Посвящение в рыцари

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.9 (10 votes)
Обложка: 

 

Наука и жизнь, 1989, №№ 2, 3, 4.

 

ПОСВЯЩЕНИЕ В РЫЦАРИ

СКАЗОЧНАЯ ПОВЕСТЬ ДЛЯ ПОДРОСТКОВ ЛЮБОГО ВОЗРАСТА

ЖУРНАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ

Андрей НУЙКИН
 

Рис. Э. Смолина

ПРОЛОГ

И ревела Катя, и подлизывалась, но добилась-таки своего — взял ее дедушка в море. Только не рыбалка у них вышла, а сплошное расстройство. Вечер уже близился, а по дну баркаса скучно перекатывалось десятка полтора рыбешек. И, конечно, Димка виновной в этом считал ее, Катю.
— Говорил ведь: нельзя женщин на судно пускать, — ворчит он под нос, но так, чтобы все слышали, и для пущей выразительности цыкает сквозь редкие зубы за борт. — Напустят, а потом удивляются, что рыба не идет...
Настроился Димка явно на долгую воркотню, но вдруг осекся.
— Бутылка по носу!
— Опять бутылка, — вздохнул дедушка. — Одни бутылки только в море и плавают. Да керосин. До того загадили стихию — перед рыбами совестно... Ну чего ты за ней тянешься, мусора на баркасе тебе не хватает?
— А бутыль-то запечатанная, — обрадовался Димка, выуживая находку из воды. — И смолой замазанная.
— Ишь ты! Не упусти, коли так, пустые бутылки кто затыкать станет!
— Может, там карта про старый пиратский клад?..
— А вдруг джинн злой, вроде брата Хоттабыча? — испуганно отодвинулась от бутылки Катя.
— Джин — хорошо бы! — причмокнул дедушка, соскабливая ножом смолу. — Однако ром не в пример лучше.
Но и этим надеждам не суждено было сбыться. Бутыль оказалась набитой бумагами. Попробовали вытряхнуть — куда там! Пришлось стукнуть об уключину.
— Да, брат Димитрий, не повезло нам с тобой, — вздохнул дедушка, взглянув на слипшиеся листки, — ни рому, ни клада. Сочинение какое-то, сказки дядюшки Римуса. Ладно, свезем на берег, там прочитаете, если по-нашему написано.
— А может, с крушения кто последнюю волю послал? — продолжал дедушка. — Забирай, Катерина. Рыбы не добыли, так чтение себе привезешь.
— Почему это она «забирай»? — возмутился Димка. — Я бутылку увидел, я ее выудил...
— Так ведь уговор у нас был: весь сегодняшний улов ее, Катеринин, — улыбнулся дедушка. — А моряцкое слово сам знаешь какое!
Вернулись затемно и такие уставшие, что не до чтения было. Как ткнулась в подушку Катя, так и заснула. Утром смотрит, а Димка бумаги по столу разложил, губами шевелит — читает.
— Отдай! Это мое! Я дедушке скажу! — бросилась Катя к столу и остановилась: необычным был брат — серьезным, взрослым. Димка пододвинул Кате стопку пожелтевших мелко исписанных листков.
— Читай!
— Катя тихо подсела к столу в нерешительно взяла верхний лист.

«Человеку, прочитавшему эти записи!
Дорогой друг! Прости, что обременяю тебя нелегкой просьбой. У меня просто нет выбора: в любой момент дверь моей камеры может открыть палач. Может быть, ты женщина или старый, больной человек, тогда передай написанное мною кому-нибудь, кто молод, кому несправедливость ранит душу и не дает спокойно спать. Пусть этот человек доведет до конца то, что не смог сделать я. И пусть он не повторяет моих ошибок, тогда ему, может быть, повезет больше, чем мне.
Друг! Это просьба приговоренного к казни, ее нельзя не выполнить!»

— Читай, читай! — сурово сказал Димка и пододвинул второй листок.
 

Как хорошо было дома!

Странные все-таки существа мы, люди. Пока живем хорошо, нам скучно, нас манят неведомые дали, мы жаждем приключений и опасностей. А мне сейчас больше всего на свете хочется оказаться дома и, забравшись с ногами на диван, читать какую-нибудь книгу. Чтобы кругом был полумрак, а светился только зеленый торшер; чтобы часы тикали, а мама с папой сидели за столом, тихо переговариваясь. Очень я любил задавать папе с мамой самые трудные вопросы. Помню, как-то я спросил: «А куда исчезают люди после смерти?»
Папа задумался, стал серьезным, а мама занервничала:
— Не надо про это. Про это страшно.
А папа:
— Нет, почему же? Про все можно. Люди должны правде прямо в глаза смотреть. Даже самой страшной.
Мама рассердилась.
— При чем тут правда? Раз все равно ничего нельзя поделать, лучше и не думать совсем. Правда о смерти ужасна и жестока — все мы умрем, и каждого из нас по-одиночке закопают в землю. И будут там только темнота, холод и сырость, бр-р...
Папа возмутился:
— Это неправда! Если было бы только так — жить не стоило бы! Послушайте, что я вам расскажу. У одного древнего, мудрого народа, поклонявшегося солнцу, существовала такая вот легенда. Когда-то давным-давно в мире не было ни дня, ни ночи, ни света, ни тьмы — так, серость какая-то. Все выглядело одинаковым, только люди были разными. У одних в душе всю жизнь копилось тепло, свет — от доброты, благородства, любви. А мир так устроен, что совсем в нем ничто не исчезает. Когда хорошие люди умирают, накопленное в их душах тепло высвобождается и летит к солнцу. Тепло ведь всегда вверх летит. И не только люди копят тепло, но и звери, птицы, деревья. У бабочки какой-нибудь тепла совсем немножко — с булавочную головку, но и оно вверх тянется. Вот из этих-то ручейков тепла, дружелюбия и образовалось солнце. Мы говорим: солнце нас греет, но это не солнце, а наши предки, наши друзья, все добрые люди вообще после смерти светят нам и греют нас. Однако среди людей всегда было немало таких, души которых всю жизнь накапливали только темное, холодное — жадность, злость, зависть, жестокость, властолюбие... После смерти эта тяжелая гадость просачивается сквозь землю. Целые озера там, под землей, этого яда собираются, от них идут испарения, люди дышат ими и отравляются — начинают глупеть, ненавидеть и бояться друг друга.
Тут мама перестала сердиться и за волосы папу потрепала:
— Сочинитель ты мой!
— А я, — спрашиваю, — а я?
— И ты, — говорит мама. — Ты тоже мой. Оба вы мои и оба сочинители.
  ...Впрочем, все это прямого отношения к тому, о чем я хочу вам рассказать, не имеет. Тем не менее нам придется сделать еще одно отступление и, вернувшись на несколько лет назад, познакомиться с событием, которое повлекло за собой все остальные.

Странное появление Карлы

Появился Карла действительно очень странно. Возвращался как-то папа вечером с работы и видит: валяется у наших дверей большущая картонная коробка, а в ней что-то ворчит и шевелится.
— Эй, — крикнул папа, заходя на кухню, — тут нам какого-то зверя подбросили!
Открываем мы коробку, а из нее вылезает горбатенькое существо в грязновато-коричневом вытертом мундирчике, лысенькое, с бесцветными, быстрыми глазками, а по кухне распространяется удивительно противный запах. Будто протухло что-то.
— Спасибо. Большое спасибо, что вы меня... к себе... в дом... Я приложу усилия и оправдаю... Вы будете мной довольны... Большое спасибо... — залопотал карлик, вытягиваясь по стойке «смирно».
— Откуда у тебя это? — недоумевает мама.
— Возле дверей нашел. Ну-ка, доложи, раз ты такой бравый: кто тебя выбросил и вообще зачем ты?
— Я буду стараться... Я добросовестный... Вы не пожалеете... Я...
— А записки в коробке нет? — спросил отец. — Когда ребенка подбрасывают, всегда записку кладут.
Записки не было, была загадочная типографская этикетка: «Эдик, говорящий мальчик со съемными лицами. 3-й сорт. Цена 1 руб. 21 коп.»
— Нес кто-нибудь по лестнице и выронил, — предположил папа. — Повесим утром на дверях объявление, может, и отыщется хозяин. Чего только этот Эдик так противно пахнет?
— Выкупаемся — и не хуже других будем, — вступилась за карлика мама, — не терпевшая, чтобы при ней кого-то обижали.
Так у нас поселился Карла. Позже я понял, что не случайно, но и тогда кое-что в появлении столь странного существа столь странным способом нас насторожило.
И насчет «сменных лиц» мы долго ничего понять не могли. У Эдика (скоро все стали его звать Карлой) было постоянно одно лицо, исполненное уважительности, предупредительности, даже угодливости.
— Ваши туфли, Мария Игоревна, несколько запылились. Я взял на себя смелость протереть их мягкой тряпочкой с последующим намазыванием кремом и доведением до блеска посредством щетки...
Так вот витиевато он выражался.
— Спасибо, Карлушенька, — отвечала растроганная мама. — Напомни, будь добр, вечером, чтобы я тебя еще раз зеленым мылом помыла, а то бедная Мурка просто в истерике колотится от твоего аромата. Прямо хоть валерьянкой ее отпаивай.
— Может, его в керосине лучше вымочить? Право слово, приятнее будет возле него находиться, — морщился папа. Он сразу невзлюбил Эдика и, наверное, не только из-за запаха. Карла на него не обижался.
— Извините, Анатолий Александрович, что я вас отвлекаю по пустякам, но эта припадочная Мурка сегодня снова таскала по полу ваш галстук. Я его почистил и повесил в гардероб. Кошке же сделал замечание...
— Ну и дружка нашли мы сыну! — вздыхал отец. — Мало того, что подхалим, еще и доносчик!
Один только Научный Мальчик никак не реагировал на Карлу, он его просто не замечал.
Научного Мальчика сделал у себя в лаборатории папа из всяких ненужных для работы материалов. Наверное, при этом не хватило каких-нибудь деталей, потому что Научного Мальчика обычно ничто, кроме цифр, формул и теорем, не интересовало. Он тоже был очень вежливым, но его вежливость была исполнена чувства достоинства. Не случайно порой мы уважительно величали его господином Профессором (друг мой Задира чаще — «Профессором кислых щей», но от Задиры деликатности разве дождешься!).
И все же однажды мне довелось увидеть второе лицо Карлы. Как-то днем сидел я и готовил уроки. Дома — никого, тишина... Только вдруг слышу, что в кладовке, где у нас хранятся ненужные вещи (в том числе и мои старые игрушки), кто-то кого-то вроде бы отчитывает. Да еще таким противным, скрипучим голосом! Подкрадываюсь, заглядываю в дверь... Бог ты мой, что за картина! Посреди кладовки, развалившись в старом кресле, восседает... наш смиренник Карла.
Но какое там «смиренник»! Сидит барин, хан, властелин! В позе утомленной добродетели; лицо — надменное, брезгливое; тон — холодный, начальственный. А по углам испуганно жмутся бедные игрушки: Мишка, Бесхвостая лошадь, Чебурашка, несколько ветеранов-солдатиков. С верхней полки выглядывает взъерошенная от страха Мурка. Им-то и читал нравоучение Карла.
— Сколько раз объяснять вам, тупицам, что при моем появлении надо замирать, склонив голову и дожидаясь в данной уставной позе моих указаний? Вам что, в мусоропровод захотелось? Или мне надо опилки из ваших голов повытряхнуть, чтобы вы обрели то, без чего человек — не человек, животное же вообще становится черт знает чем. Я говорю о трепете перед вышестоящими лицами. А тебе, кошка, следующий раз я не просто прищемлю хвост дверью, но совсем перешибу и сделаю из него помазок для ваксы. Ты меня хорошо поняла, кошка?
Бедная Мурка еще больше взъерошила шерсть и затряслась на своей полке.
— Что тут за митинг? — спросил я, распахивая дверь.
Видели бы вы, как тотчас преобразились лицо и поза Эдика. Только что сидел, барски развалясь, и вот он уже передо мной в той самой уставной позе, которой добивался от аудитории.
Но у Эдика-Карлы было в запасе еще одно лицо. Очень скоро мы выявили его загадочную слабость, и к чему бы вы думали? Никогда не отгадаете. К... чернилам! Стоило кому-нибудь оставить на столе пузырек с этим невинным напитком, как он исчезал бесследно. Долго ломали мы голову над столь непонятным явлением, пока не поймали воришку с поличным. Поймать-то поймали, но поделать с ним ничего не могли — порок был явно сильнее Карлы. Схватит он бутылочку и бегом в какое-нибудь укромное место. Выцедит ее медленно, закрыв глаза, заест промокашкой и застынет с блаженством на лице. Добрых полдня после сидит, как мышка, лишь изредка привставая, чтобы обратиться к окружающим предметам с речью взволнованной, но смутной, вроде: «В соответствии и согласно Инструкции 39227 — «А» от 30 февраля 1339 года вышеследующие входящие впредь надлежит считать нижеследующими исходящими...»
Произнося подобное таинственное заклинание, Карла обводил стены значительным взглядом и вновь погружался в нирвану.
  — Вот погоди, расскажу Анатолию про твои художества, запрет он тебя в кладовку, узнаешь тогда нижеследующее вышеследующее! — грозила мама. Грозила, но не рассказывала — жалела.

Карла рассказывает про Государство Розовых Грез

Поздно вечером, когда я уже лежал в кровати, Карла частенько подсаживался рядышком на стул и начинал завлекательные рассказы о некоем Государстве Розовых Грез.
Живут в том государстве, как я понял, только молодые и здоровые люди. Все красавцы и красотки. Все веселые и беззаботные. Никто не работает. Целыми днями они только и знают что ходить в кино и в дискотеки, состязаться в гонках на роскошных машинах, играть в теннис, петь под гитару песни Паулса на слова Аллы Пугачевой, есть всяких лангустов в дорогих ресторанах, пить коктейли и коньяк «Наполеон».
Управляет той страной Совет Мудрейших, в котором каждый если не академик, то писатель, если не писатель, то просто душевный человек. Возглавляет Совет самый ученый и самый душевный. И самый заботливый. Настолько, что ест раз в три дня, спит одну ночь в неделю, все голову ломает, как ему жизнь своих подданных еще радостнее, еще беззаботнее сделать.
Говоря об этом правителе, Карлик переходил на почтительный шепот и весь светился от восторга.
— Он такой простой, такой доступный, что любой бедняк, самый оборванный и голодный, может в любой момент прийти к нему в гости...
— Погоди, погоди, Эдик! Откуда же в такой стране может взяться бедняк? — смеюсь я.
— В стране, разумеется, бедных нет, но... туристы... понимаете?.. Так вот, правитель тотчас просит их заходить в его маленькую гостиную, где он и спит на простой кровати без всяких сеток и пружин, укрываясь своей верной солдатской шинелью. Угощает чаем, выслушивает просьбы, записывает критические замечания, советуется по государственным вопросам... На улице он обычно гуляет, окруженный толпой детворы. Они доверяют ему сердечные тайны, жалуются, если их незаслуженно высекли...
— Вот тебе раз! Разве в столь просвещенном государстве сохраняется такой средневековый пережиток, как телесные наказания?
— Категорически запрещены. И если изредка случаются, то исключительно по просьбе самих детей.
— Чего же они тогда жалуются?
— Дети, что с них возьмешь! Сами попросят, а потом обижаются.
— Ну, а кто же там все это делает — кинозалы, дискотеки и все прочее, если никто не работает? — не унимался я в поисках противоречий.
— Наука. В их академии такие головы, такие изобретатели, сколько всяких роботов они придумали, столько всякой кибернетики...
Много вечеров подряд расписывал мне Карла прелести этого фантастического государства, пока я однажды не вздохнул опрометчиво насчет того, что интересно было бы его наяву увидеть.
Видели бы вы, как оживился Карла, будто именно этих слов и ожидал.
— Хоть завтра! Сочту за честь...
— Что «завтра»? — не понял я. — В Государстве Розовых Грез хоть завтра могу оказаться?
— Отправиться можете хоть завтра. А добраться до него — пара пустяков.
— Да ты что, Карла! Всерьез? Нет уж. Зачем мне? Меда я не ел, что ли? И вообще...
Карла вел свою линию неутомимо — убеждал, упрашивал, соблазнял веселыми приключениями, романтикой неведомых стран, пылью уходящих за горизонт дорог... Я слушал про все про это с удовольствием, но уходить из дома не торопился. Постепенно Карла начал раздражаться, даже сердиться.
Помню, после нашего разговора о жизни и смерти, который Карла подслушал из моей комнаты, он встретил меня саркастической усмешкой.
— «Тепло души воспаряет в небеса»... «Друзья и после смерти согревают нас теплом своих сердец»... «Солнце возникает из вздохов пташек и букашек, живших до нас»... — издевательски декламировал Карла, как бы не замечая меня.
Признаюсь, даже не так уж сильно вроде бы переиначенные папины мысли звучали в его устах идиотски.
— Чего это ты там бормочешь? — не очень дружелюбно поинтересовался я. — И зачем суешь свой нос, куда тебя не просят?
— Когда я вам рассказываю о Государстве Розовых Грез, вы насмехаетесь, а этой чепухе верите.
— Почему «чепухе»?
— Потому что, осмелюсь утверждать, жульничество все ваши красивые призывы к благородству, самопожертвованию, бескорыстию. Внушают это наивным простакам, чтобы они, простаки, жили не так, как им хочется, а как им велят. Мама ваша правильно говорит: ничего, кроме могильной плесени, после смерти нас не ждет. Умирают все в одиночку. А раз так, то и жить надо в одиночку. Грустно, но ничего не поделаешь — закон природы! Я бы даже сказал — закон мироздания!
Я несколько растерялся от этого неожиданного злого напора. Спорить мне не хотелось, но не мог же я позволить издеваться над мыслями отца!
— Не знаю, что со мной будет после смерти, — говорю. — Но пока я живой, я не согласен подчиняться такому мирозданию, которое велит жить в одиночку. Понятно? Я с папой согласен: если бы в этом состояла правда жизни и смерти, жить не стоило бы.
— А почему, собственно говоря, жизнь должна что-то стоить? Букашка родилась и сдохла, никто в этом ни трагедии не видит, ни глубокого смысла не ищет. А чем отличается от букашки человек? Что, позвольте полюбопытствовать, изменилось бы в бесконечном космосе, если бы, извините, вы, Алексей Анатольевич, вовсе не родились?.. Трусим мы правде в глаза взглянуть, вот и придумываем утешительные сказочки. Спросите у этого вашего свихнувшегося на науке, откуда берется солнечный свет и имеют ли к нему хоть какое-то отношение души усопших друзей и букашек?
Я спросил.
— До последнего времени в науке господствовала теория, согласно которой солнечное излучение образуется в ходе термоядерных процессов, — ответил Научный Мальчик. — Сейчас на этот счет возникли некоторые сомнения. Тем не менее думается, что сознание букашек к солнечному теплу действительно никакого отношения иметь не может. Впрочем, в мире психических явлений еще много загадочного и неизученного.
— Ага! — торжествующе сказал я.
— Но думается, — продолжал Научный Мальчик, — ваш папа вовсе не претендовал в данном случае на научную гипотезу. Его версия имеет более поэтический, нежели космогонический характер. Поэтический же образ логического аналога не имеет, он многозначен, ассоциативен и неисчерпаем, то есть с точки зрения строгой науки бессмыслен.
— Ага! — сказал Карла.
Несколько дней после нашего спора Карла упорно и хмуро о чем-то размышлял. Потом снова оживился, повеселел. И однажды подсел к моему столу с таким вот разговором:
— Вот вы верите, что добрые чувства и всякие там порывы души могут воспарять над землей...
— Ну и что? — отвечаю с вызовом.
— Да нет, ничего. Я только хотел сказать: очень это непростое дело — преодолевать земное притяжение. Очень. Помните, вы с мамой читали вслух про мальчишку-бродяжку, который путешествовал с планеты на планету? Еще его летчик где-то в пустыне встретил...
— Конечно, помню, это про Маленького принца книжка. Вот тебе, кстати, пример преодоления земного притяжения. Когда змея ужалила принца, он оторвался от земли и улетел.
— Если бы! Летчику только показалось, будто мальчишка улетел. У земли притяжение посильнее, чем у его пустяковой планетки — обратно упал горе-путешественник. Подсказали ему какие-то мудрецы: если найдешь самую громадную и самую ядовитую змею — может быть, улетишь с земли. Может быть. Вот и пошел дурачок искать себе неприятностей. Приходит к хозяину самого большого зверинца и просит: будьте ласковы — впустите, пожалуйста, умоляю вас, в клетку с самой большой, самой ядовитой змеей. Очень мне нужно, чтобы она меня укусила. Хозяин удивляется: что такое, зачем такое? Принц начал ему про свою розу рассказывать, какая она нежная да одинокая. Хозяин видит: забавный мальчишка. Большие можно деньги на нем заработать.
— Конечно, конечно, — говорит. — Сейчас мы тебя к очень расчудесной змее отведем.
А сам мигает помощнику. И представьте себе: на другой день город уже был залеплен афишами: «Только в нашем зверинце! Единственный экземпляр!! Пришелец из космоса!!! Говорящее человекоподобное насекомое!!!»
Сейчас в том зверинце никто не подходит к клеткам крокодилов, обезьян и носорога — все рвутся к клетке принца. Хозяин в том ящике (помните, который летчик нарисовал для барашка?) устроил для принца жилище. А ящик на стол поместил — ходи вокруг и смотри. Начнет принц про одинокую розу рассказывать или спасти его умолять — публика животы надрывает. Три миллиона, говорят, хозяин на этом деле уже заработал, четвертый вот-вот наберется. Так-то вот.
— Врешь ты все, Карла! — крикнул я. — Если бы Маленький принц не улетел, летчик его не бросил бы, он бы...
— Если бы! Принц-то не сразу обратно на землю упал. Он все же ведь взлетал и довольно высоко, так что оказывался совсем в другом месте. В соответствии с законами механики, увы.
Я представил себе гордого Маленького принца в тесном ящике для барашка, принца, умоляющего толпу отпустить его домой, где без воды и добрых слов погибает его роза. Представил, как хозяин зверинца, ухмыляясь, пересчитывает по вечерам груды грязных ассигнаций, и чуть не заплакал от бессилия.
— Жизнь — это одно, а книжки — другое, — вздохнул Карла. — Вот вы в своих разговорах на диване так горячо клянетесь, что все за одного, один за всех, что слабых надо защищать, за обиженных заступаться, что нельзя сидеть сложа руки, когда в мире торжествует зло... Но ведь не торопитесь же спасать принца, узнав, что он в беде. Почему? А потому, что это обременительно, даже опасно. И мама вас не пустит. И с мягким диваном не хочется расставаться... Я вас не осуждаю, нет. Правильно вы поступаете. Какое нам дело до бедного мальчугана? Он искал приключений и получил их. Чего ради мы должны из-за его глупости иметь неприятности?.. Все верно. Только нечего при этом друг другу мозги засорять болтовней о братстве да рыцарстве. Каждый для себя живет, о себе заботится.
— А где этот твой зверинец находится? — спросил я, мертвея от безвыходности ситуации.
— Уж не хотите ли вы всерьез освобождать того бедняжку? Не советую. У хозяина зверинца, боюсь, и для такого рыцаря, как вы, клетка найдется.
— Не твоя забота, — холодно ответил я. — Где этот зверинец? Я спрашиваю!
— Извините, я совсем не хотел вас обидеть, это я просто за принца расстраиваюсь... А зверинец... Он не очень далеко. Я сам в нем не раз бывал... Так что если хотите... Но нет! Вам же нельзя! Мама расстроится, и вообще...
  — Не твоя забота! — повторил я свирепо.

Я покидаю дом

Утром я рассказал все маме с папой.
— Какой еще зверинец! Ты с ума сошел! — испугалась мама. — Кто-то что-то сказал, ничего еще неизвестно: есть ли такой зверинец, где такой зверинец, а ты уже бежать готов...
— Это на западе, за Большим лесом и холмистой долиной. Карла знает, как туда пройти.
— Чего ты молчишь? — набросилась мама на папу. — Он ведь действительно способен отправиться неизвестно куда, неизвестно зачем!
— Ну зачем, тебе ведь известно, — тихо ответил папа.
— Да вы что, с ума посходили! — крикнула мама почти со слезами. — Ведь это же очень опасно, а он еще ребенок!
— Нет, Маша, раз он почувствовал себя ответственным за других — значит уже не ребенок.
— Но можно же написать в газету, что происходит такое безобразие. В милицию, наконец, сообщить...
— А если того, кому попадет наше письмо, тоже мама из дому не отпустит? Если он тоже перешлет письмо куда-нибудь и успокоится... Кончится тем, что письмо твое получит хозяин зверинца. Нет, Машенька, за справедливость всегда приходится платить полную цену. И я рад, что у Алексея в груди настоящее рыцарское сердце.
— Это мой сын, и он мне дороже всякой справедливости!
— Ты так не думаешь. Маша, — тихо, но твердо сказал папа и ушел в свой кабинет.
Мама плакала. Мне было ее очень жаль, но ведь она все-таки остается тут с папой, а Маленький принц где-то среди чужих безжалостных людей совсем один. И потом, если каждый будет всегда держаться за юбку матери, то кто же, черт побери, отстоит в этом мире Справедливость?.. Я стал собираться в дорогу.
Почти до утра я не мог уснуть и слышал, как из папиного кабинета раздавались взволнованные голоса.
Утром папа сказал:
— Мама согласна. Иди. Мне тоже тревожно, но пойти с тобой я не могу. Сам знаешь, мы сейчас бьемся над тем, как дым из заводских труб сделать безвредным. Это очень важно. Но и одному тебе идти не стоит. Подумай, кого можешь взять с собой?
После папиных слов я вдруг почувствовал себя маленьким и беззащитным. Наверное, я все-таки надеялся, что меня не отпустят. Я бы, конечно, сердился, обижался, но совесть была бы спокойна — не пустили, что поделаешь? И вот все зависит только от меня самого. И отказаться невозможно, и уходить из дома страшно!
— Я возьму с собой Научного Мальчика, — стараясь выглядеть спокойным, сказал я.
— Правильно! Трезвость и расчетливость в дороге не повредят. Кого еще?
— Может, Задиру? Он ничего не боится, и бабушка его отпустит.
— Да, в драке ему цены нет. Но не слишком ли много у вас окажется драк?
— Я за ним пригляжу. Ну и Карла, конечно. Без него нам дорогу не найти. Он не тяжелый. Я его в рюкзак посажу.
Мама слушала наш разговор молча. Наверное, боялась расплакаться. У меня у самого, если честно, глаза были не очень надежные, но я держался.
Задиру долго уговаривать не потребовалось.
— Принца в клетку посадили? Какого это принца? А, это который баобабы пропалывал? Помню, помню. Ну обормоты! Да за такие штуки надо у каждого по глазу вышибать! — жизнерадостно откликнулся он. — Выручить? О чем речь! Вот только камней для пращи поднаберу полный боекомплект да томагавк наточу поострее. Значит, так. Ты будешь как бы странствующий рыцарь, знаменитый освободитель из зверинцев всяких там баронесс и принцев, а я, так и быть, стану как бы твоим оруженосцем. Только, чур, мою пращу и томагавк ты понесешь! Научный ваш профессор за Росинанта сойдет — на него мешки с продовольствием и запасы боевых камней погрузим. Ого-го, по дороге мы столько смешного учудим, что наш шестой «Б» от ужаса позеленеет!
— Ты же с бабушкой не поговорил.
— С какой еще бабушкой? Ах, да! С моей. Ничего, спокуха, бабушка у меня ого-го, вся в меня! Это мы мигом провернем.
У Задириной бабушки был маленький чистенький домик и огромный, весь в буйной растительности огород. От ворон и воробьев его охранял целый взвод живописных чучел. Возле калитки Задира застыл на секунду и вдруг ринулся во двор с пронзительным криком:
— Ты зачем взяла? Ты зачем взяла? Сколько надо говорить, чтобы не трогала!
Задирина бабушка, стоя посреди двора, смущенно прятала что-то в фартуке. Но когда внук подбежал, она послушно протянула ему рогатку.
— Не сердись, Вадюшенька, опять коршун-разбойник за нашими цыплятами гонялся. Еле отстрелялась!
— Ты же в бутылку с пяти шагов попасть не можешь, а туда же, по движущейся мишени... Только пращу портишь, оружие ведь к одной руке привыкает.
— А вот и не к одной! Посмотри-ка, — бабушка гордо указала на три маленьких пестрых перышка, валявшихся посреди двора. — Чей это хвост, а? То-то же! Боком улетел отсюда разбойник. Небось не захочется ему больше на наших пеструшек зариться!
Задира придирчиво исследовал перышки.
— А не из чучела надергала?
— Из чучела?! Ах, ты... Ну-ка, встань к сараю с консервной банкой на макушке. С трех раз не попаду — рупь на мороженое из пенсии выкладываю. Собью — три дня цыплят пасти будешь.
— Ладно, ладно, бабуля, — пошел на попятный Задира. — Нам сейчас в цирк играть некогда. В поход надо отправляться. Введи-ка ее, Леха, в ситуацию.
Я ввел.
— Как? Живое дитё в клетку сажать? Живое дитё за деньги представлять? Да мы такого нелюдя... Живо, Вадюша, увязывай боеприпас и продукты. А я тоже кое-чего соберу на дорогу. Мы его мигом в сознательность приведем.
— Погоди, погоди, бабуля, — замялся Задира. — Мы... это... пока... одни сходим... Без тебя... Да и сама посуди: женское ли это занятие — война?.. Ты уж покухарничай тут, пожалуйста, цыплят постереги, огурцы пополивай, а я мигом слетаю с Алексеем, поучу уму-разуму кого надо и обратно.
Сникла сразу бабушка — расстроилась.
— Мне же тоже хочется, — говорит. — И глаз у меня в стрельбе верный... А про войну... Защищать, когда маленьких обижают, — это самое женское дело и есть. Что огурцы посохнут — бог с ними; цыплят, правда, жалко. Поклюет их коршун.
— Вот видишь, бабуля, — обрадовался Задира. — Да ты не сомневайся, мы и без тебя управимся. Чья у меня выучка-то боевая? Бабулина. Только ты веди себя тут хорошо. Вернусь — соседей расспрошу, как ты тут и что.
  — Да ладно уж, — обиделась старушка, — не до баловства мне в мои-то годы. Ишь чего надумал — бабушку учить. Бабушка сама кого хочешь чему хочешь обучит.

Приключения начинаются

Дорога весело петляла мимо рощиц, сел, полей, а мне было грустно. Последнюю ночь перед походом мама не спала, и глаза у нее при прощании были совсем измученные.
— Иди, — говорила мама. — Что ж, раз надо... Только, когда будешь рисковать, помни: если с тобой что случится, я умру. Ты знаешь, Олешек, я не обманываю... Я всегда мечтала, чтобы ты вырос рыцарем, мужчиной, но я не знала, что это так тяжело. И все-таки будь рыцарем, будь мужчиной — защищай слабых, только не стесняйся, пожалуйста, когда очень трудно, попросить помощи у других. И совета. Что справедливо, что несправедливо — иногда сразу и не поймешь. Ты давно мечтал о дедушкиной сабле — возьми ее. Это честная сабля, дедушка ни разу не вынимал ее из ножен ради неправого дела. Пусть будет защитой, но лучше если бы она тебе не понадобилась!..
Папа шутил что-то насчет юного Дон Кихота, но и у него глаза были печальные, даже растерянные.
Научный Мальчик вышагивал по дороге молча — наверное, обдумывал какую-нибудь теоретическую проблему. Карла внимательно озирал окрестности из моего рюкзака. Лишь Задира радовался и шумел за четверых. Он то бесшумно подкрадывался к кому-то, спрятавшемуся за бугром, то с боевым кличем устремлялся в гущу придорожных кустов, направо и налево нанося смертельные удары боевым томагавком (честно говоря, это был простой туристский топорик, но действительно хорошо наточенный).
— С кем это ты сражаешься? — без особого интереса спросил я.
— Учителя, — лаконично пояснил Задира. — За каждым кустом по учителю. Пятеро уже отправились отращивать себе новые скальпы. Остались самые опасные: математик, физрук и врачиха со шприцем. Но живым они меня не возьмут, будьте покойненьки.
— Видимо, на уроках математики у нас бывали отдельные неприятности? — иронично улыбнулся Научный Мальчик.
Задира не обратил на него ни малейшего внимания.
Сражаться сразу с таким количеством учителей — занятие утомительное. Прошло не очень много времени, и Задира заскучал. Он перестал выискивать в кустах замаскировавшихся врагов и пошел спокойно — сначала впереди отряда, потом вместе с ним, потом начал потихоньку отставать.
— Устал? — спросил я
— Кто? Я?! Попрошу без оскорблений! Да будет тебе известно: когда мой отряд продирался сквозь непроходимые заросли Амазонки, я нес на одной руке раненую белокурую женщину, на другой — двух обессилевших детей младшего школьного возраста. Мы шли так две тысячи миль, беспрерывно отражая атаки людоедского племени мамбо-вамбо. И когда вышли наконец к чудесным пляжам Азорских островов, я, едва успев принять ванну и побриться, включился в соревнования по гольфу и забил решающий гол в ворота считавшейся до этого непобедимой футбольной команды «Черная львица».
— Прошу прощения, но ты, очевидно, перепутал некоторые детали, — засмеялся Научный Мальчик. — В то время в джунглях Азорских островов проходил чемпионат мира по домино, в ходе которого ты, видимо, обыграл Алехина, держа на одной руке умирающего от тропической свинки друга, а на другой — спасенную из турецкого рабства алеутскую княжну.
Надо же, и у рыцарей железной логики, оказывается, иногда появляется чувство юмора!
— Ну уж княжну-то я, как и Степан Разин, выбросил бы в Амазонку, — не согласился Задира. — А насчет моей якобы усталости... Хотите, я допрыгаю на одной ноге во-он до того поломанного дерева, поднимусь на одних руках до самой его макушки, а потом, возвращаясь обратно...
— Обратно не надо, — говорю, — а то второй раз до дерева нам придется нести тебя на носилках.
— Меня, кажется, снова оскорбляют? — холодно поинтересовался Задира. — В таком случае я ухожу один, навстречу своей нелегкой судьбе. Чао!
И победитель племени людоедов ушел далеко вперед. Однако вскоре мы увидели, что он сидит под развесистым дубом на травке, явно не расположенный присоединяться к нам.
— Отдавай пращу, — мрачно потребовал Задира.
— Что, снова обнаружил людоедов?
— Оставь свои детские шуточки. Я возвращаюсь домой.
— Домой?.. А как же принц? Как же мы?
— Как хотите. С такими занудами я никого спасать не намерен.
— Что случилось?
— Умоляя меня отправиться в эту бездарную пешеходную прогулку, ты уверял, что по пути у нас будет пропасть всевозможных приключений...
— Но ведь мы только вышли из дому!
— У настоящих странствующих рыцарей ни минуты не проходит попусту. Зачем мы тащимся по этой дороге? Чтобы пыль глотать или чтобы защищать обиженных и угнетенных? Кстати, я что-то не уверен, что ты посвящен в рыцари.
— Но мы же пока не встретили ни одного обиженного.
— Обиженные на дороге не валяются, а неожиданности надо уметь организовать. Если не согласен, отдавай пращу, я поищу себе другого рыцаря, которому свист пуль милее чириканья воробьев.
Понимая, что Задира просто устал и ищет повод отдохнуть, я предложил ему показать на примере, как же организуются неожиданности. Казалось, Задира только и дожидался такого предложения. Он вскочил на ноги, полный энергии и предприимчивости.
Глаза Задиры вспыхнули зеленым огнем, он явно заметил впереди что-то интересное.
— Пращу! Живо!..
Выхватив из кармана моего рюкзака рогатку и горсть камушков, Задира метнулся вперед.
Я остановился в растерянности. Навстречу нам по дороге, пыля огромными сапогами и распушив по ветру длинную седую бороду, мчался великан. В руке он сжимал широкополую шляпу, которой все время целился перед собой на дорогу. Приглядевшись внимательней, я увидел, что там, в пыли, зигзагами мечется какое-то маленькое пестрое существо. Наконец великан настиг беглеца и рухнул на землю, накрыв его шляпой. Но нет, добыча пискнула и, увернувшись, снова запрыгала по дороге. Великан с рычанием тяжело поднялся с земли и, размазывая по лицу грязь и пот, грузными прыжками устремился вслед.
И тут я узнал их. Это были всем известные доктор кукольных наук синьор Карабас Барабас и Буратино. Неужели нам суждено было присутствовать при развязке затянувшейся героической войны крохотного деревянного малыша со свирепым кукольным тираном?! Вот Карабас снова нагнал Буратино, прицелился и... на этот раз не промахнулся. Прижатая к дорожной пыли шляпа беспомощно затрепыхалась.
— Ага, двести пятьдесят тысяч чертей! Попалась, паршивая деревяшка! Теперь-то уж я с тобой разделаюсь! — взревел торжествующе Карабас, сопя и отдуваясь. — Я тебя!..
Истязатель кукол замахнулся волосатым кулачищем с добрый арбуз величиной. Я зажмурился от ужаса. В этот миг раздался тонкий жалобный вопль. Затем другой, еще более: тонкий и отчаянный.
— Все! Прощай, малыш, прощай, Буратино! — подумал я горестно и открыл глаза.
Карабас Барабас сидел в дорожной пыли, зажав руками левый глаз. На лбу его буквально на глазах росла и наливалась синевой огромная шишка. Перед Карабасом, целясь в него из рогатки, стоял Задира, а возле шляпы покатывался от хохота живехонький Буратино. Только тут я сообразил броситься на помощь своему оруженосцу, схватив какой-то прут, валявшийся возле дороги.
Я думал, что главная драка впереди, но хозяин кукольного театра жалобно протянул мне навстречу волосатую лапищу: «Запретите ему! Пусть уберет рогатку!.. Это же чистый терроризм! Я буду жаловаться!»
Похоже, что Задира опешил не меньше, чем я. Даже камушек из рогатки выронил.
— Смотрите, что сделал со мной ваш бандит! — глотая слезы, продолжал жаловаться Барабас. Из-под руки его выглянул заплывший фиолетовым подтеком глаз. — Будете свидетелем... Я этого так не оставлю.
— А чего ты маленьких обижаешь? — растерянно ответил Задира. — Я же сам видел, как ты на него налетел...
— Старый дурак! Старый дурак! Так и надо, так и надо! — плясал у дороги, высовывая язык и корча рожи, деревянный мальчишка.
— Что? — взревел Карабас. — Да я тебя...
— Стой! Ни с места! — крикнул Задира, быстро закладывая в рогатку новый снаряд.
Карабас испуганно закрыл лицо руками.
— Вот! Слышите, как он разговаривает со старшими! Сколько же еще я должен все это сносить, скажите мне? Неужели как руководитель коллектива и наконец как педагог, я не могу вздуть этого бездельника? Ведь он буквально разваливает театр, на создание которого я угробил все свои средства и лучшие годы жизни? Неужели в этом мире совсем нет ни правды, ни справедливости?!
— Карабас Барабас взывает к справедливости, ха-ха, — неуверенно поиронизировал Задира.
— Понятно! — воскликнул Карабас. — Вы тоже начитались этой книги про золотой ключик! Были, не скрою, с моей стороны в свое время допущены ошибки, даже, может быть, злоупотребления, но столько воды с тех пор утекло! Как все изменилось! Однако про это уже никто не хочет даже слушать. С вами вот тоже, я вижу, бесполезно разговаривать. Не видя меня и разу, вы убеждены, что я злодей и людоед, а этот хулиган, для которого нет ничего святого, — герой: еще бы, он так остроумно приклеил к сосне бороду старого Карабаса! Ха-ха-ха! И никто, никто не хочет выслушать другую сторону, разобраться, а как же все было и есть на самом деле. Уже сколько лет, молодые люди, я тщетно взываю: если я действительно такой злодей, судите меня! По крайней мере это заставит вас выслушать старого, больного Карабаса. Но от меня все шарахаются, и только. Разве я виноват, что вам всем не нравится моя внешность?
— Разбойничья внешность! Людоедская внешность! — запищал вновь Буратино. — И ты весь разбойник!.. Господин мальчик! Не слушайте этого коварного куклоеда, умоляю вас! Стреляйте быстрее в его последний глаз, не то вы будете свидетелями того, как меня превратят в пучок лучины. Честное-расчестное слово, он только что собирался со мной это сделать, и если бы не ваше безмерное благородство и безграничная отвага, то, наверное, привязывал бы уже к бедным беззащитным лучинкам кусты помидоров...
Буратино растирал своей бумажной шапочкой щеки. Слезы у него лились столь обильно, что шапочка тут же превратилась в кашицу и растеклась по щекам разноцветной грязью.
— Господа мальчики, — продолжал Буратино. — Если бы вы знали, какое преступление этот ужасный человек только что совершил на моих глазах, вы бы не стали мешкать с выстрелом. Вам, конечно, хорошо известно имя девочки с голубыми волосами, имя... — тут Буратино зарыдал в голос, — имя незабвенной нашей Мальвины... Так вот, ее уже больше нет в живых!.. Вся вина кроткого создания состояла в том, что оно простыло, бегая за пивом для этого ненасытного эксплуататора в харчевню «Трех пискарей». Мальвина потеряла голос и не смогла петь, чтобы зарабатывать ему деньги. И это чудовище... о!.. заткнуло невинной глубокоталантливой девочкой, которая — вы только подумайте! — каждый день мыла уши и шею, нору крысы Шушеры. Противная крыса и ее крысенята отъели Мальвине голову!.. Но и это не все, глубокоуважаемые мальчики. Когда Пьеро, этот хрупкий лирик, не в силах сдержать своего горя, мягко и тактично упрекнул нашего жестокосердного хозяина, Карабас с такой злостью ударил его пивной кружкой, что от любимого массами поэта осталась куча тряпок и опилок вперемешку с осколками стекла. Умоляю вас, господа мальчики, покарайте этого губителя юности и палача радости самым беспощадным образом, иначе всех нас постигнет столь же ужасная участь...
Даже бесстрастный Научный Мальчик был потрясен рассказом Буратино. Зажав в руке большой блестящий циркуль (и откуда он у него вдруг взялся?), Профессор решительно шагнул вперед и встал плечом к плечу с Задирой.
— Вот-вот, каждый раз одно и то же, — печально усмехнулся Карабас Барабас. — Ну что же, стреляйте! Чего там, сбросьте с высокой скалы, закопайте в землю старого Карабаса! Ему не привыкать! Я уже устал, я не в силах опровергать все, что успевает сочинить про меня этот неутомимый бездельник. Вот вам мой второй глаз, выбивайте его — мне просто противно смотреть на этот мир, в котором люди верят не собственным глазам, а тому, что им внушают всякие болтуны и обманщики.
Задира опустил рогатку, Научный Мальчик незаметно спрятал циркуль. Молчание длилось довольно долго.
— Послушайте, гражданин Карабас, — начал Задира. — Я готов верить своим глазам, но если вы и вправду скормили крысам Мальвину, а Пьеро обратили в кучу опилок, то... Учтите, я тоже читал книжку...
— Что ж, идемте, — тяжело вздохнул Карабас. — Вы будете семьдесят пятой комиссией по проверке жалоб на меня. Судя по всему, не последней. Идемте.
И, прикрывая рукой подбитый глаз, великан тяжело зашагал по дороге. Очень скоро мы уже стояли возле дверей красивого, но изрядно облезлого здания. «Королевско-императорский кукольный театр имени черепахи Тортилы» — крупно было написано на фронтоне.
Трепетно открыли мы двери, ожидая, что нас встретит могильная тишина и забрызганные кровью стены. Встретил нас на редкость веселый гам. По коридору вслед за огромным многоцветным мячом несся с лаем пудель, за ним с хохотом мчались несколько почти неодетых кукол. На нас, как и на хозяина театра, никто не обратил внимания.
— Видите, какова в театре дисциплина, — горько вздохнул Барабас. — А ведь сейчас репетиционные часы! Этот чертов пудель целыми днями готов гоняться за мячом, между тем из него мог бы получиться отличный трюковый артист — прекрасная реакция, хорошо координирован, но когда не любят трудиться... С тех пор как Артемон одолел (вовсе не один, как обычно считают!) двух старых бульдогов, он стал совершенно несносен. Ест только пирожные, работать не хочет, лает в рабочем помещении; однако попробуйте объявить ему выговор — такой вой поднимает, что сразу же сбегается чертова дюжина корреспондентов. Так вот и работаем.
В это время из-за дверей с табличкой «Костюмерная» до нас долетел девчоночий голосок, твердивший на одной пронзительной ноте: «Не буду!.. Не буду!.. Не буду!..»
— Вот, можете полюбоваться, — кивнул на дверь Карабас. — Очередное представление той, которую я скормил крысам.
Мы открыли дверь. Возле столика, уставленного разноцветными пузырьками и коробочками, перед огромным, хотя и несколько облезлым, зеркалом сидела в коротенькой нижней юбочке красивая девочка с голубыми волосами. Возле нее, просительно склонившись, стояли две пожилые женщины с какими-то кружевными и шелковыми тряпками в руках. Девочка, зажмурив глаза и заткнув пальцами уши, дробно топала каблучками красивых розовых туфелек и твердила капризным голосом: «Не буду!.. Не буду!..»
— Чем не угодили «принцессе» на этот раз? — спросил Карабас у старушек.
— Да костюм вот... — виновато ответила одна из них.— Мы уже в пятый раз перешиваем.
— Хоть десять перешивайте! — Девочка подняла длинные, слипшиеся от туши и слез ресницы. — Я чужих обносков носить не буду! Не буду!.. Не буду!.. Я вам не Эльвирка какая-нибудь! Обо мне вздыхают на всех языках мира, и я не позволю, чтобы меня превращали в огородное пугало! Не буду!..
— На что, хотел бы я узнать, мы купим новые костюмы, если из-за твоих капризов у нас только в этом квартале сорвано восемь спектаклей? Нам, между прочим, пришлось вернуть за них деньги публике. До последней копеечки.
— Если вы не отберете в новом спектакле роль у этой бездарной кривляки Эльвирки, вам придется возвращать деньги каждый день.
— Золотко! В спектакле этом две героини, не можешь же ты играть обе роли сразу!
— Ах, ах, ах, какая трогательная беспомощность! Я сейчас заплачу от жалости! Да скажите вы автору выбранной вами бездарной пьесы, чтобы он вторую героиню просто вымарал! Понимаете? Вы-ма-рал! Зрителей изжога мучает от кривляний этой интриганки.
— Видите, к чему приводит популярность, — развел руками Карабас. — И в таких вот условиях я должен создавать высокое искусство! Не крутись я от зари до зари, как загнанная лошадь, они все уже протянули бы ноги с голоду... Если бы нас в довершение всего не посадили на хозрасчет! Раньше хоть дотации спасали. А возьмите проблему репертуара. Кто пишет сейчас для кукольных театров? Подающие надежды и не оправдавшие надежд. Маститые все давно переключились на телевизионные сериалы... Нет, скорее бы уж на пенсию! Выхлопочу садовый участок — только вы Карабаса и видели. Буду играть в домино и пить чай с собственной малиной.
— Ну, а где Пьеро? — сберегая последние остатки подозрительности, спросил Задира.
— Ах да, где действительно эта любимая массами жертва? Извольте заглянуть сюда.
Комнатка, в которую мы вошли, была небольшой и неряшливой. На стенах висели какие-то малиновые и оранжевые марсианские пейзажи вперемешку с пыльными сетями паутины, а также двумя портретами: древнегреческого философа Платона и певца Валерия Леонтьева... На столе из груды исписанных бумаг пялился бездонными глазницами человеческий череп. Возле стола, закрыв глаза и бормоча что-то нараспев, вышагивал туда-сюда живой и невредимый Пьеро. Рукава его пестрой заношенной блузы волочились за ним по давно не подметавшемуся полу.
— Здравствуйте, — сказали мы и замялись, потому что спрашивать у Пьеро, не превратили ли его случайно в кучу тряпья и опилок, было вроде бы излишним.
— Что такое? Откуда делегация? — недовольно спросил Пьеро, останавливаясь и открывая глаза. — Я же тысячу раз просил не тревожить меня, когда я наедине с музами.
— Между прочим, — сухо заметил Карабас, — сейчас идет репетиция, «наедине» с которой вам тоже полагалось бы побыть хоть немного.
— Вам, видимо, мало, господин Барабас, того, что вы изо дня в день унижаете мое достоинство, заставляя выступать в ролях официантов и стражников, вы еще имеете жестокость ежеминутно напоминать мне об этом! Ах, какая ужасная мигрень! Какая невыносимая стенокардия! Не волнуйтесь, господин Барабас, скоро я избавлю вас от необходимости меня травить и преследовать, врачи уже однажды выдавали мне бюллетень, я вам его тогда показывал. Моцарта отравили, Пушкина застрелили, меня вы изведете мелкими придирками...
Пьеро достал из кармана пакетик, медленно высыпал в рот какой-то розовый порошок и жестом попросил подать ему со стола стакан с водой. Задира торопливо выполнил просьбу. Но на Карабаса Барабаса мигрень и стенокардия особого впечатления не произвели.
— Если бы вы не тратили столько времени на никому не нужное э-э сочинительство, а работали бы, как Образцов и Моисеев, вам, может быть, поручали бы роли принца Датского и Офелии, пока же вы и с ролями официантов справляетесь крайне посредственно. Да к тому же постоянно нарушаете трудовую дисциплину.
  — Вот видите, — сказал Карабас, выходя с нами в коридор — Но говорить с ним бесполезно, а уволить нельзя: Мальвина разнесет весь театр. Еще бы, каждая строчка его стихов воспевает ее красоту и гениальность.

Восславь, моя грустная лира,
Красу неземную Мальвины
Не стоит кривляка Эльвира
Мизинца ее половины
Летит по бескрайнему миру
Крылатая слава Мальвины,
Про эту ж кривляку Эльвиру
Ни слуху нигде, ни помину...
 

В таком же духе и все остальные его стихи.
— Значит, — мрачно сказал Задира, — Буратино нам наврал. Ну хорошо же. Я не мажу и по мелким мишеням!
— Ой-ой, господин мальчик, не надо в меня не мазать! Я очень хрупкий, я уже весь рассохся, послушайте, как скрипят у меня колени, когда я пробую бежать...
И Буратино попытался юркнуть мимо нас в дверь, но там стоял с суровым лицом Научный Мальчик
— Ой-ой-ой! — запричитал врунишка — Я очень, очень виноват, я заслужил наказание, но папа Карло не переживет моей смерти, а ведь он-то ни в чем не виноват!
Мы молча смотрели на Буратино. Сделав паузу и удостоверившись, что разжалобить нас не удалось, он продолжал «Хорошо, убивайте меня как хотите — хоть сожгите в нарисованном очаге, хоть закопайте живым в сено, хоть вышлите навсегда в ужасную Страну Дураков, только не бросайте меня в пруд, я плаваю хуже золотого ключика и ужасно боюсь сырости!
— Понятно — «только не бросайте меня в терновый куст» Знаем, читали, придумай что-нибудь поновее. — Задира был неумолим.
— Но я ведь не нарочно врал, я нечаянно. А правда, это я смешно придумал — Мальвину засунули головой в крысиную нору, ха-ха-ха!
— Проси прощения у Карабаса Барабаса,— мрачно потребовал Задира — Из-за тебя я чуть не сделал его навсегда кривым.
— Конечно, разумеется, непременно… Карабасик Барабасик! — умильно заглянул в лицо своему хозяину деревянный человечек — Извините-простите меня, пожалуйста. Честное-пречестное слово, я больше не буду! Я стану целыми днями репетировать самые скучные роли. Я куплю букварь без картинок и начну ходить в вечернюю, нет, лучше в заочную школу, а когда вы состаритесь и уйдете на пенсию, я буду возить на тележке за вами вашу чудесную шелковистую бороду, чтобы она не мешала вам читать журналы «Здоровье» и «Огонек». Честное-распречестное слово!
И Карабас Барабас не выдержал, потрепал по голове маленького подлизу:
— Ладно уж, не впервой мне из-за вас получать синяки и шишки. Беги завтракать, а то желудок то у тебя хоть и деревянный, да не железный, со вчерашнего обеда из за своих художеств ничего не ел.
— Не могу сердиться на малышей, — принялся оправдываться Карабас перед нами — И лодыри, и врунишки, и безобразники, а, поди ж ты, и дня бы без них не прожил. Они, негодники, знают это, вот и пользуются…
До позднего вечера молча брели мы по дороге. Видимо, опасаясь насмешек, Задира ушел вперед и даже не оглядывался.
Да, нелегко, оказывается, восстанавливать справедливость, защищать обиженных! И потому, наверное, прежде всего, что не введено особой формы для обиженных и обидчиков. А ведь как было бы удобно и для странствующих рыцарей, и для странствующих оруженосцев, если бы обидчики ходили все, допустим, в черной одежде, а обиженные — в розовой или голубой. И голову ломать не требовалось бы. Видишь — идет навстречу старик в черной куртке, готовь рогатку. А если показалась девочка в розовом платьице — доставай конфету.
Научный Мальчик заверил меня, что со временем электронно-вычислительные машины по сумме мельчайших, внешних признаков научатся давать быстрый и безошибочный ответ на этот вопрос. Тогда наконец-то рыцарское дело будет поставлено на серьезную научную основу, а пока... Пока нас ждал новый день пути и новое, по-настоящему опасное приключение.
 

СХВАТКА У ГНИЛОГО ОЗЕРА

Село Страховка, куда мы добрались к вечеру, вполне соответствовало своему названию. По улицам туда-сюда шлепали мужики, вооруженные кто вилами, кто дубиной, кто топором, один бегал даже с ухватом. Бабы истошно голосили, ребятня хныкала на разные голоса, коровы мычали, собаки лаяли... Пожар? Но нигде не видно дыма. Наводнение? Но местная речонка — курице по колено — мирно журчала по камушкам.
— Что тут у вас стряслось? — спрашиваем.
— Проходите, проходите, — торопливо отвечает на бегу какой-то щуплый мужичок. Вы люди чужие, вам наша беда без интереса.
Баба, к которой мы обратились с тем же вопросом, долго ошалело смотрела на нас, потом замахала руками и страшным шепотом ответила:
— Бегите, детки, бегите, милые, отседова, пока живы. Люди вы нездешние, заступиться за вас некому, выдадут вас Горынычу, как бог свят, выдадут!
Совсем сбитые с толку, мы догадались наконец расспросить о происходящем жизнерадостно шлепавшего по уличной пыли мальчишку.
— Вы чо, с Луны, чо ли свалились? — вытаращился мальчишка на нас. — Про Дракона нашего не слыхали?
— Про дракона? А разве драконы бывают?
— Ну, даете! — восхитился мальчишка. — Бывают? Да сегодня он теткинюшкиного бычка заглонул возле мельницы. Рогов и то не выплюнул! А третеводни дед Матвей мерина запряг да к свояченице на крестины покатил. Одно колесо только и осталось — и мерина, и телегу — все сожрал. Дед до сих пор с гумна не вылазит с ужасу. А вы «не бывает!» Полдня сегодня на сходе про это руганье шло. Молодые кричат: «Артиллерию надо вызывать!» А старики: «Сопляки! Слыханное ли дело — от драконов артиллерией обороняться. Спокон веку от драконов откупались человеческим подношением. Пока самого видного парня или самую красивую девку ему для съедения не выделят — будет шастать и всех подряд заглатывать». Пуд махорки искурили, пока к решению пришли.
— А что решили?
— А что — Дуняшку Кузьминихину на продовольствие дракону выделить, поскольку она первая красавица, да и отца у нее нет — сопротивления меньше будет. Кузьминиха, правда, заперлась в хате и с топором круговую оборону держит. «Зарублю, кричит, всякого, который пальцем моей Дунюшки коснуться захочет!» Только где там, против мужиков разве ей выстоять?
Мальчишка запылил дальше. Что ж, похоже, приятная игра в рыцарей кончилась. Жизнь предъявила настоящий счет. Надо было или обнажить дедушкину саблю против чудовища, способного глотать лошадей вместе с телегами, или потихоньку спрятать эту саблю где-нибудь в кустиках и сделать вид, что никакие мы не рыцари, а просто туристы-гитаристы, шляющиеся по природе ради собственного удовольствия. Смотрю на спутников. Задира серьезен и решителен. Ясно — мысленно он уже сокрушает томагавком Горыныча. Научный Мальчик невозмутимо что-то обдумывает.
— Значит, драконы все-таки существуют? — спрашиваю.
— Проблема драконов недостаточно изучена наукой, — несколько неохотно ответил Профессор арифметических наук. — Мнения ученых относительно этих реликтовых пресмыкающихся полярно разделились. Одни убеждены, что в хвостовой части спинного мозга у драконов имеется второй, запасной мозг, меньших размеров, но дающий возможность сохранить основные жизненные функции организма в случае поражения главного мозга. Эта особенность и могла породить миф о трехголовых, пятиголовых и даже семиголовых змеях, что уж, конечно, ничего общего с наукой не имеет. Другие ученые авторитетно опровергают гипотезу о запасном мозге как дуалистическую. Впрочем, ни те, ни другие с драконами не встречались. Их модели горынычей чисто математические, так что многие любопытные вопросы до сих пор остаются невыясненными, В частности, загадка строения пяточного сухожилия драконов. По одной из версий это сухожилие…
— Плевать нам на сухожилие, — не выдержал я. — Ты скажи другое. Дракон действительно глотает людей и лошадей?
— Не исключено, но это для науки как раз никакого интереса не представляет.
— Да пойми ты, меня сейчас не судьба науки волнует, а судьба живого человека — Дуняши этой самой, за которую вступиться некому, — разозлился я.
— Дорогой коллега, — высокомерно посмотрел на меня Научный Мальчик. — Мыслящим людям не позволительно отмахиваться от нужд науки, даже если речь идет о собственной жизни, а не...
— Милый Профессор, — взмолился я — Я погорячился. Я больше не буду. Не надо нам сейчас объяснять, что такое наука и как надлежит к ней относиться истинно интеллигентным людям! Мы к этому вернемся потом как-нибудь. Ты же видишь, что творится!
— Хорошо, — снизошел к моей мольбе Научный Мальчик. — Но я как раз и хотел продемонстрировать вам, что именно Наука, которую вы норовите третировать за ее якобы бесчеловечность, без особых усилий способна решать столь мелкие прикладные задачки, как спасение Дуняшки. Можете сказать местным жителям: мы избавим их от дракона, но с одним условием: они отдадут нам его труп для препарирования.
— Думаю, их заботит больше, как бы Горыныч не начал их самих препарировать, — усмехнулся Задира.
— Тогда пусть оставят в покое Кузьминиху с ее Дуняшкой и постараются собрать нам побольше пороха.
Условия, на которых мы брались избавить их от кровожадного дракона, вызвали у жителей села некоторое отупление. У коров и собак, видимо, тоже. Над Страховкой повисла тишина.
Постепенно, однако, страховцы один за другим начали приходить в себя. Увы, наш рыцарский порыв был понят ими несколько превратно.
— Эти бродяги, видно, издеваются над нашей бедой! — гневно говорили одни.
— Может, они просто чокнутые? — заступались за нас другие.
— Накласть им по шее — вот и войдут в ум, — предлагали третьи.
— А что, граждане, — вдруг сообразил кто-то, — вдруг они супостату покажутся именно красавцами?
И снова Страховка примолкла.
— А ведь верно, — откликнулся чей-то голос. — Глядишь, своих уберегем!
Это соображение все решило. Нас окружили почетом и жалостью.
— По одному их все-таки надо бы посылать, мужики, — обратился почтенный седой старичок к односельчанам. — Вдруг Горыныч и одним насытится, чего же всех-то зазря губить? Тоже, поди, и у них есть отцы-матери...
— Дорогие селяне! — предотвратил новую бесконечную дискуссию Научный Мальчик — Я бы хотел привлечь ваше внимание к тому факту, что мы вполне добровольно вызвались отправиться на встречу с уважаемым Горынычем. Позвольте же нам в связи с этим самим решать, в каком порядке нам быть употребленными в пищу. Все же мы попросили бы взять на себя некоторые чисто технические аспекты проблемы. К утру нам желательно иметь что-нибудь вроде лошади с телегой, бочку, пусть не новую, и возможно больше взрывчатых материалов.
«Селяне», ошеломленные столь изысканным обращением, молча принялись за дело — в конце концов их совесть спокойна, эти чокнутые мальцы действительно сами вызвались заглянуть дракону в пасть.
Рано утром к избе, где нас уложили спать, накормив всем, что было на селе самого вкусного, подвели старенькую косматую лошадку, запряженную в видавшую виды бричку с укрепленной на ней водовозной бочкой. Принесли и пороху. Немного подвыпивший парень, признавшийся нам, что он иногда промышляет рыбкой в заповедных озерах, притащил несколько динамитных шишек и изрядный кусок бикфордова шнура.
— Подорвать хотите? — понимающе подмигнул он. — Хорошая мысль, только ничего не получится. Горыныч взглядом гипнотизировать может. Так что пустое дело, но попробуйте.
Увы, взрывчатых веществ явно не хватало.
— Были бы химикалии! — вздыхал Научный Мальчик. — Впрочем... Эй, молодые люди, будьте любезны на минутку.
Мальчишки, кучкой сбившиеся у ограды, пугливо смотрели на нас, обреченных на съедение.
— Очень прошу вас, мои юные друзья, пройдите по домам, в лавку загляните... Понимаете, нам нужны все спички, которые есть в селе. Все!.. Впрочем, один коробок можете оставить на текущие нужды.
Так была приготовлена наша адская «похлебка» — порох, динамит, спички вперемешку с обломками кирпича, гвоздями, кусками железа и стекла. Хорошо перелопатив все это в бочке, мы забили ее плотно крышкой, а через маленькую дырку вывели наружу запальный шнур.
— Все. Можно начинать, — подвел черту Научный Мальчик. — Право же, его было трудно узнать. Куда девались бесконечные интеллигентные оговорки, извинения. Нами руководил настоящий полководец — немногословный и решительный!
— Порядок операции следующий, — продолжал Профессор. — Обнаруживаем животное, скачем в его сторону и, приблизившись метров на пятьдесят, зажигаем шнур, Вот этот. Спичкой. Потом падаем с телеги на землю и ждем взрыва. Естественно, на последнем этапе на телеге должен оставаться кто-то один. Если бы у нас был автомобиль, я бы взял это на себя, но лошадь — такая алогичная система, что...
— О чем речь? Я поскачу, — оживился Задира — Это же будет первый в истории случай торпедирования дракона, хо-хо!
— А лошадью ты умеешь править? — поинтересовался я. Я-то не умел точно, вдруг и Задира...
— Да чего же там уметь? — рассмеялся один из деревенских мальчишек, неотступно сопровождавших каждый наш шаг — За левую вожжу дернешь — она влево вертает, за правую — вправо. Кнутом огреешь — вперед бежит! Ни тебе карбюраторов, ни аккумуляторов у кобыл нет, и контакты у них не отстают!..
Судя по хохоту окружающих, это был камушек в чей-то огород.
Задире, однако, было не до чужих огородов.
— А если остановить надо, тогда как?
— Дави на тормоза и кричи «Тпру», — весело объяснили деревенские.
Похоже — приносить в жертву случайных прохожих все-таки не столь грустно, как своих родственников. Бабы, правда, поглядывали на нас скорбно, но волю чувствам старались не давать.
Выбрались из села мы налегке — рюкзаки и Карлу, как слишком коротконогого, оставили на месте ночлега. Кобылку вели на узде. Толпа, провожавшая нас, быстро отстала. Звенели жаворонки, пахло свежескошенным сеном, светило солнышко, дрожали колени. У меня по крайней мере. Но и Задира был несколько бледноват и суетлив — тоже нервничал. Лишь Профессор оставался верен себе — видимо, не допускал мысли, чтобы проект, разработанный на научной основе, мог подвести.
И вот началось. Сначала мы услышали рев и увидели столб пыли. Потом показался сам Горыныч. Жалко, не было у нас фотоаппарата, описать такое страшилище просто невозможно.
Но все же вообразите слона, скачущего, словно лягушка, или лягушку величиной со слона. Добавьте к этому короткий мощный хвост, пасть, полную хорошо отточенных кинжалов и когти, каждый из которых длиннее моей сабли...
Теперь представьте, что этакое чудище с топотом, от которого вздрагивает земля, скачет прямо на вас, тараща равнодушные, с тарелку величиной глаза, и если вас не охватит ужас, то или у вас никудышная фантазия, или синтетическое, как у нашего Научного Мальчика, сердце. Мельком я видел, как дрожали руки у бесстрашного Задиры, когда он прятал в карман коробок со спичками и вытаскивал из-за пояса боевой томагавк. На свои руки мне смотреть было некогда, дракон стремительно приближался.
— Гони! — шепнул я Задире. — Гони, а то поздно будет!
Задира дернул за вожжи, взмахнул кнутом и кобылка засеменила навстречу верной гибели.
Прижимистый народ — мужики — подсунули нам совсем дряхлую полуслепую лошадь, но, к сожалению, обоняние у нее все-таки частично сохранилось. Мы этого не учли. Когда до Горыныча осталось каких-нибудь пятьдесят метров и Задира уже исчиркал полкоробка спичек, лошадь встала вдруг на дыбы и рванулась назад так, что просто непонятно, как уцелели оглобли.
А теперь представьте картину:
Прямо на нас мчится старушка-лошадь, везущая смертоубийственную бочку (у которой шнур все-таки каким-то чудом подожжен!), в бочку вцепился мертвой хваткой бледный Задира, а следом огромными скачками, брызгая желтой пеной, их настигает страшный, кипящий яростью дракон.
— Прыгай! Прыгай, балда! Взорвешься! — кричу я, с ужасом понимая, что Задира ничего не видит и не слышит. Дальше все происходило, как в кошмарном сне. Мимо нас, гремя и грозя каждую секунду развалиться, промчалась бричка. На промелькнувшем мимо лице Задиры я заметил такую тоску и обреченность, что этого нельзя было вынести. С отвагой отчаяния я выскочил из-за бугра, за которым прятались мы с Профессором, и, судорожно сжимая в руке саблю, устремился навстречу дракону.
Говорят, сумасшедших оберегает их безумие. Похоже, что так. Прямо надо мной раздался рев чудовища. Смрадный вихрь закругил меня и поднял над землей. До сил пор в мельчайших деталях вижу перед собой глубокую пещеру разинутой пасти с клыками в зеленой пене и желтое немигающее колесо глаза. Я плохо соображал, что делаю, наверное, просто пытался оттолкнуть от себя эту кошмарную морду с леденящими душу глазами. Короче говоря, я ткнул перед собой саблей. Острый, как бритва клинок, легко, точно в масло, вошел в выпученный драконий глаз и с мелодичным звоном сломался, столкнувшись с бетоном черепа. В ту же секунду я отлетел шагов на двадцать в сторону. От тяжеленного удара не то лапы, не то хвоста и в глазах моих потемнело.
Дальнейшее я передаю со слов Научного Мальчика, которому со стороны все было отлично видно.
Лишившись глаза, дракон взревел, сделал гигантский прыжок, перевернулся через голову в воздухе и, шлепнувшись на все четыре лапы, застыл. Только утыканный острыми роговыми шипами хвост, бешено колотивший по бурно раздувавшимся бокам, показывал, в какой ярости пребывал Горыныч.
Эти несколько секунд промедления, надо полагать, и спасли нас. Задира понял наконец, что сидит на бочке с порохом, у которой фитиль горит уже возле самого запального отверстия. Спрыгнуть? Но взбешенный дракон уже ринулся с удвоенной скоростью вслед за телегой. На голом поле от него нет спасения — не проглотит, так растопчет! Задира показал себя в этой сложной обстановке зрелым бойцом. Несколькими ударами томагавка он разрубил веревку, которой была привязана бочка, а на очередной кочке столкнул ее с телеги.
Бочка еще не перестала кувыркаться, дымя бикфордовым шнуром, как чудовище, не замедлив ни на секунду бега, подбросило ее лапой в воздух, разинуло пасть и...
Хвост, столь интересовавший Научного Мальчика, и лапы, таившие загадочные пяточные сухожилия, в какой-то мере частично сохранились. От головы же, скрывавшей главный мозг дракона, остались только осколки черепа и обломки страшных зубов.
Телеге взрывная волна придала такое ускорение, что лошадь чудом успевала переставлять ноги. Задира кувырком пролетел по траве метров пять и застрял в кустарнике, густом и колючем.
Научного Мальчика изрядно тряхнуло взрывной волной. (С той поры при каждом резком движении в профессорской голове начинали со звоном перекатываться гаечки и болтики.)
Ни после взрыва, ни после того, как до ближних изб доплелась наша мохнатая кобылка и встала вся в мыле, опустив голову до земли, никто на селе не поверил, что мы одолели дракона.
Затаившись в хлевах и погребах, жители Страховки ждали дальнейшего развития событий. Поэтому когда мы, шатаясь и покряхтывая, добрели до околицы, нас встретили тишина и безлюдье. Задиру это могло только радовать — падение в куст дорого стоило ему, вернее — его штанам, которые теперь больше напоминали туземную юбочку из отдельных полосок.
Я хромал на обе ноги и почти оглох. Ох, тяжела ты, драконова десница! Лишь Научный Мальчик шагал бодрый и счастливый— в носовом платке его были бережно увязаны все четыре пяточных драконьих сухожилия, которые действительно оказались совершенно необычной конструкции, напоминая не столько сухожилия, сколько шарниры. Но возле хвоста у дракона запасного мозга, увы, не оказалось, что, впрочем, тоже важно было знать каждому ученому-драконологу.
— Живы? — удивился мужик, высунувшийся из-под крышки погреба. — Утекли, стало быть, от душегубца? А мы вас уже в помин записали...
— Утекли?.. Мы?! — возмущенный Задира, похоже, даже забыл об изъянах своего туалета (чего явно делать не стоило). — Хо-хо! Эта дракошка ваша норовила утечь, только споткнулась!
Забыв напомнить мужику ту простую истину, что, когда разговор окончен, рот следует закрыть, Задира важно зашагал дальше.
Слух о гибели Горыныча распространился по селу со сверхзвуковой скоростью. Захватив на всякий случай вилы и топоры, к месту сражения ринулась большая толпа мужиков, за которой чуть сзади бежали мальчишки. Старухи и девчонки предпочли узнать обо всем от нас. И пока несколько женщин почтительно штопали Задирины штаны, сам он, опоясавшись чьей-то цветастой шалью, живописно повествовал о том, как дракон ринулся на нас, как я схватился с ним грудь в грудь и после долгой битвы поразил мечом в левый глаз, как дракон завизжал и, поджав хвост, пустился наутек, а он, Задира, помчался наперерез на лихом скакуне и, обогнав, швырнул под ноги дракону бочку с порохом.
Слушательницы жадно ловили каждое слово рассказчика.
Потом вернулись мужики, неся в качестве трофеев лапы, зубы и хвост Горыныча. И пошли пир да веселье, которые длились чуть не целые сутки, и мы ушли спать, вконец изнемогшие от похвал и угощений, чтобы утром распрощаться со Страховкой и поспешить на поиски зоопарка, где томится Маленький Принц.
А утром... Утром страховцы гордо показали нам газету, на последней странице которой мы увидели крупный заголовок «Схватка возле Гнилого озера». Заинтересованные и польщенные, мы погрузились в чтение.
«Всю зиму три зареченских школьника, Вадик, Алеша и их друг, которого за успешные выступления на городских олимпиадах все шутливо называют Профессором, собирали металлолом и бумажную макулатуру, и вот весной заветная сумма оказалась накопленной.
— Давайте купим велосипед и будем возить на нем продукты для престарелых жителей нашего города, — предложил активный тимуровец Алеша.
— А может, купим на эти деньги игрушки для ближайшего детского сада? Вот обрадуются наши младшие товарищи! — сказал Профессор.
— Нет. Мы отправимся на эти деньги в турпоход по родному краю в целях изучения его растительного и животного мира, — таково было предложение Вадика, которое и было принято.
Много поучительного узнали юные краеведы за время похода и уже совсем было собрались повернуть домой, как вдруг в селе Стрехово они стали очевидцами страшной сцены. Огромный ископаемый дракон ворвался в село, схватил в лапы гулявшую по улице маленькую девочку Дуняшу, единственную дочку передовика сельскохозяйственного производства Кузьминой, и огромными прыжками устремился в сторону таинственного Гнилого озера, о котором местные старожилы рассказывают немало страшных легенд и поверий. Все взрослые в этот полуденный час были на полевых работах. Кто же спасет бедного ребенка? «Мы», — твердо ответили трое друзей.
Пока Вадим запрягал на скотном дворе красавца жеребца, Профессор и Алеша успели изготовить из оказавшегося случайно у них в рюкзаке пороха несколько ручных бомб. Помогло то, что оба мальчика были всегда внимательны на уроках труда и добросовестно выполняли все задания учителя. Через полчаса добрый скакун настиг чудовище, но как бросать бомбы? Ведь можно поранить и Дуняшу? Тогда Алеша выхватил случайно оказавшуюся у него за поясом саблю и бросился навстречу дракону. Схватка была короткой, но жестокой. Вот когда мальчику пригодились занятия в секции фехтования, на которых он был всегда внимателен и добросовестно выполнял задания тренера. Через несколько минут страшная когтистая лапа, сжимавшая девочку, валялась на земле отрубленная.
Обезумевший от боли зверь бросился на юного героя, который, освободив Дуняшу, побежал вперед. Нет! Не из страха, но чтобы увести дракона подальше от ребенка. Вот когда пригодились уроки физкультуры, на которых Алеша был всегда предельно собран и добросовестно выполнял все положенные по программе упражнения. Как только теперь уже трехногий дракон оказался на достаточно безопасном для Дуняши расстоянии, раздался взрыв. Огненный смерч подбросил в воздух дракона. Чудовище судорожно дернулось и испустило дух.
Чествовать юных героев собралось все село. Родители Дуни и представители общественности тепло благодарили школьников, вручили им похвальные грамоты и памятные подарки.
— Ничего особенного мы не совершили, — скромно ответили отважные краеведы. — На нашем месте так поступил бы каждый.
События, происшедшие возле Гнилого озера, говорилось дальше в газете, мы просили прокомментировать заведующего кафедрой драконистики кандидата наук И. Пони.
«Страх перед драконами, — сказал Пони, — из поколения в поколение владел людьми, о чем свидетельствуют тысячи сказок, легенд и былей, повествующих о чудесном спасении сел и деревень от кровавой дани при помощи могучих богатырей и отважных витязей. Но те проклятые времена, когда простой человек должен был бояться всех — князей, помещиков, сборщиков податей и драконов, — невозвратно канули в Лету. Знаменательный факт — то, что раньше было по плечу только таким чудо-богатырям, как Илья Муромец, Алеша Попович и Добрыня Никитич, совершают без труда в наши дни простые школьники. Но мальчики-краеведы убили не только дракона, они навсегда убили Страх перед драконами. Ибо, судя по всему, это был последний дракон на земном шаре! Наши маленькие Дуняши могут теперь гулять по улицам сел спокойно, ничья когтистая лапа не схватит их с тем, чтобы унести в звериное логово.
Немного сухой информации. Дракон, частично сохранившиеся останки которого доставлены в наш палеонтологический музей и обращены в чучело, принадлежит к отряду реликтовых рептилий, семейству драконовых, виду draconus vulgaris (дракон обыкновенный). В основном они были уничтожены далекими пращурами человека приблизительно 10 — 12 тысяч лет назад, но отдельные экземпляры дожили до наших дней. Предпоследний draconus vulgaris был убит рыцарем Ланцелотом (см. науч. труды Е. Шварца).
В народе с драконами связано немало поверий, легенд, мифов. В частности, можно сослаться на поверье, будто от поселившегося возле села дракона следует откупиться, принеся ему в жертву самую красивую девушку. Можно предположить, что указанное поверье родилось не без злой воли незадачливых сельских ухажеров, мстивших гордым красавицам за свои отвергнутые домогательства.
Драконы были обречены, и они исчезли с лица земли. Мы счастливы, что чучело последнего из них будет храниться в нашем музее. От лица науки приношу за это большую благодарность юным героям-краеведам».
  Дочитав газету, мы молча разошлись и, стараясь не смотреть друг на друга, начали собираться в дорогу.

СЕРОЕ ЦАРСТВО

Я вовсе не случайно, рассказывая о наших приключениях, вроде бы забыл о Карле. Всю дорогу он был поразительно тихим и незаметным. Но в последнее время стал проявлять явное беспокойство: высовывался из рюкзака, пристально вглядывался в окружающие предметы, бормоча что-то себе под нос.
— Не расспросить ли встречных о зверинце? — поинтересовались мы.
— Тс-с! — испуганно приложил палец к губам карлик. — Забудьте само слово «зверинец», если хотите остаться в живых. У хозяина зверинца везде свои люди!
Однако когда мы однажды утром вышли на берег широкой мутной реки, Карла сразу успокоился, даже повеселел.
Странная это была река. Наш берег весь в буйной зелени, пестрых цветах и бабочках, а противоположный — серый, унылый, без высоких деревьев и вроде бы совсем без цветов.
— Хо-хо! — усмехнулся Карла. — Там такие цветы, что вам и не снились! Только бы мне брод отыскать, тогда сами увидите.
— Брод? Да такую лужу я по-собачьи переплыву, — беспечно махнул рукой Задира. — Одежонку в узел, узел на голову — и айда!
— Боюсь, узлу в этом случае очень скоро придется плыть без головы, — усмехнулся Карла.
Нужно ли объяснять, что в воду мы полезли без чрезмерного гусарства и скрупулезно соблюдали все инструкции Карлы. Озираться по сторонам не рисковали, чтобы не выпустить из поля зрения спасительную камышинку, но какое-то бурление в воде ощущали буквально кожей — что-то невдалеке от нас шмыгало, булькало, и вроде даже лязгало зубами... Уф! Вот он и противоположный берег. Очень долгим показался до него путь...
Вблизи зареченские травы и кусты выглядели еще более уныло — мелкие грязноватые листики, редкая рыжевато-серая травка... Пожар тут гулял, что ли? Но Карла явно не был обескуражен унылостью пейзажа, выскочив из моего рюкзака, он словно преобразился — лицо сияло торжеством, глаза горели, ноздри раздувались — ну чисто конек-горбунок, да и только. Даже ростом вроде повыше стал, В сильном возбуждении он сделал несколько кругов вокруг нас, потом вдруг застыл, величественный, как монумент, и понес какую-то околесицу: дескать, я вас приветствую от имени великой страны, я вас поздравляю с прибытием в великую страну, я счастлив вновь коснуться ногами пыли дорог великой страны, и всякое такое прочее.
— Ша! — прикрикнул было на Карлу Задира. — Замри и не трещи крыльями, а то в глазах от тебя рябит. Куда мы попали, объясни внятно: при чем тут великая страна, что нам тут делать и чего ради ты начал изображать ее депутата?
Карла в ответ разразился новым монологом. Такого приблизительно содержания: О! Это очень великая страна! Самая великая. Пока об этом никто на том берегу не знает, но скоро на том берегу все про это узнают. И на нас, счастливцев, может пролиться свет величия этой страны. Но если мы не оценим как положено своей удачи, то он, Карла, нам сильно не завидует. Потому что кто не понимает величия великого, тот не велик, а кто не велик, с тем нечего церемониться...
— Слушай, Карла, — рассмеялся я, убежденный, что он нас разыгрывает, — уж не в страну ли Розовых Грез мы попали?
— Может быть, это и не совсем та страна, — ответил Карла, — но ничуть не хуже, а во многих отношениях даже лучше.
Странным, очень странным выглядел тот уголок великой страны, по которому мы имели честь плестись вслед за коротконогим полномочным ее представителем. Землю густо покрывала невысокая пепельно-грязного цвета трава, похожая не столько на траву, сколько на колючки ежа. Изредка попадались кустики того же цвета с абсолютно круглыми листьями, дружно поворачивавшимися, как мы с удивлением обнаружили, вслед за нами. Встречались и деревья, напоминающие голые шесты с несколькими перекладинами возле макушки. На каждой перекладине сидело по жирной серой вороне, которые, точно эстафету, передавали друг другу скрипучий вопль: «Тр-р-ревога! Тр-р-ревога! Вр-р-раг! Вр-р-раг!»
— Скажите, пожалуйста, — заинтересовался Научный Мальчик, — это что, говорящие вороны?.. Их так научили?.. Почему именно так?..
— Подождите, скоро еще и не такое увидите, — самодовольно улыбнулся Карла, — Только не сходите с тропинки, что бы ни произошло!
Зазвенела трава, закачались со скрипом кусты, и навстречу нам выскочило несколько оленей. Олени так себе, но рога! Никогда даже на картинках я не видел таких длинных ветвистых рогов! Олени вели себя мирно, но загадочно. Они окружили нас и дружно зашагали вместе с нами, точно почетный эскорт.
— Каковы? — восхищался Карла. — Умницы! И быстры, как молнии.
— Красивые, — согласился я. — Они ручные? Может, им хлеба дать?
— Хлеба? Ха-ха! Они на спецпитании. Ничего, кроме полупроводников, в рот не берут. Это же не ваши глупые жвачные, которые без толку по лесам копыта обивают. Это государственные служащие, можно сказать.
— Прости, пожалуйста, Карла, — перебил проводника Профессор. — Не можешь ли ты поподробнее объяснить, что это все означает? Почему они едят полупроводники? Они — роботы? Но роботу нужна только энергетическая подзарядка да еще, пожалуй, смазка...
— Никаких роботов! Тут, — Карла гордо обвел вокруг себя рукой, — все живое. Но не бессмысленно-живое, как у вас там, — Карла пренебрежительно кивнул на противоположный берег, — а разумно-живое. Преобразованное, нацеленное на высшие задачи. Бог мой, до чего мне надоели ваши бессмысленность, расхлябанность, нерациональность, излишества... Деревьев у вас тысячи сортов. Зачем? Для древесины оптимален только один вид, вы увидите потом его у нас... Вот эти деревья нужны как насесты для ворон-осведомителей. Зачем, спрашивается, таким деревьям ветки, зачем листья? Их и нет.
— Но ведь надо где-то укрываться, вить гнезда, ловить насекомых другим птицам: всяким там зябликам, соловьям, жаворонкам.
— А зачем они нужны вообще? Подумайте как следует. Чтобы своим писком создавать помехи при передаче важных государственных сигналов?
— Так у вас что — ни соловьев, ни цветов, ничего такого?.. — Я даже растерялся от своего предположения. — Одна вот эта унылая, похожая на проволоку травишка, и все?
— К «травишке» советую относиться уважительно, а цветы... Зачем это нужно? Кормов из них не заготовишь, шубу в мороз не сошьешь, ха-ха! Вот ваш Профессор пусть объяснит мне, для чего они вообще нужны?
— Раньше считали, что цветы нужны для привлечения насекомых, без которых опыление затруднительно. Сейчас наука доказала, что цветы плюс ко всему — энергетический конденсатор, регулятор тепла вокруг завязи... Для всех растений это...
— Для чего нужны цветы растениям, нам неинтересно. Нужны ли они нам — вот в чем ключ. Из цветов пшеницы букеты не делают, а завязи роз и анютиных глазок никому не нужны. Природа и человек несовместимы. И победит в этом споре человек. А природу спасти можно только одним путем — убрать из нее все ненужное, оставив только полезное. Нам полезное. Это же элементарно. И мы добились этого!
— А для чего у вас олени? Для мяса?
— Ну, для мяса есть более подходящие животные... Хорошо, открою вам маленькую государственную тайну. Их рога — это антенны. Вот мы идем, беседуем, а каждое наше слово при этом где положено уже слышат, фиксируют... Тут ведь пограничная зона, тут ничего ненужного быть не должно.
— Очень, очень интересно! — крутил головой Научный Мальчик. — Это что же, селекционеры вывели столь необычные виды животных и растений?
— Генетики. У нас они в особом нии-лагере. Очень благоустроенном. Для них ничего но жалеют.
— И везде у вас такая рациональность или только тут, в пограничной зоне?
— Мины и ядовитая проволока на городских улицах, естественно, не встречаются. Там у растительности иные задачи. Но то, что и там тоже ничего лишнего, могу вас заверить твердо.
— Весьма любопытно! Весьма! А что, извиняюсь, ты считаешь лишним в городских условиях? — продолжал допытываться любознательный наш Профессор. Мы с Задирой ошеломленно слушали.
— В сельских ЭТО тоже совершенно лишнее. Но в данном вопросе мы вряд ли поймем друг друга. Слишком уж вы там, у себя, привыкли к бессмысленности! Вспоминать смешно — песенки всякие, скрипочки, танцы, сказки для больших и маленьких, чаи-кофеи, моды-наряды... Тысячами собираетесь на стадионах и как полоумные переживаете, влетит или не влетит мячик в ворота... А кино, театры, романы всякие — мир теней вам куда дороже мира реального, тьфу!.. А если вспомнить, сколько времени и сил вы тратите на любовные вздохи или на так называемое дружеское общение, то окажется, что три четверти всей вашей жизни уходит на совершенно пустые, бесполезные занятия...
— Так тут у вас и песен не поют, и книг не читают?!
— Почему? Марши у нас любят, под них строем идти легко и радостно. А книги... Великий Император, Мудрый Правитель нашей великой страны проводит со своим народом иногда задушевные беседы о том, как жить правильно, объясняет, что хорошо, а что плохо. Это записывают и издают. Это почитать каждому жизненно необходимо и приятно.
Мне снова пришло в голову: а не разыгрывают ли нас? Как можно жить без друзей, скрипок, сказок, цветов?.. Только очень уж роль шутника не подходит Карле!
Так за научной беседой мы незаметно выбрались из унылой пограничной полосы и приблизились к не менее унылому поселку. Одинаковые мышиного цвета двухэтажные домики выглядывали из-за высоких, некрашеных, потемневших от времени заборов с острыми гвоздями по верхнему краю; неоглядная булыжная площадь простиралась посередине. Но больше всего нас поразили жители.
Маленькие, щупленькие — не выше пяти-, шестилетних ребятишек, одинаково стриженные под машинку (поэтому забавно ушастенькие!), девочки — в платьицах-балахончиках, мальчики — в курточках и штанишках. Они жались к заборам и испуганно таращили на нас глаза. Хорошо, хоть они у них были не только серые, но и карие, и голубые, и даже зеленые — как у всех нормальных детей.
— Ну и мартышки! — восхитился Задира. — Во-во, смотри какой выставился, не моргнет даже от старательности. Эй, коллега! Смотри, глаза выпрыгнут!,. Да не бойся, не бойся, мы живьем таких, как ты, не едим, мы сперва их жарим на маргарине!.. А знаете, это они, наверное, прочитали про «юных краеведов» и выражают нам свое робкое почтение. Быстро же катится по миру слава!
Но вот одна из девочек отделилась вдруг от толпы и как завороженная стала медленно к нам приближаться, не спуская голубых сияющих глаз с... чего именно, мы догадались позже, когда девочка подошла вплотную и встала, уставившись на значок, приколотый к куртке Задиры, аляповатый, но многокрасочный.
— Ой... ой, какой орден! — прошептала девочка. — Он, можно его тронуть?
— Да хоть насовсем забери, — смутился Задира.
Девочка сделала еще шаг и протянула руку.
— Трогай, трогай, не бойся, чего там! — странным мертвым голосом подбодрил девочку тихонько подкравшийся Карла.
Девочка подняла голову и словно очнулась. На этот раз ее «ой» было почему-то полно ужаса.
— Трогай же! — почти приказывал Карла.
— Нет! Нет! Я не хотела... Я это так просто.... Я нечаянно... Простите!..
И, не спуская с Карлы испуганных глаз, девочка начала пятиться назад. Потом повернулась и бросилась бежать, только грязные пятки замелькали.
— Что это с ней? За что ты на нее так? — Задира с подозрением смотрел то на Карлу, то на толпу, которая начала быстро таять.
— Дикари! — презрительно бросил Карла. — За яркую побрякушку жизнь готовы отдать. И отдают, между прочим...
Вскоре внимание наше привлекли небольшие одинаковые таблички, которыми были увешаны деревья и заборы, утыканы дорожки газонов. Очень забавно было читать эти таблички. Особенно потешался над ними Задира.
— «Не мяукать! — торжественно читал он, — 3 РУБ!..» Ничего себе цены тут у них... «Втроем не разговаривать! 7 КОП...» Ну, это еще туда-сюда, за хороший разговор и рубля не жалко. Только почему такие странные цены? За разговор — 7 копеек, а за мяуканье — 3 рубля? Кошек здесь ненавидят, что ли?
Карла некоторое время, морщась от неудовольствия, слушал это зубоскальство, наконец не выдержал.
— К вашему сведению, 5 РУБ — это никаких не 5 рублей, а 5 Резких Ударов Бича. Есть еще МУБ — Мягкий Удар Бича. Мягкий — это, конечно, не резкий, он кожу не рассекает, от него просто рубец остается и только.
— Ничего себе, вот это РУБ! Тут действительно не размяукаешься. Бедные кошки! Отныне я только лаю.
— Не советую. За лай полагается 8 РУБ.
— Да-а... И собакам здесь не сладко. А что такое «КОП»?
— Крапивой Ожечь Попку. Это пустяки, даже от ревматизма помогает.
— «Любите начальство!» — продолжал исследовать уличный прейскурант Задира, — Но тут и не «КОП», и не «РУБ», а «КДП 25 П».
— Может быть, не КДП, а КПД, коэффициент полезного действия? — предположил Научный Мальчик.
— КДП, — пояснил Карла, — это «Каждому Допустившему Промашку». А «25 П» — значит «двадцать пять плетей».
— «Донеси!» Да тут не хуже, чем в Парке культуры и отдыха! Там тоже есть аттракцион такой. Берешь в зубы ложку, в ложку сырое яйцо...
Карла нервничал все сильнее.
— Не старайся быть глупее, чем ты есть на самом деле, — резко оборвал он Задиру. — Доносят не что-то, а на кого-то. И на таких вот остроумцев тоже, между прочим. Что прошу иметь в виду. А что такое РУБ, вам уже теперь известно.
— Вот как? — зло сощурился мой оруженосец. — Если так, то не слишком ли мягко тут наказывают за подобную подлость? 1 ПЛ... «Одна плеть». Я бы назначал не меньше ста.
— «ПЛ» — Это Петушок Леденцовый, и полагается он, разумеется, не тому, на кого доносят.
Призывы на табличках предусматривали, похоже, все случаи жизни: «Смех — работе помеха! Кто любит родину, тому не до смеха!», «Не трать зазря калории ни в беготне, ни в споре!», «На тот берег не смотреть!!!», «Пой радостно и душевно!!!».
  И за каждое невыполнение рекомендации обещалось изрядное количество РУБ, КОП или просто П. Да, невесело тут живется сереньким ушастикам, недаром они такие пуганые. Тем временем мы подошли к огромному позолоченному щиту, на котором большими серыми буквами было написано:

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ
ГРАЖДАН ВЕЛИКОЙ СЕРЛЯНДИИ

Каждый житель свободной Серляндии
I. ОБЯЗАН: а) слушаться,
                  б) быть довольным, 
                  в) любить начальство, 
                  г) доносить, информировать, 
                  д) слушаться; 
II. ИМЕЕТ ПРАВО: а) слушаться,
                            б) быть довольным, 
                            в) любить начальство, 
                            г) доносить, 
                           д) слушаться; 
III. ОСТАЛЬНОЕ ЗАПРЕЩАЕТСЯ.
IV. СПАСИБО МНЕ, ВЕЛИКОМУ, ЗА ВАШЕ СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО!

Недалеко от этого грандиозного щита возвышался памятник какому-то горбуну, поразительно похожему на нашего Карлу, но гигантского роста. Горбун туповато-величественно смотрел на пыльную площадь, небрежно попирая ногой что-то вроде земного шара. По цоколю памятника было вырезано крупными буквами: «Да здравствую Я, Великий!»
— Во! Квазимодо какое! — не удержался Задира. — Да здравствует Великий Он! Ольга Ивановна этому Ему по орфографии такую бы двойку влепила — с глобуса своего свалился бы!
— Молчать! — вдруг противно завизжал Карла и, сжав кулачки, двинулся на Задиру. — Не сметь смеяться!.. Кто ты такой, чтобы смеяться?! Язык тебе за это узлом завязать!
— Это ты мне завяжешь? — со зловещим спокойствием поинтересовался Задира. — Это ты на меня, стало быть, ножкой топаешь?.. Ах ты...
Боевой томагавк уже готов был взвиться над головой карлика, но Научный Мальчик успел заслонить его.
— Остановись, Вадим... Так нельзя. Мы в чужой стране, мы — иностранцы. Надо быть осторожнее и тактичнее. Возможно, это какой-то герой, народная святыня, а ты...
— Это скульптурное изображение Великого из Великих. Его Несравненства и Бесподобства. Солнцеликого Императора Серляндии. Отца Вымрукинии. Карлика Седьмого, но первого по мудрости и благородству, а не Квазимодо какое-то, как осмелился выразиться этот... этот... этот... — Карла даже побагровел от ярости. Он ни на шаг не отступил от Задиры, хотя вроде бы прекрасно знал его горячий нрав. Видимо, действительно на священные мозоли наступать рискованно.
— Подождите меня здесь! — раздраженно приказал Карла, немного успокоившись. Мне надо доложить. И чтобы без меня никуда ни шагу!
— Как вам все это нравится? — спросил явно опешивший от такого напора Задира, когда мы остались одни. — Куда он нас завел и зачем?
— Мальчики! А мальчики! — раздалось вдруг из-за ближайшего куста.
— Вас ГОСПОДИН сюда завел?
— Какой еще господин? Сами мы пришли. Своим ходом.
— Тот, который с вами шел, а сейчас не идет.
— Это ты о Карле, что ли? — расхохотался Задира. — Этого «господина» Алексей на помойке подобрал и явно напрасно.
— Значит, вы просто ничего не знаете. Он — ГОСПОДИН. Его надо слушаться, но ведь вы с ТОГО берега? Может, вам не обязательно его слушаться?
— Что-то ты не то бормочешь, ушастая! Чего ради мы вдруг стали бы слушаться эту каракатицу? Куда он, кстати, ухромал?
— О-о! Он в господинском доме. Там телефон. И провод такой до самого дворца. Говорят, ГОСПОДИН просил выслать стражу.
— Слушай, пигалица, если ты не перестанешь...
— Погоди, Задира, — вмешался Научный Мальчик. — Тут начального образования явно недостаточно, чтобы разобраться, позволь уж мне... Поймите, уважаемая колл... э... девочка, мы с ТОГО берега, мы попали сюда СЛУЧАЙНО, мы СОВЕРШЕННО ничего не знаем про вашу страну. Расскажите нам по порядку: где мы, кто такой этот «господин», почему мы обязаны ему подчиняться, зачем ему понадобилась стража?..
— Значит, он вас заманил. Он вымрук. Их у нас много, они очень строгие. Чуть что — велят бить. Я недавно нашла возле пограничной полосы ленточку. Ветром, наверное, занесло ОТТУДА. Такая вся розовая, такая вся красивая, вот как ваша одежда!
Мы с недоумением оглядели свои потрепанные наряды. При чем тут какая-то розовая ленточка? Ничего розового у нас не было. Желтое было, зеленое, в клеточку, в полоску...
— Я спрятала ее в коробочку, а коробочку закопала, — продолжала девочка. — Иногда, очень редко, я ее вынимала незаметно и смотрела. Но кто-то увидел. Меня били на площади прутьями, очень больно, а ленточку отобрали.
— Били за ленточку? — не поверил я. — Просто за ленточку?
— Ага. За ленточку. Нет, не за ленточку, а за то, что она розовая. У нас ведь ничего нельзя, кроме серого. Нет, то есть НАМ нельзя. А вымруки могут носить коричневую одежду, как у вашего Господина была. Очень красивая.
Ну, уж красивая! Карла ходил в каком-то грязновато-коричневом френчике, никак не удавалось заставить его надеть что-нибудь поярче, повеселее.
— Стража ходит в черном. Тоже красивом. Есть и красная одежда, но та страшная очень... Она у этого... у палача. Больше никто красное носить не имеет права. А у ВЕЛИЧАЙШЕГО ИЗ ВЕЛИКИХ одежда белая-белая, яркая-яркая, как солнце, даже ярче.
— Что ж, с модами сезона мы почти разобрались. Зачем Карла вызывает стражу?
— Я не могу... Я боюсь... Но вам лучше поскорее уйти на тот берег. Только никто не знает, где проход через пограничную зону и спирали никого не пропускают через реку. Их ученые вывели для обороны от врагов, так что отсюда никто убежать уже не может.
— А если лодку построить, плот какой-нибудь, — предложил Научный Мальчик.
— А стражники? Да и сами мы должны сообщить, если кто-то к реке пробирается. За такое сразу отдают в руки этого... в красном. А он ведь не сразу убивает. Спирали — те сразу. Только бросаться в воду строго запрещается — если кто бросится, то родных отводят в тюрьму. Там тоже хорошо, только бьют каждый день и разговаривать не разрешают, а я прямо болею, если долго не говорю. Я вот сейчас три месяца молчала. С самой собой ведь неинтересно говорить, правда? Поэтому сейчас так вот все говорю и говорю...
— Но есть же у тебя друзья, наверное...
— Что вы, кто же согласится?
— И у тебя нет ни одной подруги?
Девочка, проглотив слезы, замотала головой.
— Ну и чудики все вы тут! — пожалел ее Задира. — Как же без друзей-то? А тебе хочется иметь друга?
— Очень! — мечтательно прошептала девочка. — Очень-очень!
— Тогда считай меня своим другом. Если кто за косу дернет или еще там что — сообщай прямо мне. Я его мигом приведу к общему знаменателю.
— Можешь и меня считать другом, — сказал я. Тебя как зовут?
— Мяу.
— Ладно, Мяукалка. Про остальное потом потолкуем. Держи на память этот «орден» и имей в виду — начнут к тебе привязываться ваши вымруки или как их там — будут иметь дело со мной. Так им и передай.
Мяу покорно кивнула и неслышно исчезла в кустах.
— Ну, что делать будем? — спросил я.
— Не нравятся мне эти их вымруки, — вздохнул Задира. — Ой, не нравятся... Главное — много их, боезапаса у моей пращи на всех не хватит. Обойти бы их стороной, а?
— Чтобы обойти, надо выйти, — как всегда резонно, заметил Научный Мальчик.
— Вот и я говорю: надо нашего Карлу за жабры взять как следует. Эй-эй, оголец! Ну-ка рули сюда!
Зоркий глаз у Задиры! Я и не заметил, что из соседнего куста высовывается чье-то ухо. И вот уже перед нами застыл Дрожащий ушастенький мальчишка.
— Что угодно господину?
— Ты это брось — господину... У нас все равны. Ты вот что скажи — знаешь, как перебраться на ту сторону речки?
— Нет, нет, господин! Я никогда к речке не подходил! Ничего такого я не знаю. Это на меня наговорили!..
— Ша, друг. Не трепыхайся. Тут на тебя никто доносить не будет. Нам надо смываться на тот берег. Ферштеен?
— Вы назвали меня ДРУГОМ? — неожиданно просиял мальчишка. — О-о! Наконец-то у меня есть ДРУГ! Ведь вы не откажетесь? Вы при этих вот господах вслух назвали меня ДРУГОМ. Правда?
— Ну и что?
— О, как я счастлив! У меня ведь ни разу не было еще ДРУГА! Я сейчас, я побегу...
— Куда ты, ушастый? Стой! Как хоть тебя звать-то, раз мы настолько подружились? — засмеялся Задира.
— Люк!..
И ушастик испарился.
— Как они тут изголодались по дружбе, — покачал головой Задира. — Побежал хвалиться. Так что же мы все-таки предпримем, старики?
И тут из-за спины черных стражников торжественно выплыл Карла. Как он изменился за это время! Вместо старенького грязноватого френчика его кособокое тельце франтовато облегал новый темно-коричневый мундир, фуражка и сапоги блестели как лакированные, а с широкого ремня змеей свешивалась толстая плетка, ощетинившаяся пучком колючек на конце.
— Его Несравненство и Бесподобство, Солнцеликий Король Серляндии, Отец и Благодетель Вымрукинии Карлик Седьмой, но Первый по мудрости и благородству, оказывает вам честь пригласить к себе на аудиенцию и в знак своей особой благосклонности изволил прислать за вами почетный эскорт, — торжественно, как на параде, выкрикнул Карла.
Мы переглянулись — ничего себе почетный эскорт! Одного такого «эскортера» увидишь — на всю жизнь заикой останешься!
— Мы будем счастливы посетить резиденцию столь прославленного владыки, — ответил я. — И сочтем своим долгом оповестить мир о его могуществе и гостеприимстве.
  Тень усмешки пробежала по губам Карлы. Только тень. С каменным лицом он повернулся и пошел. Стражники сомкнулись вокруг нас и повели навстречу неизвестности.

ПЕРВЫЙ РАЗГОВОР С КАРЛИКОМ ВЕЛИКИМ

До столицы Серляндии мы добрались поразительно скоро. Похоже, что дороги «великой» державы были несравненно короче титулов ее владыки. Да и сама столица отличалась от уже виденного нами поселка разве что только размерами… Однако дворец Карлика Великого не был лишен мрачного величия. Высокие гранитные башни, глубокие рвы, тяжелые зубцы стен, бесчисленные бойницы. И лозунги на каждом видном месте: «Да здравствую я!», «Слава Мне Великому!», «Мудрость Моя переживет века!..»
Встреча с Ним Великим (Карла повел во дворец почему-то меня одного) состоялась в огромном, великолепно изукрашенном зале. Пол зала в несколько слоев был устлан пестрыми коврами. Потолок разрисован сказочными цветами, небывалыми птицами и пейзажами. Стены буквально залеплены зеркалами, картинами в золоченых рамах, расписными тарелочками, какими-то елочными гирляндами и даже конфетными фантиками.
В самой середине на высоченном сияющем перламутром троне с усыпанной самоцветами короной на голове восседал обыкновенный карлик, как две капли воды похожий на моего Карлу. Правда, одет он был не в коричневый мундирчик, а в шубу из горностая, тяжесть которой усугублялась толстой золотой цепью, немилосердно оттягивавшей тоненькую шею Солнцеликого Несравненства.
Теперь-то я уже понимал, что в уродстве моего Карлуши повинны были не бракоделы с фабрики игрушек. Тут такие же в точности горбунки (и тоже «со сменными лицами»!) составляли обширный привилегированный клан господ — вымруков. Дворец буквально кишел ими, суетливо бегавшими по бесконечным коридорам и с молниеносной быстротой менявших хамское лицо на холуйское, и наоборот — в зависимости от ранга идущего навстречу.
— Достаточно ли уважительным был прием, оказанный Моему юному гостю в Моей стране? — высоким, почти птичьим голосом поинтересовался Карлик.
— О, Ваше Несравненство, — ответил я дипломатично, — я и мои спутники подавлены тем радушием, которое окружает нас с момента вступления на земли Вашего Солнцеподобия.
— Чудесно, я рад... Ну, а ты можешь идти. Я тобой доволен, — милостиво кивнул нашему Карле. — Старайся и впредь, Мы это любим, Мы этого не забываем.
Согнувшись в три погибели и шипя что-то сверхпочтительное, Карла упятился из зала.
— Подходи, дружок, сюда поближе. Садись. Можешь оставить все эти придворные экивоки и реверансы: мы тут одни. Я ведь для того и приказал привести ко Мне какого-нибудь приличного человека с Того Берега, чтобы было с кем отвести душу.
— Ну, а теперь скажи откровенно, понравились тебе Моя страна, Мои люди?
— Я еще не успел оглядеться, Ваше...
— Да брось! Надоели эти величания. Зови меня просто, по-семейному, дядя Карлик Великий. Так хочется хоть немного чего-то натурального, человеческого. Видел ведь, что за рожи Меня окружают? Сплошные холуи, канцелярские таракашки, убожества, слова искреннего не от кого услышать, честное императорское!
В делах — ни бельмеса никто. Доска в заборе оторвется — будут два года заседания по этому поводу проводить, бумажки из комнаты в комнату по почте пересылать, хоть Сам молоток в руки бери, право слово. Чернил не напасешься, пьют они их, что ли, не пойму? Только и умеют, что доносы друг на друга сочинять.
Для руководства это, конечно, ха-ха, создает свои удобства. Возникает, скажем, потребность припугнуть того или иного бездельника — берешь его досье: а ну-ка, голубок, давай вместе почитаем, что нам про тебя народ пишет? Ну, тут уж его хоть с кашей ешь, хоть на хлеб намазывай — за все спасибо скажет.
А иерархию развели такую — в цирк ходить не надо. Тот, кто отвечает за Мой камзол, ни за что не подаст руки ответственному за Мои штаны, поскольку, видите ли, камзол носят выше...
В молодости подобное забавляет, но с годами душа начинает тосковать по высокому. Недавно повесил нескольких подхалимов, но ведь умнее они от этого не стали, ха-ха…
Порой, дорогой Мой, так хочется плюнуть на все это стадо, уйти от государственных кормил и пожить духовной жизнью — телевизор смотреть, в преферанс играть, но... нельзя. История не простила бы. Представляешь, сколько дров наломают Мои олухи, оставь их хоть на день без присмотра?..
— Но дядя Карлик Великий, — говорю, — если Вам настолько надоели дураки и подхалимы, почему не заменить их на умных, честных и смелых?
— Пробовал. Интереснее, конечно, с честными да смелыми. Но текучесть кадров сильно угнетает. Только к нему, честному да смелому, привыкнешь, полюбишь его, как родного, а он уже тебя где-то ослушался, сосвоевольничал, уважения недостаточно проявил.
И другое возьми. У умных по любому вопросу своя точка зрения. Вот и получается, один в одну сторону тянет, другой — в другую, третий — еще куда-нибудь. От дураков мало проку, это верно, зато когда вместе соберутся — ого-го, монолит! Душа радуется.
Когда тебе, детка, доведется управлять государством, не о сытости и не об удовольствиях подданных пекись, а об их единстве. Видел у Меня как? Дома, деревья, лошади, штаны — все серое. Это сближает людей. И не думай, что чисто внешне.
И еще Мой тебе совет: не пренебрегай наукой! Ученые вообще-то довольно тупой народ, но штуки всякие, полезные придумывают неплохо. Мы, например, у себя рост людей полностью стабилизировали. Все, как гвардейцы, — чуть пониже меня. И на строевых занятиях — какой поворот ни скомандуй, а правый фланг не ниже левого. Это тоже, между прочим, неплохо служит благородной задаче полного единства мыслей, чувств, настроений.
— Да скучно же таким народом управлять! Сами ведь жалуетесь.
— Для нас, императоров, малыш, интересы государства выше личных интересов. И потом опять же не забывай важности контраста. Все одинаковые, а Я не одинаковый! Я как гигант среди подданных!
Карлик Седьмой, но Первый по мудрости и благородству, вскочил на ноги, расправил плечи, и, гордо задрав подбородок, вытянул тонкую цыплячью шейку, докрасна натертую тяжелой цепью. Потом сел, успокоился, загрустил даже.
— А вообще-то говоря, конечно, тоска зеленая, но... Что поделаешь! Мы, короли, не для своего удовольствия живем. Главное — чтобы им, Нашим подданным, хорошо было... Однако не буду тебя задерживать.
  Так завершилась аудиенция.

ЗАДИРА ГОТОВИТ РЕВОЛЮЦИЮ

— Я тут без тебя произвел небольшую разведку,— встретил меня Задира. — Дело — мрак! Все тут, в их стране, переделывать надо к чертям собачьим. Профессор вот, правда, со мной не соглашается...
— Это авантюризм и мальчишество — больше ничего. Нужна длительная научно-техническая и культурная революция, чтобы...
— Брось! — жизнерадостно блестя глазами, перебил Задира. — Просто они тут спят на ходу. Если этих сереньких пощекотать как следует, дать в руки по пистолету и показать, куда стрелять — горы свернут! У меня уже хорошая компания начала подбираться: Кук, Люк, Тук, Фау... Тьфу, язык с такими именами сломаешь! Но ребята — будь здоров, я их уже убедил, что пора брать власть в свои руки. Все просили считать их моими друзьями. Ты посчитай, сколько в стране ушастиков и сколько этих свинячих господ-вымруков. А профессор нам бомбочек наконструирует. Правда, профессор?
— Не хотелось бы объяснять азы, но ход истории определяют не бомбы, а объективные законы развития.
— Ладно. Объективных законов тоже нам подбрось пару ящиков. В хорошем деле все пригодится, но упор все-таки сделай на бомбы. Эх, пулеметик бы хоть один!
— Вы что, тронулись тут без меня? — спрашиваю. — Они нас как почетных гостей теплом окружают, а мы...
— Что-то быстро ты из защитника слабых и униженных в гостя превратился. Сладким пирогом тебя во дворце накормили? Забыл, что тебя в гости-то, как собачку на веревочке, громилы эти привели? А ну-ка, пошли, гостенек, я тебе кое-что покажу.
Задира схватил меня за руку и почти силой потащил за собой. Следом вдоль стенок засеменили два горбатеньких вымрука. Впрочем, слишком коротенькие у них все-таки были ножки. Через пять минут карлики пропали из вида.
— Вот сюда... Теперь сюда...
Мы вошли в какие-то ворота и оказались на большом хорошо утоптанном плацу, над которым стоял сплошной гул. По всей площадке туда-сюда маршировали небольшие группы сереньких. За каждой группой наблюдал свой карлик. В одной руке у него был свисток, в другой — длинный гибкий хлыстик. Отряды то обозначали шаг на месте, то устремлялись вперед, совершая четко очень сложные повороты и перестроения, кололи чучела деревянными ружьями, кричали «ура» и снова маршировали, не то распевая, не то декламируя какие-то речевки на ходу.
— Строевая подготовка! — догадался я.
— И школа. Мяукалка правду сказала. Они все науки вот так, на ходу, хором разучивают. Подойди, послушай.
Я подошел. Прямо на нас двигалось с десяток вспотевших пропыленных ушастиков. С остервенением они ревели в такт: «Пятью пять — двадцать пять, как учил Великий».
Вот эта шеренга сделала дружно поворот направо, а на их место выплыла другая, повторявшая хором:
«Сила наша в нашей серости! Сила наша в нашей серости!..»
  А вот проходят совсем малыши. Ого, эти поют. Марш какой-то. Чтобы лучше расслышать, мы пошли рядом. Дети не столько пели, сколько скандировали:

«Всегда по ветру нос держать…
Подозревать отца и мать...
Другому глубже яму рой...
Кто предал друга, тот герой...
Не верь судьбе, не верь себе...
Но верь проклятью и мольбе...
Всяк за себя, все против всех...
Чужое горе — твой успех!
Любовь, друзья — пустой гипноз,
Прекрасен только лишь донос.
Честь — трудно есть, мечта — пуста,
Реальна только клевета...
Взвевайся знамя, тверже шаг...
Кто не горбатый, тот наш враг…
Коли его штыком в живот...
Чтоб стал счастливым твой народ...»
 

— Сто-ой! — закричал командовавший группой карлик. И, подскочив к одному из ушастиков, начал хлестать его по ногам, приговаривая:
— Опять рот впустую разеваешь?.. Опять слова не выучил?..
— Ах ты, каракатица кривобокая! — взорвался Задира, и не успел я опомниться, как вырванная из рук вымрука плеть гуляла по его собственным спине и бокам.
Карлик настолько оторопел, что даже не защищался, только таращил на Задиру полные недоумения глаза.
— Бунт? — шепотом спросил он. — Непослушание при исполнении?
Наконец-то, видимо, до него дошел смысл происходящего. Он бешено завертел глазами и, сунув в рот свисток, залился полицейской трелью.
— Оставь его, мы же тут чужие люди! — тянул я Задиру. Но с разных сторон к нам уже мчались со слоновьим топотом громилы-стражники. В руке оруженосца сверкнул топорик. Вряд ли он помог бы нам, но, к счастью, в эту минуту появились запыхавшиеся карлики-шпики, отставшие от нас возле дворца. Они что-то закричали стражникам, и свирепые лица тех сразу приняли обычное бессмысленно равнодушное выражение. Отхлестанный карлик, однако, выпучив глаза, продолжал свистеть. Похоже, что непослушание в Серляндии было настолько сверхъестественным событием, что фельдфебельский разум этого не вынес. Один из шпиков вынул изо рта рехнувшегося вымрука свисток, прихлопнул его несколько отвисшую челюсть и повернулся к нам.
— Мы будем вынуждены доложить КУДА ПОЛОЖЕНО о случившемся. А пока извольте пройти в свои комнаты.
Бедным ушастикам, оказавшимся свидетелями данной сцены, захлопнуть рты никто не догадался. Так и остались они на плацу, окаменевшие от испуга и удивления...
Комнаты нам отвели во дворце небольшие, но чистенькие, со светло-серыми стенами и несколько более темной мебелью. Металлические украшения на окнах, правда, очень напоминали решетки, но, возможно, это было случайное совпадение.
— Эх, балда я, балда! И уши холодные! — переживал Задира. — Чего я вылез? Все теперь сорвется! План восстания не разработан, оружия еще нет, методам баррикадных боев ушастики не обучены!..
Но уже на следующее утро наш домашний арест был кем-то отменен, и Задира сразу ожил.
— Чудесненько! — потирал он руки. — Значит, про революцию они пока не догадываются. Что ж, через два дня мы будем в силах устроить очень миленький, очень веселенький государственный переворотик! Давай-ка, Алеха, двинем прямо в массы и провернем среди них агитационно-просветительную работу.
— Эй вы, пролетарии! Жми сюда к нам, — обратился он к трем сереньким, с которыми мы столкнулись в укромном уголке сада. — Я вам накоротке текущий момент обрисую.
«Пролетарии» послушно приблизились.
— Как вам живется тут под гнетом императора и его сатрапов? — спросил Задира, явно не для того, чтобы получить ответ, а только для разбега красноречия.
— Нам живется лучше всех! — хором ответили ушастики.
Но Задиру смутить было не так-то просто.
— Нет! Вам живется невыразимо тяжело, — убежденно заверил он. — И дальше терпеть такую жизнь вы не имеете морального права, иначе превратитесь в зануд и так вам будет и надо. Короче говоря, кто не работает, тот не ест, мир хижинам, война дворцам! Понятно?
— Понятно, — ответили ушастики. — Можно нам, господин, пойти дальше?
— Какой я вам к чертям господин? — возмутился Задира. — Я такой же, как вы, трудящийся школьник, я вам товарищ, друг и брат...
— Друг? — оживились серенькие. Как все-таки у них тут неблагополучно с этим вопросом. — Вы нам друг?!
— Что за вопрос? До гробовой доски!
Ушастики как-то странно переглянулись и теснее подступили к Задире.
— Теперь-то вы мне поверили? То-то же. Будете вторым отделением первого взвода ударной роты первого революционного полка! Поздравляю вас и прошу назвать свои героические имена. Чук, Тюк и Тяу? (Вот черт! Одним из солдат революции оказалась девчонка, до чего же они тут все одинаковые, с ума сойти!) Прекрасно! Теперь давайте обрисовывать подлинную картину вашей невыносимой жизни. Итак, как вам живется?
— Плохо живется, — неуверенно начала Тяу. — Нас все время бьют, не дают смеяться, петь про веселое или про грустное, шить себе кукол. Нас растят без мам и пап, чтобы любовь к ним не мешала любить величайшего из Великих, а также своих непосредственных начальников, и мы очень боимся укола...
— Ну и дурашки, чего уколов бояться? У нас даже песня такая есть: «Ну, подумаешь укол! Что укол, ах укол! Укололся и пошел! » К тому же докторшу всегда обмануть можно. Хотите, научу? Я последний раз когда было дело, намазал себе под лопаткой йодом и точку даже посередке попросил Вовку карандашом обозначить. Ой-ой, — говорю, — вы же мне уже сделали укол. Ой, как больно!.. «Извини, дружок, — отвечает, — я просто забыла тебя отметить...» Хотя чего это я? Уколы нужно делать, они же от тифа спасают, от свинки, от разных там ангин...
— Нет, господин, укол — это очень страшно, — возразила Тяу. — Нам ведь вырасти хочется. Да и больно же — иголка такая толстая и не всегда сразу ею в позвоночник попадают...
— В позвоночник? Разве вам их не под кожу ставят? Как так?
— А чтобы мы не росли. Нельзя же, чтобы мы вырастали выше господ вымруков и даже Его Несравненства. Это каждому понятно... Там, возле дворца, есть такая метка. Раз в год все мимо проходят и меряются. Кто дорос — увозят в больницу и укол делают. Тогда он уже больше не растет, сразу начинает стариться.
Стариться хорошо. Стареньких по площади маршировать не заставляют и крапивой стегают редко. Плеткой же почти никогда. Но так хочется взрослыми побыть. Хотя бы немножко!
— А раньше, давно-давно, у нас плохо было. Кто выше мерки вырастал, тому ноги простым топором обрубали. Сначала вот так, потом так. А кто не слушался — костыли отбирали. Дикость, правда? Сейчас хорошо, спасибо науке! — с воодушевлением дополнил рассказ Чук.
— Простите, но подобные уколы эти — тоже варварство, — побледнел от обиды за науку Научный Мальчик. — С настоящей наукой такие изобретения ничего общего не имеют.
— А ненастоящая наука чем отличается? — неодобрительно посмотрел на него Задира. — У нее шприцы ненастоящие или как?
— Некоторым укол делают в затылок, вот сюда. Это когда стражники нужны, — продолжал Чук. — Тогда, наоборот, растут очень быстро. Целыми днями жуют и жуют. И такие становятся сильные, никто с ними не справится, только вымруки. Их они всегда слушаются, что велят — все делают. Раз была одна такая девочка Бяу. Что-то она там про брод на реке узнала. Так один стражник как схватил ее (ему велели) да как стал скручивать — так у нее позвоночник прямо сломался, и она, как тряпка, вся стала. Вот какие они сильные!
— Видите, что они с вами делают? — гневно спросил Задира. — Хватит такое терпеть! Надо брать власть в свои руки. Так сказать, устроить им хорошенькую диктатуру пролетариата. Правильно я говорю?
— Правильно, господин, надо такое устроить, — закивали головой послушные ушастики.
— Ну, а ты возьмешься за бомбы, наконец? — недружелюбно поинтересовался Задира у Научного Мальчика. — Или ты, как представитель НАСТОЯЩЕЙ науки, будешь сидеть в стороне, пить кофий и придумывать формулу про Пифагоровы штаны?
— Это не формула, а теорема, и придумывать ее незачем, она уже придумана. Только образованные люди ее так вульгарно не называют. Бомбы же я вам сделаю. Может быть, тогда до вас, наконец, дойдет, чем настоящая наука отличается от ненастоящей.
— Вот и умница! Давно бы так. А в отличиях чего там не понимать. Которая за нас, та настоящая, которая не за нас — ненастоящая. Жаль только, что бомбы и у ненастоящей науки настоящие получаются. Итак, мои малютки, сейчас быстро топайте ножками в свой детский садик и подберите надежных ребят. Разъясните им насчет текущего момента, как вот я вам сейчас толковал, и начинайте кумекать про оружие. К утру чтоб все было готово. Одного пришлете на инструктаж. Ферштеен?
— Верштеен, верштеен! — закивали серенькие.
— Тогда чао. Шпарьте то есть!..
— Ну, — сказал Задира, довольно потирая руки, когда мы остались одни, — все идет как по нотам. Мы им...
— Именем Его Несравненства и Бесподобства Солнцеликого Короля Серляндии, Отца Вымрукиндии вы арестованы, — парадно чеканя слова, произнес хорошо знакомый нам голос. Увы, перед нами стоял Карла. Из-за всех кустов бесшумно, словно в кошмарном сне, выплыли громилы-стражники и застыли в ожидании следующей команды. Стоило раз взглянуть в их пустые глаза, чтобы больше не сомневаться — для этих перекрутить позвоночник, оторвать руку, ногу, голову — что чаю попить.
  — Кажется, доигрались! — вздохнул Научный Мальчик. — Ну что же, веди, Карла, нас в Вашу Бастилию.
 

ВТОРОЙ РАЗГОВОР С КАРЛИКОМ ВЕЛИКИМ

Привели нас не в Бастилию, а в императорский дворец. Карлик Седьмой, но, разумеется, Первый по мудрости и благородству, долго молча смотрел на нас. В глазах его была грусть и ирония. Мы стояли растерянные, почти убитые.
— Ну-с, Мои юные друзья, хорошо ли вы подготовили Мое низвержение с престола или есть еще некоторые недоделки?.. Достаточно ли высок боевой дух вашего войска? Впрочем, может быть, у вас недобор? Не стесняйтесь, Я вам могу одолжить на время пару полков. А то что за революция с дюжиной мальчишек и девчонок? Такую революцию и «заливать в крови» неинтересно.
Задира насмешек не выносил. Он сделал шаг вперед и твердо посмотрел в глаза Карлика.
— Зря стараетесь, Ваше Непотребство. От нас вы ни одного имени не узнаете. Мучайте, убивайте — пожалуйста. Все равно дни ваши сочтены! Но пасаран! Рот-фронт! Ход истории необратим... Правда, профессор?
Научный Мальчик грустно, но торжественно кивнул.
— Что вы, что вы! — запротестовал Карлик. — Разве Я против законов истории. Я же сам финансирую историческую науку, как же. Я могу ей не верить. Очень серьезная наука. Как только Я вас увидел, Я сразу понял, что дни Мои сочтены. Ничего не поделаешь, уйду на пенсию тотчас, как только вы сформируете парламент. А имена заговорщиков где уж Мне узнать? Не придумано еще таких пыток, которые помогли бы распутать все нити вашего до невозможности тайного заговора! Введите, пожалуйста, сюда эту милую крошку Мяу!
Мы вздрогнули: неужели один из самых надежных наших друзей раскрыт сыщиками вымруков? В зал втолкнули девочку. Да, это была она, бедная Мяукалка, так мечтавшая о розовой ленточке. Мяу бросилась на колени перед троном и застыла с опущенной головой.
— О Величайший из Великих... — тоненьким дрожащим голосом начала она.
— Ладно, ладно, — нетерпеливо перебил Карлик. — Ближе к делу. Что ты сообщаешь Нам про этих молодцов?
— Они все мои друзья.
— Да, да, знаю.
— Они очень хорошие друзья. Такие заботливые, добрые...
— Я уже сказал: Мы учтем это. Говори, что именно ты сообщаешь про них. Ну?
— У них у всех карманы не зашитые. Целых шесть, я хорошо сосчитала — вот тут два, тут, тут и еще изнутри и там, сзади, тоже.
— Понятно. Дальше.
— На них все не серое.
— Ну, их одежду Я и сам могу разглядеть. Еще что?
— А еще вот этот Вадимом Михайловичем дал мне неприличного цвета орден, значок называется. Чтобы тлетворно повлиять на меня.
— Угу, это уже серьезнее. Подрывная пропаганда, так сказать. Дальше.
— Они все, и вот Вадимом Михайловичем тоже, расспрашивали, как перебраться ТУДА, за реку. Наверное, хотели ввести через разведанные места зарубежную интервенцию.
— Та-ак. Это уже интересно! И серьезно, тут военным шпионажем попахивает. Что еще?
— Ах ты кошачья дочь!.. А я-то. . Врет она все! — взорвался Задира. — Какая там «интервенция»? Нам самим брод нужен. Нас же обманом в вашу паршивую странишку заманили. Горбатый этот ваш. Ну погоди, он у меня еще потанцует!
— Вы, Вадимом Михайловичем, не отказываетесь от своих слов про дружбу? — спросила Мяу у Задиры. Честно так в глаза ему смотрит, жалобно.
— Я-то от своих слов никогда не отказываюсь. И тебе не мешало бы. Эх ты, «Вадимом Михайловичем»! Сколько раз тебе втолковывал — Вадимом — это когда кем-чем. Фашистам продалась, нашла кому. Да ну тебя совсем!
Расстроился Задира. И было отчего. Мы ведь Мяу действительно другом считали, и нате вам — «чтобы тлетворно повлиять»... «ввести интервенцию».
— В рядах революционной армии небольшое замешательство? — улыбнулся Император Серляндии. — Не надо падать духом — это бывает. Уберите девчонку, выдайте ей, что полагается, и введите остальных.
На смену Мяу ввалилась целая толпа ушастиков и замерла, в немом восторге обожания уставившись на свое горбатое божество.
— Итак, Мои драгоценные, что вы сообщаете? Только не все враз. Коротко и называйте для протокола свое имя.
— Этот вот, — выступил вперед один ушастик и указал на Задиру, — сказал, что он мне друг.
— И мне... И мне... Мне тоже! — загалдели остальные.
— Хорошо, хорошо. Все вы сообщаете об этом. Мы не забудем. Имя?
— Сюк. Я доношу на их карманы. Вот, взгляните, у каждого по нескольку — и руки туда суют и прячут, что хотят...
— Дальше.
— Мой друг уговаривал меня свергнуть... свергнуть...
— Не бойся, говори прямо, кого ты должен был свергнуть?
— Вас, Ваше Несравненство.
— Чудесно, Мой милый Сюк. Кто из вас еще должен был Меня свергать?
— Я, я, я, я, я...
— И как вы должны были это сделать?
— Вооруженно!!! Наш ДРУГ велел каждому взять кому нож, кому палку, топор... Я Ляу.
— А я Тюк. Он говорил, чтобы всех Господ Вымруков опровергнуть, нет, низвергнуть и посадить за решетку...
— Я Тяу. У него топор есть. Очень опасный. Им убить даже можно. Вот.
— Я Кук. Завтра мы должны были перестать бояться Господ Стражников и всех поубивать. Мы должны были надеть цветное — белое, синее и даже красное...
— И про реку все спрашивал. Хотел всех священных спиралей отравить. Говорил: купаться в реке будем и на ту сторону плавать — там демо... демо... забыл как дальше… демокакия какая-то, а императоров всех перерасстреляли. Я Люк.
— Оскорблял Господ Вымруков и Господ Стражников, будто пахнут плохо и балбесы. Чук я.
— А тебе, крошка, нечего сказать? Что-то ты молчишь все время?
— Я... я... Они нас вербовали в шпионы, чтобы мы все им сообщали, где мосты, где качели, и чтобы начальства не слушались…
Обещали дать по розовой ленте. И по голубой. Я Фау.
— Хорошо. Мне все ясно. Идите. Там подпишете ваши сообщения и получите, что полагается.
— Этот вот всем нам ДРУГ!
— Да, да, это Мы учтем. Идите.
— Так на чем Мы остановились. Мои дорогие... ДРУЗЬЯ? Ах да, на на том, что дни Мои сочтены, а история неумолимо движется вперед. Ну, что ж, продолжайте, продолжайте, Я вас слушаю с большим интересом.
Мы подавленно молчали.
— Фу, как нехорошо со стороны этих Мяу и Ляу. Ворвались, наболтали тут всякого, настроение Моим гостям испортили... Да вы плюньте, главное ведь не отдельные Люки и Мяу, главное — стать выразителем дум и чаяний всего угнетенного народа, не так ли?.. Кстати, что за шум слышим мы на дворцовой площади? Уж не восстал ли угнетенный Наш народ, чтобы спасти своих заступников от безвременной смерти? Ах, нам, тиранам, не позавидуешь — всегда будто на бочке с порохом сидим!
Кряхтя, Карлик сполз с высоченного своего трона и, подобрав полы пышной мантии, заковылял к балкону:
— Пойти разве взглянуть, что там за шум такой непонятный...
Двери балкона распахнулись, и на нас обрушился рев толпы. Но стоило нашему мучителю поднять руку, как над площадью повисла мертвая тишина. Тишина эта длилась бесконечно, она густела, расширялась, давила на голову обручами и вдруг взорвалась тонким пронзительным криком:
— Дети Мои!..
Карлика Седьмого нельзя было узнать. Мантия распахнута, корона небрежно сдвинута назад, в глазах — огонь безумия, руки сжаты в кулачки.
— Дети Мои!.. Спасибо вам!.. Вы всегда со мной... Возле меня, когда надо мной смертельная опасность... Они, ТАМ, надеются нас разобщить, расколоть, купить за розовый бантик... Но мы — одно целое... у нас одно сердце... один разум, одна воля... Дети Мои! Пока мы, как одна семья, нам не страшны ни пушки, ни бомбы, ни наемные убийцы, вроде вот этих!..
Площадь взорвалась гневным гулом:
«Смерть им! Казнить!.. В костер их!.. В реку...»
— Спасибо! Спасибо, дети Мои! — властным жестом восстановив тишину, продолжал Карлик. — Они, эти вот, лишь жалкие наемники... Главные враги — там, за рекой. Смертельные враги! Это апологеты индивидуализма — коммунисты… это кровожадные демократы... это человеконенавистники-гуманисты... Мы сорвем их зловещие планы... Я сам возьму топор в руки... Я буду питаться сухим хлебом, спать полчаса в сутки, носить рубище (Карлик потряс полой своей горностаевой мантии), но гордое знамя Вымрукинии взовьется над столицами врагов наших и на всей земле, которую завещали нам наши предки, воцарится окончательная справедливость... Вы будете питаться одними пирожными!.. Купаться в бассейнах с лимонадом!!! Целыми днями смотреть цветные телевизоры!.. А ЭТИ, ТАМ будут покорно подставлять спины под ваши плетки, когда вам захочется размять руку. На нашей улице будет вечный праздник. Я обещаю вам это, дети Мои. Я, ваш верный слуга, сильный только вашей силою, умный только вашим умом, движимый только вашей железной волею!..
Площадь вновь взорвалась ревом:
«Смерть... Гуманистов на виселицу!.. Веди!.. Умрем!»
Дождавшись тишины, Карлик Седьмой деловито закончил:
— А теперь все истинные патриоты добровольно пойдут на уколы и вольются в ряды непобедимой армии стражников. Все в амбулаторию! Да здравствую Я!
Полюбовавшись немного толпой, дружно строящейся в колонны под руководством коричневых вымруков, Карлик помахал ручкой и с лукавой улыбкой прошествовал обратно, к трону. Двери захлопнулись, стало тихо. Мы молчали, склонив головы.
— Какое неблагодарное это человечество, убиться можно! Ты их спасаешь, хочешь подарить свободу и счастье... Жизни, можно сказать не щадишь, а они «смерть!», «на виселицу!»... Фу, как нехорошо!
Что ж, у Карлика были основания насмехаться над нами и нашими планами «всенародного восстания»!
— А признайтесь, вы не ожидали, что мои подданные окажутся столь преданными?
— Ваше Несравненство, — перебил высочайшую болтовню Научный Мальчик, — не логичнее ли было бы с точки зрения семантики и общепринятой грамматики называть преданными тех, КОГО предали, А тех, КТО предает, предающими или предавшими. Действительные причастия означают, как известно...
— Спасибо, милый, — остановил Научного Мальчика Карлик. — До чего же Я люблю ученых! Все-то они знают, все-то объяснят. Куда бы мы без них!.. Но и в Мое положение войди. Если бы Я начал жить по твоей грамматике, пришлось бы Мне казнить за преданность. Широкая тиранская общественность восстала бы против меня. К тому же Вас, как преданных людей, пришлось бы награждать, в то время как народ — вы сами слышали — требует казни. Высшая же цель каждого справедливого монарха — верно служить народу, выполнять его волю... Впрочем, может быть, вам уже расхотелось, чтобы воля народа исполнялась? Не то пойдемте на балкон еще раз. Как народ решит, так и будет.
Что? Не хочется? То-то вот. Эх, молодость, молодость!.. А относительно грамматики Я как-нибудь с вами еще побеседую. Дело в том, что Я как раз обдумываю сейчас книгу по языкознанию. Всем, знаете ли, приходится заниматься самому, никому ничего нельзя доверить. Ну ладно, Мои юные друзья, выше носы! Так и быть, проявлю неуважение к народу, не стану вас казнить. Люди вы здесь недавние, местных условий не знаете, книжек опять же романтических начитались. Ладно, ха-ха, возьму вас, так и быть, на поруки.
— Но, Ваше Величество, — не выдержал я, — ведь половина из того, что на нас донесли, вранье, клевета!
— Может быть, может быть. Но это несущественно. Главное, чтобы на вас был нужный материал. У Меня есть. А дальше уже Мое дело, захочу — признаю клеветой, захочу — признаю правдой. Так сказать, в зависимости от политической ситуации и Моего настроения. Я доходчиво объясняю?
— Очень, Ваше Несравненство. Но еще два вопроса, если позволите.
— Позволю.
— Почему они все без конца твердят вам про нашу дружбу. Это же полный кошмар — на друзей доносить.
— Так и быть, поделюсь еще несколькими секретами управления. На одном страхе, запомните это, прочность государства основывать нельзя. Слишком запуганный народ, учтите, ничего уже не боится. Во многих случаях продуктивнее энтузиазм. Разумеется, не стихийный.
В свое время по рекомендации Совета Мудрейших (есть такая группа особо отягощенных годами и мудростью специалистов) Мы отменили семью, ибо любовь к родителям, всяким там братьям, теткам сильно отвлекает от любви ко Мне. Любовь ко Мне начала быстро крепнуть, но возникли трудности в путях ее выражения. Я люблю, ты любишь, он, она любят... А КТО ЛЮБИТ СИЛЬНЕЕ? Вот в чем закавыка. Тогда ученые предложили поставить во главу угла не любовь, а дружбу. Друга предать трудно, почти невозможно. Тем большей похвалы достоин тот, кто совершает это ради своего государя. Тот, кто доносит на друга, награждается у нас красивым коричневым бантиком. Но... возникли новые трудности. Доносить рвутся многие, а дружить никто не хочет. Вы же, ха-ха, как дошли до Меня слухи, весьма легко предлагали свою дружбу направо и налево.
— Последний вопрос, Ваше Несравненство. Чего это они на наши карманы ополчились?.. Ничего такого у нас там нет. Вот смотрите, платок, ножичек, но тупой совсем, гвоздик, веревочка, карандаш... Ну и дальше такое же.
— Тут не в веревочках и гвоздиках секрет. Тут... ну да ладно, раскрою еще одну государственную тайну. По неофициальным, так сказать, каналам дошло до нас, что некоторые из подданных встали на скользкий путь двойной жизни. На виду они вроде бы, как и все, полны энтузиазма, все, что надо, поддерживают, за всех, за кого велено, голосуют, а, сунув руки в карманы, складывают там пальцы в фигу. Мелочь, казалось бы. Но в искусстве государственного управления, запомните это, мелочей не бывает.
Пришлось особым декретом запретить карманы. Жаловались вначале, дескать, платки носовые положить некуда. Ничего, чистота помыслов важнее чистоты носа, ха-ха...
Но к делу. Все у Меня тут в стране хорошо, сами видите. Однако... ощущаю в последнее время: свежести не хватает! Свежих людей, свежих идей... Короче — предлагаю вам государственную службу. Условиями не обижу. Есть, к примеру, вакансия заместителя управляющего левой императорской чернильницей. Писать Я не любитель, левая чернильница вообще всегда пустая стоит, но... порядок есть порядок! С девяти пятнадцати до восемнадцати двадцати пяти придется состоять каждый день при чернильнице. Главное в этой службе — почитать управляющего всем чернильным прибором. В служебные часы — в обязательном порядке, в неслужебные — на добровольных началах. Учтите, должность очень престижная, дает льготы, надбавки, привилегии. Ну, и другие вакансии ничуть не хуже. Пока Я не тороплю вас с ответом. Даю три дня — поразмышляйте, посоветуйтесь...
  С тем и отпустил нас Карлик Великий, чуть не сказал «на волю». Какая уж «воля», когда в окна круглые сутки смотрят тупые хари стражников.

КАК СПАСТИ УШАСТИКОВ?

Измена сереньких настолько ошеломила нас, что все вдруг стало противным и неинтересным. Я ушел в свою комнату и сидел там в злой тоске. К черту рыцарство, если даже на друзей нельзя положиться! Пусть эти идиоты получают свои уколы в хребет, пусть с детства превращаются в старичков и угодничают перед жалкими карликами! Мне до них нот больше никакого дела — займу «престижную» доходную должность, заведу в соответствии со здешней модой два лица и буду спокойно состоять с девяти пятнадцати до восемнадцати двадцати пяти при левой императорской чернильнице, в которой ничего, кроме дохлых мух, не наблюдается.
Задира бродил из комнаты в комнату такой мрачный, что к нему лучше было не приближаться. Даже Научный Мальчик, кажется, наконец растерял свою непробиваемую невозмутимость. Не обращая на нас внимания, он шагал по комнате взад-вперед, и в голове его вместо обычного мелодичного позвякивания раздавались напряженное гудение и потрескивание.
— Гады, ну что за гады! — не выдержал молчания Задира. — А такая революция намечалась! Не революция, а конфетка!.. Ну, погодите, я еще вырвусь. Наберу за рекой ватагу надежных ребят — мы от этого змеятника камня на камне не оставим! ЭТИХ будем за каждый донос на площади пороть. А кто своего друга предаст — за ухо и в реку — к спиралям. Все музеи мира скелетами обеспечим, но людей из них сделаем!
— Из скелетов?
— Смейся, смейся!
Я разделял раздражение Задиры, но, как командир, не имел права позволить, чтобы наш гнев завел нас слишком далеко. Поэтому я начал возражать.
— Не знаю, есть ли смысл нам сердиться? Такими уж этих ушастиков растят. И потом… Вымруки их порют, мы начнем пороть, что они от этого поумнеют или более смелыми станут?
— Ах, ах, я уже рыдаю от жалости! Какие они бедные, у них даже друзей нет — доносить не на кого! «Такими их растят»... А у самих у них в головах мозги или макароны по-флотски?
Интересное дело — спор. Попробуй кто-то при мне заступаться за сереньких, я, наверное, стал бы обличать их злее Задиры. Но вот он излагает вроде бы мои же мысли, и я невольно начинаю подбирать возражения и готов отстаивать их столь же горячо. И не просто наперекор кому-то, а потому, что начинаю видеть резонность этих возражений. А ведь не будь спора, ничего такого мне бы и в голову не пришло!
Я вдруг отчетливо понял: не ребятишек Серляндии надо ненавидеть. Они просто ничего не понимают. Научить их отличать плохое от хорошего, благородное от подлого — важнее, чем свергнуть Карлика. Пока они такие темные, и вымруки и карлики великие всегда найдутся, чтобы куражиться над ними.
Сделав это открытие, я почувствовал огромную ответственность за судьбу ушастиков. Ведь никто еще не знает, что надо делать — только я! И если я не помогу этой смешной девочке Мяу, то никто ей не поможет. НИКТО! Хоть бы мои друзья тоже поняли это, хоть бы поняли!
— Нам нельзя уходить отсюда, — говорю. — Иначе мы тоже предадим друзей. Недавно мы рисковали жизнью ради одной Дуняшки, а тут убивают сразу сотни ребятишек, глупых, неспособных защищаться. Эти вымруки, они же в тысячу раз страшнее любого дракона!
— Не вижу смысла, — пожал плечами Научный Мальчик. — Что мы тут можем сделать? Не одолеть же нам троим всех вымруков и стражников.
— Не с ними надо бороться! Надо хоть немного открыть глаза ушастикам: научить их мечтать, дружить, не трусить, отвечать за себя и за других... С уколами надо что-то придумать... Пока все эти Мяу и Куки не станут взрослыми — вымруков не победить.
— Ты случайно белены за завтраком не накушался? — Задира даже фыркнул от презрения. — Твоим Мяу и Кукам засаленный бантик дороже любой революции!
Вот он, наш Задира. Вчера собирался с десятью ушастиками, вооруженными перочинными ножами и рогатками, устроить государственный переворот, а сегодня он о них уже и слышать не хочет. Ну, нет, Вадик, я и за сереньких поборюсь, но и за тебя тоже. Драка предстоит отчаянная, а какая же может получиться драка без моего храброго оруженосца!
— Ты сердишься на ушастиков, что они не захотели устраивать восстание, а ты вот о чем подумай. ВО ИМЯ ЧЕГО, собственно говоря, они могли восстать? Они ведь даже не подозревают, что жить можно как-то иначе. И второе. Почему ты считаешь, что ушастики ДОЛЖНЫ тебе верить, идти за тобой? Чем именно, каким ДЕЛОМ ты доказал им, что тебе можно верить? А вдруг ты уже служишь у Карлика управляющим чернильницей или кем-нибудь похуже? Ты вот только что призывал топить ушастиков в реке… Раз ты в ПРИНЦИПЕ на такое способен, то стоит ли им ДОВЕРЯТЬ тебе свою жизнь? Вдруг они тебе еще когда-нибудь чем-то не угодят, вдруг тебе тоже захочется бантик от Карлика получить?
Я применял «запрещенный прием», но выбора у меня не было.
— Ах, вот как? Я, значит, ради бантика с тобой пошел?.. Все!.. Давай мою пращу... Я сам отсюда найду выход... без вас и без ушастых.
— Не злись, Вадим, — попросил я очень серьезно. — Не надо нам ссориться. Я ведь не про себя говорю, я-то мог бы тебе не только свою жизнь, но даже жизнь папы с мамой доверить. Но серенькие-то ведь тебя не знают. У них-то нам надо еще заслужить доверие!..
— Дело ваше, — вмешался в разговор Научный Мальчик, — но я для роли миссионера не гожусь.
— Что значит «не гожусь»?
— Это значит: выбраться из Серляндии шансов почти нет, а устраивать здесь революцию мне расхотелось. Нужно быть реалистами.
— И что, интересно, люди делают, став реалистами?
— Мне предложили место в лаборатории... на приличных условиях... назвали несколько тем на выбор... Чтобы изменить тут жизнь, прежде всего надо развивать науку и экономику. Вымруки не подозревают, что, субсидируя нас, ученых, они роют себе могилу. На определенном уровне развития...
— Та-ак! — протянул Задира. — Теперь все наконец стало ясным — и что такое объективные законы и когда надо яблоню есть... Переметнулся, гад?!. Фашистам идешь прислуживать?!
Хорошо все-таки, что томагавк носил я, а не Задира. Я ведь во всяких лампочках и проводах разбираюсь слабо, так что вряд ли сумел бы починить Научного Мальчика. От оплеухи, которую залепил Задира Профессору, количество свободно катающихся винтиков и гаечек в голове последнего значительно возросло. Еле-еле оттащил я Задиру, а Профессор, испуганно оглядываясь на него, ползал по полу в поисках очков.
Да, трех мушкетеров из нас уже не получалось, но расставаться надо достойно. Вопрос жизни и смерти каждый должен решать самостоятельно. Нехорошо поступил Задира. Сам только что хотел нас покинуть во имя мести сереньким — мы же не бросались на него с кулаками.
— И что за тему ты себе выбрал? — попробовал я для замирения начать «светский разговор».
— Культурные люди, между прочим, ТАК научные дискуссии не завершают, — с вызовом произнес Научный Мальчик, водрузив дрожащими пальцами на нос очки. — Истина... выше грубой силы, и никогда...
— Про истину вспомнил, гад! — рванулся из моих рук Задира. — Знаем, какую тебе надо истину — которая помягче да пожирнее!! Пусти, я этому арифмометру еще раз врежу!..
— Так что же за тему ты выбрал? — отчаянно пытался я перевести разговор в мирное русло.
— Тема... тема чисто академическая, — испуганно отодвинулся Профессор в самый дальний угол комнаты. — Абсолютно вне политики. Никакой пользы из нее здесь не смогут извлечь... А для науки чрезвычайно актуальная, чрезвычайно...
— Что же все-таки за тема? Или секретная?
— Нет, что вы! Вполне открытая: «Биофизические и биохимические механизмы феномена двуликости». Правда ведь, интересно в этом разобраться на клеточном уровне?..
Научный Мальчик замолчал, но, видя, что Задира по-прежнему с мрачным видом загораживает путь к дверям, продолжил торопливо.
— Само по себе явление полиликости известно людям с доисторических времен. Об этом говорит хотя бы легенда о двуликом Янусе, но серьезному научному исследованию данный феномен до сих пор еще не подвергался. Как ученый, я просто не могу упустить те возможности, которые открывает в этом плане пребывание в Серляндии... Поверьте, тема эта имеет не только теоретическое значение. Вспомните хотя бы актеров, дипломатов, разведчиков... В семейной жизни и то, знаете ли, это могло бы найти практическое применение... И вообще... Вы только представьте — в каждом универмаге полный набор лиц! Понадобилось умное — пожалуйста. Волевое — извольте. Влюбленное? Есть и такое! Подобострастные? С любым оттенком!.. Широкий потребитель был бы очень доволен...
— Себе не забудь изготовить еще одно — честное и порядочное, — презрительно посоветовал Задира. — Вдруг понадобится кому-нибудь очки втереть.
Повернуть историю вспять с помощью кулака Задире действительно не удалось. Уже на следующее утро наш ученый муж почистил ботинки, прилизал волосенки и пошагал к девяти часам пятнадцати минутам выявлять биохимические механизмы двуликости. Задира исчез куда-то еще затемно. Наверное, ползает по кустам вдоль пограничной полосы в поисках нужной тропинки. А я сижу в своей комнате и терзаюсь сомнениями. Как, собственно, я могу раскрыть сереньким глаза на них самих, если каждая моя фраза тотчас же становится известной вымрукам? Как я смогу в одиночку защитить ушастиков от уколов? Может, прав Задира — лишь оттуда, из-за реки, может прийти в эту страну свобода и справедливость? Конечно, слишком уж удобен такой вывод — сиди, ничем не рискуя, и жди торжества прогресса. Не по мне такое.
Первым вернулся Задира, грязный, ободранный, злой.
— Ну что? — спрашиваю нетерпеливо.
— В реку даже палец сунуть нельзя!
Я с тревогой посмотрел на Задирины руки.
— Да нет, я и не совал. В одном месте к реке можно довольно близко подойти. Собачонка на моих глазах туда влетела с разбега... Только раз и успела взвизгнуть. Мелко там было. Действительно, через минуту один скелет в воде остался. Бр-р.
— А лодка или плот?..
— Полена приличного нигде не валяется. Завтра еще разок погуляю, если от шпиков улизнуть удастся.
— А как сегодня удалось?
— Дважды тут один прием, похоже, не проходит... А этот тип еще не притрюхал со службы?
— Нет вроде бы.
«Тип» был легок на помине. Быстро шмыгнул (это степенный-то доктор всех арифметических наук) в дверь и сразу же высунулся наружу, напряженно вглядываясь в коридор. Потом решительно прошел к столу, сел и оглядел нас каким-то непривычным, изучающим взглядом.
— Что, уже раскрыл эффект Януса, переходишь на эффект примуса?
Странное дело, Научный Мальчик не только не обиделся в ответ, но вроде бы даже свысока посмотрел на Задиру.
— Вы вот тут вчера подвергли меня остракизму за мою приверженность науке и даже едва не лишили очков. А я... а я... а я...
— Ну вот, свихнулся, — вздохнул Задира. — Недаром в народе говорят, что наука до добра не доводит.
— Погоди, Задира! Что «а ты», дорогой Профессор?
— Тс-с... Подойдите ближе!..
Научный Мальчик опасливо оглянулся на дверь и окно. Заинтригованные, мы почти уткнулись в него головами.
— Кое-что про эффект Януса я уже узнал. Представляете, лицо Хама и лицо Холуя — вовсе не два разных лица. Это просто две модификации одного и того же пра-лица. Очень любопытно, правда? Всеобщий закон парности или симметричности мира вылился здесь в такой вот оригинальной форме. Интересно бы проследить развитие этого явления на историческом материале и вычленить инвариант таких внешне непохожих феноменов, как хамство и холуйство...
— Опять ты про законы? — начал закипать Задира. — Про яблоню еще не забудь!
— В таком тоне я продолжать разговор не намерен. — Научный Мальчик обиженно поджал губы. Судя по всему, ему было что рассказать. Наконец Профессор прошептал: — Я узнал секрет вакцины! — И, видя, что мы ничего не поняли, раздраженно пояснил: — Вакцины, которую вводят ушастикам в спинной мозг, а стражникам в мозжечок...
Научный Мальчик строго оглядел нас.
— Это страшная тайна, понимаете? Я рискую не только своей жизнью, это тоже понятно? Откуда и как я получил информацию — вам знать не обязательно. Одно скажу: всеобщая солидарность подлинных ученых не пустой звук! И еще одно: если уж вы попадетесь, то хотелось бы рассчитывать, что я останусь э-э... так сказать, инкогнито. Я интересуюсь чистой академической наукой и в политике принимать участие не собираюсь.
Мы торопливо пробормотали по нескольку самых страшных клятв.
— Хорошо, я вам верю. Так вот, вакцина эта вырабатывается очень редким видом плесени, которая была обнаружена местными учеными в глубинах одной подземной пещеры. Вся, подчеркиваю, ВСЯ плесень собрана в круглой каменной башне, которую вы видели в стороне от королевского дворца и которая охраняется тщательнее, чем сам дворец. В башне всегда абсолютная темнота, потому что плесень эта КРАЙНЕ хлипкая и капризная. НА СВЕТУ, особенно на солнечном свету, она тотчас погибает. Выводы делайте сами. Я пошел. Лучше, если отныне нас не будут видеть вместе. Научная работа здесь считается государственной службой, мне пришлось подписать такие бумаги, что... Желаю удачи!
Научный Мальчик, не дожидаясь, пока мы опомнимся, приоткрыл дверь, покрутил головой в разные стороны и быстро шмыгнул вдоль коридора.
Мы с Задирой молча уставились друг на друга.
— Когда ты собираешься на ту сторону? — как можно равнодушнее поинтересовался я.
  — Ладно, не хитри. Ради настоящего дела можно и задержаться.

В ОЖИДАНИИ КАЗНИ

И вот я в тюрьме и ожидаю решения Карлика. Сколько ждать и сколько мне еще остается жить? Кто знает. Может, месяц, может — больше. Стены у моей камеры сложены из огромных гранитных глыб, мокрых, грязных, равнодушных. Как ни колоти по ним — даже сам своего стука не услышишь.
Окошко высоко, но днем несколько лучиков все же освещают охапку слежавшейся соломы — мое последнее ложе. В эти минуты я тороплюсь писать. Не пойму, кто и зачем подсунул мне под дверь бумагу и огрызок карандаша? Может быть, Карлик надеется из предсмертной исповеди выудить секреты поведения таких «самоубийц», как я? А может быть... Во всяком случае, терять мне нечего.
Как я оказался в тюрьме? Изложу главное.
Нам с Задирой удалось разворотить крышу башни и подставить страшную вакцину под солнечные лучи. А пока солнце делало свое дело, мы отражали атаки стражников. Вакцина погибла, мы, увы, тоже. Задира, не желая сдаваться в плен, прыгнул в ров, кишащий спиралями, а я, оглушенный ударом в затылок, угодил в руки врагов.
  Но прежде, чем бросить в тюрьму, меня снова привели во дворец Карлика Великого. И состоялся наш

ТРЕТИЙ РАЗГОВОР

— Итак, дорогой Мой гость, — сказал Карлик Великий после долгого холодного молчания. — Глупость твоя оказалась сильнее Моей снисходительности. Ты рвешься погибнуть, «как герой»? Что ж, я вынужден пойти тебе навстречу.
Я молчал. Что еще мне оставалось? На жалость рассчитывать больше не приходилось. Как бы только выведать у Карлика похитрее, всю ли плесень мы извели и что с Задирой.
— Ваше Несравненство, — говорю, — наш поступок... Он ведь от отчаяния. В нем и смысла-то нет совсем! Ну, повредили мы крышу у одной башни, а сколько их у вас и где остальные — даже не знаем.
— Тебя интересует, есть ли у нас еще плесень? Могу тебе доставить перед смертью маленькую радость. Столетия полного послушания слишком притупили нашу бдительность. Мы всю плесень держали в одной башне. Нет у нас ее больше. Хотя Мои академики там все еще ползают, ищут что-то, но, по-моему, только вид делают. Что тебе еще хотелось бы узнать?
— Где Задира? Что с ним?
— Это тот одичавший парень, с которым вы, как коты, бродили ночами по крышам? Говорят, он нырнул к рыбам. Жаль, коллективные казни поучительнее. Но рыбам тоже нужна подкормка, иначе они, совсем как люди, начинают пожирать друг друга. Что еще?
— А тот, который пошел к вам работать?
— За этого спасибо. Таких приводите побольше. Старателен, дело свое знает, в чужое не лезет.
— И еще... — Зачем вы уколы людям в спины делали? Ведь вы же могли всем сюда вот... Сколько бы у вас солдат было! Сильных, послушных, а вы...
— Что ж, вопрос интересный. Но боюсь, тебе тут меня не понять... Солдаты Мои послушны, это удобно, но они же совершенно бесчувственны. Хоть на кусочки их режь — им все равно. Понимаешь, они не боятся, не восхищаются, не мучаются, не страдают... Не интересно быть властелином таких. Абсолютно... Но Мне тоже хочется задать тебе несколько вопросов. Не праздных, поверь. Управляя людьми, мне надо понимать причины их поступков. Ты ведь шел на верную смерть. Зачем? Почему? Или ты веришь в загробную жизнь?
— Папа говорит, что того света нет.
— Вот видишь. А если так, какая тебе после смерти разница, в какое место Моим лодырям будут уколы делать? Надеялся, что про тебя будут петь песни, слагать баллады?
Я вспомнил толпу под балконом и с горечью покачал головой. Нет, на признательность сереньких я не рассчитывал.
— Так раскрой же, наконец, эту непонятную для меня логику — логику самоубийц. Иначе я снова что-нибудь упущу, столь же важное.
— Просто было жаль этих мальчиков в девочек... И злость брала, что все тут у вас над ними издеваются...
— А вдруг им хочется, чтобы над ними издевались? Такая мысль тебе в голову не закрадывалась?.. В коммунизм ты, конечно, веришь?
— Верю.
— И о всеобщем счастье, стало быть, заботишься?
— Забочусь.
— А вот я, чтобы быть счастливым, должен тиранить других. Значит, при вашем коммунизме я был бы несчастным. Уже не получается ВСЕОБЩЕЕ счастье!
— Ну, какое же это счастье — издеваться над слабыми? Это же просто бессовестность.
Глаза Карлика блестели холодно и. зло, но он вполне владел собой. Даже улыбался:
— Педагоги и детские писатели уверяют в один голос, что детство — самая счастливая пора. Вот я и продлеваю счастье людям. Чем ты не доволен?
Гнев помутил мой разум.
— Ты... ты не Карлик Великий, — крикнул я ему. — Ты обычный горбун, маленький, злой и протухший... Ха-ха-ха...
— Вот как? — невозмутимо переспросил Карлик, но глаза его налились свинцом. — Похоже, что беседы Платона с Сократом у нас с тобой не получилось. Ну, что же, беседу продолжит кто-нибудь из Моих, так сказать, узких специалистов, из тех, у кого ум не столько любознателен, сколько пытлив, ха-ха-ха. Во время разговора с ними, как показывает практика, смеются редко.
— Можете меня не запугивать, — храбрился я со страху. — Мне все равно умирать... Чего мне бояться?..
Карлик смотрел на меня с иронией и пониманием.
— Где уж нам напугать такого витязя! Что ж, отвагу я ценю, могу за нее тебя даже помиловать. На самом деле — ты убил нескольких стражников, справедливо будет, если ты заменишь хотя бы одного из них.
— Чтобы я пошел служить в вашу армию?!. Ха-ха.
— Ну, пока-то ты жидковат слишком для армии и недостаточно дисциплинирован, но если тебе сделать небольшой укольчик сюда вот, в затылочек, то аппетит у тебя станет вдруг просто замечательным. Ты будешь есть целыми днями. У моих солдат, можно сказать, не жизнь, а санаторий. Станешь сильный, смелый, послушный. Все эти глупости про всеобщее счастье мигом забудешь... На маневрах Мои солдаты, я слышал, иногда даже сено начинают жевать — такой у них аппетит здоровый, ха-ха...
— У вас же нет больше плесени, — холодея, возразил я Карлику. — Чем же вы сделаете мне укол?
— Плесени нет. Но некоторый запас вакцины имеется. Теперь его весь придется использовать для набора рекрутов, так, кажется, это называется в других странах. Солдаты теперь для нас на вес золота.
— Ваше Несравненство! — взмолился я. — Казните меня, пожалуйста!.. Я вас очень прошу!.. Вы же сами говорили — это нужно для назидательности... А то вас слушаться перестанут... Ваше Несравненство!!!
— Ну вот, а говоришь: чего бояться? Торопитесь вы все, молодежь. Жизни не знаете, вот и храбрые. Хорошо. Я подумаю…Уведите его.
Это были последние слова, которые я слышал.


Если эти заметки вырвутся на волю, за реку, очень прошу передать их папе. Маме, наверное, не надо — будет только сильнее плакать. Ей скажите, что я старался выполнить ее просьбу — когда чего не понимал, не стеснялся советоваться и зря не рисковал. Но, наверное, это просто невозможно — быть рыцарем, мужчиной и не рисковать. Пусть она на меня не сердится. А если записи мои попадут в руки того, кто считает себя рыцарем, то прошу его отыскать тот зоопарк. Вдруг Карла не соврал? Вдруг Маленький принц до сих пор сидит в ящике для барашка?
  На этом заканчиваю. Вчера в щель под дверью просовывалась чья-то маленькая рука. Наверное, это знак. Если и сегодня рука появится, суну записки под дверь. Будь что будет! Прощайте.

Эпилог

На этом записки юного рыцаря обрывались. Но был еще один лист, исцарапанный неуклюжими печатными буквами. Вот что там было:
БУМАГИ ЭТЕ МЫ АТПРАВЕМ ПА РИКЕ. ТУТ ИМ АПАСНА. НАС ТИПЕР БОЛЬШЕ ДИСЯТИ. МЫ ДРУЖЕМ И НИДОНОСИМ. МЫ УЧЕМСЯ ПЕСАТ И ЧЕТАТ. МЫ ХОЧИМ БЫТ КАК МАЛЧЕК КАТОРЫЙ СПАС НАС AT УКОЛАФ. МЫ ТИПЕР СТАНИМ БАЛШЫИ. МЫ УБЕМ ВСЕХ ВЫМРУКАФ ВСЕХ СТРАШНИКАФ. ДА ЗДРАВСТВУИТ КАРЛИК ВИЛИКИЙ! МЯУ.


Катя тихонько положила на стол последний лист записок и сквозь слезы посмотрела на Димку. Он дочитал раньше ее и теперь сидел серьезный, задумчивый.
— Что же нам делать? — растерянно спросила Катя. — Может быть, в милицию позвонить? Или в «Пионерскую правду» написать?
— Напиши, конечно, — ответил Димка и, открыв шкаф, начал вынимать из него разные вещи: рюкзак, джинсы, непромокаемую куртку, кеды... Из стола вытащил старенькую, видавшую виды, рогатку, подергал резину...
— Где-то у нас топорик был. Туристский. Не помнишь, куда мы его задевали?
— На кухне. А зачем тебе? Мы же звонить хотели?
— Звонить, писать — не мужское это дело. И не рыцарское. Эх, мне бы товарища такого, как Задира!
— Не ходи, Димка! Ты же видел, как это опасно! Я маме скажу, она тебя не пустит!..
— Эх, ты!.. «Маме»... «Не пустит»... Слушать противно. Если каждый из нас будет всегда держаться за мамину юбку, то кто, скажи на милость, отстоит в этом мире справедливость?!
Димка стал собираться в дорогу.
 

Наука и жизнь, 1989,
№ 2, С. 136 - 146;
№ 3, С. 142 - 151;
№ 4, С. 121 -131.

 

OCR В. Кузьмин
Dec. 2001
Проект «Старая фантастика»