Б.ТАКЕР. Туризм

Голосов пока нет

Tucker Arthur Wilson (1914)

Боб Такер


ТУРИЗМ

В то утро Джуди вскарабкалась на свое место за столом и объявила, что вчера вечером у нее в комнате был призрак, красивый дядя-призрак, который вежливо спросил ее, как она поживает.
Мама Джуди, нормальная здравомыслящая американка, сказала:
— Не говори ерунды, детка, призраков не бывает.
— Тогда кто же тот дядя, который приходил в мою комнату вчера вечером, а? — спросила Джуди.
Мама Джуди от испуга перестала жевать гренок и озадаченно спросила:
— Дядя, детка?
— Да, мама. Красивый дядя, красивее даже, чем папа, и на нем был какой-то коричневый мундир, не как у военных, конечно, просто мундир.
— Дядя в мундире?
— Да, мама. Ты знаешь, очень хороший дядя.
— Нет, — возразила мама, — не может быть. Неужели у тебя в комнате действительно ночью был чужой дядя?
— Конечно, мама. Это был призрак, дядя-призрак.
— Ох, Джуди! Опять эти призраки. Сколько раз я тебя просила прекратить эти разговоры! Призраков не бывает.
— Ну, может быть, и нет, мама, но этот дядя приехал сквозь стену на каком-то странном мотороллере. Потом он остановился и произнес речь, совсем как тот человек, когда мы были в музее, помнишь, а потом спросил меня, как я поживаю.
— Ах, даже так, Джуди!
— Да, мама. Я сказала — хорошо, а он сказал — ну, я рад за тебя, и опять сел на свой мотороллер, и проехал через мою комнату, и исчез через другую стену.
— Джуди, прекрати! Это тебе приснилось.
— Да, мама. Мотороллер совсем не шумел, а дядя был одет в мундир.
— Ладно, детка. Забудь об этом, милая.
Джуди не забыла, просто до поры до времени все это было заперто в шкатулку, где дети обычно хранят вещи и события, которые они не в состоянии объяснить. Во всяком случае, этот вопрос не интересовал ее до вечера, когда пора было идти спать. Не прошло и пятнадцати минут, как она снова предстала в гостиной перед родителями.
Папа сидел в кресле с детективом и пытался сосредоточиться, несмотря на громкие звуки радио. Мама слушала радио, одновременно решая головоломку. Джуди остановилась на пороге гостиной, пижамка ее была еще не измята, а халатик она волочила по полу.
— В чем дело, детка? Ты должна была уже десять минут назад быть в постели.
— Этот дядя-призрак пришел опять.
— Ну, Джуди, не начинай этот вздор.
— Но, мама, он вернулся, и не один, с ним еще несколько человек на этот раз, и они все едут в...
— Джуди!!!
— Да, мама?
— В постель.
— Хорошо, мама.
Девочка повернулась и медленно пошла по ступенькам. Ее шаги затихли, и вскоре послышался знакомый стук захлопнувшейся двери в детскую. Мама вздохнула и посмотрела в другой угол комнаты на отца.
— Дональд, ты должен что-то сделать. У этого ребенка одни призраки на уме; я от нее только и слышу: призраки, призраки, призраки. Я очень беспокоюсь. Может быть, ей нужно меньше слушать радио?
Дональд неохотно оторвался от книги:
— Все дети проходят через это. Тебе не следует беспокоиться. Просто у нее богатое воображение.
— Но какое воображение! Это может отразиться на ее здоровье.
— А, ерунда. Если ей не мешать, она станет актрисой, или писательницей, или еще кем-нибудь в этом роде. Послушай...
Он замолчал на полуслове, услышав, как дверь, ведущая в спальню Джуди, открывается. Девочка снова медленно спускалась в гостиную.
Джуди нерешительно остановилась на пороге, глядя то на мать, то на отца.
— Уже поздно, Джуди, — заговорил папа. — Опять эти призраки?
— Да, папа.
— Я полагаю, они не дают тебе спать.
— Да, папа.
— Сколько их, как ты думаешь?
Джуди просияла:
— Их четверо, нет, пять, считая тетю, застрявшую в стене, только она вроде как в тумане, и я ее никак не разгляжу. И тот дядя в мундире.
— Ах, в мундире? А что он делает?
— Он показывает всем им мою комнату, и он управляет мотороллером, в котором они все едут, и он рассказывает им о моей мебели, о моих куклах и других вещах. Папочка, ему не очень-то нравится у нас.
— Ну, это уж слишком, — прервала ее Луиза.
— Минутку, Луиза. Я знаю, что делать. — Он снова обратился к дочке: — Ему не нравится твоя мебель, а, Джуди? Откуда ты это знаешь?
— Это видно, когда он говорит, папа. Он сказал, что это Промэра или что-то такое, и он махнул рукой и посмотрел на свой нос, совсем как ты, папа, когда тебе что-нибудь не нравится. Ну, как будто все это никуда не годится, понимаешь?
— Конечно, понимаю. Что же, очень печально. Нам это нравится, а если ему не нравится, то это его дело, так, кажется, ты говоришь? Что они собираются делать дальше?
— Он спросил меня, кто еще живет в этом доме,
— Ах, он хотел знать это! Что ж, ты должна была ему сказать, что мы здесь, в гостиной.
— Я так и сказала, папа. А дядя в мундире велел мне спуститься вниз и сказать вам, что они приехали.
— Понятно, — он кивнул и с глубокомысленным видом приготовился одной фразой покончить с этим делом.
— Ну, мне не очень хочется обижать твоего призрака, Джуди, но ни у твоей мамы, ни у меня сейчас нет желания подниматься наверх и разговаривать с ними. Ты передашь это ему?
— Конечно, папочка.
— Вот умница. Джуди, спокойной ночи.
Джуди быстро взбежала по лестнице, и дверь спальни захлопнулась со знакомым стуком. Через секунду Джуди снова была внизу. Она заглянула в гостиную.
— Папочка!
— А, что? — Он не сразу оторвался от книги.
— Призрак говорит, что тебе лучше подняться, а то...
— Вот как! А то что?
— А то он пожалуется на тебя.
Дональд швырнул книгу на пол. Джуди в страхе отпрянула.
— Но, папа, он, правда, сказал так! Он сказал... — девочка заплакала.
— Джуди, отправляйся сейчас же наверх и скажи этому призраку, что я не пойду к нему. Не пойду, пока он не сыграет "Янки Дудл" на саксофоне. Поняла?
— Да, папа.
— Ладно, тогда отправляйся спать. И спокойной ночи!
— Спокойной ночи, папа.
Маленькие ножки опять застучали по лестнице, и вскоре снова знакомо хлопнула дверь. После этого наверху воцарилась желанная тишина.
— Вот видишь, — торжествующе сказал Дональд. — Я сказал тебе, что справлюсь с ней. Такт. Здесь нужен только такт. — И он снова повалился в свое удобное кресло, отыскивая нужную страницу в детективном романе.
Из спальни Джуди послышался надрывный рев саксофона, в котором можно было различить что-то вроде "Янки Дудл".
Дональд вскочил с кресла и запустил книгу в другой конец комнаты, что едва не стоило семейству вазы. Одним сердитым движением выдернув ремень из брюк, он помчался в детскую, перепрыгивая через ступеньки. Когда дверь спальни открылась и опять захлопнулась, его жена закрыла глаза и заткнула уши. Саксофон перестал реветь. Она нервно мяла в руках листочек с головоломкой, ожидая, что вот-вот наверху начнется расправа. Вместо этого Дональд спустился вниз и остановился в дверях.
— Луиза...
— Да, Дональд?
— Призрак хочет, чтобы ты тоже поднялась наверх.
— Дональд!
— Но он настаивает. Он сказал, что хочет продемонстрировать всех членов этой семейки и что ты должна явиться веселая и приветливая, а то он пожалуется на нас. Лучше пойти, Луиза.
И он снова направился к лестнице.
— Наконец-то! — воскликнул джентльмен. Он повернулся, обращаясь к людям позади него: все они сидели в какой-то странной низкой машине.
— Перед вами полная семейная ячейка двадцатого века, — объявил он с очевидным удовлетворением. — Они происходят от расы аборигенов, населявших Североамериканский континент примерно с пятнадцатого века до тридцать третьего. На данной стадии их развития они жили в жилищах, которые называли "домами", то есть в конструкциях, содержащих много маленьких отсеков, аналогичных этому. Обычно каждый член семьи спал в отдельном отсеке, а остальной частью того, что называется "дом", они пользовались совместно.
— Обратите внимание на мужчину. На этой ранней стадии истории он уже занял место главы семейной ячейки, и он часто демонстрирует свою главенствующую роль, роль предводителя, показывая свое умственное и физическое превосходство. Рассмотрите его лицо, и вы увидите волосы, или щетину. Это называлось "борода"; ее выращивали, чтобы подчеркнуть независимость. Эти первобытные мужчины были крайне упрямы, как вы сами могли убедиться минуту назад, когда мне пришлось воспользоваться музыкальным инструментом двадцатого века, чтобы вызвать его из его отсека.
— Уходите, — сказал Дональд мужчине в мундире. — Вы мешаете нам.
— Еще раньше, в начале развития их расы, как вы скоро увидите, когда мы сделаем следующую остановку, эти люди не умели пользоваться орудиями труда и, конечно, не могли строить такие убежища, как это. В тот отдаленный период они жили в естественных пещерах, защищавших их от непогоды, и, греясь вокруг костров, готовили на них пищу. В настоящий период, как вы видите, они нашли способ перенести в дома костры для отопления и приготовления пищи, а также создали несколько примитивных инструментов для еды. В тот период, который вы сейчас наблюдаете, сырые продукты уже не отправляли в рот с помощью пальцев.
— Нет, ты только послушай! — воскликнула Луиза.
— Кончайте, черт побери, — вступил в разговор Дональд. — Ребенку пора спать. Убирайтесь!
— Эта раса, — продолжал мужчина в аккуратном мундире, — называлась индейцы, или американцы, это два взаимно заменяемых названия. Все они были разделены на большие группы, или племена: каждое племя принимало имя какого-нибудь святого покровителя или грабителя-барона, которым они платили дань в виде денег и почестей. Их племена иногда носили колоритные названия, такие, как Огайо, Джонс, Республиканец и так далее.
— Да он радикал! — воскликнул Дональд. — А сейчас убирайтесь отсюда, или я спущу на вас собаку.
— Об их социальном укладе известно не слишком много. Эти племена постоянно воевали между собой, что сделало исторические исследования чрезвычайно опасными, а сбор информации крайне трудным. Мы еще раз остановимся в этой эре для того, чтобы присутствовать на собрании старейшин племени, где вы увидите, как вводятся в силу законы и обычаи, как собираются налоги и так далее. Потом мы двинемся немного дальше, чтобы бегло познакомиться с жизнью предков этой семьи. Возможно, если нам будет сопутствовать удача, мы увидим, как они охотятся в лесах с примитивным оружием. Напоминаю, что в этой части путешествия вам следует все время держать закрытыми предохранительные щитки, так как случайные стрелы могут падать среди нас.
Здесь он замолчал и, повернувшись, нажал какой-то маленький рычаг. Машина начала двигаться по комнате, и женщина, которая неопределенным силуэтом вырисовывалась на стене, обрела человеческий облик. Мужчина в мундире бросил взгляд через плечо.
— Итак, мы прощаемся с красочным, романтическим двадцатым веком, с его множеством племен, его примитивными народами и причудливыми обычаями.
Повернувшись к ошеломленному Дональду, он, пристально глядя на него, тихо приказал:
— И смотри, чтобы ты вовремя был тут, приятель. И чтобы не было больше этих глупостей с саксофоном.
Машина проехала через комнату и исчезла сквозь противоположную стену: женщина на заднем сиденье обернулась, чтобы бросить последний веселый взгляд на причудливую мебель Промышленной эры. Затем и ее лицо растаяло.
— Дональд, — дрожащим голосом начала его жена.
— Я не позволю так обращаться со мной, — загремел Дональд. — Я налогоплательщик! Я заявлю об этом депутату от нашего округа!
— Папа, правда, это хороший дядя?
Папа был уверен, что этот хороший дядя в мундире и его странная машина с пассажирами-призраками вернется вечером следующего дня, и решил подготовиться к этому.
За несколько минут до того часа, когда Джуди обычно ложилась спать, машина осторожно выехала через одну из стен спальни, и можно было видеть, как гид в мундире поднимается со своего места, готовясь разразиться лекцией о семейной ячейке двадцатого века. Как только призрак принял явственные очертания, он окинул взглядом комнату и заметил отсутствие жены и дочери Дональда.
— Что это еще такое? — сказал он с неудовольствием. — Приведите остальных членов семьи. Сегодня у меня много народу.
— У меня для вас сюрприз, — тихо ответил Дональд.
— Вот как? — сказал гид. — Какой?
— А вот какой! — закричал Дональд, выхватил из-за спины двуствольное ружье, поднял его и выстрелил из обоих стволов в переполненную машину. С противоположной стены во все стороны полетела штукатурка, а с подоконника посыпались осколки стекла.
Гид покачал головой:
— Позор! Пожалуйста, позовите семью, — он потянулся за лежащим позади него саксофоном. — Или я должен снова сыграть вашу песенку?
— Вот, — сказал он ожидающим туристам, — мужчина двадцатого века. Вы только что присутствовали при примитивном фейерверке, который имел место у этого народа при приветствии гостей или при проведении торжественных праздников, посвященных их богам. Нам следует всячески показать этому человеку, что мы оценили фейерверк, который он приготовил для нас. Первобытные люди, знаете, обожали лесть и внимание. — Он начал вежливо аплодировать, и туристы, сидящие сзади, поддержали его. Кто-то бросил несколько монет.
Дональд в ярости швырнул ружье на пол и стал топтать его.
— Сейчас мужчина двадцатого века начинает приветственный танец, который входил в ритуал его племени еще в те далекие времена, когда его предки жгли костры в пещерах и бродили в лесах. Я держу в руках музыкальный инструмент этого века, называемый саксофоном, и сейчас сыграю небольшую песенку, которая вызовет его подругу и ребенка из нижних частей здания, в которых они проживают...
Однако Дональд не терял надежды. На следующий вечер он старательно протянул шланг из ванной в спальню и, когда из стены появились посетители — на этот раз их было немного, попытался смыть их сильной струёй воды. Струя прошла сквозь посетителей и залила потрескавшуюся противоположную стену.
— Вот, — сказал гид, — мужчина двадцатого века. Он приветствует нас в своем жилище особым ритуалом с водой, смысл которого заключается в смывании злых духов, которые, как он боится, могут помешать нашему приходу. Когда он хорошо очистит стены своего жилища и сделает этот отсек безопасным для нас, он начнет свой приветственный танец, а мы должны будем выразить нашу признательность аплодисментами или маленькими подарками и монетами. Затем, извлекая музыкальные звуки из инструмента, который я держу в руках, я вызову остальных членов его семьи. Теперь обратите внимание на причудливую мебель в этой...
Уходя, гид признался Дональду:
— Продолжай в том же духе, приятель. Ты устраиваешь мне прекрасный спектакль, самый лучший за всю экскурсию. Те, кто это видит, создают нам отличную рекламу.
И Дональд продолжал в том же духе. Он испробовал гранаты с удушливыми газами, с тем единственным результатом, что он и семья вынуждены были покинуть дом; он принес радиоприемник, проигрыватель, несколько автомобильных рожков и даже раздобыл в долг сирену, пытаясь преградить дорогу туристам из будущего стеной звука, с тем единственным результатом, что его собственные барабанные перепонки чуть не лопнули; он выпустил в комнате пчелиный рой и был жестоко искусан; жена силой помешала ему свалить мебель и постели в середине комнаты и поджечь их при появлении гида и его подопечных.
— Вот мужчина двадцатого века. Он готовится приветствовать нас, поджигая эти бесчисленные маленькие предметы, лежащие, как вы видите, на полу его жилого отсека. Сейчас эти красные предметы взорвутся со страшным грохотом, выгоняя прочь всех злых духов, которые, как он думает, притаились здесь...
Опершись на фонарный столб, на углу улицы стоял изможденный человек с покрасневшими глазами. Жена оставила его, вернулась к своей матери, заявив, что она и девочка вернутся в этот ужасный дом тогда и только тогда, когда он раз и навсегда избавится от этих ужасных гостей, посещающих комнату Джуди. Он больше недели не появлялся на работе, и ему грозило увольнение; все это время он не спал, и здоровье его также было под угрозой. Друзья избегали его, считая, что он попал в объятия зеленого змия. Вообще, это был не очень-то веселый экземпляр мужчины двадцатого века. И он готов был покончить со всем этим, когда мимо проехал автобус.
Его внимание привлек громкий голос, и он поднял голову, инстинктивно съежившись от страха при виде туристского автобуса, проезжающего по улице. С тоской в сердце он повернулся, чтобы уйти прочь, и вдруг увидел, что прохожие смотрят на автобус, полные любопытства.
Дональд широко раскрыл глаза...
Как всегда вечером, из стены комнаты появилась низкая машина.
Гид в мундире вопросительно взглянул на Дональда.
— Тут что-то очень спокойно, приятель. Не можешь ли ты устроить что-нибудь?
— Конечно, могу, ваша честь. Вы только подождите здесь. — Он подошел к двери спальни и распахнул ее, впуская толпу.
— Вот они, ребята, — закричал он, — все, как было объявлено!
Подставляя шляпу, он пропускал в комнату людей одного за другим, следя за тем, чтобы каждый опустил в шляпу монетку.
— Настоящие, подлинные духи, ребята. Единственный дом с призраками в Либертвилле! Каждую ночь в этот час эта компания призраков появляется из той стены и разъезжает по комнате. Подойдите прямо к ним, ребята, потрогайте их, пощупайте. А, не можете! Входите и познакомьтесь с моими призраками!
Маленькая спальня наполнилась толпой людей, в благоговейном страхе пробирающихся вперед, чтобы разглядеть призрачный экипаж. Любопытные руки старались пощупать туристов из будущего и ощущали только воздух. Фоторепортеры щелкали лампами-вспышками, надеясь получить фотографии призраков. Представитель американского эфемерного общества нацепил на нос очки и поднес зажженную спичку к аккуратному мундиру гида призраков в надежде, что загоревшаяся материя вскроет надувательство. Гид уставился на фотолампу, слегка ошеломленный.
— Ах, вот как, — сказал он, — об этом будет доложено.
— Он ходит, он говорит, он играет на саксофоне! — вопил Дональд, стараясь перекричать всех. — Настоящие, неподдельные духи, ребята! Заходите прямо сюда, взгляните на настоящих духов!
— Откуда, черт побери, они явились? — хотел узнать один из репортеров, нахально протыкая двумя пальцами неодобрительное лицо гида. — Будь я проклят, если я их испугаюсь.
— Это предание, связанное с домом, — бойко объяснял Дональд. — Рассказывают, человек в мундире — это чудак-изобретатель, который жил здесь, пока не покончил с собой. В легенде говорится, что он был освобожден от военной службы, но носил этот мундир для очистки совести; он всегда утверждал, что изобретает военные машины для правительства. Видите тех людей позади него?
Все вытянули шеи, стараясь разглядеть туристов.
— Они были убиты! — хрипло прошептал Дональд. — По преданию, этот сумасшедший изобретатель убил их всех и замуровал трупы в стене. И каждую ночь он усаживает все привидения в эту идиотскую машину, которую, как он думает, он изобрел, и провозит их сквозь стены.
Новая толпа посетителей привлекла его внимание. Схватив шляпу с звенящими в ней монетами, Дональд с трудом пробился к двери.
— Заходите прямо сюда, ребята. Призраки здесь! Заходите прямо сюда и познакомьтесь с подлинными призраками в единственном доме с привидениями в городе! Каждую ночь...
В следующую субботу жена и дочь Дональда вернулись домой. Джуди поместили в новую спальню; вскоре она стала интересоваться ковбоями.
 

Перевод с английского Т.Хейфеца и О.Глебова

Садок для рептилий. Часть 1: Пер. с англ. - Мн.: ТПЦ "Полифакт" - ИПА "Паблисити", 1991. С. 27 - 36.
 

OCR Andy Kay
Feb. 2002
Проект <Старая фантастика>