СКАФАНДР АГАСФЕРА

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (3 голосов)

 Фантастический рассказ

 

1

Когда Дориэль Реджан дошел, что называется, до крайности, иными словами, когда он вынужден был оставить Биолию и маленького Аркифа, чтобы не лишать их последнего куска хлеба, он встретил Вальмоска; в парке встретил, в осеннем холодном парке на скамейке.

У Вальмоска был очень потрепанный вид, еще более потрепанный, чем у самого Реджана.

 

«Вот существо в тысячу раз несчастнее меня!» – мысленно произнес Реджан, и вместе с естественно пробудившейся жалостью в нем шевельнулось эгоистическое чувство удовлетворенности: «Не я последний в этом мире!»

Старик действительно являл собой убогое зрелище: одежда – сплошные лохмотья, изможденное лицо – в грязных клочьях давно не бритой бороды, красные, слезящиеся глаза, тощие, жилистые руки, судорожно вцепившиеся в суковатую палку. Можно было без особого труда угадать, что он много, дней уже не ел досыта и ночевал где попало. Возраст его был преклонен, но точному определению не поддавался.

С его нищим обликом никак не вязался большой породистый, упитанный дог темно-серой масти, с гладкой, лоснящейся шерстью. Он лежал под скамейкой, наполовину высунувшись наружу и положив свою великолепную умную голову на мощные передние лапы. В том, что он принадлежал старику, можно было не сомневаться. Слишком уж доверчиво прижимался этот гордый пес к рваным и грязным башмакам нищего.

Бегло осмотрев странную пару, Реджан осторожно присел на край скамейки, раскурил только что поднятый полновесный окурок сигареты «Трино» и обратился к старику с обычным в таких случаях вопросом:

– Что, приятель, совсем плохи дела? Да?

Старик медленно повернул к нему голову, внимательно оглядел его от бахромы на брюках до засаленной тульи шляпы и вдруг протянул ему свою дрожащую, со скрюченными пальцами руку.

– Вальмоск... – сказал он при этом глухим, простуженным голосом.

– Как?! – переспросил Реджан.

– Меня зовут Вальмоск, профессор Вальмоск! – настойчиво повторил старик.

Реджан смешался, покраснел, но все же торопливо пожал протянутую руку и назвал свое имя.

– Безработный? – спросил после этого Вальмоск.

– Да, уже больше года, – признался Реджан.

– Бездомный?

– Да... то есть почти... Во всяком случае, я не вернусь домой, пока не устроюсь...

– Голодный?

– Да, да, черт побери! – прорычал Реджан, приходя вдруг в бешенство от этих дурацких вопросов. – Безработный, голодный, бросивший жену и сына! Еще что? Еще злой, злой, как собака!..

На старика эта вспышка бессильной ярости не произвела ни малейшего впечатления. Когда Реджан докурил свою коротенькую сигарету и немного успокоился, Вальмоск снова обратился к нему с вопросом:

– А жить, поди, хочется?

– Бросьте издеваться!.. – буркнул Реджан, уже жалея, что затронул болтливого старика.

– Я не издеваюсь, – прохрипел Вальмоск. – Я для дела спрашиваю. Хотите жить, Реджан?

– Вообще-то надоело... Если бы не Биолия и Аркиф... Но, по совести говоря, хочу. Очень хочу! – с неожиданной для себя искренностью ответил Реджан.

– Тогда пойдемте! – Вальмоск навалился на палку и с трудом поднялся.

– Куда? – оторопел Реджан.

– Ко мне. Посмотрите кое-что. Может быть, вам подойдет...

С этими словами чудаковатый старик пошел прочь, шаркая ногами и часто стуча палкой по мокрому асфальту. Великолепный дог вылез из-под лавки и пошел за ним. Нескользко мгновений Реджан смотрел им вслед, потом махнул рукой:

– Эх, была не была! Терять уж нечего!..

Он быстро догнал профессора и пошел с ним рядом.

2

Из парка они вышли не через главные ворота, которые вели на оживленную улицу, а через узкую служебную калитку в противоположном конце. За калиткой простирался огромный пустырь, часть которого занимала свалка. А дальше начинался пригородный район с лабиринтом улочек и тупиков. Когда-то здесь жили богачи. Но после войны, во время которой многие дома были разрушены, место пришло в запустение и постепенно покрылось времянками городской бедноты.

На пустыре, неподалеку от тропинки, свора бродячих псов рылась в кучах каких-то отбросов. Реджан невольно сравнил их с собакой Вальмоска. Любое из этих облезлых, голодных созданий могло бы составить нищему старику более подходящую компанию, чем его изумительный красавец дог. Реджан еще раз подивился гордой осанке, спокойной царственной поступи великолепного пса. Он уже хотел спросить Вальмоска, где тот взял этакое редкое сокровище, но в это время они приблизились к своре и вызвали в ней переполох.

Завидев дога, собаки разразились яростным лаем. Несколько крупных лохматых экземпляров отделились от своры и подбежали поближе к тропинке, делая вид, что готовы наброситься на дога и разорвать его. Реджан, наблюдавший в этот момент за догом, отметил в нем еще одну странность. Красавец дог даже не обернулся на бешеный лай своих полудиких сородичей. Он смотрел вперед и вышагивал рядом с хозяином с невозмутимостью английского лорда. У него даже уши не дрогнули, а это было уже совсем не по-собачьи. Лишь когда Вальмоск замахнулся на бродяг палкой, дог тоже взглянул в их сторону, но опять-таки совершенно равнодушно, словно поднятый ими шум не имел к нему никакого отношения. Псы шарахнулись прочь, но продолжали с остервенением лаять, хотя от нападения их, по-видимому, сдерживала не палка старика. Они чуяли в поведении дога какую-то непонятную опасность и поэтому не решались вступить с ним в драку.

Наконец пустырь остался позади. Путь продолжался по узкому, мощенному булыжником переулку.

– Скажите, профессор, почему ваша собака так странно ведет себя? – спросил Реджан у старика.

– Потому что она ничем не интересуется, – коротко бросил Вальмоск.

– Это как же? Может, она глухая?

– Да, и глухая, и немая...

– Какая жалость! Такой великолепный экземпляр! А как звать ее, почтеннейший Вальмоск?

– Когда-то звали Ронги. Давно звали, лет сорок назад. А теперь ее никак не зовут...

– Сорок лет назад? Уж не хотите ли вы меня уверить, что этой собаке перевалило за сорок лет?! – вскричал Реджан.

– Ей сорок шесть лет, – ответил Вальмоск.

– Бросьте говорить чепуху! Собаки не живут так долго!

Старик остановился и окинул Реджана взглядом, полным досады и раздражения.

– Всему свое время, – проворчал он сердито. – Вот придете ко мне и все узнаете... А пока воздержитесь от грубых замечаний!

– Ну хорошо, хорошо, – успокоил его Реджан, – я подожду, пока вы мне сами все объясните...

После этого они двинулись дальше.

3

Дом, про который Вальмоск не без гордости заявил: «Это мой дом!» – был огромной мрачной развалиной с выбитыми стеклами, провалившейся крышей и прочими следами разрушений, причиненных временем и стихиями. Развалина стояла посреди широкого двора, захламленного и запущенного до изумления.

– Здесь вы живете, почтеннейший Вальмоск?! – воскликнул Реджан, когда они вошли во двор и старик тщательно запер за собой ржавый замок ободранной железной калитки.

– Да, Реджан, здесь я живу, – с достоинством ответил Вальмоск, словно перед ним были не жалкие руины, а шикарный дворец. Затем он добавил: – Полвека назад этот дом был предметом зависти многих богачей нашего города. Его так и называли: «особняк Вальмоска».

– Полвека назад? Это в два раза больше, чем я прожил на свете!.. Но как вы не боитесь в нем жить? Ведь он с часу на час угрожает рухнуть!

– Он крепче, чем вы думаете, Реджан. Не бойтесь, входите.

Старик открыл высокую, обитую ржавыми листами железа дверь, которая зловеще заскрипела, и ввел гостя в дом. Ронги спокойно вошел вместе с ними.

Сначала они очутились в высоком вестибюле, который еще больше поразил Реджана видом полнейшего запустения. Здесь царил полумрак. Скудный свет проникал лишь через выбитые стекла высоких окон, на которых кое-где еще уцелели железные ставни. Пол был завален мусором, обломками статуй, ворохами бумаги. С ободранного, когда-то лепного потолка свисали целые гирлянды пыли и паутины.

Не дав Реджану хорошенько осмотреться в вестибюле, Вальмоск повел его дальше. Они вошли в сводчатый коридор, в конце которого светлело овальное окно, совершенно лишенное стекол. Из него тянуло сырым сквозняком. Не доходя до окна, Вальмоск свернул на лестницу, уходившую круто вниз. На первой площадке он нашарил рукой выключатель, и тут же над лестницей загорелись пыльные лампочки. После пятого лестничного марша старик снова повел Реджана по длинному коридору, потом отомкнул литую дверь и, осветив новую вереницу лестниц, пошел еще дальше в подземелье, из которого веяло холодом. Наконец Вальмоск отомкнул последнюю дверь и ввел гостя в небольшую комнату, освещенную старинной хрустальной люстрой.

– Вот и мои апартаменты. Располагайтесь, Реджан! – прохрипел старик, едва дыша от усталости, и в полном изнеможении повалился на старый диван, стоявший у стены.

Ронги улегся возле дивана на голом полу, а Реджан с любопытством осмотрелся и присел на колченогий стул. Пошарив в карманах, он нашел еще один окурок «Трино» и закурил. Это его успокоило, и он принялся более внимательно осматривать квартиру странного профессора.

Первое, что с удивлением отметил Реджан, была еще одна дверь. Она находилась в конце левой стены. Реджан уже решил, что жилье Вальмоска завершает анфиладу коридоров и лестничных маршей, но теперь убедился, что это не так. Интересно, что там, за дверью? Неужели еще коридоры и лестницы, уходящие вглубь?.. Какой странный дом, этот полуразвалившийся «особняк Вальмоска»!..

Кроме дивана и стула, в комнате был еще стол, заваленный остатками какой-то пищи, черная электроплитка на табуретке, куча тряпья за диваном и шкаф с десятком пыльных книг и папок. На всем лежал отпечаток ужасающей нищеты, до которой докатился владелец когда-то богатейшего в округе дома.

Вальмоск дышал часто, со старческими хрипами. Ронги замер в полной неподвижности и походил скорее на изваяние, чем на живую собаку.

Осмотрев комнату, Реджан занялся догом. Теперь этот удивительный пес внушал ему, кроме жгучего любопытства, какой-то мистический ужас. Вероятно, действовала обстановка. Нервы у Реджана были напряжены, и не удивительно, что он вздрогнул всем телом и чуть не закричал, когда справа от него послышался шорох и из темного угла, где лежала куча старого тряпья, вдруг вышел огромный сиамский кот. Сердце Реджана забилось как сумасшедшее. Чтобы хоть немного успокоиться и подавить приступ страха, он поманил кота.

– Кис-кис-кис! Иди сюда, котик!

Но кот даже не обернулся на зов. Он важно подошел к догу, осмотрел его своими человеческими глазищами, потом прыгнул, на диван, заглянул в лицо хозяину и тотчас же снова удалился в свой угол. Реджан еще раз попытался позвать его, но тут раздался хриплый голос Вальмоска:

– Не утруждайте себя напрасно, Реджан! Кот Флипп такой же глухой и немой, как и Ронги... Потерпите, я отдохну немного, и тогда приступим к делу...

4

Старик отдыхал не, менее часа. За это время Реджан прикончил все свои окурки и табачные крошки, вытряхнутые из кармана. Дым в комнате не скоплялся. Вероятно, несмотря на отсутствие окон, комната как-то проветривалась. Когда табак кончился, Реджана стал мучить голод. Он поднялся и подошел к столу в надежде найти на нем что-нибудь съестное.

Среди заплесневевших корок хлеба, картофельной шелухи и прочих отбросов валялся ломтик сыра, завернутый в относительно чистый обрывок бумаги. Реджан с жадностью вонзил в него зубы. Но не успел он прожевать первый кусок, как за спиной у него послышалось злобное старческое брюзжание:

– Оставьте мою еду в покое! Я привел вас не на ужин! Мне самому нечего есть!

– Бросьте прикидываться нищим, профессор! – отозвался Реджан, с трудом прожевывая сыр. – Небось зверюг своих чем-то кормите! Ишь, какие они у вас упитанные!..

Тогда Вальмоск, кряхтя, поднялся с дивана и подошел к столу. Понюхав отброшенную Реджаном бумагу, он спросил с укором:

– Вы съели мой сыр, Реджан?

– Да, почтеннейший Вальмоск, я съел ваш сыр и не чувствую ни малейших угрызений совести. Если вы припасли его для Ронги, то на сей раз вашему красавцу догу придется поужинать без сыра!..

– Ронги и Флипп не нуждаются в пище, – тихо сказал старик. – Уже сорок с лишним лет прошло с тех пор, как они ели последний раз!.. А я?!. Трудно даже представить себе ту гору пищи, которую за это время перемололи мои зубы!.. Бывает, Реджан, я завидую этим тварям!..

– Но почему они не нуждаются в пище? – вскричал Реджан, пораженный этим новым открытием.

Старик не ответил. Схватив со стола сухую корку, он с жадностью принялся ее сосать. Реджан смотрел на него, как на помешанного. Да и не удивительно: в поведении и словах старика было слишком много странного, непривычного, ни с чем не сообразного. Понаслаждавшись коркой минут пять, старик вдруг вынул ее изо рта и указал ею на ободранный стул, на котором только что сидел Реджан.

– Это было давно. Очень давно... – промолвил он, мечтательно сощурившись. – Вы и представить себе не можете, Реджан, кто сидел на этом стуле тридцать восемь лет назад! Вам и во сне такое не приснится! На нем сидел сам Эрм Грунзолл, богатейший человек в мире. Да, да, миллиардер Эрм Грунзолл! Только не теперешний Эрм Грунзолл Пятый, а его покойный дедушка, Эрм Грунзолл Третий. Он сидел на этом стуле, как на троне, и все говорил: «Нет, Вальмоск, это мне не подходит!» Потом он ушел, и с ним ушли пятьсот миллионов суремов, которые я по праву считал своими... С тех пор я нищий. Но я еще хочу взять свое! Я еще буду есть на золотых блюдах и разъезжать в самых шикарных автомобилях! Только бы нашелся человек, умеющий по-настоящему желать!.. Вот вы, Реджан, съели у меня последний кусок сыра. Если я спрошу вас: «Можете вы вернуть мне мой сыр?», вы скажете:. «Нет, Вальмоск, это невозможно. Я тоже нищий!» А ведь это неправда! Вы можете мне вернуть не только этот жалкий кусок сыра, – вы можете мне вернуть все мои богатства! Вы можете осчастливить всех, кого любите, и наказать всех, кого ненавидите! Для этого вам достаточно сказать одну только фразу: «Да, Вальмоск, мне это подходит!» Одну эту фразу, да...

Оборвав свою странную речь, Вальмоск снова занялся коркой. Но в нем все заметнее росло беспокойство. Почмокав с минуту, он вдруг резким движением отшвырнул корку и поднялся:

– Идемте, Реджан. Я покажу вам кое-какие чудеса. А потом мы с вами поговорим...

С этими словами Вальмоск бесцеремонно пнул ногой свою великолепную собаку. Ронги поднялся, величественно прошел в угол и вытолкнул оттуда кота Флиппа. После этого старик открыл ту самую дверь, за которой Реджан подозревал новые мрачные коридоры и лестницы. Щелкнул выключатель, и проем двери озарился ярким, белым светом. Ронги и Флипп спокойно вошли в нее. Вальмоск торжественным жестом указал на дверь:

– Заходите, Дориэль Реджан! Вас ждет необычайное!

Реджан заглянул в дверь через плечо старика. То, что он увидел, глубоко его поразило.

5

Там оказался просторный зал, залитый дневным светом десятка неоновых ламп. В строгом порядке в нем были размещены шкафы, полные приборов, сверкающих стеклом и никелем, столы с мраморными досками, большие сложные аппараты под колпаками и без них. Все предметы поражали невероятной чистотой. Реджан терялся в догадках: «Что это? Лаборатория? Мастерская? Химический цех?» Однако от вопросов он пока воздержался.

Вальмоск пропустил вперед Реджана и плотно закрыл дверь. Потерев руки, он с довольным видом осмотрел залу и сказал:

– Начнем с Ронги!

Взяв собаку за шиворот, он молча повернул ее мордой к одному из аппаратов, напоминавшему своей конструкцией гильотину. Это был стол с железной стоячей рамой. Внизу рамы зияло круглое отверстие, вверху сверкал устрашающих размеров стальной нож с остро отточенным лезвием.

Собака спокойно прыгнула на мраморную доску стола и просунула голову в круглое отверстие. Сердце Реджана невольно застучало быстрее, ладони вспотели. Вальмоск спокойно нажал рычаг. Тяжелый нож молнией скользнул вниз и обрушился лезвием на шею собаки. Послышался тупой удар. Реджану показалось, что голова собаки отделилась от туловища. Но это был обман зрения – ожидаемое он воспринял как действительное. На самом деле собака даже не дрогнула, так как нож не причинил ей никакого вреда. Старик рванул рычаг, нож снова поднялся и снова рухнул вниз, но опять безрезультатно.

– А теперь вместо собаки просуньте в отверстие вот это дубовое полено, – приказал Вальмоск.

Ронги слез со стола и даже не отряхнулся. Реджан просунул в отверстие дубовый кругляш сантиметров двадцать в диаметре. Нож, сверкнув, упал вниз и рассек полено, словно оно было из воска.

– Смотрите дальше! – нетерпеливо прохрипел Вальмоск.

Он схватил собаку и потащил ее к большому чану. Собака сразу поняла, что от нее требуется. Она прыгнула в чан и свернулась на его дне в клубок. Вальмоск открыл над чаном кран, из которого хлынула какая-то прозрачная жидкость. Резкий запах ее ударил Реджану в нос и заставил его отшатнуться.

– Отойдите в сторону! Это крепкая соляная кислота! – крикнул Вальмоск и, мучительно закашлявшись, нажал кнопку. В колпаке над чаном засвистел мощный вентилятор и принялся отсасывать ядовитые пары.

Вскоре к чану можно было приблизиться и заглянуть в него. Уровень кислоты быстро поднимался, пока не достиг красной черты. Ронги лежал под ее поверхностью без движения, с широко открытыми глазами. Он спокойно смотрел на наклонившихся к нему людей.

– Хотите убедиться? – криво усмехнувшись, спросил Вальмоск.

Не дожидаясь ответа, он извлек откуда-то живую белую мышь. Зажав ее длинными металлическими щипцами, он на мгновение погрузил ее в жидкость.

– Смотрите!..

Реджана передернуло от отвращения.

Выпустив кислоту из чана, старик обмыл Ронги каким-то раствором и знаком приказал ему покинуть чан. Дог выпрыгнул из смертельной купели как ни в чем не бывало и улегся в стороне.

– А теперь возьмемся за Флиппа, – сказал Вальмоск. – Он может проделать те же операции, что и Ронги, но не стоит повторяться. На Флиппе мы покажем кое-что иное!

Он взял кота и положил его в большой тигель. Сверху набросал на него множество обломков железа, затем включил рубильник. Тигель начал быстро нагреваться. Через некоторое время железо в нем расплавилось и закипело. Вальмоск подал Реджану защитные дымчатые очки.

– Смотрите! Смотрите!..

Реджан заглянул в тигель и вздрогнул. В кипящем железе, пыщущем в лицо нестерпимым жаром, спокойно плавал гладкий сиамский кот. У него даже усы не загорелись!

Дав Реджану насладиться необычайным зрелищем, Вальмоск выключил рубильник, выпустил жидкий металл в закрытую форму, остудил тигель холодным воздухом и лишь тогда позволил Флиппу из него выскочить.

– Я мог бы вам показать еще целый ряд таких же опытов, Реджан, но думаю, что и эти достаточно убедительны, – заявил потом Вальмоск.

– Да, да, конечно! – поспешно согласился Реджан. – Но я не понимаю, в чем вы меня хотите убедить, почтенный профессор!

– Только в одном, Реджан, только в одном! Я хочу вас убедить, что эти животные абсолютно неуязвимы, что они бессмертны! Их можно бросить в жерло вулкана, на них можно обрушить горы, и они не почувствуют этого. Даже водородная бомба не способна причинить им вред! Они не нуждаются ни в пище, ни в воздухе, ни в тепле. Умрет Земля, погибнет Солнце, распадется в пыль Галактика, а эти двое будут носиться в космическом пространстве такие же, какими вы их видите теперь. Над ними не властны ни случай, ни время, ни стихии. Они бессмертны, и бессмертными их сделал я, профессор Вальмоск!

– Но как вы сумели такое?!

– Как? Хорошо, я расскажу вам об этом...

6

Старик выгнал своих удивительных питомцев обратно в грязную комнату и увел за ними Реджана. Здесь он снова прилег на диван, а гостю указал на единственный стул. В руке у старика снова оказалась хлебная корка, которую он, вероятно, прихватил со стола. Посасывая корку с таким наслаждением, что у Реджана набежал полный рот слюны, Вальмоск принялся говорить:

– Я всю жизнь посвятил этой проблеме, Реджан. Проблеме бессмертия. Мне хотелось разгадать тайну не продления жизни, не относительного бессмертия с возможностью случайной гибели, а бессмертия абсолютного, исключающего смерть полностью и навсегда. Как же я рассуждал, подбираясь к этой проблеме? А вот как я рассуждал...

Старик задумчиво почмокал губами и продолжал:

– Человек – фиктивная единица. Он единица лишь в собственном воображении, точнее – в собственном сознании. На самом же деле он неразрывно связан со своей биологической средой, от которой полностью зависит. Смерть заложена в нем самом, ибо смерть – это непреложный закон биосферы, в которой человек развился и в которой живет до сих пор. Чтобы стать единицей фактической, единицей абсолютной, человек должен уничтожить свою зависимость от биосферы, изолироваться от нее. Став абсолютной единицей, человек одновременно обретает и абсолютное бессмертие. Я понятно объясняю, Реджан?..

– Понятно, профессор. Об этом, конечно, можно спорить, но... продолжайте!

– Спорить не о чем! Я доказал свою правоту на деле!.. Впрочем, слушайте дальше. Изоляцию я принял как закон бессмертия. Этот закон, в свою очередь, подсказал мне идею скафандра. Каким образом? Очень просто. Человек, желая проникнуть в чуждую и опасную среду, давно уже пользуется различными скафандрами. Таковы скафандры подводные, огнеупорные, антирадиационные, космические. Поскольку земная биосфера угрожает человеку неизбежной смертью, ее тоже следует рассматривать как чуждую для человека среду, от которой нужно изолироваться скафандром. Конечно, я понимал, что скафандр бессмертия должен быть неизмеримо сложнее и совершеннее любого иного скафандра. Ведь он должен не только изолировать человека от биосферы, но и служить ему неуязвимой броней. Что и говорить, задача была сложная и трудная. Однако, уловив правильно принцип, я довел ее до окончательного решения. В конечном счете скафандр абсолютного бессмертия стал не просто внешней оболочкой, которую можно снимать и надевать по желанию, а неким комплексом сложнейшей обработки живого организма. Такая обработка представляет собой необратимый процесс. Объяснять детали я вам не буду – вы все равно ничего не поймете. Скажу лишь, что доступ в организм для внешней среды закрывается наглухо и навечно. Общение с миром поддерживается только при помощи зрения...

– Значит, Ронги и Флипп...

– Вот именно, Ронги и Флипп стали первыми живыми существами, которые ушли из этой жизни не в тьму небытия, а в абсолютное бессмертие!

7

Реджан был глубоко поражен сообщением Вальмоска. Он даже забыл про терзавший его нестерпимый голод. Еще бы! До еды ли человеку, когда перед ним раскрываются такие изумительные перспективы! Но почему старик, сделав свое гениальное открытие, впал в такую ужасную нищету? Почему, наконец, он сам себя не сделал бессмертным, как Ронги и Флиппа?..

Реджан облизнул пересохшие от волнения губы и спросил:

– А человека вы не пытались еще обработать таким же вот способом, почтеннейший профессор?

– Человека? Для кого же я это делал, если не для человека? Но... Впрочем, я уже говорил вам про Эрма Грунзолла Третьего... Когда я разработал план конструкции и составил смету, я понял, что генератор бессмертия поглотит все мое состояние. А я был тогда далеко не бедняк, Реджан! Одними наличными у меня было тридцать пять миллионов суремов. Помимо этого, десяток доходных домов, три имения и собственный приборостроительный завод. Однако рисковать я не хотел. Я связался с Эрмом Грунзоллом Третьим и предложил ему абсолютное бессмертие за пятьсот миллионов. К сожалению, я не мог ему показать ничего, кроме планов и сметы. Эрм согласился, но денег вперед не дал. Сказал, что уплатит тотчас же, как только станет бессмертным. Для меня его слова было достаточно. Я начал строить генератор за свой счет. Он создавался в подземелье этого дома, еще ниже опытной лаборатории, которую вы видели. У меня было занято пятьсот человек, из них более сотни специалистов. Никто не знал, что и для чего тут строится, но платил я щедро, и все были довольны. Постепенно на постройку ушел весь мой наличный капитал, а потом дома, имения и завод. Когда генератор бессмертия был готов и опробован на Ронги и Флиппе, я стал уже фактически нищим. Тогда я пригласил к себе Эрма и все ему показал. Собака и кот подверглись двадцати пяти различным операциям. Двое суток провел у меня Эрм, вникая во все, а потом он сел на этот стул и сказал: «Нет, Вальмоск, мне такое бессмертие не подходит». Это было тридцать восемь лет тому назад...

Старик задумался и, казалось, позабыл о присутствии гостя.

– А потом? Неужели вы ни разу... – начал было Реджан.

Но старик тотчас же оживился и перебил его:

– Что – ни разу? Я тысячи раз пытался привлечь клиентов! Я залезал в долги и давал объявления в газетах. Противно вспоминать! Меня либо считали шарлатаном, либо, ознакомившись с моим принципом бессмертия, наотрез от него отказывались. Люди глупы, Реджан! Они падки на всякие удовольствия и бессмертие им нужно такое, чтобы вечно есть, пить, любить женщин, болтать, слушать музыку, обонять цветы! А мое бессмертие не дает ничего, кроме вечной жизни, вечного действия, вечного мышления...

– Но почему же вы себя не сделали бессмертным, почтеннейший Вальмоск?

Задав этот вопрос, Реджан так и впился в старика глазами. Вальмоск ответил не сразу. Он задумчиво сосал корку и смотрел куда-то вверх погрустневшими глазами. Потом он заговорил виновато и тихо:

– Вы имеете право знать правду, Реджан. Я не мог заставить себя принять абсолютное бессмертие. Это предрассудок, но это сильнее меня. Я люблю жизнь со всеми ее радостями и наслаждениями. Приняв абсолютное биологическое бессмертие, я лишил бы себя всего этого... Если вы тоже, тогда оставим это...

– Нет, нет! – поспешно вскричал Реджан. – Я не видел от жизни никаких радостей! Я готов! Но, профессор... Если уж на то пошло... Впрочем, какие тут оговорки! Вы ведь, наверное, не просто так, не ради моих прекрасных глаз подарите мне бессмертие? У вас, наверное, есть условия!..

– Да, Реджан, у меня есть условия. Вы вернете мне то, что я израсходовал на постройку генератора. Пятьсот миллионов суремов – вот цена того ломтика сыра, который вы у меня съели!

– Пятьсот миллионов? Но где же я возьму их?

– Бессмертному все доступно. Все сокровища мира будут ваши! Вы сможете доставать их со дна океана или спускаться за ними в жерла вулканов! Об этом не беспокойтесь, я научу вас, где и как доставать золото.

– В таком случае, я готов, Вальмоск!

– Отлично! Время для нас дорого. Идемте!..

8

Прошла неделя, и Реджан снова сидит на ободранном стуле в комнате Вальмоска. Старик только что привел его из подземелья, где он ровно семь дней находился в генераторе бессмертия. Об этом времени у Реджана не осталось никаких воспоминаний – сознание его было отключено. Когда он возвращался через залу, где испытывали животных, его пошатывало. Вспоминался плававший в расплавленном железе Флипп, и от этого воспоминания его всего передернуло.

Добравшись до стула, он тяжело на него рухнул. Голова Реджана была полна каких-то шумов, но это были внутренние шумы, вызванные резкой перестройкой всего организма. Сердце его болезненно сжималось, все внутренности горели огнем. Ему хотелось кричать, стонать, но рот его был запечатан накрепко и навечно.

Старик взял лист бумаги и, набросав на нем несколько слов, поднес его к глазам Реджана. Буквы расплывались, прыгали, но Реджан все-таки прочел:

«Как вы себя чувствуете, дружище?»

Сжав карандаш непослушными пальцами, он ответил:

«Плохо! Наверно, умру!»

Вальмоск, в свою очередь, написал:

«Мужайтесь! Это естественная реакция. Ронги и Флиппу тоже было плохо сразу после выхода из генератора. Но это быстро прошло. Ощущаете ли вы какую-нибудь потребность? Голод, жажду?»

Реджан ответил:

«Не знаю. Наверное, я слаб от голода. Ведь я ничего не ел перед операцией, кроме кусочка сыра!»

Вальмоск возразил:

«Голод тут ни при чем. Генератор привел ваш организм в полное равновесие: убрал лишнее, добавил недостающее. Со временем энергия у вас будет прибывать за счет ненужных органов. Мозг и нервная система укрепятся и приобретут стабильность. Ваше мышление достигнет необыкновенной ясности и четкости. А пока нужно потерпеть. Помните, что у вас в запасе вечность и что вам ничто уже не может угрожать!»

Реджан настаивал на своем:

«Мне плохо, старик! Я хочу прилечь! Уступите мне свой диван!»

«Ложитесь на пол, – ответил Вальмоск. – Для вас теперь все равно, где лежать: что на перине, что на булыжниках».

Реджан сполз со стула и растянулся на полу. Глаза его не закрывались и не мигали. Но все вокруг ему виделось расплывчатым, искривленным, словно сквозь текущую воду. К нему подошел Ронги и взглянул ему в лицо. Взгляд собаки был умным и печальным. Реджану даже почудилось в нем настоящее человеческое сострадание. С трудом подняв руку, он погладил дога по голове и мысленно произнес:

«Вот и я стал таким же, как ты, Ронги! Что нас ожидает в будущем?..»

Пес отошел и лег на свое место у дивана.

На Реджана надвинулось странное забытье. Он все видел, но перестал сознавать окружающее. На него наплывали бредовые образы, чередуясь с черными провалами полного беспамятства. Он метался, словно в горячке, потрясал кулаками, стучал головой об пол. Вальмоск не знал, что с ним делать. Помочь ему ничем он не мог. Наконец, схватив из кучи в углу охапку старого тряпья, он накинул его на Реджана. Через несколько минут Реджан успокоился и погрузился в глубокий сон.

Измученный старик улегся на диван и закутался в свое рваное пальто. Он снова сосал корку и с беспокойством наблюдал за Реджаном. Когда Реджан замер в полной неподвижности, старик толкнул рукой собаку и плаксиво спросил:

– Неужели не вынесет? Неужели зря? Эх, Ронги, Ронги, Ронги, почему мы с тобой такие несчастные?!

Дог в ответ даже не стукнул об пол хвостом. Его взгляд был полон глубокого безразличия...

9

Реджан проснулся через пять часов. Первое, что он воспринял сознанием, была глубочайшая тишина и непроницаемая тьма. Но в теле он чувствовал необыкновенную легкость – казалось, оттолкнись и пари в воздухе, как птица. Темноту он приписал ночи и поэтому не испугался ее. Однако лежать без движения не хотелось. Он вскочил на ноги, тряпки с его головы упали, в глаза ударил желтый свет пыльной люстры. Он увидел себя в комнате Вальмоска и разом все вспомнил.

Старик на диване спал. Реджан подошел к нему и бесцеремонно растолкал. Он увидел, как глаза Вальмоска раскрылись, а губы быстро зашевелились, произнося какие-то слова.

«Надо научиться понимать речь по движению губ», – подумал Реджан и, разыскав бумагу и карандаш, размашисто написал:

«Самочувствие отличное! Хочу убедиться в своей неуязвимости, а затем приступить к работе. Вставайте, почтеннейший Вальмоск!»

Старик прочел написанное, удовлетворенно закивал и торопливо написал ответ:

«Поздравляю с бессмертием, Дориэль Реджан! Вы увидите необыкновенные вещи! Вы прославите мое имя во всей Вселенной! Через миллиарды лет вы станете властелином Вселенной! А пока, если хотите убедиться в своей неуязвимости, идемте в лабораторию!..»

Они прошли в соседнюю залу, и здесь профессор стал указывать Реджану поочередно на все аппараты. От гильотины Реджан отказался, от чана с соляной кислотой тоже. На тигель он ответил утвердительным кивком. Вальмоск выколотил из формы слиток металла, положил его в тигель и включил рубильник. Реджан не отрываясь смотрел, как в тигеле накаляется и плавится железо.

Когда металл закипел, пузырясь и разбрызгивая огненные искры, Реджан стал осторожно подносить к нему руку. Ни малейшего жара он не ощущал. Все ближе, ближе ослепительная клокочущая поверхность. Вот рука коснулась ее. Ничего – ни боли, ни тепла, лишь чуть заметное сопротивление жидкости. Тогда Реджан окунул в кипящий металл обе руки и принялся их полоскать, словно это была обыкновенная вода.

Сияя от восторга, он отряхнул потом руки, так что взметнулся каскад ослепительных брызг, и бросился к Вальмоску, желая его обнять. Но старик в ужасе от него отшатнулся, указывая на его руки. Реджан понял, что чуть не нанес старику серьезные ожоги. Желая, однако, поскорее высказаться и поделиться своими ощущениями, он взял карандаш и бумагу, но те вспыхнули у него в руках и моментально сгорели. Вальмоск укоризненно покачал головой, принес новую бумагу с огрызком карандаша и написал:

«Не сходите с ума, Реджан! Поверхность ваших рук раскалена до тысячи градусов. Охладите руки водой, прежде чем к чему-либо прикасаться, иначе вы подожжете дом!»

Реджан прочел эти строки и сейчас же направился к сосуду с водой. Когда он погрузил руки в воду, из сосуда, рванулся вверх целый столб пара. Охладив руки и удостоверившись, что они больше не жгут, Реджан взял у Вальмоска карандаш:

«Могу ли я ослепнуть от слишком яркого света?»

«Нет, – ответил Вальмоск. – Как вы сами видели, Флипп купался в расплавленном металле, и зрение его от этого нисколько не пострадало. Запомните: даже свет сверхгорячих звезд не в силах вас ослепить!»

«Хорошо, профессор, я верю вам».

«Хотите еще подвергнуть себя испытаниям? У меня есть пресс в тысячу атмосфер. Отличная штука! Или, если угодно, вакуумная камера».

«Нет, довольно. Я хочу теперь работать. Научите меня, где взять золото. Я хочу с вами рассчитаться, Вальмоск. Я хочу поскорее отдать вам ваши пятьсот миллионов за ваш ломтик сыра!»

«Слава всевышнему! Кончились мои муки мученические!.. Идемте к столу, Реджан, я должен вам дать подробные указания!»

Они вернулись в комнату. Вальмоск расчистил на столе место и принялся писать руководство по добыче золота. А Реджан занялся пока Флиппом и Ронги. Его очень интересовало, узнают в нем звери себе подобного или не узнают...

10

Последующие недели Реджан с увлечением выполнял инструкцию Вальмоска. Начали с самого простого: с золота, затонувшего вместе с кораблями на недоступных глубинах.

Реджану нравилось бродить по морскому дну в таких чудовищных безднах, куда не достигали еще даже самые совершенные батискафы. Перед ним раскрывался сказочный мир невиданных доселе животных, сохранившихся без изменений миллионы лет под многокилометровой толщей воды, в царстве вечного мрака и вечной тишины.

Он бродил под трассами старых морских путей в поисках затонувших сокровищ и находил их в несметном количестве. Кое-что для начала он насыпал к себе в железный ящик я выносил на берег, но за главными грузами Вальмоск снарядил потом судно, которое рейс за рейсом отвозило тонны добытого Реджаном золота.

В каждое плавание Вальмоск отправлялся лично и зорко следил за тем, чтобы никто из команды не разгадал цели его предприятия. Лебедка опускала под воду литую батисферу с завинчивающейся крышкой. Стальные троссы достигали порой длины десяти километров. Иногда они обрывались, и тогда, к удивлению матросов, оборвавшийся конец травили под воду со специальным грузилом; концы тросса каким-то чудом сами находили друг друга и соединялись в неведомой глубине прочными зажимами, а потерянная батисфера поднималась на палубу. Ее разгрузку в трюме совершали двое доверенных людей Вальмоска.

Последний месяц Реджан вообще не выходил на поверхность. Работа под водой нисколько не утомляла его. Она казалась ему забавой. В промежутках между рейсами он всячески развлекался, наслаждаясь своей полной неуязвимостью. Перед его подвигами бледнели все измышления досужих фантастов, все мифы и легенды о чудо-богатырях и титанах древности. А для него это были не подвиги, а просто шалости от нечего делать.

Он вступал в единоборство с гигантскими кальмарами неслыханных и невиданных размеров и всегда, поиграв с ними, убивал их с помощью обыкновенного кинжала. Однажды он умышленно позволил проглотить себя чудовищной рыбе с тысячезубой пастью, а потом вспорол ей брюхо и вышел из нее невредимым. Вокруг него в полном молчании происходила беспощадная борьба: одни чудовища пожирали других и сами тут же становились жертвой еще более ужасных созданий. Один Реджан был вне этой извечной борьбы и чувствовал себя неограниченным властелином океана.

Когда при одном из очередных спусков батисфера принесла в глубину прикрепленный к крюку небольшой якорь – условленный знак о прекращении работы, – Реджан почувствовал досаду и раздражение. Ему не хотелось покидать подводное царство, которое своим молчанием было очень сродни его собственному вечному безмолвию. Однако он не хотел пока порывать с Вальмоском, так как у него было еще на суше немало собственных дел. Подавив в себе досаду, он вошел в батисферу и задраил изнутри крышку люка.

На сей раз батисферу в трюме не вскрывали. Вальмоск приказал взять курс к порту. Судно развернулось и направилось к родным берегам. В океане разыгрались осенние штормы. Работы у команды было по горло. Про загадочную батисферу забыли. Сам Вальмоск пластом лежал у себя в каюте, страдая от жестокого приступа морской болезни.

По прибытии в порт Вальмоск распорядился разгрузкой судна, щедро расплатился с командой и лишь тогда спустился в трюм, где, заключенный в батисферу, томился Реджан. С трудом отвинтив тяжелую крышку, старик осветил внутренность батисферы карманным фонариком и помог Реджану выбраться.

На бессмертном не было никакой одежды, лишь пояс с кинжалом в ножнах и футляр с электрическим фонарем. Но ему это не мешало – холода он все равно не ощущал. Вальмоск провел его к себе в каюту, где для него было приготовлено отличное платье, соответствовавшее сезону и моде. Реджан быстро оделся и подсел к столу, на котором лежали бумаги и карандаш.

«Какова дальнейшая программа, Вальмоск?» – размашисто написал он.

«Пока никакой, – ответил профессор. – Я займусь восстановлением дома, а вы отдыхайте. Позже мы предпримем путешествие в земные недра. Это будет поинтереснее морских глубин, Реджан!»

«Хорошо, – согласился бессмертный. – Занимайтесь своим делом. Я тоже займусь своими делами. Мне пора уже навестить и устроить семью. Сколько вы можете ассигновать на мои нужды, Вальмоск?»

«Сколько угодно, дорогой Реджан! Десять миллионов вас пока устроят?»

«Устроят. Пока. Пишите чек!..»

11

Три месяца прошло с тех пор, как Реджан покинул семью. За это время он не подавал о себе ни единой весточки. Биолия кое-как перебивалась на случайных заработках, смотрела за двухлетним Аркифом и терпеливо ждала возвращения мужа. Она знала его характер и понимала, что не даст о себе знать, пока чего-нибудь не добьется.

Однажды ночью Биолия проснулась от стука в дверь. Вскочив с постели, она в одной рубашке бросилась к двери и спросила:

– Кто там?

Никто не ответил, но стук повторился, сначала просто, а потом в темпе «Марша трубадуров», который так любил насвистывать Реджан. Сердце Биолии сразу почувствовало, кто это стучит, и затрепетало от радости.

Повернув ключ и сняв цепочку, Биолия распахнула дверь. На пороге стоял Дориэль Реджан. Но ее ли это Дориэль? Откуда на нем такая богатая, дорогая одежда?! Впрочем, при чем тут одежда! Конечно, это ее родной Дор! Это его прекрасное мужественное лицо, его спокойные любящие глаза!..

– Милый! – тихо простонала Биолия и бросилась на грудь мужу.

Реджан подхватил ее на руки и внес в комнату, прихлопнув за собой дверь ногой.

С минуту он стоял посреди комнаты, держа жену на руках и глядя на нее каким-то странным – и нежным, и вместе с тем грустным взглядом. Потом, так и не поцеловав ее, хотя она именно этого ждала, он бережно опустил ее на кровать, а сам, по-прежнему молча, присел к столу, вынул блокнот, авторучку и принялся что-то писать.

– Дор, что с тобой?.. – с мольбой прошептала Биолия, испуганная непонятным молчанием мужа.

Вместо ответа Реджан протянул ей блокнот. Биолия с недоумением взяла его и прочла следующие строки:

«Не пугайся, Оли! Все хорошо! Я стал богат, как Крез, но за это потерял способность говорить и слышать. Я сделал это ради того, чтобы ты и Арик никогда ни в чем не нуждались. Напиши, как твое здоровье, как наш малыш?»

Он подал ей авторучку, знаками приглашая ее писать. Но Биолия вскрикнула, уронила блокнот на пол и бросилась к мужу. Она стала с лихорадочной горячностью ощупывать его, гладить его по лицу, рукам, исступленно целовать его, заливаясь слезами. Вскоре она заметила, что руки и лицо его холодны, как лед. В сердце ее шевельнулась страшная догадка. Она вдруг рывком распахнула на нем пальто и припала ухом к его груди, к тому месту, где должно было биться его сердце. Но грудь его была неподвижна, без малейшего признака дыхания, а сердце молчало, словно его не было.

– Ты мертв! Ты призрак! – крикнула Биолия и, отпрянув от мужа, забилась в угол кровати. Глаза ее расширились, наполнились ужасом.

Проснулся в своей постельке и громко заплакал маленький Аркиф. Биолия метнулась к нему и, прижав его к груди, снова укрылась в своем углу. Она громко выкрикивала молитвы и какие-то бессвязные заклинания.

Реджан молча смотрел на нее, взгляд его был полон грусти, недоумения и горечи. Несколько мгновений он стоял в нерешительности, с беспомощно опущенными руками. Он понял причину ее ужаса и сначала совершенно растерялся, так как не ожидал ничего подобного. Но вот он поднял с пола блокнот, снова присел к столу и долго что-то писал.

Биолия тем временем несколько успокоилась. Призрак мужа был все же слишком материален, глаза его были слишком живы и по-земному добры. Нет, Дор не причинит ей вреда! Дор любит ее, любит Арика! Поэтому, когда Реджан вновь подал ей блокнот с густо исписанным листом, она с жадностью схватила его, уверенная, что узнает наконец всю правду.

И она узнала правду.

И тогда снова были слезы, снова Биолия гладила лицо мужа, снова целовала его. Потом она поднесла к нему сына. Мальчик узнал отца и потянулся к нему ручонками, но Реджан не посмел его приласкать, боясь, что ребенок испугается его ледяных прикосновений.

Наконец Биолия схватила карандаш и написала такие слова:

«Мне ничего не надо, милый! Пусть мы будем нищими, пусть мы будем голодными, только будь таким, как раньше. Отдай своему профессору все, но пусть он вернет тебе твой прежний облик, твою прежнюю жизнь!»

Реджан горестно покачал головой и ответил:

«Оли, это невозможно! Когда я согласился на операцию, я думал только о тебе и нашем мальчике. Я думал только о том, чтобы вырвать вас из этой проклятой нищеты! А теперь уже поздно! Но ты не отчаивайся, я все равно люблю тебя, только тебя одну, и никого больше! Я буду приходить к тебе. А потом, когда рассчитаюсь с Вальмоском, я останусь с вами навсегда».

Он писал все это совершенно искренне, сам еще не понимая, что уже не сможет быть для Биолии мужем, не сможет любить ее. А она это уже поняла и поэтому плакала безутешно, словно он в самом деле умер. Для нее он стал просто дорогим призраком, холодным, недоступным и далеким. В этом убедили ее прикосновения его холодных рук, его гробовое молчание, его каменная, бездыханная грудь, в которой она не могла уловить биение его сердца...

12

О доме Вальмоска снова заговорили. Развалина, которую муниципалитет уже занес в списки строений, подлежащих сносу, неожиданно преобразилась.

Всю зиму во двор свозили строительный материал и возводили леса. Весной начался капитальный ремонт, и в самый разгар лета леса убрали, и дом засверкал, как сказочный дворец. Старик Вальмоск, перебравшийся на время ремонта в лучшую гостиницу города, торжественно отметил свое вселение в обновленный дом. На званом обеде присутствовали многие видные горожане и сановники, среди них и Эрм Грунзолл Пятый, самый богатый человек в мире.

Шеренги отлично вышколенных лакеев подавали на серебре и золоте изысканно приготовленные яства. Дорогие вина искрились в хрустальных бокалах.

Профессора Вальмоска трудно было узнать. Он преобразился не менее чудесно, чем его дом: лицо его разгладилось и сияло довольством; он был пострижен по последней моде, гладко выбрит и надушен самыми тонкими духами; черный фрак и белоснежная манишка делали его изящным и ловким; на руках его сверкали перстни с брильянтами.

Открывая торжественный обед, Вальмоск произнес короткую речь, полную загадочных намеков. Он говорил о божественном провидении, которое помогло ему вырваться из полосы неудач и вернуться в высший свет, где он прежде занимал далеко не последнее место. Он вспомнил о дружбе с Эрмом Грунзоллом Третьим и в связи с этим произнес таинственную фразу о том, что прощает дому Грунзолла старый долг чести, который с процентами достиг к настоящему времени семисот миллионов суремов. Гости были удивлены, а Эрм Грунзолл Пятый, сидевший на почетном месте справа от хозяина, презрительно усмехнулся и, наклонившись к своей соседке, сказал довольно громко:

– Наш любезный хозяин, видимо, ошалел от радости. О прошлом у него сохранились весьма туманные представления!

Баронесса хихикнула, а Вальмоск покраснел и скомкал конец своей речи...

Во время десерта и кофе, которые подавались в голубой гостиной и курительном салоне, гости, разбившись на отдельные группы, оживленно обсуждали этот прощенный долг в семьсот миллионов и замечание Эрма Грунзолла Пятого. Самая большая группа собралась вокруг престарелого Висторма, бывшего полвека назад мэром города. Этот девяностолетний крепыш во всеуслышание разглагольствовал о неудачной торговле бессмертием, на которой Вальмоск когда-то давно вылетел в трубу.

– Я ставлю десять миллионов против одного, что Вальмоску удалось-таки всучить свое идиотское бессмертие какому-нибудь доверчивому простаку-иностранцу! – пищал Висторм, брызгая слюной.

Бессмертие, бессмертие, бессмертие... Кто-то что-то слышал об этом, кто-то где-то читал... Висторму поддакивали, но общее мнение склонялось к тому, что Вальмоск просто получил наследство.

Однако, несмотря на это недоразумение, прием прошел благополучно, если не считать странного эпизода, происшедшего под самый занавес.

Вдруг среди гостей появился новый гость, которого никто не знал. Это был прекрасно сложенный молодой человек, одетый безукоризненно, но поведением своим смутивший очень многих. Дворецкий не докладывал о его приходе. Он явился об руку с хозяином, медленно прошел по всем залам, с нескрываемым любопытством осмотрел присутствующих и, не сказав ни слова, никому не поклонившись, скрылся неизвестно куда.

Когда Вальмоск, проводив странного незнакомца, вернулся к обществу, дамы окружили его и принялись наперебой расспрашивать о «прекрасном немом». Вальмоск пожимал плечами, блистал перстнями, расточал улыбки, но ответа так и не дал. Лишь Висторму он ответил более или менее правдиво. Бывший мэр оттащил его в сторону и спросил напрямик:

– Это человек, купивший у вас бессмертие, Вальмоск?

Взяв Висторма доверительно под руку, профессор вполголоса ответил:

– Да, старина, это несчастный, который никогда не умрет. Это единственный из людей, который переживет и Землю, и Солнце, и Галактику, и даже самого господа бога!

– Во сколько же это обошлось?

– Мне это обошлось в один ломтик сыра!..

Висторм выпучил глаза и поспешно отошел от Вальмоска.

13

Когда гости разъехались, а слуги, прибрав залы, удалились на покой, Вальмоск спустился в подземелье дома, в комнату, которую он недавно занимал сам и в которой теперь обитали Реджан, Ронги и Флипп. Обновление дома не коснулось этого глубокого подвала. Здесь все было по-прежнему: грязь, запустение и полная тишина.

Реджан сидел на диване, закрыв лицо ладонями. Ронги лежал на своем месте и пристально смотрел на пыльную люстру; Флипп, по своему обыкновению, прятался в темном углу, за кучей тряпья.

Входя в комнату, Вальмоск хлопнул дверью. Люстра чуть заметно дрогнула. Ронги отвел от нее взгляд и посмотрел на хозяина. Реджан даже не пошевелился. Он все еще был в вечернем костюме, в котором недавно приходил поглядеть на гостей Вальмоска. Профессор брезгливо оттолкнул ногой собаку и, схватив Реджана за волосы, резким движением запрокинул его голову. Реджан спокойно глянул на Вальмоска и легким кивком дал понять, что принял его приход к сведению.

Тогда Вальмоск заговорил, старательно двигая губами:

– Дориэль, слушайте меня внимательно. Вы два месяца провели на дне океана, три месяца в недрах земли и добыли за это время сказочные сокровища. Вы вернули мне в сто раз больше, чем я вложил в генератор абсолютного бессмертия! Что вы намерены делать дальше?

Бессмертный внимательно следил за губами старика. Он понял каждое произнесенное им слово. Вынув из кармана блокнот с золотым обрезом и дорогую авторучку, он написал на чистом листе:

«Я не знаю, Вальмоск, чем мне заняться. С вами я рассчитался сторицей, семью обеспечил. Жена и сын живут в собственной вилле и имеют отличный постоянный доход с капитала, который я положил в банк на их имя. У меня были враги, которых я ненавидел и хотел уничтожить. Теперь я могу это сделать, но у меня пропала охота заниматься врагами. Вальмоск, мне все доступно, но мне ничего не нужно! Когда я был на дне океана, мне нравилось там и казалось, что я смогу провести там многие тысячелетия. А в недрах земли, в причудливом кипении огненной лавы, мне даже миллионы лет не представлялись страшными. Но теперь мне и это кажется утомительно однообразным и недостойным внимания».

Вальмоск на это сказал:

– Равнодушие – это единственная болезнь бессмертного. Гоните его от себя, Дориэль! Разнообразие развлечений для вас неисчерпаемо. Вы можете прочесть все книги, написанные людьми, – у вас хватит на это времени. Вы можете осмотреть все культурные сокровищницы мира и даже сделать их своей собственностью! Более того, вы можете сами стать писателем, художником, скульптором – у вас достанет времени развить в себе любой из талантов! Или займитесь науками и станьте самым ученым, самым мудрым из людей. А если вам хочется почестей, славы, неограниченной власти, вам и это вполне доступно. За двести – триста лет вы можете исподволь выдвинуться и сделаться бессменным, вечным правителем! Словом, займитесь чем угодно, только не предавайтесь меланхолии, безразличию, скуке!

Реджан написал:

«Зачем мне все это, Вальмоск? Я чувствую, как во мне угасают желания. Люди не интересуют меня, и заботы людей мне чужды. Вот я сижу и думаю: кто я? Жив я или мертв? Может быть, права Биолия, которая считает меня призраком? Ведь живым принято называть того, кто двигается от рождения к смерти и стремится за это короткое время сделать как. можно больше. Я родился, но я никогда не умру, мне не нужно спешить. Значит, меня нельзя считать живым! Только мертвые пребывают в состоянии абсолютного постоянства. Но я и не мертвый! Я хожу среди живых, я двигаюсь, я мыслю, я чувствую, я вижу окружающий мир, я могу совершать поступки и переделывать этот окружающий мир по своему вкусу! Кто же я?.. Вы тоже ничего не знаете! Вы создали бессмертие, но даже отдаленно не представляете себе, что это такое!.. Знаете, Вальмоск, о чем я вспоминаю? Вы, думаете, о прежней жизни, о похождениях под водой и под землей? Нет, я вспоминаю вкус сыра, который съел у вас, прежде чем стать бессмертным. Это было последнее и самое яркое впечатление моей смертной жизни, и оно осталось во мне навсегда, чтобы преследовать меня бесконечно, миллиарды лет. В настоящую минуту я без колебаний отдал бы бессмертие за возможность съесть кусочек сыру!.. Молчите, ваш генератор несовершенен! Давая бессмертие, он должен одновременно убивать память о прошлом, то есть вынимать из человека его человеческую сущность... Впрочем, теперь уже все равно. Для себя, Вальмоск, я ничего не хочу, но для вас я мог бы еще кое-что сделать. Меня удивляет и забавляет ваша жадность и ваша страсть к обыкновенной жизни, которой у вас осталось не более десяти – пятнадцати лет. Вам нужны богатства, власть, слава? Хотите, я отберу у Эрма Грунзолла Пятого его идиотские миллиарды и отдам их вам?»

Вальмоск подумал:

«Пусть занимается чем угодно, лишь бы не предавался скуке. Эта скука может смениться приступом бешенства, и тогда он натворит такое, что и сам не рад будет. А человечество не много потеряет, если дом Грунзоллов перестанет существовать...»

Вслух он сказал:

– Отлично, Дориэль! Эрм Грунзолл Пятый позволил себе на сегодняшнем банкете довольно грубое замечание на мой счет. Его стоит проучить. Действуйте!..

14

Высокое общественное положение несет с собой много неприятных обязанностей. Вальмоск завертелся, как белка в колесе: визиты, приемы, встречи, деловые разговоры. За всей этой сумятицей он на время забыл о новом задании, которое взял на себя Реджан. Вспомнил лишь через месяц и, ужаснувшись своей беспечности, поспешно позвонил своему поверенному в делах:

– Каково положение дома Грунзоллов? Есть ли новости?

– А каких новостей вы ждете? – с любопытством переспросил поверенный.

– Да ничего определенного, я вообще спрашиваю...

– Если вообще, то пока ничего не слышно. Дом Грунзоллов стабилен как никогда.

– Благодарю вас!

Вальмоск повесил трубку и бросился по коридорам и лестницам в подземелье.

Когда он вошел в «убежище бессмертных» (так он теперь называл свое прежнее жилище), он опять увидел Реджана сидящим на диване. Бессмертный смотрел прямо перед собой в одну точку и о чем-то размышлял. На коленях у него на сей раз примостился кот Флипп, а красавец Ронги по-прежнему лежал у ног.

При появлении Вальмоска группа бессмертных даже не пошевелилась. Вальмоск несколько раз тряхнул Реджана за волосы и тут же чихнул от столбом поднявшейся пыли. Реджан с трудом очнулся и вопросительно глянул на профессора.

– Почему вы до сих пор не отправились выполнять свое обещание, Реджан? – заорал старик, неистово двигая губами.

Реджан пожал плечами. В глазах его было совершенно искреннее недоумение.

– Да отвечайте же, черт вас побери! Где ваш блокнот, где авторучка?

Он сам выхватил из кармана Реджана письменные принадлежности и сунул ему в руки. Реджан взял их и написал:

«Вы сердитесь, профессор?»

– Вы еще спрашиваете?! Почему вы до сих пор не отправились приводить в исполнение приговор, который сами вынесли Эрму Грунзоллу Пятому? В какое положение вы меня ставите перед светом? Я уже предсказал падение дома Грунзолла! Уже месяц назад предсказал! Вы хотите, чтобы я прослыл лжецом и хвастуном? Что вы тут делали целый месяц?!

«Я не знал, что уже прошел целый месяц, – спокойно написал Реджан. – Я думал, что вы ушли полчаса назад. Как, однако, быстро летит время, Вальмоск! Вы удивили меня. Так ведь недолго прозевать и всю вечность... Но не волнуйтесь, вам вредно в вашем возрасте. Сегодня я обязательно займусь Грунзоллом. Он лопнет, как мыльный пузырь, так что треск пойдет по всем биржам мира! В океане, Вальмоск, я убивал гигантских кальмаров. А помните вулкан, через который я проник под землю? Он бездействовал пятьсот лет. А я разбудил его, и он до сих пор беснуется и клокочет... Так и людей... Я могу раздавать троны, как мелкую монету. Но и могу давить промышленных королей, как тараканов. Ступайте, Вальмоск, не мешайте мне готовиться к выступлению! Ничего, что прошел месяц. Сегодня я наверстаю упущенное время. Не беспокойте меня попусту. Считайте, что Грунзолл у вас в руках».

– Хорошо, Дориэль, я верю вам, – сказал Вальмоск, прочитав эти строки. – Я верю, что вы выполните свое обещание и спасете мою репутацию. Чтобы не стеснять вас своим присутствием, я отправлюсь путешествовать. Надеюсь, к моему возвращению Эрм Грунзолл Пятый будет повален, а его миллиарды станут миллиардами Вальмоска. Я приду через полгода, Дориэль. Желаю вам успеха!

15

Будучи уверен, что на сей раз Дориэль возьмется за дело основательно, профессор Вальмоск в тот же день отправился путешествовать. Благо собираться ему было недолго: поднял трубку телефона, заказал каюту в трансантлантическом лайнере, сунул в карман чековую книжку – и в путь!

Дворецкому он велел временно рассчитать лишних слуг и никого постороннего в дом не пускать. Поверенному приказал зорко следить за положением дел Эрма Грунзолла Пятого.

Вальмоск исколесил весь мир, развлекаясь в полное свое удовольствие. Ровно через полгода он вернулся домой. Теперь ему не нужно было запрашивать поверенного. Он и без того знал из газет, что положение дома Грунзоллов не только не пошатнулось, но, напротив, укрепилось на несколько новых миллиардов.

Предчувствуя недоброе, Вальмоск отправился сначала к жене Реджана. Он застал молодую женщину в глубоком трауре. Описав ей подробно состояние бессмертного, Вальмоск сказал:

– Вы должны помочь мне расшевелить его, Биолия. Он должен чем-нибудь заниматься. Его депрессия таит в себе грозную опасность. Когда-нибудь он поднимется и совершит ужасное! Это может окончиться всемирной катастрофой!

Биолия подумала и ответила:

– Профессор Вальмоск, я считаю вас убийцей моего мужа. Я ненавижу вас! Но я все же помогу вам. Не ради вас, а ради моего сына, ради всех людей.

Вальмоск сдержанно поклонился и повел Биолию к машине.

Сердце молодой женщины болезненно сжалось, когда она очутилась в мрачных подвалах Вальмоска. У нее было такое чувство, словно она входит в могильный склеп. Вальмоск отмыкал дверь за дверью и наконец привел Биолию к «убежищу бессмертных».

В комнате было темно. Все лампочки в люстре, вероятно, перегорели. Профессор вынул сильный ручной фонарь и осветил им внутренность комнаты. Биолия вскрикнула, увидев группу бессмертных.

Они сидели в тех же позах, в каких Вальмоск оставил их полгода назад, но грязь, пауки и мыши преобразили их до неузнаваемости.

Лицо, волосы, одежда Реджана были покрыты слоем пыли. Между его грудью и телом Флиппа повисла густая сетка паутины. На спине Ронги свили себе гнездо мыши.

Глаза Реджана были раскрыты, но на них тоже лежала серая пыль. На свет они явно не реагировали. Вальмоск вынул платок и бережно стер пыль с лица Реджана, словно это был не живой человек, а каменная статуя.

Бессмертный оставался неподвижен, как изваяние.

Вальмоск долго раскачивал голову Реджана и светил ему в глаза фонарем, прежде чем тот стряхнул с себя оцепенение и сознательно посмотрел на пришедших. Он сразу узнал Биолию. Но это не вызвало в нем ни малейшего оживления. Медленными движениями он нашарил в кармане блокнот и авторучку. Чернила в авторучке высохли. Реджан бросил ее на пол и достал карандаш.

Жестом приказав Вальмоску светить хорошенько, он написал следующее:

«Дорогая Оли, зачем ты пришла? Тебя привел этот сумасшедший старик, да? Не связывайся с ним!.. А вы, Вальмоск, не беспокойте меня понапрасну! Придет время, я сам позову вас. Эрм Грунзолл осужден на смерть. Разве вам этого мало? Умрет Грунзолл, умрете вы! Бросьте дурить! Вам ничего больше не нужно!»

Биолия прочитала написанное и своим нервным мелким почерком набросала ответ:

«Дор, милый, опомнись! Того, что случилось, не вернешь, но зачем ты бросил меня и Арика? Почему я должна носить траур при живом муже? Идем со мной, Дор! Тебя ждет сын! Ты отец, ты должен помочь мне воспитать Аркифа. Встряхнись, Дор! Ты ведь живой, ты можешь жить добрыми делами, а этого достаточно, чтобы не потерять вкус к жизни!»

Но горячее воззвание Биолии оставило Реджана равнодушным. Его ответ был коротким и категорическим:

«Мне ничего не нужно, Оли. Желания во мне иссякли. Но я не хочу наблюдать, как состаришься и умрешь ты, как состарится и умрет мой сын. Я не хочу бродить по Земле среди сплошного кладбища. Кого мне любить? Все умрут! Все! Прощай, Биолия! Прощайте, Вальмоск!»

Профессор направил луч фонаря на свое лицо и отчетливо произнес:

– Мы больше с вами не увидимся, Дориэль. Извинитесь за меня перед далекими потомками, когда они обнаружат вас здесь через тысячу или через десять тысяч лет. Я убедился, что бессмертие человеку не нужно. Прощайте, Дориэль. Не оставляйте своих товарищей по бессмертию, Ронги и Флиппа, они скрасят вам не одно тысячелетие, когда вам надоест дремать в подземелье и вы отправитесь бродить по нашему столь неустойчивому, но все же прекрасному миру. На то будущее время желаю вам доброго настроения и благих помыслов. А пока приятных вам грез, Дориэль Реджан! Приятных грез и легкой скуки!..

Реджан внимательно слушал эти слова. Но в ответ на них лишь слегка кивнул. Вальмоск стер еще пыль с Ронги и Флиппа и попрощался с ними., грустно заглянув в их широко раскрытые глаза, полные глубочайшего безразличия ко всему на свете.

После этого он покинул подземелье, уводя с собой истерически рыдающую Биолию.

Вскоре Вальмоск приказал наглухо замуровать все входы в подземелье, в котором остался похоронен генератор бессмертия, а вместе с ним Дориэль Реджан, Ронги и Флипп,

На Земле о них никто больше не слыхал.