления не стоило. У него была работа. Конечно, отрывать пластины от металлического чудовища было не так интересно, как выслушивать инструкции по проведению очередного опыта, но свои обязательства по сделке следовало выполнять. Он стал взбираться на курган, сзывая свою вахту.

А Барленнан отправился на “Бри”. Корабль был уже готов к походу, два матроса ждали на борту, огонь был разожжен. Вид огромной массы мерцающей, почти прозрачной ткани развеселил его. Как и помощник, он вспомнил о Риджаарене, — представил себе, как бы отреагировал переводчик, если бы увидел, на что пошел этот материал. Тоже мне — нельзя доверяться сшитым тканям! Народу Барленнана также было кое-что известно, и в таких делах он умеет обходиться даже без подсказок друзей-Летчиков. Он чинил паруса этой нитью еще за десять тысяч миль от острова, и его швы выдержали даже ураган из долины ветра.

Он прополз в проход между перилами, удостоверился, что сзади все хорошо закрылось, и заглянул в огневую яму, выложенную металлической фольгой из конденсатора, подаренного землянами. Весь такелаж выглядел прочным и хорошо закрепленным; капитан кивнул экипажу. Один из матросов подбросил еще несколько палок в тлеющий без пламени огонь в яме; другой отдал швартовы.

Сорокафутовый шар, раздувшийся от горячего воздуха, стал тихо подниматься, и новый “Бри”, “Бри” — монгольфьер, снявшись с плато, несомый легким бризом, поплыл по направлению к реке.

Hal Clement, Mission of gravity

Второй роман о приключениях Барленнана и его команды: "Звездный свет"