М.КОУНИ. Симбионт.

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (2 голосов)

Coney Michael Greatrex (1932)

М. Коуни


СИМБИОНТ

Перевалив за гребень холма, Джо поднял голову и посмотрел вперед. Дальше путь пролегал по самому берегу врезавшегося в сушу небольшого залива. Черные тучи над горизонтом уже наполовину скрыли солнце. Серое неуютное море предвещало шторм. Становилось холодно и сыро. А идти еще долго: к ночи надо добраться до следующей деревни.
Джо устал, и чинто, сидевший у него на плечах, казался непомерно тяжелым. Тот обвил его шею тонкими ножками и крепко держался за голову, вцепившись в волосы длинными пальцами. Джо привык носить чинто. Сколько он себя помнил, они всегда были вместе. Хотя память у него не очень... Смутно он понимал, что чинто с ним уже давно, но вот что было раньше?.. Не вспоминается...
– Ту... – позвал он и показал рукой на него, пытаясь сообразить, как сказать, что уже темнеет, что он устал, и что скоро будет шторм.
– Надо торопиться, Джо. Ты должен идти быстрее, – отозвался чинто мягким голосом.
Джо промолчал. Тяжело... Чинто тяжелый. Болят плечи... Он вспомнил девушку и почувствовал глухую тревогу. Это случилось вчера... Или позавчера... Ее мягкие черные волосы доставали почти до пояса. Из-за них даже не было видно ног ее чинто.
Она ему понравилась. И он ей, наверное, тоже. Но Ту отказался останавливаться. Джо хорошо это помнил. Пока они с девушкой держались за руки и смотрели друг на друга, Ту говорил с ее чинто. Потом сказал, что надо идти. И они опять пошли...
Тропа стала круче, спускаясь все ближе к морю между обветренными шершавыми скалами. Цепляясь за камни, Джо медленно двигался вниз.
– Осторожно! – Ту еще крепче сжал его шею слабыми ножками.
Джо и так знал, что надо идти осторожно. Ведь, если он вдруг упадет, чинто может удариться головой. А если Ту умрет, что тогда будет с Джо?
Неожиданно он замер и вцепился в обломок скалы, увязнув босыми ногами в мягкой глине.
– Что случилось, Джо? Почему ты остановился? – тут же спросил чинто у него над ухом.
Джо мотнул головой вперед, не решаясь оторвать руки от опоры. Страх почти лишил его дара речи, и он только прохрипел:
– Вон там...
В пяти шагах от них, прямо посередине узкой тропы лежала маленькая желто-зеленая змейка. Яркие, словно драгоценные камни, глаза ее горели опасностью. Змея шевельнулась, подняла плоскую голову, мелькнул раздвоенный язык. Каким-то звериным инстинктом Джо почувствовал, что она рассержена, потому что не может выбраться на сухую землю, и готова жалить, убивать...
Небо стало еще темнее. В скалах задышал, забормотал ветер. Первые тяжелые капли дождя упали на землю.
– Камень, Джо. Возьми камень. Кинь в змею. Убей ее. Тогда мы сможем пройти. Если ты убьешь ее, она не ужалит.
Страх подстегнул его. Джо скинул с себя оцепенение и наконец понял, что от него требуется. Он вытащил из глины камень и бросил. Промахнулся. Змея зашипела и, изгибаясь, поползла к нему.
– Еще раз, Джо! То же самое!
Теперь он подхватил большой обломок скалы, поднял его над головой так, что чинто испуганно отшатнулся, и изб всех сил швырнул на землю всего в шаге от себя. Торчащий из-под камня хвост змеи несколько раз слабо дернулся и затих.
– Мы можем идти. Торопись.
Все еще дрожа от возбуждения, Джо двинулся сквозь
дождь вниз по холму.
 

* * *

Когда-то, много веков назад, когда чинто только привезли с одной из планет, они сразу стали популярны у людей. Шли годы, чинто стало больше, и постепенно они из символа достатка превратились просто во всеобщих любимцев. Потом возник обычай дарить чинто ребенку на четырнадцатилетие. Вскоре чинто появился у каждого. Хозяева сажали их на плечи, и чинто бывали везде, где бывали хозяева. Чинто прижились на Земле.
Но маленькие и ленивые чинто были разумными существами.
Человек больше и сильнее чинто. Ему доставляли удовольствие физические усилия. Ну а думать много не приходилось. Жизнь налажена, обо всем заботятся компьютеры. Думать – лишнее. И, кроме того, рядом всегда чинто, готовые объяснить, предложить, придумать, посоветовать. Просто носи его с собой, и он всегда поможет.
Чинто это тоже устраивало: зачем ходить, когда тебя носят? И совсем скоро, всего через несколько веков, их ножки атрофировались. Зато мозг значительно увеличился.
И удобство стало необходимостью. Человек почти отвык думать. Чинто едва могли передвигаться без посторонней помощи.
Может быть, так и должно случаться, когда эволюция переваливает через вершину? Когда машины берут на себя все заботы, и ни о чем не надо думать. Просто ли случайность, что люди нашли чинто? Что привело к чинто человека, когда он еще молодой и полный сил искал братьев среди звезд? Может, не сознавая того, он уже подбирал компаньона для старости, для того времени, когда останется на Земле со своими экранами, играми и роботами, которые обо всем позаботятся?
Может быть. И теперь человек, совсем непохожий на того, который летал к звездам, хоть на время обезопасил себе закат. Машины постепенно ломались, и никто их не чинил. Население сократилось, и у каждого была своя работа, если он этого хотел. Чинто заботились, чтобы он хотел.
Человечество превратилось в незатейливую сельскую цивилизацию. Жаль только, что человек играл в ней роль деревенского дурачка...
 

* * *

Когда кончились скалы, тропа начала плутать через кустарник. Ветер крепчал, разнося по прибрежным холмам соленые брызги. Джо весь промок, одежда прилипала к телу.
– Налево, я думаю, – сказал чинто, когда они добрались до железных ворот. Джо отворил створку, они прошли за забор, и ветер с лязгом захлопнул за ними ворота. Идти по ровному, хотя и совсем растрескавшемуся асфальту, было гораздо легче.
– Стоять! – раздался резкий голос из придорожного навеса, В полутьме появилось блестящее квадратное лицо со стекающими по нему каплями дождя.
– Куда направляетесь? Имя? Документы? – существо протянуло вперед металлическую руку.
– Не беспокойся, Джо. Вперед! – чинто чуть передвинулся у него на плечах. – Это осталось от прошлого. Я думаю, не так уж много людей пользуются дорогой. Может быть, только такие же учетчики, как мы.
– Остановитесь! – робот выскочил на середину. – Повторяю. Немедленно остановитесь! Ваши документы!
– Я... Мы... – Джо хотел что-то сказать, почувствовав смутную угрозу, но спокойствие Ту его обнадежило.
– Остановитесь, или я открою огонь!
– Не останавливайся, Джо.
Робот подошел к навесу, достал из гнезда в стене микрофон и стал докладывать монотонным голосом:
– Человек не выполнил приказа остановиться. Человек находится в запретной зоне. Я должен стрелять.
Провод от микрофона тянулся к верхушке столба у дороги и дальше опять падал на асфальт. Джо переступил через его истертый конец и пошел вперед.
– Последнее предупреждение! Стреляю! – гремел позади металлический голос. Джо обернулся.
Робот держал в руках автоматическую винтовку. Его палец надавил на спуск, но выстрела не последовало: патронник был пуст уже долгие годы. Проржавевший спусковой крючок отломился и, жалобно звякнув, упал на мокрый асфальт.
Джо двинулся дальше. Робот остался стоять в нерешительности под дождем. Подобные напоминания о былой машинной эре встречались теперь довольно редко, и Джо чувствовал к Ту благодарность за то, что он знает, как надо вести себя в таких ситуациях.
Тропа опять свернула к морю, но теперь по обеим сторонам дороги высились деревья. Ветер обрывал с них мокрые листья и швырял в лицо. Джо сгорбился и втянул голову в плечи. Ту прижался к нему, стараясь спрятаться за его низко опущенной головой.
– Вот туда, Джо, где дорога подходит к морю. Там должна быть деревня. Нас пустят переночевать, – Ту с трудом перекричал ветер.
– Хорошо, – ответил Джо.
Вдруг ему показалось, что впереди что-то движется, и он остановился настороженно. Из темноты, размахивая руками, вынырнул задыхающийся от бега человек. Лет пятидесяти, худой. И без чинто. От волнения он никак не мог сказать что-нибудь вразумительное и только молча открывал рот.
– Мы Джо-и-Ту, – по привычке представился Джо.
– Мы... – человек затравленно оглянулся вокруг. – Мы... – взгляд его блуждал, на лице появилось выражение боли и опустошенности. Он ощупал руками плечи, шею. – Мы...
– Твой чинто пропал, – подтвердил очевидное Джо.
– Да... да... Деревня... Шторм... Большие волны... Нам... Нужна помощь. Мы... – выражение его лица стало панически испуганным. Он бросился мимо Джо вверх по дороге и скрылся в мокрой темноте.
"У нее были длинные черные волосы и зеленые глаза. Она подняла руку и откинула прядь волос за спину..."
– Джо! О чем ты думаешь? Надо быстрее добраться до деревни. Ты так и будешь стоять под дождем?
– Хорошо, – Джо двинулся по дороге, все еще удивляясь четкости видения. Как будто она была здесь, совсем рядом.
В деревне царила полная неразбериха. Люди метались из стороны в сторону, чинто наставляли и приказывали. Испуганные крики людей и писк чинто перекрывали порой даже рев разбивающихся о берег волн и завывание ветра.
– Иди сюда. Нам нужна помощь, – рядом с Джо появился мужчина. Его чинто отпустил голову хозяина и показал рукой в сторону берега. – Там нужны люди.
Вдоль побережья под высокой черной скалой растянулась цепочка людей. Чинто стояли большой группой на каменистом возвышении посреди обломков и руководили работой, передавая инструкции высокому мужчине с сильным голосом.
Джо осторожно снял Ту и поставил на камень рядом с другими чинто. Затем встал в цепочку. Камень, на котором стояли чинто, чем-то задержал его взгляд, и через несколько секунд он понял, что это обломок разрушенного дома. Под ногами хлюпала вода. Слева передали кресло. Джо автоматически отдал его стоящему справа. Затем кипу мокрого плещущегося на ветру постельного белья.
Один, без Ту, посреди таких же растерянных людей, как он, Джо постепенно почувствовал какое-то странное ощущение беспокойства. Впрочем, скорее это было не беспокойство, а любопытство. Что происходит? Почему они передают куда-то вещи? Зачем?
Он незаметно вышел из цепочки и, повинуясь охватившему его чувству, побрел по берегу, скользя по мокрой гальке. Так он добрался до хорошо освещенного места, где люди под руководством чинто растаскивали бревна, доставали уцелевшую мебель и домашнюю утварь из-под обломков дома и передавали все это первому стоящему в цепи.
Разрушенный дом... Здесь упал обломок скалы, похоронив под собой несколько зданий. Раскатившиеся каменные глыбы и бревна валялись по всему берегу. Джо стало интересно, что с домами, расположенными за скалой. Бездумно он подобрал фонарь и пошел в ту сторону, неловко пробираясь через обломки камней. Перебравшись на противоположную сторону завала, он задумался и сел. Где-то над головой раздавались голоса чинто: "Группа крови... Коэффициент умственных способностей... Генотип..." Едва понятные для Джо слова. Он и не старался понять,
Когда он вернулся, шум волн стал еще громче. Дождь и соленые брызги жалили неумолимо. Но чего-то в шуме прибоя недоставало. Джо потряс головой. Не слышно голосов... Как долго он сидел под дождем?
Джо добрался до разрушенного дома. Ни людей, ни чин-то... Лишь обломки мебели и обрывки тряпок валялись на мокрой земле. Джо испугался и закричал:
– Ту! Ту-у-у!
Ту никогда не бросит его. Ту ждет где-то на берегу. На том большом камне вместе с остальными чинто. Сейчас Джо его найдет, посадит на плечи, и они пойдут к следующей деревне. Как всегда, вместе.
Всхлипывая, он бежал по берегу. Где же тот камень?.. Вот здесь... О, господи! Только не это...
Прямо перед ним, уходя в черноту неба, возвышалась целая гора камня, щебенки, кусков дерна. Джо поднял фонарь над головой, но слабый свет не позволял разглядеть вершину. Подточенная волнами скала наконец не выдержала и рухнула, раскатившись лавиной до самой воды. Джо выронил фонарь и, ничего не соображая, бросился на груду камней, разбрасывая в исступлении обломки, крича от боли и одиночества:
– Ту-у-у! Ту-у-у!
... Болезненно яркий дневной свет медленно вытащил его из забытья. Холод сковал тело, и Джо с трудом пошевелился, огляделся вокруг и поднялся на ноги. Он дрожал, руки нестерпимо болели. Прямо перед ним возвышалась огромная груда камня. Внезапно он вспомнил, и с памятью вернулось чувство одиночества и непереносимой утраты.
Где-то там под обломками лежал Ту, который был его компаньоном и поводырем многие годы, без которого он останется совсем один. Джо долго стоял, не в силах двинутся с места.
Медленно он побрел по берегу. Что-то Ту говорил о таком случае? Что-то он говорил своим мягким голосом много раз, наклоняясь к самому уху Джо?
"Если что-нибудь со мной случится, Джо, если я вдруг умру, или ты останешься один из-за какого-нибудь несчастного случая... Джо, тебе нужно будет обратиться в ближайший Центр. Там тебе помогут".
Джо сердился, когда Ту говорил так. Не хотелось даже думать об этом. Но слова остались в памяти.
Он стал подниматься по тропе в гору, чувствуя какую-то непривычную легкость: не было обычного груза на плечах.
"Обратиться в ближайший Центр..."
Где может быть ближайший Центр?
Ведь они с Ту заходили в Центр много раз, бывая в прибрежных деревнях. Значит, надо идти обратно. Так, чтобы море оставалось справа.
Когда-то Ту говорил: "Ты не должен относиться ко мне плохо, Джо. Не думай, что я обуза и тебе будет лучше без меня. Я признаю, что не могу без тебя передвигаться, потому что мои ноги почти не ходят. Зато я могу думать, Джо, а значит, я тебе нужен. Люди уже не могут думать так ясно, как раньше".
Позже, когда солнце поднялось высоко и стало жарко, Джо уже просто шел, ни о чем не думая. Он не сразу обратил внимание, что кто-то кричит. Высокий, отчаянный голос. Джо пошел быстрее.
Перевалив через вершину холма, он остановился в нерешительности. В низине копошилась группа людей. Просто людей, без чинто. Они бестолково суетились, толкались. Джо подбежал и тронул ближайшего мужчину за плечо. Тот обернулся.
– Что?.. – спросил Джо, показывая рукой на толпу. Мужчина непонимающе посмотрел на него.
– Что там происходит? – переспросил Джо, сделав сознательную попытку пояснить, что его интересует.
– Ты... Тоже один... – пробормотал мужчина. – Там... Скала упала... Было темно... Все наши чинто...
– А что происходит здесь?
Мужчина вдруг улыбнулся, и паническое выражение в его глазах уступило место надежде, когда он с благоговением произнес одно единственное слово: "чинто".
Толпа расступилась. Слегка помятого чинто подняли над головами и посадили на плечи самому высокому мужчине. Люди быстро двинулись прочь. Чинто, вращая глазами, с тревогой оглядывался назад и пищал жалобно и тонко: "Ширли! Ширли-и-и!" Джо посмотрел им вслед, потом склонился над девушкой, лежащей без движения на жесткой траве.
Сердце его стучало, он чувствовал какую-то слабость внутри и нерешительность. Девушка лежала перед ним маленькая, беспомощная, в разорванной рубашке... Самая прекрасная девушка, которую Джо когда-либо видел.
Она открыла глаза, но еще не заметила его. Взгляд, обращенный в себя, лицо, искаженное болью... Она застонала тихо, и Джо, неумело пытаясь произнести что-то успокаивающее, положил руку ей на талию. Должно быть, она почувствовала прикосновение. Глаза ее прояснились и остановились на нем, отражая удивление и узнавание сразу. Девушка попыталась встать.
– Не шевелись, – произнес Джо. – Полежи немного. Что случилось?
Она начала рассказывать, и Джо вдруг показалось, что он опять с Ту, так ясно и отчетливо он все понимал. По сравнению с невразумительными репликами, которые обычно издают люди, речь ее казалась особенно плавной и внятной.
– Они отобрали у меня чинто. Ее звали Эль, и мы очень хорошо ладили друг с другом. Когда мы поднимались на холм, они встретились нам целой толпой. Они хотели, чтобы мы отвели их в город, но Эль сказала, что мы не можем, так как у нас важное дело. Они были сильно напуганы, и все смотрели на чинто и не уходили. А потом один из них вдруг схватил чин-то, и они накинулись на нас все сразу.
– Очень жаль... – пробормотал Джо. Ему хотелось сказать что-нибудь вроде "Все в порядке" или " Не беспокойся, я позабочусь о тебе". Но как-то это казалось неправильным, потому что он понимал, что девушка не такая, как другие люди. Она умная, она хорошо говорит. Она даже может обойтись без чинто.
– Что мы будем делать? – спросил он вместо этого жалобно.
Она поднялась с легким стоном, но все равно грациозно. Почему-то она выглядела без чинто совершенно естественно.
Джо почувствовал себя неловко и даже как-то стыдился, что он без чинто, она же стояла так, как будто даже привыкла быть одна.
– Дальше по этой дороге есть заброшенный дом, – сказала она, поразив Джо отличной памятью. – Пойдем туда. Разведем огонь и останемся на ночь. Уже поздно идти куда-нибудь еще.
– Хорошо, – согласился Джо.
Они пошли неторопливо, и Джо с удивлением обнаружил в своей руке ее маленькую ладошку.
– Куда вы шли? – спросил Джо.
Она смешалась, и на секунду, казалось, привычное самообладание покинуло ее. Затем повернула к нему лицо.
– Ты... помнишь меня, Джо? Помнишь, мы встречались раньше?
– Я помню, Ширли.
Она улыбнулась и взяла его за руку.
– Хорошо. Я думала... Люди забывают так быстро. Я думала, что делаю глупости.
– Почему?
– Потому что мы тебя искали, Джо. Эль и я хотели тебя найти.
– Искали нас? – переспросил Джо непонимающе.
– Нет. Не тебя и Ту. Нам нужен был только ты.
– Я?
– Да. Слушай внимательно, Джо. Я тебе все расскажу. Чинто всегда обо мне хорошо заботились. Очень хорошо. У меня их было несколько, и они время от времени менялись. Эль была последней, но они все меня учили разным вещам, заставляли делать все самой. Они говорили, что я сообразительней, чем большинство людей. Мой коэффициент 118.
Джо кивнул. Ту когда-то упоминал его, Джо, коэффициент. С гордостью он сообщал всем, что у Джо – 86. Должно быть, 118 означает, что Ширли очень умная.
– Они говорили, – продолжала Ширли, – что я – надежда человечества. Они чувствовали себя виноватыми из-за того, что люди разучились думать. В тот день, когда мы в первый раз встретились – это было позавчера, ты помнишь? – я сказала: "Эль, он мне нравится". Потом мы вернулись домой, Эль достала таблицы и вдруг начала быстро-быстро трещать – ну знаешь, как они говорят, когда волнуются? Она сказала про какие-то генетические коды, и что мы подходим друг другу. А потом добавила, что мы должны тебя найти. Я даже не поверила. Мы сразу же и отправились, Эль только письмо в Центр написала. Представляешь? Про нас письмо!
– Что мы будем делать завтра? – спросил Джо, осознав вдруг, что уже несколько часов он даже не вспоминал про Ту.
Ширли печально улыбнулась. Джо не понял. До него дошло, что они могут быть вместе какое-то время, и все. Он не понял, что у них может появиться ребенок, у которого есть шанс стать началом нового витка цивилизации, где человек будет играть такую же важную роль, как раньше. И, может быть, сейчас нет смысла объяснять. Он даже ее не слушает, просто смотрит преданными, обожающими глазами, не представляя ее иначе, как временную подругу, очевидно, даже не понимая, что такое постоянство.
Но, как ни странно, она тоже успела его полюбить.
– Что мы будем делать завтра? – переспросил Джо. Далеко в будущее он заглянуть не может, но, по крайней мере, он думает о завтрашнем дне. Может быть, ей удастся удержать его какое-то время, неделю, две... Пока их не найдут. Отсюда больше пяти миль до ближайшей деревни.
– Завтра? – она улыбнулась и поцеловала его в щеку. – Завтра я поведу тебя ловить рыбу.
 

Перевод с английского А.Корженевского

Садок для рептилий. Часть 2: Пер. с англ. - Мн.: ТПЦ "Полифакт" - ИПА "Паблисити", 1991. С. 3 - 12.

OCR and spellcheck by Andy Kay
03 February 2002
Проект <Старая фантастика>