В.Кащенко Проишествие "ОП"

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (2 голосов)

Юный техник, 1965,
№№ 4, 6, 8, 10
Текст и рисунки

В. КАЩЕНКО

 

 

 

ПРОИСШЕСТВИЕ „ОП"


(Околонаучная пародия)

 

 Когда Федя и его друзья переконструировали телевизор, они увидели на его экране...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Горючее… Горючее... — шептало на нечеловеческом языке странное существо. — Ох, как я хочу домой, к своему папе! Надо же так нелепо забыть формулу при посадке!
В глубине комнаты друзья увидели…

 

 

 

 

 

 

 

Впрочем, смотрите сами, что там стояло.
— Что же может быть органическое, твердое на этой планете? Керосин? Бензин? Воск? — продолжало вспоминать странное существо. — Помню только, что в молекуле больше 17 звеньев. Нужно заложить лишь 40 г вещества в этот бункер — и я мог бы улететь домой.

 

 

 

 

 

 

 

— Парафин! — закричал Федя. — Конечно, это органическое вещество. Сейчас я отнесу ему свечку. Надо же помочь! Я пошел!

 

 

 

 

 

 

 

— Гражданин, вы, наверное, искали парафин? Вот он, пожалуйста! Гм... или не понимает по-русски? Товарищ!
Ну ладно, положу вот сюда, здесь найдет.
 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Что ты наделал, скверный мальчишка! Мы летим на Марс, а ты даже не отпросился у директора школы.
— На Марс? Зачем так далеко?! Я же не взял с собой даже зубную щетку... И у меня билет в кино!
 

 

 

 

 

 

— И ты спрашиваешь зачем? Я марсианин, и я лечу домой!
— Это вы от радости так увеличиваетесь?
— Нет, от потери веса; у нас на Марсе притяжение меньше, поэтому и рост больше. Я на Земле так сплющился! Неужели ты об этом не читал у вашего Циолковского?
— Значит, на Марсе я буду выглядеть второгодником?
— Конечно!
— Скоро прилетим! Я уже вижу мою родину! Но как изменилась планета за мое отсутствие! Эх, время, время!
 

 

 

— Это не Марс это моя Земля. Ее я с любой точки узнаю!
— Как Земля?! Повернем рычаг в противоположную сторону! Домой! Только на Марс!
«Так мне в кино не попасть, билеты пропадут», — подумал Федя. И схватился тоже за рычаг.
— Осторожно! Сломаешь коробку! Там же живая!.. Ай! Спасайся!
 

 

 

 

— Беда! — закричал марсианин.— Она опаснее метеоров.
— Что же делать? Ведь ее в условиях невесомости не пришибешь! — ужаснулся Федя.
— Мы отрезаны от управления и от холодильника с продуктами. Так и так гибель! Придется одному из нас...
— Перед тем как рисковать, обдумаем серьезно создавшееся положение. Нет ли у тебя чего-нибудь закусить?
— У меня только коробка леденцов
 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Это что, сладкие конфеты?
— Да.
— Ну, тогда все в порядке. Марсианину достаточно съесть сладкое, чтобы у него немедленно изменился обмен и он начал делиться, как клетка. Одна конфета — и нас будет трое! Мы создадим превосходство сил…

 

 

— Познакомьтесь — мой сын! Уверяю тебя, Марсик очень образованный малый. У нас все знания передаются по наследству. Он уже знает таблицу Менделеева, теорию относительности, но еще, по своей неопытности, может резать рыбу ножом и не сумеет защититься от космических лучей.


  — Пока вы, земляне, не возьмете с нас пример, вам трудно будет осваивать космос. Попробуйте-ка вот воспитывать детей в условиях невесомости! А наш брат марсианин берет с собой коробку конфет и спокойно летит на любую планету, зная, что не останется в одиночестве.

— Папа, я хочу есть!
— Закуси пока конфетой!
— Гм... да... он сразу съел полкоробки.


— Что? Уже внуки!
— Дедушка, мы есть хотим!
— А у нас только конфеты, — растерянно заметил Федя.
— Сладкого — ни в коем случае! Мы и так уже в ракете, как семечки в огурце!
 

 

 

 

 

 — Куда же это мы летим? Только бы не на Луну! При резких колебаниях температуры, в такой тесноте все переболеем гриппом! Однако пора за дело. Дети мои, бросайтесь на змею все сразу! Пока она будет соображать, кого кусать первого, мы ее обезвредим!

 

 

 

 

 

 

— Тише! Впереди какая-то планета!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Интересно, есть ли здесь живые существа?
— Живых нет, есть разумные!
— А... как вы живете?
— Все мы движемся на подшипниках и подчиняемся светофорам.
— Дети, побудьте пока что в ракете, а мы поищем у них навигационные приборы. Похоже, что здесь разбираются в технике.
 

 

 

 

 

— Не спускать локаторов с пришельцев! Докладывать обо всех их действиях на УКВ! Не допускать их к управлению! Помните, у некоторых живых существ есть еще дурная привычка эксплуатировать машины.

 

 

 

 

 

 

— Разве на вашей планете совсем не обитают живые существа?
— Нет, не выдерживают конкуренции видов. У них нет запчастей и сложно с ремонтом.
— А от кого же вы произошли?
— Нашими прародителями были автоматический космический снаряд и разведывательная танкетка. Потом путем технической эволюции выработалась современная совершенная конструкция.
— У вас совсем не бывает конфликтов?
— Зачем же? Мы произошли не от рептилий, а от науки.
— Ну, а если у вас кто-нибудь отлынивает от техосмотров или сыплет другому песок в трущиеся части?
— Мы его переконструируем по новым техническим требованиям...
 

— Невероятно устал за сегодняшний день! К тому же ужасно кусают мелкие полупроводниковые создания. Готов уснуть на любой автоплощадке, не говоря уже о мотеле.
— Ужасная жизнь у машин на других планетах! Вот такое живое существо получает «водительские права», садится за руль и может везти себя, куда ему вздумается! Бывают случаи, что даже бьют, а ты и сигналить не смеешь, где хочется!
 

— А вы заметили, что растения здесь передвигаются?
— Еще бы, если каждый день вращаться за Солнцем, то за миллион лет можно научиться и бегать за ним. Очевидно, это очень старая планета. Спокойной ночи!
 

 

— Не могу открыть, дверка мешает!
— Поставь ее в бункер!
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— О ужас! Дети одни улетели в космос. А я их даже не пересчитал!..
Что то будет!
 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Отправить детей одних в космос! Кто рискнул на такое страшное преступление? — вскричал марсианин.
— Тише, — проговорил Федя, — нам что то подсказывает корова по азбуке Морзе! Ага, она говорит «Это вот они!»
— Несчастные автоматы! Им задана скверная программа наемников. Делая зло другим, они сами попадают в беду. Скорей техпомощь!
 

 

 

 

— Ура! Вот она!
— Пока идет ремонт, мы заодно заменим автомату программу — сделаем его своим другом!
— Почему вы задаете ему психологию собаки, а не кошки — они ведь тоже летают в космос?
— Кошки только летом вылезают на крышу смотреть звезды, а собака может круглый год выть на Луну, с ней в полете не собьешься с дороги.
 

 

 — Бобик, ищи ракету! Нам нужно догнать моих наследников.

 

 

 

 

 

 

 

 

— Ура! вот она!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Докладываю: предательство! Мой напарник.. он... он... ползает на четвереньках перед живыми существами!
— Изменник! Казни его магнитной миной нажимного действия. На, держи!
— А что делает этот марсианин, не знающий, сколько у него детей?
— Он ищет ракету, чтобы их догнать!
— Xa! Xa! На всех ракетах сняты ускорители — не взлетит. А если все же удерет, я тебя из сыскного автомата разжалую в простую керосинку.
 

 

 

— Да, но что это за система, где же у нее ускорители?
— Ничего не пойму, как же на ней взлетают? Бобик, ко мне!
— Лети, лети с ними, Бобик, счастливого пути! Ха- ха!
 

 

 

 

 

 

 

 

— Присядем и подумаем, как разобраться в этой технике. Бобик, ложись!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Поднялись все-таки! Эх, пропали годы безаварийной службы!..

 

 

 

 

 

 

 

 

— Куда это мы попали?
— Не огорчайтесь, вы на химической планете!
— А вы кто?
— Я обычная живая молекула.
— А где у вас можно закусить?
— Пожалуйста, есть все в химически чистом виде.
 

 

 

 

 

 

 

— Вы разве не любите репу, картошку и сосиски? У вас что, совсем нет растений и животных?
— Конечно, нет!
— А почему вы их не импортируете с других планет?
— А зачем! У вас отсталый вкус! Еще наши предки открыли все секреты «химических производств», и у нас давно все синтезируется. Пойдемте в закусочную. Что у нас, пожалуй, неудобно, так это слишком длинные молекулы — они мешают уличному движению.
 

 

— Я так голоден, будто не ел миллион световых лет. Дайте что-нибудь пожевать!
— А что такое жевать? Это расщеплять?
— Жевать — значит принимать внутрь.
— Так вам нужно внутреннее? Пожалуйста, есть капли датского короля.
— Нет, мне хочется масла!
— Тогда рекомендуем бальзам Шестоковского.
— Может быть у вас есть мясо?
— Мясо… По справочнику это белков — 21%, жиров — 55%, воды — 72% и т. д. Пожалуйста, получите молекулы! Очень свежие!
 

 

 

— Такое, извините, «мясо» меня не устраивает. Лучше я съем органическую молекулу в сыром виде.
— Так у вас не получится. Когда вы режете ее на куски, образуется газ.
 

 

 

 

 

 

 

 

— Тогда я справлюсь с ней по-итальянски, как со спагетти!
— Ну как, вкусно?
— Думайте, что едите апельсин, тогда вполне съедобно!
 

 

 

 

 

 

 

— Ну вот, теперь когда я сыт, можно продолжать путешествие. Как отсюда добраться на Марс? Не видели ли вы, куда полетели мои дети?
— Вопросы умственные, я ответить не могу, пойдемте в мозговой центр!
— А вы что, его тоже синтезировали?
— Мы сделали копию мозгов лучших мыслителей и все их соединили в одну систему.
— У нас так же синтезируются совершенные организмы, с учетом условий жизни на разных планетах им не нужно бриться и они без аппендикса — для экспорта в другие миры.
— А что это за химические приборы?
Марсианин удивленно посмотрел вокруг.
 

 

— Жилые постройки. У нас тоже отдавали дань украшательству! Это, пожалуйста, дом с нефтеперегонными колонками.
— А это кто такой?
— Нам повстречался синтетический организм для путешествий на планеты, где еще болеют гриппом. Вам, наверное, известно, что грипп распространяется в основном за счет вежливости. Встретятся две подруги: «Ах, лапочка!» — обнимутся — и пожалуйста... грипп передан. А вот у такого существа дыхательные пути удалены от окружающих вирусоносителей. Попробуй-ка на него чихни! Не останавливайтесь, пойдемте дальше, не то еще увидите!!!
 

 

— Объясните мне, пожалуйста, правильно ли я понимаю? Живые молекулы сами не думают, а за всех соображает мозговой центр? Что же, вы к нему все время бегаете для решения любого вопроса?
— Зачем же нам к нему бегать? Достаточно бросить монету в телефон-автомат, связанный с центром, и можно получить мысль любого качества в любое время.
 

 

 

 

 

— Набрав букву «Г», вы получите гениальную мысль, «В» — веселую, «К» — коварную, «Ж» — железную, «И» — индивидуальную мысль.
— Скажите, а на «Д» — дурацкую мысль? — не удержался Федя.
— Ну что вы: на «Д» — дельную мысль! Дурацкую же можно получить, лишь опустив погнутую монету.
 

 

 

 

 

 

 

— Интересно! Сейчас мы все узнаем. Федя, опусти, пожалуйста, монету.
— Готово, спрашивайте.
— Набираю букву «Г». Алло! Алло!
— Отвечает мозговой центр Химической планеты.
— Скажите, пожалуйста, как добраться до Марса? И не знаете ли вы, куда улетели наши дети?
— Во-первых, по нашим законам, в таком вот виде вы улететь от нас не сможете.
— Это почему?!
— Вы несовершенны, в вас нужно многое переделать!
— Федя, ты не опустил случайно погнутую монету?! Почему переделать?!
 

— Отвечает Мозговой центр Химической планеты: зачем вам ваше тело, которое к семидесяти годам состарится? Тело несовершенное, с его зубной болью, сердечными инфарктами, желудочными катарами и переломами костей? Его можно у нас заменить на практически вечное из синтетических материалов, с небольшим атомным реактором вместо внутренних органов. Синтетика — это очень практично!
— Гм... Может быть, это и предрассудок, Федя, но мне не хочется становиться синтетическим. Пусть лучше изредка болит желудок, чем вечно питаться урановыми стержнями и икать нейтронами!
  — Не беспокойтесь, старина! Как-нибудь избавимся от такой перспективы, мы уже не впервые на чужой планете. Только сначала все же посмотрим, как это у них делается. 

 

— Здесь создаются существа для экспорта на Венеру: с силиконовой водоотталкивающей ножей и телом-изолятором, невосприимчивым к ударам молний. Угловатая форма делает их неаппетитными для всяких гигантских рептилий и ящуров.
— Ну как, Федя?! Пожалуй, наши дождевые плащи, зонты и калоши все же лучше.
 

 

 

 

 

 

— Это вечно горящее существо на атомной основе создается для путешествий на еще не остывшие звезды. Как известно, любой пожар целесообразнее тушить встречным огнем.
— Да... Здорово ему в хоккей играть — никто не толкнет! — сказал Федя. — Но стать таким?! Нет, мне бы не хотелось. Даже брикет мороженого в руки не возьмешь...
 

 

 

 

 

 

— Скажите, ведь, для того чтобы изготовлять такие существа, нужно знать колоссальное количество химических формул?
— Еще бы! Каждый день открываются все новые и новые.
— Кто же у вас их запоминает? Я лично в школе с трудом усваивал таблицу Менделеева!
— У нас и не принято носить формулы с собой, в памяти: их просто сдают в банк, как дневную выручку магазина.
— Но почему же в банк?
— Это очень выгодно! Если вы сдали туда формулу, например, с десятью «Н» и пятью «С», то через некоторое время получаете ее обратно с процентами — скажем, уже с четырнадцатью «Н» и восемью «С».
 

— Может быть, вы устали и хотите отдохнуть? Сыграем партию в наш химический бильярд? Мы пользуемся им для получения новых неожиданных соединений.
— О нет, спасибо! Если бы мне и хотелось какой-нибудь неожиданности, то я предпочел бы неожиданно очутиться у себя дома, на Марсе.
— Если вас и это не увлекает — пойдемте дальше.
 

 

 

 

 

 

— Вот, смотрите — наше последнее достижение! Существа антигравитационные к нашей планете, но притягивающиеся к Марсу. В этих контейнерах они сами улетают к месту назначения.
— Здорово! — тихо сказал Марсианин. — По-моему, Федя, эти ребята нам очень помогут! Давай-ка здесь задержимся! На такую переделку я, пожалуй, соглашусь! — обратился Марсианин к Молекуле. — Очень, очень интересно!
 

 

 

 

 

— Здесь наше спасение! Федя, опусти-ка в телефон погнутую монету.
— Есть!
— Теперь-то он не сможет толково подсказать Молекулам, как организовать погоню!
 

 

 

 

 

 

 

— А вы не можете вытащить контейнер из-под крыши? Мы хотим получше рассмотреть этих ребят.
— Из-под крыши нельзя. Аппарат может улететь на Марс! — сердито сказала Молекула. — Сейчас запрошу Мозговой центр! Дайте мне трубку телефона.
— Скажите, можно вывести контейнер из-под крыши? Он не улетит?
 

 

 

 

 

— Отвечает Мозговой центр химической планеты: контейнер не улетит, если вы будете держать его руками.
— Спасибо!
— Федя, залезаем в контейнер! Уж очень интересно! А вы. Молекула, подержите его, пожалуйста!


— Вылезайте быстрей! Сюда несутся гамма-лучи! Ужасная опасность!
 

 

 

 

 

 — Ай!!! 

 

 

 

 

 

 

 

— Ура! Я вижу нашу старушку ракету с моими наследниками. Как я по ним соскучился!
— А справа — Марс! Наконец-то вы дома! Но как мне отсюда теперь добраться до Земли?
— Не беспокойся! На Марсе я тебе это устрою.


— Почему мы летим мимо? Ребята, нажмите правей! Ничего не понимаю, нас что-то тянет влево.
— Я догадываюсь, — сказал Федя. — В старой ракете ваши дети. Они тоже Марсиане. Это они притягивают, изменяя направление полета.
— Куда же мы тогда летим?
 

 

— Сели!!!
— Крепи баллон к скалам! Главное — не упустить антигравитационных ребят: улетят, тогда уж нам никак не добраться до Марса!
— Похоже, что мы попали в кладовые Ювелирторга — так все здесь сверкает!..
— Ау! У-у! Есть здесь кто-нибудь?
 

 

 

 

 

 

— Конечно, есть!
— Вот так чудо! Здесь, Федя, камни говорят!
— Не камни, а кристаллы!
— А-а-а... Говорящие кристаллы! Это есть и у нас на Земле.
— Не знаю, как у вас там на Земле, но у нас садиться на голову считается дурным тоном.
— Простите. Я вас не заметил. Но, скажите, пожалуйста, где мы находимся?
— На планете Кристалл.
 

 

 

 

 

— Какая- беда, никак не попадем на Марс!
— А почему вы явились к нам в таком некрасивом виде?!
— Да вот неприятность — зацепились за острые скалы. Однако куда же вы исчезаете?!
— Не беспокойтесь. Это меня испаряет солнце. Вот перейду на теневую сторону и мигом снова кристаллизуюсь Минуту терпения. А вы сейчас же пойдите в Совет прекраснейших. В таком виде вам не разрешат жить на нашей планете.
 

 

 

— Познакомьтесь с председателем Совета, господином ГЕКСАОКТАЭДРОМ.
— Очень рады с вами познакомиться! Я — с Марса, а мой юный друг Федя — с Земли.
— Разрешите доложить, господин ГЕКСАОКТАЭДР. Эти существа осмелились прибыть на нашу планету в отвратительной натуралистической форме
— О господин ГЕКСАОКТАЭДР! Ваша планета — четвертая, где нам довелось побывать. И увы... ни на одной нам не удалось привести себя в порядок.
 

 

 

 

— Ха, ха! Эти двое думают, господин ГЕКСАОКТАЭДР, что если бы они причесались, то стали бы красивее.
— Господа, члены Совета прекраснейших, ваше мнение, как поступить с пришельцами? Господин ПЕНТАГОНТРИОКТАЭДР, что вы скажете?
— Предлагаю для перекристаллизации завернуть их в асбест и подогреть, иначе невозможно привести в совершенную форму!
— Федя, мы пропали!
— Ваше слово, госпожа ТЕТРАГОНАЛЬНАЯ ПИРАМИДА!
— Нет, нет. Это слишком жестоко — сжигать пришельцев в век лазеров и мазеров. Опустить гостей в насыщенный раствор и вырастить на них большие кристаллы. Они будут выглядеть, как доисторические мушки в кусках янтаря.
— Что скажете, господин РОМБОЭДР?
— Я за демократию, господа! Пусть они сами выбирают для себя новую форму. Заодно мы проверим, обладают ли наши гости настоящим вкусом.
— Как думаешь, Федя? Пожалуй, это уже приемлемо для нас!
 

— А если нам одеться под тот красивейший кристалл? — спросил Федя. — Вот тот, что слева?
— Это же САЛОЛ, мой юный друг, — воскликнул марсианин. — Желудочное лекарство. Как бы кто нас не проглотил!
— Смотрите, смотрите, как красив лед!
— Что ты! Что ты! — прервал Федю марсианин. — Как только мы его похвалим, нас немедленно заморозят. Надо осторожно выбирать новую форму.
Помни о здоровье!
— Ну, а если вам просто сделать юбочку в виде той розочки, что у красного железняка? Я сейчас прикину эскиз.
— Нет, Федя, у нас на Марсе любят обтекаемые формы. Я выбираю шляпу в форме гексаоктаэдра. Надеюсь, председателю Совета это понравится. А рубашку в форме...
 

 

— Внимание! Господа члены Совета прекраснейших! Старший пришелец выбрал ГЕКСАОКТАЭДР. Судя по тому, как вы все в ответ сверкнули своими гранями, — так тому и быть! Итак, опустите пришельцев в насыщенный раствор!
— Ай, ай. Вот так в историю мы попали! Берегись, Федя!
— Помогите! — застонал Федя. — Я уже кристаллизуюсь. Теперь нам отсюда не выбраться!
— Не падай духом, Федя!
 

 

 

— Тсс... Тсс... Кто вы такие?
— Я — марсианин, а это — человек с Земли! А вы кто?
— Мы Технические изделия из кристаллов. Нас считают некрасивыми, поэтому мы держимся подальше от Совета прекраснейших: там ужасные индивидуалисты — только и живут тем, что спорят, кто из них красивей. Никакого смыслового содержания. Признан только Лучизм, Кристаллизм, а другим формам на нашей планете и жизни нет!!
 

 

— А это мои друзья: кристаллы-«родственники». Вот, к примеру, Кальций и Селитра, видите, они одеты один на другой, как игрушечные матрешки. Они очень оригинальны, с ними стоит дружить. Спускайтесь к нам!
— Мы бы и рады! Но как выбраться из кристалла, да еще скованного металлической оправой?
 

 

 

 

 

 

— Посмотрим, что с вами сделали эти формалисты. Ничтожества! Они заковали вас чистым белым оловом. Совсем не читают научно-популярной литературы! При вечерней прохладе, когда меньше +18°С, Белое Олово легко простужается, заболевая «оловянной чумой». Стоит его слегка поцарапать — оно рассыпается. Вот, пожалуйста, уже распадается! Терпение, постучим еще немного в плоскости спаянности кристаллов — и вы на свободе!
— А ты, Федя, говорил — не выберемся!
— Бежим!
 

— Но нас заметят! Кругом все так веркает...
— А вы прикройтесь пластинками слюды, тогда будете блестеть не хуже других. Только бы не попалась по дороге Cepal Ужасно вонючий элемент — обязательно донесет! К тому же она существует в девяти «лицах». От нее не так просто спрятаться!
— Бежим, бежим, Федя!
— Меня бьет электрическим током, как от испорченной электропроводки.
 

 

 

 

 

 

— А вы осторожней, не задевайте о Сегнетовую Соль. При ударах на ее кристаллах возникает большое напряжение! — посоветовало Техническое изделие.
— Заметили! За нами погоня!
— Применим военную хитрость. Становись скорее за кристаллы азотно-кислого натрия: они удваивают изображения. Может быть, противник испугается нашей численности?!
— Держите их! Вяжите Асбестом! Эти уроды портят вид нашей планеты! Видите, сколько их уже развелось! Вперед, за идеалы сверкающей красоты!
 

— Пропали! Так я и не увижу своих детей!
— Главное — не унывайте! Где дети? — спросило Техническое изделие.
— В ракете, путешествуют в космосе!
— Вот вам рубиновый стержень, сделайте лазер, пошлите им сигнал, куда лететь.
— Хватайте их! Сера, вперед!
— Берегись, Федя. Если поймают, опять закристаллизуют! Бежим к антигравитационным ребятам, на них одна надежда!
 

 

 

 

В раствор всех пришельцев вместе с их баллоном!.. Чтобы ничего не оставалось некристаллического на нашей планете!

 

 

 

 

 

 

 

 

— Ура! Опять удрали! Лететь в кристалле даже светлей, чем в ракете!

 

 

 

 

 

 

 

 

Юный техник, 1965, № 4, С. 14, 15, 17, 26, 27, 34, 37, 50, 64;
1965, № 6,С. 6, 10, 11, 14, 17, 22, 25, 34, 47, 64;
1965, № 8,С. 26, 27, 29, 40, 42, 43, 46, 57, 61, 64;
1965, № 10, С. 20, 21, 22, 23, 24, 25, 30, 31, 43, 49, 54, 55.

OCR В. Кузьмин
Nov. 2001
Проект «Старая фантастика»