«Галактик Шуз» из космоса

Ваша оценка: Нет Средняя: 2 (1 голос)

Юный техник, 1963, № 12.

Александр Силецкий


«Галактик Шуз» из космоса

Как правило, юные читатели нашего журнала хорошо владеют отверткой, паяльником, молотком. Перегоревшая пробка квартирной электросети пробудила дремавшую в них тягу к технике, с тех пор инструменты не залеживаются. Отвертка и плоскогубцы попадают теперь в тот ящик стола, где хранятся документы, любимые фотографии и похвальные грамоты. Все чаще и чаще эксперименту предшествует расчет. В кармане начинающего изобретателя появляется авторучка — гениальный проект может осенить в любую минуту и. так же внезапно исчезнуть, если вовремя не воспользоваться чернилами. История знает такие случаи.
Однажды обладатель авторучки выйдет на улицу. Легкий ветер коснется его лица, запах листвы покажется особенно свежим. Он посмотрит на небо, в глаза бросится туча — ни дать, ни взять марсианский корабль, рвущийся из-за горизонта. Авторучка будто сама по себе выпорхнет из кармана, и в блокноте появится первая запись:
«Марсианский корабль медленно выплыл из-за лесов и застыл высоко над городом...»
  Мы не станем объяснять, как рассказ пишется дальше. Об этом можно судить, прочитав рассказ еще одного нашего молодого дебютанта Александра Силецкого. Итак...

Фантастический рассказ-шутка

Мистер Геймл, мой давнишний приятель, был человек очень практичный. Он знал всему цену и потому во всех, даже мало-мальски выгодных торговых сделках всегда преуспевал, чувствуя себя среди сложных и темных коммерческих махинаций как рыба в воде. Главное, как он говорил, — это реклама товара. Без нее нельзя и шагу ступить на торговом поприще: тебя вмиг забьют, затрут, утянут у тебя всех покупателей, и останешься ты ни с чем.
Однажды, когда мистер Геймл сидел у меня за ужином, мы от нечего делать включили приемник. Вначале слышна была музыка, потом какой-то знаменитый проповедник читал лекцию: «Как сумел Христос подняться на небо и что говорит об этом наука?» И вдруг все смолкло, а через несколько секунд в эфир ворвался взволнованный голос диктора: «Внимание! Мы вынуждены прервать нашу передачу, чтобы объявить сенсационную новость. Как установили обсерватории Штатов, пять минут назад в штате Луизиана приземлился космический корабль неземного происхождения! Повторяю...»
— Что? — изумленно пробормотал Геймл. — Пришельцы из космоса?!
— Выходит, что так, — пожал я плечами, стараясь казаться спокойным, хотя в душе у меня черти хоровод водили. Сам не понимаю, почему буйное ликование сразу наполнило меня и чуть было не перелилось через край.
— Мистер Геймл изволит удивляться? — не без ехидства заметил я, вспомнив, что он порой даже демонстративно старался показывать свое равнодушно-безучастное отношение ко всему, даже к необыкновенному.
— А, не в этом дело! — отмахнулся от меня, как от назойливой мухи, Геймл. — Неужели ты не поражен?! Пришельцы из космоса, марсиане и тому подобные чудища из фантастической литературы. Все это казалось таким странным и невозможным, и вдруг, пожалуйста, все мечты сбываются наяву. Потрясающе! Невероятная сенсация! Толпа любопытных людей! Эх, если бы подобные происшествия были возможны в торговом деле! Послушай, мы завтра же поедем к месту посадки корабля. Я хочу его видеть собственными глазами.
Я не спорил с ним.
Рано утром на следующий день мы уже сидели в салоне самолета, совершавшего перелет от нашего города к гостю из космоса. Желающих увидеть космический корабль было так много, что местным властям пришлось открыть временную авиационную линию, протянувшуюся к месту, которое отныне должно было стать знаменитым.
Всю дорогу мистер Геймл ерзал на своем сиденье и то и дело заглядывал в иллюминатор, надеясь увидеть звездолет. И все же первым его увидел не он. Когда мой друг, только что закончив очередное пятиминутное созерцание земли, откинулся на спинку кресла, кто-то вдруг истошно завопил; «Вот он!»
Все тотчас прильнули к иллюминаторам. Действительно, посреди поля лежал большой цилиндрический предмет, ярко блестевший своей обшивкой в солнечных лучах. Это и был звездолет. Ни крыльев, ни даже намеков на двигатели не было заметно на его гладкой поверхности.
— Не понимаю, как он летал? Чертовщина какая-то, — почему-то возмущался один из пассажиров.
— Нет, не скажите, — говорил другой. — То-то и оно, что неземной: сразу видно — чистая работа.
Самолет тряхнуло, и он, накренившись на левое крыло, пошел на посадку.


Уже на земле от одного местного жителя, бывшего свидетелем всего происшедшего, мы в подробностях узнали, как проходил спуск космического корабля. Дело было вот как.
Солнце уже садилось, и вокруг разлились голубоватые сумерки. Все, казалось, предвещало спокойный тихий вечер, как вдруг какой-то одинокий петух, вылезший со двора на дорогу, надрывно заголосил. И столько было в его крике смятения и страха, что всем невольно сделалось не по себе. А между тем петух все кричал и кричал, словно в предсмертной тоске, предчувствуя свою скорую гибель. Рассказывают, что он действительно сгорел при посадке звездолета. Волнение петуха передалось людям, они останавливались и подолгу смотрели в небо, точно там должно было произойти нечто необычайное. И это необычайное произошло.
Внезапно раздался гром (среди ясного неба), над землей пронесся мощный порыв ветра, а затем из-за горизонта показался огненный шар. Он летел медленно и наполнял воздух страшным ревом. Постепенно шар стал спускаться, и спускался до тех пор, пока не упал на поле. Тогда шум стих и свечение прекратилось.
Сначала люди боялись подойти к нему, а когда, наконец, осмелели и подошли, то увидели, что никакой это не шар, а длинный цилиндр. Вдоль всего его борта была черными буквами выведена загадочная надпись. Вначале цилиндр лежал спокойно, но потом на боках его начали вспыхивать разноцветные огни, и откуда то сверху потянулся к небу столб черного дыма, какой идет обычно в ясную погоду из печной трубы. Люди сочли это за сигналы неведомых пришельцев. Так цилиндр пролежал всю ночь, а народ тем временем прибывал. За все это время из звездолета никто не выходил. Видимо, пришельцы ожидали прибытия местных властей, чтобы начать переговоры прямо с ними.


Мистер Геймл и я втиснулись в толпу, плотным кольцом окружившую звездолет, и с большим трудом и большими потерями (все пуговицы и оторванный рукав моего пиджака) все таки сумели протиснуться к неведомому космическому кораблю. Он был грандиозен, этот корабль, по своим размерам, и невольно поражал идеально гладкой зеркальной поверхностью, в которой четко отражалась вся окрестность. Кто-то уже успел пустить слух, что зеркальная обшивка — это экраны, при помощи которых экипаж обозревает все происходящее вокруг корабля. Возможно, это была и неправда, но люди верили. Люди всегда, когда их нервы напряжены до предела и когда они ожидают с минуты на минуту чего-то необычайного, верят даже самым нелепым слухам.
Так стояли мы довольно долго. Внезапно раздался мелодичный звон, и, к великому нашему изумлению, в корпусе звездолета возле нас раскрылась дверца. Мы даже не успели сообразить, в чем дело. Толпа загудела (отрадно видеть столь любознательных людей) и, влекомая жаждой знаний, а может быть, и еще кое-чем, ринулась в этот проход, увлекая нас за собой.
Мы оказались в длинном коридоре, который затем переходил в большую залу с многочисленными экранами и приборами. Точно посредине зала от одной стены к другой тянулся толстый канат, перешагнуть который люди, однако, не решались — мало ли что! Постепенно народу становилось все больше и больше, все стояли затаив дыхание, ожидая появления хозяев корабля. В том, что они появятся, теперь никто уже не сомневался: ведь недаром же землян впустили в звездолет. Оставалось только запастись терпением и ждать.
Время шло. Кругом было тихо. И вдруг раздался скрип, и между двумя массивными шкафами с аппаратурой раскрылась дверца. Вот сейчас случится то, о чем мечтали все люди, свершится великое, и перед взорами изумленных землян предстанут хозяева корабля!.. Вот сейчас... И незабываемое свершилось!
На мгновение в двери показалась чья-то фигура, а затем на отгороженную часть зала величественно явился ОН, посланец иного мира. Он был совершенно неземной, какой-то свежий и удивительно прекрасный. Он весь благоухал и сверкал космической добротой и так мило улыбался людям, что те не могли не восторгаться им. Блестящий, аккуратный, он остановился на середине зала, сделал непостижимый, поистине божественный жест тонкими, неземными руками, как бы взывая к тишине, еще радостней улыбнулся и вдруг, неведомо откуда выхватив очаровательную дамскую туфельку, тоненьким приятным голоском на чистейшем английском языке объявил:
  — Леди и джентльмены! Покупайте обувь компании «Галактик Шуз»! Прочно, дешево, удобно!..

...Это был форменный скандал. Общественность возмущалась, ученые роптали, а знаменитый проповедник, выступая по радио, как-то сказал даже: «Если Христос вознесся на небо так же, как и эти великие мистификаторы, то ни о какой праведной вере в мире сем не может быть и речи».
Вообще шум был изрядный. А компания «Галактик Шуз» ликовала: была реклама, была сенсация, и — а это главное — была прибыль, и притом немалая. Что же касается появления «неземного звездолета», то дело насчет этого великого обмана тысяч людей было кое-как замято. Но долго люди еще роптали, поминая недобрым словом эту компанию, и, тем не менее, шли и покупали ботинки именно ее производства. Так уж устроен человек...
Мистер Геймл был совсем потрясен.
— Гениально! — восхищался он. — Просто потрясающе! Я преклоняюсь перед их фантазией. А весь этот скандал ерунда. Он ничего не стоит. Важнее всего сенсация. Каждый создает ее, как может. И потом никогда не надо забывать: в жизни все хорошо, но главное — это реклама!
 

Юный техник, 1963, № 12, С. 68 - 71

OCR В. Кузьмин 
Aug. 2001
Проект «Старая фантастика»