ДЕВУШКА, ПРИНЕСЕННАЯ В ЖЕРТВУ. Эдвард Хоч

Голосов пока нет

Hoch Edward Dentinger (1930)

Эдвард Хоч


ДЕВУШКА, ПРИНЕСЕННАЯ В ЖЕРТВУ

Настало время, и правителем могучего народа ацтеков стал мудрый Кутлацума, долго трудившийся вместе с другими учеными царства над уточнением календаря и уточнением премудростей бытия. Теперь, во цвете лет, он мог повести свой народ к новым высотам просвещенности...
- Скажи-ка, Монто, - спросил он однажды у одного из учеников, когда они прогуливались вблизи храма великого Кецалькоатля, - как, по-твоему, за джунглями, за водами живут люди?
- Конечно живут, Кутлацума, - ответил молодой спутник. - Целая раса, и когда-нибудь они приплывут к нашим берегам.
- И разрушат все, созданное нами?
- Возможно.
Ответ ученика расстроил Кутлацуму, который видел, какого высокого уровня достиг его народ в области изучения окружающего мира: развитые формы общественной жизни дополнялись превосходными методами образования и астрономических исследований. Установленные на вершинах храмов огромные камни-календари (сам Кутлацума высекал эти камни) являлись безмолвными свидетелями прогресса цивилизации ацтеков. И правитель был обеспокоен.
- Монто, мы должны сделать все, чтобы отсрочить этот день - день, когда возникнет угроза всему, когда начнется разрушаться уклад нашей жизни. - Они поднялись на вершину храма, куда вела широкая лестница, и правитель произнес:
- Посмотри на все это - улицы, лавки... воздвигаемые повсюду здания... размеренное движение. Мы проводим перепись населения и управляем мудрой рукой. Неужели мы... и они исчезнут?
- Наши поколения уйдут, а наши дети умрут.
- Но разве мы должны умирать, Монто? Должны?.. - Мысль внезапно пришедшая ему в голову, целиком захватила его. - Монто, собери совет мудрейших. Я буду говорить.
- О чем, Кутлацума?
- О вечной жизни, разумеется.
Когда все собрались, самые ученые из ученых ацтеков стали высказывать свое мнение. Два дня они говорили о религии и медицине, и наконец решение было найдено.
Люди умирают, потому что перестает биться их сердце. Надо только найти путь, как сохранить сердце живым, и бессмертие, о котором они мечтают, станет явью, а с ним придет надежда на сохранение ацтекской цивилизации на вечные времена, - даже когда из-за моря нагрянет враг.
- Сердце, - изрек Кутлацума. - Вот ключ ко всему. Отправляйтесь к людям и разыщите того, кто хочет нам помочь. Спустя несколько дней в комнату Кутлацумы привели молодую, очень красивую девушку по имени Нотия.
- Тебе рассказали, что от тебя требуется? - спросил он.
- Для меня это большая честь, о господин.
- Но ты совсем молодая. Понимаешь ли ты, ради чего идешь на такую жертву?
- О да, господин.
- Пусть будет так.
И вот у подножья храмовой лестницы было выбрано место - Кутлацума ни за что не стал бы делать это в тайне от всех. Нотию подготовили и одели в развевающееся, доходящее до пят платье.
Накануне, когда должно было произойти это торжественное событие, Кутлацума долго беседовал с врачами. Рано утром все вместе они отправились к Кизаль - старой умирающей женщине.
- Мое сердце ослабло, о господин, - завидев их, пробормотала она со своего убогого ложа.
- Женщина, сегодня мы постараемся помочь тебе.
Выйдя от Кизаль, врачи с опаской спросили Кутлацуму, боясь того, что он задумал.
- А вдруг нас ждет неудача?
- Тогда попробуем еще раз. И еще.
Один из врачей молча кивнул. Больше им нечего было добавить.
В полдень Монто пришел в дом своего господина.
- Девушка готова. Старая Кизаль готова. Ты решился?
Кутлацума протянул руку к самому острому ножу - церемониальному кинжалу, к которому он никогда раньше не прикасался, и тихо ответил:
- Я приступаю. Только я один буду отвечать за все.
- Как ты собираешься это делать?
Кутлацума прислонился к стене, смахнув рукой пот со лба.
- Когда она будет лежать там, я разрежу ей грудь и выну ее бьющееся сердце. Потом я помещу это сердце в грудную клетку старой Кизаль, чтобы продлить ей жизнь. Мои помощники присоединят сердце к сосудам и зашьют рану.
- В случае успеха, Кутлацума, наш народ ожидает вечная жизнь.
Старший жрец кивнул и взял кинжал. Пора было идти на встречу с Нотией, лежащей на ступенях храма. - А если не удастся задуманное... Что тогда?
  - Если задуманное не удастся, то люди запомнят только само деяние - не цель его. А через много-много веков какой-нибудь историк заглянет в прошлое и скажет, что ацтеки совершали человеческие жертвоприношения.

Перевод с английского А.Елькова, Ю.Копцова

Чужая агония: Сб. научно-фант. рассказов; Пер. с англ. - М.: Отечество, 1991, С. 58 - 60.

OCR Andy Kay
Jan. 2002
Проект <Старая фантастика>