ПОСЛЕДНЕЙ УМИРАЕТ СОБАКА

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (3 голосов)

Геологи два года шныряли по всему Ардилану и в результате черными крестами на карте припечатали Вриксольскую долину: здесь бурить сверхглубокие скважины. И поползли через перевалы сотни тягачей, потащили оборудование, горючее, рабочих... Давно это было, больше года назад. Четырнадцать скважин пробурил за это время мастер Бронк. четырнадцать ран по десять километров каждая нанес покрову родной планеты, и все напрасно. Маху дали геологи! Начальство это поняло, но пятнадцатую, последнюю по плану скважину все же приказало довести до конца.

Большинство рабочих и основное оборудование уже увезли. Оставили самое необходимое. Инженеры тоже уехали. Последнюю скважину мастер Бронк бурил самостоятельно. Интереса к ней особого он не испытывал – знал, что и эта будет пустышкой. Спешил докрутить последний километр и убраться из Бриксольской долины, пока не проснулись осенние муссоны. Не успеешь проскочить через перевалы – сиди потом всю зиму в Тарольге. Хорошо, если позволят бросить до весны оборудование и вывезут людей на вертолетах. А если не позволят? Зимуй тогда с тарольгцами в этой богом забытой Бриксольской долине!

От такой перспективы у мастера разыгрывалась печень и надолго портилось настроение.

Разных людей повидал на своем веку мастер Бронк: и угрюмых лесовиков Варенги, и веселых удальцов-рыбаков Марабранского побережья, и охотников Бористанских дебрей. Много их прошло перед его глазами – пахарей, золотоискателей, лесорубов, шахтеров, скотоводов. Но таких, как жители Бриксольской долины, нигде не встречал. И откуда они только взялись посреди такой великолепной и благодатной природы!

Дикие, злые, вредные люди собрались в Тарольге. Сами себе добра не желают. Грызутся между собой, как собаки бездомные. Что ни день – в селении драки, поножовщина, крик, вой. И как не надоест людям! Право, хоть не ходи в эту проклятую Тарольгу. А ходить надо: то продовольствие прикупить, то подсобных рабочих нанять. Да мало ли что...

Но хуже всех действовал на больную печень мастера старик Пханд Сум-Иркей, владелец участка, на котором бурили последнюю скважину. Ох и вредный же этот Пханд, чтоб ему пусто было! Ведь заплатили ему за убытки, да еще как заплатили! За всю жизнь он не выжал из своего паршивого каменистого поля столько суремов, сколько ему зараз отвалили за скважину. Так нет же, мало ему! Ходит, надоедает, ворчит, даже ружьишком своим допотопным грозится. Сына у него, видите ли, сманили! Да кто сманивал? Арголь сам напросился на работу. Парень ловкий, сильный, смышленый – почему не взять? А папаша Пханд все ходит, все зудит... Хорошо еще, что мастер Бронк шагу не сделает без верного своего друга Тора, а то бы не миновать беды...

2

Мастер Бронк проснулся чуть свет, вышел из палатки.

На буровом участке привычно грохотал движок. Ажурная вышка четко рисовалась на фоне синего неба. Верхушку ее украшал султанчик легкого сизого пара... Все как нужно.

Умывшись в ручье, мастер сунул в карман ломоть хлеба с сыром и кликнул Тора. Огромная ардиланская овчарка дымчато-серой масти вылезла из-за груды ящиков, сладко зевнула и степенно подошла к хозяину.

– Гулять пойдем!

Тор махнул хвостом и облизнулся.

Сначала пошли на буровую. Старший рабочий смены, широкоплечий, никогда не унывающий здоровяк Огр, доложил:

– Все нормально, ведеор мастер. За ночь прошли двадцать метров. Ничего нового, сплошной базальт...

– Еще бы! Тут везде базальт... Ну, валяйте дальше. Будешь передавать смену, никаких остановок. Надо спешить. Не снимемся через неделю – застрянем. Ясно?

– Ясно, ведеор мастер!

Бронк посмотрел для порядка на глинистый раствор и тяжелым шагом побрел к лесу на склоне горы.

«Разомнусь, грибов поищу...» – устало думал он.

Не доходя до горы, оглянулся на усадьбу Сум-Иркея. На хуторе уже, видно, тоже поднялись: из трубы над черепичной крышей валил дым. Во дворе кто-то возился с мотоциклом. Присмотревшись, мастер узнал Арголя Сум-Иркея.

«Смена у него послеобеденная, в Тарольгу, должно быть, нацелился. Заказать разве что-нибудь... – Подумал и тут же прогнал эту мысль: – Сам схожу, если надо будет. Невелико расстояние – семь километров...»

Вошел в лес. Тор зарыскал по кустам, весь охваченный охотничьим азартом. Грибы попадались редко. Медленно, шаг за шагом, мастер поднимался все выше в гору.

А вот и знакомая поляна на середине склона. Отсюда отличный вид на всю Бриксольскую долину. Вон сады и красные крыши Тарольги, вон хутор Станса, где бурили весной седьмую скважину, вон веселая горная речушка Бриксоль с тремя мельницами, а вон и дорога в горы, на перевалы...

Тор оглушительно залаял и бросился в заросли орешника.

– Назад, Тор! Назад!

Пес послушно вернулся к ноге хозяина, но продолжал рычать со вздыбленной на загривке шерстью.

В кустах зашуршало. На поляну вышел старик – этакий разлапистый пень с куском бурой коры вместо лица. Из-за плеча торчит длинный ствол старинного ружья.

«Боже мой, каналья Пханд! Ну, значит, опять весь день испорчен!» – с отвращением глядя на старика, подумал мастер. А вслух сказал:

– С добрым утром, ведеор Сум-Иркей! Не отвечая на приветствие, старик проскрипел, словно дерево под напором ветра:

– Собаку держите на поводке, мастер Бронк. А то пристрелю когда-нибудь невзначай!

– Чем вам собака-то помешала?

Мастер не был расположен к ссоре, говорил миролюбиво.

– Собака? Собака тут ни при чем. Собака глупый зверь. А вот вас и всю вашу компанию я с удовольствием бы начинил свинцом! И рука бы не дрогнула...

Бронк поморщился, словно его заставили жевать лимон.

– Ну и кровожадны же вы, папаша Пханд! С чего бы это?..

– С чего? Землю всю испоганили, сыну голову задурили... Изверги вы, а не люди! Перестрелять бы вас сразу, и делу конец!

На сей раз мастер хотел резко осадить старика, но Пханд вдруг протянул корявый палец, показал куда-то вниз и злорадно прокаркал:

– Доигрались, мерзавцы! Вишь, что творится!

Мастер Бронк обернулся, глянул в указанном направлении и схватился за сердце.

Из буровой вышки, которая была отсюда видна как на ладони, хлестал мощный фонтан какого-то странного розового газа. Он собирался в плотное облако, увеличивавшееся с поразительной быстротой на высоте в 200 – 300 метров. Солнце, еще спрятанное за горой, доставало до облака лучами и высекало из него ослепительную россыпь розовых искр. Под вышкой виднелись суетящиеся фигурки людей. Разрастаясь, облако медленно оседало. Через две-три минуты оно неизбежно накроет людей.

Мастер бросился вниз по склону. Тор огромными прыжками мчался впереди. Их сопровождал злорадный смех старого Пханда, который остался на поляне.

3

Облако стремительно расползалось по всей долине, спускаясь все ниже и ниже. Скоро оно накроет не только вышку и хутор Сум-Иркея, но даже Тарольгу и самые отдаленные хутора Бриксольской долины.

Это был не газ, а какой-то странный розовый туман, состоящий из мельчайших, как пыль, капелек неизвестной маслянистой жидкости. Одежда от нее становилась тяжелой и мягкой, кожа на теле смуглела, приобретала непривычную эластичность и упругость. Зеленые растения становились голубыми или фиолетовыми.

Мастер Бронк даже не подумал, что розовый газ может быть опасен для жизни, – хотелось поскорее добраться до вышки. Спускаясь по склону неуклюжими прыжками, он с разбегу погрузился в розовый туман и лишь через несколько мгновений остановился, ослепленный и полузадохшийся. Ему казалось, что легкие его залиты водой.

Его качнуло. Взмахнув руками, он вцепился в подвернувшийся ствол дерева и только поэтому не упал. Тор скулил и чихал, прижавшись к его ноге.

Только теперь мелькнула мысль: «А вдруг эта розовая мерзость смертельна!»

Сердце сжалось. Захотелось броситься назад, вверх по склону, но тут же подумалось: «Поздно. Надышался. Теперь уже все равно...» От этой мысли стало вдруг спокойно. Сердце замедлило удары, дыхание уравновесилось.

Розовый туман заслонял все вокруг. Однако, привыкнув, в нем можно было кое-что различить: неподвижные силуэты деревьев, темное пятно – собаку. Вверху, над головой, на фоне неба, туман был ярок, искрился всеми оттенками розового цвета.

Подождав, не приближается ли его кончина, и убедившись, что она не наступит, во всяком случае, в ближайшее время, мастер Бронк ощупью двинулся вниз, к буровой.

Пока он добирался до вышки, рабочим общими усилиями удалось приладить на трубу клапан и остановить розовый фонтан. Но воздух еще был полон розового тумана, и видимость поэтому была очень плохая.

– Где Огр! Позовите Огра! – крикнул мастер, тяжело отдуваясь.

Из розовой мглы вынырнула рослая фигура старшего рабочего. Он был тут, поблизости, и услышал, что его зовет мастер.

– Огр, ты бурил без предохранительного клапана?!

– Да, ведеор мастер. Прошу прощения, но вы сами приказали спешить, а установка клапана отнимает полчаса.

– Я приказал спешить, но я не разрешал тебе нарушать правила безопасности!

– Ну кто мог подумать, ведеор мастер? Да и не случилось ничего. Все в порядке, никто от этого газа не околел...

Лица Огра не было видно, но мастеру показалось, что он смеется. Он заорал, срывая голос:

– Идиот! Еще неизвестно, чем все это кончится! Лучше бы ты сам околел, чем подводить под удар всю бригаду!

Резко повернувшись, мастер направился к себе в палатку. Но он не сделал и пяти шагов – дикий вопль и тупой удар заставили его обернуться. В чем дело? Он бросился назад и тут же наткнулся на безжизненное тело.

Гигант Огр лежал на земле, широко раскинув руки. Глаза его выкатились из орбит, челюсть отвисла, грудь была неподвижна.

Мастер упал на колени, принялся тормошить его, громко призывая на помощь. Сбежались рабочие. Огра перенесли в палатку. Все попытки привести его в чувство оказались напрасными. Огр был мертв.

4

Смерть Огра перепугала рабочих. Ее, конечно, приписали действию розового газа. Каждый в ужасе ожидал своей очереди. Все разбрелись по палаткам и затихли. У тела Огра остался один мастер.

Тор забился за ящики и принялся жалобно выть. Его никто не сдерживал. Считали, что пес чует беду и потому воет.

Но прошел час, второй, туман полностью осел на землю, открыв яркое голубое небо, и никто не последовал за гигантом Огром в небытие смерти. Все были живы, здоровы и чувствовали себя превосходно. Это вселило надежду. Рабочие вновь собрались у тела Огра.

– Что будем делать, ведеор мастер?..

– Бедняга Огр... Это не от газа? Как вы думаете, ведеор мастер?

Вопросы сыпались со всех сторон. Тор продолжал выть.

Мастер Бронк провел ладонью по лбу и внимательно всмотрелся в лица рабочих. Что-то в них изменилось. Они и прежде были загорелыми от жаркого летнего солнца, но теперь к их загару примешался какой-то новый, красновато-бурый оттенок. Они стали похожи на индейцев.

– Огра отвезем в Тарольгу. Пусть его посмотрит доктор Фоск. Но сначала приказываю всем помыться. Основательно, с мылом, чтобы этой дряни не осталось на теле и следа. Идемте!

Всей толпой направились к ручью. Разделись догола и принялись старательно тереться мочалками.

Но красновато-бурый цвет с кожи не смывался.

– Быть нам, братцы, до смерти индейцами! – мрачно пошутил один рабочий.

Шутку никто не поддержал. В души людей снова прокралось тревожное сомнение.

Тор продолжал выть. Мастер позвал его и попытался успокоить ласковыми словами. Но пес не желал покидать свое убежище и не умолкал ни на секунду. Пришлось его оставить в покое.

Для перевозки покойника взяли грузовик. Тело положили в кузов и накрыли брезентом. Водитель включил мотор. Прежде чем сесть в кабину, мастер еще раз позвал Тора. На сей раз пес послушался и, прекратив вой, подбежал к хозяину.

– Поедешь со мной. Прыгай!

Тор прыгнул в кабину. Мастер забрался вслед за ним и приказал трогать.

Ехали молча, на малой скорости. С удивлением смотрели на голубые кустарники и деревья, на фиолетовые луга. Миновав деревянный мост через Бриксоль, повстречали мотоциклиста. Увидев машину, мотоциклист резко затормозил и принялся отчаянно махать руками. Мастер узнал Арголя.

– Стой! – приказал он водителю.

Грузовик остановился. Арголь бросил мотоцикл у обочины и подбежал к кабине. Мастер открыл дверцу.

– В чем дело, Арголь?

Лицо юноши было красновато-бурого цвета, глаза полны испуга.

– Беда, ведеор мастер, страшная беда! Этот газ... Все надышались, все стали медного цвета, и уже трое. мертвых!

– Что? Трое мертвых?!.

– Да, мастер! В Тарольге паника! Мужчины собираются на площади с ружьями, палками, ножами – хотят идти громить вышку и расправиться с вами! Не ездите туда, ведеор мастер!

– Погоди, Арголь. Кто умер?

– Один ребенок, одна женщина и один старик. Аб Ганолиус служит в храме заупокойную мессу по всем жителям Тарольги. Но там одни старухи... А что на площади творится, подумать страшно!..

Мастер нахмурился.

– Вот что, Арголь. Поезжай на буровую и предупреди рабочих. Пусть садятся в машины и в случае опасности пробиваются в горы, к перевалам. А сам потом приезжай за мной. Я буду у доктора Фоска. У нас тоже беда: умер Огр.

– Огр! Великан Огр?!

– Делай, что приказано! – крикнул мастер и захлопнул дверцу.

Грузовик пошел дальше, в Тарольгу, а мотоциклист помчался к буровой.

5

Понимая, что ехать через площадь Тарольги рискованно, мастер приказал обогнуть селение и подъехать к дому врача с другой стороны.

Над Тарольгой разносился медленный погребальный звон. К нему примешивались шум и крики, которые слышались со стороны площади. Взбивая тучи пыли, грузовик мчался мимо садов, сараев и выгонов для скота. Наконец свернули в проулок, миновали несколько приземистых домишек, еще раз свернули и остановились возле двухэтажной виллы Фоска.

Оставив Тора и водителя в машине, мастер бросился к калитке. Она оказалась открытой. На крыльце дома стояли люди – мужчины, женщины, дети. Слышалась громкая ругань, плач, причитания. Мастера Бронка встретили угрозами и взмахами кулаков. Он с трудом пробился в приемную. Здесь тоже было полно народу. Тут же метался худощавый, длинноногий доктор Фоск. Он что-то объяснял, разводил руками. Увидев мастера, сразу бросился к нему:

– Какое несчастье, ведеор Бронк! Ваша буровая...

– Минутку, доктор. Мне необходимо поговорить с вами.

– Пойдемте, пойдемте!

Фоск провел мастера в кабинет. Сели.

– У нас умер старший рабочий Огр, – сказал Бронк без всякого вступления.

– У нас умерло уже двенадцать человек! – крикнул доктор.

– От газа?

– Черт его знает! Наверно, от газа. Но прямая причина смерти во всех случаях одна и та же: инфаркт миокарда. Даже у детей!

– Вы можете посмотреть Огра, доктор? Он здесь, в машине.

– Могу. Заранее, впрочем, уверен, что и он умер от инфаркта.

Врач покинул кабинет и пошел к машине. Минут через пять он вернулся.

– Какой гигант! Ему бы еще жить да жить!

– Отчего он?..

– Как я и думал: инфаркт миокарда. По-видимому, ваш газ не только окрашивает кожу в бурый цвет, но и губительно действует на артерии.

– Доктор, меня мучает одна мысль. Возможно, это нелепость, но... Скажите, при каких обстоятельствах произошли эти смертные случаи в Тарольге? Вы не расспрашивали об этом очевидцев?

– Еще бы! Конечно, расспрашивал. Одна женщина крикнула своему пятилетнему ребенку, который не в меру расшалился: «Чтоб ты сдох, поросенок неумытый!» – и ребенок тут же упал и умер.

Мастер насторожился.

– А в других случаях тоже кричали что-нибудь подобное? Я хочу сказать, не происходит ли смерть всякий раз, когда кто-нибудь кому-нибудь пожелает смерти? С Огром ведь знаете как было...

Он торопливо и сбивчиво рассказал, как было с Огром. Доктор выслушал его и, не сказав ни слова, бросился в приемную. Вернувшись через полчаса, он устало опустился на стул.

– Вы правы, мастер Бронк. Во всех случаях смерть наступала после пожелания, высказанного в той или иной форме.

– Значит, розовый газ, доктор...

– Да, да, выходит, что розовый газ не ослабляет организм человека, а, напротив, дает человеку силу убивать простым словом. Такая сила в человеке опаснее любой эпидемии холеры, любой атомной войны. Тут возможно полное самоистребление людей... Мы должны немедленно известить об этом всех жителей Бриксольской долины!

– Как мы их известим?

– Пойдем к старосте, он что-нибудь придумает...

К старосте Тарольги, жившему на центральной площади, отправились пешком. Водителя мастер оставил в машине. Тора прихватил с собой.

6

Староста Марвейл уже знал о стихийном бедствии, свалившемся на Бриксольскую долину. К приходу врача и мастера Бронка он успел созвать всех членов Совета старейшин. Не хватало только старого Пханда Сум-Иркея, который представлял в совете два самых отдаленных хутора. Хотели за ним послать, но тут как раз подоспел на своем мотоцикле Арголь, искавший мастера.

Юноша сказал, что на буровой все в порядке, рабочие сидят в машинах, но новых жертв среди них нет. На вопрос старосты об отце, Арголь сказал, что отца с раннего утра нет дома и никто из домашних не знает, куда он ушел.

Мастер вспомнил, что рано утром видел старика Пханда на горе близ хутора.

– Некогда его искать по лесам! – заявил староста Марвейл и открыл заседание Совета старейшин.

Прежде всего было выслушано сообщение мастера Бронка о том, как по неосторожности Огра розовый газ вырвался из-под земли. Потом один из стариков перечислил жертвы среди населения Тарольги и предложил немедленно арестовать мастера Бронка и всех его рабочих. Тут же взял слово доктор Фоск. Он огласил страшную догадку мастера Бронка о том, что неведомый подземный газ сделал людей способными убивать друг друга одним лишь усилием воли, одним лишь пожеланием смерти, высказанным в любой словесной форме.

Члены Совета старейшин зашумели, никто не хотел верить такой неслыханной чепухе. Больше других возмущался аб Ганолиус:

– Это абсурд, ведеоры! Бог со дня сотворения определил силу человека. Ее нельзя ни увеличить, ни уменьшить! Если бы люди, вопреки воле божьей, обрели столь чудесный дар, они истребили бы друг друга в течение нескольких дней. Это был бы конец света! А что касается жителей нашей богоспасаемой Тарольги, то им для полного самоистребления понадобятся считанные часы!

– Так оно и будет, если их вовремя не предупредить, – веско заметил мастер.

– Предупредить можно. Но ведь нас подымут на смех! Слышите, какой шум на площади? Там собралось все мужское население Тарольги. У них ружья, ножи! Я не рискнул бы выступать перед ними с таким нелепым заявлением... Да и чем вы докажете, мастер Бронк, что ваша догадка правильна? – сказал староста Марвейл.

Мастер поднялся и хмуро посмотрел на старосту:

– Может быть, я должен пожелать смерти вам, ведеор староста?

– Нет, нет, что вы! И думать об этом не смейте!

– А может быть, вам, ведеор аб?

– Бог с вами, мастер, не надо!

– В таком случае, что же делать? Ждать новых жертв?

Совет старейшин ответил настороженным молчанием.

– Ничего, я сумею убедить вас, ведеоры старейшины! – мрачно сказал мастер и, выглянув в коридор, крикнул: – Тор, ко мне!

Пес стремглав бросился к хозяину, стуча когтями по деревянному полу. Бронк вывел его на середину комнаты.

– Ведеоры! Я очень люблю эту собаку. Очень люблю! Она мне дороже, дороже...

Он задохнулся и умолк. Старейшины смотрели на него во все глаза. Собравшись с силами, мастер продолжал:

– Но пусть лучше умрет эта ни в чем не повинная собака, чем будут новые человеческие жертвы. Смотрите! Этот зверь живее, чем можно себе представить. Смотрите, как он ласкается ко мне, какой у него прекрасный вид! А теперь смотрите...

Мастер Бронк погладил собаку и вдруг крикнул:

– Тор, умри!

Пес замер, покачнулся, медленно опустил голову, захрипел, упал на бок и, дернувшись несколько раз, затих навеки.

– Доктор Фоск, прошу вас засвидетельствовать смерть ардиланской овчарки Тора, – чуть слышно проговорил мастер и тяжелыми шагами прошел на свое место.

Доктор Фоск недолго осматривал Тора.

– Собака умерла от разрыва сердца, – сказал он.

Потрясенные старейшины еще долго молчали...

7

По хуторам разослали нарочных. Тарольгу оповестили по радио. Перед микрофоном один за другим выступили все члены Совета старейшин. Они заклинали жителей прекратить распри и обращаться друг с другом вежливо и деликатно.

– Матери! Не желайте своим детям смерти в порыве гнева! Не делайте этого ни ради красного словца, ни в шутку! Ваше слово может убить их! Так умер пятилетний сын Аладисов! Так умерли и другие дети!.. Соперники в делах, соседи и соседки и все враждующие между собой! Прекратите ссоры и перебранки! Не желайте друг другу смерти! Высказать такое пожелание теперь равносильно убийству и будет караться по закону как убийство! Слово убило на буровой рабочего Огра, слово убило ведрис Аною Лоркен, слово убило престарелого жителя Тарольги ведеора Таролиса Триска и многих других! У нас на глазах слово убило ардиланскую овчарку Тора?.. Будьте осторожны! Будьте благоразумны!

Репродукторы гремели на всех перекрестках Тарольги. Похоронный звон умолк. Воинственная толпа, собравшаяся на площади и готовившаяся громить буровую, тихо рассеялась. Люди спрятались по домам, закрыли ставни, замкнули двери. Тарольга опустела.

И тут старейшины увидели в окно, как через площадь ковыляет Пханд Сум-Иркей. Он размахивал руками и кому-то грозил.

– Этот сумасшедший старик может черт знает что натворить! – с беспокойством сказал мастер Бронк.

Не успели ему ответить, как старый Пханд уже ворвался в помещение Совета старейшин. Он тяжело дышал и смотрел на всех маленькими, налитыми кровью глазками.

– Значит, можно убивать словом? – прохрипел он со злорадством.

– Успокойтесь, ведеор Сум-Иркей! – крикнул староста Марвейл.

– Не мешай, а то и тебе достанется! – огрызнулся Пханд. – Пока мне нужен только мастер Бронк!.. Ну что, мастер, рассчитаемся, что ли, за все сразу?

– Негодяй! Я мог бы опередить тебя, но я не хочу убивать! Слышишь? – в бессильной ярости прорычал мастер, с ненавистью глядя на старика.

– Не хочешь? Ха-ха-ха! А я хочу! Хочу! Хочу!

Сум-Иркей бесновался с пеной у рта. Его никто не унимал. Староста Марвейл и старейшины стояли, не смея шелохнуться.

Бронк пошел на старика, засунув руки в карманы брюк.

– Ну, чего ж ты медлишь? Давай, говори свое слово!

– Не подходи! – Пханд попятился к двери и вдруг рявкнул:

– Сдохни. Околей сейчас же!

Мастер остановился. Все с ужасом смотрели на него, ожидая, что он вот-вот грохнется на пол замертво. Но он стоял.

– Сдохни, проклятый! Сдохни! – еще раз проревел Пханд Сум-Иркей.

И тут мастер вдруг расхохотался во все горло. Потом он показал пальцем на лицо старого Пханда и крикнул:

– Смотрите! Его лицо не изменило окраски! Он просидел на горе, пока облако газа не рассеялось! Он не дышал розовым газом! Он не может убивать словом! Ха-ха-ха!

Все старейшины тоже расхохотались, крича наперебой:

– Он не может убивать! Он не дышал газом! Ха-ха-ха!

Выкрикнув какое-то проклятие, старик выбежал из дома и засеменил через площадь, поминутно оглядываясь и грозя кулаком.

8

Ночью Пханд Сум-Иркей тайно покинул Бриксольскую долину и ушел в сторону перевалов. Он не мог оставаться среди людей, получивших от природы грозную и опасную силу слова. Лишенный из-за собственной осторожности этого чудесного дара, он возненавидел лютой ненавистью всех меднолицых жителей Бриксольской долины, не исключая жены и сына. Добравшись до столицы, старик рассказал властям о неслыханном происшествии в родной долине в расчете, что против меднолицых будут приняты самые крутые меры. Но его надежды не оправдались.

Узнав о происшествии в Бриксольской долине и удостоверившись в его правдивости, правительство ограничилось тем, что строжайше запретило всем, кто надышался розового газа и приобрел способность убивать словом, покидать пределы долины. На перевалах были поставлены воинские кордоны. Бриксольскую долину назвали Долиной Смерти и порвали с ней всякую связь. Правительство решило подождать, пока опасные люди полностью истребят друг друга, и лишь после этого заняться изучением розового газа.

Но правительство просчиталось. После смерти ардиланской овчарки Тора в Бриксольской долине больше никто не умирал. Сильные великодушны, сильным не нужно убивать себе подобных. Козни, раздоры, убийства – это удел слабых, безвольных, завистливых.

Мастеру Бронку так и не пришлось больше преодолевать опасные перевалы «поднебесного Ардилана». Он навсегда остался в Тарольге и нисколько не жалел об этом...