МЫ ОДНОЙ КРОВИ – ТЫ И Я! Часть 1

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (3 голосов)

Но этому моему визиту в Зоопарк предшествовало много событий, без которых будет непонятно, что же все-таки произошло со мной. И начать поэтому лучше будет начать с самого начала... Да вот только где оно это самое начало? И где начало того конца, которым оканчивается начало, как спрашивал еще Козьма Прутков?

Нет, начало-то, конечно, есть, хоть оно и выглядит не так эффектно, как сцена в Зоопарке. Правда, это лишь видимое начало, но все же... Попробую рассказать все по порядку. Тем более, что времени у меня хватает: в больнице я пролежу еще недели две-три да плюс дома на бюллетене. Целый том написать можно. И нужно! Об этом говорит не только Валерий Брюсов, высказывание которого я поставил эпиграфом, но и Володя Лесков; а уж Володя зря говорить не будет. Да, впрочем, я и сам понимаю.

Так вот – все началось с того, что я решил дрессировать своего кота. В основном от нечего делать. Было воскресенье, с утра лил дождь. Кончался май, но холод был собачий, тучи обложили все небо, и конца краю этой истории не виделось. Так что я сразу после завтрака набрал кипу книг и залег на тахту. А Барс, ясное дело, немедленно пристроился у меня под боком. Он ужасно любит, когда я дома, а тем более – когда валяюсь на тахте.

Барс – это большущий кот с роскошным белым брюхом и пестрой леопардовой попоной. Он не пушистый, хотя его мама Дашка (отец неизвестен) и единоутробный брат Пушок были пушистыми. Но шерсть у него очень густая и чуть длиннее, чем у обычных кошек. Он очень добродушный и ласковый и, как все коты, ценит внимание и ласку

Я никогда не считал Барса особенно умным. Нет, я знал котов куда умнее его, даже прямо гениальных. Вот, например, Мишка. Или – Мурчик... Впрочем, не буду отвлекаться. Но у Барса, как и у его брата, были некоторые интересные свойства – можно сказать, врожденные. Например, эти котята с детства благодарили за еду. Меня об этом предупредила хозяйка кошки Дашки: что они не начнут есть, пока им не протянешь руку и они не потрутся об нее мордочкой. Вряд ли этому их обучила хозяйка. Скорее уж сама кошка Дашка, которая слыла невероятно умной Барс и Пушок жили у меня вместе, всегда благодарили за еду охотно служили, вдвоем прыгали через подставленные им руки ("Прямо цирк!" – говорила моя мама). Ласкались к человеку оба они тоже как-то особенно: изо всей силы обхватывали лапами шею, крепко прижимались щекой к щеке и прямо-таки стонали при этом от нежности. А иногда целовали в щеку или в ухо. А когда Пушок пропал...

Ну, вот видите, не так-то легко найти начало всей этой удивительной истории. Пожалуй, начну-ка я заново и сперва представлюсь читателям, кто я такой.

Фамилия моя Павловский, зовут меня Игорь – ну, Игорь Николаевич. Мне двадцать шесть лет. Образование высшее, институт окончил четыре года назад, специальность – бактериолог.

Работаю по этой самой специальности в лаборатории, собираюсь защищать кандидатскую диссертацию. Вернее, собирался, а теперь... Ну, посмотрим, как будет.

Что еще обо мне сказать? Родился в Москве. Отец – врач, умер три года назад. Мать – тоже врач. Только отец был терапевтом, а она – ларинголог. Отец умер от инфаркта, внезапно: поехал по вызову к больному, поднимался на пятый этаж в доме без лифта. На лестнице ему стало плохо, но он все же дотащился до пятого этажа и позвонил. Пока открыли, он уже лежал без сознания, а телефона в доме не было... Ну, в общем, понятно. Мама после его смерти долго болела, поэтому вышла на пенсию сразу, как возраст подошел. Ей сейчас пятьдесят семь лет. Я у нее младший, у меня есть брат и сестра. Сергею тридцать три года, он тоже врач и тоже терапевт, как отец. Ольге двадцать девять лет, она журналист. У нее год назад родился второй сын, и она, конечно, перетащила маму к себе – нянька понадобилась.

А я остался один в двухкомнатной квартире с видом на Зоопарк и на четыре высотных здания сразу. Я да кот – и больше никого, как говорится в одном стихотворении.

Жил я этот год в общем-то неплохо. Наладил прочный контакт с семьей Соколовых – это мои соседи из квартиры напротив. Я обучал Валерку и Свету английскому языку, а Ксения Павловна держала в чистоте мою квартиру, обихаживала Барса и покупала мне что-нибудь соответствующее на завтрак и ужин; обедал я на работе.

Этой весной я чуть не женился. Барс меня от этого дела спас. Нет, правда. Была у меня такая девушка, Леля, училась на пятом курсе биофака. Ну, общие интересы, то да се, а главное – она красотка, стильная такая девочка. Идешь с ней – все оборачиваются. На Софи Лорен немножко похожа.

Я об этом так рассказываю, с иронией вроде, можно подумать, что ничего серьезного и не было с моей стороны. Но нет, я вправду хотел на ней жениться. Не только из-за красоты. Конечно. Казалось, что она и добрая, и милая, и все на свете понимает... Ну, словом, все как положено в таких случаях. И если б не Барс, влип бы я по уши и выпутывайся как хочешь.

А дело было так. Согласилась Леля ко мне прийти. Я лишь потом сообразил, что уж очень она торжественно этот приход обставила. Долго вроде не решалась, потом глаза так картинно опустила и почти шепотом говорит:

– Хорошо, я согласна.

Наверное, думала, что произойдет решающее объяснение, шепот, робкое дыханье, трели соловья и тому подобное. Решающее объяснение действительно произошло, но только совсем в обратную сторону.

Встретил я ее у метро, привел домой, стою на площадке, сам волнуюсь – никак ключ не найду. Барс, конечно, слышит, что это я, – он сразу меня узнаёт, только я из лифта выйду, – и начал мяукать за дверью. Тут Леля и спрашивает – мол, разве у меня не отдельная квартира. Я говорю:

– Отдельная, а что?

– А почему же там кот?

Я как-то не обратил внимания, что у нее тон не то испуганный, не то... Ну, в общем, говорю:

– Да это мой кот, замечательный котище, сейчас увидишь!

Вошли мы. Барс, ясное дело, ко мне кидается. Я его на руки схватил, баки чешу, он мурлычет, я Леле говорю:

– Смотри, какой симпатяга!

А она будто и не слышит, отворачивается, через плечо говорит:

– Помоги мне раздеться.

Я снял с нее пальто, повесил на вешалку. Гляжу – на Леле платье какое-то шикарное, черное, с блестками, и такая она красивая, просто загляденье! Я хотел ее обнять, а она даже дернулась вся и говорит:

– Ты бы руки вымыл, они у тебя грязные.

Я опять ничего не понял – говорю, что ты, мол, я как пришел с работы, сразу душ принял. Она молчит. Сели мы в большой комнате на тахту, а Барс пришел, мурлыкнул и брюхом вверх кинулся перед нами. У него брюхо белоснежное, очень красивое, и он уже знает, что всем нравится, когда вот так доверчиво, совсем не по-звериному, подставляет свое беззащитное брюхо и просит ласки и внимания. Я, конечно, говорю:

– Ах ты, мазунчик, такой-сякой! – и глажу его.

Но тут Леля встала и говорит:

– Нет, эти просто невозможно!

– Что именно? – спрашиваю.

Я, конечно, Барса оставил, встал, забеспокоился. Я не знаю, почему до меня так плохо доходило, что Леля кошек не переносит. Наверное, она мне уж очень нравилась.

Могу себе представить, что кто-нибудь дочитает до этого места и хмыкнет: "Ну да, мол, так я и поверил, что из-за кота можно отказаться от любимой девушки". Выглядит вроде смешно и верить нельзя. Но если рассудить, то дело даже не в коте... Хотя и в коте, конечно. Ну, правда, куда же ему деваться? Она, главное, так и сказала:

– Или кот, или я!

И даже слегка взвизгнула. А ведь такой голос был приятный, я и не подумал бы, что она с визгом разговаривать может. Ну, я ей говорю:

– Леля, да ты что, всерьез? Как это – кот или ты, что тут общего?

Но она мне отвечает на полном серьезе и тоже немножечко с визгом, что если мне кот дороже, так о чем разговор, и что держать в доме котов, собак и "всякую такую дрянь" могут только мещане и старые девы, что надо детей воспитывать... Тут она слегка вроде сконфузилась и запнулась, а я использовал передышку и говорю:

– Между прочим, моя мама не мещанка и тем более не старая дева, и детей у нее трое, но она нас вот именно в таком духе воспитала, что мы своих друзей, двуногих ли, четвероногих ли, дрянью называть не разрешаем.

Тут Леля вдруг достает платочек, всхлипывает и просит у меня прощения "за невозможное поведение". А потом сажает меня на тахту, обнимает и все косится на Барса. Но Барс – он чуткий, он уже сообразил, что гостья его не одобряет, и ушел: бросился на дверь всем весом тела, открыл ее настежь и вышел из комнаты.

Ну вот, хотите верьте, хотите нет, а только я к Леле сразу как-то остыл. И обнимать мне ее не хочется, и что она говорит, уже неинтересно. Наверное, это преувеличение, но так уж я воспитан: если человек ненавидит ни в чем не повинных животных, я его не могу считать добрым, хорошим и все такое. Я понимаю, что это часто зависит от воспитания, что есть вполне хорошие люди, которых с детства приучили бояться всего живого на свете, но это теория, а, например, жить в одной квартире с такими людьми мне определенно не хотелось бы. А уж тем более жениться на такой!

Словом, Леля и так и сяк меня обхаживает, и про любовь говорит, и как нам хорошо вдвоем, и какие у меня глаза, и какой я вообще благородный и джентльмен, не то что другие. А я мучаюсь и думаю: "Мать честная, ну и дуреха же она, а я-то было уши развесил!" Дождался я, пока она опять на кота свернет, – да и ждать долго не пришлось, – и отвечаю ей:

– Леля, тут вот какое дело: тебе все же есть куда идти, а Барсу некуда. Ну и раз ты так странно ставишь вопрос, то придется мне из вас двоих выбрать Барса. И давай я тебя провожу, ты же говоришь – тут воняет, так зачем мучиться!

Ну, проводил я ее до метро, дальше она не захотела, – и на том конец всей истории. Сначала мне было как-то не по себе, да и ребята долго меня дразнили котолюбителем и трагически орали чуть что: "Или кот, или я!" Конечно, это Леля разболтала всю историю. Она, главное, Славке сказала, а Славку хлебом не корми, только бы всякие хохмы. Он ей немедленно процитировал чье-то изречение: "Любишь меня – люби и мою собаку!", а сам всем раззвонил, что матч "Барс" – "Богуш" закончился со счетом 1:0 в пользу Барса.

Богуш – это, понятно, Лелина фамилия. А Славка – это мой двоюродный брат, учится на истфаке. Я вот сейчас скажу о нем и еще о Володе Лескове, потому что о них все равно придется говорить. А потом уж буду по порядку.

Так вот – Славка, Вячеслав Королев, сын маминой сестры, тети Лизы. Ему двадцать один год, способностей у него уйма: он и на сцене играет, и поет, и рисует (в основном шаржи), он и слаломист, и аквалангист, и альпинист. Я не удивлюсь, если окажется, что он вдобавок видит концами пальцев, как Роза Кулешова, или еще что-нибудь в этом роде: от Славки всего можно ожидать, и все это знают. Но меня лично занимает – и донимает – одна из его многочисленных способностей: по каждому поводу что-нибудь цитировать. Он говорит, что это не способность, а хобби и что надо же человеку иметь какое-нибудь хобби. К искусству, он считает, у него способности, спорт – это спорт, а вот цитаты – это хобби. Он и меня отчасти заразил этим своим хобби – вот, например, я решил ставить эпиграфы к каждой главе безусловно под влиянием Славки. Где он только не выкапывает всякие изречения! Я нарочно просматривал сборники афоризмов, – за последние годы их вышло немало, – но куда им до Славкиных коллекций! В общем-то, хобби толковое, только иногда со Славкой говорить невозможно: он отвечает сплошь афоризмами.

Теперь – Володя Лесков, Владимир Сергеевич, двадцати семи лет, биохимик и, несомненно, будущая знаменитость в своей области. Мы с ним познакомились в плавательном бассейне, а подружились в основном потому, что нашли друг в друге подходящие противоположности: он считает, что дружба обычно на этом и базируется. Это, наверное, правда: Володя – человек положительный, серьезный, а мне всегда попадались именно вот такие друзья. Как подобает человеку солидному, он женат уже два года, и брак этот, дело ясное, относится к числу идеальных. Это я даже не в шутку: Галя действительно превосходная девушка, и живут они очень дружно и хорошо. Но просто я хочу сказать, что у Володи иначе и быть не могло. Ну и конечно, у него опубликовано уже девять работ (а у меня всего одна, да и то в соавторстве).

Кота у него нет, но зато есть собака. Ясно опять же, что у такого положительного человека не может водиться беспородная шушваль. У него шикарный пес, овчарка-колли, по имени Барри, вежливый, умный и до того красивый, что прямо глазам не веришь. Идет с тобой рядом по улице такое рыже-белое пушистое чудо, с лисьим пышным хвостом и умной длинной мордой, и все оборачиваются. Колли в Москве редки, но Володя решил, что ему нужен именно такой пес, – и щенок нашелся. "Судьба человека чаще всего заключена в его характере", – сказал о Володе Славка. Уж не помню, чьи это слова: кого-то из древних.

Не подумайте, что Володя Лесков – сухарь и зануда. Нет, он вполне подходящий парень, веселый, живой, юмор хорошо понимает, стихи любит, музыку, кино. Все, как и я, но совсем иначе. Ну вот: он серьезный, а я... не знаю, только я другой, не такой, как он.

На этом вступление кончается. Хватит. Пора говорить по существу. Хотя вот посмотрите: все, что я сказал, потом пригодится. А в подтверждение этого приведу слова В.Л. Дурова:

"Для того, чтобы труд каждого был достаточно усвоен и понят с точки зрения автора, который написал его соответственно своим переживаниям, необходимо, по-моему, ознакомиться с обстоятельствами, вызвавшими эти переживания, то есть читателю должна быть известна возможно большая часть жизни автора".

Думаете, тут влияние Славки? Нет, это же не афоризм, а просто цитата. А Дурова я читал последнее время взахлеб. И чтение это мне очень и очень пригодилось.

Глава вторая

Обычно простейший путь узнать, что делает человек, – это спросить его об этом. Однако психологи стали очень неохотно спрашивать людей о том, что они делают, потому что, как они говорят, люди фактически не знают, что они делают, и верить тому, что они вам рассказывают, – пустая трата времени... Но отказываться выслушать человека при любых обстоятельствах кажется нам нелепым. То, что он говорит, не всегда неверно.
Дж. Миллер, Э. Галантер, К. Прибрам.
"Планы и структуры поведения"
Разве знает воробей, каково на душе у аиста?!
Гете

Значит, с Барсом дело было так. Он лежал рядом со мной на тахте. Я чесал ему баки, а он блаженно жмурился и мурлыкал и, как всегда, от удовольствия сжимал и разжимал лапы. Я взял его лапу и начал разглядывать когти, которые он ритмически выпускал из розовых подушечек. Когти были шикарные – белые с желтизной, полупрозрачные, хищно изогнутые и острые на концах, как шилья. На одном торчали разлохматившиеся перламутровые чешуйки старой оболочки, и коготь этот был нежнее и чище по цвету. "Вот ведь отличный самозатачивающийся инструмент, – подумал я, трогая коготь. – Действительно, кошка – высокоспециализированный хищник". Тут Барс крепко зажал мой палец в когтях и даже будто потряс его слегка. Я засмеялся, было похоже, что Барс пожимает мне руку. Я понимал, что делает это он машинально: продолжает ритмично сжимать и разжимать лапы, а я подставил палец под когти, на центральную розовую подушечку, соответствующую нашей ладони, и кот, сократив мускулы, невольно зажал мой палец. Но мне вдруг захотелось научить Барса вот таким рукопожатиям.

Никогда я раньше не дрессировал животных, хотя с детства их люблю и всю жизнь у нас были коты, собаки, птицы, кролики, ежики, черепахи, – ну чего только не было: и мама, и папа очень любили всяких зверей и птиц.

Папа, бывало, мечтал: "Вот выйдем мы с тобой, Катенька, на пенсию, махнем сразу куда-нибудь в Крым или на Кавказ, поселимся у моря, в домике с садом и разведем всякую живность, как Хемингуэй на Кубе. Ну, может, не пятьдесят два кота и восемнадцать собак, как у него, а поменьше, но зато разных зверюг и птахов". В шутку он уверял, что обязательно заведет себе гепарда, бамбукового медведя, птицу-секретаря и мангусту. Гепард будет охранять все хозяйство, секретарь и мангуста будут истреблять змей, а бамбуковый медведь просто будет жить для красоты и удовольствия. Ну, экзотика – это в порядке шутки, а вот местных зверей мама с папой наверняка развели бы. И как я мечтал, чтобы они вот так замечательно жили, а я бы к ним ездил летом и дружил бы со всем их зверьем...

Ну ладно, опять я отвлекся. Так вот, я довольно смутно помнил основные принципы дрессировки: надо использовать естественные склонности животного и потом поощрять его за выполнение. Допустим, что это у Барса естественная склонность. Но он ведь делает это только от удовольствия, а надо, чтобы делал по просьбе. Я опять положил ему палец под когти, на подушечку и сказал:

– Здравствуй, кот!

Барс зажал слегка палец, но вдруг, не разжимая лапы, потащил мою руку к своей голове, мурлыкнул: "М-м!" – и кокетливо изогнул шею, показывая, что мне следует заняться чесанием бак.

Это я все отлично понял, но решил не поддаваться.

– Сначала научимся пожимать руку. Ну, здравствуй, кот! – И я опять положил ему палец на подушечку лапы.

Но Барс недовольно мяукнул, перестал сжимать и разжимать лапы и весь изогнулся, подставляя мне свои полосатые рыжие баки. Я почесал баки – лапы опять ритмично задвигались; но, как только я пробовал добиться "рукопожатия по заказу", Барс немедленно прекращал упражнения с когтями и подставлял баки.

– Ты гнусный шантажист и лентяй, Барс, вот ты кто! – сказал я, несколько огорчившись. – Не хочу я с тобой иметь никакого дела!

– М-мы? – вопросительно мурлыкнул Барс.

– Вот тебе и м-мы! – пробормотал я, повернулся на бок и взялся за книжку, решив наказать Барса холодным презрением.

Он долго приставал ко мне, бодал головой в спину, потом встал передними лапами на плечо и поцеловал меня в ухо. На меня эти его штучки всегда действуют, но тут я решил быть непреклонным.

– Ну тебя! – сердито сказал я. – Иди, иди, не мешай читать. Только и знаешь, что удовольствие, а попросишь тебя как человека поработать чуточку – тебе и когтем лень шевельнуть.

Барс вообще очень любит, когда я с ним разговариваю, и охотно отвечает – отмяукивает в ответ. Но, конечно, он любит, чтобы ласково говорили, а не сердито. На мои слова он явно обиделся, спрыгнул с тахты, ушел в другую комнату и немедленно начал драть когтями обивку кресла.

– Вот я тебе! – крикнул я и громко хлопнул сложенной газетой, чтобы его припугнуть.

Барс перестал терзать кресло, зато начал мяукать. "Специальным мявом", – как говорит мама. Обычно он мяукает довольно однотонно, на высоких нотах, а "специальный мяв" – это баритональное мяуканье, переливчатое и протяжное: целая кошачья песня. Звучит оно очень красиво, но мне всегда делается смешно, когда Барс начинает вот так петь. "Специальный мяв" выражает довольно сложную смесь эмоций: недовольство, обиду, тоску, жажду внимания. Последнее, пожалуй, самое важное: стоит мне откликнуться, как Барс прекращает пение и появляется в комнате с вопросительным коротким мяуканьем.

– Эй, Шаляпин, кончай концерт! – крикнул я.

– М-р-р? – немедленно отозвался Барс, вбежал в комнату и бросился брюхом вверх, призывно мурлыкая.

– Негодяй ты кошачий! – сказал я, нехотя откладывая книжку. – Нахально спекулируешь на моих нежных чувствах к твоему роскошному брюху!

Я уселся перед ним на корточки и начал поглаживать атласистое белоснежное брюхо. Барс опять ритмично задвигал лапами. Я попробовал добиться "рукопожатия". Барс один раз небрежно пожал палец, потом изогнулся и подставил баки, ожидая награды, а на второй раз вообще убрал лапы.

– Ну и лентяй же ты! – сказал я с неодобрением. – Просто позор мне, что я воспитал такого тунеядца. Абсолютно бессовестная кошатина!

Эпиграф к этой главе я поставил именно такой потому, что тот день у меня весь был какой-то неуправляемый. С вечера я планировал, что схожу в кино, потом зайду к Ольге, повидаю маму. А утром посмотрел в окно – и мне вообще расхотелось выходить из дому в такую погоду. Тогда я решил, что набросаю конспект статьи для "Ученых записок" и напишу письма. А вместо этого залег на тахту, под предлогом, что мне нужно кое-что просмотреть для статьи. Я действительно снял с полки две-три книги, которые следовало просмотреть, но попутно прихватил еще номер "Науки и жизни" и начал читать статью о гипнозе. И даже эту статью я читал не очень-то внимательно, а больше занимался дрессировкой Барса, из чего опять-таки ничего не вышло. Вот и правильно говорят эти американские ученые: "Люди фактически не знают, что они делают".

А самое-то главное, что и очередная мысль пришла мне в голову просто так себе, от полнейшей душевной разболтанности. Я в "Науке и жизни" как раз успел прочесть, что при гипнозе лучше всего мысленно представить то действие, которое хочешь внушить другому. И вдруг я решил попробовать это на Барсе, хотя в статье ничего не говорилось о внушении животным. Совсем я не всерьез это подумал, а просто так. Но все же наклонился над Барсом и начал представлять себе, как он вытягивает правую переднюю лапу, выпускает когти, берет лапой палец и крепко зажимает его.

Барс перестал мурлыкать, коротко и глухо мяукнул и замер. Потом, к моему величайшему удивлению, он протянул правую переднюю лапу, крепко зажал мой палец и даже слегка встряхнул.

– Здравствуй, кот! – поспешно сказал я, вытаращив глаза.

К сведению тех, кто плохо знает животных: Необычайное началось именно с этой минуты. Все, что было раньше, ничего необычного собой не представляет, а говорит лишь о том, что у меня с Барсом был хороший контакт и дружеские, даже очень нежные взаимоотношения.

Во всяком случае, именно Барс, а не я первым перешагнул за черту.

Я еще немного объясню, где тут граница между Обычным и Необычайным. Главным образом для тех, кто над этим не задумывался и вообще не дружил по-настоящему с животными, никогда не воспитывал какого-нибудь щенка, котенка, цыпленка или жеребенка с самых первых дней или недель его жизни.

Видите ли, животное животному рознь, даже если они одной породы и, так сказать, из одной семьи. В этом смысле тут такая же история, как с людьми, очень многое зависит от воспитания. Характер, конечно, у каждого свой, и умственные способности – ну, потенциальные – тоже различны. Но предположим, что двух братьев-близнецов взяли из детдома, куда они попали грудными детьми, в две очень разные семьи. Аналогия подходящая, потому что ведь домашние животные чаще всего рано "сиротеют" и оказываются в абсолютной власти хозяина – человека, и судьба их зависит от того, хороший это человек или негодяй. Так вот, берем такой случай, что в обеих семьях ребенка воспитывают "как своего", только понятия о воспитании совсем разные.

В одной семье ребенка хорошо кормят, хорошо одевают, следят за здоровьем и за успехами в учебе, но живут они замкнуто, с людьми общаются мало, ребенку гостей к себе водить не велят и его к сверстникам не пускают. Летом едут на дачу, все вместе, никаких там пионерлагерей, турпоходов, экскурсий – это все ни к чему. И дисциплина такая, что ни вздохнуть, ни охнуть. Все строго по расписанию, минута в минуту: шуметь нельзя, шалить нельзя, играть тоже по расписанию, тихо, в своем уголке, на улицу нельзя, там мальчишки. Ну и так далее, и тому подобное. Думаете, эти люди знают своего подопечного? Наверняка нет. И если у него есть характер, он, как подрастет, обязательно что-нибудь такое сделает, чего они никак не ожидают. Вернее всего, удерет из дому при первой возможности. Но вот в смысле развития, и умственного, и нравственного, ему наверняка придется многое наверстывать потом, да и не все наверстается, пожалуй.

А другая семья... Ну, это даже не стоит объяснять. Только с животными все получается гораздо резче и определенней. Ведь как ни изолируй ребенка, а в школу он ходит, с ребятами общается, книги читает, фильмы смотрит – хоть по телевизору, на худой конец, – радио слушает и так далее. А, например, Барс? Ему не было и двух месяцев, когда он к нам попал. Первых три года он хоть вместе с братом жил, да и семья наша была побольше, а теперь я для него – фактически весь мир. Но мир ласковый, дружеский, хоть и надолго выключающийся – ведь Барс по целым дням один сидит в квартире. Зато когда я прихожу, Барс кидается ко мне и я с ним всячески начинаю возиться – играю, разговариваю, вычесываю его густую шубу специальной частой расческой с тонкими зубьями, ношу его на руках, чешу баки. И он это ценит. Есть такое мнение, что собаки по-настоящему привязываются к хозяевам, а коты, мол, эгоисты. Об этом я еще скажу позже. Но коты относятся к человеку, я бы сказал, правильнее. Собака, повинуясь своим древним инстинктам, незаслуженно высоко ценит человека. Хозяин, если он негодяй, может как угодно издеваться над своим псом, а тот будет страдать и терпеть до конца. Кот не будет! Если ему есть куда, он уйдет, и не будет ласкаться к тому, кто его обижает. Ну и что? По-моему, прав кот, а не собака. Я лично – за принципиальность, что не мешает мне очень любить собак и ненавидеть тех, кто их мучает.

Так вот, коты – они более гордые, самостоятельные, замкнутые. Даже самые добрые из них с трудом прощают и случайные обиды, а уж на постоянное плохое отношение отвечают полнейшим отчуждением. Я помню, как мой кот Мишка – это был такой пушистый черный умник, самый умный из всех котов, с какими я лично был знаком (раньше, до Мурчика), – навсегда обиделся на одного моего знакомого за глупую шутку. Мишка умел служить. И вот Сергей заставил его встать на задние лапы, а потом наклонился и выдохнул ему прямо в глаза дым от сигареты. Мишка фыркнул, ушел и больше никогда не соглашался служить для Сергея, даже не позволял ему себя гладить: презрительно взглядывал на него своими янтарными глазищами и уходил.

Есть сказка – кажется, французская. Встречаются два домашних кота и расспрашивают друг друга: мол, как дела, как живешь? Более опытный кот объясняет младшему, что у того, собственно, нет причин быть довольным своей судьбой. Хозяева хорошо кормят и не обижают? Пусть так, но ведь этого мало. А вот говорят ли они с тобой, называют ли ласковыми именами, гладят ли? Ах, нет? Ну, так что же это за жизнь для порядочного кота? Брось ты их! Вон там живут хорошие люди, у которых недавно умер любимый кот, пойди к ним да прикинься бездомным сиротой. Они пожалеют тебя, приютят – и вот тут тебе будет настоящая жизнь, с любовью и лаской!

В этой сказке много правды; а впрочем, то, что я дальше буду рассказывать, не уступает этой сказке. Я никак не перейду к рассказу, но ведь я хочу сначала объяснить, что к чему и почему. Я же знаю, что читать мои записки будут не только любители животных, более или менее понимающие их поведение, но и... ну, словом, всякий народ. В том числе и те, которых нелепое воспитание в семье приучило относиться к животным либо равнодушно, либо со страхом и ненавистью. Вот я и надеюсь, что мои записки помогут таким людям хоть кое-что понять. Ведь не просто же для того я пишу, чтобы рассказать о необычайных событиях, – я хочу, чтобы читатели поняли: то Необычайное, о котором я рассказываю, – оно тут, рядом с каждым из нас, и с ним нельзя не считаться!

Так вот, всякое животное зависит от среды, в которой оно живет. Человек, конечно, тоже. Ну, а домашние животные или вообще прирученные? Вы думаете, на них среда не действует? Как бы не так! Ведь Энгельс-то не зря утверждал, что домашние животные, общаясь с человеком, явно страдают от невозможности говорить. Дикие животные ничуть от этого не страдают и страдать не могут, потому что у них неоткуда взяться такой потребности. Я лично сколько раз замечал у собак и кошек: если у них любовь и дружба с хозяевами, то они иной раз прямо рвутся что-то сказать, да не могут и мучаются.

Вот Дуров – он-то уж по-настоящему любил зверей и птиц и, как никто, понимал, что может дать правильное воспитание. Почитайте-ка, что он писал о своих зверях. Даже такой несложный по психике зверек, как морская свинка, заметно развивается, по его наблюдениям, от общения с другими животными, от частой перемены обстановки.

"Я замечал громадную разницу между свинками, сидящими на одном месте, и теми, которые часто переезжают... В Зоологическом саду, несмотря на более благоприятные условия жизни, свинки, имеющие постоянное местожительство, дичее и пугливее, чем мои, путешествующие из одного цирка в другой".

Животные, как дети, зависят от воспитателей и многое от них усваивают, стремится к этому воспитатель или нет. Нельзя, конечно, сказать, что собака или кошка по характеру бывают похожи на хозяина, хотя и такое прямое сходство не редкость.

Я видел в одном французском журнале фотографию. Очереди к ветеринару ждут трое. У самой двери кабинета сидит толстая, пожилая женщина с брюзгливой миной на оплывшем лице; у нее на коленях бульдог, поразительно похожий на нее. Рядом с ней хорошенькая блондинка с длинными пышными волосами держит белую пушистую кошечку. К кошке заинтересованно тянется здоровенный симпатичный котище; его еле удерживает хозяин – молодой широкоплечий парень, который сам с не меньшим интересом смотрит на хозяйку кошки. Это, надо признать, замечательная иллюстрация к сходству между животными и их хозяевами. Уж не знаю, нарочно подбирал фотограф этих людей или вправду увидел их случайно вместе.

Но такое прямое сходство бывает далеко не всегда, а вот взаимосвязь иного рода – это уж закономерность: на характере домашнего животного отражается атмосфера дома. Злое, недоверчивое, угрюмое, коварное животное – это прямое предостережение против хозяев: в хорошей семье таких животных не встретишь, и значит, хозяева либо злобные и опасные люди, либо, в крайнем случае, вздорные, истеричные, неумные. Ну, а если животное запугано и замучено – тут дело еще яснее.

Все это я к тому, чтобы объяснить, почему я так отнесся к действиям Барса. Вернее – почему меня раньше не удивляло, что он благодарит за еду, прыгает через руки, служит. Это, видимо, у него особые способности, которые легко развились. Я ведь и сам не заметил, как обучил его прыгать: он, наверное, почти сразу прыгнул, как только я ему подставил руки, и сейчас делает это охотно, хотя стал солидным, довольно-таки увесистым котом. А то, что он бросается брюхом кверху, – это от природного добродушия и доверчивости, которые закрепились благодаря ласковому обращению. Не всякий кот, даже вполне ручной и домашний, даст гладить себе брюхо: тут уж полное доверие к людям необходимо, уверенность в безопасности. Ведь живот – самое незащищенное, легко уязвимое место. А Барс подставляет его сам: вот он я, весь ваш, доверяю вам без предела, и неужели вы не оцените, какой я красивый и добрый и как я хочу вашего внимания.

Теперь – с этими его действиями. Я сначала думал, что это случайное совпадение, а вовсе не результат моего внушения. Проверил еще и еще – опять получается. И не только "рукопожатие", а что угодно: Барс по внушению встает, прыгает, садится, мяукает. Меня это и испугало как-то, и удивило, и очень увлекло. Но вскоре я заметил, что Барс тяжело дышит. Да и сам я вдруг устал, будто с тяжелым грузом по лестнице поднимался. Я сообразил, что это нас обоих так вымотал сеанс гипноза и что надо отдохнуть да обдумать все происшествие.

– Ладно, Барс, пойдем завалимся на тахту! – сказал я, с трудом поднимаясь: ноги затекли, я черт те сколько просидел на корточках – так увлекся, что и позу не менял.

Барс лежал на боку, и его рыжеватая шуба с темными пятнами и полосками вздымалась от тяжелого дыхания.

– Бедняга ты мой, – сказал я с раскаянием, – замучил я тебя, ты уж прости!

Барс слабо и жалобно промяукал в ответ. Это, впрочем, ничего не значило: он всегда охотно отзывался на сострадательные интонации в моем голосе. Но тут я решил еще раз пустить в ход внушение: представил себе, как Барс встает, идет к тахте и там ложится брюхом вверх... Нет, постой, это всё действия обычные – он и без внушения мог бы это сделать, а вот что бы такое придумать?.. Ладно, пускай он один только раз царапнет тахту, да, один раз, левой передней лапой. Барс, ну, давай!

Барс тяжело вздохнул, со стоном поднялся с пола и укоризненно поглядел на меня – мол, что ты мне покою не даешь? Я промолчал, чтобы не сбивать его с толку. Барс прыгнул на тахту и разлегся там брюхом кверху. Я уже решил, что внушение удалось не полностью, – либо потому, что мы оба порядком устали, либо потому, что я на ходу изменил задание. Но тут Барс поднялся, царапнул левой передней лапой тахту и подмигнул мне, а потом повалился на бок и призывно мурлыкнул. Это уже был довольно чистый эксперимент: Барс никогда не действовал одной лапой, а всегда двумя сразу или попеременно.

– Что и говорить, ты заслужил! – ошеломленно сказал я и стал гладить его и почесывать, а потом улегся на тахту с Барсом в обнимку и начал обдумывать все эти необычайные события.

Еще одно отступление – на этот раз короткое. По поводу необычайности. Для меня все, что произошло за эти полчаса, граничило с чудом. Потом я прочел описание опытов Дурова с овчаркой Марсом, с фокстерьером Пиком, с французским бульдогом Дэзи и другими животными. По мысленному внушению Дурова собаки лаяли определенное количество раз, приносили из другой комнаты заказанные предметы, различали цвета и так далее. Все это, конечно, поразительно. Однако я-то не Дуров, я ни дрессировкой животных, ни гипнозом в жизни не занимался до того воскресенья, 29 мая, и почему же у меня получилось вот так, сразу, без всякой подготовки?

"Случайность исключается, – думал я, лежа на тахте и машинально почесывая Барса за ухом. – Какая уж там случайность, незачем самому себе голову морочить! Значит – что же? Ни с того ни с сего прорезались гипнотизерские способности? Да еще по отношению к коту? Действительно, надо бы проверить это дело на людях. Потому что если только кот... Нет, ну почему же только он?"

Подниматься с тахты мне не хотелось, я все еще чувствовал себя так, будто целый час в темпе перетаскивал тяжести. Но уж очень меня разбирало любопытство.

Я вышел на площадку лестницы и позвонил Соколовым.

– Валерка, – сказал я, – если ты ничем таким не занят, то удели мне полчаса.

Валерка вытаращился на меня, но молча встал из-за стола и пошел к двери. У меня даже засосало под ложечкой: чего это он сегодня такой послушный, может, и тут уже гипноз действует? Но это у меня было неверное суждение, я потом выяснил. Валерка мне казался более капризным и хмурым, чем был на самом деле, из-за этих уроков английского языка, которые придумала Ксения Павловна в основном для Светы. Впрочем, наверное, это сама Света и сообразила. Она ведь невероятно серьезная и целеустремленная девица. Нет, не думайте – она не какой-нибудь там ученый заморыш, она и спортом занимается, и танцует, и все такое, и вообще вид у нее вполне подходящий: такая, знаете, розовая, синеглазая, светловолосая, смотреть приятно. Но когда я ее спросил, – каюсь, довольно легкомысленным тоном, – зачем это ей понадобился английский язык, она сурово ответила, что вопрос ей кажется странным, и объяснила, в этаком сугубо официальном стиле, что английский язык нужен ей для трех основных целей.

– Во-первых, – сказала она, уставившись на меня своими прозрачными синими глазами, – я твердо решила, что стану работать в области кибернетики, а для этого мне нужно будет читать специальную литературу. Конечно, впоследствии я изучу и японский – для этой же цели. Во-вторых, мне необходимо изучать научную фантастику, а она в основном выходит на английском.

Я, должно быть, выразил на лице некоторое недоумение, потому что Света быстро и холодно отчеканила:

– Вы, старшие, этого обычно не понимаете, но фантастика необходима для современного ученого, потому что она развивает воображение и помогает координировать различные области знаний, а это в нашу эпоху узкой специализации создает духовное противоядие.

Я так был ошеломлен, что поспешно заявил: мол, я и сам высоко ценю фантастику; даже заискивающе добавил, что у меня есть фантастические романы и сборники рассказов на английском языке, так что она сразу сможет применять на практике свои знания. Впрочем, я тут же сообразил, что у меня имеются в основном детективы, а не фантастика, но Света, против ожидания, и это одобрила. Сказала, что детективы развивают способность к логическому мышлению и, стало быть, тоже полезны ученому; а вдобавок это, как она выразилась, "отдых на высоком уровне".

Третья же причина, по которой Света решила изучать английский язык, была несколько неожиданной: Света хотела затеять переписку с какой-нибудь американской девушкой. "Для развития круга представлений", – несколько туманно определила она.

Словом, заводилой тут была Света. Валерка же вовсе не интересовался моими уроками, а потому фыркал и дулся. Но я вскоре убедился: он парень что надо. Тоже, в общем, серьезный, но не до такой степени, как Света. А то у меня прямо муравчики по спине забегали, когда Света сказала: мол, вы, старшие, этого обычно не понимаете. Черт те что, думаю, может, я и вправду уже старик, хоть продолжаю считать себя мальчишкой, ведь в прошлом веке двадцать шесть лет – это был вполне солидный возраст... Ну и так далее.

Рассказываю я как-то нескладно, все отвлекаюсь. Но вообще-то и Света, и особенно Валерка играют известную роль в этой истории, я просто забыл о них сказать вначале, а рано или поздно говорить обязательно придется. Может, мне вообще надо было бы, как в американских детективах, дать вначале перечень действующих лиц и объяснить сразу, кто есть кто? Но у нас такое не принято, многие будут думать, что я нарочно оригинальничаю. Уж лучше я буду постепенно, по ходу дела рассказывать о тех, кто участвует в дальнейших событиях.

Значит, Валерка пошел ко мне. Прежде всего он огляделся и спросил:

– А что случилось-то?

Я ответил: мол, ничего особенного не случилось, и почему, собственно, он спрашивает? Валерка с сомнением покачал головой, поглядел на меня и сказал, что по моему лицу сразу видно: либо какая-то беда случилась, либо я заболел. Тут я опять вдруг почувствовал, что устал до смерти, и уж хотел было отказаться от этой затеи, но как-то неудобно показалось: привел парня к себе неизвестно зачем, а теперь скажу – иди, мол, я раздумал.

Словом, я сказал Валерке, что хочу провести один опыт и чтобы он сел вот тут, на стул, и посидел спокойно, ни о чем не думая.

– Нет, думай обо мне или просто гляди на меня, – уточнял я на ходу.

Валерка вовсю пялил глаза на меня, страшно заинтригованный, а я только тут начал соображать, что понятия не имею, как надо проводить сеанс гипноза, и что зря притащил сюда Валерку... А впрочем, тут ведь что главное: принципиально выяснить, есть у меня эти способности или их нет.

Подумав так, я уселся на стул против Валерки и начал представлять себе, как Валерка правой рукой чешет себе нос. Представлял изо всех сил, а Валерка и не думал чесать нос. Наконец он спросил:

– Ну и что?

Действительно, ну и что? До чертиков неопределенный результат! С Барсом у меня и раньше был идеальный контакт, а с Валеркой – ничего подобного; к тому же психика человека, хотя бы и тринадцатилетнего мальчишки, все-таки посложнее, чем у кота. Я решил попробовать еще раз, только переменил тактику: сказал Валерке, чтобы он глядел мне в глаза, а сам взял его за руки и начал представлять себе, как он кашляет. Вдруг Валерка не то что кашлянул, а вроде поперхнулся, и я уж решил было, что опыт удался, но оказалось – ничего подобного, а просто Валерку смех разобрал на меня глядя. Тогда я встал и довольно мрачно сказал:

– Ну, валяй домой! Прошу прощения, что зря оторвал от дела.

Но Валерка был парень дошлый, или, как говорилось у нас в семье, ушлый. Что именно означает слово "ушлый", я сказать затрудняюсь, но какое-то оно более подходящее, чем "дошлый". Он проницательно и сочувственно поглядел на меня.

– Это вы гипноз на мне пробовали, да? Только не переживайте, что не получилось. Может, я неподдающийся? Бывают такие, я сам читал. Если у кого сильная воля! Давайте я Свету приведу?

"Нашел тоже слабовольную! – подумал я. – Только мне твоей целеустремленной Светы сейчас и не хватает". Я совсем выдохся и еле на ногах стоял.

– Нет, брат, спасибо, – еле выговорил я. – Голова что-то разболелась. Перенесем это мероприятие на другой раз.

– А на когда? – с мольбой спросил Валерка. – Вы скоро это самое... опять, а?

– На днях, а может быть, и раньше, – пообещал я. – Уговоримся заранее.

Валерка еще предлагал привести какого-то Юрку из восемьдесят шестой квартиры либо Павлика, который живет "вон там, за углом". Но я только пробормотал:

– Ну и пускай себе живет там, за углом.

Валерка понял, что на сегодня разговор окончен, и очень неохотно ушел. А я опять завалился на тахту рядом с Барсом.

– Барся-Марся, котище, – сказал я, – ну и задал ты мне задачу!

Потом я заснул и проспал часа два.

Глава третья

По-видимому, на свете нет ничего, что не могло бы случиться.
Марк Твен
Сезам, откройся! Я хочу выйти.
Станислав Ежи Лец

Когда я проснулся, Барс сидел рядом и внимательно глядел на меня. Мне даже показалось, что я и проснулся-то именно от этого пристального взгляда. Когда я открыл глаза, Барс удовлетворенно мурлыкнул и начал говорить. То есть, понимаете, он только мяукал и никаких человеческих слов не произносил, но по интонации было ясно: он хочет мне что-то сказать. Под конец он мяукнул вопросительно и уставился на меня своими зеленовато-желтыми яркими глазами. Длинные белые усы его встопорщились, темная каемка верхней губы чуть приподнялась, обнажая острия клыков, нежно-коричневые ноздри чуть подрагивали, а вся морда кота выражала такое нетерпеливое и страстное ожидание, будто я держал в руке аппетитный кусок свежего мяса.

– Ты чего, собственно? – с удивлением спросил я. – Играть, что ли, хочешь?

Барс продолжал пристально и требовательно смотреть на меня. Мне все еще жутко хотелось спать, и я как-то даже забыл про всю историю с гипнозом.

– Играть, да? – сладко зевая, сказал я. – А что человеку надо выспаться, это до тебя не доходит?

Барс подмигнул мне. Это он часто делал и раньше: дернет так головой вверх и подмигнет. Некоторые коты начинают мигать, когда злятся, но у Барса это означало всегда не злость, а... ну примерно так я расшифровывал: "Давай, давай, чего ж ты?" То есть фактически – нетерпение.

– Все-таки это нахальство, приятель, – сказал я, действительно обидевшись. – Будить человека для игрушек! Ну что ты, маленький? Тебе пять лет уже стукнуло, шутишь! По кошачьему счету ты старше меня. Тебе лет тридцать, а то и больше. Солидный котище, а за веревочкой с бумажкой носишься, как котенок.

Барс вдруг мяукнул очень сердито и... ударил меня! Мягкой лапой, почти не выпуская когтей, но все же крепко шлепнул по руке. Сон с меня окончательно слетел. Я поднялся и сел на тахте.

– Ты что, сдурел? – спросил я, и голос меня как-то не очень слушался.

Я уже начал понимать, что Барс и не думал об игре с бумажкой. Да и вообще никогда он меня раньше не будил ни с того ни с сего: только если наступало время кормить его, либо если дверь была закрыта, а ему надо было срочно выйти. Но в этих случаях он просто принимался жалобно кричать. А тут ведь молча сидел и глядел (я уже не сомневался, что проснулся именно от его взгляда), а теперь чего-то требует, что-то пытается объяснить на своем кошачьем языке. А самое главное – он обиделся, когда я предположил, что дело идет об игре. Что же он, слова научился понимать? Нет, постой! Ведь я, когда говорил последние слова, представил себе и веревочку, и бумажку, и прыгающего в воздух Барса. Так, значит, кот реагировал именно на этот образ! Плюс к тому, вероятно, на мою укоризненную интонацию. Вот оно как...

Барс даже ударил меня сгоряча, а ведь это такой кроткий, добрый кот, он и драться-то не умеет. Разыграется иной раз, вообразит себя тигром, начнет глухо завывать и кидаться на меня – и тут же его злость переходит в страх: а вдруг я обижусь, вдруг всерьез поссорюсь с ним! И он начинает жалобно, тоненько мяукать и кидается брюхом вверх: давай, мол, помиримся, не могу я больше!

Барс не сводил с меня взгляда. Он даже слегка подергивался и тихо стонал от напряжения, и полосатые тигриные лапы его в белых туфельках нервно переминались на клетчатой красно-черной покрышке тахты. Он явно стремился сказать что-то, и мне стало его жаль.

– Давай помиримся, ты, драчун, хулиган полосатый, тигра лютая! – сказал я и представил, как Барс бросается мне на шею и крепко обнимает меня лапами... только чтобы когти не запускал мне в спину, – уж этого-то не надо!

Барс поколебался: я очень ясно видел, что в нем борются противоречивые чувства. С одной стороны, мой приказ пришелся ему по душе: приласкаться ко мне Барс был всегда готов. С другой стороны, как же добиться, чтобы я понял, чего он хочет? Внушение одолело. Барс со стоном облегчения кинулся мне в объятия, изо всех сил прижался ко мне полосатой щекой, потом откинул голову и крепко поцеловал меня в ухо. И все же он вел себя не так, как всегда. Когти в спину он не запускал, допустим, по моему приказу. Но он и не мурлыкал, и слюни не пускал от блаженства, как делал всегда в таких случаях. Вместо этого он принялся настойчиво и нежно мяукать мне в самое ухо. Собственно, это было не мяуканье, а какое-то тихое воркованье на низких нотах, вроде голубиного.

У котов вообще диапазон интонаций гораздо шире, чем это можно заметить при поверхностном наблюдении. Я имею в виду потенциальные возможности, потому что многие коты в общении с людьми ограничиваются двумя-тремя нотами. Но вот, например, "специальный мяв" Барса. Или ругань Мишки: он именно ругался иногда, это было ясно и по ситуации, и по тону, – но не по-кошачьи и не по-человечески, а примерно так, как болбочет рассерженный индюк. А крики мартовских котов? Они ведь очень разнообразны. Я, например, слышал в одном московском дворе потрясающий кошачий дуэт. Один кот глухо ворчал и бормотал, а другой отвечал ему тоненьким жалобным плачем. Время от времени первый кот басисто и злобно рявкал, а другой немедленно отвечал пронзительным перепуганным визгом. Голоса были вовсе даже не кошачьи. Казалось, что какой-то мужчина бормочет в пьяном сне, а ребенок плачет и тормошит его; пьянчуга иногда спросонья отвечает злобной руганью и угрозами, и несчастный ребенок взвизгивает от страха. Я и вправду чуть не отправился во двор разыскивать пьяницу с ребенком, но, вслушавшись, понял, что люди не могут так монотонно повторять эту сцену, что будут не такие равномерные интервалы, какие-то варианты. Ну и, наконец, жители нижних этажей наверняка вмешались бы – ведь ребенок в опасности. Только сообразив все это, я начал различать в голосах какие-то нечеловеческие интонации.

Но это я говорю вообще, а тут речь шла о Барсе, все интонации которого были мне отлично известны. То, что я услышал в эту минуту, было совершенно новым и непривычным. И по тональности, и по целевой установке, так сказать: ясно было, что Барс добивается от меня не каких-либо обычных действий, а чего-то более сложного. И всеми силами старается мне объяснить, чего он хочет. А я не могу понять. Даже догадаться никак не могу.

– Ты почему это так разговорился? – спросил я Барса, откинув голову и глядя в его прозрачные глаза с овальными черными зрачками. – Поверил в мое всемогущество после сеанса внушения? Так вот, ошибся ты, брат: я не всемогущ. И никак не пойму, чего ты от меня хочешь.

Барс продолжал вести себя необычно. Пока я говорил, он смотрел мне то в глаза, то на губы, и я видел, что он сам шевелит губами, будто стараясь выговорить какое-то слово.

– Погоди, милок, – сказал я. – Давай подумаем вместе. Допустим, я тебе внушу, чтобы ты заговорил. Но какой бы у нас с тобой ни был прочный контакт, ты же не можешь сделать того, что тебе природой не дано. Человеку можно, например, внушить, что он летает, но нельзя внушить, чтобы он и вправду полетел... И если у тебя глотка сконструирована природой так, а не иначе, что я тут могу поделать? Понял, брат?

Барс протяжно простонал почти человеческим голосом. Мне стало как-то не по себе. Ну, войдите в мое положение: совсем недавно, часа три-четыре назад, я мирно лежал на тахте, и кот так же мирно лежал рядом, и оба мы были вполне довольны друг другом, и все было нормально. А тут начинаются ни с того ни с сего какие-то чудеса: я становлюсь гипнотизером, кот выполняет приказы, а теперь сам от меня чего-то требует и пробует разговаривать... Черт те что, словом... И почему вот так, вдруг?

Но хоть у меня и образовалась этакая неприятная пустота под ложечкой, я не намерен был отступать. Да, впрочем, куда и как отступать-то? Сделать вид, что ничего не случилось, и попросту не обращать внимания на странное поведение Барса? Я бы этого все равно не смог. Но что же было делать? Я старался припомнить, что мне еще известно о гипнозе. Можно внушением вызвать мнимый ожог, даже волдырь. Можно в состоянии транса добиться такого сильного и стойкого напряжения, что все тело одеревенеет, и тогда можно положить загипнотизированного головой на один стул, а ногами на другой, и тело будет лежать прямо, как доска, ничуть не провисая, хоть садись на него. Н-да, все это любопытно, но мне сейчас ни к чему. Не хочу я ни обжигать Барса, ни превращать его в доску. А говорить... Ну, а что, если попробовать? Да нет, это же сумасшествие!.. А если все же?..

"Скажи: мама!" – мысленно потребовал я и постарался представить себе, что кот говорит "мама".

Барс беспокойно задвигался, несколько раз открыл пасть, судорожно глотнул и вдруг странным, напряженным, гортанным голосом довольно отчетливо проговорил:

– Мам-ма!

Я вскочил. Мне стало страшно. За окном мокро шелестели и хлюпали автомобили, скрежетал по рельсам трамвай, за стеной сосед ловил по радио какую-то станцию, пробиваясь сквозь вой и грохот разрядов, и все было так обычно, а тут передо мной сидел мой кот, который никогда в жизни не разговаривал и вдруг сказал "мама".

– Барс, ты это всерьез? – глупо спросил я.

Барс подмигнул мне. Ему явно не терпелось продолжить начатый разговор. Я ущипнул себя за руку и охнул от боли: нет, конечно, мне это не снилось.

– Ладно, – сказал я, покоряясь судьбе. – Может, ты даже понимаешь, что означает слово "мама"?

Барс опять подмигнул и слабо мяукнул. Я готов был поверить уже во что угодно.

– А что ты еще умеешь? – жалобно спросил я. – Уж выкладывай сразу, не стесняйся, чего там. Может, ты летаешь, или ездишь на велосипеде, или носки штопаешь? Сознавайся!

Барс напрягся и опять выговорил:

– Мам-ма!

Я с ужасом посмотрел на него и кинулся к телефону.

– Володя, прошу тебя, приезжай! – плачущим голосом сказал я в трубку. – Нет, ничего я не могу объяснить по телефону. Хватай такси, скорее, пожалуйста, скорее! Если хочешь застать меня в живых!

О Володе я уже говорил. А почему я именно ему позвонил, вы, наверное, понимаете: он – человек серьезный, а это позарез было необходимо в такой сногсшибательной ситуации...

После разговора с Володей мне вроде полегчало, и я решил немного поэкспериментировать с Барсом.

– Ну ладно, – с деланной бодростью произнес я, усаживаясь на тахту рядом с ним. – Посмотрим, что ты еще умеешь. Например, скажи "мясо".

При слове "мама" я вообще ничего себе не представлял, а если бы и представил, то, наверное, свою маму, а не кошку Дашку. Ну, а мясо я вообразил точно – сырое, свежее, аппетитное. Барс облизнулся, а потом четко произнес:

– М-мяя, – и сделал какой-то гортанный выдох вместо второго слога.

Этот результат меня несколько приободрил: все же никакая тут не мистика, а гипноз, и кот действительно может произносить лишь то, что позволяет ему конструкция глотки. Я начал проверять этот тезис: внушал Барсу слова: "кошка", "лапа", "рыба", "молоко". Я все это представлял себе как можно яснее, так что Барс понимал, о чем идет речь. Но на слове "молоко", четвертом по счету, пришлось прекратить эксперимент: я устал, а Барс еще больше. Как он старался, бедняга! Прямо наизнанку выворачивался, стараясь выговорить эти слова, – и ничего не получалось. Наконец он жалобно мяукнул и лег, тяжело дыша.

– Бедняга ты мой! – сказал я с раскаянием. – Замучил я тебя, котенька!

Тут Барс поднял голову и сказал "мама" уже довольно легко, без напряжения, а главное – я понял, что он хотел этим выразить: я, мол, сам хочу разговаривать, я стараюсь.

– Ну, знаешь! – только и смог я сказать, и некоторое время мы оба молчали, глядя друг на друга.

Барс так тяжело дышал, что его пятнистые, леопардовые бока ходуном ходили. Я уж начал пугаться за него.

– Заболеешь еще, – сказал я. – Давай бросим эти все штучки, ну их!

Барс поднял голову и очень внимательно поглядел на меня. Потом сказал:

– Мам-ма! – очень сердито и даже будто бы с вызовом.

Я только руками развел.

Тут позвонил Володя.

– По-видимому, я застал тебя в живых, – глубокомысленно заметил он. – Ведь ты вроде жив?

– Пока, – мрачно ответил я. – А там видно будет.

Володя снял свою немыслимо шикарную черную куртку и баскский берет, провел рукой по темным, гладко зачесанным волосам. Я смотрел на него и думал: "Ну как я ему объясню, что произошло? Он же просто не поверит. А Барс может не захотеть при постороннем проделывать все эти штучки. И выйдет, что я вру. Или что я – псих. Ну и пускай!" Думая об этом, я невольно оглянулся на дверь в комнату. И Володя спросил:

– Кто у тебя там?

– Никого! – нервничая, проговорил я. – То есть там Барс.

– Интересная новость! – иронически отметил Володя. – А все же: что случилось?

– Идем, – сказал я. – Сам увидишь...

Пока я путано и сбивчиво объяснял Володе, что случилось, Барс лежал молча и все глядел на меня. Я заметил, что он не стал ласкаться к Володе, как делал всегда, и не кидался брюхом вверх, требуя внимания, не приставал ко мне, а только лежал и таращил на меня свои громадные круглые глаза.

Володя тоже молчал и тоже таращил на меня глаза, только не круглые и не желто-зеленые, как у кота, а карие и продолговатые, хотя слегка округлившиеся от изумления. Вид у него был сейчас не слишком солидный и даже несколько обалделый – да и что удивительного! Но когда я окончил свой бессвязный рассказ, Володя только мотнул головой и сказал вполне спокойно:

– Что ж, продемонстрируй! Надо посмотреть, как это выглядит.

Вот. Уж такой он, Володя Лесков, мой приятель. Очень солидный и очень надежный. Скала. Гранит. Не какая-нибудь там соломинка, за которую хватаешься, ошалев от страха, а надежная твердая почва. Другой бы начал молоть всякий вздор насчет нервов, мерить мне температуру или просто решил бы, что я его разыгрываю. Володя, конечно, был потрясен – еще бы, шутка сказать! Совершенно все неожиданно и даже как-то нелепо. Но Володя умный. И он думает быстро, умеет моментально оценивать события. Меня он слушал достаточно долго, чтобы понять, что тут не розыгрыш (да я никогда бы и не подумал его разыгрывать так по-дурацки) и что я в своем уме. К тому же он и на Барса посматривал, а один этот неподвижный внимательный взгляд Барса чего стоил! Словом, Володя поверил, что дело серьезное, но он не умеет попусту ахать и охать, а потому сразу перешел к анализу.

Я немного сомневался, захочет ли Барс демонстрировать свои достижения при Володе. Но Барс немедленно откликнулся на приглашение. Для начала он сел на тахте и, глядя на Володю, сказал:

– Мам-ма!

Володя даже вздрогнул слегка, несмотря на всю свою выдержку. Однако тут же спросил деловым тоном:

– Ты, значит, его не усыпляешь, а просто даешь словесное внушение?

– Словесное, и подкрепляю образами. Но только сейчас я ему ничего еще не внушал. Это он по собственной инициативе действует.

Тут Володя, видимо, слегка усомнился – да и что удивительного! Он хмыкнул и повертел головой.

– В книге Яна Жабинского "Возможность взаимопонимания" говорится, что для домашних и вообще прирученных животных дрессировка необходима, потому что их морально и физически убивает бездействие. Может, Барс прочел эту книгу?

– Не в том дело. Я же тебе говорю: он хочет что-то сказать, хочет объяснить – и не может. Если б у него было другое устройство глотки, я бы его быстро научил говорить, раз он так здорово поддается гипнозу. Но он может произносить только "мама" – вот и пользуется этой единственной возможностью, чтобы показать, как ему хочется говорить.

– Понятно, – сказал Володя, разглядывая Барса. – Конечно, надо бы хорошенько проработать этот вопрос – об анатомическом устройстве глотки у кошек и о возможностях артикуляции. В сравнении с человеком. Может быть, удалось бы расчленить и упростить артикуляцию. И вообще я по этой части профан.

– А уж я-то!.. – с чувством произнес я.

– То-то и оно. Тут даже не знаешь, с какой стороны подобраться. Ну, попробуем наугад кое-что. Внуши ему, чтобы он дал мне лапу.

– Как твой Барри? Или то, что я тебе рассказывал: "Здравствуй, кот!"

Услышав эти слова, Барс немедленно захватил мой палец и пожал. Я так растерялся, что забыл ответить пожатием и словами "Здравствуй, кот!", а только глядел то на Барса, то на Володю. И видел, между прочим, что Барс нервничает, а Володя – даже еще больше, хоть и старается не подавать виду.

– Ну-ка, погоди, – сказал Володя. – Ты ему, конечно, этого не внушал. Но ты уверен, что не представил себе этого действия, когда спрашивал меня, что внушать?

– По-моему, нет, – неуверенно ответил я. – Не успел я просто.

– Но все же мог мгновенно промелькнуть стертый образ, который успел воздействовать на закрепившиеся ассоциации у Барса, – рассуждал вслух Володя. – Или же придется признать, что мы имеем дело с чистой реакцией на слова.

– Все равно: и ассоциации эти закрепились что-то уж очень быстро, и слова он, выходит, чуть ли не сразу запомнил.

– Сколько раз ты провел "Операцию "Здравствуй, кот!"? – спросил Володя.

Едва он произнес эти слова, как Барс спрыгнул с тахты, подошел к Володе, поднялся на задние лапы и, опершись одной передней лапой на Володино колено, другой ухватился за его палец. Я невольно отметил, что действует он все той же правой лапой и берется неизменно за указательный палец: тот, который я ему подставлял при обучении. Володя чуть не отдернул руку, – я это видел, – но сдержался, даже ответил Барсу легким пожатием и сказал:

– Здравствуй, кот!

Барс все стоял на задних лапах и пристально смотрел в глаза Володе. Потом он напрягся, широко раскрыл пасть и сказал: "Мам-ма!"

После некоторой паузы кот выговорил: "Ммяхо" или что-то в этом роде, протяжно и жалобно мяукнул, прыгнул ко мне на колени, крепко обнял меня за шею и опять начал быстрыми мурлыкающими звуками наговаривать что-то на ухо.

– Ну, видал? – растерянно сказал я. – Хоть бы понять, что он такое говорит, чего добивается!

– Контакта, по-моему, – ответил Володя. – Всеми доступными ему средствами он добивается контакта с людьми. Слушай, а ты раньше ничего такого за ним не замечал?

– Вроде нет... А впрочем... – Тут я начал кое-что припоминать. – Знаешь, было такое, но просто я не обращал как-то внимания. Он ведь и сам так разговаривает часто и отвечает на мои слова, но я считал, что это – выражение эмоций. И вообще как-то не задумывался.

– Возможно, так оно и было. То есть Барс и в самом деле выражал в основном эмоции. Потребность в контакте и взаимопонимании у него была и все развивалась, но он видел, до чего безнадежны все его попытки. А сейчас, едва только появилась какая-то возможность выхода, он изо всех сил старается пробиться к нам.

– Однако что же нам делать? – спросил я. – Ведь жалко его! Смотри, как он мучается, заболеет еще, чего доброго, от перенапряжения!

Стыдно признаться, но я временами слегка побаивался Барса в этот день. А теперь, когда он так крепко обнял меня, ища помощи и понимания, мне стало ужасно его жаль и всякий страх исчез.

"Бедный ты мой кот! – думал я, гладя его шелковистую спину с темной широкой полосой по хребту. – Жил тихо-мирно, и вот на тебе! Черт меня дернул этим гипнозом баловаться!"

Барс перестал "говорить" и напряженно глядел на меня. Потом вдруг потряс головой, будто с отвращением, и сказал:

– Мам-ма!

– По-моему, он улавливает мои мысли... или, во всяком случае, эмоции, – сказал я. – Я его мысленно пожалел, а он...

– Понятно: он хочет, чтобы его не жалели без толку, а научились понимать, – подхватил Володя. – Ты пожалел, что все это началось? Так я и думал. А он тебя считает эгоистом – ведь для него это нежданная надежда на равенство, на полноценное общение. Ну, представь себе, что ты живешь один-одинешенек среди существ сильных, могучих, изумительных, они тебя бесконечно интересуют, но переговариваются они ультразвуками, и ты можешь только кое о чем догадываться по их жестам. И вдруг ты каким-то непонятным образом получил возможность кое-что понимать. И даже сам научился произносить хоть одно-два слова. Представляешь, как ты радовался бы? И как удивлялся бы, если б тебя вздумали за это жалеть?

Володя так разгорячился, что даже руками размахивал и голос слегка повысил, а это на него уж вовсе не похоже. "Пробрало тебя все же, братец!" – с некоторым удовлетворением подумал я. Но это я подумал мимоходом, а вообще-то мне в тот момент было не до психологического анализа.

– Что же делать? – повторил я.

– Да я и сам пока не знаю! – огорченно ответил Володя. – Никогда ни о чем подобном не думал и даже не слыхал. Практически: вам обоим надо как следует выспаться. На тебе лица нет, и кот тоже замучился. Прими снотворное, а кота заставь выпить хорошую порцию валерьянки. Я пойду домой, почитаю кое-что и посоветуюсь с одним человеком.

– Нет, ты уж, пожалуйста, никому не рассказывай! – взмолился я. – Все равно ведь не поверят. Сочтут, что ты спятил!

– Не сочтут! – уверенно сказал Володя. (И я понял, что это правда.) – Но вообще-то ты прав: пока не стоит никому рассказывать.

– Кроме Гали, конечно, – поспешил добавить я.

– Гале я тоже не скажу, – решил Володя. – Рассказывать долго и непродуктивно. Я ее приведу сюда, и она сама увидит на практике. – Тут он задумался. – Слушай, хоть Барс и устал, а еще один опыт надо провести. Давай я попробую ему что-нибудь внушить. Ну, скажем, чтобы он перешел с тахты на кресло.

Я посадил кота на тахту. Володя начал пристально смотреть на него. Барс подмигнул и тоже уставился на него. Так они сидели с минуту. Потом кот мотнул головой, будто отгоняя муху, с жалобным мяуканьем спрыгнул с тахты и направился к креслу.

Тут мне сдало почему-то обидно: значит, Барс не только меня слушается! Обида, конечно, была дурацкая, я бы в ней нипочем не признался Володе, но пока я все это переживал, кот вдруг остановился на пути к креслу, явно заколебался, а потом решительно повернулся и прыгнул мне на колени.

Я обрадовался, а Володя недовольно сказал:

– Ну зачем ты это сделал?

Я прямо сгорел со стыда, начал было оправдываться, что я, мол, ничего подобного, но Володя уже все превосходно понял.

– Феодал ты, собственник! – сказал он, сдержанно усмехаясь. – Нашел время ревновать!

Барс повернулся к нему и проговорил старательно и отчетливо:

– Мам-ма!

У него с каждым разом получалось все лучше.

– Слушай, чистый эксперимент все равно не получился бы, – сообразил вдруг я. – Ведь я же невольно думал о том, пойдет Барс или нет, и, наверное, представлял себе это...

– Представлял все же или нет? – строго спросил Володя.

– Толком не знаю. Но все равно – Барс ведь реагирует и прямо на мои эмоции.

– Ох, уж эти твои эмоции! – вздохнул Володя. – Ну ладно, возьми все же себя в руки и постарайся отключиться. А я еще раз попробую. Внушу ему, например, чтобы он лег на тахту.

Володя опять уставился на кота. Барс явно начал нервничать, переминался, слегка вонзая мне когти в колени. Потом мяукнул коротко и глухо и, отвернувшись от Володи, бросился мне на шею.

– Хороши вы оба! – с насмешкой сказал Володя. – Тоже мне Отелло! Кошачий домострой развел!

– Ну, чего ты? – оправдывался я, порядком смущенный. – Это же нормально, что животное слушается только хозяина! А я ни сном ни духом...

– Ладно, может, ты и прав, – согласился в конце концов Володя. – Впрочем, я уже выяснил то, что мне было нужно: Барс и мое внушение воспринимает. Только твои эмоции на него действуют сильнее любых посторонних приказов. Так вот слушай: спите оба покрепче. Завтра у меня по плану – день работы в библиотеке, там я заодно посмотрю, что есть по этому вопросу. А вечером мы придем к тебе втроем: я, Галя и Барри.

– Барри? – усомнился я, поглядывая на Барса.

– Можешь не опасаться, – твердо возразил Володя. – Барри идеально воспитан, а Барсу можно объяснить, чтобы он не боялся. Кроме того, я сегодня попробую поработать с Барри. А завтра уточним результаты.

Одеваясь в передней, Володя говорил мне:

– А ты держись! Не переживай слишком – в том смысле, что не пугайся. Ученый ты или нет? Радоваться нужно, что перед тобой такие замечательные возможности раскрываются, а ты хнычешь.

– Я вовсе не хнычу, – несколько обидевшись, сказал я, хоть и чувствовал, что Володя, в общем, прав. – Но хорошо тебе, что ты такой спокойный. А я... ну, понимаешь, еще сегодня все было нормально, спокойно...

– Ну да, а ты превыше всего ценишь спокойствие!

– Да не то чтобы... – смущенно и недовольно ответил я, понимая, что говорю глупости, с точки зрения Володи. – Но все же мне как-то действует на нервы вся эта... мура...

– Мурра! – отчетливо повторил Барс, появляясь на пороге.

Володя уронил берет, поспешно подобрал его и сказал:

– Я пошел. Ложитесь сразу спать, очень советую!

Я заметил, что он украдкой косится на Барса. Кот смотрел то на него, то на меня. Потом подмигнул и сказал:

– Мурра, мамма, ммяхо! – все подряд, отчетливо, с нажимом на согласные.

– Н-да!.. – пробормотал Володя. – Я всячески постараюсь ускорить это дело, можешь быть уверен.

– Слышишь, кот? – спросил я. – Володя обещает тебе помочь.

Кот глядел на нас так пристально и печально, что я готов был поверить: он все понимает, даже самые отвлеченные слова.

– Только бы он не надорвался, не заболел! – с тревогой сказал я. – Он теперь в таком напряжении непрерывно. Все это...

– ...Мурра! – выговорил Барс, в упор глядя на меня.