СТАЖИРОВКА

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (1 голос)

 

    Научно-фантастический рассказ

    Они спустились в нижний подземный зал.

    — Здесь центральный пост управления,— сказал старший координатор.— Мозг энергетической сети Земли. Отсюда мы ускоряем или замедляем реакции в подкоровых зонах планеты и регулируем мощность ядерных геоцентралей вулканических районов. Здесь же находится система управления магнитными полями стратосферы. Изменяя напряженность магнитных полей, мы диктуем ход ядерных процессов в сибирско-гренландском и антарктическом искусственных солнцах и регулируем климат Крайнего Севера и Крайнего Юга.

    — Исходные данные?— поинтересовался стажер.

    — На этом щите. Непрерывно поступают от счетно-аналитических устройств. Регулировка автоматическая. Но при достижении критических значений решает дежурный инженер. Подкоровый генератор Земли практически неисчерпаем, однако на современном уровне техники его полезная мощность еще ограничена. А мы, уничтожив тяжелый физический труд, привыкли расходовать много энергии.

    — Насколько я понимаю, в данный момент поступление энергии и ее расход нормальные?

    Старший координатор окинул внимательным взглядом контрольные экраны, повернул рукояти индикаторов. Некоторое время молча присматривался к зеленоватым кривым, которые бесшумно змеились на прозрачных шкалах. Потом пробежал пальцами по клавишам, словно исполняя беззвучную гамму. Центральный экран осветился. По нему поплыли радужные полосы, и тотчас послышались серии цифр. Они звучали как музыка. Старший координатор выслушал и кивнул головой:

    — Все в норме. Есть даже небольшой резерв.— Он прищурился, быстро подсчитал в уме:— Полтора-два миллиарда киловатт. В Азии сейчас ночь: энергетическое кольцо Сибири и Китая работает не на полную мощность. Через несколько часов расход энергии там возрастет, но начнет уменьшатся в Европе. Автоматы переключат все сами... если где-нибудь не возникнет серьезной перегрузки.

    — Эти дежурства здесь — скорее традиция,— заметил стажер.

    — Во многих местах дежурства стали традицией,— мягко возразил старший координатор.— И все-таки они необходимы. Автоматизация никогда не была так совершенна, как сейчас, но без контроля живого, мыслящего человеческого мозга не обойтись. Ты хорошо знаешь, что любой самый превосходный автомат работает по заданной человеком программе. А каждая программа конечна... Центральный пост управления может работать автоматически годы, но может наступить критический момент, когда правильное решение в состоянии принять только человеческий разум. Поэтому всегда дежурят инженеры-наблюдатели. Ты пройдешь стажировку и тоже сможешь самостоятельно дежурить здесь. Это почетная обязанность, к которой Высший координационный совет допускает немногих. Столь же ответственная и почетная, как управление трансгалактическим звездолетом.

    — После окончания академии мне пришлось пройти двухгодичный дополнительный курс,— с гордостью сказал стажер.

    — В мое время,— улыбнулся старший координатор,— дополнительный курс требовал пяти лет...

    Стажер принялся осматривать распределительные щиты, контрольные экраны, ряды клавиш, кнопок и сигнальных ламп на пультах управления. Иногда он задавал короткие вопросы, и старший координатор лаконично объяснял.

    Мелодичный гонг прозвонил дважды.

    — Сюда спускается очередной дежурный. Ты останешься с ним еще час. Следи за его работой. Спрашивай у него. Через час ты свободен.

    — Когда прийти завтра?

    — Час прибытия укажет контрольный автомат при выходе.

    — Еще вопрос: что это за красная кнопка там наверху, под предохранительным стеклом?

    — Это...— старший координатор на мгновение запнулся.— Это тоже... традиция. Памятник эпохи последних революций. Памятник того, на какое преступление готова была пойти горстка людей, осужденных историей на уничтожение. Но об этом после...

    — Кнопка имеет отношение к общей энергетической системе Земли, или она часть того, что некогда находилось в этих подземельях?

    — Она — часть и того и другого. И настоящего и прошлого. Вскоре ты будешь знать все о каждой кнопке. А теперь прощай.

    Старший координатор шагнул в узкую дверь лифта, и через секунду блестящий цилиндр бесшумно унесся наверх.

    Стажер остался один. Его взгляд скользнул по контрольным экранам и снова остановился на красной кнопке.

    Без сомнения, эта кнопка служила для включения какого-то механизма. Но сейчас к ней не было доступа. Она находилась на высоте пяти метров над полом. А в подземном зале не было ничего, напоминающего лестницу.

    Стажер знал, что центральный пост управления энергетической сетью Земли создан на месте подземного убежища диктаторов, сметенных последней революцией. В западном полушарии всеочищающий шквал революции пронесся позже, чем на востоке... Из этих глубоких подземелий последняя кучка диктаторов несколько веков назад управляла огромной страной. Здесь-то и зародился чудовищный план...

    В ту эпоху ученые только что разгадали ядерный характер процессов в недрах Земли. Величайшее открытие давало возможность предсказывать и предупреждать землетрясения, навсегда обуздать вулканы. Оно раскрывало перед человечеством пути к источникам энергии невообразимой мощности.

    И тогда появился план, скрытый под криптонимом “Аутодафе Плутона”. Он предусматривал ускорение ядерных реакций, постоянно протекающих в недрах планеты. План уничтожения целых народов. Тысячи вулканов должны были вспыхнуть на континентах восточного полушария, где жили миллиарды свободных людей. В вихрях ядерных взрывов, тучах вулканического пепла и реках огненной лавы исчезли бы с лица Земли старинные города и села, поля и вековые леса. Пламя небывалого костра грозило навсегда испепелить стремление землян к свободе и счастью...

    Все было подготовлено, и безумный план мог быть приведен в исполнение нажатием кнопки. Однако она осталась не нажатой. Роботы, неотлучно дежурившие при кнопке, были самыми совершенными из числа обслуживающих убежище. Они имели вмонтированные реле самозащиты на случай нападения извне. Реле могло в определенных пределах изменять программу роботов. Об этом позаботились ученые, утратившие власть над своим изобретением. Реле предупредило роботов об опасности, угрожающей им самим.

    В тысячные доли секунды планета вместе с теми, кто включит кнопку, могла превратиться в раскаленную газовую туманность.

    Когда роботы получили приказ нажать кнопку, они проанализировали его с помощью реле и... не выполнили.

    Убежище было захвачено восставшим народом. Последний из диктаторов, спасаясь от преследования, проник в тайник и хотел нажать кнопку сам, но роботы задушили его...

    После революции убежище было превращено в музеи. Пятьдесят лет спустя начались работы по генеральной перестройке энергетических сетей Земли, и Высший координационный совет решил разместить в глубоких подземельях бывшего убежища центральный пост Управления энергетикой.

    * * *

    Стажер был мечтателем и немного фантазером. В подземном зале, из которого несколько инженеров управляли энергией земных недр, распределяли ее по всей планете и нажатием кнопки меняли климат Земли, в этом удивительном зале стажера увлек не строгий ритм вспышек на пультах и экранах, а маленькая кнопка под потолком, к которой не было доступа.

    “Зачем она здесь? Не та ли это кнопка, нажатием которой могли быть уничтожены целые континенты, а возможно, и вся планета. Если та, зачем ее оставили в этом зале, все назначение которого не разрушать, а создавать новое?.. Традиция, сказал старший координатор... Чему служит такая традиция?”

    Стажер не услышал ответа на свой вопрос. Дежурные инженеры, под руководством которых он проходил стажировку, ничего не знали об этой кнопке или не хотели говорить. В одном он убедился: кнопка под потолком подземного зала не имела прямого отношения к современным энергетическим сетям Земли. Теперь он хорошо усвоил систему управления, назначение бесчисленных регуляторов, рычагов, контрольных экранов, щитов, таблиц. В зале нет ничего лишнего, ничего, что не было бы непосредственно связано с энергетикой планеты, кроме... этой странной кнопки.

    Во время дежурств он часто глядел на нее и старался понять... И не понимал. Иногда, особенно в те минуты, когда он оставался в подземном зале один, ему хотелось добраться до нее, посмотреть вблизи, потрогать. Но она находилась слишком высоко.

    Несколько раз он снова пытался заговорить о ней со старшим координатором. Старик, охотно разъяснявший все, умолкал, обещал рассказать позднее, иногда отделывался шуткой, торопился уйти.

    Теперь, даже покидая подземный зал, стажер продолжал думать о загадочной кнопке. А что, если она подключена к действующему устройству? Тогда нажатие этой кнопки... Ему становилось страшно, и он закрывал глаза...

    Детские годы и юность он провел в одном из интернатов в Италии. Там он впервые увидел и полюбил покоренные человеком вулканы. Он часто поднимался по старинной монорельсовой дороге на вершину Везувия. С площадки, окруженной белой балюстрадой, глядел в умолкнувший кратер. Уступы красноватых пористых лав отвесными стенами уходили вниз, в толщу земной коры.

    Уже мальчуганом он знал, что там, на глубине, бушует вечный огонь ядерных реакций. Но человек сумел покорить недра; их энергия уже не страшна, она приводит в движение бесчисленные фабрики, стремительные электропоезда, подводные вездеходы-амфибии, освещает и греет жилища землян на берегах тропических морей, в умеренном климате приполярных зон, в высоких горах и на дне океанов. Даже в “огненном тихоокеанском кольце”, опоясывающем величайший океан планеты, перестали дымить вулканы. Давно прекратились землетрясения. Ученые регулируют движения земной коры, пустыни превращены в теплые внутренние моря, новые прекрасные острова созданы в океанах.

    И люди,— как изменились люди Земли! Они стали хозяевами своей судьбы, гражданами бескрайнего космоса... Они свободны от изнурительного труда, от однообразной повседневности мелких забот. Они имеют все, что хотят, и заняты тем, что каждого интересует. Наука и искусство, техника и спорт, исследования далеких миров и воспитание новых поколений землян на родной планете доступны каждому.

    Люди давно не знают болезней, переполнены энергией, верят в свое будущее. Они очень счастливы... Впрочем, это особенное счастье — тревожное, волнующее, постоянно зовущее вперед. В нем и радость творческих исканий и горечь временных неудач, тепло дружеских рук, и свобода, и любовь... Это счастье сильных и свободных людей. Счастье мечтать, верить и претворять в, жизнь мечты.

    На вершине Везувия, глядя в бескрайние дали моря, он думал о подвигах, которые совершит, когда вырастет, о полетах на неисследованные планеты, об открытиях, которые еще не сделаны, об ожидающем его великом приключении...

    Потом все оказалось проще. Пришлось учиться много и долго. Сколько понадобилось узнать для того, чтобы стать полезным! После долгих колебаний он выбрал энергетику планет. Сыграла роль его давняя любовь к умершему Везувию. Совершить новые открытия было нелегко. Все казалось уже открытым.

    Ему предложили ехать на Марс. Он поехал, но через два года возвратился. Там, на Марсе, уже не совершали подвигов. Там просто строили энергетические станции и сажали земные сосны. И все эти два года в холодном красноватом мареве пустынь он постоянно видел один и тот же мираж: зеленые холмы Земли, легкие облака в небе и бронзовые шпили старинных башен. И, засыпая под вечный гул ураганов, он слышал шум земных морей и видел во сне свой Везувий.

    На Земле он решил учиться дальше. Закончил высший курс Академии энергетики, и вот он стажер центральной энергетической системы Земли. Стажировка подходит к концу. Вскоре он станет одним из “властелинов земных недр”, как в шутку зовут инженеров, работающих на центральном посту Управления энергетики.

    “Властелин земных недр”... А его смущает и тревожит кнопка в подземном зале... Почему он постоянно думает о ней?

    * * *

    Вечереет. Он прогуливается по тенистой аллее, под тихо шелестящими старыми платанами. В лучах низкого солнца горят купола Управления энергетики. Невдалеке синеют отроги Кордильер. Над ними залегли розовые облака.

    Платановой аллее много сотен лет. Вероятно, под густыми кронами старых деревьев проходили и те, кто готовился разбудить дремлющие в недрах силы разрушения. О чем думали эти люди, давно превратившиеся а прах? К чему стремились, о чем мечтали?

    Истинное счастье человека! В чем оно? В голове теснятся рои формулировок, которыми мудрецы разных эпох пытались определить понятие счастья. Все это не так. Истинное счастье — постигнуть то, чего еще не познал никто до тебя. В чем ты будешь первым и, может быть, единственным. Единственным!.. Это счастье может быть долгим, а может продолжаться мгновение, и от этого оно не станет меньше. На Марсе он не нашел его. А здесь?..

    Снова и снова он вспоминает свою жизнь. Нет, он еще не узнал настоящего счастья, счастья с большой буквы; он лишь повторял, копировал то, что открыто другими. Его счастье впереди?..

    Солнце зашло. Потемнело небо. Лишь на севере горит неяркая зеленоватая заря — отблеск искусственного полярного солнца. Он улыбается. Своими слабыми руками он может разжечь эту зарю в ослепительное зарево или погасить ее. Сколько силы в руках одного человека. Что рядом с ним величайшие властелины древних государств!

    Далекая вспышка озаряет восточный небосклон, яркий фиолетовый луч выстреливает к зениту и, перечеркнув темное небо, медленно гаснет. Еще один космический корабль покинул родную планету. Он уносится сейчас навстречу неизвестности.

    “Мы все несемся навстречу неизвестности, в вечной погоне за счастьем”,— думает стажер, медленно шагая по темной аллее под тихо шелестящими старыми платанами.

    * * *

    — Твоя стажировка подходит к концу,— сказал старший координатор.— Со следующей декады ты будешь дежурить самостоятельно. Не забывай, какая ответственность ложится на тебя. Ты отвечаешь за подачу энергии в производящие районы, на внеземные станции, за режим искусственных солнц. При очень большом расходе энергии — а он случается, когда геофизики начинают свои штучки с перестройкой земной поверхности,— приходится идти на ускорение подкоровых реакций. Но никогда не доводи ускорение до предела... Это может вызвать землетрясения в областях, которые раньше были сейсмическими. В крайнем случае немного уменьши магнитные поля стратосферы. Но следи, как бы не выключить полностью одно из искусственных солнц... Если случайно выключишь полярное солнце, потребуются колоссальные затраты энергии, чтобы снова зажечь его. Это будет мировой скандал. Понадобится вся энергетическая мощь Земли, и придется отключить потребляющие сети. Представляешь, что произойдет, если вся планета на несколько часов или, хуже, дней будет переключена на местные энергетические источники? Ты понял меня?

    — Да.

    — Имеешь еще вопросы?

    — Да. Назначение той кнопки...

    — Сегодня отвечу. Эта кнопка детонатора общей реакции в подкоровой зоне. Если ее нажать, вся наша планета в миллионные доли секунды правратится в газовую туманность.

    — Зачем она здесь?

    — Это механизм трехсотлетней давности. Его... трудно размонтировать. Поэтому оставлено и включение.

    — Но риск?

    — Практически никакого. Детонатор сработает, и возникнет мгновенная цепная реакция в подкоровой зоне, только если отключить все потребляющие сети. Но потребляющие сети никогда не могут быть отключены полностью. Они могут лишь переключаться с объекта на объект.

    — А... злой умысел?

    — В нашу эпоху исключен.

    — А... безумие.

    — Безумца остановят автоматы.

    — Но все-таки зачем она здесь, если она никогда не будет включена и... если даже ее нельзя включить?

    — Это, если хочешь, символ. Он напоминает о безграничности преступного безумия в прошлом и о полноте власти людей над миром в настоящем. Как каждый символ, он полон глубокого смысла и значения, несет в себе скрытую угрозу и одновременно безопасен, как призрак... О том, что эта кнопка существует, знают только инженеры Управления энергетики. Ты удовлетворен?

    — Д-да...

    — Минувшая история человечества оставила в наследство освобожденным землянам много таких символов. Прошлого перечеркнуть нельзя. Оно еще живет в нас. Ты понял?

    — Кажется, да.

    — Может быть, спустя столетия, на высшей ступени человеческой мудрости, люди найдут простой способ размонтировать эти дьявольские детонаторы. Тогда отпадет и надобность в символах.

    — Это трудно понять.

    — Подумай. У тебя есть время. .

    * * *

    Он работал дежурным инженером несколько лет. Уезжал в далекие путешествия и снова возвращался на центральный пост управления энергетики. Товарищи ценили его как талантливого ученого, но временами переставали понимать.

    Все эти годы он занимался сложнейшими расчетами энергии в подкоровых зонах Земли. Он нашел способы увеличить в несколько раз полезные мощности природного ядерного генератора планеты. Его расчеты дали возможность приступить к практической реализации грандиозного проекта, выдвинутого еще много лет назад,— поднять из океанических глубин затонувшие материки Атлантиды и Гондваны. Но он мало интересовался практическим приложением своих открытий. В бесконечных расчетах он искал ответа на какой-то один занимавший его вопрос. И продолжал вычисления. Когда не хватало диапазона счетно-аналитических устройств Управления энергетики, он летел в Москву и работал там в Академии кибернетики.

    Несколько раз он советовался с величайшим физиком и математиком Земли, уже давно ушедшим на покои.

    Престарелый ученый жил один в маленьком домике на восточном берегу Цейлона.

    В последнюю встречу они говорили целую ночь. Когда над темным простором океана забрезжил рассвет, старый математик сказал:

    — Может быть, ты и прав. В твоих расчетах нет ошибок и выводы логичны. Но ты ушел в сторону от главного. Это главное в созидании. А ты доказываешь возможность разрушения. Она не нуждается в доказательствах. Люди минувших поколении больше разрушали, чем создавали. Они уничтожили бы и свою планету, если бы не победил Разум.

    — Но опасность уничтожения существует и сейчас.

    — Конечно. Коль скоро в руках человека такая власть над природой, цивилизация, жизнь и сама Земля в нашу эпоху могут быть уничтожены без труда. А через сотню лет это можно будет сделать с еще большей легкостью. Гарантия дальнейшего развития жизни только в торжестве разума. И это вернее любых расчетов и формул.

    — Следовательно, опасность детонации...

    — Она была реальной триста лет назад. А сейчас это призрак. Безопасный призрак прошлого.

    — Старший координатор говорил так же.

    — Вот видишь.

    — Вы все твердите о призраках. Но разве история не знает примеров, когда они оживали?

    — Разумеется. И в этом виноваты были сами люди. Но теперь победил разум.

    * * *

    “Они уверены в торжестве разума,— думал он, возвратившись на центральный пост управления.— Абсолютно ли оно? А если кто-то сойдет с ума, выключит часть, только часть потребляющих сетей и нажмет кнопку детонатора. Мои расчеты показывают, что этого достаточно для начала цепной реакции общего взрыва. А если этим безумцем вдруг окажусь я? От чего же, в конце концов, зависят судьбы жизни и самой планеты? К чему мы пришли?!”

    Он почувствовал головокружение и поспешил подняться наверх.

    Снова был вечер и тихо шелестели листья старых платанов.

    “0 чем тревожусь?— думал он, быстро шагая вдоль аллеи.— Ведь я никогда не нажму эту кнопку. Если почувствую, что охватывает безумие, брошу все, попрошу замену, уеду, предупрежу, чтобы меня больше не допускали на центральный пост управления. В этом и проявится торжество разума, в которое все верят. Со мной ясно... Но другой? Кто-нибудь другой?.. Ведь кнопка детонатора существует. Зачем она существует? Как напоминание? А если бы ее не было... Да, действительно, если бы ее не было? Разве изменилось бы что-либо в этом мире, где человек полновластно господствует над природой? Конечно, они правы: и старший координатор, и старый математик, и все остальные. Любой дежурный инженер на центральном посту Управления энергетики и на скольких центральных постах еще, нарушив режим работы своих генераторов, агрегатов и сетей, может привести к непоправимым бедам, последствия которых нельзя даже предвидеть. Значит?.. Значит, все в руках человека. Абсолютно все... И не только в руках того, кто избран дежурить на центральных постах управления, а в руках каждого из землян”.

    Странно, как он не понимал этого раньше. Ведь все так просто. Человек — дитя природы — стал ее властелином. Он управляет реакциями в бушующем пламени земных недр, зажигает искусственные солнца, ускоряет и замедляет бег времени. Что для этого человека кнопка детонатора общей реакции! Правда, такая кнопка может заставить сердце фантазера некоторое время биться сильнее. Но это будет лишь означать, что такой фантазер больше унаследовал от прошлого, чем его современники. Имеет ли право этот человек дальше оставаться на посту, который ему доверило общество?

    Это он должен решить сам.

    В его распоряжении еще одна ночь. Он решит...

    * * *

    И он решил. На следующее утро разыскал старшего координатора и рассказал ему все. Старик слушал, молчал, понимающе качал головой.

    — Ну вот, ты и понял,— просто сказал он.— По существу, твоя стажировка окончена лишь сегодня. Ты, конечно, волен покинуть нас и выбрать себе любое занятие, как и каждый землянин. Но мы все, и я в том числе, хотели бы, чтобы ты остался с нами. Я надеюсь, что через некоторое время ты заменишь меня.

    — А мои сомнения?

    — Они в прошлом. Ты победил их.

    Значит, я имею право...

    — Конечно. И в подтверждение твоей победы открою одну небольшую тайну. Ты сам поймешь, что должен хранить ее, как хранил я, и передашь только своему будущему преемнику. Эта кнопка... Она действительно символ. Она не подключена ни к чему...