СПАСИТЕЛЬ. Артур Порджес

Голосов пока нет

Porges Arthur (1915)

Артур Порджес


СПАСИТЕЛЬ

Это была самая большая и сложная машина изо всех, когда-либо созданных человеком, только комплекс - вспомогательные сооружения - занимал целых два квартала, уходя на сотни футов в глубь земли. В сердце находились пятьдесят огромных электронно-вычислительных машин. Каждую тысячную долю секунды они должны были решать тридцать тысяч частных дифференциальных уравнений. Энергия, которая требовалась этой машине, чтобы успешно работать с массой в М фунтов, определялась широко известной формулой: Е=МК2.
И при этом не была, как в уравнении Эйнштейна, скоростью света; но она, тем не менее, составляла настолько большую величину, что только один источник энергии мог использоваться в данном случае - термоядерная реакция, основанная на слиянии ядер водорода.
Проектирование машины и разработка теории ее эксплуатации заняли тридцать лет, сооружение - еще десять. Она обошлась в три миллиарда долларов, и эта сумма должна была быть погашена тринадцатью странами в течение ста лет.
Как и атомную бомбу, эту машину нельзя было испытать по частям; лишь полная, окончательная сборка позволила бы установить, чем закончится все предприятие: успехом или провалом.
В нужный момент планировалось использовать образец массой в 1 миллиграмм. Это была самая большая, сложная, дорогостоящая, очаровательная и опасная машина, которая когда-либо была построена. А двое людей решили разрушить ее. Для этого им пришлось бы высвободить большое количество термоядерной энергии. Это был единственный выход в сложившихся обстоятельствах. Решение было принято скрепя сердце. Возможно, следовало бы связаться с властями в Вашингтоне, поскольку машина, хотя и была продуктом международного сотрудничества, территориально размещалась в Калифорнии; однако это было опасно, учитывая острую нехватку времени. Бюрократическая робость вполне могла бы послужить причиной роковой задержки. Поэтому, зная все возможные последствия, двое ученых сделали то, что, по их мнению, следовало сделать. Машина вместе с несколькими блоками вспомогательного оборудования, включая уникальные компьютеры, испарилась. Сами они спаслись на скоростном самолете.

Стенограмма предварительного слушания

Соединенные Штаты против д-ра Карнота
Соединенные Штаты против д-ра Кента
14 апреля 2015 г.
(выдержка)
Судья Кларк. Откуда этот человек мог знать правила эксплуатации машины, в то время как она никогда не испытывалась?
Доктор Карнот. Теория широко обсуждалась во многих научных изданиях и даже в научно-популярных журналах. Он же был разносторонним специалистом. Кроме того, вовсе необязательно было понимать теорию; в ней могли разобраться не более 40-50 человек во всей стране. Он, должно быть, видел многочисленные фотографии приборов управления. Процедура запуска машины очень проста; любой инженер может управлять нониусом.
Судья Кларк. Думаю, вам следует рассказать суду обо всем, что произошло, с самого начала. Ваша непонятная скрытность вызвала множество домыслов. Вы понимаете, что, если будете признаны виновным, то предстанете перед уголовным судом ООН.
Доктор Карнот. Да, Ваша честь. Я понимаю.
Судья Кларк. Очень хорошо. Продолжайте.
Доктор Карнот. В тот вечер на объекте не было никого, кроме нас с доктором Кентом. Совершенно случайно мы решили проверить кое-какие мелкие неполадки в токоподводящих шинах. К нашему удивлению, когда мы зашли на пост управления, машина работала.
Судья Кларк. Как вы определили, что машину кто-то использует?
Доктор Карнот. Мы с доктором Кентом были невероятно поражены. Из показаний приборов мы поняли, что этот человек, кто бы он ни был, задействовал колоссальное количество эргов - то есть, энергии. Во много раз больше, чем осмелились бы использовать мы за многие месяцы. (В этот момент вставил свой вопрос сенатор Кинг.)
Сенатор Кинг. Как он попал на объект? Как насчет системы безопасности?
Доктор Карнот. Как вам известно, машина находится под международной юрисдикцией, и работы над ней финансируются ООН. Поскольку между участниками нет никакой конкуренции в военной области, работа носит чисто научный характер и ни одна страна не может быть лишена права доступа. Конечно, комплекс защищен от психически ненормальных; но этот человек работал на нем в должности техника 5-го класса и должен был знать, как обмануть инфракрасные и другие системы сигнализации.
Судья Кларк. Давайте не будем уклоняться от сути дела. То, как он попал туда, не столь уж важно в данный момент. Важно то, что вы хорошо знаете, кто он такой. Раньше же вы утверждали, что не имеете на этот счет никаких сведений. Как это прикажете понимать?
Доктор Карнот. Я был вынужден лгать.
Судья Кларк. Вынуждены?
Доктор Карнот. Да, Ваша честь. Я надеюсь, что все прояснится чуть позднее в ходе моих показаний. Сейчас же разрешите мне объяснить, в какое затруднительное положение мы попали. Машина определенно работала, и причем с момента пуска прошло уже около 8 минут. Мы не могли быть уверены в том, что она сработает, - я имею в виду, в том объеме, который был запрограммирован незваным гостем; но теория разрабатывалась весьма тщательно, и все расчеты, на которые, как вам известно, ушли многие годы, были как следует проверены. Особенностью машины, связанной с необходимостью решения тысяч сложнейших дифференциальных уравнений, является невозможность прекращения или поворота вспять ее работы без опасности для целого штата, а возможно, еще большей территории. Сочетание колоссальных энергий и поворота пространственно-временного континуума, которое должно иметь место по теорий, может уничтожить все живое на сотнях квадратных миль, По этой и другим причинам мы никогда не планировали проведение экспериментов с массами более 1 грамма.
Судья Кларк. Разъясните нам, пожалуйста. Разве нельзя было просто выключить машину? Отключить энергопитание?
Доктор Карнот. Если теория верна, то да. Но я позволю себе провести аналогию с размыканием электрической цепи, по которой протекает ток силой в миллионы ампер: ток пробивает зазор, образуя вольтову дугу, которую очень трудно бывает погасить. В данном же случае речь идет не о миллионах ампер, а об энергии, сопоставимой с той, которую испускает большая масса солнечного вещества. Короче говоря, единственным способом предотвратить завершение этой операции было высвобождение такого количества этой энергии, которой оказалось бы достаточно для разрушения большей части комплекса. Это, по крайней мере, могло спасти населенные районы. Не забывайте, что в нашем распоряжении было всего 12 минут, чтобы выбрать направление действий.
Судья Кларк. Но вы даже не были уверены в том, что машина сработает, то есть, что он останется в живых. Тем не менее, вы намеренно стерли с лица Земли объект стоимостью три миллиарда долларов.
Доктор Карнот. Мы просто не могли рисковать, Ваша честь. Если бы он остался в живых и успешно завершил намеченное, всему миру грозила бы невообразимая опасность. Даже с философской точки зрения она была бы больше, чем может охватить ум человека.
Судья Клар к. Но до сих пор никто из вас обоих не разъяснил этот вопрос. Суд все еще находится в полном неведении. Кто был этот человек и что он пытался сделать?
Доктор Карнот. До настоящего времени мы не были готовы давать показания. Но если из зала будут удалены все, кроме вас, президента и нескольких высокопоставленных официальных лиц, я постараюсь ответить на все вопросы. Все дело в том, что, как вы увидите в дальнейшем, значительная часть общественности может вполне одобрить то, что попытался совершить этот человек. Неизвестно, удастся ли убедить непрофессионалов - людей, не привыкших к научным абстракциям, - в том, какая опасность заключалась в его намерениях. Я могу лишь надеяться, что суд примет это к сведению. Я должен также дополнительно сообщить, что мы с доктором Кентом всерьез задумывались над тем, чтобы вообще отказаться от дачи дальнейших показаний, а просто-напросто признать себя виновными в умышленном разрушении машины. В таком случае, если бы вы решили передать нас для уголовного расследования в ООН, нам, возможно, пришлось бы поступить точно так же, значит ваши записи пришлось бы уничтожить. Единственной причиной, побуждающей нас давать показания, является отнюдь не стремление спасти свою жизнь, а надежда на то, что мы сможем внести свой вклад в конструирование новой машины. А также в дальнейшую разработку проблем, связанных с ее эксплуатацией, Широкой общественностью, я имею в виду.
Судья Клар к. Я должен принять вашу позицию со всей серьезностью, это очевидно. Итак, вы настаиваете на том, чтобы зал был освобожден от большинства присутствующих, а трансляция заседания прекращена? Пресса, выдающиеся ученые, сенаторы - разве они недостаточно подготовлены для того, чтобы выслушать ваши показания?
Доктор Карнот. Я имею в виду, что чем меньше людей будут слышать меня, тем меньше вероятность нежелательной утечки информации. Я уверен, что суд придет к такому же заключению, когда выслушает мои показания до конца.
Судья Кларк. Ну, хорошо. Пусть выведут из зала суда всех присутствующих, кроме президента, членов Совета национальной безопасности и председателя Исследовательского комитета Конгресса. Все электронное оборудование будет отключено; зал будет окружен электронной завесой. Объявляется перерыв на 2 часа, до 15.00.

Предварительное слушание
(продолжение)

Судья Кларк. Мы готовы выслушать ваши показания, доктор Карнот.
Доктор Карнот. Ваша честь, могу ли я получить от вас стопроцентную гарантию, что никто за пределами этого зала не может услышать нас?
Судья Кларк. Да. Электронный занавес, который, как утверждают ваши коллеги-ученые, подавляет радиоволны любой длины, включен на полную мощность.
Доктор Карнот. Если я в ваших глазах выгляжу чрезмерно осторожным, то, как вы впоследствии убедитесь, тому есть серьезные причины.
Судья Кларк. Надеюсь. А теперь не соблаговолите ли сообщить нам, что вы на самом деле имеете в виду? Кто был этот человек? Кстати, еще не выяснили, кто он такой? Нет? И что же он такое замышлял, что вы так перепугались?
Доктор Карнот. Его имя не имеет значения; оно было в записке, которую он оставил.
Судья Кларк. В какой записке? Вы ничего не говорили о записке. Суд старается установить личность этого человека, и все время...
Доктор Карнот. Простите меня, Ваша честь. Мы считали, что эту часть наших показаний следовало придержать до настоящего момента. Этот человек оставил записку, в которой объяснялось, что он собирался сделать с машиной времени.
Судья Кларк. Так что же?
Доктор Карнот. Он настроил машину на перемещение на две тысячи лет назад. Это потребовало огромного количества энергии. Видите ли, это зависит не только от массы, но и от времени.
Судья Кларк. Две тысячи лет!
Доктор Карнот. Совершенно верно, Ваша честь. Это само по себе очень плохо. Одно дело послать назад во времени небольшую массу или стерильное насекомое, но даже в данном случае есть трудно предсказуемые опасности. Настоящее сложнейшим образом связано с прошлым - вытекает из него, по сути дела. Это все равно, что изменить истоки реки: небольшие изменения в истоке могут повлечь за собой колоссальные последствия в устье. Даже переместить его миль на пятьдесят. А тут современный человек в мире двухтысячной давности - откровенно говоря, мы просто не можем себе представить, что он мог натворить. Кажется невероятным, что он мог изменить ваше сиюминутное бытие, и тем не менее, по теории вся наша Вселенная могла бы стать совершенно другой или просто прекратить существование. Не спрашивайте меня, где и как.
(В этот момент свой вопрос задал профессор Пирениан из Совета национальной безопасности.)
Пирениан. Почему вы с доктором Кентом не послали другого человека наперехват? Ваш посланник, несомненно, мог настроить машину так, чтобы попасть туда первым и убрать нарушителя до того, как он сможет что-либо сделать.
Доктор Карнот. Мы думали об этом даже в те несколько минут, которые были в нашем распоряжении. Но мы боялись, что весь этот мир может исчезнуть до того, как мы остановим безумца. Поверьте мне: здесь кроются умопомрачительные парадоксы; никакие математические споры не могут разрешить их, только эксперимент. Мы не могли рисковать, вот и все.
Пирениан. Вы, конечно, правы. Господа, может быть, нам следует порадоваться тому, что вместо нас там оказались доктор Карнот и доктор Кент.
Доктор Карнот. Вы до сих пор еще не представляете подлинной опасности. Все, что я изложил, применимо лишь к случайному путешествию в далекое прошлое, совершаемому из внезапного побуждения, когда у человека нет конкретных намерений. А у Майкла Наусса был свой особый план - дикий, безумный и, тем не менее, в своем роде изумительный. Такой, который безрассудно, не задумываясь о последствиях, поддержала бы мировая общественность, или, по крайней мере, значительная ее часть. Я имею в виду эту страну и государства Европы, но не Азию, в большей ее части. Кроме того, он установил нониус с абсолютной точностью, что делало его план еще более реальным.
Судья Кларк. Что же он намеревался сделать?
  Доктор Карнот. Согласно записке, этот человек захватил с собой магазинную винтовку и пять тысяч патронов. Он собирался, не более и не менее, а именно освободить Иисуса Христа из рук римских легионеров. Короче говоря, предотвратить распятие. И кто скажет, что он не добился бы своего, имея при себе современное оружие? А что тогда? Последствия могли быть ошеломляющими. Если отбросить христианскую догму, утверждающую, что Иисус должен был умереть за наши грехи, какое воздействие это оказало бы на будущее, на весь ход истории, как светской, так и религиозной? Может быть, Иисус сам не дал бы этому безумцу спасти себя, но разве можно быть уверенным в этом? Если вы спросите первого встречного сейчас, в 2015 году: надо ли нам спасти Иисуса Христа от распятия, то что он ответит? На чьей стороне он окажется? На нашей или на стороне Майкла Наусса? Вот почему мы с доктором Кентом разрушили машину, и вот почему мы сейчас стоим перед этим судом. Мы полагаем, что слушание не должно быть предано гласности. Решение за вами. Мы уже приняли свое в тот вечер.

Перевод с английского А.Елькова, Ю.Копцова

Чужая агония: Сб. научно-фант. рассказов; Пер. с англ. - М.: Отечество, 1991, С. 149 - 156.

OCR Andy Kay
Jan. 2002
Проект <Старая фантастика>