В гостях у Мидаса

Голосов пока нет

Э. ГЕВОРКЯН 

- Слух, многократно умноженный, обращается в миф, а миф - это знание в кривом зеркале предрассудков, - произнес хозяин, отрезая от холодной телятины небольшой ломоть.

- Слух всегда основывается на факте, даже если факт вымышлен, - ответил гость.

Мидас отложил нож, отпил из кратера вина и посмотрел на Филократа. Гость был юн, но учтив, а слава о нем опережала его передвижения.

- Мое богатство всегда не давало покоя соседям и завистникам, - сказал царь, - они пытаются очернить мое имя, но тем самым приносят мне известность. А это залог успеха в торговых мероприятиях.

- Но пристало ли владыке марать руки торговлей?

- Владыке не обязательно заниматься торговлей самому. Для этого есть доверенные лица.

- Да, это во благо, - согласился гость, - торговля способствует миру. До определенного часа. Я рад, что вымыслы о вас остались вымыслами.

- Иначе и быть не могло. Даже если предположить, что возможно обращение любого материала в золото одним прикосновением пальца, то последствия этого вполне представимы. Допустим, я (видите, я допускаю, что могу быть таким чудодеем) действительно получил от Силена такой дар. Что бы воспоследовало? Я прикасаюсь к глиняному черепку, и он обращается в золото. Я прикасаюсь к этой прекрасной груше... - с этими словами Мидас взял большую желтую грушу и с удовольствием надкусил ее.

- Итак, я беру грушу - и ломаю зубы о металл. И так далее. Но будем последовательны.

Филократ кивнул, соглашаясь быть последовательным.

- Допустим, я беру в руки кратер... - Мидас отпил еще глоток, - и он становится золотым... Впрочем... - царь повертел в руке кратер, - он и так золотой, но дело не в этом. Вопрос: превратится ли в золото вино в чаше? Это главный вопрос. Допустим, превратится. Следовательно, в золото превращается не только то, до чего я дотрагиваюсь, но и то, чего касается то, до чего я дотрагиваюсь. Если я беру плод со стола, то а миг прикосновения к плоду не только он, но и стол должен стать золотым. Но, если рассуждать здраво, и пол, на котором стоит золотой стол, и дом, в котором находится пол, должны превратиться в золото. А на чем стоит дом? Упростим наши рассуждения: я выхожу во двор и опускаю руки в реку, в море, касаюсь земли. И что же? Море, река, земля, вся земля, превращаются в золото? Почему же они до сих пор не превратились?

“Вода, - подумал Филократ и вздрогнул, - впрочем, об этом он не может знать. Это будет описано через три тысячи лет, и это тоже будет вымысел”.

- Итак, - потер руки Мидас, - мы доказали абсурдность первой посылки. Предположим, в золото превращается только то, к чему прикасаюсь я сам, но не то, чего касается то, чего касаюсь я.

Филократ поморщился, громоздкая конструкция была неприятна для слуха.

- Тогда достаточно проявить осторожность, и асе проблемы решены. Можно есть ножом, носить двойные перчатки - первый слой, сплетенный из тонкой золотой проволоки, второй - тканевый. Кстати, а во что превратится золото, если я прикоснусь к нему?

- Вот этого вы не должны были говорить! - сказал Филократ, поднимаясь с ложа.

- Вы оскорблены? - поднял бровь Мидас. - Я так и знал, вы из этой вонючей своры Хранителей. Ну, и что теперь?

- Теперь все, к чему ты прикоснешься, обратится в железо!

Филократ сбросил плащ, развернул крылья и взлетел. Сделал круг над дворцом и, провожаемый криками восхищения, исчез в небе.

Мидас сидел неподвижно и смотрел на море. Затем он отпил из кратера и внимательно посмотрел на сосуд. Золото оставалось золотом.

- Глупец, - пробормотал он, - не знаю, из какого ты времени, но сущий глупец. Кто не знает, что железо - это не медь и не бронза, железо много дороже золота... И к тому же, - добавил он, шевеля пальцами в тонкой перчатке телесного цвета, - оно значительно легче золота...

Теперь перчатка была железной.



Источник “Наука и Религия”